home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 14 ТАЛАНТ,

КОТОРЫЙ НЕ ПРИГОДИТСЯ


Маша так спешила, что даже не заглянула в апартаменты Морены, чтобы привести  себя в порядок. Конечно, она проголодалась, но ей очень хотелось поскорее узнать новости о пропавшей Дельфе. Наверняка Морена разыскивала ее весь день. Перепрыгивая через ступеньки, едва не падая на крутящихся спиралью лестницах, бесстрашно наступая на стеклянную воду плиток пола, девочка прибежала в кафе взлохмаченная, раскрасневшаяся, готовая плюхнуться на стул и потребовать много холодной воды...

Однако еще на пороге ее остановил голос Морены.

—    Маша, ты очень странно выглядишь.

Девочка замерла, соображая, что с ней не

так, и вдруг обнаружила, что за столом на балконе сидят не только морские девочки и Урий Алей. Во главе стола, там, где обычно она видела Морену, сидела высокая красивая женщина с невероятно длинными золотистыми волосами, они спускались с балкона и шевелились, как живые. Несколько секунд девочка рассматривала волосы, пока не сообразила, что в шампуне наверняка было не меньше чем полфлакона кораллового масла, и только потом обратила внимание на лицо гостьи. Лицо было прекрасно, безупречно, совершенно — высокие скулы, яркие улыбающиеся губы, миндалевидные зеленые глаза. Однако оно было странно неподвижно, словно лицо куклы.

—    У девочки был очень напряженный день, судя по всему, — гостья едва разомкнула губы, больше ничто на ее лице не дрогнуло. Голос оказался старческим, слегка дрожащим.

—    Действительно, — пришел на помощь Маше Урий Алей, — несколько минут назад я видел ее в цехе «Маскор» по поручению кого-то из стилистов. Удивительно, что она успела к ужину.

—    Морская дева должна быть украшением комнаты, в которую входит, — назидательно произнесла гостья. — Красивая, опрятная, спокойная, улыбающаяся. Не красная. Не взъерошенная.

—    Простите, — Маша прикусила губу. Ей совершенно не было стыдно — не опаздывать же из-за того, что слегка покраснели щеки. Вот если бы она ввалилась в кафе в испачканной одежде, чумазая, она бы действительно испортила всем аппетит. Однако Морена и девочки виновато опустили головы, а Маша вовремя вспомнила, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Она попыталась придать себе виноватый вид и спросила:

—    Можно мне сесть за стол?

—    Конечно, — Морена чуть заметно улыбнулась ей. — Разговор пойдет о тебе. Пришли результаты сессии у Агри Рины. Если ты не очень голодная, обсудим их.

Какой уж тут аппетит! Маша села на стул, во все глаза глядя на странную бабушку. Та действительно походила на огромную ожившую куклу Барби — любезная улыбочка, доброжелательный взгляд, каскад роскошных волос, безупречный овал лица. Только вот пока она старушечьим голосом отчитывала Машу за неподобающий вид, выражение ее лица не поменялось совершенно. Девочке очень захотелось приманить щелчком пальцев живого паука. Интересно, что произойдет, если бросить его на подол куклы Барби? Останется ли ее лицо невозмутимым или с улыбающихся губ сорвется визг? Но потом она подумала, что от испуга бабушке может стать плохо, и не решилась пробовать.

—    Агри Рина считает тебя очень талантливой. Внешность обманчива, говорит она. По способности приспосабливаться к любой реальности, виртуальной или нет, девочке нет равных. Признаться, Совет морских дев был весьма удивлен результатами проб.

—    Советница, нам можно посмотреть? — робко спросила Морена.

—    Я принесла только снимки. Видеоролик Черная Мя не пожелала нам отдать. Говорит, он слишком сложен для наших человеческих чувств. Однако ваша девочка-соседка справилась с ним шутя. Видимо, и правда среди людей ей нет равных.

Красивым жестом, выражающим пренебрежение, кукла Барби швырнула на стол нетолстую пачку снимков. Несмотря на робость, девочки с любопытством разобрали их. Маша смотрела и решительно ничего не понимала. На всех снимках были изображены Мя. Черные, красные, желтые, коричневые, синие. Коричневые Мя в лесу среди лиан и гигантских грибов. Желтые Мя спят на грибах-чагах, выросших на стволах исполинских деревьев. Черные Мя на фоне извергающегося вулкана. Красные Мя — совсем маленькие, котята — резвятся на зеленой травке. Синие Мя плывут на плоту по морю.

—    А при чем тут Маша? — недоумевающее пробормотала Морена, тасуя фотографии.

—    Она на снимках, по словам Черной Мя! Она — каждый раз одна из них!

—    Наша Маша — Мя?! — пораженно пе-респросила Лилия.

И тут Маша вспомнила! Она вспомнила бешеный калейдоскоп ощущений во время последней съемки у Мя — зеленые листья, радуга, водяные брызги — и свое смущение от того, что время так быстро пролетело.

—    Как это возможно? — Урий Алей пристально взглянул на Машу.

—    Черная Мя считает, это талант — поверить в чуждую реальность, приспособиться к ней, — презрительно бросила советница, однако Маша почувствовала, что та в растерянности. — Она попробовала стандартный набор игровых реальностей, а потом попыталась поместить вашу подопечную в реальность Мя, симулятор их мира.

—    Я поняла, — прошептала девочка и повернулась к Морене. — Я же тебе говорила — я сквозняк! Я просто стала сквозняком в виртуальном мире Мя. Я не знаю, как это произошло, — до сих пор я всегда бывала только в мирах людей.

Морена потрясенно переводила взгляд с Маши на снимки. Девочки молчали.

—    Ну?! — раздался голос советницы. — Мне кто-нибудь объяснит, в чем тут фокус?!

—    Мне кажется, этому нет объяснения. А что говорит Черная Мя? — Морена положила снимки на стол и оперлась о него обеими руками.

—    Она невменяема. Она намерена собрать совет Мя и работать только с Машей.

—    А что решил Совет морских дев?

—    Совет не знает, как можно применить этот странный талант к нашим условиям и задачам. Зачем нам снимки Мя? Наши морские девы работают на людей. И если Мя откажутся работать с моделями, нам предстоят не самые приятные перемены.

—    Какие? — дрожащим голосом спросила Венесса.

—    Во-первых, без особого дара Мя наши снимки останутся картинками, они не будут сообщать эмоции модели. Во-вторых, нам придется отказаться от виртуальной реальности. Не будет больше подводных пейзажей, замков, садов и других планет. Останутся только атоллы, пальмы и морские фермы. Ну и виды города. Хорошенькое личико будет решать все. Красавица с бутылкой русалочьей воды — самая глупая и бесполезная реклама, без чувств и вкуса.

—    Так что решил Совет по поводу Маши?

—    Отказать, — советница утомленно прикрыла веки, подкрашенные зелеными тенями. Улыбающиеся губы дрогнули, вокруг них образовалась сеточка морщинок. Она вовсе не была куклой.

—    Отказать? Но почему, ведь все остальные пробы хороши?

—    И эта — хороша, даже слишком хороша. Но мы должны вернуть всех Мя к работе с морскими девами. Маша не настолько талантлива и красива, чтобы заменить всех.

А что до ее феноменальной веры в сказки... Могу только посочувствовать.

Маша вздрогнула. Последние слова советницы обидели ее невыносимо. То, что она назвала сказками, — всего лишь грани Машиной способности сквозняка, ведь миры, которые она посещала, к которым приспосабливалась, реальны, разве она не находится сейчас в одном из них? Но Морена едва заметно покачала головой, и Маша поняла, что разумнее сейчас не спорить. Какое дело советнице до других миров? Но с работы ее, похоже, увольняют. Мечта стать супермоделью разбилась вдребезги. И как теперь возвращать Морене деньги за кредит?

—    А как же мой проект? — испугалась Морена. — Пусть Маша не станет девочкой-соседкой, но кто-то другой...

—    Мы это обсудим на Совете, — туманно ответила гостья. — Теперь перейдем к другим нашим проблемам. Вы по-прежнему не в курсе, где пропадает ваша морская девочка Дельфа? Нет? Так никто ничего и не вспомнил?

Девочки переглянулись, Морена бросила быстрый взгляд на Урия Алея. Маша глубоко вздохнула, ей очень хотелось признаться в том, что она обнаружила, когда искала Дельфу с помощью фонарика колокольцев, только могла ли она сделать это после слов о «феноменальной вере в сказки»?

—    Мы подключили водолазов и запросили все окрестные атоллы, навели справки

по морским прогулкам на ракушках, у всех родных Дельфы оставлены наши люди, но девочки нигде не обнаружено. Если есть хоть что-то — хоть что-то!..

Но все молчали.

—    Это третья пропавшая морская дева в нашем понадводнике. В опасности мы все.

—    А могла она как-нибудь покинуть город не на ракушке, а сама? — запинаясь, спросила Маша.

—    Вплавь? — пошутил Урий Алей, но никто не засмеялся.

—    Она же хорошо плавает, — брякнула Венесса.

—    Ей некуда плыть, даже если бы она феноменально плавала, — кукла Барби поморщилась и поднесла руки к вискам. — Ближайший атолл в восьми часах езды на ракушке.

—    А если это был человек-рыба? — очень тихо сказала Лилия и посмотрела на океан через плечо советницы.

Венесса отозвалась коротким смешком, Урий Алей икнул, а советница обронила:

—    Еще одна феноменальная сказочница. Кстати, Маша, переночевать можешь здесь, а завтра отправляйся домой и больше не пытайся устроиться работать морской девочкой.

—    Куда же я пойду? — прошептала Маша и перевела взгляд на Морену.

—    Ей некуда идти, она издалека, — подтвердила Морена.

—    Ну что ж сделаешь, — пожала плечами советница. — Мы не приют, не ночлег для пришельцев. Девочке ни в коем случае нельзя работать с Мя. Иначе они откажут всем остальным морским девам, я вам говорила.

—    Я однажды участвовала в водном шоу с кракеном вместо Дельфы, — напомнила Маша. — А еще сегодня брала уроки по маникюру.

—    Вот как маникюрша оставайся, — разрешила советница. — Я помню ногти Морены на ее дебюте. Интересно, на какой это планете растут такие очаровательные актинии?

—    Это же цветы! — не выдержала Лилия. — Вы что, не видели фильмы и открытки?

—    Цветы, нуда, я помню, такие наземные актинии, они иногда попадаются в рекламных роликах, хотя я, признаться, сторонник морской тематики. Это патриотично, — заявила советница. — Хорошо, как маникюрша пусть остается, а водные шоу... Смешно. Для участия в них ты должна сдавать спортивные нормативы, а вдруг утонешь? Как ты попала к кракену без подготовки? Надо разобраться с персоналом...

Маша прикусила язык.

Советница, дружелюбно улыбаясь, выпила со всеми горячий кефир, потом очень ласково попрощалась с каждой девочкой. Когда Морена и Урий Алей встали, чтобы проводить гостью и поблагодарить за визит, та вдруг, даже не понизив голос, сказала:

—    Морена, детка, ты должна наладить дисциплину. Маша явилась к ужину неопрятная, мне просто кусок в горло не лез, Кара пялилась на меня весь вечер, Венесса кладет свои волосы на стол. На редкость отвратительные девчонки, а хуже всех Лилия, девушка-лицо! Мало того, что открывала рот в моем присутствии, она спорила со мной, поучала, не давала слова сказать! Впрочем, это не только их вина, они берут пример с тебя, а ты позволяешь своему жениху ужинать в вашем коллективе! Хотя да, он снабжает нас коралловым маслом... любого другого мы бы вытолкали взашей. Неудивительно, что у вас пропала Дельфа, от такой разболтанности можно ожидать любых не-приятностей.

Она снова повернулась к столу с любезной улыбкой.

—    Спасибо за приятный вечер, девочки, вы самые красивые. Пока, до новых встреч.

Величественно, словно королевскую мантию, она подобрала свои длинные волосы и закуталась в них, как в плащ. Выйдя из кафе, пошла по темному коридору к ожидавшей ее крутящейся лестнице. Когда она скрылась из виду, Маша повернулась к Морене и увидела у нее в глазах слезы.

—    Ты плачешь?

Та покачала головой, но ее обнял Урий Алей, и тогда она не выдержала и разрыдалась.

—    Она никогда, никогда не разрешит мне сделать карьеру воспитательницы, столько замечаний, никогда мне не работать с малышами, а я... Я так хотела...

—    Морена, ты самый лучший воспитатель, — поспешила ее утешить Лилия. — Она всегда к нам цеплялась из-за пустяков. Что было делать Венессе, она по контракту всегда носит распущенные волосы, ей тоже вывешивать их с балкона?

—    Ну уж Маша могла бы умыться холодной водой и отдышаться, прежде чем идти в кафе, — вставила Кара.

—    А ты могла бы пялиться не на бабульку, а в свою тарелку, например, — огрызнулась Маша.

—    Как ты ее назвала? — растерянно переспросила Морена.

Маша смутилась.

—    Как-как? — одновременно переспросили Венесса и Лилия. А потом Кара захихикала. Она закрыла лицо руками, попыталась заглушить смех, поднесла ко рту стакан воды, но не смогла пить, только все расплескала. Через несколько секунд захихикала Морена. А потом все засмеялись, уже не стесняясь.

—    Вечно юная Арина — бабулька! Да как ты могла! — давясь от смеха, пыталась вы- © говорить Морена. — Да она пятьдесят лет уже кремы от морщин рекламирует, у нее самая идеальная кожа среди морских дев.

—    Пятьдесят лет? — глупо улыбаясь, переспросила Маша, которая никак не могла понять, чем она всех рассмешила. — Идеальная кожа? А мне показалось, она пластмассовая...

Конец ее фразы потонул в громовом хохоте.

—    Ну ты даешь. — Каре наконец удалось выпить немного воды, и она хлопнула Машу по плечу. — Вечно юная Арина... Секрет вечной молодости без вливаний Зеленки! Бренд «Мыловарни ангелов». И в точку по поводу пластмассовой кожи.

—    По-моему, ее любимый крем, ну тот, что она рекламирует «Ни одной морщинки, как на попке ангела», просто ее законсервировал, — добавила Венесса.

—    Ага, а я вечно прислушиваюсь, не стучат ли ее губы о стакан, но вот волосы сегодня точно звенели, интересно, из чего они сделаны, — делилась наблюдениями Лилия.

—    Девочки, какое святотатство, а вдруг кто услышит, нас же советницы мигом выгонят, — пыталась урезонить всех Морена, но не выдержала и сама поделилась сплетней. — Говорят, «Мыловарня ангелов» уже очень жалеет, что заключила с ней контракт до появления первой морщинки. Над их рекламными плакатами смеются, многие уверены, что на них изображение и эмоции пластмассовой куклы. Говорят, они уже рады платить ей не за ее работу, а чтобы она не работала и не позорила их. Совет морских дев собирается запретить ей давать интервью, потому что уже двадцать пять лет она упорно твердит, что ей тридцать шесть.

—    Ох, девочки, вот мы смеемся, а сами потом такими же будем, — вздохнула Лилия. — Ведь это так ужасно — потерять свою красоту. Я бы не пережила.

—    А я не буду такой же, — фыркнула Кара. — Я уж постараюсь заработать себе на Зеленку.

—    Как тебе не стыдно, ее же у других людей отнимают! — возмутилась Маша.

—    Ага, и чем меньше этих других людей, тем дороже Зеленка, — подтвердила Кара. — Зато с чужой Зеленкой я не состарюсь и не буду истязать себя дубильными кремами и пластическими операциями.

—    Ты никогда не заработаешь на Зеленку, — вздохнула Морена. — Слышали — планета Лакуна разорена и была выставлена на продажу с аукциона? Там будет радиоактивная свалка, жители пытаются эмигрировать. И все из-за того, что графиня Лакунаатавани превысила бюджет и влила себе столько чужой Зеленки, что помолодела лет на сто и продолжает молодеть, что, впрочем, спасает ее от народного гнева, так как делает совершенно неузнаваемой. По слухам, сейчас она выглядит как школьница.

«Какое знакомое имя — Лакунатавани, где я его слышала? Кажется, в космопорте?» — подумала Маша. А вслух сказала:

—    Все равно это плохо. Крем, нож, Зеленка. Лучше бы, конечно, люди не старились, оставались бы до самой смерти молодыми и красивыми.

—    Тогда бы и не умирали, — улыбнулся Урий Алей.

—    Ну что сделаешь, если такова природа. Мне вот в пять лет казалось, что десятилетки уже такие взрослые, а двадцатилетние так и вовсе старые. Наверное, когда мне исполнится семьдесят, мне и пятидесятилетние будут детьми казаться, так было бы из- за чего расстраиваться. Я же не реву, что не выгляжу, как десять лет назад, и не хожу в ползунках и с соской.

—    В случае с советницей — она всегда будет ходить в ползунках. Вернее, в красивых платьях и с косметикой на лице, — возразила Лилия. — Я тоже никогда не надену старушечье платье и платочек, а ты?

—    Ладно, девочки, мы не будем расстраиваться. Учтем замечания советницы, понадеемся, что Дельфа развлекается где-то на атоллах с друзьями и что Мя придут в себя и перестанут вербовать нашу Машу. Или Маше больше понравится быть стилистом, чем моделью. Будем надеяться на лучшее, — оптимистично заявил Урий Алей.

—    А мне на что надеяться? — невесело улыбнулась Морена.

—    Ас тобой все прекрасно, — Урий Алей смущенно кашлянул. — И если все же вдруг твоя карьера воспитательницы не сложится, ты выйдешь за меня замуж и родишь десять детей, вот и станешь воспитателем.

—    Десять? Ужас какой! — возмутилась Морена. — Нет, я так просто не откажусь от своей мечты. Это же мамина работа, пони-маешь? Ладно, девочки, завтра у всех много дел, пойдемте отдыхать.

Маша покидала кафе последняя — ей не хотелось стелить постель Морене, та была не больна и не беспомощна, зачем превращать себя в служанку. А еще ей вспомнилось, как здорово было сидеть в темном кафе одной, в тот вечер, когда пропала Дельфа. Однако при мысли о Дельфе ей стало немного жутко, невидимый во мраке океан гудел враждебно, казался опасным. Она ловила каждый звук, каждый плеск, и отчего- то ей становилось все страшнее. Потом она вспомнила, как бродила по коридорам «Маскор», и перед ее мысленным взором предстал силуэт в затопленном ангаре. Ей стало невыносимо жутко, она бросилась из кафе в коридор, и, когда уже почти добежала до ле-стницы, услышала всплеск и мягкое влажное шлепанье, которое уже никак не могло быть плодом ее воображения. Маша заставила себя вернуться на балкон. У самой решетки на полу билась рыба. Однако океан был слишком далеко, чтобы она попала сюда самостоятельно, даже если бы была из породы летающих.

—    Меня нарочно пугают, — вслух сказала девочка. В этот момент далеко внизу плеснула вода. Так громко, будто в нее упало что- то или кто-то. Но в темноте Маша не могла ничего разглядеть. Девочка побежала в апартаменты Морены, сердце ее колотилось, как сумасшедшее.


Глава 13 ВЕЩИ ОЖИВАЮТ | Аквамариновая звезда | Глава 15 ДИЛЕММА МОРЕНЫ







Loading...