home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Узор второй, темно-фиолетовый

Когда после телефонного звонка Бенджамина Крота возбужденный брат Нимрод примчался в номер археолога и его спутника, он обнаружил в нем такую сцену: суслик корчился на кровати, держась за живот, а енот тряс его за плечо, настойчиво вопрошая:

— Ну, тебе лучше? Лучше, правда? Скажи, что лучше!

— Мне очень пло-о-охо… — выл Георгий, закатив глаза. — Все хуже и хуже. Пожалуйста, профессор, организуйте мне похороны. Пышности не надо, достаточно двух-трех оркестров, пятьсот родственников, идущих за гробом, еще двести — перед гробом, тысячу-другую по бокам и пять-шесть безутешных вдов. И пускай гроб несут четыре слона. Или семь. Стоящие на огромной черепахе. Или нет, на маленькой черепашке, такие карликовые слоники.

— Что здесь происходит? — грозно поинтересовался барс.

— Он вдруг заболел, — раздраженно махнул лапой Крот. — Слышите же, бредит.

Брат Нимрод огляделся по сторонам.

— Вы принесли разрешение?

— Да, — ответил Крот. — Оно у него.

— Ну так заберите и пойдем отсюда!

— Ничего не выйдет, — мрачно возразил енот. — Разрешение выдано на его имя. Без Георгия нас никто в горы не поведет.

— Я уже вижу… Вижу райский сад… — простонал больной. — Я иду к вам, мои райские птички…

Брат Нимрод отстранил Крота от постели и склонился над сусликом.

— Да, приятель, что-то вы совсем плохи.

— Совсем… — не возражал умирающий.

— А что так?

— Наверно, съел что-нибудь не то… Или меня что-нибудь не то съело…

Брат Нимрод сочувственно покачал головой.

— Ничего, я помогу вам.

— Вы — ангел? — слабым голосом спросил Георгий.

— Он самый, — подтвердил барс.

— А почему у вас крылышков нету?

— Я ангел-инвалид, — пояснил брат Нимрод.

Он откинул одеяло с задних лап суслика и потрогал его лодыжки.

— Так болит?

— ААААААА! — ответил больной.

— Да, серьезное отравление, — заключил брат Нимрод. — Придется все ампутировать.

— Ох, — ответил Георгий.

Внезапно барс прижал его лапу к кровати и пощекотал пятку. Суслик захохотал, застучал кулаками по простыне и принялся извиваться в невозможном для больного темпе.

— Ха-ха-ха! Отпустите! Ха-ха-ха! Ой, не могу!

Брат Нимрод отпустил. Георгий немедленно прекратил хохотать, схватился за живот и завыл:

— Помираюуууу…

— Ну хватит! — резко осадил его барс. — Сначала научитесь болеть, а потом притворяйтесь!

Суслик приподнялся, оперся на локти и обиженно возразил:

— Я умею болеть. У меня по болению была четверка.

— Как вам не стыдно, Георгий! — возмутился Бенджамин Крот. — Зачем вы тянете время? Вы же знаете, как нам важно попасть в Сабельные горы!

— Но я не хочу в горы! У меня боязнь гор. Это такая болезнь… Как же ее… А, горофобия!

Брат Нимрод покачал головой.

— Тема болезней себя исчерпала, Георгий.

— Да не могу я в горы! Философы не должны лазать по горам. Они должны сидеть в бочках и там размышлять о горах. Важны не горы, а идея гор.

Барс в упор посмотрел в глаза суслику.

— Георгий, — произнес он тихо и пугающе.

Суслик сглотнул и пискнул:

— Мне надо домой. Срочно. Я оставил включенным утюг.

— Георгий! — рявкнул барс.

— Мама! — ответил Георгий.

— Вы умеете читать?

— Что? А… Да. Конечно.

— Тогда скажите, что вы сейчас читаете в моих глазах?

— Скрытую угрозу.

— Верно. А сейчас?

— А сейчас — не скрытую.

Брат Нимрод удовлетворенно кивнул.

— Молодец. Вставайте, мы отправляемся в горы.

— Но мне надо в Градбург! Как сказала бы бомба — мне что, разорваться?!

— Георгий, не вынуждайте меня… — прошептал брат Нимрод.

И суслик благоразумно решил его не вынуждать.

Крот сообщил, что он уже договорился с проводником, и тот ждет их на улице. Проводником оказался Лев, которому как раз сегодня наконец почти удалось войти в образ дворника. Фартук он снял, и теперь был похож на дворника, снявшего фартук. Лев потребовал продемонстрировать сначала разрешение, затем Георгия, и только тогда согласно кивнул.

— Вы действительно хорошо знаете Сабельные горы? — придирчиво спросил брат Нимрод.

— Как свои три пальца! — заверил Лев, поднимая левую лапу.

— Почему три? У вас же все четыре на месте.

— Да, но вот этот, — Лев пошевелил мизинцем, — не мой. Вообще не понимаю, как он на моей лапе оказался. Наверно, в роддоме перепутали.

Брат Нимрод повернулся к археологу.

— Крот, может, поищем другого проводника? У которого никто ничего не путал?

— Где поищем? Мы ведь никого не знаем. А время-то уходит.

— Ладно, — нехотя согласился барс. — Георгий, поедем на вашей машине.

— Сейчас я ее пригоню, подождите, — оживился суслик и поспешил к машине, увлекая за собой Льва.

— Эй! — возмутился Лев.

— Так надо, — заявил Георгий. — Вы поможете мне пригнать машину. Одному трудно.

Когда они немного отдалились от Крота и брата Нимрода, Георгий заговорщически сказал:

— Я вам заплачу…

— Здорово, я рад, — отозвался Лев и сделал попытку освободиться от цепкой хватки суслика.

— Подождите, я же еще не сказал, за что!

— А… Так это за что-то… — разочаровался Лев. — Ну?

— Не сводите нас с Лисом Улиссом. Даже если Крот будет очень просить.

— С кем?

— С Лисом Улиссом.

— А… С Лисом Улиссом. Ладно, не буду. Вашу просьбу выполнить нетрудно.

— Это еще не все.

— Да? Жаль…

— Ни в коем случае не ведите нас туда, куда мы попросим.

— Как у вас все сложно, — осуждающе покачал головой Лев. — Зачем же мы тогда вообще в горы идем?

Они подошли к машине и Георгий вытащил ключи.

— Как зачем? Чтобы вы получили деньги. Да еще и в двойном размере, если выполните мою просьбу.

— Это уважительная причина, — согласился Лев, залезая в автомобиль и усаживаясь рядом с водителем.

— И не надо говорить им о моей просьбе, — добавил Георгий, нажимая на газ.

— Почему-то я так и думал, — ответил Лев…


Узор первый, желто-зеленый | Лис Улисс и край света | Узор третий, бурый в крапинку