home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава пятая

Очень ветреная блондинка

Чуть сбросив газ, плавно поворачивая машину, Марина бросила беглый взгляд в зеркало заднего вида и на мгновение поджала губы. Темная машина по-прежнему висела у нее на хвосте, вполне профессионально и умело, ни разу не оказавшись слишком близко и не отдаляясь, все время маневрируя так, чтобы между ними шли два-три автомобиля. Огни уличных фонарей яркими полосами скользили по чисто вымытому капоту. Машина была вроде той, на которой ехала сама Марина – не большая и не маленькая, не роскошная и не убогая, достаточно быстрая и маневренная. Кто бы там ни сидел за рулем, свое дело он знал. Преследователь прицепился, едва Марина отъехала от гостиницы на подогнанном Петром сером «Опеле». Она уже успела убедиться, что случайностями тут не пахнет. Достаточно покружила по городу, чтобы сделать уверенный вывод. И, разумеется, ни разу не попыталась оторваться. Подобные знаки внимания были, наоборот, крайне интересны. Впервые за краткое время пребывания здесь она столкнулась с самым настоящим посторонним интересом.

Переехав широкий мост, окаймленный рядами желтых фонарей, Марина издали увидела пляску разноцветных огней и огромные неоновые буквы, столь вычурные и украшенные массой завитушек, что они не сразу сложились в ее сознании в довольно стандартную надпись «Кассиопея-клуб». Кроме этого, на фасаде сияло еще множество светящихся узоров, гирлянд сине-желтых лампочек, два огромных телеэкрана – на одном маячили какие-то психоделические пятна и зигзаги, на втором медленно танцевала блондинка в серебряном платье, на фоне каких-то дурацких ядовито-зеленых пальм и оскаленных тигриных морд.

Марина свернула направо, издали высмотрев свободное местечко, лихо загнала машину меж белым спортивным «Хорьхом» и какой-то «японкой» с разбитой левой фарой. Вылезла, нажала нужную кнопку на брелоке сигнализации, остановилась возле багажника, краем глаза наблюдая за преследователем.

Темная машина – оказалось, довольно новый «Датсун» – медленно проехала мимо. Водитель на Марину, конечно, не смотрел, старательно притворяясь, будто тоже выискивает подходящее место для парковки, что было вполне мотивировано. Мужчина. Молодой, лет тридцати. Физиономию эту, можно поклясться, она никогда прежде не видела. Ничего удивительного, учитывая, что большинство населения Земли ей совершенно незнакомо...

Шустро подбежал юнец-парковщик в желтой жилетке с эмблемой клуба «Кассиопея» и такой же кепочке. Марина сунула ему бумажку, получила жетончик с номером, но осталась стоять с расслабленным и ленивым видом человека, который никуда не спешит.

«Датсун» отыскал местечко метрах в тридцати от нее и тоже воткнулся туда довольно ловко. Водитель вылез, расплатился с подскочившим юнцом и, не оглядываясь, направился к входу в клуб с таким видом, словно исключительно ради этого сюда и приехал.

Марина стояла на ярко освещенной асфальтированной площадке, поглядывая в ту сторону, откуда должен был появиться синий «Мерседес», который она обогнала пару минут назад, когда убедилась, что он идет в предсказанном направлении.

Вот и «Мерс», наконец... В окне виднелась белокурая головка, девушка была одна в машине, что, безусловно, облегчало задачу. Марина терпеливо ждала, когда синяя машина отыщет себе местечко и втиснется туда – чуть неуверенно, немножко наискосок, едва не касаясь соседа справа задним крылом.

Девушка вылезла, размашисто распахнув дверцу так, что она с явственным легким стуком царапнула по боку соседнего авто. То же самое заметил и парковщик, подошел, что-то сказал. Светловолосая девушка в зеленом платье рассмеялась так беззаботно, что слышно было и Марине, стоявшей в отдалении, чуточку пошатнулась… Дальнейших слов Марина не разобрала, но, судя по бесшабашным жестам, хозяйка «Мерседеса» заверяла, что в состоянии себе позволить оплатить ущерб и повесомее. Небрежно швырнула юнцу что-то напоминавшее визитную карточку, поправила волосы и, уверенно постукивая каблучками, направилась к входу.

Встрепенувшись, Марина последовала за ней на недалеком расстоянии, как выслеживавший добычу хищник. Никаких сомнений не оставалось – это Женя Клименко, очаровательная и беспутная дочка богатого папы, пассия Тимофея Сабашникова. Вполне в его вкусе, вынуждена была признать Марина после недолгого наблюдения. За милю чувствуется его любимый типаж – натуральная блондинка, шлюха по призванию. Ну, в конце концов, джентльмены, это все же не педофилия...

Марина уверенно шагала к ярко освещенному входу – черный брючный костюм, расшитый белыми и красными узорами, темные волосы плещутся за спиной, на правом запястье позванивает парочка тонких браслетов. Ничего особенно вульгарного. У Жени явно никакого оружия при себе, поэтому Марине не стоит пока обвешиваться пушками.

Она на ходу достала из нагрудного кармана пластмассовую безделушку и приколола на левый лацкан в полном соответствии с наставлениями осведомленной в этих тонкостях Риты. Одна-единственная красная вишенка на длинном черенке – значит, пришла одна и к случайным знакомствам готова. Два листика на черенке разноцветные, белый и зеленый, – объявляют окружающим, что предрассудков лишена полностью, может крутить мимолетные романы как с мужчинами, так и с женщинами. Два браслета – к платному общению вовсе не стремится, иначе браслетов было бы не менее трех. С одной стороны, какая-то дикарская символика, словно у примитивных племен, а с другой – помогает избежать лишних сложностей и недоразумений.

Судя по всему, внешний вид и уверенность Марины идеально сработали на образ постоянной гостьи. Охранники в безукоризненных костюмах, торчавшие внутри у входа, как полагалось, пронзили ее внимательными взглядами, но не задали ни одного вопроса и не поинтересовались, нужна ли помощь в ориентировке.

Зеленое платье мелькнуло впереди, у аркообразного входа в бар, оформленный под пещеру со скелетами вымерших животных по углам, со свисавшими с потолка огромными полотнищами паутины, со столиками в виде валунов и стульями в виде неошкуренных чурбанов. Очень символично, весело подумала Марина, оказавшись в полумраке, где под потолком среди паутины горели немногочисленные тусклые огни, в углу, в некоем подобии первобытного очага, клубился тяжелый серый дым над багровыми углями, и непонятно откуда доносилась тихая, резковатая музыка. Самое подходящее место для охоты на человека...

Женя уже сидела неподалеку от стойки, и перед ней стояла пузатая бутылка с тонким горлышком. Когда она успела что-то заказать? Ну конечно, ее тут прекрасно знали и моментально выставляли на стол обычную порцию. Неплохо заряжается девочка, подумала Марина, глядя, как ее светловолосая дичь осушила большой бокал вина. Чувствуется немалый опыт и наработанная хватка...

– Что вы желаете?

Перед ней стояла официантка в соответствующем заведению наряде – всего две полоски пятнистого синтетического меха на бедрах и вокруг бюста. Ожерелье из медвежьих когтей на шее наверняка было такой же имитацией, как скелеты доисторических тварей и пластмассовая паутина. Марина неожиданно ощутила легкое раздражение. Она считала себя настоящей дикаркой, и эти глупые декорации для благополучных, сытеньких мальчиков и девочек выглядели сущей профанацией.

– Коктейль, – сказала она. – Не особенно крепкий, и его должно быть много.

– Вам помочь каким-нибудь советом? – спросила официантка с дежурной улыбкой, бросив взгляд на одинокую вишенку на лацкане.

– Сама справлюсь, – ответила Марина вежливо.

Откинулась на спинку стула, имитировавшую высокий кусок коры, рассеянно огляделась вокруг с безмятежным видом прожигательницы жизни, намеренной обосноваться тут надолго. И моментально засекла человека из «Датсуна». Он разместился в углу, в одиночестве, и что-то вдумчиво объяснял официантке, вроде бы не обращая внимания на окружающих.

В секунду Марина его сфотографировала, подняв к глазам мобильник и притворяясь, будто просматривает память. Отпила глоток принесенного с похвальной быстротой коктейля, вновь огляделась, лениво и непринужденно, с самым скучающим видом.

И, похоже, переиграла: к столику подошла молодая красивая китаянка в изящном черном платье без рукавов, с такой же вишенкой над левой грудью, улыбнулась и спросила на сносном русском:

– Вы кого-нибудь ждете или можно присесть?

Браслетов у нее на руках не было. При других условиях это могло превратиться в небезынтересное экзотическое приключение, но сейчас, увы, Марина находилась на работе. И она с самой доброжелательной улыбкой пожала плечами.

– Простите, ко мне сейчас подойдут...

Китаянка вновь улыбнулась – безукоризненно вежливо, ничуть не огорченно – и отошла к своему столику.

Марина пригубила коктейль, прилежно изучая окружающее. Откуда-то сверху, из танцевальных залов, доносилась громкая музыка, а здесь по-прежнему звучали в полумраке негромкие разговоры, сновали официантки в синтетических шкурах. Кто-то хотел заправиться горючим перед танцами, кто-то завязывал знакомства. Пора, подумала Марина. Пока ее кто-нибудь не снял...

Встала, прихватила свой стакан с дольками каких-то фруктов по краю, решительно подошла к Жениному столику, уселась без приглашения, улыбнулась как можно обаятельнее и сказала:

– Привет!

Женя вскинула на нее пьяноватые глаза. И вот тут произошло нечто примечательное. Взгляд светловолосой красотки явственно вильнул, глаза расширились на миг, на лице мелькнула непонятная гримаса – и тут же все пришло в норму. Женя опять смотрела совершенно равнодушно, как на незнакомую, чуть удивленно. И все же...

Она меня знает, подумала Марина, ощущая внутри пьянящий холодок охотничьего азарта. Определенно, она меня знает, тут нет никакой ошибки. Кто-то ей показал мои фотографии... Ах, какой интересный поворот сюжета... И этот хмырь за спиной... Что же, началась карусель?..

– Привет! – повторила она. – Извини, что я к тебе подсела так запросто, но я только что прилетела, никого тут не знаю, вот и решила познакомиться с первой же очаровательной девушкой. Если я помешала...

– Ну что ты! – воскликнула Женя как-то слишком доброжелательно, торопливо. – Я все равно одна торчу... Ты откуда?

– Из Питера, – сказала Марина.

– Точно?

– С места не сойти. Вот...

Марина достала из сумочки визитную карточку – прямоугольную, роскошную, с голографическими изысками, короной и золотой каймой. Подтолкнула к девушке.

– Ого! – подняла брови Женя, прочитав все, что там значилось. – Наталья Романова, потомственная царевна… Настоящая?

– Будь уверена, – сказала Марина. – Мой род, как ему и положено, восходит к седой древности.

Ухмыльнулась про себя. Нет особого прегрешения в том, чтобы выдавать себя за титулованную особу, пока это не связано с безусловно осуждаемыми законом аферами. Ну, а нахально присвоенная царская корона на визитке порой чертовски помогает в общении с людьми, проверено на опыте.

– Здорово! – сказала Женя. – А на вид ты самая обыкновенная!..

– Ну, понятно, – сказала Марина непринужденно. – Ведь ты не думаешь, что мы так и ходим в платьях с длиннющими шлейфами, как триста лет назад!

– Да, конечно, – кивнула Женя.

Она ведь меня знает, вновь подумала Марина. Она меня узнала. Означает ли это, что ей вдобавок известно, кто я такая? Или нет? Или ей кто-то просто-напросто показал мои снимки и предупредил, что я могу к ней прийти? Лучше форсировать события...

– Только должна тебя откровенно предупредить, что я – довольно порочная царевна, – сообщила Марина. – Тебя такие не пугают? Как тебя, кстати, зовут?

– Женя.

– А твое имя что-то означает?

– Нет, ничего. Просто Женя.

– Просто Женя... – медленно, задумчиво повторила Марина, протянула руку и накрыла ладонью тонкие пальчики. – Слушай, просто Женя, а тебе кто-нибудь говорил, что такая девочка, как ты, вмиг способна свести с ума порочную царевну?

И, не отводя улыбчивых глаз, не выпуская Жениной руки, поднялась из-за стола, мимоходом бросила на столик банкнот, потянула девушку за руку.

– Пошли.

Женя ошарашенно следовала за ней, не сопротивляясь, бросая чуточку растерянные взгляды на свою похитительницу. Только оказавшись под открытым небом, в разноцветном сиянии огней и надписей, спросила беспомощно:

– Куда ты меня тащишь?

– В машину, – сказала Марина, не останавливаясь.

– У меня тут тоже авто...

– Наплюй и забудь! Все равно ты уже столько выпила, что толком выехать не сможешь, обязательно кому-нибудь бок вспорешь.

– Ну и пошли они!..

– А это ты зря, – Марина уверенно обняла ее за талию и повела к своей машине. – С людьми нужно жить в дружбе и не выделяться без крайней необходимости.

Распахнув дверцу, Марина довольно бесцеремонно втолкнула девушку внутрь и уселась рядом. Поверх Жениного плеча бросила внимательный взгляд на стоянку – ага, незнакомец из «Датсуна», быстро усевшись в свою машину, сноровисто выехал задним ходом и пронесся мимо. Ручаться можно, сейчас займет позицию где-нибудь поблизости, откуда просматривается стоянка...

– Точно настоящее похищение! – сказала Женя, откинувшись на спинку сиденья вовсе не испуганно. – Меня еще в жизни не похищали...

– В твои-то годы? – фыркнула Марина. – Пора давно угодить в лапы коварных похитителей!

– Неужели выкуп будешь требовать?

– Нет, – сказала Марина. – Какие пошлости!..

Притянула ее к себе, взяла лицо в ладони и надолго приникла к губам. Женя закинула голову, не сопротивляясь. Очень быстро Марина почувствовала, как Женины пальчики довольно умело возятся с пуговицами ее брюк, удовлетворенно улыбнулась про себя, расстегнула черный узорчатый пиджак, развела полы и уронила руки, повернувшись в сторону девушки, гибко выгнулась, одним движением опустила брюки до щиколоток, закрыла глаза…

Женя склонилась к ней умело и сговорчиво. Ее губы, щекоча быстрыми поцелуями, перешли с шеи на грудь, влажными прикосновениями пропутешествовали по соскам, опустились к животу. Марина, расслабленно вздыхая, запустила пальцы в светлые волосы и властно пригнула Женину голову еще ниже. Быстрый язычок проник в нее с нешуточным опытом, нашел нужное местечко, легкими касаниями вызывая сладостные уколы во всем теле.

Протянув руку на ощупь, Марина откинула спинку сиденья и легла, закинув руки за голову, постанывая. Женя работала над ней сосредоточенно и мастерски, откинула соседнее сиденье, ловко освободилась от платья, окончательно сняла с Марины брюки, помогла снять пиджак, опустилась сверху, накрыв рот Марины влажными губами, и пальцами довела до оргазма так, что «царевну» прямо подбросило. Тяжело дыша, приподнялась, встала над Мариной на колени, насколько позволяла крыша машины, долго гладила ее груди, засыпая лицо растрепанными волосами, опираясь на руки, передвинулась вперед, сцепила пальцы на затылке Марины и требовательно приблизила ее лицо к узким розовым трусикам.

Разорвав их без церемоний, Марина стиснула Женины бедра и добросовестно и долго работала языком, пока Женя не свалилась расслабленно рядом с ней. Они долго лежали, обнявшись, обмениваясь ленивыми поцелуями. Мимо проезжали редкие машины, салон был залит разноцветным мерцанием.

– Ох, как ты меня изнасиловала... – сказала, наконец, Женя, потягиваясь.

– По-моему, обе стороны старались, как могли, – усмехнулась Марина.

– Поедем ко мне? До утра?

– А почему не ко мне? – спросила Марина вроде бы расслабленно и утомленно, но на деле собравшись с прежними ощущениями и стремлениями, свойственными дикому зверю на охоте.

– У меня будет лучше. Сама увидишь.

Ладно, подумала Марина, почему бы и нет? В конце концов, в мою задачу как раз и входит установить с этой особой самый тесный контакт. Вряд ли там прячутся за шторами убийцы, хотя как знать...

– Поехали, – сказала она. – Оденусь только...

– А зачем? – хихикнула Женя. – Ты что, не пробовала? Сама увидишь, какой кайф – голой рассекать город на тачке!..

– Пожалуй, – сделав гримаску, согласилась Марина.

Она подняла спинки сидений, включила зажигание и босой ногой выжала педаль. Лихо выполнила «полицейский разворот», вывела машину на дорогу и дала газ. Определенно в этом что-то было – вести машину голой по ночному городу, на приличной скорости...

Она не настолько расслабилась, чтобы не следить за окружающим. И очень быстро отметила, что «Датсун» вновь возник сзади, как чертик из коробочки. Мало того, в отдалении за ними, как привязанная, двигалась еще одна машина...


Глава четвертая Первые впечатления | Дикарка. Неизвестный маршрут | Глава шестая Логово