home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


61

В воскресенье мы с Аминой встретились, чтобы поесть гамбургеры. В кафе стоял запах пота и фритюра. Люди за столиками – взлохмаченные, с красными прожилками в глазах – вели неспешные разговоры.

Амина схватила меня за руку:

– Что-нибудь было?

Я резко поставила поднос на стол:

– Нет, я же сказала.

– Да брось, что-то ведь было? – продолжала настаивать она. – Он тебя лапал?

Чуть раздраженное любопытство, ни капли энтузиазма.

– Ты что, ревнуешь?

– Прекрати.

Амина – единственный человек на свете, который ест гамбургер ножом и вилкой. Она вонзила вилку в гамбургер и принялась пилить его ножом.

– Прости. Я не собиралась идти к нему домой. Мы просто договорились разделить расходы на такси.

– Да перестань. Я не ревную.

– Уверяю тебя, ничего не было.

Амина с такой силой разрезала гамбургер, что тарелка заскрипела.

– Помнишь, он говорил, что его преследовали? – сказала я. – Это была его бывшая.

– Что?!

Я пересказала ей всю историю о бывшей девушке Криса, которая не могла смириться с тем, что он влюбился в другую. Как она преследовала его новую подругу, а потом пошла в полицию и обвинила Криса в том, что он издевался над ней и насиловал ее.

– Дичь какая-то, – проговорила Амина с гримасой отвращения на лице. – Правда, тебе следовало бы держаться от этих типов подальше.

– Каких типов? Крис-то не виноват, что у его бывшей крыша съехала.

Казалось, Амина со мной не согласна.

– Ты намерена с ним дальше встречаться?

– С какой стати?

Я говорила куда более уверенно, чем все было на самом деле.


Весь понедельник я проработала. Перцовый баллончик я обнаружила в кармане куртки и положила его на прежнее место. Вернувшись домой поздно, я надела мягкие домашние штаны, намазала два бутерброда арахисовым маслом и уселась в уголке дивана, чтобы посмотреть в телефоне свои новости. Тут-то я и обнаружила, что Крис подал мне заявку в друзья.

Чего он от меня хочет? Крутой красивый двадцатидевятилетний парень с собственным бизнесом, разъезжающий по всему миру. Ясное дело, я тут же поняла, чего ему надо. Мне нужно последовать совету Амины. Нет никаких причин дальше общаться с этим парнем.

Поколебавшись минуту, я все же приняла его приглашение. Ведь это всего лишь «Фейсбук». Не замуж же я за него выхожу.

Прошло полминуты, и прилетело первое сообщение.

Думаю о тебе, – написал он.

Что-то в этой формулировке зацепило меня. Тогда я не могла этого выразить, но теперь знаю. Время – он писал в настоящем времени. Правда, Винни-Пух? Словно он думает обо мне всегда и конкретно в данный момент.

Стелла? – написал он, когда я не ответила. – Безумно красивое имя.

Я написала краткий ответ, стерла, написала новый и снова стерла. Наконец я отправила следующее:

На итальянском оно означает «звезда»

В ответ он прислал мне эмоджи в виде звезды.

Мой папа обожает Италию, – ответила я. – Он прямо балдеет от нее

Крис прислал большой палец вверх.

Италия – это круто. Чинкве-Терре, Тоскана, Лигурия.

В ответ я послала зевающий смайлик.

Кружочек с тремя точечками показывал, что он что-то пишет, но сообщение все не приходило. Я сжала в руке телефон. Наконец пришло.

Ты знаешь, когда людей на смертном одре спрашивают, о чем они в жизни жалеют, они никогда не сожалеют о том, что сделали, а лишь о том, чего не сделали.

Что? Стало быть, вот как флиртуют в двадцать девять лет?

Лично я не намерена ни о чем сожалеть, – написала я.

Он ответил смайликом с улыбкой.

Мне кажется, мы похожи, – ответил он. – Мы не ищем покоя. Таким, как мы, надо держаться вместе, чтобы выжить.

Он пытался анализировать меня. Терпеть не могу людей, которые пытаются это делать.

Ты ничего обо мне не знаешь, – написала я.

Он ответил:

Думаю, я знаю больше, чем ты предполагаешь.

Это уже чересчур.

Например, я думаю, что ты спишь голая.

Какого черта! Я прочла три раза.

Мне хотелось разозлиться, но меня все это заинтриговало. Так неожиданно.

Мне пора ложиться, – написала я.

Он ответил:

Спокойной ночи, звезда!


Я тут же набрала Амину. Голос у нее был подавленный.

– Делай как знаешь, – сказала она.

– Забудем, мне это неинтересно.

Понятно, что это была очевидная ложь.

– Просто так надоело, что никогда ничего не происходит, – сказала я. – У нас тут невыносимо скучно!

– Ты ведь скоро отправишься в свою поездку.

– Скоро?

У нас с Аминой разные представления о времени.

– До этого еще несколько месяцев. Если я вообще поеду.

– Ясное дело, ты поедешь, – ответила Амина. – Время быстро пронесется.

Взяв с собой компьютер, я улеглась в постель. За несколько дней до этого я обнаружила американский сайт про психопатов, который оказался просто золотым дном. Масса исследователей и психиатров, писавших длинные интересные посты. Я прочла, что психопатов иногда описывают как хищников в человеческом обличье, которые манипулируют своим окружением за счет выдающегося шарма и харизмы. Тот, кого психопат пытается очаровать, обычно не замечает, что им манипулируют, а когда замечает, уже поздно. Психопат часто лжет, не испытывая никаких мук совести. Психопат лжет ради выгоды, для улучшения своего образа и успеха в жизни.

Я всегда виртуозно умела лгать. Интересно, это выдает во мне психопатку?

Психопат отдает себе отчет в том, что он лжет. Я тоже отдавала себе отчет. И ведь случалось, что я лгала, чтобы получить какую-то выгоду. К тому же я не уверена, что меня всегда мучила совесть, когда я лгала. Что все это говорит обо мне?

Я прочла о женщине, вся жизнь которой была испорчена, потому что она встретила мужчину, выманившего у нее все ее имущество. Конечно же, мне было ее жаль, однако я невольно испытывала к ней легкое презрение.


В пятницу я была на работе, когда увидела сообщение от Криса. Никогда не беру с собой телефон в магазин. Особенно когда там есть Малин, заведующая. Она из тех, кто может и уволить только за то, что в рабочее время ты вынула телефон.

Поскольку я на почасовой, уволить меня нельзя, но все равно. Правила есть правила. Такая она, эта Малин. Поговаривали, что она перестала брать на почасовую одну девушку за то, что та жевала жвачку, стоя на кассе.

Однако у меня был перерыв, когда я увидела сообщение от Криса. В комнате отдыха я была одна – и, вероятно, это оказалось очень кстати, потому что моя реакция сильно смахивала на радостные прыжки четырнадцатилетней девочки.

Можешь выйти в 18 сегодня вечером? Тебя заберет лимузин. Предлагаю платье. Или пижаму. Нет, ты ведь спишь голая.

По всему телу побежали мурашки, когда я это прочла.

С одной стороны, Криса было как-то многовато. С другой стороны, моя жизнь казалась мне такой убогой. Никогда еще я не каталась на лимузине – приходится признать, что роскошью на меня легко произвести впечатление.

Насколько это опасно? Всего лишь свидание. Кто откажется красиво одеться, чтобы прокатиться на лимузине и сходить в крутой ресторан, где даже названий блюд не выговорить?

Некоторое время я выжидала, но, если до конца честно, я не колебалась. Слишком заманчивое предложение, чтобы от него отказываться.

Ровно в шесть я стояла на тротуаре в своем самом новом и самом сексапильном платье, когда к дому подкатил лимузин. Это такая суперогромная тачка с белыми сиденьями и баром. Мы открыли бутылочку «Моэт» и выпили, пока переезжали мост по направлению к Копенгагену.

– Я так рад, что ты согласилась поехать со мной, – сказал Крис.

Глаза его сияли.

Когда мы прибыли на место, он обежал машину и распахнул мне дверь. Потом повел меня впереди себя, легко положив руку мне на бедро.

Ресторан был увенчан звездами Мишлен[32] и известен на весь мир. Название я забыла. Еда была очень странная, и, несмотря на три перемены блюд, я даже близко не наелась, когда мы снова уселись в лимузин.

– Вы не могли бы остановиться здесь? – крикнула я шоферу, когда мы проезжали мимо киоска с мороженым.

Я взяла себе гигантский рожок мороженого со взбитыми сливками и вареньем. Потом мы сидели за пластмассовым столиком, вокруг бродили чайки, и Крис, широко открыв глаза, смотрел, как я слизываю мороженое и обсасываю пальцы.

– Мне нравится твой стиль, – проговорил он.

Не знаю, что ему так понравилось, но его слова мне, ясное дело, польстили.

Вечер мы завершили в баре на верхнем этаже небоскреба с видом на залив, мост и Швецию. Рыжеволосый парень играл на пианино грустные мелодии, и Крис смотрел на меня так пристально, что я едва не зарделась.

– О чем ты мечтаешь? – спросил он.

– Прости, я просто задумалась…

– Да нет, – прервал он меня, и на щеках у него проступили ямочки. – Я имел в виду – какие у тебя мечты? Чего ты хочешь в жизни?

– А, вот ты о чем…

В животе возникло хорошо знакомое неприятное чувство.

– Ненавижу этот вопрос.

– Почему?

– Потому что у меня нет на него ответа.

Крис приподнял брови.

– Нет, правда, – сказала я. – Все мои друзья точно знают, чем будут заниматься, – у них выработан план на всю жизнь. Поездки, образование, работа, семья. Со мной так не получается. Мне это все безумно скучно.

– Согласен. Звучит ужасно. На самом деле я не это имел в виду.

– Даже планировать следующие выходные для меня напряжно. Лучше пусть будет сюрприз.

От смеха в глазах Криса блеснули искорки.

– И я в точности такой же.

Я улыбнулась ему. Несмотря на разницу в возрасте, у нас много общего.

– Большинство людей моего возраста живут строго по расписанию, – проговорил он, пока пианист выводил мелодию Элтона Джона из мультика «Король Лев». – Обычно это происходит лет в двадцать пять. Люди становятся невыносимо скучными. Все их дни выглядят одинаково, они делают одно и то же, смотрят одни и те же телепрограммы, слушают одни и те же мелодии, едят одну и ту же еду, ходят в один и тот же зал, подписаны на одних и тех же пользователей в «Инстаграм» и придерживаются одних и тех же взглядов на все – от погоды до политики.

– Ужас! Не дай бог мне стать такой.

– Риск минимален. Мы с тобой не такие.

Он стал подпевать припеву. «Can you feel the love tonight?»[33]

– Поэтому-то я и бросила гандбол. У меня неплохо получалось, меня брали в национальную сборную и все такое. Но вдруг выяснилось, что вся моя жизнь будет строго предопределена. Каждая атака планируется заранее, а если сама проявишь инициативу, то тренер устроит тебе разнос. Мне стало неинтересно.

– Они убили момент творчества, – вздохнул Крис.

– И интригу. Насколько все это увлекательно, если определено заранее?

– Ты рассуждаешь так мудро.

– Для своего возраста?

Он рассмеялся:

– Возрасту придается слишком большое значение. Для многих это как те же пустые калории. Один год накладывается на другой, но развития нет.

Час спустя наш шофер подрулил на лимузине и придержал мне дверцу. Уголком глаз я отметила массу завистливых взглядов.

Посреди моста Эресундсбрун Крис открыл люк в потолке и поднялся. Мы стояли рядом, близко-близко, а ветер развевал наши волосы. Казалось, мы парим в воздухе. Когда мы плюхнулись обратно на белые сиденья, я ощутила легкую усталость. Мы взглянули друг на друга – ощущение было такое, словно мы только что занимались сексом. Крис рассмеялся, приблизившись, и в конце концов наши губы уже просто не могли не встретиться. Быстрый поцелуй – и он тут же отодвинул меня от себя.

– Прости, – сказал он. – На меня налетело.

Я откинулась назад, положив руки на затылок, и вытянула ноги.

– Перестань извиняться. Просто поцелуй меня.

Однако плечи Криса опустились, взгляд потух.

– Именно этого мне и хочется больше всего на свете.

– Но?..

Я выпрямилась, свела колени и собрала волосы пальцами.

– Я все еще не отошел от того, что случилось с моей бывшей. Честное слово, к тебе все это не имеет отношения. Просто мне нужно время.

– Понимаю.

Я подумала об Амине. За все те годы, что мы дружим, ни разу мы с ней не влюблялись в одного и того же парня. Но мы предвидели такую ситуацию и дали друг другу клятву, что никогда не позволим парню встать между нами. На этот раз все вышло странно. Амина первая познакомилась в баре с Крисом. И вид у нее был весьма заинтересованный. Вероятно, мне следовало бы дать задний ход, забыть Криса и заняться другими делами.

– Спасибо, что ты все понимаешь, – проговорил Крис и положил руку мне на колено. – Наше время еще придет.


предыдущая глава | Почти нормальная семья | cледующая глава







Loading...