home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

Женя был сама галантность. Вежливый, предупредительный, не домогается. Только Ладу обмануть он не мог. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, какую игру он ведет. Он только делает вид, что не волнует она его как женщина. Для того чтобы заинтриговать ее, подзадорить. Тогда она сама будет искать близости. Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. Что-то из этой оперы. Только как-то не очень тянуло ее к этому красавчику.

Женя был актером. Вернее, безработным актером. Хотя и с видом на блестящее будущее. Каждое утро он куда-то уходил, возвращался к обеду – всегда немного грустный. Хотя позавчера он пришел в бодром расположении духа. А вчера в радужном настроении. Его все-таки утвердили на главную роль в новом фильме Аллы Суриковой.

Сегодня же он вернулся домой мрачный как туча. Сел в кресло, взял пульт, но телевизор не включил. Забылся. Слишком глубоко погрузился в безрадостные мысли.

– Ужинать будешь? – спросила Лада.

Ей нравилось жить у него. Пусть и нет между ними ничего, но все-таки приятно, когда рядом с тобой мужчина. И далеко не самый худший представитель сильной половины человечества.

Денег за жилье он с нее не брал. Она же в постель к нему не ложилась. Но был другой способ отблагодарить его. Лада следила за чистотой и порядком в квартире, покупала продукты, готовила завтраки, обеды и ужины.

Ответил он не сразу. Не так просто оказалось выбраться из себя.

– Обедать? Обедать буду. Водочки бы.

– Ты же не пьешь водку, – удивилась она.

– Сейчас бы выпил.

– Что-то случилось?

– Случилось, – обреченно кивнул он. – Меня сняли с роли... Ты даже не представляешь, какое это для меня горе!

Он вскочил с кресла, с трагическим видом вознес руки кверху и закружил по комнате. Затем вдруг остановился, вперил взгляд в люстру.

– Да, это как раз то, что мне нужно!

До Лады дошел смысл сказанного.

– Что ты собираешься делать? – спросила она.

– Ничего. Ровным счетом ничего. Мне нечего больше делать в этом мире. Зачем мне все, если мир отказался от меня...

– Та-ак, – протянула она. – А ну пошли!

Решительно схватила его за руку и потянула на кухню. Усадила за стол. Вытащила из холодильника бутылку водки. Налила ему полный стакан.

– Пей!

Женя кивнул. Нерешительно взял стакан, подумал и залпом осушил до дна. При этом его чуть не стошнило. Он долго закусывал – благо было чем.

– Так, а теперь говори, что там у тебя случилось? – потребовала Лада.

– Я же говорю, мне дали пинка под зад.

– Может, можно что-то исправить?

– Вряд ли. Хотя...

– Что хотя?

– Мне уже намекнули. Что надо дать на лапу.

– Ты имеешь в виду взятку? – удивилась Лада.

– А что тут такого?

– Разве, чтобы сняться в кино, нужно платить?

– Святое дитя! В этой дурацкой стране платить нужно за все! Ты думаешь, у нас в кино гении снимаются? – завелся Женя. – Нет! В кино снимаются те, у кого есть деньги, чтобы заплатить. Если хочешь просто сняться – плати ассистенту. Если тебя интересует главная роль – отстегни режиссеру. Так всегда и везде. Замкнутый круг. Порочный круг...

– Что же теперь делать?

– Не знаю, – пожал плечами Женя. – Но в кино сниматься я буду!

Думал он долго. И, похоже, на ум пришла хорошая мысль. Морщины на лбу разгладились, взгляд просветлел.

– У Маши есть деньги. Что, если я попробую у нее занять?

– А много надо?

– Думаю, тысяч пять долларов. На главную роль это, конечно, не потянет. Но можно блеснуть во втором плане. К тому же у нас все кино держится на ролях второго плана.

– Я бы могла тебе занять пять тысяч.

С деньгами расставаться не хотелось. Пять тысяч – это слишком много. Тем более у нее не было источника дохода. Впереди ждали исключительно расходы. Но ей очень хотелось помочь Евгению. Не хватало еще, чтобы он в самом деле в петлю полез.

– Ты что? – возмущенно протянул он. – Ты думаешь, я могу взять у тебя пять тысяч? А вдруг я не смогу их отдать? Нет, нет, даже не думай. Спасибо тебе, конечно, большое. Но я не хочу тебя утруждать...

Женя выпил еще. Покушал. И только после этого отправился к сестре.

Вернулся он поздно вечером. Довольный. Глаза сияют.

– Можешь меня поздравить, Маша заняла мне денег. Ровно четыре тысячи.

– Тебе же пять надо.

– Ты думаешь, я совсем нищий? Нет, кое-какие сбережения у меня есть. С ними как раз будет пять тысяч... А потом я раскручусь. Известным стану. В рекламах сниматься буду. А это живые деньги.

– Ты же и без того снимаешься.

– В рекламе шампуня? – улыбнулся Женя.

– А разве нет?

– Ты меня хоть раз по телевизору видела?

– Нет.

– То-то же... Не снимался я ни в какой рекламе. Это я тебя, скажем так, в заблуждение ввел. Чтобы впечатление на тебя произвести. Но ничего, скоро я на самом деле сниматься буду. Посмотрим, что ты скажешь, когда я знаменитым актером стану!

– Какая мне разница, – пожала она плечами. – Знаменитый актер ты или нет. Ты мне любым нравишься.

– Я тебе нравлюсь?! – оживился Женя. – Это правда, я тебе нравлюсь?

Как будто самое радостное событие в его жизни случилось.

– Если бы не нравился, я бы уже давно от тебя ушла.

Кажется, она говорит что-то не то.

– И не надо! И не надо от меня уходить! Нам с тобой вдвоем хорошо. Правда же, нам так с тобой хорошо!

Он взял ее за руку, привлек к себе.

– Я уже давно хотел тебе это сказать, – жадно задышал он ей в ухо.

Запах крепкого мужского пота пьянил – приятное ощущение разлилось по всему телу. Голова пошла кругом, в руках и ногах появилась непонятная слабость. Конечно, Женя нравился ей. И сейчас она поняла, насколько сильно.

– Что ты хотел мне сказать? – в предвкушении красивых слов спросила она.

– Я хотел сказать... Я хотел сказать, что я люблю тебя. Да, я тебя люблю!

Он крепко прижал ее к себе. Коснулся языком мочки уха. Невероятной силы ощущение захлестнуло ее с головой. Лада почувствовала, что теряет рассудок. Глаза закрылись, голова запрокинулась назад как будто сама по себе.

Женя подхватил Ладу на руки, понес в свою комнату, мягко уложил на постель. Его руки как бабочки порхали вдоль всего ее тела, ласково и трепетно касались потаенных мест. Ей казалось, что сейчас она сойдет с ума от наслаждения.

Умом она еще сопротивлялась. Но тело уже не могло совладать с нежным натиском. Надо было сделать Жене больно, чтобы он оставил ее в покое. Но руки не повиновались. Ноги тоже. Мало того, они сами раздвигались ему навстречу. Она их сжимала, а они...

– Подожди, не сейчас. Сходи в душ! – из последних сил попросила она.

Он мог бы ее не послушать. И тогда ничто не смогло бы его остановить.

– Как скажешь, дорогая!

Женя спорхнул с нее, накрыл одеялом и быстрым шагом направился в душ.

– Один момент...

Лада перевела дух. Вздохнула – как будто сбросила с себя очарование. Быстро поднялась с постели, закуталась в халат и бегом в свою комнату. Как хорошо, что дверь закрывается на защелку.

Женя стучал в дверь, клялся в любви, обещал горы свернуть ради нее, бросить весь мир к ее ногам. Лада верила. Но дверь не открывала...

Утром он ушел, как всегда, рано. Лада прибралась в квартире, приготовила обед, села за учебники – к вступительным экзаменам она готовилась всерьез и основательно.

Женя пришел к вечеру. С огромным букетом цветов. Эффектно встал перед Ладой на одно колено, вручил ей цветы и, как бы в ожидании приговора, склонил голову.

– Хороший ты мой! – Она лишь провела рукой по его волосам.

Он попытался поймать ее. Но Лада увернулась. Она уже прекрасно знала, что от этого красавца нужно держаться подальше. Иначе пропадешь в омуте искушения.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты самая лучшая?

Похоже, он не собирался ослаблять натиск. Если так пойдет дальше, Лада может не выдержать.

– Между прочим, я с одной женщиной по телефону договорилась, – сказала она. – Могу хоть завтра получить ключи от превосходной однокомнатной квартиры в Выхино.

Женя сразу сник.

– Намек понял, – удрученно протянул он.

– Ничего ты не понял, – невесело усмехнулась она. – Ты мне нравишься. В самом деле нравишься. Но уступить я не могу. У меня есть определенные принципы.

– А ты думаешь, я это не понял? – Он снова воспрял духом.

Снова встал перед ней на колено. Склонил голову, правую руку положил себе на сердце.

– Лада, я прошу вашей руки и сердца!

Попахивало бутафорией. Но она почему-то приняла все всерьез. Сердце сжалось в приятной истоме, кровь горячо забурлила в жилах.

– Женя, не могли бы вы дать мне время на раздумье? – как бы в шутку сказала она.

В душе играла арфа. И не одна.

– Вы можете думать сколько угодно. Я готов ждать. Я готов ждать всю жизнь!

Нет, это несерьезно. Это всего лишь игра. Но Лада очень хотела верить, что Женя искренен с ней.

В дверь позвонили.

– Кого там принесло? – раздраженно выпалил Женя.

– Может, Маша?

– Ее сейчас только не хватало!

Ему очень хотелось остаться с Ладой наедине. Но пришлось идти открывать дверь.

Все произошло так внезапно и стремительно, что Лада не успела ничего понять, как оказалась на полу под тяжестью Жени. Он не сам навалился на нее. Кто-то с силой оттолкнул его от дверей. Он потерял равновесие, сбил с ног Ладу – они вместе оказались на полу. А в квартиру входили двое в масках. В руках у одного щелкнул выкидной нож. Дверь за ними закрылась. Помощи ждать было не от кого. Можно было надеяться только на себя.

– Эй, что за дела? – крикнул Женя.

Он стремительно поднялся на ноги, бросился на грабителей – а это были они, вне всякого сомнения.

Лада не видела, как его ударили. Но видела, как он влетел в комнату. Слышала, с каким грохотом он растянулся на полу. Налетчик с ножом подошел к ней.

– Ку-ку, киса! – гнусно хихикнул он.

Было видно, как в прорези маски подло блестят глаза.

Второй грабитель подошел к ней и попытался схватить ее за волосы. Это уже слишком. Лада перехватила руку, поймала вектор ее силы, добавила к нему свою энергию. Раз, и рука на изломе. Два, и налетчик с ускорением врезается в стену и падает на Женю. Три, и сильная рука второго грабителя крепко хватает ее за шею. На счет «четыре» острое жало ножа касается живота.

– Только дернись, сука! – зло зашипел подонок. – Кишки выпущу!

– Оставь ее! – воззвал к нему Женя.

И тут же на него посыпался град ударов. Это первый налетчик уже пришел в себя. И физически он был сильней. В довершение всего он тоже достал нож, также выщелкнул лезвие и прижал к горлу. Женя оказался в безвыходном положении.

– Бабки гони, мурло!

– Какие бабки? Ребята, вы что?

– Ребята в песочнице играют... Гони бабки, считаю до трех!

– Нет у меня бабок. Не-ет!

– Ну, мразь!

В воздухе блеснуло жало ножа. Еще мгновение, и оно с размаху войдет в Женю.

– Стойте! – взвизгнула Лада.

Нож замер.

– Ты что-то хотела сказать, тварь? – спросил мерзавец.

– У меня есть деньги. Я дам. Только его не троньте!

Деньги не самое важное на этом свете. Во всяком случае, они не стоят человеческой жизни.

– У тебя?! Деньги?! Где?

– У меня в комнате.

– Лада, одумайся! – воззвал к ней Женя. – Не давай им денег. Они недостойны!

– Заткнись, урод! – Послышался звук удара.

Женя затих.

Налетчик продолжал держать ее на острие ножа. В комнату они зашли вместе. Деньги были спрятаны под кроватью, скотчем приклеены к доске.

– Отпусти!

Грабитель повиновался. Отпустил ее. Лада встала на колени, сунула руку под кровать, достала из тайника все деньги, отдала негодяю. А еще она попыталась извернуться, чтобы взять его на прием. Но и с этим ей не повезло. Парень оказался более ловким. Снова ухватил ее сзади за шею и снова прижал к животу нож.

– Подонок!

– Заткни пасть! Без матки останешься! – пригрозил грабитель.

Она думала, что их с Женей все-таки оставят в покое. Но нет, подлецы не унимались.

– Бабки, где бабки? – продолжали они пытать Женю.

Но тот не сдавался. Тогда мерзавцев осенила страшная мысль.

– Нет, говоришь, бабок? Ничего, будут сейчас бабки. Все до копейки отдашь...

Один налетчик продолжал держать Ладу, второй подошел к ней и ножом срезал все пуговицы на ее блузке.

– Что ты делаешь, гад? – закричал Женя.

– Телку твою сейчас трахнем! – послышался гнусный смех.

– Не-ет! – затрепыхалась Лада.

Острие ножа больно надавило уже на голую кожу живота. Внутри все похолодело. Ублюдок не шутил. Он запросто мог ее убить.

Это было ужасно. Сначала с нее сняли блузку, затем юбку. В конце концов она осталась совсем голой. С ней можно было делать все, что угодно. Неужели это происходит не с кем-то другим, а с ней? Неужели Женя допустит, чтобы ее изнасиловали?

– Оставьте ее в покое! – не выдержал он. – Я отдам все. Только оставьте ее в покое!

Налетчик уже расстегивал брюки. Остановился, повернулся к Евгению.

– Точно, все отдашь?

– Все!

– Ну вот, а все целку из себя корчил.

Женя отдал им пять тысяч долларов. Все, что у него было. Но кошмар продолжался.

– Надо было тебе раньше бабки отдать, – сказал один.

– А ты не отдавал, – подхватил второй. – Тебе, наверное, нравилось, как мы твою телку раздевали. Слушай, нам тоже понравилось. И телка твоя тоже нравится. Мы, наверное, все-таки трахнем ее. Третьим будешь?

– Вы. Скоты вы, – неожиданно заплакал Женя. – Ненавижу!

– Оба-на! Плачет! Ладно, Тема, отпусти сучку. Уходим...

Исчезли налетчики так же стремительно, как и явились. Перед уходом не забыли обрезать шнур телефона. И предупредили:

– В ментовку заявите, из-под земли вас достанем. Тогда точно хана!

В милицию обращаться действительно бесполезно. Эти ублюдки были в масках. Как их опознаешь? И перчатки у них на руках – не оставили они следов. Если их вдруг даже найдут, вряд ли осудят. А отомстить они могут. В самом деле могут...

Женя плакал как маленький. Сидел на полу и рыдал. Лада опустилась рядом с ним, обняла его за голову, прижала к себе. Она даже не заметила, что на ней нет одежды. Впрочем, сейчас ей было все равно.

– Не надо, не плачь, – как ребенка, утешала его. – Все будет хорошо.

Она была благодарна ему за то, что он не допустил над ней насилия. Он спас ее честь.

А как же деньги? Она осталась без средств к существованию. На что она будет жить?

Из глаз хлынули слезы. Лада горько плакала. Женя сразу успокоился, прижал ее к себе. Долго гладил по голове, утешал.

– Ничего страшного, ничего. Будут еще деньги. У нас еще будут деньги.

У нас. Он сказал, у нас?

Женя подхватил ее на руки и, как вчера, отнес в свою комнату.

На этот раз она лежала перед ним совершенно голая. Ей очень хотелось, чтобы он ее утешил. И ласки, которыми он ее осыпал, воспринимались ею как утешение. А потом ей было слишком хорошо, чтобы прогнать его от себя. И еще она была ему так благодарна...

Лада уже не пыталась плыть по течению. И позволяла делать ему все. Они лежали голые – он на ней, она под ним. Она уже готова была принять его. Страх, трепещущий интерес, ожидание чего-то сверхъественного. Возбуждение достигло неведомой силы, исчезло ощущение реальности. Голова кружилась, тело содрогалось как в лихорадке.

Она изнывала от нетерпения. А Женя не торопился. Губами, пальцами продолжал распалять ее страсть. Как будто хотел, чтобы она сгорела...

Лада сама подалась к нему, сама повела тазом. Наконец он понял, что пора... Он нежно втиснулся меж ее ног. Она ощутила жар его твердой как сталь плоти. Лада уже давно готова была принять ее... Женя медлил. Как будто дразнил ее. И вдруг вонзился в нее с силой. Страшная боль, казалось, разорвет тело пополам. Лада закричала, рывком оторвалась от Жени.

– Что ты делаешь?

Это было ужасно. Он попал не туда, куда надо.

– Извини! Извини, дорогая! – засуетился он.

Снова посыпались ласки, поцелуи. Рука его нежно втиснулась в ее промежность. Но это уже было не то...

– Ты сделал это нарочно? – спросила она.

– Нет... Я не хотел... У тебя и там и там тесно... Так получилось... Сейчас все будет, как надо...

– Ничего не будет, – покачала она головой. – Ничего.

Возможно, он просто ошибся. Он не хотел, чтобы так вышло. Но Лада уже не хотела, чтобы вышло по-другому. Она вообще ничего не хотела. Хотелось закрыться в своей комнате, лечь в постель, накрыться простыней с головой и просто лежать. Просто, чтобы ее никто не трогал...


* * * | Бешеный волк | Глава 13