home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Странные события

Остров Эдисто, наши дни

Зайдя в дом, мне встретилась Софи, помощница Дженны, за ней торопилась сама хозяйка. Они торопливо пересекали холл, неся две стопки постельного белья, и чуть не сбили меня с ног. Я был удивлен тому, что они так поздно не спали, видимо в доме было много дел, и пришлось их доделывать поздно вечером.

– Ой, мистер Арчер, извините! – сказала Дженна. – Софи, аккуратнее, до чего же ты неловкая!

– Простите, – смущенно извинилась девушка, покраснев до корней волос.

– Мистер, Арчер, я подготовила для вас стопку чистого постельного белья, Софи отнеси ее сейчас же наверх и перестели, – быстро командовала негритянка. – Извините, что это приходится делать при вас, но у нас тут вышли небольшие неполадки в прачечной, поэтому вот так получилось, мы хотели сменить белье утром, но раз уже вы не спите, а оно все равно у нас с собой, поэтому если вы не против, то сделаем это сейчас.

– Конечно, никаких проблем. Спасибо, Дженна, – ответил я. – Давайте я сам донесу, я все равно иду в номер, мне не сложно поменять белье.

– Нет, еще чего выдумали, Джек, Софи сама донесет и поменяет, – отрезала Дженна. – Софи, проводи мистера Арчера наверх и отнеси белье.

– Да, мэм, – ответила Софи и первой начала подниматься по лестнице.

– Спокойной ночи, мистер Арчер, – попрощалась Дженна.

Я тоже попрощался и мы с Софи поднялись наверх. В коридоре вдруг повеяло жутким холодом. Казалось, что температура резко упала на несколько градусов. Я зябко поежился от того, как у меня по спине пробежал холодок. Кожа тотчас покрылась мурашками.

– Кто-то прошелся по вашей могиле, – беззаботно проговорила Софи.

– Что? – от ее слов мне стало не по себе. – Что ты сказала, Софи?

– Ой! – испуганно закрыла рот рукой девушка. – Извините. Моя мама так всегда говорила, когда кто-то покрывался гусиной кожей. Пожалуйста, не говорите Дженне, что я вас напугала этой поговоркой, а то она мне устроит, – взмолилась она.

– Конечно, не скажу, – улыбнулся я девушке. – Просто не слышал раньше такое выражение, вот и вздрогнул от неожиданности. А почему твоя мама говорила? Сейчас она уже больше так не говорит?

– Она умерла, – печально вздохнула Софи. – У меня никого не осталось, папа бросил нас, когда я была совсем маленькая, я жила с мамой, но она умерла от лихорадки, теперь я живу с Дженной.

– Мне очень жаль. Прости, что спросил, я не знал… – ответил я, мне было неловко, что я допустил такую бестактность.

– Спасибо, – тихо ответила девушка. – Я сейчас застелю вам постель чистыми простынями. – Софи положила белье на комод, и стала снимать белье, которое было застелено ранее.

– Я могу сам застелить, а ты иди, отдыхай, Софи, – обратился я к ней, я видел, что она очень устала и еле держалась на ногах. – Я вижу, что ты сильно устала.

– О, нет, мистер Арчер, – запротестовала она, ловко заправляя пододеяльник. – Так будет неправильно. Дженна меня убьет, если узнает, что я не выполнила свои обязанности, мне это совсем не сложно.

Она быстро застелила чистую простынь, аккуратно взбила подушку, заправив ее в чистую наволочку, и покрыла это новым пледом, не прекращая разговаривать о погоде, делах в доме. Управлялась она быстро, ловко, сразу было заметно, что девушка это делает не впервые.

– Хороший вы постоялец, тихий, в номере вас нет, по ночам спите, в отличие от этого странного художника, – сказала вдруг она.

Я почти не слушал болтовню Софи, но фраза о Джеймсе насторожила меня.

– Что вы сказали, Софи?

Я подумал, что если она не прочь поболтать, то может она мне расскажет о нем, обычно и узнаешь все самое интересное от прислуги.

– А, это я так. Мысли вслух, простите, – замешкалась она и скромно потупилась. – Ну, вот и все, готово, постель застелена, можете ложиться.

Она аккуратно поправила складку не пледе и посмотрела на меня:

– Спокойной ночи, мистер Арчер.

– Подожди, – остановил я ее. – Задержись немного. Я хотел спросить, что ты там говорила про Джеймса?

Софи испуганно посмотрела на меня.

– Я не должна много болтать, простите, мистер Арчер, – смущенно ответила она.

– Ничего страшного, ты очень помогаешь мне, так что ты говорила про него?

Она бросила испуганный взгляд на дверь и тихо зашептала:

– Он просто странный какой-то, ночами иногда пропадает, не разрешает убирать его комнату, запирает ее на ключ все время. Однажды я случайно заглянула туда, и не увидела ни картин, ни принадлежностей для рисования, но ведь этого не может быть! Где же он рисует, или хотя бы чем он рисует? Где все это?

Она помолчала и тихо повторила:

– Не нравится он мне, вот совсем не нравится. Он странный. Будьте аккуратнее, мистер Арчер. От этого человека веет опасностью.

– Скажи, Софи, а как давно он приехал?

– Месяц уже прошел, да, все правильно, месяц, к Дженне еще брат приезжал, забавный такой старик, я и запомнила.

– И что, вещей его не было? Он налегке приехал?

– То-то и оно, что именно так, я сама провожала его в номер, с ним был только небольшой чемодан, видимо, с одеждой, компактный такой, и все, больше ничего. А еще он каждую ночь уезжает куда-то, я часто это вижу.

– Спасибо, Софи, я буду аккуратнее с ним.

– Да, мистер Арчер, вы уж будьте осмотрительнее, – и, сказав это, она поспешно удалилась.

Через секунду я услышал в коридоре ее торопливые шаги. Странно. Рассказ Софи мне очень не понравился, отсутствие по ночам можно было легко объяснить – Джеймс, судя по его внешности, был из тех людей, которые любили шастать по барам, но вот отсутствие принадлежностей для рисования – вот это действительно странно. Может он снимал где-то студию? Ведь и такой вариант вполне возможен, но встает тогда другой вопрос, почему и не жить в этой студии? Зачем платить за два места проживания? М-да, не расследование, а сплошная куча вопросов, во что я ввязался?

«Так, Джек, возьми себя в руки и не давай разыграться суевериям и воображению!» – мысленно приказал я себе.

Со вздохом я опустился на кровать и достал свой блокнот. Немного подумав, я решил набрать номер моей помощницы в Нью-Йорке и навести справки об этом загадочном Джеймсе. После второго гудка, Бренда, моя правая рука и очень толковая девушка взяла трубку:

– О, мистер Арчер, привет! Раскопали что-то важное уже?

– Здравствуй, Бренда, нет, нужна твоя помощь.

– Да, слушаю, вы же знаете, помогу, чем смогу!

– Мне нужно выяснить всю информацию о Джеймсе Броуди все. что найдешь!

Я быстро описал ей его, примерный возраст, и все то, что он рассказывал о себе. Она слушала внимательно, изредка переспрашивая, я так и представлял ее сейчас, сидящую нога на ногу, с нахмуренными бровями, сосредоточенную, нервно покусывающую карандаш. Я знал, что Бренда найдет все, что есть. Она была профи своего дела – отличной журналисткой. Она начала работать на меня пару месяцев назад, я устал отвечать за все свои дела, как бы парадоксально это не звучало, и решил нанять помощника. Правда, честно говоря, я рассчитывал взять мужчину, может, студента, но эта девушка очаровала меня. На собеседовании у меня не было другого выбора, как только предложить ей работу. Мы немного поболтали о том, о сем, она рассказала мне о последних рабочих новостях и мы попрощались.

Обдумывая информацию, полученную от Софи, я решил, что завтрашнюю ночь придется провести в склепе. Все пути ведут к тому странному незнакомцу, который появляется там, возможно мне удастся поймать его, и тогда многое встанет на свои места. Ну, или хотя бы я узнаю, кто он, и чем он занимается по ночам на кладбище. Собственно кто бы говорил, я сам оттуда видимо не скоро вылезу.

Я устало потянулся и посмотрел на часы – почти полночь. Засиделся я. Пора умыться и ложиться спать, я прекрасно понимал, что завтра я, скорее всего, проведу бессонную ночь. Так, душ отменяется по причине моей усталости, и моем огромном нежелании идти до него, поэтому почищу зубы тут, в комнате.

Я с удивлением заметил, что не ужинал, и даже не хочу есть. Услышанное о Джеймсе взволновало меня, сам не могу понять почему. Подойдя к умывальнику, я пустил воду и глубоко вздохнув, ополоснул лицо холодной водой. Мысли мои никак не удавалось привести в порядок, удушающая жара и влажность сводила меня с ума. Я облокотился на раковину и ополоснул голову холодной водой, и тут снова по спине пробежал знакомый холодок. По телу побежали мурашки. Я включил горячую воду чтобы опустить туда вмиг замерзшие руки.

– Что за… – начал я и не договорил.

Подняв голову, и посмотрев в зеркало, слова застряли у меня в горле: в нем возникло бледное, круглое лицо. Не мое. Лицо было размытым, словно выглядывало из тумана, зеркало сильно запотело, видимо от пара, который поднимался от горячей воды.

Образ в зеркале медленно ко мне приближался.

Я отшатнулся от зеркала и спешно обернулся.

– Софи? – одновременно с облегчением и удивлением спросил я.

– Я вас напугала? – спросила девушка.

– Да уж, – признался я. – Черт знает что мерещится. Я просто не слышал, как ты вошла.

– Дженна всегда говорит, что это хорошо для прислуги, когда ее не слышно, – смущенно ответили Софи и покраснела.

Мне стало жаль ее. Видимо, Дженна не дает спуска девушке. Я смягчил тон, и уже более спокойно спросил:

– Так что ты тут делаешь, Софи?

– Меня послала хозяйка, – ответила она. – Дженна сказала, что вы не ужинали, и она отправила меня посмотреть, легли вы или нет, и если еще не легли, то спрашивает, может подать бутерброды вам прямо в номер?

– Спасибо за заботу, но у меня совсем нет аппетита, и я хотел бы лечь спать пораньше, а вот позавтракаю я завтра с удовольствием в столовой.

– Хорошо! Я передам все Дженне.

Тут у меня возникла мысль, и я решил кое-что узнать у девушки:

– Софи, а ты видела сегодня Джейсона?

– Да, он был сегодня вечером дома, еще спрашивал меня, по расписанию ли ужин.

– Софи, можно тебя кое о чем попросить?

– Конечно, сэр.

– А ты не могла бы за ним присматривать? Ну, во – сколько он приходит, когда уходит?

Девушка смертельно побледнела.

– Он что преступник какой, а вы – коп и приехали за ним?!

Я рассмеялся, а девушка снова покраснела, поняв, что сказала глупость.

– Нет, ты что, это так, мои глупости, не обращай внимания, милая! Просто мой журналистский нрав не дает мне покоя, скажу честно – не нравится он мне, подозрительно он себя ведет как-то, но если я начну присматривать за ним, то он может что-то заподозрить, понимаешь, о чем я?

– Да, конечно. Хорошо, я послежу за ним, это будет как в детективе! – воскликнула Софи, а я подумал, какая она милая, и улыбнулся.

– Спасибо, – поблагодарил я девушку.

Спросив, не нужно ли мне еще чего, и получив отрицательный ответ, она поспешила по своим делам.

Я разделся, погасил лампу и забрался под одеяло. Простыни приятно пахли. Я вздохнул незнакомый мне аромат чего-то острого и экзотического. В прошлый раз простыни так не пахли – видимо, при стирке Дженна добавила какой-то новый кондиционер. Ну что ж, я определенно не против, мне он нравится.

Я лег на правый бок и посмотрел на окно. Сквозь тонкие занавески пробивался лунный свет, он был тусклый, и углы комнаты были погружены в черную, глубокую темноту.

Я закрыл глаза. На тумбочке рядом со мной тикали часы. Тик-так, тик-так. Я перевернулся на другой бок и попытался заснуть. Чертова бессонница, мысли роились у меня в голове как пчелы и мешали заснуть.

Снова накатило чувство страха. Мурашки привычно побежали по моей спине. Сердце бешено забилось. «Да что же это такое? Почему я так остро реагирую на все, словно кисейная барышня», – возмущенно подумал я.

И тут сквозь тиканье часов я услышал тихий звук. Сначала я не мог понять, что это. Но потом звук отчетливее прозвучал как будто чуть ближе ко мне. Кто-то плакал.

Я открыл глаза и сел на кровати. Стояла тишина. Звук затих так же неожиданно, как и начался. Что это было? Может быть, это Софи? Возможно, Дженна отругала ее, и теперь девушка плачет?

Я встал с постели и подошел к двери. Открыл дверь моей комнаты и выглянул в коридор. Тишина.

И вот он снова. Этот звук. Теперь плач перешел в глухие рыдания.

«Что за черт?! – подумал я. – Что тут такое происходит?»

Слыша этот плач, я невольно подумал о Джулии, той маленькой девочки из 1847 года. Наверно она так же плакала, когда ее заперли в склепе. Похоронили еще живой.

«Тьфу, да что же это за бред мне лезет в голову?» – подумал я, и помотал головой, в надежде, что мысли сами улетучатся из нее.

– Софи? – позвал я. – Это ты? С тобой все в порядке?

Плач становился громче, это были уже рыдания, такие душещипательные, что мое сердце разрывалось от жалости к той девушке, которая плакала. Захотелось прижать ее к себе, пожалеть. Я стремительно прошел по коридору, но так и не понял, откуда идет плач, казалось, что чем больше я удаляюсь от свой комнаты, тем тише становится этот звук. Вернувшись к двери своей комнаты, я еще раз спросил:

– Кто там? Софии, это ты?

В голове у меня снова возникла легенда о Джулии Легар. Прислушавшись, я понял, что плач шел из моей комнаты. Но как? Как такое может быть? У меня предательски затряслись руки.

«Черт, Джек, возьми себя в руки!»

Я должен открыть эту чертову дверь и посмотреть что там!

Я слышал громкий стук своего сердца.

Моя рука потянулась к ручке двери. Ладонь вспотела.

Я глубоко вздохнул.

Еще раз.

И распахнул дверь.


Глава 15 Подозрения | Погребенная заживо. Джулия Легар | Глава 17 Ночь в склепе