home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава одиннадцатая

Чтобы разработать план предстоящего путешествия, Брэндон назначил встречу с Бо Маклином в доме своего кузена Трея уже на полдень сегодняшнего дня. Это станет воссоединением бывших «Хранителей» – почти как в старые времена. Кроме того, у Кейт появится возможность познакомиться с еще одной красавицей – золотоволосой Антонией, женой Трея.

Маки был уже там, когда Брэндон прибыл на встречу вместе с Кейт. Когда их представили друг другу, Антония любезно пригласила их остаться на чай, после того как будет покончено с деловой частью визита, которая включала: определение даты и подробности поездки, подготовку посещения нищенской могилы, в которой была похоронена леди Бофорт, и наконец разработку стратегии поведения с пиратами, с которыми им, скорее всего, придется столкнуться в ходе попыток установить точное место кораблекрушения. Трей присутствовал при обсуждении, чтобы помочь советом и специальными знаниями, если таковые понадобятся.

Маки начал с того, что рассказал о результатах своих поисков, проведенных несколькими месяцами ранее. Он повторил для Брэндона свои выводы относительно кончины леди Бофорт и пожара, начавшегося на борту «Зефира» после взрыва, случившегося чуть больше десяти лет назад во время неудавшегося возвращения в Англию. Затем он разложил на столе карты Аквитании и юго-западного побережья Франции.

Глядя, как они все вместе склонились над картами, Кейт заметила:

– Похоже, вы уже не раз занимались этим раньше.

Брэндон улыбнулся, вспомнив множество тайных миссий, спланированных «Хранителями» в те времена, когда он был одним из них.

– Так и есть.

Маки ткнул пальцем в одну из карт:

– Мы предполагаем, что «Зефир» отплыл из речного порта Бордо вот с этой точки и направился к Бискайскому заливу. Незадолго до прибытия в порт Руайан в устье Жиронды на корабле прогремел взрыв и начался пожар. «Зефир» попытался повернуть к берегу, но потом его отнесло в одну из бухточек, коими буквально усеяно побережье, где он окончательно потерял ход и затонул где-то неподалеку от деревушки Сен-Жорж-де-Дидон, вот здесь. Груз, смытый с корабля, и прочие обломки кораблекрушения выбросило на окрестные пляжи, но, поскольку инцидент случился много лет тому назад, никто из тех, с кем я разговаривал, не смог указать точное место гибели судна. Каким-то образом мать леди Катарины уцелела и добралась до берега ниже по течению от Сен-Жоржа. Она похоронена вот здесь, на окраине Руайана.

На лицо Кейт набежала тень, и Брэндон понял, что она в эту минуту представляет, каково пришлось ее матери.

– Кроме того, гавань Сен-Жорж – это логово пиратов, – после недолгой паузы продолжал Маки. – Здесь живут преимущественно бедные рыбаки, посему они увеличивают свои доходы, нападая на иностранные суда, а контрабанду хранят в гротах и пещерах в меловых скалах. Зато на побережье им известна каждая бухта и каждый залив. Помимо этого, они контролируют всю торговую деятельность в этом районе. Если вы намерены искать точное место кораблекрушения, то вам наверняка придется столкнуться с пиратами. По прибытии вам, быть может, имеет смысл сразу же нанять их для поиска места гибели корабля и подъема со дна затонувших сокровищ.

Тут в разговор вступил Трей:

– А можно ли доверять пиратам в том, что они отдадут все драгоценности, которые попадут к ним в руки? Насколько я понимаю, украшения клана де Шаньи считались бесценными.

Ответил ему Маки:

– Это зависит от того, насколько тщательно вы собираетесь контролировать ход поисков и сколько там вообще осталось драгоценностей.

Теперь настала очередь Кейт, и она негромко заговорила:

– Большинство из них забрали мародеры еще до того, как «Зефир» затонул, а подъем со дна того, что осталось, представляет собой, на мой взгляд, второстепенную задачу. Драгоценности принадлежали французской семье моей тети, члены которой были казнены на гильотине во время революции, посему сокровища не имеют особого значения ни для меня лично, ни для моей семьи. Единственный предмет, который дорог мне, это кольцо с печаткой моего отца, которое, как мне представляется, отыскать уже практически невозможно. Достаточно будет и того, если нам удастся достойно перезахоронить мою мать. А если мы отыщем затонувший корабль, то я хотела бы провести поминальную церемонию, дабы почтить память умерших, включая моего отца, тетю Анжелику и дядю Лайонела.

– Вам удалось встретиться с кем-нибудь из пиратов? – обратился Брэндон с вопросом к Маки.

– Да, удалось. С их вожаком – его зовут Жан Лувель – капитаном бригантины.

– Лувель? – встрепенулся Брэндон. – Крупный смуглый мужчина со шрамом на левой щеке?

– Да.

Брэндон нахмурился:

– А вот это может стать проблемой. Я уже имел с ним дело раньше, в Америке.

Кейт озадаченно взглянула на него:

– Вы имеете в виду, что не все французские корсары помогали американцам во время войны?

– Большинство помогало, включая Лувеля. Его команда присоединилась к нашей борьбе против англичан. Но конфликт у меня с ним случился на личной почве.

– Значит, теперь вы враги?

– Можно и так сказать, – ответил Брэндон, вспоминая, что его ссора с пиратом произошла из-за женщины. – Когда мы виделись с ним в последний раз, то обменялись ударами абордажных мечей.

Кейт в ужасе смотрела на него:

– А ваши отношения могут повлиять на поиски «Зефира»?

– Могут и, скорее всего, повлияют дурно, – честно ответил Брэндон. – Кейт, вы выбрали меня, чтобы я сопровождал вас во Францию, потому что предполагали, что я окажусь на короткой ноге со здешними пиратами. Но теперь эта стратегия в опасности. Будет лучше, если я разберусь с Лувелем в одиночку.

Она нахмурилась, догадываясь, что это может для нее означать.

– Вы намерены оставить меня здесь?

– Я не хочу рисковать вашей безопасностью. Вам следует остаться в Англии и доверить мне выполнение нашей задачи.

Лицо ее приняло упрямое выражение:

– Разумеется, я буду сопровождать вас. – Помимо растущей тревоги, Брэндон расслышал дрожь в ее голосе. – Вы ведь не откажете мне в возможности достойно похоронить моих родителей, не так ли?

Он заколебался, но потом выдвинул еще один аргумент против ее участия в экспедиции:

– Если я правильно помню, вы говорили, что боитесь выходить в открытое море.

– Но я не могу допустить, чтобы это меня остановило. Пожалуйста, Деверилл… Я должна идти с вами.

Брэндон медленно кивнул. Если он откажется сопровождать Кейт, она просто отправится туда одна. А он по-прежнему оставался лучшим из тех, кто мог защитить ее, вне зависимости от его враждебных отношений с Лувелем. Более того, его главная цель заключалась в том, чтобы убедить Кейт, будто они прекрасно подходят друг другу, чего можно добиться только в том случае, если она поедет вместе с ним.

– Очень хорошо, но в качестве меры предосторожности мы должны разработать запасной вариант, как устранить Лувеля, если первоначальный план даст сбой. Трей, мне может понадобиться твоя помощь.

– Буду счастлив помочь всем, чем смогу, – отозвался его кузен.

Но тут подал голос Маки:

– Тебе понадобится кто-нибудь, кто мог бы выступить переводчиком? Лишь немногие тамошние деревенские жители говорят по-английски.

Кейт, набравшись духу, предложила свои услуги:

– Я достаточно свободно говорю по-французски. Тетя Анжелика учила меня языку с раннего детства, а впоследствии мои гувернантки и учителя в пансионе вдолбили мне в голову грамматику и необходимый словарный запас.

– Я тоже немного говорю по-французски, – добавил Брэндон.

В течение следующего получаса они в подробностях обсудили предприятие – и расчеты стоимости подъема сокровищ, и чертежи оборудования, составленные ее кузеном Куинном, – и наконец остановились на том, что завтра утром они встретятся с капитаном корабля, принадлежащего Брэндону.

Немного позже, когда они перешли в гостиную, чтобы выпить чаю, Трей, отведя Брэндона в сторону, сказал:

– Полагаю, леди Катарина ничего не знает о «Хранителях».

– Нет, не знает, и я не планирую ничего рассказывать ей до тех пор, пока мы не поженимся.

Трей кивнул. В соответствии с уставом члены общества давали клятву блюсти секретность, и лишь своим женам они имели право поведать об истории и настоящих целях элитной организации, существующей на протяжении нескольких веков.

Брэндон был рад тому, что, в случае необходимости, он мог обратиться за помощью к «Хранителям», поскольку теперь предстоящая миссия вызывала у него дурные предчувствия. Учитывая его ссору с Лувелем, успешное разрешение всех вопросов с кораблекрушением выглядело маловероятным; а появление в этой пиратской берлоге могло не только оказаться опасным для Кейт, но даже подвергнуть риску ее жизнь, как, впрочем, и его.

Тем не менее он пообещал ее брату, что сделает все, что в его силах, дабы ей ничего не угрожало. А еще он пообещал самому себе, что непременно использует все средства, чтобы убедить Кейт в том, что ее будущее – быть рядом с ним в качестве жены.


предыдущая глава | Мой страстный любовник | cледующая глава







Loading...