home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Безумная ночь сыщика Проспера. Часть вторая — таинственно-мистическая

Сыщик Проспер тихонько постучал в крайнее правое окно соседнего дома. Энтузиазма он при этом не испытывал никакого. По его мнению, львенок-маг с Третьим Глазом вряд ли окажется хорошим свидетелем. Но других ему, к сожалению, никто не предлагал.

В темном окне колыхнулась занавеска и раздался яростный шепот:

— Какого демона вам надо? Вы мешаете мне общаться с потусторонними силами!

— Простите, — тоже шепотом ответил Проспер. — Мне нужно с вами поговорить. Дело в том, что я сыщик и расследую…

— А! Вы, должно быть, насчет похищенной лисицы!

Нижняя челюсть сыщика отвисла. Она всегда так поступала, когда ее владельца что-нибудь сильно ошеломляло. Происходило это, правда, не часто. Обычно настигающее Проспера ошеломление бывало весьма умеренным.

— Так вы видели? — обрадовался лис. — Вы — свидетель?

Вместо ответа он услышал:

— Заходите в дом, я открою.

Когда Проспер зашел в подъезд, в дверях нужной квартиры его уже ждали. Взъерошенный львенок возраста средних классов, облаченный в черную мантию, расписанную созвездиями, поглядев на которые, сыщик невольно заподозрил, что они придуманы самим львенком. Во всяком случае, он никогда не слышал о созвездиях Большой Лев, Малый Лев, Средний Лев, Крохотный Лев, Громадный Лев, Микроскопический Лев и Колоссальный Лев.

Юный хозяин квартиры прижал к губам палец:

— Только тссс! Не разбудите предков! Они могут не одобрить…

Что именно могут не одобрить предки, он не уточнил, но Проспера детали не волновали.

— Я буду тих как лис! — пообещал он. — Ваши родители ничего не услышат.

— При чем тут родители? — удивился львенок.

— Ну как же? Предки…

— Да нет! Я имею в виду более предковых предков! Пращуров! Их духи везде… — львенок повел лапой, указывая на зону обитания невидимых пращуров. — Они спят, ожидая своего часа. Поэтому будьте потише, а то они проснутся и не одобрят!

— Понял! — заверил Проспер.

Львенок удовлетворенно кивнул.

— Ну и родителей тоже лучше не будить, — добавил он и поманил гостя за собой.

Комната львенка представляла собой хранилище всевозможных мыслимых и немыслимых оккультных предметов. Немыслимых было больше. Стены комнаты украшали плакаты с магическими символами (а также плакат с изображением мифологических зайцев-эльфов и надписью «Хочу верить!»), с потолка свисали всяческие амулеты, а гадальные и игральные карты покрывали пол, столы и стулья в живописном беспорядке — возможно, полном магического смысла. Остальные предметы, населявшие это святилище, не вызывали у Проспера конкретных ассоциаций и поэтому относились к категории «немыслимых». Но вид у них был самый что ни на есть оккультный.

Львенок уселся в кресло и гостеприимно указал Просперу на соседнее.

— Меня зовут Марк. Но вы можете звать меня просто О Великий Чародей.

— А я знаменитейший сыщик, — отозвался лис, устраиваясь поудобнее. — Но вы можете называть меня Проспер. Это сложнее, зато по имени.

Марк кивнул.

— Я слышал про вас. Своим Третьим Ухом. — Он ткнул пальцем в угол, и взгляд Проспера уткнулся в одинокое львиное ухо. Оно лежало на полу и производило движения, вызывающие ассоциации с посапыванием и похрапыванием.

— Отдыхает, — нежно пояснил Марк.

В целях экономии времени Пропер решил ничему не удивляться.

— Вы видели, как похитили лисицу?

— Нет. То есть да, но Третьим Глазом. — Марк указал пальцем в другой угол. Проспер уже догадывался, что там увидит. И действительно — на полу лежал закрытый львиный глаз и примерно повторял движения Третьего Уха.

— Отдыхает, — ласково пояснил Марк.

В целях экономии времени Проспер снова решил ничему не удивляться, но на этот раз решение далось ему с трудом.

— Третий Глаз все видел, — повторил львенок.

— Так вы можете назвать похитителя?

— Назвать — нет. Он мне не знаком. Единственное, что я могу сказать, это каким зверем он является.

Проспер расстроился.

— Боюсь, это мало поможет. Если, конечно, это не редкий зверь. Или если у него есть какие-нибудь особые приметы. Хромота, или одна задняя лапа короче другой.

— Нет, таких примет у него нет. А вот насчет редкого зверя — в точку!

Сыщик воспрял духом.

— Так он не тигр?!

— Тигр.

— Но… Вы же сказали, что редкий.

— Редкий, — подтвердил львенок. — Даже еще более редкий, чем просто редкий. Если, конечно, в школе нам не врут. А то могут врать. Ведь учат же нас, будто магии не существует, и что наука отвергает существование Третьего Глаза и Третьего Уха. Я приносил их в класс, а она все равно отвергает! Но я не в обиде, потому что Третий Глаз и Третье Ухо тоже отвергают науку…

— Погодите! Что значит — редкий тигр?!

— А разве я не сказал? — удивился Марк. — Это был саблезубый тигр.

Нижняя челюсть Проспера начала было снова опускаться, но решила, что вторично за какие-то несколько минут — будет слишком, и осталась на месте.

— Они же вымерли!

Львенок уставился на него в упор.

— Вы случайно не учились в моей школе? Там то же самое говорят.

— Но это общеизвестный факт! Вы уверены, что это был саблезубый тигр, а не обычный?

— Клыки у него были как у саблезубого, — ответил Марк. — У обычных таких клыков не бывает. Если это, конечно, не генетический урод. Слушайте, а вдруг он генетический урод?!

Проспер задумался.

— Хм… Но если так, то о его существовании в городе должны знать. Подобная личность не может остаться незаметной.

— А… Ну тогда это был саблезубый тигр, — убежденно сказал львенок. — Потому что о таких генетических уродах я не слышал даже Третьим Ухом. Да что там Третьим Ухом, я даже Шестым Чувством его не ощущаю — урода этого!

— Шестым Чувством? — Проспер напрягся и приготовился в очередной раз ничему не удивиться.

— Ну да, — кивнул Марк, поглаживая себя по груди. — Оно у меня здесь. Отдыхает.

— А, — сказал Проспер.

— Не верите? — обиделся Марк. — Ну и зря! Оно, между прочим, помогает мне видеть будущее! Вот, например, я про вас такое знаю… что лучше бы я этого на знал!

— И что же это? — полюбопытствовал Проспер.

— Даже не знаю, говорить ли…

— Говорить!

— Ну, как знаете. В общем, вы умрете.

Проспер встревожился. После Третьего Глаза и Третьего Уха относиться к сверхъестественным способностям Марка скептически было трудновато.

— Когда?

— Этого я не вижу, — с сожалением ответил львенок.

— А от чего?

— Этого тоже. Но в том, что вы когда-нибудь умрете, никаких сомнений. Я четко вижу ауру смерти.

— Ах, когда-нибудь… — Проспер расслабился.

— Не стоило мне этого говорить. Зачем вам знать про себя такие вещи…

— Ничего. Думаю, я смогу с этим жить.

— Тогда ладно. А то когда я в классе начал предсказывать будущее, в смысле, оценки за экзамен по математике, — меня чуть не убили. А экзамен все равно провалили.

— Скажите, Марк… А вы своим Третьим Глазом не видели, куда этот саблезубый похититель утащил лисицу?

— Нет, конечно! Я же не могу все видеть! Я вам что, волшебник?

— А сами вы как думаете?

— Э-э… Ну да, я волшебник. Знаете что? Давайте воспользуемся магией, чтобы узнать побольше об этом зловещем преступлении!

Но Проспера эта идея не вдохновила.

— Я бы предпочел более традиционные методы сбора информации, — честно признался он.

Львенок сделал круглые глаза:

— Так это и есть традиционный метод! Для нас, чародеев, самый традиционный из всех!

«А может, действительно пришло время испробовать нестандартные способы ведения следствия?» — подумал сыщик.

— И как же мы будем колдовать?

Юный чародей вскочил и начал с энтузиазмом собирать разбросанные карты, на ходу объясняя:

— Это очень просто! Для успешного магического следствия должны соблюдаться определенные условия. Во-первых, требуется присутствие одного сыщика и одного мага. Они у нас есть. Во-вторых, надо довериться картам судьбы — я их как раз собираю. И в-третьих, надо ничего не забыть!

— Что не забыть?

— Ничего! А то забудем что-нибудь, ну там деталь, мелочь какую-то, и все пойдет прахом. Кстати, прах тоже нужен. — Марк принялся сгребать лапой пыль.

Наконец он скинул все собранные карты на стол, предварительно рассеяв над ним «прах».

— Еще нужны свечи. — Марк зажег в углах стола по большой свече. — И классная музыка нужна! — Львенок включил стереосистему и из динамиков тихонько полился альбом «Лицевая сторона солнца» группы «Розовый фламинго». — Ах, да! Газировка еще нужна! И орешки!

— Зачем газировка и орешки? — удивился Проспер.

— Как зачем? Вкусно! — Судя по виду Марка, до него не доходило, почему сыщик не понимает таких элементарных вещей.

Он убежал и вскоре вернулся с бутылкой лимонада и фисташками.

— Еще хорошо бы принести в жертву пяток-другой девственниц… У вас есть с собой девственницы?

— Увы… — развел лапами сыщик. — Как-то вот не захватил сегодня.

— Жа-а-аль. Ну ладно, может, и без девственниц сработает. Хотя с девственницами было бы лучше. Было бы а-у-тен-тич-ней!

Марк придирчиво оглядел стол, остался доволен и картинно простер лапу в сторону гостя:

— Прошу к столу! Чудеса ждут нас!

Вздыхая в душе от ощущения бессмысленности происходящего, сыщик уселся за стол. Сам львенок расположился напротив и, закатив глаза, принялся водить лапами над картами и что-то шептать.

«Заклинание», — произнесла иррациональная половина Просперовской сущности. «Шарлатанство», — возразила рациональная.

Внезапно Марк остановился и недовольно глянул на сыщика:

— Можно потише?

— Но я молчал!

— Нет, вы что-то сказали! Я же отвлекся, значит, сказали! Вы издавали такие звуки, будто в соседней комнате кто-то скрипит половицами!

— Так может, кто-то в соседней комнате скрипит половицами? — предположил Проспер.

Львенок напряженно прислушался.

— Родители могли проснуться, — перешел он на шепот. — Нам следует все делать очень-очень тихо. Чтобы они заснули и не помешали нам. Это в будущем я избавлю зверей от сна, а сейчас пускай спят!

— Зачем избавлять зверей от сна? — поинтересовался сыщик.

— Потому что когда мы спим, пришельцы и гномы выкачивают из наших мозгов информацию и программируют нас на злые поступки. Поэтому сон — наш враг! Но ничего, скоро я создам заклинание, которое никому не даст спать! Посмотрим, что тогда будут делать пришельцы и гномы!

«Пришельцы и гномы» добили знаменитого сыщика. Ему даже показалось, что он сам становится магом и экстрасенсом, потому что увидел, как Марка окутывает почти осязаемая аура безумия. «Бежать отсюда куда подальше!» — забыв о постоянной вражде, в унисон завопили Просперовские рациональная и иррациональная сущности. Только огромным усилием воли и желанием спасти Антуанетту сыщику удалось подавить желание немедленно уступить истерическому призыву сущностей.

«Бывало и хуже», — напомнил себе Проспер.

Тем временем Марк, для которого тяжелая внутренняя борьба партнера по колдовству прошла незамеченной, вернулся к основному вопросу:

— Итак. Что мы, собственно, знаем о том, чего не знаем? — Он ненадолго задумался. — Нет, лучше с другого конца. Что мы знаем наверняка? Во-первых, похищенная. Это лиса.

Львенок покопался в картах.

— Нет лисы… Ладно, пусть будет собака. Вот, зачеркиваем «собака» и пишем «лиса». Теперь саблезубый тигр. Так, тигров полно, но саблезубых нет. Хорошо, берем обычного и пририсовываем клыки. Теперь есть над кем колдовать.

Карты «лисы» и «саблезубого тигра» легли на середину стола.

Марк переместился к окну, пошарил в каких-то мешочках и вернулся со школьным пеналом, на крышке которого не очень умело были намалеваны знаки, самоуверенно выдающие себя за пентаграммы.

— Мой набор волшебных палочек! — гордо объявил Марк, раскрывая пенал и вытаскивая оттуда нечто среднее между карандашом и отверткой. Он поводил гибридом из стороны в сторону, но ничего не случилось. Львенок вернул «палочку» на место и вытащил другую. — О! С крестообразной должно получиться!

Пассы крестообразной палочкой вызвали легкое возмущение атмосферы в виде дуновения ветерка.

— Отлично! — обрадовался Марк. — Теперь так. Я вывожу палочкой очень важные магические фигуры. А вы закройте глаза и с выражением декламируйте стих про одинокий мячик, который не утонул в океане.

Стараясь не вникать в собственные ощущения, сыщик подчинился. Детский стишок про мячик, который девочка-котенок по имени Таисия выронила в океан, и который ей потом вернули собаки-водолазы, он, оказывается, помнил очень хорошо.

— Класс! — одобрил Марк. — Почему-то очень вдруг захотелось послушать этот стишок. Детство вспомнил. Недавнее счастливое детство.

Но Проспер не разделял его умиления.

— Так это не заклинание?

— Это?! Нет, конечно! Это детский стишок! Как он может быть заклинанием!

— А делом-то мы займемся? — с раздражением поинтересовался сыщик.

— Обязательно! И прямо сейчас! Подайте мне географический атлас, он на полочке у вас за спиной.

Проспер подал. Без малейших колебаний львенок выдрал из атласа страницу.

— Карта Вершины, — объяснил он. Затем положил страницу на стол и взмахнул палочкой. — Город Вершина, у подножия Сабельных гор, население десять тысяч жителей, полезных ископаемых нет, на столе появись!

На глазах у изумленного Проспера игрально-гадальные карты пришли в движение. Они немного покрутились и замерли «рубашками» к верху — все, кроме «лисицы» и «саблезубого тигра», оставшихся на своих местах.

— Вот, — сказал Марк. — Перед нами астральная карта Вершины.

Он снял с лапы часы и передвинул стрелки на полтора часа назад. Положил часы на стол и провел над ними волшебной палочкой, произнеся:

— Что было, то прошло, что прошло, то ушло, что ушло — а вот оно!

«Лисица» и «саблезубый тигр» передвинулись к краю стола, смешались друг с другом и замерли, касаясь двух других карт. Марк пояснил:

— Теперь это астральная карта Вершины полуторачасовой давности. Вот, смотрите… — Он перевернул задетые «лисой» и «саблезубым тигром» карты и Проспер увидел, что на одной из них изображен чародей с длинной белой бородой, а на другой — поэт в берете и с черепом в лапе. — Это мой дом и соседний. А сейчас вы должны мне помочь. Возьмите часы и медленно переводите минутную стрелку вперед. Только очень медленно!

Марк взмахнул палочкой и прочитал заклинание:

— Мементо море перпетум мобиле!

Проспер покрутил колесико часов. Карты «лисицы» и «саблезубого тигра» зашевелились на месте, толкая друг друга. Похититель и Антуанетта борются, понял сыщик.

Затем карта «саблезубого» поползла к другому краю стола, увлекая за собой «пленницу».

— Сейчас мы увидим, где они остановятся! — возбужденно прошептал Марк, продолжая чертить в воздухе фигуры. — Хо-хо, тогда его можно будет брать тепленьким!

«Неужели все окажется настолько просто?» — поразился сыщик.

Но «просто» не получилось. Карты доползли до края стола, дружно за него перевалились и упали на пол.

— Что такое? Магия испортилась? — заволновался Марк, встряхивая палочку. — Давайте-ка повторим эксперимент!

Проспер не возражал. Эксперимент был повторен и привел к тому же результату — карты действующих лиц оказались на полу.

— Наверное, звезды неблагоприятно сложились, — огорчился Марк. — Такое бывает. Зайдет какой-нибудь Юпитер, скажем, в четвертый дом, а там его не ждали и никто ему не рад. Вот и сидят в четвертом доме все насупленные с этим непрошеным газовым гигантом, а у нас колдовство обламывается.

Но у сыщика нашлось другое объяснение:

— Думаю, что дело не в звездах. Просто похититель увез лисицу из Вершины.

Версия Марку понравилась, так как по ней выходило, что с магией все в порядке.

— Так это же хорошо! — обрадовался он.

— Нет, это плохо, — возразил Проспер. — Где их теперь искать? — Ему в голову пришла обнадеживающая идея. — А может, поколдуем над астральной картой всей страны?

Ответ львенка его разочаровал.

— Увы, — вздохнул Марк. — С такими масштабами я пока колдовать не умею.

— Мммм… А мы можем выяснить что-нибудь о личности преступника?

Марк воспрял духом.

— Попробуем!

Он убрал карту «лисицы» — чтобы не мешала, а «саблезубого тигра» вернул на место. Размахивая палочкой, Марк произнес:

— Личности удостоверение, характера черты! Навыки-привычки, пристрастия-приметы!

«Саблезубая» карта задрожала, отползла в сторону, прошла над пятью другими картами, едва касаясь их верхних краев, и замерла.

Сгорая от нетерпения, Марк перевернул задетые карты. Это оказались трефовые десятка, туз, дама, король и валет. На морде львенка отразилось недоумение.

— Что это значит? — спросил он Проспера.

— На первый взгляд, ничего… — задумчиво ответил сыщик. Но раскрытые карты ему что-то напоминали. Что-то очень далекое… Из молодости… Почему-то связанное с кошками.

Сыщик хлопнул себя по лбу.

— Ну конечно! Кошачий покер!

— Что? — не понял Марк.

— Это «кошкин дом», высшая фигура кошачьего покера! Просто надо разложить карты в порядке возрастания.

— Ну и? — все еще недоумевал далекий от мира азартных игр львенок.

— Это значит, что наш похититель как-то связан с казино! Может, он игрок. Или крупье. В городе ведь есть казино?

— Ребята говорили, что есть. Но оно очень запрещенное.

— Пускай запрещенное! Где оно находится?

— Я не знаю. Этого ребята не говорили. Наверное, тоже не знают. Господин сыщик, вы бы все-таки потише радовались…

Но было поздно. За дверью раздались шаги и через мгновение на пороге комнаты возникла заспанная львица в домашнем халате.

Львица с интересом уставилась на Проспера. Лис встал и вежливо кивнул.

— Мама, я сейчас все объясню! — засуетился Марк. — Это сыщик Проспер. У него украли лисицу. Я видел это Третьим Глазом. Мы провели магическое расследование! Похититель — вымерший саблезубый тигр. Он увез ее из города неизвестно куда, и поэтому карты падают на пол. Но зато мы выяснили, что этот вымерший саблезубый похититель — игрок или крупье! Мама, ты знаешь, где у нас в городе подпольное казино?

К удивлению Проспера, львица отреагировала на услышанное спокойно. Видать, ко многому привыкла, живя в доме с юным магом.

— Нет, сынок, не знаю.

— Честно? — усомнился Марк. — А если бы ты знала, где можно поиграть в карты на деньги, ты бы мне сказала, правда?

— Ну, конечно, дорогой, — улыбнулась львица. — А теперь иди спать. А то уже очень-очень позднo!

— Ну, ма-а-а…

— Спать! А то школу проспишь!

Марк насупился.

— Мам, ну разве ты не видишь вокруг меня ауру нежелания идти спать? И еще большую ауру нежелания ходить в школу?

— Марик! — строго нахмурилась львица.

Львенок уныло поплелся к двери, ворча на ходу:

— Когда я вырасту, я придумаю такое заклинание, что никто не будет спать. Тогда пришельцы и гномы больше никогда не заставят мою маму быть такой букой.

— Марк! — окликнул его Проспер. Львенок обернулся, и сыщик ему улыбнулся. — Спасибо!

В ответ юный волшебник хитро подмигнул и покинул комнату.

— Это все правда? Вы действительно сыщик? — спросила львица.

— Чистая правда, — подтвердил Проспер.

— Тогда подпольное казино находится на улице Рогатых Касок в доме номер пять.

— О… Спасибо вам огромное! Может, заодно и объясните, как туда дойти, до этих самых касок?

— Конечно. Пойдемте наружу…

Они вышли на пустынную ночную улицу. Львица объяснила Просперу, куда идти. Лис поблагодарил и добавил:

— У вас очень талантливый сын.

— О да! — согласилась львица.

— Но неужели вам не страшно? А если Марк ненароком, скажем, неправильным заклинанием, взорвет половину города?

— Вы думаете, он смог бы?

— Не исключаю такой возможности.

Вопреки ожиданиям Проспера львица не ужаснулась, а, наоборот, с гордостью воскликнула:

— Ах, какой он у меня способный! Это у него наследственное. Я тоже, когда состарюсь, стану ведьмой!


До улицы Рогатых Касок Проспер добрался без приключений. Несколько раз по дороге ему попались Бумажные Звери, но никакого интереса к его персоне загадочные твари не проявляли. Разве что только самим своим существованием вызывали душевный дискомфорт.

Сыщик подошел к воротам двухэтажной виллы. Окна ее были темны и безжизненны. Похоже, в доме никого не было. Зато откуда-то снизу доносился шум.

«Ну, ясно, — подумал лис. — Казино же подпольное, вот и располагается под полом. Присоединюсь-ка и я к всеобщему веселью. Вход, наверное, с заднего двора».

Но, несмотря на принятое решение, сыщик на задний двор не спешил. Его мозг свербила пока еще не вполне сформировавшаяся мысль.

Внутренним зрением Проспер снова увидел «саблезубую» карту. Вот она дрожит. Вот двигается в сторону. Вот проходит над картами «кошкиного дома», едва касаясь их верхних краев…

Стоп! Над картами! Едва касаясь верхних краев! Конечно!

Искать следует не в казино. А над казино!

То есть в доме.

Уже дважды за эту ночь Проспер напросился в гости. Но сейчас не тот случай. Интуиция подсказывала, что сыщику здесь рады не будут. Оставалось надеяться, что в доме действительно никого нет, потому что один лис намерен в интересах следствия нарушить закон.

Мысленно благодаря Антуанетту за ее криминальное прошлое и немного криминальное настоящее, Проспер выудил из внутреннего кармана пальто сумочку помощницы, порылся в ней и с довольной ухмылкой вытянул набор отмычек…


Глава четырнадцатая Безумная ночь сыщика Проспера. Часть первая — таинственно-литературная | Лис Улисс и край света | Глава шестнадцатая Безумная ночь сыщика Проспера. Часть третья — таинственно-криминальная