home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Калеб Кобб и его помощник, мрачный капитан Билли Фолконер, не мешкая, зачислили шестерых рейнджеров в свой отряд, выступающий в поход против Нью-Мексико. Рейнджеры подъехали к гостинице, где им быстро оформили бумаги о зачислении на службу, и дело было сделано.

Билли Фолконер был темноволосым маленьким человечком с быстрыми шныряющими глазками, Калеб Кобб, напротив, внушительным и высоким. Каллу он показался каким-то заторможенным. Рост его достигал шести футов и пяти дюймов, на голове развевались длинные светлые волосы. Ленивым взглядом он смотрел на парней, пришедших проситься в экспедицию, а на столе, за которым он сидел, лежали два пистолета «Уолкер кольт» последней модификации. Каллу понравились пистолеты, ему захотелось подержать в руках хотя бы один из них. но он понимал, что такое дорогое оружие ему не доверят.

— Платы за службу не будет, дело сугубо добровольное, — с ходу предупредил их Калеб Кобб. — Мы дадим вам только боеприпасы и жратву.

— Как мы полагаем, вы сами по силе возможностей будете добывать себе харч, — уточнил капитан Фолконер.

Калеб Кобб говорил низким грудным голосом, в руках он держал колоду карт и без конца тасовал их.

— Наше войско не правительственное и целиком составлено из добровольцев, но мы не хотим называть его войском, — уточнил Калеб.

— Я бы тоже не назвал его войском, во всяком случае если солдатами в нем служат те типы, которые околачиваются у гостиницы, — заметил Длинноногий.

Калеб Кобб улыбнулся, вернее, чуть ухмыльнулся. Билли Фолконер так и шнырял глазами повсюду, а Калеб в этот момент сидел, полузакрыв глаза. Он лениво откинулся на спинку стула и наблюдал происходящее будто в полусне.

— По большей части, мистер Уэллейс, наша экспедиция носит торговый характер, — стал пояснять Калеб Кобб. — У Сент-Луиса уже давно завязаны деловые отношения с Санта-Фе. Некоторые из наших, проживающих здесь, в Республике Техас, считают, что нам следует отправиться в поход на север и захватить этот город для своих целей.

— Ваши солдаты по большей части картежники да брадобреи, — кивнул головой в сторону толпы Длинноногий. — Если они вознамерились торговать, прекрасно, но как они будут воевать, если мексиканцам не понравится их внешний вид?

— Это наша забота, — отрывисто произнес капитан Фолконер.

— И моя тоже, если я понесу свой скальп вместе со всеми в том же направлении, — возразил Длинноногий.

— Ну и что такого? У нас будут бойцы из местных и там наберем, — заметил Калеб. — Один капитан Билли Фолконер чего стоит, он управится с целой армией мексиканцев.

— Если он такой герой, пусть идет и обломает рога Бизоньему Горбу, — предложил Длинноногий. — Этот индеец и его банда вчера поджарили двух погонщиков мулов не далее как в тридцати милях отсюда.

— Проклятый шельмец! — воскликнул Фолконер, хватаясь за новый кольт. — Я сейчас же соберу группу и кинусь его искать. Вы, ребята, тоже можете пойти со мной, если не боитесь.

— Осади назад, Билли, — одернул его Калеб Кобб. — Ты, конечно, можешь охотиться за дикими команчами сколько тебе влезет, но мои новые пистолеты не получишь. Этот проклятый горбун может прикончить тебя, а я тогда лишусь пистолетов.

— О, я думал, один из них мой, — проговорил Фолконер и со сконфуженным видом положил пистолет обратно на стол.

— Нет, — отрезал Кобб.

Затем он опять оглядел Длинноногого и перевел взгляд полусонных глаз на рейнджеров. Каллу не понравилось поведение Калеба — он счел его высокомерным. Но он понимал, что они с Гасом самые молодые в отряде и его мнение никого не интересует.

— Когда мы выступаем в поход? — спросил Длинноногий.

— Послезавтра, если появится генерал Ллойд, — ответил Калеб. — Говорят, что дороги из Хьюстона развезло — они вечно раскисают. Думаю, что генерал завяз в грязи.

— Генерал Ллойд? — удивленно переспросил Длинноногий. — Я служил у него разведчиком несколько лет назад. А для чего нам понадобился генерал, если мы едем с торговыми целями?

— Никогда нелишне прихватить с собой генерала, особенно если собираешься иметь дело с мексиканцами, — пояснил Кобб. — По собственному опыту знаю, что они любят больших начальников. Если они станут задираться, мы навешаем генералу медалей и пошлем его на переговоры с губернатором Санта-Фе — тем самым избежим кровопролития, — рассуждал Калеб, тасуя карты, и добавил: — Я предпочел бы по возможности избегать кровавых стычек.

— Я тоже предпочел бы избегать их. Соотношение сил будет не в нашу пользу — их пятьдесят на одного нашего, — поддержал Длинноногий. — А генерал Ллойд все еще не приехал, потому что он вдрызг пьяный и заблудился. Когда я был у него разведчиком, он не просыхал, и каждый раз, когда выходил из палатки помочиться, не мог найти дорогу обратно. Да если ему даже указать, где юг, и установить срок целый год, он все равно Мексику не найдет. А самое главное, он и на лошади ездить не умеет.

Калеб Кобб, рассмеявшись, заметил:

— Ну что же, он поедет в пролетке, а если и там станет трепыхаться, привяжем его.

— У нас лошади мелковаты, да и слабоваты, — вмешался в разговор Верзила Билл. — Что с ними делать?

— А ты поднаторел в этом деле, как видно, — заметил Калеб. — Республика Техас предоставит вам каждому по лошади. Билл, оформи им расписки. В Остине полгорода торгуют лошадьми — думаю, вы без труда подберете там надежных.

— А как насчет оружия? — спросил Гас. — У меня оно никудышное. — Я хотел бы заменить его перед отъездом.

— Оружие — это ваша забота, — с раздражением ответил капитан Фолконер. — Если вы рейнджеры, то вам за службу платят. Можете покупать себе любое оружие за свои денежки.

— Постой, Билл, я думаю, что новое оружие — неплохое вложение капитала, — прервал его Калеб. -Мне кажется, мексиканцы примут нас с распростертыми объятиями, возможно даже, зарежут несколько коз и устроят обжираловку. Но тамошний люд все же непредсказуем. Если мексиканцы начнут упираться, на этот случай мы должны быть хорошо вооружены и без раздумий стрелять в проклятых подонков. Скажи нашему интенданту, чтобы помог бы этим джентльменам вооружиться подобающим образом.

— Каков будет маршрут, полковник? — спросил Длинноногий.

— Слишком много задаешь вопросов, мы еще не разработали маршрут, — снова сердясь, выпалил Фолконер. — Нам дня не хватит, если стоять тут и болтать без толку.

Калеб Кобб при этом слегка усмехнулся.

Капитан Фолконер быстренько начиркал им какое-то подобие расписок на получение лошадей, которые, как он сказал, без звука принимают к оплате все торговцы лошадьми в Остине, а потом послал их к человеку по имени Брогноли, ответственному за хозяйственные дела и боеприпасы. Когда они разыскали Брогноли, тот занимался закупкой скота. Ему пригнали двадцать голов крупного рогатого скота. Они неторопливо прогуливались вокруг городской площади, где в это время находился самый центр торговли. Там же тележник мастерил новую повозку, несколько шорников чинили и шили седла добровольцам, а зубодер тащил больной зуб у рейнджера прямо посреди площади. Тот орал благим матом, но зубодер, не слушая его, продолжат свое дело и вытащил в конце концов больной зуб вместе с длинным окровавленным корнем.

— Будь я проклят, если позволю этому зубодеру когда-нибудь засунуть мне в рот щипцы и тащить заболевший зуб, — сказал Гас. когда они пробирались сквозь толпу.

Площадь заполнили лошади, мулы, овцы, свиньи и куры. Каллу никогда прежде не доводилось бывать в такой оживленной круговерти. Он чувствовал, как его теснят и толкают со всех сторон. Все вокруг было так интересно, что он успевал только рот открывать от удивления. А интендант Брогноли был так занят составлением расписок на закупку скота, что прошло не менее получаса, прежде чем он вспомнил о просьбе помочь подобрать надежное оружие. Когда он наконец обратил на них внимание, то оказался довольно благожелательным человеком.

— Мушкеты — вот что вам надо покупать, — посоветовал он. — Пистолеты я бы не взял. Из мушкета можно подстрелить и бизона, и индейца, и кого хочешь.

Он повел их на оптовый склад позади большого магазина — там один на другом громоздились ящики с нераспакованными мушкетами. Пока Калл и другие рейнджеры перебирали ружья и щупали патронташи и подсумки с патронами, Гас заглянул вглубь склада — там у прилавка стояла такая очаровательная девушка, что он сразу забыл про патроны для мушкетов, про патронташи и подсумки и про все на свете. Судя по всему, девушка эта работала на складе — она помогала пожилой женщине примерять шляпку от солнца. Девушка была довольно стройной, она, казалось, целиком ушла в работу, но в то же время держала ушки на макушке. Гас стоял и глазел на нее, думая, что она слишком занята и не замечает его, но она перехватила его взгляд и посмотрела так строго, что у него даже затряслись поджилки. Он уже намеревался рвануть обратно к мушкетам, но она улыбнулась ему совсем по-дружески.

Обалдев от ее улыбки, Гас напрочь забыл про своих товарищей и без раздумий шагнул на склад. Помещение оказалось огромным, с высоким потолком, забитым разнообразными товарами, начиная с молотков и гвоздей и кончая изящными головными уборами — Гас не удержался от соблазна и примерил новую серую шляпу с аккуратно загнутыми полями, хотя и знал, что такую роскошь позволить себе не может. Он услышат, как что-то щебечет пожилая дама — объясняя, что ей не к спеху покупать шляпку. Гас, считая, что девушка слишком занята обслуживанием старой мегеры, осмелился пару раз взглянуть в ее сторону, но оба раза продавщица отвергала пылкий взгляд, который он бросал на нее. Она не позволяла ему отвлекать себя от работы, но в то же время давала понять, что видит его знаки внимания.

Гас принялся рассматривать ящик с ножами — он всегда любил ножи. Некоторые из них в любой другой день привели бы его в восхищение своими матово поблескивающими лезвиями, ручками из слоновой кости или из рога. Но в сравнении с очаровательной девушкой, продающей дамскую шляпку от солнца, ножи не значили ничего.

Когда старая ведьма наконец выбрала себе шляпку и расплатилась, Гас собрался было с духом и хотел поздороваться с девушкой, но тут случилось неожиданное: на склад проскользнул вертлявый маленький человечек в длинном черном плаще и подбежал прямо к прилавку с сигарами.

— Доброе утро, мисс Форсайт, — произнес вертлявый. — Я пришел за своими любимыми сигарами.

— Вот они, доктор Морис, — ответила девушка. — Мы уже рассортировали сигары. Этим занимался мой отец.

— Он обращается с ними очень деликатно, — заметил низенький доктор, срывая обертку с маленькой пачки сигар, которую протянула ему девушка. Быстро вытащив длинную сигару, он поднес ее к носу и понюхал. — Я никогда не покупаю сигары, предварительно не понюхав их, — сообщил он девушке и, прикоснувшись пальцами к полям шляпы, вышел со склада, зажав сигару в зубах.

— Знаю, что совет хорош, — сказала девушка, оборачиваясь к Гасу, — но я ему не следую.

— Вот как? Почему же? — поинтересовался Гас, немало удивившись тому, что молодая девушка запросто подошла к нему и заговорила первая.

— Потому что сигары меня не прельщают, — ответила, слегка улыбнувшись, девушка и сунула в руки Гаса тугую обертку от пачки сигар доктора. — Забирайте эту дрянь с собой, сэр, — предложила она с соблазнительной улыбкой.

— А на кой она мне сдалась? — спросил Гас в недоумении и подумал, не сделал ли он что-нибудь такого, что отпугнуло девушку, хотя, судя по всему, ее не так легко было напугать.

— Забирайте эту бумагу. Я вижу, вы смелый парень, но не знаю, на что вы способны, — сказала она. — Меня зовут Клара. А вас?

— Август Маккрае, — представился Гас. Хоть он редко называл себя полным именем, но сейчас чувствовал, что это будет к месту.

— Август. Вы слышали о такой личности? Он был римлянином. Как и вы, мистер Брогноли, — сказала Клара, обращаясь к интенданту, который как раз в эту минуту входил на склад, чтобы передать ей расписки за купленные мушкеты.

— Я так не думаю, мисс Форсайт, — ответил Брогноли, слегка прикоснувшись к шляпе в знак приветствия. — Считаю, что молодой повеса из Теннесси.

— Лучше забрал бы свой мушкет да мотал отсюда — он тебе понадобится, когда выступите в поход, — добавил он, глядя прямо на Гаса. — А что это у тебя в руках? Надеюсь, ты ничего не украл у мисс Форсайт?

— Ничего он не украл. Это просто оберточная бумага, которую я сама ему дала, — объяснила Клара. — Мне нравится быстро вычислять, на что способен мужчина. Пока еще он не принял в подарок эту бумагу. По-моему, это значит, что он какой-то заторможенный.

— Ах, эта бумага, — я буду держать ее в руках вечно, — залепетал Гас, покраснев от смущения.

Брогноли повернулся и вышел. Теперь Гас остался наедине с Кларой Форсайт, и она внимательно оглядывала его проницательным взглядом.

— Ну что ж, держите вечно этот хлам, — сказала она. — К чему городить такие глупости, мистер Маккрае? Вы находитесь на важной военной службе — и. как я полагаю, вам понадобятся обе руки.

— Я буду хранить бумагу, потому вы мне ее подарили, — напыщенно ответил Гас.

С лица Клары сошла улыбка, и она спокойно смотрела на Гаса. Его слова, похоже, не удивили ее, но его они основательно сбили с толку Он сначала не собирался говорить ничего подобного, но при взгляде на Клару Форсайт его охватило такое чувство, что он не мог двинуть ни рукой, ни ногой и даже язык у него не шевелился.

— Вот ты где! И даже не собираешься выбирать себе оружие? — воскликнул Калл, сунув голову в дверь склада. Он заметил Гаса, стоящего около девушки, и подумал, что, не имея денег, тот приценивается к чему-то совсем ненужному, в то время как в первую очередь следовало приобретать оружие.

— Подбери мне сам что-нибудь — думаю, ты сможешь, — ответил Гас, твердо решив не отходить ни на шаг от мисс Форсайт до самого последнего момента

— Мы собираемся покупать лошадей, тебе что, не хочется подобрать себе лошадь по душе? — Калл был немного озадачен необычным поведением приятеля. Он еще раз посмотрел на молоденькую продавщицу и заметил, что та необыкновенно хороша собой, — может, этим и объясняется поведение Гаса.

Но как бы там ни было, они ведь вот-вот должны отправиться в дальнюю и опасную экспедицию, так что выбор подходящего оружия и соответствующей лошади — это вопрос жизни и смерти, поскольку придется пересекать дикие прерии. Если Гас по уши втюрился в продавщицу, он может прийти к ней после экспедиции и болтать сколько душе угодно, правда, сейчас тот не болтал, а больше помалкивал. Гас просто стоял посреди склада, будто вросший в пол, и держал в руках обрывки бумаги. Нет, его поведение очень даже необычно. Калл вошел в помещение склада, подумав: а не заболел ли его друг? Подойдя к хорошенькой девушке, он приподнял в знак приветствия свою соломенную шляпу.

— Привет, а вы, сэр, тоже римлянин? — с улыбкой спросила Клара.

Калл не знал, что ответить — он не понял суть вопроса. Прямой взгляд девичьих глаз сильно удивил его. Что значит быть римлянином и к чему она это спрашивает?

— Нет же, это Вудроу Калл, и он чистокровный техасец, — объяснил Гас. — Никах не пойму, откуда этот малый прознал, что я из Теннесси?

По правде говоря, ему очень не понравилась реплика Брогноли — по какому такому праву этот паршивый интендантишка обсуждает с мисс Форсайт его происхождение?

— А что тут удивительного? Мистер Брогноли много разъезжает по стране, — объяснила Клара. — Он мне рассказывает даже про Европу. Я мечтаю поехать туда когда-нибудь и полюбоваться ее достопримечательностями.

— Если Европа расположена еще дальше, чем Санта-Фе, то сомнительно, чтобы у меня хватило времени на поездку туда и обратно перед тем, как отправиться в поход, — сказал Калл.

Он почувствовал, что не испытывает неловкости в разговоре с этой молоденькой продавщицей: она была так по-дружески расположена, что беседовать с ней оказалось легко, хотя он и представления не имел, где находится эта Европа и что там может быть интересного для молодой леди.

Каллу не терпелось — они должны запастись всем необходимым снаряжением для длительного и трудного Похода, и на все это у них в распоряжении всего один день. Он оглядел огромный склад и увидел, что в нем хранятся товары самого разнообразного назначения, многие из них, по всей видимости, оказались бы нужными для экспедиции, да вот незадача — на их расписки можно приобрести лишь оружие и лошадей А раз у них нет денег, чтобы купить еще что-нибудь, то и времени тратить нечего, тараща глаза на товары, лежавшие на огромном складе. И тем не менее Гас, похоже, не собирается уходить отсюда.

— Я еще здесь побуду немного, Вудроу, — умоляюще попросил Гас. — Прихвати мой мушкет, если ты собрался уходить.

— Что тут поделаешь, я чувствую, что мистер Маккрае влюбился в меня по уши, — громко смеясь, заметила Клара. — Сомневаюсь, мистер Калл, чтобы я могла бы соблазнить и вас — разве только под угрозой отлупить дубинкой.

Затем она отошла в сторону и, не говоря ни слова, принялась распаковывать большой ящик с тканями и одеждой.

Калл повернулся и ушел, несколько озадаченный репликой продавщицы. Почему ей хочется соблазнить его посредством дубинки? Она, похоже, добрая девушка, но смысл ее реплики довольно трудно разгадать.

Распаковывая большой ящик с мануфактурой и одеждой, Клара насвистывала веселый мотивчик. Подняв на минутку глаза вверх, она увидела, что молодой парень из Теннесси Август Маккрае стоит на том же самом месте, где стоял, когда они разговаривали.

— Идите-ка отсюда, — сказала она. — Вас ждет друг, мистер Калл.

— Нет, не ждет, — ответил Гас. — Он ушел вместе с другими ребятами.

— А вы в самом деле техасский рейнджер? — спросила Клара. — Я мало видела техасских рейнджеров. Мой отец говорит, что все они плуты и повесы. А вы, мистер Маккрае, тоже такой?

Гас не сразу сообразил, что отвечать на подобный град вопросов.

— Ну, может, мне и приходилось поплутовать разок-другой, — наконец нашелся он.

Клара была искренняя и открытая, так что он считал, что в этих обстоятельствах лучшей политикой стала бы откровенность. Она глядела на него и улыбалась, что его немало озадачивало.

— Раз вы все еще здесь, поставьте этот тюк с мануфактурой на ту скамью, — попросила она — В дороге его изрядно порастрясли и перепачкали. Перед продажей товара его нужно очистить от грязи, привести в порядок. Здешние люди не станут покупать вещи из хлопка, если они грязные.

Гас подхватил кипу хлопчатобумажной одежды и положил туда, куда она велела. Пока он нес кипу, на склад вошел пожилой человек в коричневом пальто. На нем была серая шляпа, а один глаз прикрыт повязкой. Увидев незнакомца, тащившего охапку хлопчатобумажных товаров, он немного удивился.

— Привет, па. Это мистер Август Маккрае из Теннесси, — весело произнесла Клара. — Он техасский рейнджер, но у него сейчас есть свободное время, поэтому я попросила его помочь мне.

— Вижу, — заметил мистер Форсайт и, пожав руку Гасу, взглянул с нежностью на свою дочь. — Она быстра на поступки и слова, не так ли? — заметил он, обращаясь к Гасу. — Вам не надо думать, что и как сказать, если поблизости Клара. Вы и дух не успеете перевести, как она подскажет, что говорить.

Клара в это время продолжала распаковывать ящик, насвистывая песенку. Она засучила рукава рубашки, обнажив прелестные ручки.

— Я должен идти посмотреть лошадей, — наконец выдавил из себя Гас. — Премного благодарен за дружескую беседу.

— А разве была беседа? — удивленно спросила Клара, вновь одаряя его беглым лукавым взглядом.

— Да вроде, — ответил Гас, чувствуя, что ляпнул что-то не то, но других слов не нашлось.

— Эта дверь не запирается, мистер Маккрае. И если у вас найдется свободное время, приходите распаковывать ящики, — предложила Клара.

Старый Форсайт усмехнулся.

— Если у него даже не найдется свободного времени, он сам организует его, — сказал он, нежно обнимая дочку за плечи.

Гас приложил руку к шляпе, отдавая им на прощание честь, и вышел через парадную дверь, так и не выпуская из рук обрывки оберточной бумаги. Как только Клара исчезла из виду, он аккуратно сложил коричневую бумагу и спрятал ее в нагрудный карман.

Гас покинул огромный склад и шел среди мелких торговцев и солидных коммерсантов, не теряя надежды разбогатеть от участия в предстоящей экспедиции. Но в его мыслях главное место теперь занимала картина склада, где он стоял около большого ящика с мануфактурой, ожидая, когда Клара передаст ему следующую упаковку одежды. Находящийся в двадцати ярдах от него вместе с Верзилой Биллом и Чернышом Слайделлом Калл трижды окликнул Гаса, прежде чем тот обратил на него внимание.

— Пойдем! Надеюсь, тебе понравится мушкет, — похвалился Калл, когда Гас неторопливо подошел к ним. — Он совсем новый и довольно увесистый Не знаю, как с пистолетами. Мистер Брогноли говорит что они дороговаты.

— Не хочу я никуда идти, — решительно отказался Гас, — мне хотелось бы знать, наймет ли меня работать на складе отец той девушки.

— Чего? — спросил изумленный Калл. — Ты не хочешь идти в поход?

— Нет. Я предпочел бы жениться на той девушке, — ответил Гас.

Верзила Билл и Черныш Слайделл восприняли его слова как самую удачную шутку года. Они заржали так громко, что зубодер, приготовившейся тащить зуб у очередного пациента, прекратил работу, пребывая в крайнем изумлении.

В отличие от них Калл был весьма смущен решением своего друга. Поход на Санта-Фе представлял собой серьезное мероприятие. Они служили рейнджерами и потому обязаны были защищать Республику Техас. А Гас что учудил? Зашел на минутку на склад, чтобы подобрать себе мушкет, встретил там смазливую девушку с развязными манерами и на тебе — задумал уйти с рейнджерской службы.

— Ну и женись на ней — без цента за душой, — сказал ему Калл. — Но почему ты думаешь, что она согласна? Ты же знаешь ее не больше десяти минут.

— Десяти минут вполне достаточно, — ответил Гас. — Я хочу жениться на ней И я это сделаю

— Надо же, — рассуждал Верзила Билл, — только повстречался с девчонкой, сразу же бежит искать пастора.

— Да ладно вам. Все слышали, что я говорил, — настаивал Гас. — Я твердо намерен взять ее замуж, и этим все сказано

— Теперь ты не можешь уйти, это будет дезертирство, — заметил Черныш Слайделл. — Ты же подписал сегодня утром бумагу у Калеба Кобба. Если попытаешься удрать со службы, он повесит тебя на месте.

Замечание Черныша несколько отрезвило Гаса. Он напрочь забыл о своей подписи на документе, согласно которому отдавал себя полностью в распоряжение военного командования. Он забыл и многое из своей прежней жизни, до встречи с Кларой. Мысль о том, что его могут казнить за измену, не приходила ему в голову.

— Та расписка ничего не значит, — запротестовал Гас.

Ему не хотелось быть повешенным, но в то же время не хотелось покидать Остин, особенно теперь, когда он повстречал девушку, на которой намерен жениться.

— Тебе нужно прогуляться в бордель. Это прочистит тебе мозги, — предложил Верзила Билл. — У меня мозги тоже запудрены. Предлагаю всем отправиться туда, раз мы уже подобрали себе лошадей.

— Не хочу я никаких шлюх, — заявил Калл.

Но поскольку они уже выбрали себе лошадей и каждый приобрел по непромокаемому плащу, все гурьбой пошли к реке, где несколько проституток соорудили хибарку. В ней было шесть кабинок, разделенных развешанными одеялами. Гас выбрал молоденькую мексиканочку и быстренько сделал свое дело, и пока натягивал и застегивал джинсы, не переставал думать о Кларе Форсайт и о ее прекрасных оголенных руках.

Калл предпочел молодую белую женщину по имени Мэгги, она молча взяла у него деньги и также без звука удовлетворила его желание. У нее оказались зеленые глаза, похоже, она была чем-то опечалена. Взгляд ее глаз, когда он надевал штаны, чем-то смутил его — это был грустный взгляд. Ему хотелось сказать что-нибудь, может, поговорить с ней немного, но он не знал, о чем говорить, не знал он и откуда взялось такое чувство.

— Спасибо тебе, до скорого свидания, — сказал он, наконец, проститутке.

Мэгги даже не улыбнулась. Она стояла в кабинке возле стеганого одеяла, на котором спала и исполняла свою работу, и ожидала, когда войдет следующий рейнджер.

Джонни Картидж занял очередь за Каллом. Джонни принципиально отвергал мексиканок после того, как одна мексиканская шлюха выбила ему глаз, пытаясь ограбить.

— Как она? Хороша? — спросил он Калла, когда тот наконец появился.

— Не знаю, — ответил Калл, все еще встревоженный грустью в глазах Мэгги.


предыдущая глава | Пустыня смерти | cледующая глава