home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 17

Вокзал Юнион-Стейшн символизировал поразительные размеры своего города. Он был большим, крепким на вид, с множеством этажей, автомобилей напрокат, продуктовых и прочих магазинов, с мчащимися туда-сюда длинными электромобилями. Они отправились в комнату отдыха «Метрополитэн», нашли свободные места и устроились. Том сидел в оцепенении, Кристобаль делал один звонок за другим, а Макс говорил со Стивом, Джули и другими посетителями, обсуждая последние приготовления к свадьбе. Элеоноры там не обнаружилось, так что в конце концов Макс послал за ней ассистента.

Реджина привела полицейских компании «Амтрак». Все заполнили заявления. Их проинформировали, что многие пассажиры хватились пропажи и что поиски вора (или воров) все еще продолжаются. Полиция думала, что, вероятно, в кражах замешан не один человек из-за большого числа украденных вещей. Как им сказали, скорее всего, шайка сошла с поезда раньше Чикаго. Том не питал особых надежд, что снова увидит свою авторучку. И, что гораздо важнее, не питал особых надежд, что снова встретит Элеонору.

Потому он был очень удивлен час спустя видеть ее входящей в комнату отдыха вместе с Кристобалем. Она плюхнулась рядом с Максом.

– Когда улетает твой самолет? – спросил Лэнгдон.

– Он не улетает. Все давно забронировано. По иронии судьбы, прямо сейчас самый быстрый путь до Лос-Анджелеса – это поезд.

Пауэрс откинулся назад и прикрыл веки. Его губы едва не дрогнули в улыбке.

– Какая печальная новость. Полагаю, тебе придется тащиться с нами по рельсам.

Он открыл глаза и подмигнул Тому.

– Похоже на то, – женщина нахмурилась.

– Если от этого ты будешь чувствовать себя лучше, могу сообщить, что мне запретили летать в пределах Соединенных Штатов, – сказал Том.

Кристобаль странно посмотрел на него и немного отодвинулся. Журналист поспешно пояснил:

– Все из-за маленького недоразумения на пропускном пункте в Ла-Гуардии.

– Нет, – ответила Элеонора, – я не чувствую себя ни капельки лучше.

Через несколько минут вернулась Реджина. Том сразу догадался, что ее спутница – ее мать, хотя, за исключением глаз, они были совсем не похожи. Как ни удивительно, даже Агнес Джо выглядела хрупкой девчонкой по сравнению с этой женщиной. Тому она напомнила Арету Франклин[33], только крупнее. Как оказалось, энергичность незнакомки впечатляла даже больше, чем ее обширнейшие габариты.

– Это моя мать Роксанна, – успела представить спутницу Реджина, прежде чем та перетянула все внимание на себя, заговорив громоподобным, повернувшим головы всех посетителей «Метрополитэн» голосом:

– Я хорошо вас понимаю, дети мои: вы замерзли, устали, впали в депрессию и были ОБВОРОВАНЫ! Хм-м… Такое недопустимо. Добрый Бог не потерпит столь печального положения дел.

Вскоре появились одеяла, подушки, закуски и всякая всячина. Все были очень признательны, даже настроение Элеоноры явно улучшилось.

Роксанна уселась посреди группы, словно королева в окружении раболепного двора.

– О боже мой, какое начало дня. Я жду прибытия из Нью-Йорка каких-то важных пассажиров. Я забочусь о них и их нуждах.

Она указала пальцем на Макса.

– А теперь вижу знакомого человека: это я должна была играть в твоем последнем фильме – мюзикле с той тощей белой девчонкой. Пойми, малыш, тебе нужен новый агент по кастингу. Тебе надо сойтись с подлинными талантами. Вот что могут по-настоящему могучие легкие.

В мгновение ока она издала такую высокую и громкую ноту, что Том сжал покрепче кофейную кружку, опасаясь, что звуковая вибрация расколет ее пополам.

Подбородок Макса резко вздернулся.

– Определенно буду иметь вас в виду, когда стану подбирать актеров для следующего фильма, – заверил он.

– Ну конечно, малыш. Мои агенты переговорят с твоими – вот только нет у меня никаких агентов, не считая пары внуков-подростков с тринадцатым размером ноги, которые меня объедают. Слава богу, Всевышний не даст мне опуститься в нищету или хотя бы накормит мальчиков.

Она посмотрела на свою дочь:

– Так, Реджина, разве тебе не надо приглядывать за поездом? Думаешь, старый добрый «Кэп» сам о себе позаботится без твоих нежных рук? Думаешь, «Амтрак» платит тебе за то, чтобы ты сидела и слушала разглагольствования своей мамаши?

– Иду, уже иду, – сказала улыбающаяся девушка. Тому было очевидно – по тому, как Роксанна на нее смотрит, – что мать очень гордится дочерью.

Женщина повернулась обратно к ним:

– Реджина говорит, что с нами едет готовая заключить брак парочка, а еще – пожилая гадалка по имени Мисти. Я слышала, что пропустила змею и голого юриста. Это меня бесконечно удручает. Я не про голого юриста – без этого зрелища прекрасно обойдусь, а про боа-констриктора. Вы же понимаете, в долгом путешествии поездом нет ничего лучше согревающего ноги боа. Мой дорогой покойный муж Джуниор любил меня, но никогда не согревал – мужчинам это и в голову не придет. Так что – говорю с женской точки зрения – нужно найти любимого человека и милую змейку: идеальное сочетание. Хвала Господу! Теперь поведайте мне все подробности – я только-только об этом услышала.

Том поведал, и все они от души посмеялись по поводу Гордона Мерриузера.

– Считайте это ранним подарком компании на Рождество, – сказал журналист.

– Крошка, я думала, ты уже едешь домой в Новый Орлеан, – сказала Роксанна.

Все повернулись посмотреть, к кому она обращается, и увидели Мисти в полном облачении гадалки, воздевшей руки к потолку.

– Мне только что было видение, что судьба в эти рождественские праздники ждет меня на западе, а не на юге – верно, дорогуша? – она похлопала ресницами в сторону Макса.

Режиссер улыбнулся:

– Мне в жизни не гадали так точно и энергично, как прошлой ночью.

– Я лишь скромная служанка таинственных звездных сил, Макс.

Элеонора недоуменно уставилась на явно очарованного режиссера, затем на Кристобаля. Последний просто пожал плечами и шепнул:

– Я своему боссу не сторож.

– Как поживаешь, Мисти? – спросила Роксанна. – Эй, а помнишь, что предсказала мне в прошлый раз?

– Что номер 153 станет для тебя особенным и что ты повстречаешь много молодых людей, увивающихся за тобой?

– Именно это. Так вот, дорогая, все сбылось.

– А ты сомневалась?

– Если у меня и были сомнения, они только что растаяли. Хотя, по правде говоря, дорогая, я надеялась встретить кого-то немного ближе мне по возрасту.

Она указала на дверь, в которую сейчас вливался поток юных афроамериканцев в униформе.

Роксанна поднялась на ноги.

– Это мальчики из главного хора Лос-Анджелеса. Они выступали в Карнеги-холл и теперь едут домой на Рождество, а задача вашего покорного слуги – удостовериться, что они доберутся туда в целости и сохранности. Прошу меня ненадолго извинить.

Она зашагала прочь, и ее путь пересекся с Агнес Джо.

– Как дела, Агнес Джо? Твое купе в «Чифе» готово, все как обычно. И, знаешь, девонька, из-за тебя люди могут начать дурно думать обо мне: если ты еще немного похудеешь, мне придется искать тебя в очках.

Группа наблюдала, как Роксанна подходит к галдящей толпе молодежи и пытается привлечь внимание мальчиков – без особого успеха. Они выглядели усталыми, заскучавшими и готовыми заняться чем угодно, кроме как слушаться очередного взрослого.

Все это быстро закончилось, когда из груди Роксанны вырвался чудовищный рев. Мальчики моментально построились в две стройные колонны. Их глаза так округлились и налились страхом, что, как почудилось Тому, лишь поддержка хрупких плеч соседа мешала им попадать на пол. Роксанна заставила их промаршировать в угол помещения и поговорила с ними вполголоса.

Через минуту она повернулась к переполненной комнате отдыха и поинтересовалась:

– Есть желающие послушать пение? Эй, народ, хотите в ожидании поезда послушать отличный хор?

Толпа собравшихся состояла в основном из пожилых людей, и Том даже не был уверен, все ли хорошо расслышали ее слова. Правда, не услышать Роксанну было практически нереально. Все ответили, что с удовольствием бы послушали пение.

Женщина повернулась к своим юным подопечным, и после краткого разогрева они исполнили серию классических рождественских песен. Сама Роксанна пела на такой ноте, что совершенно не мешала прекрасному фальцету хора.

– Они потрясающие. Она потрясающая, – пробормотал Макс.

Мисти уселась на тот же диван:

– Она возглавляет хор одной из крупнейших баптистских церквей Чикаго, а еще служит там. Роксанна Джордан поет госпел[34] и блюз лучше всех, кого я слышала, – а я ведь живу в Новом Орлеане! И каждый пассажир, у которого есть сердце, после путешествия одним поездом с этой женщиной сходит с него лучшим человеком. Чтобы знать это, необязательно быть гадалкой.

Пение постепенно затихало. Роксанна выстроила мальчиков «паровозиком»: они и пели, и издавали звуки наподобие шума поезда, а аудитория громко аплодировала. Старшие менеджеры «Амтрака», вышедшие из своих офисов поглазеть, качали головами, улыбались и аплодировали вместе с остальными.

Том отвел Кристобаля к стойке с кофе:

– Спасибо, что помог с боа прошлой ночью.

– О, всегда рад помочь, – с сарказмом ответил тот, но затем смягчил тон: – Впрочем, собственно говоря, это было даже забавно. Отец моей бывшей девушки был точь-в-точь такой же: несносный грубиян, и она его за это ненавидела.

– Что ж, ты едва не пропустил все веселье.

Кристобаль посмотрел на него:

– Что ты имеешь в виду?

– Я в курсе, что вы все должны были ехать более ранним поездом. Элли не знала почему, но планы Макса изменились.

Парень покачал головой:

– Нет, я планировал ехать предыдущим поездом, однако агент бюро путешествий – вот идиотка – перепутала дату и записала нас на более поздний. Когда я попытался сменить поезд, там уже не оставалось свободных спальных мест, а мистер Пауэрс не ездит сидячими – уж поверь мне. Так что мы прилетели на день позже. Я позвонил Элеоноре и сообщил, что планы изменились. Просто не стал объяснять причины – зачем? Она все равно провела неделю в Вашингтоне.

Разочарованный Том ответил:

– А я думал, то, что мы – с нашим-то совместным прошлым и все такое – оказались в одном поезде, могло быть не простой случайностью.

– Ну, я-то точно понятия не имел, что вы знакомы. И приготовления к путешествию делал я, не мистер Пауэрс.

– Конечно, звучит логично. Что ж, еще раз спасибо.

Будучи всегда подозрительным репортером, Том не был полностью убежден, что все обстояло именно так. Он разыскал Реджину и нашел предлог расспросить ее об этом. Та скрылась в недрах вокзала и через некоторое время вернулась:

– Я проверила бронирование, и там нашлось примечание, что компания мистера Пауэрса должна была ехать более ранним поездом, однако агент бюро путешествий все перепутал, и к тому моменту не оставалось свободных спальных мест, так что они предпочли ехать другим поездом. Все в порядке?

Лэнгдон скрыл досаду:

– Совершенно в порядке. Послушайте, вы просто замечательная. Никогда больше не поеду поездом «Кэп», если вас там нет. А ваша мать – это нечто: в хорошем смысле, я имею в виду.

Когда Том вернулся в комнату отдыха, Стив и Джули метались в панике. Священник пришел, однако шафер и подружка невесты – их женатые друзья из колледжа – только что позвонили и сообщили, что попали в аварию на заснеженной дороге в Мичиган. Шафер получил перелом ноги и теперь лежал в больнице, а жена, естественно, не собиралась его оставлять.

– Ни шафера, ни подружки, – простонала Джули. – Я знала, что ничего не выйдет.

Она помотала головой, затем замерла и посмотрела на Элеонору:

– Вы не станете моей подружкой невесты? Пожалуйста! Мы ведь родом из одних мест. Уверена, я могу положиться на вас. Пожалуйста!

Элеонора была ошеломлена, но потом дала согласие: что еще она могла поделать? Стив поглядел на Тома:

– Если бы не твои сказанные в поезде слова, возможно, свадьбы вообще бы не было. Как насчет того, чтобы стать моим шафером?

Том перевел взгляд на Элеонору и тоже согласился. После этого она встала и ушла.

– А я стану посаженым отцом, – встрял Макс. – У меня куча сыновей, и ни один еще не женился. Не пойму почему.

Кристобаль – вероятно, все еще злой из-за урезания зарплаты – заметил:

– Возможно, сэр, они извлекли кое-какие уроки из поведения их трижды разведенного отца.

– Трижды! – воскликнула Мисти. – О, я ведь тоже трижды разводилась. Макс, я знала, что у нас есть особая связь. Все дело в магии чисел.

Том посчитал сложившиеся обстоятельства безумной иронией. Он и Элеонора после всех этих лет наконец собирались на свадьбу. Вот только это будет чужая свадьба. Журналист не знал, смеяться ли, плакать или пойти утопиться в озере Мичиган. В конце концов он расслабился и стал ждать прибытия поезда.


Глава 16 | Рождественский экспресс | Глава 18







Loading...