home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

«ТАМ НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ…»

Разнос, который Кардинал учинил вернувшемуся ученику, Захар наблюдал лично. Зашел в кабинет главного Сноходца утвердить план патрулирования района, а оказался в самом центре бури. Разъяренный Хмурый, срываясь на крик, отчитывал загулявшего где-то Артема. Едва ли не впервые на памяти Ненахова Кардинал на кого-то повышал голос, практически орал. Громко, до хрипоты, точно бригадир на проштрафившихся грузчиков.

Незаметно подмигнув старому приятелю, Захар пристроился на стуле у стены рядышком с Тагиром. Попадать под горячую руку не хотелось.

— Нет, ты мне все-таки скажи, какого дьявола ты пропал на столько дней?! — прорычал Кардинал. — Отвечай!

От яда в его голосе Захара передернуло. Артему не позавидуешь. Когда сильнейший Меченый Башни в таком настроении, может случиться все, что угодно.

Однако ответ приятеля удивил его еще больше.

— Следовал букве и духу Кодекса Бессмертных, — заявил Лазовский. — Искал способ улучшить свое мастерство.

— Что?! — Кардинал аж поперхнулся.

— Искал на границе Октябрьского района и Дикого следы шаманов аборигенов. Хотел прояснить некоторые вопросы, — с деланым равнодушием заявил Артем.

И Захар едва удержался, чтобы не присвистнуть от восхищения. Художник в очередной раз нашел способ выделиться. Это уже не мелочные выпады скандального подростка, это настоящий бунт.

— Вот оно что… А тебя куда послали? — спросил Кардинал вкрадчиво.

— Одно другому не мешает. — Артем пожал плечами. Всем своим видом он демонстрировал, что не понимает, из-за чего разгорелся весь сыр-бор. Прямо оскорбленная невинность! — Тем более я предупреждал.

— Может быть, — закивал Кардинал и едко добавил. — У тебя своя голова на плечах, и ты можешь совать ее куда угодно — в котел к аборигенам, в задницу демонам или даже в пасть к Сыну Господина. Твое право. Только зачем ты за собой потащил подчиненных? Если сгинешь ты — Башня это переживет, но если утянешь за собой еще двух Меченых, в том числе лучшую мою ученицу, это будет совсем другой коленкор. Кем ты себя возомнил, чтобы рисковать другими?!

— Бессмертным! — сказал Артем с неожиданным вызовом и поднял глаза на Кардинала. Словно скрывалось за этим его ответом что-то еще, понятное лишь им двоим. И, виданное ли дело, Хмурый отвернулся.

Рядом тревожно шевельнулся Тагир, и Захар не сдержал усмешки. Что, не нравится, когда у этой парочки появляются какие-то секреты от тебя? То ли еще будет!

— Даже так… — протянул Кардинал. Он как-то очень быстро успокоился и сбавил обороты. — Ладно, с твоей «самоволкой» разберемся позже, что там с Карагандой?

Захара смена темы разочаровала. Как бы он ни смеялся над Тагиром, странные интонации в голосе Лазовского будили в нем жуткое любопытство. С каких это пор у нелюдимого виритника появились тайны? Пусть в молодом сильном воине сейчас сложно узнать того забитого заморыша, вора-неудачника, покорно принимающего удары судьбы, однако сам он этого еще до конца не осознал. Нет-нет и проглядывали в нем остатки былых комплексов, из-под маски бойца выглядывала мягкотелая сущность интеллигента. До сих пор приятель просто плыл по течению, и вдруг такой сюрприз. Очень интересно!

Захар настолько задумался, что пропустил большую часть рассказа. Решил, будто ничего нового Лазовский не скажет, и ошибся. Озвученные Артемом выводы настораживали. По мнению приятеля, у Караганды с церковниками сложились любовь и полное взаимопонимание, возникли общие интересы и дела. И главную роль здесь сыграли Звероловы.

Достоверно о них мало чего было известно. Кроме способности подчинять разных тварей, остальное шло на уровне слухов. Вроде бы кто-то видел, как у приемыша Караганды быстро затянулся порез или как тот без помощи рук поднимал в воздух легкий камушек. Никакой конкретики. Неизвестно даже, сколько всего Слышащих проживало в Диком! Караганда здесь хорошо постарался. Все время одного Петьку на виду держал, а про остальных ни слова, конспиратор чертов.

Зато пока Артем гостил в Общине, видел шестерых Звероловов. И не пацанов, а уверенных в собственных силах мужиков, освоившихся с Даром и не стесняющихся его применять.

В последнем и крылась главная проблема. Похоже, именно Слышащие натаскивали мутантов с Нитью Покорности, вколачивая в их куцые мозги нужные схемы поведения. Получилось такое разделение труда: церковники ловят диких Измененных, а Звероловы превращают их в смертельное оружие. И плевать, что философия «чистых» требует от них уничтожать любого, кто был осквернен прикосновением Изнанки. Союз настолько выгоден обеим сторонам, что можно забыть о любых принципах. Каких-то внешних признаков принадлежности к Меченым нет — и ладно. В качестве врагов оборотни с колдунами-виритниками гораздо лучше подходят.

Косвенно выводы Артема подтверждали строительные бригады мутантов. За картошку с овощами их не купишь, нужно нечто более серьезное. Конкуренту столь серьезный инструмент точно никто не даст — чревато серьезными последствиями. А вот союзнику и партнеру — пожалуйста.

Тот факт, что с Лазовским и его людьми — врагами «чистых» — вообще стали разговаривать, объясняется лишь хитростью Караганды. Ушлый староста предпочитал не складывать все яйца в одну корзину. Нормальные отношения с другими группировками позволят сохранить независимость и защитят от диктата более сильного партнера. В духе бывшего бомжа и с культистами торговлю организовать, пусть даже тайком, с оглядкой.

Вот и с Башней он решил отношения окончательно не рвать, а драку «чистых» с Артемом и вовсе ухитрился повернуть к своей выгоде: спесивых союзников на место поставил. Молодец мужик!

Примерно в том же духе высказался и Кардинал. Внешне совершенно спокойно, но чуткий нос Захара учуял идущие от него волны раздражения. Как-никак первая серьезная ошибка! Выстраивая отношения с Мечеными и Школой, Хмурый явно упустил из виду Дикое. В результате — серьезное усиление Церкви Последнего дня. И ведь назад уже не отыграешь, Башне просто нечего предложить зажиточной Общине. Единственная их ценность — Меченые, но нужны ли их услуги Караганде, это вопрос. Открыто староста Дикого ничего такого не говорил, отделался туманными намеками и обещаниями…

— Не самые приятные новости ты принес, Артем, — подытожил Кардинал доклад ученика. — В свое время в какой-нибудь восточной стране за такие вести могли и голову срубить.

— Хорошо, что мы в тихом и мирном Сосновске, правда? — скривился Лазовский, заставив Захара мысленно застонать.

Да что с ним такое?! Какого дьявола опять нарывается?! Если бы Захар не успел к этому времени изучить характер приятеля, он бы решил, что в нем вновь проснулся прежний ершистый парнишка. Чего он опять не поделил с Хмурым?!

Неожиданно облик хозяина Слободы поплыл, мелькнуло смазанное движение, и неведомая сила отшвырнула Артема к стене. С глухим шлепком приятеля впечатало в камень, даже пыль посыпалась. Обычного человека такой удар уложил бы на больничную койку, но Лазовский даже не упал. Капюшон слетел с лица, обнажив бледную кожу, из его носа брызнула кровь. На левой щеке медленно проступало красное пятно ожога — по воле Кардинала Изнанка жалила хуже огня. Однако Артем не издал ни звука, лишь скривился на мгновение и тут же растянул губы в холодной улыбке.

Захар почувствовал гордость за приятеля. Чтобы так встречать чужие удары, нужно обладать стальным характером. А значит, точно можно забыть о прежнем безвольном слюнтяе.

— Объяснить за что? — поинтересовался Кардинал ледяным тоном.

— Не стоит. — Артем едва заметно наклонил голову. — И я приношу свои извинения.

— Это еще не все! — отрезал Кардинал. — Думаю, мы уже достаточно встали на ноги, чтобы не только установить законы и правила, но и начать требовать их исполнения. Поэтому за безответственность ты отправляешься под домашний арест сроком на две недели.

— И, как понимаю, разжалован в рядовые? — уточнил Артем, вытирая кровь. Не было похоже, что он сильно расстроен.

— Не надейся. — Захар представил, как Кардинал под капюшоном кривит губы в змеиной улыбке. — Глупо лишать Башню перспективного бойца и командира, а вот охладить горячую голову стоит.

Хмурый тронул звонок на своем столе, и в комнату вошли Двое охранников.

— Проводите господина Сноходца в охраняемый блок у девятого поста.

Захар понятливо усмехнулся. Девятый пост располагался не в Башне, а в соседней девятиэтажке. Там только-только закончили укреплять два последних подъезда и начали переселять туда полезных для группировки новичков-«нормалов». Зрелище конвоируемого Сноходца их точно порадует. Заодно послужит наглядным примером того, что в Башне неприкасаемых нет.

— Тебе будет о чем подумать, — сказал Кардинал уже в спину Артему. — Например, о том, каково это — сидеть в безопасности, когда твои товарищи рискуют жизнью.

— Что?!

— Ничего особенного. Тагир нашел неизвестные Врата Древних, и Конклав готовит совместную экспедицию, — сказал Кардинал, тяжело роняя слова. И добавил: — Вместо тебя пойдет кто-то другой. Быть может, менее опытный, но знакомый со словом «ответственность»… Уведите!

Это был нокаут! Уже к вечеру те же охранники разнесут по всей Башне подробности разговора, завтра о том заговорит весь Конклав. Для Артема с его комплексом одиночки подобная слава была хуже ножа в сердце. Он из кожи вон лез, чтобы заработать авторитет, и вдруг такой удар.

Захар в очередной раз пообещал себе не ссориться с Кардиналом, потому как в мире есть просто сила и сила с большой буквы. Чтобы на равных спорить с бывшим бандитом, а ныне могущественным Сноходцем, надо иметь очень веские аргументы. И почему Артем этого никак не поймет?..

Случайно или нет, но для Захара разговор имел далеко идущие последствия. После ухода попавшего в опалу ученика Кардинал достал список участников, куда сразу после имени коменданта Башни вписал Ненахова. Похоже, ему предстояло стать одним из первых оборотней, попавших на таинственные Пути Древних. Возможность отказа не предусмотрена.

Но главное, никаких подробностей. Кардинал лишь сообщил, что экспедиция стартует через два дня и в ней будет еще четверо участников из Конклава. Немного больше рассказал Тагир. Унижение давнего соперника настроило его на благодушный лад, и он намекнул, что проход через Врата не станет дорогой в никуда, а открывшаяся тропа — прямая дорога в вотчину Волкова.

Для Захара этого хватило, чтобы сложить все факты и сделать правильные выводы. Слишком много на малом Совете Кардинал говорил о важности быстрой переброски бойцов, о секретах противостояния экспансии соседей, чтобы новость об открытии новых Врат была недавним сюрпризом. Значит, нашли их давно и по каким-то причинам не исследовали. Другой вопрос почему…

В группу помимо Захара с Тагиром вошел Денис, парочка энергичных оборотней от команд Эдика и Ромы, а также фигуристая ведьмочка со стороны Ланы. Подробности подковерных интриг прошли мимо Ненахова, и почему были представители только этих сообществ Меченых, он не знал. Да и не интересовало его это. Честно говоря, у Захара лишь против кандидатуры Дениса не было никаких возражений — действительно сильный и опытный боец, а вот на месте любого другого он предпочел бы видеть Артема. Что бы там ни говорил Кардинал, на того можно положиться в любой передряге.

Башню покинули засветло. Перед отправлением Захар заглянул было к Артему, но его не пустила охрана. Не положено. Пришлось уходить, так и не поговорив, отчего на душе остался неприятный осадок. Вроде как не поддержал приятеля в тяжелую минуту. Нехорошо.

Вытянувшись цепочкой, спустились в овраг, мимо памятного дома, в котором Захар в компании с другими Мечеными схлестнулся с жутковатым порождением Тьмы. После захвата Башни здесь все хорошенько зачистили, но обгорелые стены по-прежнему не внушали доверия. Он даже шаг ускорил, чтобы миновать их побыстрее. Остальные не очень понимали, чем так не угодили бывалому Перевертышу какие-то развалины, начали шушукаться. Тагир и тот разулыбался, хотя ему-то положено было знать причину.

Хохмачи чертовы!

Несерьезный настрой сбило появление болотной пумы. Группа проходила мимо бывшего детского садика, когда из-за развалин беседки вылетел разъяренный хищник и, сбив с ног растерявшегося Дениса, принялся рвать идущего следом Маугли. За что так прозвали этого оборотня из команды Эдика, Захар не знал, по крайней мере со зверьем общаться он точно не умел.

Пума драла когтями бронежилет и норовила добраться до горла, а он лишь орал и отбивался руками. Чтобы перекинуться в боевую форму, ему не хватало какого-то мгновения.

Пока Маугли катался по граве, сражаясь со зверем, остальные бестолково топтались вокруг. Как помочь и не навредить товарищу, никто не знал. У оборотней, конечно, живучесть о-го-го какая, но за новые дырки в шкуре никто спасибо не скажет.

Ситуацию разрешила амазонка. Подгадав момент, ткнула стволом обреза в ухо зверя и спустила курок. Голова хищника взорвалась как спелый арбуз, забрызгав Маугли кровью. Пума последний раз дернула лапами и затихла, чего не скажешь об оборотне. Подчиненный Эдика орал как резаный, костеря на все лады чокнутых баб, «которым ума не хватает понять, когда стоит стрелять, а когда нет». Пришлось вмешаться Тагиру, чтобы горлопан заткнулся.

Зная вспыльчивый характер Меченых, а женщин-Меченых в особенности, стоило ждать ответного взрыва ведьмы, но та лишь хмыкнула и презрительно вскинула подбородок. Ненахов вместе с остальными почувствовал себя оплеванным.

И вправду ведьма, не зря на Марго откликается.

— Приводи себя в порядок, и двигаем дальше! — прорычал Тагир. — Не успели от дома отойти, как уже нашли неприятности себе на задницу. Детский сад на выезде!

Все пристыженно молчали. Пусть в случившемся немалая доля вины самого Тагира, что с того?! Все люди опытные, а повели себя как салажата. Решили, что земля вокруг своя, разведанная, а сами круты до изумления, вот и получили. Раззявы. Будь Захар на месте Тагира, он бы повернул группу обратно. Не может поход, начавшийся с неприятностей, закончиться чем-то хорошим. Верная примета.

Однако правая рука Кардинала оказался гораздо менее суеверным.

Ломоть — головорез из команды Ромы-оборотня — с помощью салфеток помог товарищу привести одежду в относительный порядок, Тагир залечил раны, и вскоре движение возобновилось…

Врата обнаружились за ржавым остовом железного гаража у здания бывшего фитнес-центра, в часе ходьбы от Башни. Пройдешь мимо — не заметишь, надо специально искать. Что наводило на интересные мысли. Источники знаний Кардинала и его ближайших помощников явно не ограничивались медальоном и Храмом Всех Древних.

Чтобы добраться до входа, сначала пришлось вырубить заросли вездесущего кровавника. Работали Захар с Денисом, остальные желания поработать мачете не проявили, лишь Марго собрала спелые плоды в мешок. Меченые старательно подчеркивали, что они союзники, но никак не подчиненные. Тагира такое положение дел заметно раздражало.

Наконец открылась вертикальная плита в человеческий рост. Молочно-белая, с радужными разводами и замысловатой резьбой по краям. Кое-где заметны царапины и сколы, словно кто-то сильно разозленный лупил по камню стальным топором. В самом центре еще можно было разглядеть рисунок четырехрукого воина в глухом шлеме. Складывалось ощущение, что кто-то приложил немало усилий, чтобы его уничтожить.

Захар посторонился, пропуская вперед Сноходцев. Тагир что-то втолковывал ведьме, та в ответ молча кивала. Но, видимо, реакция коллеги не устроила помощника Кардинала, он сел на корточки и начал выводить на земле непонятные черточки и кружочки. Наконец Марго решительно тряхнула головой и выдохнула:

— Поняла!

— Ну тогда, — Тагир не спеша поднялся, отряхнул штаны от мусора, — попрошу всех отойти подальше и поберечь глаза. Врата давно не открывались, могут быть разные… спецэффекты.

Захара не надо было упрашивать дважды. Он первым отступил к гаражу и, немного подумав, перекинулся в боевую форму. Так оно безопасней, человеческое тело слишком уязвимо для всяких экспериментов. Его примеру последовал лишь Денис, чем заработал презрительное фырканье Маугли и Ломтя.

Дураки, ничему их жизнь не учит!

Тем временем со стороны камня раздался треск, полетели искры, в землю дважды ударили черные молнии, а на закуску и вовсе повалил густой дым. Потянуло приторно-сладкой вонью Тьмы. На груди Захара немедленно ожил Амулет Света — нагрелся, начал едва заметно вибрировать. Денис, сейчас выглядевший как уменьшенная копия хищного прямоходящего динозавра, покосился одним глазом и плотоядно клацнул зубами.

Почувствовал?! Захар завистливо вздохнул. Посвящение в Храме Всех Древних, конечно, добавило ему сил, но как оборотень он по-прежнему уступал более опытным товарищам. Тот же Денис играючи превращается в тварь много большего размера, чем имеет его человеческая ипостась. Да и одежду куда-то прятать ухитряется, а вот у Захара такой фокус выходит хорошо один раз из трех. И не поймешь, то ли практики не хватает, то ли таланта, то ли что-то не так делает.

Медальон успокоился столь же быстро, как и проснулся. Вместе с ним прекратилась и свистопляска вокруг Врат. Сноходцы справились со скверной Мрака и заставили-таки работать древний механизм. На глазах у всех каменная поверхность пошла рябью, обрела глубину и прозрачность лесного озера. Изображению таинственного рыцаря вернулась четкость. Он пошевелился, пару раз взмахнул руками, затем рубанул мечом и… исчез.

— Готово! — объявил Тагир и отвесил Марго шутливый поклон. По его виду и не скажешь, что пришлось столкнуться с какими-то трудностями. Зато ведьму пошатывало. — Заходим по одному, не задерживаемся. — Сноходец подхватил одной рукой свой рюкзак, другой локоть коллеги и через плечо ехидно добавил: — И молите богов, чтобы Врага не захлопнуло, когда будете через них проходить.

Сказал и скрылся в туманном мареве. Чертыхнувшись, Захар потопал следом. Вряд ли Древние были идиотами и не позаботились о системах безопасности, но мало ли. У входа он едва не столкнулся с Денисом, но слишком разогнавшийся ящер вовремя притормозил и пропустил Ненахова вперед.

Захар сделал шаг, другой и… вывалился в заросли папоротника. Переход серьезно ударил по мозгам, притупил внимание и реакцию. Ненахов не успел оглядеться, как оступился и кубарем покатился к подножию векового дуба. По пути какая-то сила вырвала из рук автомат, сорвала заплечный мешок и хорошенько приложила по пояснице. Вдобавок ко всему он больно ударился о торчащий из земли корень.

Какого черта?! Ошеломленный Захар явно не успевал за событиями. Он попытался встать, но земля под ним пошла волнами, а сверху навалилась неподъемная тяжесть. Ребра затрещали. На голову полилась жижа, от одного запаха которой все нутро едва не завязалось узлом. И Захар запаниковал. Бешено рванулся — раз, другой, третий. Что-то затрещало, сразу стало легче дышать. Глухо рыча, он усилил напор, попытался встать на одно колено, но хлесткий удар сшиб его обратно на землю.

От резкой боли перехватило дыхание, впрочем, за это Захар своему неведомому противнику готов был сказать спасибо: боль прекрасно прочистила мозги. Прекратив сопротивление и мысленно сосредоточившись на амулете, он сложил руки «лодочкой» и прочитал короткое воззвание к Ладару.

— Повелитель Света, Владыка Утра, защити меня от происков Тьмы и дай силы повергнуть Зло! — Он шептал заученные слова с жаром и пылом неофита, вкладывая в каждое слово огонь души.

И почти сразу по телу пробежала знакомая теплая волна, смыв боль и усталость, укрепив мышцы и добавив ясности ума. В членах поселилась удивительная легкость, а мир раскрасился новыми оттенками. По опыту Захар знал, что такое состояние не продержится долго, дорог каждый миг.

Как только вокруг когтей возникло золотое свечение, он извернулся и рубанул по похожему на здоровую змею черному корню. Тиски вокруг туловища ощутимо ослабли, Захар повторил рывок. Надсадно заревев, дернулся изо всех сил. И на этот раз у него все получилось.

Остатки корней лопнули точно гнилые нитки, Ненахов оказался на свободе. С боков к нему метнулись еще два корявых отростка, но их он просто перепрыгнул. Лишь отскочив на пару метров, позволил себе оглянуться… И оторопел. Оказывается, все это время он сражался с деревом — с огромным дубом, которого коснулась скверна Тьмы и наделила псевдожизнью. Зеленый великан превратился в уродливую корягу с кривыми щупальцами-ветвями, гигантскими фасеточными буркалами по всему стволу и с похожим на слюнявую пасть дуплом. Настоящий кошмар мичуринца! Хорошо хоть к Захару свои лапищи древесная мерзость больше не тянула. Последний рывок неожиданно прыткой жертвы стоил ей нескольких конечностей и опаленной Светом коры.

Ненахов довольно зарычал. Пусть Ладар погиб, но остатков его мощи хватает, чтобы внушить почтение даже самым гнусным монстрам. И это хорошо!

Стараясь не выпускать хищное дерево из поля зрения, Захар быстро осмотрелся. Никого из членов отряда в окрестностях не наблюдалось. Умирать его бы не бросили, а значит, остальные тоже по уши в неприятностях.

Захар обошел вокруг здешних Врат — двух резных каменных столбов с изуродованными фигурками четырехруких рыцарей на вершинах. Они уже закрылись, но следы на земле ясно говорили, что прошли все. Особенно выделялись отпечатки лап Дениса. Вот здесь он топтался на месте, затем сделал длинный шаг, затем еще и… побежал?!

Да что за чертовщина здесь происходит?! Что могло заставить бежать оборотня подобного уровня?! И ведь никаких признаков сражения. Мертвая тишина вокруг, лишь проклятое дерево скрипит ветвями.

Захар попробовал пройти дальше, но, как назло, через пару метров от Врат следы исчезали. Будто корова языком слизнула! И что прикажете делать?!

Ненахов зло втянул носом воздух. Дернулся, снова принюхался и, хлопнув себя по лбу, ринулся в сторону засохшего куста колючки, сильно смахивающего на частокол из шипов. Человеческие привычки давали о себе знать, и он порой забывал о возможностях своего тела. Там, где подводят зрение и слух, выручит обоняние.

Под ноги попались заплечные мешок и автомат Захара. Даже искать не пришлось. Порадовавшись такой удаче, он, не сбавляя хода, забросил их на плечо и вломился в заросли. Такое испытание не выдержала даже ороговевшая кожа его боевой формы. Лоб, шею, грудь и плечи украсили десятки глубоких царапин. Но Захар продолжал двигаться вперед. Ерунда, заживет, гораздо важней то, что запах усилился, а значит… В этот момент тело ощутило слабое сопротивление, и он прорвал невидимую завесу.

— Твою дивизию! — зарычал Захар, машинально сдергивая с плеча «калаш» и выдавая очередь на полрожка. В нескольких метрах от него худющая уродливая тварь с впалым животом и пегой шкурой прижала к земле Марго и явно собиралась вцепиться ей в горло.

Он успел в последний момент. Пули сшибли существо с ног, покатили по земле. В стороны полетели кровавые брызги. Кожа лопнула, и в образовавшейся прорехе стало видно гнилое нутро. Назвать этот выкидыш Тьмы животным не поворачивался язык. Больше всего оно напоминало оживленное магией чучело неизвестного хищника, но никак не живое создание.

Наконец тварь твердо встала на лапы, тряхнула башкой и нашла взглядом Захара. В ее глазах вспыхнула дикая злоба. Марго была забыта, зверюга собиралась мстить.

Поток Света, выплеснувшийся из ладони Ненахова, она встретила широким бугристым лбом. Пергаментная кожа сморщилась и поползла клоками, обнажив желтую кость, левый глаз лопнул, как перезрелая слива, но эта ходячая мерзость даже не сбавила шаг. Словно не знала, что такое боль и страх.

В шаге от Захара тварь взвилась в воздух, метя в горло. Увернуться он уже не успевал и от души врезал растопыренной пятерней с выпущенными когтями. Усиленный мощью Ладара удар снес половину башки и отшвырнул нечисть на куст колючки.

— Добивай! — взвизгнула Марго и показала пример, рванув к бьющемуся в агонии монстру. В руках ведьмы как по волшебству появился туристический топорик.

Захар едва не переспросил зачем, но вовремя заметил, как тело монстра окутали клубы дыма, и там, где они появлялись, раны начинали стремительно затягиваться. Остро завоняло Тьмой.

— В сторону! — рявкнул он и простер над тварью руки. Марго едва успела отшатнуться, как бело-золотое пламя накрыло оскверненного Тьмой зверя. На мгновение кожу стянуло от жара, но вскоре огонь спал, открыв полуразложившийся труп — вместе с магией Мрака из него ушло и мерзкое подобие жизни.

Ведьма зло выругалась и двумя взмахами топора отделила мертвяку почти восстановившуюся голову. На всякий случай! Захар же только сейчас опомнился и огляделся.

Он оказался на небольшой площадке перед грудой железа, в которой с трудом можно было узнать упавшее колесо обозрения. Сзади стена из разросшейся колючки, слева и справа — широкие канавы с грязно-серой жижей. Здесь же были и остальные члены отряда. Денис в облике динозавра загнал сразу двух одержимых Мраком зверюг в тупик между завалившейся набок будкой кассы и бетонной плитой. Ящеру не требовалась поддержка сил Света, чтобы твари превратились из охотников в жертв. Даже Тьма неспособна оживить разорванное в клочья тело. По крайней мере, останки других монстров валялись на земле и не подавали никаких признаков жизни.

Тагир в компании с оставшимися оборотнями обнаружился немного в стороне. Сноходец замер на краю канавы, увязнув в поединке взглядов. Его противник — невысокой человекоподобный уродец с огромной головой — стоял по пояс в грязи, но вряд ли испытывал по этому поводу какие-то неудобства. Вокруг него медленно кружились непонятные черные то ли хлопья, то ли снежинки, с хилых ручонок изредка срывались капли темного огня. Похоже, что Тагир встретил достойного противника.

Для Маугли с Ломтем тоже нашлась работа — они дружно отбивались от одержимого льва. Некогда величественный зверь облез и страшно исхудал, взамен отрастив на голове два ряда мелких рожек. Перевертыши с трудом отражали его атаки, не давая прорваться к занятому схваткой Тагиру. В общем, патовая ситуация, без помощи не обойтись.

Захар подмигнул Марго и гигантскими скачками помчался к сражающимся, ведьме пришлось догонять.

Переродившийся лев что-то услышал, потому как отмахнулся от оборотней и попытался развернуться к новому противнику. Но тут Маугли и Ломоть не сплоховали. Насели на него так, что монстру пришлось на несколько секунд уйти в глухую оборону, а там уже и Захар подоспел. Белкой взлетел на спину твари и вцепился когтями в загривок. Призывать Силу Ладара он не стал — и так справится, а туз в рукаве не помешает. Все-таки сто возможности ограниченны, и Захара хватит еще на один серьезный призыв Света.

Лев не успел опомниться, как Ненахов вбил когти ему в затылок. Лапы зверя разъехались, он упал. Почти сразу рядом оказался Маугли и с натужным хэканьем принялся рубить ему шею мачете. Ломоть начал потрошить когтями пачку соли, чем заработал одобрение Захара. Когда Тьма начнет покидать мертвое тело, ее надо будет чем-нибудь встретить.

Брезгливо вытерев заляпанные пальцы о землю, Захар повернулся к Сноходцам. Там тоже все закончилось — Марго поставила жирную точку, срубив карлику голову.

— Слушай, командир, глаза меня обманывают или мы не на базе Волкова? — спросил Захар насмешливо.

Тагир, еще не отошедший от схватки в Изнанке, грязно выругался. Виритника пошатывало, заметно подрагивали колени. Но он быстро взял себя в руки и расправил плечи.

— Нижний парк не узнал?! Да и до Школы рукой подать… — Тагир откашлялся. — Но лучше бы нам убраться отсюда как можно скорей.

— Дело говоришь, — согласился Захар и кивнул на карлика: — Что, в кои-то веки кто-то тебе оказался не по зубам?

Тагир аж дернулся.

— Не мели ерунды! С такой мелочью я справлюсь в любом состоянии, — процедил он, затем немного подумал и добавил: — Хотя он и вправду оказался очень силен.

Захар еще раз вспомнил уродца: карикатурное тельце, слишком большая голова на тонкой шейке, широченный приплюснутый нос и похожие на иголки зубы. Ни тебе мощных челюстей, острых когтей или огромных мускулов, только плотная аура Тьмы вокруг, и все. Такому, чтобы выжить, нужен серьезный костыль в виде магии. Так что лукавит Сноходец, сильно лукавит.

К ним подошел тяжело дышащий Денис. Ему тоже бой дался далеко не так просто, как показалось вначале. На левой ноге красовался свежий рубец, на груди и животе топорщились содранные костяные пластины.

— Моих солью тоже обработайте, — попросил он Ломтя и кивнул на голову карлика у ног Марго: — Кто это был?

Захар едва не бросил: «Да кто же тебе скажет?!» Но его опередил Тагир.

— Скарл — полуразумный демон с неплохим набором колдовских умений. Кардинал рассказывал о таких, — буркнул Сноходец. — Одна беда: они вроде не обладают собственной волей, а эта гадина вокруг себя целый отряд сколотила и на нас напала…

Тагир вдруг осекся и подошел к небольшому гнилому наросту на стенке билетной кассы, который сильно походил на гриб чагу, разве что от того не несло Тьмой и вокруг не дрожал воздух. Зло оскалившись, помощник Кардинала рубанул ножом и рассек лжечагу на две неровные части.

Хлопнуло, взвился хоровод черных искр, и Захар ощутил, как исчезло давление на уши, появились посторонние звуки. Пелена, через которую он продирался, когда искал своих, наконец исчезла.

— Вот ведь гадина какая! Морок поставил, чтобы бой в Школе не слышали. — Тагир сплюнул, обвел взглядом весь отряд. — Все целы?.. Ну тогда двигаем отсюда, и в темпе! Пока нас еще кто-нибудь нехороший не нашел.

Однако его предупреждение несколько запоздало.

Затрещали кусты, на поляну вывалился черный комок, тут же развернувшийся в крупного паука. Ломоть потянулся было за солью, но Марго оказалась быстрей. Ведьма молниеносно выдернула из кобуры на поясе обрез двустволки, шагнула к порождению Тьмы и почти вплотную разрядила оба ствола. Добивать не пришлось — тварь упала на спину, и от нее повалил густой дым. Жаль, что с Одержимыми и демонами такой фокус не проходит.

Маугли одобрительно заворчал, начал что-то говорить, но появление еще трех пауков заставило его заткнуться.

— Бегом, мать вашу!! — рявкнул Тагир.

И они побежали.

Любимое место отдыха горожан давно превратилось в закрытый мир, живущий по своим законам. Там, где царит Тьма, живым существам нет места. Даже будь в парке весь Конклав в полном составе, все равно пришлось бы отступить. Слишком много порождений Мрака нашло себе здесь приют, слишком сильны эманации первородного Зла. Выжить в Нижнем парке — уже большая победа.

Похватав вещи, группа рванула напрямик через ржавые останки колеса обозрения. Однако совсем скоро стало ясно, что это было ошибкой. Прямой путь не всегда самый короткий. Несмотря на нечеловеческую ловкость Меченых, завалы из металлических конструкций, непонятные бетонные блоки и обломки свай сильно их задержали. Поэтому когда отряд вырвался на бывшую центральную аллею, там их уже ждали четверо одержимых — трое болотных пум и огромный кабан-секач. Вдали мелькал еще один скарл в сопровождении трех или четырех «клякс».

На беду темных, первым шел Денис. Двуногий ящер играючи перемахнул через сунувшихся к нему пум и налетел на секача. Тот даже дернуться не успел, как челюсти оборотня сомкнулись на его загривке, затем последовал сильный рывок, и позвоночник чудовища лопнул с противным хрустом.

Столь молниеносное нападение ошеломило пум, чем незамедлительно воспользовался Тагир. Силой Изнанки сковав одну из тварей, он одним движением снес ей голову и атаковал ее товарок. Маугли и Ломоть не отставали, дополняя ментальную мощь Сноходца грубой физической силой.

Марго с Захаром остались не удел. Даже расслабились немного, за что едва не поплатились. Скарл додумался метнуть в сражающихся похожий на веретено сгусток черного света, и, чтобы отбить магическую атаку, Ненахову пришлось постараться. Возникший в его руках золотистый щит не успел полностью сформироваться, когда в него вонзилась Стрела Тьмы.

Грохнуло так, словно рядом взорвалась мина. Захара отбросило назад, прямо на ведьму, Маугли и Тагира просто сбило с ног. К тому моменту им противостояла последняя тварь, которая воспользовалась смятением в рядах Меченых и бежала, поджав обрубок хвоста.

Зато скарл об отступлении и не помышлял.

Под прикрытием «клякс» он с завидной меткостью начал бомбардировать группу заклинаниями. И Захар практически ничего не мог с этим поделать. Его власти над Светом было недостаточно для противостояния колдуну такой силы. Пришлось снова бежать.

Миновали развалины детского городка, срезали угол через танцплощадку с подозрительно булькающей лужей в центре, немного поплутали в лабиринте бывших кафешек, киосков и полусгнивших автомашин. Погоня не отставала. К скарлу и «кляксам» присоединились две твари с козлиными головами. Яростно блея, они точно носороги сносили на своем пути любое препятствие. И что самое поганое, пули их не брали.

Неизвестно, чем закончилась бы эта гонка, если бы отряд не выскочил ко рву перед Школой. Вымуштрованные Волковым бойцы сориентировались моментально и жахнули по погоне из «шмеля». Здесь не помогла даже защита от пуль. Облако огня накрыло обоих рогачей и одну из клякс, остальные вынуждены были отступить под укрытие деревьев.

Вырвались!

— Ну что, камрады, будем считать, тропу к Школе мы нашли? — заявил Тагир, как только волковцы перебросили через ров мостик из двух досок.

— Угу. Только ходите по ней, пожалуй, без меня, — сказал Захар. Остальные поддержали его нестройным бурчанием, вызвав довольный смех Сноходца.

Впрочем, Ненахов как никто другой понимал, что в случае нужды даже такой путь лучше, чем ничего. А значит, им еще не раз придется прорываться через заслоны Тьмы, и их жизни будут ставками в борьбе за скорость. Ничего страшного, прорвутся! Правда, на вкус Захара, на этих неведомых дорожках невиданных зверей могло бы быть и поменьше, хотя бы самую малость. Надо намекнуть Кардиналу, пусть озаботится. А еще лучше, чтобы ему об этом Артем сказал. Сразу как из-под ареста выйдет.

От нарисовавшейся картинки Захар помимо своей воли улыбнулся и почувствовал, как начали разжиматься тиски напряжения. На другой берегом ступил в отличном настроении.


Глава 4 Сила древних обрядов | Во имя потерянных душ |