home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 47

ТЮРЬМА

— Ты уверен, что хочешь сделать это в одиночку? — спросила Фериус.

Я смотрел в просвет между деревьями на относительно небольшое, относительно безобидно выглядящее здание из серого камня и старался не дрожать. От идеи не потеть я уже отказался.

— Все будет хорошо, — произнес я неубедительно.

Хотя я провел в Нотия-Верасе пару дней, я понятия не имел, как ее найти. Когда Джануча вытащила меня отсюда, одним из условий освобождения было — что я поеду с завязанными глазами. К счастью, Фериус использовала свой арта туко и тайно следовала за изобретательницей в тот день, когда она приходила ко мне. На случай, если дела пойдут неважно и придется отбивать меня силой. Просто удивительно, как тщательно и дотошно Фериус строит каждый из своих планов.

А я? Я был бы счастлив, если бы имел хоть смутное представление, что делать дальше.

Рейчис спрыгнул с ветки дерева.

— Келлен не будет один, идьот. Он будет со мной.

С тех пор как мы встретились с отцом Фериус, он повадился называть людей «идьот». Мне хватило ума не сказать белкокоту, что он разговаривает как пастух с приграничных болот.

Фериус не стала дожидаться перевода.

— Я знаю, что ты пойдешь с ним, глупый белкокот. За тебя я тоже беспокоюсь.

— Все будет в порядке, — сказал я. — Рейчис — лучший разведчик из всех нас. И какие бы ловушки там ни понаставили, едва ли они рассчитаны на мелких животных. — Рейчис рыкнул на меня. — Вот почему эти гитабрийцы почувствуют себя идиотами, когда поймут, кто планировал операцию.

Это, казалось, смягчило белкокота.

— В любом случае, — продолжал я, — чем больше нас, тем больше шансов быть обнаруженными. Лучше, если пойдут только двое.

— Но почему ты? — с сомнением высказалась Нифения. — Разве леди Фериус не справилась бы лучше?

— Я по-прежнему не леди, — не преминула заметить Фериус.

— Ну, началось! — буркнул Рейчис. — Увольте меня от очередного урока по этикету голокожих.

Он взобрался на дерево, поднимаясь все выше и выше, пока не достиг вершины и не поднялся в воздух.

— Увидимся внутри, неудачник!

— Ты спросила, зачем мне идти? — сказал я Нифении. — Потому что я единственный, кто может понять чертова белкокота.

С этими словами я побежал, петляя как заяц, к заднему входу в здание тюрьмы.


Гитабрийцы строят тюрьмы довольно оригинальным способом. На самом деле они довольно оригинально строят все. Думаю, это потому, что они много путешествуют — находят интересности в других культурах и сочетают со своими изобретениями, чтобы придумать гениальные решения. Например, на пути в Нотия-Верас я не встретил никаких охранников. Ничего удивительного, учитывая, как Завера пеклась о секретности. К тому же здесь хватало замков и ловушек, и никто без специальной монеты не мог попасть внутрь.

К счастью, у меня имелась такая монета.

«Нет, — поправил я себя. — Она у тебя есть благодаря тем двум аргоси — Энне и Даррелу».

Если в каждом плане Фериус было больше слоев, чем у луковицы, сколько же их должно быть у ее родителей?.. И было б неплохо, если бы они потрудились рассказать хоть часть из них мне.

Я держал в руке пять монет кастрадази, пробираясь по коридорам Нотия-Вераса. Я уже понял, как использовать сотокастру, чтобы открыть несколько разных замков. Ключ — если можно его так назвать — был сделан из какого-то особого металла, обладавшего свойством воздействовать как магнит на внутреннюю часть запирающего механизма. Далее следовало поворачивать его, пока ты не почувствуешь, как с противоположной стороны поворачиваются тумблеры, один за другим. Так что проникать внутрь было даже, пожалуй, приятно.

А в дальнейшем? Ну, не настолько приятно.

Гитабрийские ловушки и системы сигнализации сложны до чрезвычайности. Я вошел в очередной коридор и обнаружил, что все стены там сделаны из бронзы. Должно быть, я наступил на какой-то механизм, потому что миг спустя стены зазвенели, как колокола, и этот звон, донельзя усиленный бронзовым коридором, стал таким нестерпимым, что уши чуть не лопнули.

В довершение всего я упал на пол. Всякий раз, пытаясь встать, я просто валился снова. Здесь была какая-то вибрация, полностью уничтожившая мое чувство равновесия. Хуже того: хотя звук, казалось, ограничен этим коридором, я допускал, что его можно услышать где-то еще. Например, на посту охраны.

Я уже начал впадать в панику, когда заметил, что одна из монет в моей руке вибрирует точно так же, как и стены. Со стоном я засунул ее себе в рот и крепко сжал ее зубами. В тот же миг жуткий звон в ушах утих. Каким-то образом металл монеты создал своеобразную зону сопротивления в моем черепе, и какофония прекратилась.

Пройдя по бронзовому коридору, я вышел к первым камерам. Они были пусты, кроме одной. В ней сидел худой человек, и первые же его слова убедили меня, что посадили его за дело и, если я его выпущу, это может стоить мне жизни. И вся Гитабрия меня возненавидит — если его бахвальство было правдой.

Я продвигался все дальше и дальше в глубь тюрьмы. Некоторое время спустя обнаружил несколько шестифутовых колес, приводимых в движение течением маленькой речки, бегущей по узкому каналу в полу. Зал, в который вел коридор, казался совершенно пустым, но его блестящий металлический пол заставил меня заподозрить неладное. И чем ближе я подходил к залу, тем сильнее чувствовал, как волосы на голове встают торчком.

— Это серебро? — вдруг раздался голос Рейчиса у меня под ногами.

Он приблизился к краю серебряного зала, и его мех встал дыбом, как и мои волосы.

— Как ты сюда попал? — спросил я. Он изобразил пожатие плечами — ну, насколько такое движение доступно белкокотам.

— Даже в тюрьмах нужны канализационные туннели, — буркнул мой деловой партнер.

Это объясняло его запах. Впрочем, я не стал заострять на этом внимание. Рейчис встряхнулся; в воздух полетели капли воды и частицы… субстанции, о которой мне не хотелось думать.

— Осмотрелся тут немного, — деловито заявил он. — Она внутри больше, чем снаружи!

— Ты нашел Шеллу?

Он посмотрел на меня, склонив голову набок.

— Кого?

— Да. Мою сестру Шеллу. Ну, знаешь, ту, которую мы пришли спасать.

— О, — сказал он, словно услышав об этом в первый раз. — А я искал, что тут можно спереть. — Он уселся на задние лапы и развел передние. — Ничего! Ни единого брюлика. Я думал, в том месте, куда приводят преступников, должно быть много всякого добра. Ну, то есть они же куда-то девают вещички, которые изымают у воров?

— Ты говоришь о следственном изоляторе, — заметил я.

— В чем разница?

— Изолятор — для предварительного заключения. Туда привозят только что пойманных преступников. А здесь — тюрьма, куда отправляют уже после суда. Совершенно разные заведения.

Рейчис недоверчиво уставился на меня.

— Ты серьезно?

— Да, а что?

Он покачал головой.

— Как же вы, голокожие, любите все усложнять!

Белкокот снова обратил внимание на серебряный пол.

— Готов поклясться, он недешево стоит. Может, откоцаем кусочек? — Он потянулся к нему когтями передней лапы.

— Рейчис, не надо!

В тот момент, когда белкокот прикоснулся к полу, его отшвырнуло назад. Он шумно врезался в стену за моей спиной и шлепнулся на пол. Я побежал к белкокоту и поднял его. Его мех торчал в разные стороны, и белкокот сильно походил на пушистый махровый цветок. Как ни странно, теперь мех стал совершенно чистым.

— Рейчис, ты в порядке?

Он посмотрел на меня слегка ошалелым взглядом.

— Тут другое… — сказал он.

— Что случилось?

— Молния, — ответил он, и его голос был наполнен благоговением. — Эти гитабрийские двуногие умеют повелевать молниями. Мы должны поклониться им, Келлен. Они точно боги!

Возможно, он ударился головой, когда врезался в стену. Я оглянулся на колеса, вертящиеся за серебристым залом.

— Они не боги, — сказал я. — Думаю, эти колеса вырабатывают электричество. Когда ты коснулся пола, тебя ударило током.

Рейчис подполз ко мне и снова встряхнулся.

— Ненавижу молнии! Так что в следующий раз на этот пол наступаешь ты.

Я вернулся, чтобы осмотреть тяжелые колеса.

— Если бы мы могли остановить их…

Я ухватился за колесо, пытаясь удержать его своим весом. Напор воды в ручье был не очень сильным, но само колесо оказалось чертовски тяжелым. Плюс все они были связаны системой шестерней и каких-то рычагов.

— Ладно, — сказал я, — как здесь ходят охранники?

— Они боги? — предположил Рейчис. — Они просто приказывают…

— Они не боги! — настаивал я.

— Эй, не ори на меня. Я понимаю, ты расстроен, что у гитабрийцев более классная магия, чем у вас, джен-теп, но я в этом не виноват.

— Она не лучше, — сказал я. Хотя, по правде сказать, тут у меня не было полной уверенности. — Они делают это по-другому. И уж в любом случае едва ли тюремные надзиратели — маги.

Рейчис постучал лапой по пятну на стене.

— Ну тогда, может, они суют ключ в эту дырку?

Я глянул туда, куда он указывал. Там ничего не было — лишь голая стена.

— Я ничего не вижу.

— Ты что, слепой? — Он снова нажал на прежнее место. — Здесь небольшое пятно, оно явно сильнее истерто, чем остальная стена. А форма и размер похожи на скважину от замка.

Не зная, что еще предпринять, я снова достал сотокастру.

— Покажи мне.

Белкокот указал когтем на участок стены и принялся рассматривать его.

— Простой замок с тремя тумблерами. Но они слишком глубоко утоплены в стену, я не достану.

Я по-прежнему не видел никаких различий, но, заставив монету вращаться в воздухе, я ощутил слабый толчок, будто повернулся какой-то рычажок. Потребовалось несколько минут, но в конце концов Рейчис заявил, что все три тумблера повернулись. Колеса начали замедляться, и, сделав еще несколько оборотов, замерли. Я сорвал с головы волос и осторожно коснулся им серебряного пола. Ничего не произошло — и я двинулся вперед.

— Эй, — сказал Рейчис, когда мы добрались до перекрестка на другой стороне. — Я еще не изучил эту часть. Как думаешь, может, здесь внизу есть какое-нибудь добришко?

— Мы ищем мою сестру, помнишь?

— О, точно.

Оглянувшись, я увидел, что Рейчис все еще сидит на перекрестке и пялится в другой коридор.

— Что ты делаешь?

— Да просто… — промямлил Рейчис.

— Что просто?

— Ну, я подумал… твоя сестра ведь никуда не денется, правда?

«Предки!» — мысленно вздохнул я. А потом подхватил Рейчиса, перекинул через плечо и отправился туда, где надеялся найти Шеллу.

«О, предки! Если когда-нибудь меня будет спасать белкокот, пусть в том месте не окажется блестящих предметов!»


Механическая птица


Глава 46 КОРОНОВАННЫЙ МАГ | Механическая птица | Глава 48 КАМЕРА







Loading...