home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 18 или «Вечер в башне»

Когда Амали ушла, я еще долго в растерянности ползал по полу, собирая браслет и нанизывая бусины на шнурок. Пересчитал несколько раз — девяносто семь. Одной бусины не хватало. Но как бы я не искал, как бы не шарил по всем углам гардеробной, так ее и не нашел.

Стянув праздничный костюм, переоделся в обычную футболку и штаны и ушел из комнаты. Потому что находиться там было невыносимо. Не комната, а одежный склад какой-то. В голову лезли мрачные, злые мысли и чтоб хоть как-то отвлечься, я решил все-таки поесть, а затем раздобыть ноутбук. В коридоре я наткнулся на Санджея. Мы прошли мимо друг друга, делая вид, что незнакомы с друг другом. Возможно это и к лучшему.

Я постучался к Латифе, но она не открыла. Ни Ашанти, ни Зар-Заны так же не было в комнатах. Все куда-то разбежались. И только я собрался уйти, как из лифта вышел Симар. Завидя меня, он дружелюбно улыбнулся и воскликнул:

— Азиз! Ты снова один?

Он подошел, приветливо похлопал меня по плечу:

— Как настроение? — не переставая улыбаться, спросил он. — Не волнуешься перед сегодняшним вечером?

— Нет, — подражая задорному тону Симара, ответил я. — Не волнуюсь.

— Правильно! Волноваться не о чем. Ты дома в кругу семьи. Сегодня в башне клана никого из посторонних не будет, так что здесь безопасно как никогда. Ни местных жителей, ни имперских гостей, ни даже наёмных бойцов. Только свои, а в охране только преданные.

Я хотел возразить, что совсем недавно видел наемников в спортзале, но осекся, поняв, что возможно это были не наемники, а как раз таки преданные. Насколько я успел понять, это звание дается наемнику, доказавшему свою преданность.

— Ты голоден? — спросил Симар. — Я тут собираюсь поесть, сегодняшнее собрание было весьма напряженным и выматывающим. Составишь компанию?

— Да, — обрадовавшись, закивал я.

— Хорошо, тогда идем, — Симар распахнул дверь своей комнаты, приглашая войти. Его комната была куда просторнее моей, хотя и мою едва ли можно было назвать маленькой. Здесь, помимо Симара, явно обитала и Дана, на дверце гардеробной висела женская сумка, а в углу комнаты расположился белый туалетный столик уставленный косметикой и прочими женскими мелочами.

Мы направились в отгороженную деревянной резной стеной лоджию. У панорамного окна уже был накрыт стол, правда, только на одного. Но не успел я об этом подумать, как в комнату тут же впорхнула служанка с разносом.

На столе были легкие сырные и мясные закуски, тарталетки с икрой, хрустящие булки и круассаны, апельсиновый сок и полный кофейник.

Я дождался, пока Симар начнет есть, и только потом принялся за еду сам.

— Мама сегодня утром искала тебя, но ты был на тренировке, — улыбнувшись, сказал Симар. — Она привезла семейные альбомы и хотела тебя познакомить, так сказать, с семьей. Так что, жди ее в гости.

Я кивнул, не сразу поняв, что речь идет о бабушке Лите.

— Как у тебя дела? Есть успехи на уроках урджа-мастера? — непринужденно поинтересовался Симар.

— Не знаю, — пожал я плечами, запивая крепким кофе круассан с кремом.

— А Зунар говорит, что есть. Рассказал, что Видящий увидел в тебе потенциал.

— Потенциал требует развития, — ответил я, сам себе удивляясь. И всё-таки определенные успехи в освоении языка у меня уже имелись.

— Верно, — усмехнулся Симар, — для того чтоб достичь успеха, необходимо развиваться. Ты ни в чем не нуждаешься? У тебя все есть? — неожиданно переключился на другую тему Симар.

Я замешкал. Вопрос заставил меня врасплох. Не то чтобы я нуждался: кормят, одевают. Но все-таки личные деньги не помешали бы. Даже элементарно, какую-нибудь мелочь я не в состоянии купить. Да и вообще, если задуматься, не мешало бы обзавестись телефоном и компьютером, прикупить оружия, возможно лучше и мощнее.

Симар хмыкнул, и разочарованно свел рыжие брови на переносице:

— Зунар не обеспечил тебя кошельком, — не спросил, а утвердительно сказал он.

Я не ответил, но Симар итак уже все понял.

Он резко встал из-за стола и решительно двинулся в комнату. Послышался шорох, затем металлический звон. Я не смог сдержать любопытства и, немного откинувшись назад вместе со стулом, заглянул за декоративную стену. Симар, отодвинув картину на стене, открывал сейф. Я успел сесть обратно ровно за миг до того как Симар обернулся.

— Держи, — вернувшись, протянул он мне пластину с драгоценными камнями размером с чайное блюдце. — Обменяешь этот харит внизу на кошелек. А как только тебя признают, сможешь пользоваться деньгами собственного рода. Но пока попользуешься клановым кошельком.

Я нерешительно принял золото. Смущение и скромность я изображал нарочно, дабы не выбиваться из образа. В душе же, принимая харит, я радовался, как ребенок.

Где внизу обналичивать золото и что это за такие кошельки, я не понял, но решил, что как-нибудь разберусь. Золото грело руки и сердце, передо мной открывались новые перспективы. Интересно, многое ли на это я смогу себе позволить? А еще неплохо бы было ознакомиться с местной валютой и эконмической системой.

Симар сел за стол, налил себе кофе и непринужденно спросил:

— Как тебе у Зунара?

И снова он застал меня врасплох. Я не ответил, потому что однозначного ответа и не было, как и вариантов, быть где либо ещё, кроме как у Зунара. Нет, если сравнивать с той пещерой, где я ночевал первый день, то однозначно у Зунара лучше, но если сравнивать с прошлой жизнью, где я бы свободен и окружен любовью и заботой семьи, то однозначно у Зунара мне не нравилось. Здесь бы я лучше предпочёл свободу.

Симар усмехнулся каким-то своим мыслям:

— Он так рвётся взять опеку над тобой, даже удивительно, обычно он предпочитает избегать ответственности, а в особенности, если дело касается детей. А здесь я вижу, старается. Может мой брат, наконец, повзрослел? — Симар с интересом взглянул на меня.

Я замер с кофейной чашкой в руке и непонимающе уставился на него.

— Так как тебе у Зунара? Просто я слишком хорошо знаю характер своего брата, поэтому и интересуюсь. Ты не обязан жить у него. Да, тебе всего шестнадцать, и ты пока не можешь нести ответственность за себя. Но тебе не обязательно жить у Зунара. У него тяжелый характер, да и воспитатель из него никудышный. Поэтому, если хочешь, ты можешь жить с нами в Сундаре. Сына у меня нет, да вообще в доме одни женщины и я. А это порой очень непросто. Мама будет очень счастлива, и Дана с девочками, уверен, будут рады.

Я удивлённо округлил глаза. Неужели он это всерьёз? Да это ведь такой отличный шанс избавиться от Зунара!

А Симар продолжал говорить:

— Вскоре ты поступишь в академию, и большую часть времени будешь находиться в Акшаядезе. Но на каникулы будешь приезжать сюда. А когда разрешится конфликт с Капи, думаю, ты сможешь жить в родительском доме в Форхаде. Он, как и прилегающие территории, твои по праву. Этот город ждет тебя. Так что, Азиз, хочешь жить с нами?

Кажется, Симар уже все решил, и у меня спрашивал исключительно для формальности.

— Да, — сдержанно кивнул я. Хотя на самом деле меня распирало от радости.

Впервые за долгое время я увидел просвет, впервые у меня появилась надежда, что жизнь не будет похожа на бесконечное сражение, полное препятствий и опасностей. А где-то там, в светлом будущем меня ждет увлекательная, но при этом спокойная и размеренная жизнь.

Симар довольно усмехнулся, приглаживая бороду:

— Я рад, что ты вернулся, Азиз. Ты даже не можешь представить, насколько я рад, что сын моей сестренки снова с нами целый и невредимый.

Он произнес это с такой теплотой и искренностью, он так смотрел на меня, что я почувствовал себя неловко. Впервые мне стало стыдно за то, что я выдаю себя за Азиза.

Когда с завтраком было покончено, Симар извинился, сказав, что он бы и рад поболтать еще, но у него много дел, которые нужно решить до вечернего приема. Так же сказал, чтоб к семи вечера я был готов. Я кивнул, взглянул на часы, на которых было только тринадцать часов, а значит у меня в распоряжении еще семь часов.

Первым делом я отправился на поиски места, где можно обменять харит на кошелек. Я настраивался на длительные поиски, но все оказалось куда проще.

В холле подошел к одному из охранников и, показав ему золотую пластину, спросил:

— Где менять?

У охранника на долю секунды удивленно округлились глаза, и он даже начал оглядываться. Наверное, не каждый день видит такое богатство, как в прочем и я. Столько золота мне приходилось держать впервые.

Охранник, взяв себя в руки, услужливо провел меня к коридору справа и указал:

— Казначейство Сорахашер там, в конце коридора, где эмблема золотого льва на двери.

Я благодарно кивнул и поспешил туда. Сегодня на нижних этажах действительно было слишком тихо и пусто. Даже утром в спортзале народу было больше. Лишь изредка попадались неспешно разгуливающие по магазинам покупатели и те, очевидно аристократы Сорахашер.

На входе меня встретил мужчина лет пятидесяти в форме клана, услужливо распахнул дверь:

— По какому вопросу? — поинтересовался он, внимательно изучая меня.

Я так и чувствовал как он, шаря глазами, оценивает мою одежду, обувь, затем пристально разглядывает лицо, точно пытаясь запомнить.

— Кошелек, — сказал я, показав ему золотую пластину.

Мужчина удовлетворенно кивнул, пропуска меня вперед.

В небольшом уютном помещении за деревянной стойкой сидела немолодая поджарая женщина с короткой мальчишеской стрижкой и приветливым, но при этом строгим лицом. Она охотно приняла харит, перевернула его и, включив настольную лампу, пристально начала разглядывать оборот. На обороте была длинная строка с цифрами. Затем она повернулась к компьютеру и, щелкая по квадратной клавиатуре, принялась вбивать цифры, сверяясь со строкой.

— Этот харит принадлежит Нара Симару Халу, — сухо улыбнулась она.

Я кивнул.

— Сопроводительное письмо?

Я нахмурился, конечно же никакого письма у меня не было.

— Все в порядке, — улыбнулась она, выдвигая ящик стола и доставая маленький телефон. — Нара редко дает письма, предпочитает, чтоб мы ему лично звонили. Ваше имя?

— Азиз Игал.

Улыбка женщины стала немного шире и менее официальной.

— Рахия Ангули, младший казначей клана, — протянула она мне руку. — Присаживайтесь Азиз, это займёт какое-то время.

Рахия, схватив телефон, скрылась за неприметной дверью позади.

— Кофе, чай или просто воды не желаете? — неожиданно тоном вышколенного официанта спросил охранник.

Я мотнул головой:

— Нет.

Сейчас мои мысли занимала любопытная денежная система этого мира. Золотые пластины с номерами и привязкой к владельцу. Я помнил, как Зунар выкупал меня у Лао точно такими же харитами только больших размеров. Значит, это полноценная валюта. И наверняка весьма дорогая. А вот что местные используют для повседневных трат? Симар говорил про кошельки. Интересно. Ни пластиковых карт, ни бумажных денег или даже монет, за все время моего пребывания здесь, я не видел.

Рахия вернулась быстро. Она, обогнув стойку, прошагала ко мне и положила на низкий столик лист бумаги, ручку, и квадратную металлическую… Зажигалку? Предмет был очень похож именно на зажигалку. Ну, разве что на ней имелся еще маленький экран посредине.

— Здесь необходимо поставить подпись, — сказала Рахия, указав на строку внизу, — о том, что ты принял кошелёк. Сверь номер и сумму.

Она протянула зажигалку, которая как выяснилось и есть кошелек, показала номер на ребре этой штуки. Я сверил номера и кивнул ей. Затем Рахия откинула крышку кошелька, нажала небольшую копку сбоку, и на экране высветилось число сто тысяч.

Я крутил кошелек в руках, под крышкой помимо кнопки был еще и круглый вход для подключения, как на любой электронике в моем мире. Кажется, до меня начало доходить, что это за кошелек. Что-то вроде наших банковских карт, только здесь сразу и сумму можно посмотреть.

— Расписаться, — напомнила Рахия.

Я несколько секунд мешкал, размышляя, как именно следует расписываться. На местном языке я знал пару букв, но не единого слова написать бы не смог. Даже элементарно, свое имя не напишу. Поставил какую-то закоряку, но Рахия никак не отреагировала, значит, все в порядке.

— Теперь пройди сюда и введи пароль, — попросила она, указав рукой на стойку.

Там Рахия из-под стола достала аппарат, похожий на клавиатуру: такой же квадратный, только куда толще и меньше.

— Давай помогу, — она забрала у меня кошелёк, открыла крышку и насадила его на небольшой переходник сбоку. Затем ввела что-то в компьютер и сказала: — Теперь введи пароль.

Я вопросительно вскинул брови.

— Не меньше пяти цифр, не больше двадцати. Пароль должен быть такой, чтоб ты его помнил. Ты ведь знаешь цифры, Азиз?

Я вздохнул. Точно дурные слухи ходят обо мне в клане.

— Знаю, — ответил я, и ввел свою дату рождения.

— Если потеряешь кошелек или он сломается, обращайся к нам, ну или в любой пункт казначейства, — улыбнулась Рахия, возвращая мне кошелек.

Я покинул казначейство счастливым обладателем ста тысяч ратан. Много это или мало, я пока не знал, но собирался выяснить уже сейчас. И первым делом я отправился в магазин электроники.

Милая девушка продавщица порхала вокруг меня с таким счастливым лицом, будто в этот магазин годами никто не заходил. Конечно же, это было не так, у витрины с телефонами стоял здоровяк с задумчивым видом. Но продавщица почему-то все свое внимание решила уделить мне. Я был только рад, потому что мало что понимал в здешних технологиях.

Мы очень быстро с ней выбрали для меня ноутбук, который здесь назывался миш-тарк, а затем и подобрали телефон. Звонить мне пока что было некому, но в будущем он мне наверняка пригодится. Я думал, что мне еще нужно приобрести что-то вроде номера телефона. Но как оказалось, небольшой серебристый аппарата с маленьким экраном уже имел свой номер, и продавщица показала мне его на экране. Оплата происходила тоже весьма интересно. Продавщица достала что-то вроде кассового аппарата со штекером сбоку, куда нужно было присоединить кошелек. Я ввел пароль, и нужная сумма списалась с кошелька.

Ноутбук и телефон мне обошлись в две тысячи шестьсот ратан. Теперь я приблизительно понимал, что денег Симар дал мне немало, и это осознание придавало оптимизма. Мне не терпелось изучить новую технику, поэтому я, не задерживаясь, поспешил обратно на этаж Халов.

К радости, вернувшись в комнату, я обнаружил, что здесь никого нет, и одежда повсюду не валяется.

Остаток дня я хотел провести в интернете, но только я нашел кабель и собрался подключить ноутбук, как в комнату постучали.

За дверью стояла бабушка Лита, она счастливо улыбалась и прижимала к груди стопку фотоальбомов. Выставить я бабушку не посмел, поэтому целый час мне пришлось изучать по фотографиям мою новую семью. В основном на фото были все те же Халы в разные периоды времени. Семейные торжества, рождение детей, дни рождения, юбилеи, какие-то праздники. Многие люди, о которых говорила Лита, никак не зацепились в моей памяти.

Последний альбом был с фотографиями со свадьбы родителей Азиза. Зуен и Алисана казались на них совсем юными, а лица у них были растерянные и испуганные. Не удивительно, бабушка Лита рассказала, что за полгода до этого Зуен потерял почти всю свою семью. Последнее фото в альбоме отпечаталось в моей памяти и оставило неприятный осадок. На нем снова Зуен и Алисана сидят на скамейке среди цветущих роз. Алисана держит на руках розовощекого карапуза Азиза в пушистом желтом костюмчике. У малыша невероятно серьезное, но при этом потешное выражение лица. Они выглядели счастливой семьей, а теперь все они мертвы. Это фото нагоняло тоскливую грусть и необъяснимую тревогу. В голове никак не укладывалось, что у кого-то поднялась рука убить ребенка из ненависти к его предкам.

Наверное, все эти мысли, отразились на моем лице, так как сердобольная Лита, приобняв меня снова принялась украдкой утирать выступившие слёзы и приговаривать:

— Все будет хорошо, мальчик мой. Главное, что ты жив.

В конец расстроившись, бабушка ушла, оставив меня в одиночестве.

Какое-то время я просто сидел и пялился в одну точку, а затем, взяв себя в руки, снова вернулся к ноутбуку. Устройство миш-тарк не слишком отличалось от привычных ноутбуков из нашего мира. Мышь, клавиатура, экран. Беспроводного интернета, насколько я понял, в этом мире еще не существовало. Я озадачено разглядывал клавиатуру и символы, в которых я ничего не смыслил. Я запустил ноутбук, мигнул экран, и неожиданно на экране появилось изображение Гандаберунда — двуглавого орла. Нет, он не выглядел как герб России, это был двуглавый орел на фоне солнца.

Дальше на экране появился рабочий стол с иконками. Изображение и подписи мне ни о чем не говорили. Вот, например значок, изображающий жёлтый круг. Что это? Я нажал. Вылезло окошко с двумя строчками выбора. Я лишь обречённо вздохнул. Не умея читать, тяжело мне придется.

И только я об этом подумал, как в дверь постучали. Я встал, чтоб открыть, но дверь беспардонно распахнулась и в комнату влетела Латифа. И все же надо запираться.

— Ну! Рассказывай! — велела она, заставив меня удивлённо таращить глаза и судорожно соображать, что именно я должен ей рассказывать.

— Ну-у-у?! — округлила глаза Латифа. — Ты попал на этаж Игал?!

Черт, а ведь про это я совсем забыл.

— Ну-у-у, — вторя ей, затянул я, — нет. Охрана увидеть.

Латифа разочарованно вздохнула и закатила глаза. Но я решил, раз она уже здесь, нужно пользоваться моментом.

— Помогать? — спросил я, кивнув на ноутбук.

Латифа непонимающе мотнула головой, но затем до нее кажется, дошло.

— А! Хочешь, чтоб я тебе рассказала, как им пользоваться?! — обрадовалась она.

Я кивнул.

— Конечно, братик! Для тебя все что угодно, — весело воскликнула Латифа и неожиданно чмокнула меня в щеку. И этот жест снова вогнал меня в тоску. Вспомнилась Лера, она тоже всегда так делала, с той же искренней непринужденностью. Я отогнал грустные мысли и быстро взял себя в руки. А Латифа уже умостилась за ноутбуком и, увлеченно щелкая мышью, рассказывала, что и как работает.

Если отбросить все лишнее, то вот что я выяснил. Интернет Хемы разительно отличался от нашего. Первое что бросалось в глаза, отсутствие рекламы. Так же выяснилось, что здесь нет никаких соцсетей, никаких онлайн игр, никаких сумасшедших видеороликов или провокационных статей, никакого порно. Жесткая цензура на любую публикацию. Основная часть всего контента представляла из себя образовательную либо новостную функцию. Были здесь сайты с фильмами и мультфильмами, с которыми я собирался ознакомиться позже. Но вот игровая индустрия, не смотря на развитие, оставляла желать лучшего. Игры, что продемонстрировала Латифа, были весьма примитивные и слишком добрые. Ни о каких шутерах, стратегиях или рпг здесь и речи не было. На фоне того, что я уже успел увидеть в этом мире, эта тотальная цензура выглядела как издевательство. Единственное развлечение — закрытые чаты, где народ мог общаться спокойно. Это и еще то, что я успел увидеть по телевизору, навевало на определенные мысли. В Империи царит тотальная цензура, а о свободе слова здесь даже и не слышали.

А затем в четыре часа Латифа вдруг спохватилась, что ей еще готовиться к вечернему приему, и убежала. Я же решил, что пару часов можно и подремать, все происходящее изрядно давило. И снова проваливаясь в темноту, я видел светящиеся желтые глаза.


Глава 17 или «Утро в башне» | Шпион | * * *







Loading...