home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14

Все на борт

Дорога к дому

– Говорю тебе, Тиффани, кроме воды, у меня ничего больше нет.

– Я – всемирно известная похитительница яиц и пью только самое лучшее кислое молоко, сэр. И меня зовут Серебряная Бандитка.

Лай спаниеля Чака и визг вздорной маленькой енотихи эхом разносились над железнодорожными путями, пока Пятнистый вёл Макса, Крепыша, Гизмо и Полосатика к миниатюрному городу.

Наступили сумерки, небо стало тёмно-синим, деревья в отдалении погрузились во мрак. Город освещали стоявшие перед входами в дома фонари и закреплённые под свесами крыш лампочки.

– Смотри, у меня есть тёплая вода и холодная вода, – говорил Чак Тиффани, отступая к качающимся дверям салона. – Это моё последнее предложение.

Енотиха всплеснула лапками и плюхнулась на крыльцо:

– Целый день я ездила на поездах и собирала в стада местных рысей. После такого тяжкого труда я не хочу пить воду. Я хочу молока! – Она дёрнула за козырёк полосатую кондукторскую шапочку.

Чак с рычанием ткнул Тиффани носом. Енотиха обмякла и не шевелилась.

– Эта вредительница и тебе не даёт покоя, да, Чак? – осведомился кунхаунд.

– Пятнистый! – Спаниель завилял хвостом. – Рад тебя видеть! Зайдёшь выпить чего-нибудь?

– Нет. – Старик покачал головой. – Я привёл сюда своих новых друзей, чтобы они помогли мне подготовить поезд, и тогда я помогу им попасть туда, куда они хотят.

Старый пёс присел рядом со сверкающим красным паровозиком, который был размером в четверть настоящего локомотива.

Макс устроился рядом с Пятнистым, приметив, что Тиффани хитро поглядывает на них из-под козырька кондукторской шапочки. Чак спустился с лестницы салуна, а енотиха протянула лапку и дёрнула спаниеля за хвост:

– Псст. Не говори Пятнистому, что я здесь, а то он на меня злится.

Чак не обратил на неё внимания. Выдернув хвост из лапки енотихи, он обошёл по кругу Макса, Крепыша и Гизмо, обнюхивая каждого.

Йоркширка толкнула такса головой и указала на поле за маленьким городком:

– Смотри, Крепыш. Они гоняются за светлячками.

Макс перевёл туда взгляд и увидел двух щенков и снежно-белую кошечку – они скакали среди травы и пытались поймать светящихся насекомых. Детёныши с лаем и мяуканьем перепрыгивали друг через друга, увлечённые азартной охотой.

Пятнистый забрался на крыльцо здания со шпилем и свернулся в клубок:

– Котята любят гоняться за светлячками. Хотя, если поймают, вкус им не нравится.

Гизмо залюбовалась детской игрой.

– Щенки такие забавные, – мечтательно проговорила она.

– Займёмся делом, – обратился Пятнистый к Максу. – Вы, наверное, хотите знать, зачем я привёл вас сюда.

– Конечно, – ответил Макс.

– Я тоже хотел бы это понять, – добавил Чак.

– Посмотрите на этот маленький поезд. – Пятнистый указал мордой на красный паровозик. – Видите, как рельсы широким кольцом охватывают городок? Вожак моей стаи сажал в поезд детей и катал их по кругу. Иногда я тоже ездил с ними.

Пятнистый встал и повернулся к путям, которые шли мимо городка: они прорезали лужайку позади музея и соединялись с главной железнодорожной магистралью.

– Эти рельсы мы использовали, когда перегоняли маленькие поезда в депо на зимнюю стоянку, – объяснил он. – Обратите внимание: поезд маленький, но колея, ведущая в депо, такой же ширины, как та, что идёт вокруг детского городка.

Макс сравнил. Пятнистый прав: хотя маленький локомотив был раскрашен ярко, как игрушечный, он вполне мог двигаться по путям, предназначенным для обычных поездов.

– Что ты предлагаешь? – спросил лабрадор.

Кунхаунд повернулся к Максу:

– Мне кажется, если нам удастся соединить две эти колеи, мы сможем поехать на маленьком поезде по настоящим железнодорожным путям и доберёмся до стены. Иначе придётся идти туда целую неделю. А так дорога займёт всего пару дней, и лапы сбережём.

Крепыш радостно завилял хвостом:

– Комфортная поездка на поезде вместо пешего похода под палящим солнцем? Мы подписываемся!

– Это замечательно! – выдохнул Макс.

Пятнистый пригнул голову:

– Рад, что вы так считаете, ведь таково моё условие. Вы помогаете мне организовать настоящую поездку на поезде, а я показываю вам дыру, которую мы с Горошком вырыли под стеной.

– Ты не знаешь, как заставить поезд ехать? – догадалась Гизмо.

Пятнистый улёгся обратно:

– Рычаги управления у красного паровозика не такие, как у настоящего локомотива, – объяснил он. – Я знаю, что есть один маленький рычажок, который запускает мотор, но сейчас, когда нажимаю на него, ничего не происходит. И мне не догадаться, как соединить кольцо рельсов вокруг городка с главным путём, хотя вожак моей стаи делал это – я сам много раз видел.

Со ступенек у здания со шпилем донёсся тихий голос Полосатика:

– Зачем тебе это, Пятнистый? Если собаки запустят поезд и отправятся к стене, тебе вовсе не обязательно ехать с ними. Ты же говорил, что не хочешь туда возвращаться.

Карие глаза крапчатого пса увлажнились, и старый кунхаунд с печалью посмотрел вдаль.

– Это поезд, Полосатик, – промолвил он. – А поезду нужен машинист. Горошку всегда нравилось смотреть, как я езжу по рельсам. Это будет моя последняя поездка, в его честь.

Все притихли, слышались только приглушённый лай и мяуканье игравших на поле детёнышей.

– Мы придумаем, как запустить его, – мягко проговорил Макс, – ради твоего брата.

Пятнистый стукнул хвостом по доскам и с чувством поблагодарил нового друга:

– Спасибо.

Макс поднялся на лапы и посмотрел на своих друзей.

– Нам нужно разобраться, – заговорил он, – откуда у маленького поезда берутся силы на бег и как их включить. Вы вдвоём идите и обследуйте паровоз, а я попробую сообразить, как перевести его на главный путь.

– Я уже там, приятель! – отозвался Крепыш.

– И я! – добавила Гизмо.

Две маленькие собаки с разбегу запрыгнули в красный паровозик.

Макс опустил голову и обнюхал рельсы, идущие вокруг городка, потом развернулся и побежал к главному пути. Пятнистый и Полосатик наблюдали за тем, как он расхаживает вдоль рельсов в поисках разгадки.

Лабрадор нашёл её рядом с полицейским участком: длинный кусок рельсов, снабжённый петлями вроде дверных. Его можно было перекинуть на другую сторону, как створку двери, и соединить с главным путём.

– Ты что-то отыскал? – пролаял кунхаунд.

– Похоже на то. Кажется, этот кусок рельсов можно перемещать.

Из угольного вагончика высунулась бело-рыжая голова Чака.

– Точно, я видел, как его двигали, – подтвердил спаниель. – Люди заходили за дом шерифа и возились там с чем-то, а потом рельсы перескакивали на другую сторону.

Макс обошёл полицейский участок и – вот оно! – рядом с путями обнаружил ржавый металлический рычаг, направленный в небо. Пёс предположил, что он работает как выключатель света: если опустить его вниз, он поменяет положение железнодорожной стрелки.

Лабрадор встал на задние лапы и передними нажал на рычаг, но тот не шелохнулся. Подушечки лап заболели от напряжения, пёс попробовал ещё раз, однако металлический стержень не поддавался.

– Эй, Макс! – гавкнул Крепыш.

Лабрадор опустился на все четыре лапы. Его друзья бегом огибали здание полицейского участка.

– Кажется, мы догадались, – выпалила запыхавшаяся йоркширка, когда оба они остановились среди травы. – Там рядом с рычагом в паровозе есть маленькое окошко, и в нём три полоски – красная, жёлтая и зелёная. Сейчас стрелка указывает на красную зону, но если нам удастся перевести её на зелёную, могу поспорить, поезд двинется с места!

Крепыш от восторга покружился на месте:

– В такие дни, как сегодня, ум оказывается очень кстати.

– Определённо, – согласился Макс. – Нам нужен уголь, чтобы запустить его, как большой паровоз?

– Нет! – вильнул хвостом Крепыш. – Он ездит на электричестве. Посмотри сам. – Такс метнулся за полицейский участок и крикнул: – Взгляни сюда!

Макс обнаружил своего друга подпрыгивающим перед жёлтым ящиком, прикреплённым к задней стене здания. Снизу к нему шли две трубы, одна уходила в землю, а другая змеёй тянулась по траве ко второму ящику, расположенному рядом с путями.

Пёс открыл носом дверцу – петли протестующе скрипнули – и обнаружил внутри лампочки, переключатели и кнопки.

– Это мне что-то напоминает, – проговорил Макс.

– О! – воскликнула Гизмо. – В музее есть такой же, на нём Тиффани нашла полосатые шапки.

Крепыш поднялся на задние лапы и поставил передние на нижний край жёлтого ящика. Медленно виляя хвостом, такс принялся изучать надписи.

– Огонёк горит рядом с кнопкой, которая называется «Автоматическое включение света», наверное, поэтому все дома в городе освещены, – сделал вывод пёсик и добавил: – А вот здесь написано «Зарядка поезда». – Он нажал кнопку носом. – Но ничего не происходит.

– Это потому, что тебе сначала нужно включить его внутри, – пропищал сверху чей-то голос.

Макс поднял взгляд и увидел на крыше овощного магазина вальяжно разлёгшуюся Тиффани.

– Ты знаешь, как включить электричество? – спросил её пёс. – Почему ты только сейчас говоришь нам об этом?

Енотиха поправила на голове кондукторскую шапочку.

– Глупый, я пряталась на крыльце салуна. Мне нужно оставаться совершенно незаметной, чтобы Пятнистый не погнался за мной. Но потом я заскучала и пришла узнать, что это вы, собаки, тут разгавкались.

Макс оглянулся на музей, потом посмотрел на маленький ящик рядом с рельсами. Мысли у него в голове сменялись с бешеной скоростью.

– У тебя есть идеи, верзила? – поинтересовался Крепыш.

– Думаю, да. – Макс повернулся к Тиффани: – Серебряная Бандитка, можем мы попросить тебя ещё об одном одолжении? Пойди в музей и переключи там все рычаги в ящике, на котором нашла шапки.

– А что мне за это будет? – махнув полосатым хвостом, поинтересовалась Тиффани.

– Ты сможешь прокатиться с нами на поезде, – предложила Гизмо. – Я знаю, тебе не впервой забираться в вагоны, но сейчас будет гораздо веселее, потому что состав поедет.

Это заинтересовало Тиффани.

– Я согласна, – навострив ушки, заявила она. – Серебряная Бандитка – за дело! – Енотиха соскочила с крыши и помчалась к музею.

– Отлично! – обрадовался Макс. – Крепыш, Гизмо, нам нужно нажать на рычаг, который перемещает рельсы. Мне одному не справиться, но, если вы найдёте кусок верёвки, мы привяжем её к рычагу и позовём окрестных собак, чтобы они помогли нам тянуть. Тогда у нас наверняка всё получится.

– Давайте привлечём щенков и кошечку, пусть сыграют в перетягивание каната, – предложил Крепыш. – Они решат, что это просто забава.

– О, отличная идея! – одобрила Гизмо, от восторга извиваясь всем телом. – Я хочу поиграть со щенками.

Она бросилась к детёнышам, которые продолжали скакать по заросшему высокой травой лугу. Крепыш рванул за ней, потом оглянулся на Макса:

– А ты что будешь делать, верзила?

Лабрадор подошёл к маленькому жёлтому ящику рядом с рельсами и заглянул внутрь. Как он и подозревал, там находилась электрическая розетка, к которой можно было что-нибудь подключить.

– Похоже, сначала нужно подкатить сюда поезд, а уж потом мы сможем его зарядить, – сказал Макс. – Это работа для нас с Пятнистым.

На лугу Гизмо с ликующим лаем носилась за светлячками, сталкиваясь на лету со щенками, а кошечка опасливо наблюдала за всем этим со стороны.

– Иди к нам, Крепыш! – позвала йоркширка.

– Мне надо бежать, – бросил такс вожаку и поскакал к Гизмо. – Удачи!

Макс вернулся к красному паровозику. Кинг-спаниель Чак скрылся в салуне и чем-то грохотал там. Лабрадор осторожно перешагнул через рельсы, встал позади маленького служебного вагончика и толкнул его головой.

Потребовалось приложить всю силу, чтобы сдвинуть вагончики с места, но вот миниатюрный поезд медленно и со скрипом покатил по рельсам.

– Что ты там делаешь? – пролаял из травы Пятнистый.

Макс остановился, тяжело дыша от натуги.

– Нужно отогнать этот поезд вон туда. Поможешь?

Старый пёс с ворчанием поднялся на лапы и присоединился к Максу.

– Теперь я вспомнил, – сказал он, – мотор заряжают там, позади музея. Как ты догадался? Уже имел дело с такими поездами?

Макс подумал, не рассказать ли Пятнистому о «Праксисе», но вместо этого вильнул хвостом.

– Просто мы с друзьями быстро учимся, – объяснил он. – Готов толкать?

– Готов!

Два больших пса вместе упёрлись лапами в землю, а головами в задок поезда и налегли на него. Колёса вагонов, жалобно скрипя, завертелись. Медленно, но верно Макс и Пятнистый двигали состав по изгибу рельсов за здание музея.

Вдруг лабрадор услышал громкий лай: Гизмо, Крепыш, щенки и кошечка быстро бежали в город.

– Мы поедем на поезде! – гавкала Регина.

– Мы будем поездными собаками, как Пятнистый! – вторил ей Руфус.

– У меня в магазине есть верёвка, Гизмо, – тихо промяукала Снежинка. – Собаки любят таскать её.

– Очень хорошо! Это нам здорово поможет.

Не прекращая работы, Макс покосился на миниатюрный овощной магазин. Все маленькие собаки столпились у входа в него, а Снежинка вошла внутрь своих владений. Крепыш понюхал пластмассовое яблоко, лизнул его и поморщился.

Макс и Пятнистый уже катили поезд мимо салуна, как тут над лужайкой позади музея раздался громкий щелчок, и вдруг зазвучала весёлая музыка – духовой оркестр. Полосатик от испуга спрыгнула со ступенек белого здания со шпилем. Чак высунул морду из салуна, его длинные уши хлопнули.

– Что происходит? – громко осведомился спаниель.

Лабрадор и старик кунхаунд, пытаясь отдышаться, смотрели на музей. В этот момент в здании вспыхнул свет. Лучи прожекторов отразились от окон вагонов.

– Это Тиффани, – сказал Макс. – Она включила рубильники. – Заметив Чака, он спросил: – Что ты там делаешь?

– Подожди секундочку, сейчас покажу. – Спаниель метнулся обратно в салун и спустя мгновение появился вновь, волоча за собой небольшой мешок шариков. Плюхнув его на крыльцо, пёс завилял хвостом: – Припасы в дорогу!

– Отличная мысль, – одобрил Макс.

Из-за салуна послышался топот – это Крепыш, Гизмо и их юные подопечные неслись к задворкам полицейского участка.

– Поможешь им? – попросил Макс Чака. – Чем больше зверей станут тянуть верёвку, тем легче будет опустить вниз рычаг.

– Я помогу! – с готовностью отозвался спаниель и побежал за другими собаками.

Макс с Пятнистым вернулись к своему делу. Потребовалось приложить немало усилий, но наконец им удалось подкатить поезд к маленькому жёлтому ящику.

– Что теперь? – хрипло спросил кунхаунд, он запыхался. Передвигать с места на место целый поезд – нелёгкое дело. Старый пёс свесил из пасти язык и помотал головой.

Макс обнюхал боковую стенку красного паровозика и заметил маленькую дверцу. Он открыл её носом и нашёл штепсель с двумя зубцами, точно такие же были у разных электрических приспособлений на кухне у Макса дома, на ферме. Обычно такие штуки крепились к проводам, чтобы можно было дотянуть их до розетки. Пёс осторожно взял в зубы штепсель и потянул, вместе с ним вытащился и провод.

– Как ты догадался? – удивлённо спросил Пятнистый. – Мне бы такое и в голову не пришло!

Макс осторожно вставил вилку в розетку, находившуюся внутри маленького жёлтого ящика у рельсов. Она вошла туда легко.

– Просто повезло.

– Да-а? – с сомнением в голосе протянул Пятнистый. – Ну ладно.

Большой жёлтый ящик позади полицейского участка гудел – к нему подключилось электричество. Подойдя ближе, Макс услышал скрежет металла.

– И-и-и… раз! – командовала Гизмо. – Тянем верёвку как можно сильнее! И-и-и… два!

Раздался громкий треск, кошечка и собаки радостно закричали, – наверное, кусок рельсов на петлях соединился с главным путём.

Пятнистый подошёл к Максу.

– Мы делаем это, – сказал он. – Не могу поверить, но у нас получается.

– Поверь, Пятнистый, – завилял хвостом лабрадор, – ты снова прокатишься по рельсам.

Перескакивая друг через друга, Крепыш, Гизмо, Чак, щенки и кошечка с тявканьем и мяуканьем бежали к Максу и Пятнистому. Полосатик тоже вразвалочку подошла к ним, а Тиффани с глухим стуком приземлилась на крышу овощного магазина.

– Чего вы ждёте? – проверещала маленькая енотиха. – Я ведь включила электричество, а?

– Это точно, – подтвердил Макс. – Отличная работа, Серебряная Бандитка. Теперь давайте приведём в движение поезд.

И он на глазах у остальных зверей нажал носом кнопку, подписанную «Зарядка локомотива». Передние фонари на паровозе загорелись, на пульте внутри кабины засветились красный и зелёный огоньки.

– Мы сделали это! – воскликнул Крепыш, носясь кругами от радости. – Больше я и шага не ступлю!

– Да, сэр, ходить пешком вам ни к чему, – со слезами в голосе проговорил Пятнистый, улыбаясь. – В моём поезде все отдыхают и нежатся в объятиях роскоши.

Макс, Крепыш и Гизмо следили за контрольными шкалами на пульте управления внутри красного локомотива – стрелка медленно перемещалась из красной зоны к зелёной. Остальные животные с ликующим визгом и тявканьем помогали Чаку затаскивать в поезд мешок с шариками. Наконец он был загружен в вагончик для угля. Спаниель, щенки и кошечка забрались в служебный вагончик, а Тиффани прыгнула на мешок с кормом.

Полосатик со вздохом уместилась рядом с енотихой.

– Полагаю, мне тоже надо поехать, чтобы присматривать за малышами, – сказала скунсиха, устраиваясь поудобнее и заворачиваясь в пушистый хвост.

Пятнистый сел рядом с Максом и тоже стал следить за указателем уровня заряда. Когда стрелка наконец дошла до самого края зелёной зоны и раздался щелчок, кунхаунд шмыгнул носом и крикнул:

– Все на борт! По местам!

– Ну вот, машинист, дело сделано, – объявил Макс, после чего осторожно вынул вилку из розетки, провод тут же сам собой втянулся в бок локомотива. А лабрадор запрыгнул в товарный вагон, расположенный между служебным вагоном и угольной платформой. Крепыш и Гизмо залезли туда же и пристроились по бокам от Макса.

Пятнистый неуклюже забрался в кабину локомотива, ему там было очень тесно. Не успел пёс переключить рычаг и привести поезд в движение, как Тиффани вскочила на лапы с криком:

– Погоди!

Пятнистый зарычал.

– Что такое? – Он недобро глянул на Серебряную Бандитку.


Дорога к дому

Сняв полосатую шапочку, енотиха пролезла сквозь заднее окно паровозика в кабину, нацепила её на голову Пятнистому и вернулась на свое место рядом с Полосатиком.

– Ну вот, – объявила она, – теперь мы готовы.

Пятнистый вильнул хвостом и устремил взгляд вперёд.

– В путь! – скомандовал он и носом переключил в рабочее положение рычаг на пульте управления.

Поезд тронулся.

Сначала он полз еле-еле, потом быстро набрал скорость, обогнул овощной магазин и полицейский участок. Однако, вместо того чтобы, как обычно, продолжить движение по большому кругу, паровозик прокатился по перекидному рельсу, который благодаря стараниям Крепыша, Гизмо и других животных соединил кольцо вокруг городка с главным железнодорожным путём. Кто-то торжествующе крикнул: «Ура!»

Они проехали мимо музея, рядом с которым гремел духовой оркестр, мимо большого паровоза со служебным вагоном. Потом звуки музыки стали затихать: маленький поезд удалялся от ярко освещённого городка и углублялся в темноту ночи. Спереди задуло, три собаки высунули головы из окон вагона – пусть ветер потреплет их шерсть и уши.

Поезд направлялся на запад, к загадочной стене и людям.

Пятнистый ухватил зубами кусок верёвки, свисавший с потолка кабины, труба на крыше издала долгий и громкий гудок.

Радостно гавкнув, старый пёс пролаял в ночь:

– Это для тебя, Горошек!


Глава 13 Стенания Поездного Пса | Дорога к дому | Глава 15 Оазис







Loading...