home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 24

Он не мог ею насытиться. Ее кожа благоухала жасмином, и этот аромат возбуждал его сильнее любого афродизиака, шелест ее дыхания опьянял его, как опиум. Он осыпал жаркими поцелуями ее шею и ключицы, лизал нежные впадинки под ними, губами ощущая биение ее обезумевшего пульса. Он наслаждался ее страстными стонами, лаская чувствительную мочку уха, шепча ей о своих непристойных намерениях, нежно прикусывая. Пропускал сквозь пальцы шелковистые пряди ее волос и пил ее вздохи, предвкушая новые поцелуи. Умирал от голода, желая ее прикосновений и жадно ожидая новых. На вкус она была как самая яркая его фантазия. Она олицетворяла собой все, в чем он нуждался и чего боялся даже желать.

Сомнения покинули Ландена, теперь он жадно ловил каждую ее ласку и каждый стон.

Амелия прижала ладонь к его груди, а затем стала стягивать с плеч рубашку, державшуюся всего на двух пуговицах. Через мгновение та оказалась на полу. Ладони девушки гладили кожу Ландена, и от каждого ее прикосновения его мышцы напрягались все сильнее. Он ощущал тяжесть ее грудей. Гладкая, как атлас, кожа Амелии манила прикасаться к ней снова и снова.

Страсть взяла верх над рассудком.

Ланден хотел отстраниться, дать им обоим возможность отдышаться, подумать о последствиях. Но когда ее ладонь легла на его грудь прямо над колотящимся сердцем, а лицо озарила улыбка, все его сомнения улетучились, и он приник к ее губам в долгом, исступленном поцелуе.

Еще никогда за всю свою жизнь Ланден не хотел чего-либо так остро. Прикосновения к Амелии были для него невыносимой мукой и сладостной пыткой. Ее пальцы возились с застежками его панталон. Скоро ей удалось с ними справиться, и Ландену осталось только отбросить не нужную более деталь одежды. Ладони девушки скользнули по его ягодицам.

Ланден осмелился взглянуть на Амелию и увидел, что она лукаво и восторженно улыбается. Заметив, что он на нее смотрит, она прижалась губами к его губам в медленном и чувственном поцелуе. Она, как всегда, была полна противоречий: в каждой ее ласке сочетались невинность и эротизм.

Одурманенный и опьяненный, Ланден прислонился спиной к кроватному столбику. Чувства его были в смятении. Вся его кровь прилила к напряженной плоти, которую робко сжимала Амелия.

Не прерывая поцелуя, он прижал ее к матрацу, но она воспротивилась, вывернулась и вскоре оседлала его. Сейчас она казалась настоящей победительницей, взявшей верх над побежденным. Очередная вспышка молнии, озарившая небо, словно подтвердила ее победу, а ворчание грома вторило смеху, бурлившему в груди Ландена. Он поднял глаза и благоговейно провел кончиками пальцев по ее рукам. Взвесил в ладонях груди.

Амелия снова наградила его медленным чувственным поцелуем. Подобно фее, оседлавшей смертного, она предлагала познать экстаз, прекрасно зная, насколько он преходящий, потому что как только поднимется солнце, все исчезнет…

Ланден так долго сдерживал эмоции, лишал себя любых наслаждений, что чувства, которые он испытывал сейчас к Амелии, угрожали погубить его куда вернее, чем гнев ее брата и осуждение света. Но он пытался бороться с мыслями о губительных последствиях, ведомый не разумом, а инстинктами.

Она скользнула ниже, наклонилась для очередного поцелуя, и ее мягкие груди легли на его грудь. Сердце Ландена угрожало взорваться, потому что ритм его был в три раза чаще обычного. Амелия прикусила его губу, лизнула уголок рта. Она пробовала его на вкус, как сладость, которой следует наслаждаться медленно, и все это время его естество ласкал нежный изгиб ее ягодиц. Восторг был почти невыносимым. Ландена ждала смерть от греховной фантазии.

Он молил о забытье.

Он перестал думать.

Он едва дышал.

Амелия продолжала гладить его, изучая каждый миллиметр его тела, наслаждаясь ощущениями, забыв о чувстве стыда. Она полностью отдалась руководящему ею любопытству. Амелия целовала шею Ландена, лизала впадинку над ключицей, что-то довольно бормоча, вдыхала его запах, словно желая запомнить каждую деталь. Потом снова приподнялась, распластав ладони по его груди.

Время остановилось. О реальности напоминал только стук дождя по крыше, вспышки молнии и эхо громовых раскатов.

Амелия подняла бедра и нависла над ним. Головка его плоти пульсировала совсем рядом с ее бедрами. Амелия стала опускаться, медленно направляя его в себя, сводя его с ума ласками. Тесная. Такая тесная и горячая!

Перед глазами Ландена все поплыло. Его тело умоляло ее о милосердии. Он застонал, не в силах найти связные слова. Амелия наблюдала за ним, и в ее прекрасных глазах пылало желание. Она снова приподнялась, на этот раз уже увереннее, и в одном решительном рывке поглотила его набухшую плоть. Он ощутил сопротивление и подался вверх, и она словно растеклась по нему. Ланден зарычал и сжал ее ягодицы, удерживая бедра девушки на месте.

Волосы Амелии в очаровательном беспорядке рассыпались по плечам, распухшие от поцелуев губы слегка улыбались, полные груди призывно покачивались. Она снова припала к его губам. Его пальцы дрогнули, обводя темный локон, лежавший на алебастровом шелке ее кожи. Ланден провел ладонями по ее ногам, туго обвившим его бедра. Они подходили друг другу так, словно были двумя кусочками пазла.

– Сегодня ты мой, Ланден.

Он не смел ответить.

«Я вечно буду помнить этот момент. Ты вечно будешь жить в моем сердце».

– Похоже, ты сумела покорить меня.

В ответ она слегка улыбнулась, а затем начала двигаться в чувственном ритме. Он не мог отвести от нее взгляда.

Глаза Амелии были полузакрыты. Страсть, таившаяся в их изумрудных глубинах, разрывала сердце Ландена. Темные локоны девушки были в беспорядке разбросаны по плечам цвета слоновой кости, на щеках горел румянец. В золотистом сиянии пламени камина она казалась ослепительно прекрасной.

Ланден нежно погладил ее щеку, после провел ладонями по изящному изгибу шеи, опуская их все ниже, пока его пальцы не замерли на ее бедрах. Какое-то время он крепко ее удерживал, а затем поднял с постели, чтобы проникнуть еще глубже в ее тепло. Восхищенный стон восторга побудил его повторить движение. Они двигались в унисон, словно были музыкантами, исполняющими хорошо отрепетированную симфонию.

Ланден жаждал, чтобы происходившее между ними длилось и длилось, но Амелия лишала его разума каждый раз, когда выгибала спину в такт его выпадам. Его тело пульсировало желанием. Руки дрожали от напряжения. Он всеми силами старался оттянуть разрядку. И вдруг Амелия звонко, восторженно рассмеялась и наклонилась, чтобы нежно его поцеловать.

Этот поцелуй угрожал уничтожить остатки его самообладания. Ланден целовал ее в ответ, изнемогая от сладострастного голода, изливая в этот поцелуй все чувства, которые годами были заперты в его душе: смятение, одиночество, отчаяние, сожаление, в надежде, что волшебство этого момента навсегда изгонит все его мрачные тайны. И Амелия, понимая это, пылко ему отвечала.

Неожиданно он перевернул ее, подмяв под себя, и приподнялся над ней. Страсть всего за несколько минут превратилась в нежность. Ланден вглядывался в лицо Амелии в поисках любого признака колебаний, но увидел только желание. Он снова вошел в нее и в ней растворился. Подобно усиливавшейся за окнами буре, ритм их движений все ускорялся, постепенно становясь бешеным. Наконец Ланден перестал сдерживаться и обращать внимание на что-либо, кроме желания ею обладать.

– Возьми меня. Сделай своей.

Ее гортанное мурлыканье побуждало его продолжать. Она крепко обхватила пальцами его бицепсы. На ее коже поблескивала тонкая пленка пота. Глаза девушки медленно закрылись, мышцы напряглись, по телу прошла дрожь, дыхание стало частым и прерывистым. И наконец ее поглотило неведомое доселе ощущение.

– О боже, Амелия, – прохрипел Ланден, не в силах больше сдерживаться. Его разрядка была быстрой и яростной, исполненной жара и страсти, словно он упал на солнце.

Но в последний момент ему пришлось сделать над собой усилие и выйти из нее. Он излился на простыни и бессильно обмяк.


Амелия проснулась в объятиях Ландена. Властных объятиях. Она дважды моргнула, прогоняя сонный туман и остатки забытья, и пришла в восторг от воспоминаний. Тело восхитительно болело, и это было явное доказательство того, что эта ночь ей не приснилась. Как глупа была она, когда боялась интимных ласк брачной ночи! Боль от проникновения была мимолетной, она тут же исчезла, зато невероятная сладость того, что за этим последовало, стоила любой цены, которую пришлось заплатить.

Девушка украдкой посмотрела на Ландена. Первые лучи рассвета проникали в окно, освещая его профиль, принося новую волну воспоминаний: она оседлала его, он осыпает ее ласками.

Амелия вздохнула. Раньше она искала совета у Шарлотты, теперь доверяла своему инстинкту. Быть с мужчиной – вовсе не так больно, как ей говорили. Глубоко укоренившийся, поглощавший ее мысли страх исчез без следа. Слава небесам, что она часто подслушивала судомоек, чтобы узнать, как правильно обольстить мужчину. Судя по безмятежному лицу спящего Ландена, это ей удалось.

Амелия жадно вглядывалась в него, стараясь запомнить каждую черточку. Морщинка, так часто омрачавшая его лоб, исчезла, его губы были расслаблены, а не сжаты, как обычно, в тонкую линию. Прошлой ночью он улыбался, истинной, редкой, прекрасной улыбкой, так много говорившей ее сердцу. Она отдала бы все на свете, чтобы чаще видеть такую улыбку!

Перед ней был человек, решивший жить вне общества, в ссылке и безвестности, по собственному выбору. Без друзей и приятелей. Неужели его борьба так отличается от ее собственной? Жизнь слишком коротка, чтобы обходиться без привязанностей, доверия и, самое главное, любви. И все же он отгородился от этих эмоций, воспринимая свое отшельничество, как наказание за трагедию, произошедшую много лет назад. Если бы только он признался ей, обнажил боль своего сердца, возможно, она принесла бы ему столько счастья, сколько он дал ей прошлым вечером.

Ланден что-то пробормотал, повернулся и открыл глаза, будто знал, что она восхищенно уставилась на него, и словно ему стало от этого не по себе.

– Доброе утро.

Его хрипловатый голос ласкал слух, и Амелия улыбнулась.

– Доброе утро, – ответила она так же тихо.

– Ты все еще здесь.

Неужели она различила нотку удивления? Неужели он думал, что она ускользнет среди ночи?

– Вряд ли это мудро. Если кто-то войдет, чтобы зажечь камин, тебя найдут здесь. Мы не можем так рисковать и позволить твоему брату узнать, где ты провела ночь.

– Я собираюсь поговорить с Мэтью сегодня же утром.

Амелия освободилась из надежных объятий Ландена, завернулась в простыню, оперлась на локоть и внимательно посмотрела на возлюбленного, стараясь определить его реакцию. Он тоже пристально вглядывался ей в глаза.

– Я никогда не намеревалась выходить за лорда Коллинза, – продолжала девушка.

Ланден вскочил с кровати. Его лицо превратилось в маску суровой решимости. В его глазах вспыхнули гнев и боль, и это застало ее врасплох.

– Сегодняшняя ночь ничего не изменит. Я думал, что ты поняла. Какое бы наслаждение мы ни получали, я по-прежнему собираюсь закончить все свои дела и покинуть Лондон. Навсегда, – процедил он и, видя, что она колеблется, добавил: – Это… – Он помахал рукой. – … Не означает, что я должен жениться на тебе. Не стоит неверно истолковывать ситуацию. Я не создан для семейной жизни.

Уныние, прозвучавшее в его голосе, разбило ее сердце сильнее, чем сами слова.

– Я никогда не собиралась выходить за лорда Коллинза, – повторила Амелия. – И уже обеспечила себе иное будущее.

Ланден удивленно вскинул голову и впился в нее взглядом, молча требуя все объяснить.

– Мой брат не сможет обменять меня на некие блага, если я буду замужем за другим.

– Не проси меня об этом, Амелия. Ты не получишь ответа, которого ждешь.

Она долго молчала. Грусть в глазах цвета виски развеяла ее любопытство, и она проглотила готовый слететь с языка вопрос, не желая быть источником его печалей. Этот человек таил в душе неизгладимые шрамы и прятался за созданные им самим стены.

Боль пронзила ее сердце.

Насколько сложно ему будет признаться в тайнах, терзавших его душу? Судя по всему, это вообще вряд ли возможно. Герцоги строго охраняют свои фамильные секреты и все важное держат под крепкими замками. А ее герцогу есть что скрывать. Больше, чем остальным.

– Выслушай меня, пожалуйста. Я не стану жить одинокой и нелюбимой. И не приму добровольно приговор, вынесенный моему будущему. Я не собираюсь отдавать власть над собой в чужие руки и жертвовать свободой.

Куда девалась безмятежность, которую Ланден обрел во сне? Его губы вновь были сжаты в тонкую линию. Очевидно, терпение его было на исходе. Но он ее не перебивал, хотя она гадала, насколько метко попадают ее слова в цель:

– Мэтью не сможет устроить мою помолвку, если я уже буду замужем. Именно в этом мне нужна твоя помощь. – Не услышав возражений, Амелия поспешила объяснить: – Держи моего брата на расстоянии, пока я не выполню свой план. У меня есть кандидат. Мне нужно всего несколько дней, чтобы заручиться его согласием. Мэтью дал мне неделю, чтобы ближе познакомиться с Коллинзом. С твоей помощью мне все удастся.

Она встала и начала одеваться. Он следил за каждым ее движением, хотя выражение его лица оставалось отрешенным.

– И каким образом это обеспечит тебе счастливое будущее? Брак с каким-то шалопаем, заключенный, чтобы угодить отцу и насолить брату?

– У меня просто нет иного выбора. Иначе к концу недели я окажусь замужем за лордом Коллинзом и стану частью неизвестной сделки, которую он заключил с моим братом. – В голосе Амелии появились нотки обреченности: – По крайней мере, я сама сделаю выбор. В точности, как сделала прошлой ночью.

Ее взгляд проник в сердце Ландена. Упоминание об их ласках заглушило гнев. Его лицо смягчилось, глаза снова стали ясными и теплыми.

– Поговори с братом, прежде чем действовать очертя голову. Дай ему возможность выслушать тебя, да и сама выслушай резонные доводы.

Она подошла к его стороне кровати. Он снова лег, опираясь головой на изголовье. Амелия уже успела надеть и завязать пояском пеньюар и теперь нетерпеливо переступала с ноги на ногу: ступни успели замерзнуть на холодном полу.

– Обязательно поговорю, но сомневаюсь, что он согласится на компромисс. Он и слушать ничего не пожелает. Скажи мне, почему между нами все должно быть именно так? – Он поднял на нее глаза.

– Потому что я желаю тебе добра.

Ланден нерешительно протянул руку и погладил ее по щеке.

– Хочу, чтобы ты танцевала на балах, заводила друзей, не обремененных секретами, присутствовала в обществе, где тебе оказывают уважение, которого ты заслуживаешь.

Но его слова вряд ли могли смягчить горькую правду: он не способен скинуть бремя прошлого и разделить с ней будущее.

– Понимаю, – солгала она.

– То, что ты отдала мне, – бесценно.

Амелия закрыла глаза, впитывая сказанное:

– Верни свой долг. Помоги мне с этим делом.

Оглушительный стук в дверь погасил все надежды на продолжение разговора. Ланден молниеносно натянул белье и панталоны, а затем указал Амелии на сдвинутый полог.

– Открой, Ланден. Дело срочное. И мне нужно с тобой поговорить, – раздался голос Мэтью. Очевидно, что-то случилось.

Амелия осторожно глянула в щель между занавесями. Ланден провел рукой по волосам, собираясь с мыслями, а затем слегка приоткрыл дверь, надеясь, что они побеседуют в коридоре. Мэтью ворвался в комнату.

– Времени для проволочек нет, – расстроенно объявил он. – Амелия исчезла. Сбежала, полагаю. Она импульсивна, эгоистична и нелогична, но, подозреваю, что я слишком много от нее требовал, и она взяла дело в свои руки.

– Откуда ты знаешь?

Амелия не смела выглянуть, хотя дышать ей стало легче, ведь Ланден оставался абсолютно спокоен.

– Она не спала в своей постели и отпустила горничную еще до наступления вчерашнего вечера. С тех пор Мари ее не видела. Лакей заявил, что заметил, как Амелия вчера вечером садилась в наемный экипаж. Все кусочки пазла сходятся, это худший ее подвиг. Она понятия не имеет, что стоит на карте. Коллинз свернет мне шею.

– Какую власть он имеет над тобой?

Плеск воды указывал на то, что Ланден начал умываться. Его безразличие либо умиротворит Мэтью, либо обострит ситуацию. Амелия не знала, чем это закончится.

– Мы уже обо всем договорились и подписали прошения. Коллинзу не терпится покончить со всем этим. И неважно, что контракты пропитаны черными чернилами из-за вмешательства Пандоры. Целью этой адской кошки стало доставлять мне всяческие неприятности. Какое будет облегчение, когда Амелия выйдет замуж, хотя бы потому, что она возьмет с собой это гнусное создание.

Послышался стук каблуков: это Мэтью метался по комнате. Амелия видела его тень, когда он проходил мимо узкой щели, разделявшей бархатные занавеси полога. Она попыталась посочувствовать брату, но поняла, что просто не может. Слабая улыбка изогнула ее губы. Как же он ошибается!

– Найди Коллинзу другую невесту, – посоветовал Ланден, и Амелия улыбнулась еще шире. Он ее герой, как бы яростно ни отказывался от этой роли.

– Невозможно. Все зависит именно от Амелии.

Голос Мэтью звучал так близко! Возможно, он стоял у кровати и их разделяла только ткань. Дрожь страха пробежала по телу девушки.

– Амелия не желает выходить за этого отвратительного человека. Ты хорошо обдумал свое участие в этой истории? Возможно, тебе следовало бы поговорить с ней с состраданием, а не отдавать приказы.

– Ты вдруг стал экспертом по деликатным чувствам? – злобно прошипел Мэтью и вновь забегал по комнате. Амелия чуть отодвинула занавесь и одним глазом заглянула в комнату. – Моя сестра редко принимает верные решения. Она легко поддается эмоциям и к тому же близорука. Вспомни, как она ухитрилась отвратить от себя лучших женихов! Великолепная работа, ничего не скажешь! Если бы не это, у нее был бы куда больший выбор. Но она ни о чем не заботилась, несмотря на то, что здоровье отца постоянно ухудшается. Это эгоизм в чистом виде.

Не имея возможности возразить, она смяла простыни, чтобы хоть на чем-то сорвать гнев. Как смеет Мэтью говорить о ней с таким откровенным неуважением и обвинять в том, что она не думает о здоровье отца? И он еще говорит об эгоизме, когда сам устраивал ее замужество ради личных целей?

– Не согласен. Она достойна того, чтобы сделать свой выбор. Никому нельзя силой навязывать будущее. Я слишком хорошо знаком с результатами подобных действий.

Рассерженный тон Ландена был окрашен меланхолией, и ее сердце сжалось при мысли о цене, которую он заплатил за свои поспешные решения.

– Возможно, но твое положение слишком уж необычно. Наши действия в ту ночь определили будущее. То, что случилось потом…

Мэтью постучал палкой по сапогу.

– Ты достаточно удачно выпутался из этой ситуации, – резко отпарировал Ланден, и глаза Амелии мстительно вспыхнули.

– Верно. А дорога, которую выбрал ты…

– У меня не было выхода. Насколько было бы лучше, попади пуля мне в сердце, а не тебе в ногу! Твоя рана зажила. Моя осталась воспаленной.

Услышав признание Ландена, Амелия прикусила губу, чтобы не ахнуть вслух.

– Все могло быть иначе. Никто не ожидал, что ты пожертвуешь своей юностью! – яростно выкрикнул Мэтью.

– Никто не ожидал? Я организовал тайные похороны, и все же они подлили масла в огонь подозрений и осуждений. Я удалился в деревню, но угрызения совести и сожаления последовали за мной. Населили мои ночи и омрачили дни. Не говори мне о выборе.

В комнате поселилось молчание. Амелия едва дышала. В горле встал комок. Наконец послышался голос Мэтью:

– Мы отклонились от темы. Сейчас нет смысла вытаскивать на свет прошлое. Моя сестра пропала. Ее необходимо найти. Время компромиссов закончилось. Не сомневаюсь, что предоставленная себе сестрица выбрала в мужья какого-то наглого щенка, у которого молоко на губах не обсохло, и теперь намерена всячески им помыкать. И болван, очарованный ее красотой, после свадьбы обязательно отблагодарит ее за мое унижение. Этот рецепт от скуки непременно заведет ее в беду. На мои плечи упадет обязанность отделаться от избалованного муженька, а также забота о ее благополучии и необходимость как-то исправлять ее дурачества. При этой мысли у меня заранее начинается мигрень.

– Ты рисуешь сестру в очень плохом свете. И слишком утрированно преподносишь ситуацию в попытке облегчить свою совесть и забыть о личной выгоде.

Мэтью в ответ рассмеялся, но смех этот был не веселый, а горький.

– Умная девица. Значит, она завлекла тебя и каким-то образом добилась поддержки. Усилия, достойные восхищения. И все впустую. Она ничего не сможет сделать. Не сможет мне помешать, – отрезал Мэтью. – И побегом она тоже ничего не решит. Я уже разослал людей на ее поиски. Коллинз ожидает свою невесту и получит ее.

Терпение Амелии лопнуло.

– Не получит, если я отдамся другому! – заявила она, отдернув занавеску. Вскинула подбородок и скрестила взгляды с Мэтью: – Я отказываюсь быть вещью, которой владеют и которую меняют ради собственной выгоды.

Мэтью мгновенно сообразил, что произошло. Достаточно было взглянуть на ее растрепанные волосы и полураспахнутый пеньюар. Свирепо зарычав, он швырнул трость на пол и бросился с кулаками на Ландена.

– Предатель! – злобно выплюнул он. – Я просил тебя найти ей мужа! Не соблазнять! Лживый ублюдок!

Ланден не пошевелился. Не поднял кулаки.

– Мэтью! – крикнула Амелия, бросившись к брату, но тот вытянул руку, чтобы не дать ей подойти ближе.

– Держись подальше, Амелия. Это не твоя забота.

Что-то в его голосе остановило ее. Сейчас его не урезонить, поняла Амелия.

– Конечно, не моя. – Желудок сжался в тугой узел, голос ее дрожал, но сарказм в нем был отчетливо слышен: – Точно так же, как тебя не касается мое замужество, – отпарировала она и перевела взгляд на Ландена. Он не отступил, когда Мэтью ударил его в живот, и звук тупого удара кулака о голое тело вызвал слезы на глазах Амелии. Она сдавленно вскрикнула, когда Ланден пошатнулся, но остался на ногах, не пытаясь ответить ударом на удар.

– Значит, я достаточно хорош, чтобы называться твоим другом, но не достоин ухаживать за твоей сестрой, – спокойно заметил он.

Сердце Амелии выбивало бешеный ритм. Драка давалась Мэтью нелегко: мешала хромота, но Ланден не воспользовался своим преимуществом. Мэтью снова нанес удар в область чуть ниже ключицы Ландена.

– Ухаживать? Считаешь меня дураком? Я понимаю, что произошло здесь, под моей крышей. Ты воспользовался моим гостеприимством!

Мэтью снова набросился на Ландена, но тот по-прежнему не собирался защищаться.

– Дерись! Я не стану сдерживаться, несмотря на твой отказ сопротивляться!

Последовал еще один удар. С губ Амелии слетел мучительный стон.

– У меня нет причин драться с тобой, – процедил Ланден.

– Мэтью, прекрати! – Слезы лились по ее щекам. Амелия вытирала соленые капли, от страха она начала икать. – Пожалуйста.

Брат не обратил на нее внимания.

– Я просил тебя помочь выдать ее замуж, а не тащить ее в постель, лживый мерзавец!

Мэтью, шатаясь, переступил с ноги на ногу, прежде чем приготовиться к новой атаке.

– Я никогда тебе не лгал, – проворчал Ланден и едва не упал, когда хук слева угодил в правое плечо.

Амелия снова подбежала к ним, но на этот раз уже Ланден запретил ей приближаться. Глаза его горели решимостью:

– Оставь нас.

Но она упрямо покачала головой.

– Подними кулаки, и давай покончим с этим!

Мэтью ударил Ландена в челюсть, так, что его голова откинулась. Амелия вновь потребовала, чтобы они немедленно прекратили.

– Я когда-нибудь жаловался на ногу? Обвинял тебя в исходе той ночи? Ни разу!

На этот раз Мэтью промахнулся. Ланден отклонился в сторону.

– Я смирился со своей участью, считая ее наказанием за тот идиотский план, потому что уговорил тебя последовать за Дугласом. Я частично виноват в тех трагических событиях. Не думай, что меня не преследуют горькие сожаления!

– Да. Но твоя жизнь не была погублена, верно? Твоя репутация не очернена. Мало того, общество посчитало тебя жертвой, и происшедшее с тобой тоже вменили мне в вину. Разве я посмею забыть «Лондон таймс», грязные заголовки и скандальные расследования моих мотивов, которые имели место в то время, как я пытался принять кончину брата?! Я один стоял под градом оскорблений, я один подвергся остракизму.

И словно готовясь принять следующий удар, Ланден распрямил плечи и бесстрастно уставился на Мэтью.

– В то время как бушевали сплетни, родители увезли меня в деревню, оправиться от раны, – произнес тот. – Когда я вернулся в город, твой дом был уже заперт, а дворецкий отказывался принимать адресованные тебе письма.

Мэтью повел плечами и нанес страшный удар в живот Ландена.

– А у меня начался траур, – тихо сказал Ланден, прислонившись спиной к кроватному столбику. В его глазах застыла обреченность. – И никогда не закончился.

Мэтью отвел руку, готовясь избить Ландена, несмотря на его отказ защищаться.

– Борись с ним, Ланден! Бей! Заставь его прекратить! Пожалуйста! – истерически вскрикнула Амелия. Рука Мэтью замерла на полдороге.

– Теперь я вижу, кому ты предана! Возможно, мне не стоит так уж сильно раскаиваться в том, что я продал тебя Коллинзу! – прошипел он и, послав ей остерегающий взгляд, снова размахнулся.

– Я люблю его! – почти завопила она, и в комнате стало неестественно тихо. Через пару мгновений тишину нарушил бой стоящих в коридоре часов. Амелия изнемогала от ярости. Грудь девушки часто вздымалась.

Мужчины повернулись к ней. Она заставила себя говорить, хотя ее одолевали эмоции, и в этот момент она чувствовала себя абсолютно беззащитной.

– Оставь Ландена в покое, Мэтью. Я люблю его. Что бы ты ни говорил и ни делал, все бесполезно. Я не изменю своим чувствам.

Лицо Ландена смягчилось. Обычная мрачность сменилась умиротворенным спокойствием. Амелия не сводила с него взгляда. Сердце ее забилось ровно. Она старалась не смотреть на брата, хотя краем глаза видела его профиль, затуманенный выступившими на глазах слезами. Сейчас самое главное – взгляд Ландена. Может, он увидит глубину ее чувства, с каждым вздохом становившегося все сильнее?

– Вон из моего дома! – мстительно объявил Мэтью, прежде чем нанести последний удар.

Ланден рухнул на пол.


Глава 23 | Опасная связь | Глава 25







Loading...