home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ГЛАВА 20

Вот и поговорили. Я подняла глаза к ночному небу и прошептала подмигивающим звездам:

— Издеваетесь, да? Почему все так сразу и так быстро? Как-то помедленнее нельзя было?

Звезды мне, разумеется, ничего не ответили. Только вот почему мне показалось, что две из них, расположенные на небольшом расстоянии друг от друга, поочередно мне подмигнули? Точно издевались.

«Сделай свой выбор»… Скажут же тоже. Можно подумать, мне есть из кого выбирать! Я перевела взгляд на своих спутников. Грегориан не в счет — он вроде как брат. Лексин — ну его мы вообще не рассматриваем. Нет, внешне он, конечно, очень так даже… Симпатичное лицо, потрясающая фигура — сплошная груда мышц. Но он — друг, и только. Никак иначе я его никогда не воспринимала и не смогу воспринять. И что остается? Точнее, кто? Ха-ха. Я очень внимательно оглядела Себастьяна. Вот он и остается, чего уж лукавить? Да и мои эмоции по его адресу никуда не делись.

Но! Но, демон побери, все эти предсказания! Я что, должна сама его соблазнить?! Как-то я морально не готова к таким подвигам в эротической сфере. И не потому, что так уж сильно дорожу этой самой «чистотой», от которой мне надлежит спешно избавиться. Просто… Да некому мне было ее отдать, если уж честно. Как-то ни разу дело не доходило ни до чего серьезного. Те, которые пытались ухаживать за мной в надежде на удачную женитьбу на папиных деньгах, предпочитали не рисковать, затаскивая меня в постель. А то ведь и вправду придется жениться, а вопрос с наследством окончательно не выяснен. Те, которые пытались сделать меня всего лишь своей любовницей, не интересовали меня. А встречаться с обычными парнями я не имела возможности и времени. Во-первых, опасалась влюбиться по-настоящему. Зачем мне разбитое сердце, если я точно знаю, что выйти ни за одного из них мне никто не позволит? А во-вторых, все то время, которое я могла бы потратить на любовные похождения, у меня отнимали тренировки и учеба. Вот и умудрилась дожить до двадцати лет девственницей.

Валлисе с этим вопросом было проще. Она не заморачивалась тем, что вдруг влюбится и будет страдать. Скорее это по ней страдали и сохли, а она крутила парнями как хотела. Не зря Лексин назвал ее вертихвосткой. Именно ею Валли и являлась. Моя любимая подруга — вертихвостка с мужчинами и верный, преданный друг для меня.

Ох, Валли, Валли… Как же мне тебя не хватает! Сколько раз за эти безумные дни я гнала от себя мысли о тебе, потому что хотелось плакать от тоски по тебе и папе. Сейчас бы посидели, поболтали, ты посмеялась бы над всеми моими страхами и глупостями, мы бы обсудили окружающих мужчин и быстро придумали, как мне соблазнить Себастьяна. А ведь придется соблазнять, как ни крути.

Я еще раз прошлась взглядом по его фигуре. Хорош! Но сам он не пытается затащить меня в постель, а мне придется. С богами шутки плохи, и если уж подвалила удача в виде предсказания шамана, то тут и думать нечего. Боги просто так ничего не подсказывают, а значит, времени у меня мало.

«Валлиса-а-а… — мысленно возопила я. — Ну вот, что мне делать, а? Явиться к нему в спальню и сказать, вот она — я. Люби меня, а то мне нужно срочно избавиться от девственности?»

Я задержала взгляд на руках Яна, пытаясь представить, как они могут ласкать женщину. Тут же залилась краской — очень уж неприличные мысли пришли в голову. Вспомнился журнал, который я в семнадцать лет стащила у одного из моих телохранителей. Ох и ругался он, когда обнаружил пропажу. Но на меня никто даже не подумал. Как можно?! Я ведь девушка приличная. Но журнальчик мы с Валли проштудировали от корки до корки. О-о-чень познавательная оказалась литература. Никаких розовых соплей, как в любовных романах, все предельно ясно и понятно. А потом я подкинула журнал обратно, тщательно спрятав, чтобы телохранитель подумал, что это он сам его так засунул и забыл. Так оно и получилось.

В общем, стояла я, полыхая румянцем, и вспоминала картинки из того журнала, пытаясь представить, а я смогу так? Ну… Вот так… Потому что некоторые позы без акробатической подготовки невозможно провернуть, как мне кажется. Да, кстати! А когда мне вообще нужно это сделать: до того, как кольцо приму, или после?

Если «до», то велик шанс того, что его и не придется принимать. Потому как… зачем Яну эта помолвка, если мы уже… А если «после», то придется замуж выходить, да? Я же вроде как буду со своим женихом и все такое… Значит, надо «до». Потому что расстаться с «чистотой» надо, а вот замуж пока не обязательно.

— Иржи, ты меня пугаешь…

За своими развратными мыслями я и не заметила, как предмет моих грез приблизился, и сейчас его шепот в мое ухо буквально оглушил. Я даже подпрыгнула от неожиданности, впечатавшись головой в подбородок Яна.

— Ох! — Себастьян тут же схватился за лицо, с усмешкой глянув на меня. — Ты решила меня добить?

— Эм-м… Нет. Просто задумалась, а ты меня застал врасплох, — пролепетала в ответ.

Да уж, знал бы он, о чем я сейчас думала, еще больше испугался бы. Я сама себя боюсь в такие моменты.

— Если не секрет, о чем же таком ты размышляла? А то, знаешь, мне как-то даже не по себе было под твоим взглядом…

— О-о… Ну…

Он издевается, да? Как я ему расскажу, о чем таком думала? Может, еще и позы описать? Те самые, из журнала.

— Иржи-и-и… — Ян тихо рассмеялся, а в его голосе снова появились бархатистые нотки, от которых у меня волоски на руках встали дыбом.

Может, мне и не придется его соблазнять, а? Пусть он сам все сделает, а я не буду противиться. Ну не умею я!

— Мм? — Я придвинулась поближе и положила ладошки ему на грудь.

Вау! А там, оказывается, такие мышцы! Он железо тягает в зале? Кстати, мне пора бы тоже возобновить тренировки, а то в кисель превращусь скоро с таким праздным образом жизни. Так, стоп! Не о том думаю! У меня под руками потрясающее тело потрясающего мужчины. Мои ладошки подумали и погладили это самое тело. Тело напряглось, и его дыхание сбилось.

Верным путем идем, товарищи гормоны и девственность! Скоро у одних будет праздник жизни, а с другой попрощаемся и расстанемся навеки. Мои руки снова двинулись, ласково поглаживая то, на чем лежали. Фух! Жарко-то как, оказывается… Не замечала, пока сидела, а сейчас очень хочется снять куртку. И лицо горит. И уши тоже. А по спине мурашки строем маршируют.

— Иржи-и-и… — И снова жаркий шепот мне в ухо. — Ты издеваешься так, да?

— Н-нет… — Я подняла взгляд.

Вечер издевательств, не иначе. У всех на уме одно и то же слово…

— А по-моему, издеваешься. Как я теперь пойду? — Горячие ладони накрыли мои руки и плотно прижали к груди, не давая им сдвинуться.

— А что?.. — смутившись, я быстро опустила взгляд, пряча глаза.

Эмм… Ну как бы да. Отойти от меня ему теперь несколько затруднительно. Потому как в отличие от Себастьяна, который задавал глупые вопросы, его тело все прекрасно поняло. И намерения свои высказало весьма твердо.

Пылая пунцовыми щеками, я посмотрела на Яна и наткнулась на насмешливый взгляд.

— Иржик, Ян, давайте двигаться! Нужно еще Лексина закинуть в город. А что это вы тут делаете? Милуетесь? — Грег опять выскочил, как уллис из норы, застав нас врасплох. Он окинул наши фигуры внимательным хитрым взглядом. — А вас ничего не смущает? Нет?

— И что будем делать? — Ян не смог удержать смешок, глядя не на Грега, а на меня.

— Не знаю. — И, не выдержав нелепости ситуации, я рассмеялась, уткнувшись лицом в каменные мышцы, которые только что гладила.

Секунду ничего не происходило, а потом Ян обнял меня и присоединился к моему смеху. Весело, ничего не скажешь. А намерения… Да-а… Намерения весьма тверды.

— Они еще и смеются, малахольные… — проворчал Грег. — Стоят тут, понимаешь ли, милуются так, что на них даже смотреть стыдно. Словно в чужой спальне подглядываешь. Не-э-эт, надо мне срочно девушку завести. Рядом с вами ведь невозможно находиться. У одной такие формы, что скоро косоглазие заработаю, даром что названый брат. Кстати, Иржик, дай хоть раз пощупать, а? А то выйдешь замуж, и уже нельзя будет. А второй… Эх, со вторым вообще все понятно. Позорище! На, прикройся!

Грег оттащил меня в сторону и сунул в руки Себастьяна свою куртку, которую снял, пока читал воспитательную лекцию. Я отвернулась и увидела Лексина, стоящего в стороне и наблюдающего за нами. Глянула в его насмешливые глаза и пожала плечами. Что тут скажешь?

Лексин в тот вечер к себе так и не попал. Себастьян подумал немного, да и предложил моему навигатору побыть сегодня гостем в его замке, учитывая, что завтра я так и так собиралась с ним поговорить. И чем завтра снова переносить меня в Калпеат, проще сегодня взять Лекси с нами.

Мой навигатор сначала дождался моего утвердительного кивка и только после этого поблагодарил Себастьяна за приглашение. На этом наш безумно долгий день закончился. Я так вымоталась, что, упав на постель, сразу же отрубилась, и мне даже ничего не снилось. И вообще, было такое ощущение, что в какой позе я заснула, в той же и проснулась.

А утро началось с того, что кто-то с разбегу приземлился рядом со мной.

— Иржи-и-и… — замогильным голосом провыл утренний гость.

Я дернулась и, не успев еще проснуться, попыталась выпростать руку из-под одеяла, но гость тут же навалился сверху, прижав мои руки к матрасу.

— Чур не драться! Это я, твой любимый брат!

— Грег… — простонала тихо. — Отвали, а? Будь человеком!

— Не могу. — Он довольно хохотнул и сполз с меня. — Эльфы, сволочи ушастые, подсуетились везде, где могли. Тут у каждого второго их гены имеются.

— А-а-ах… — Я протяжно зевнула, все еще не открывая глаз. — А у Яна?

— И у него, как без этого. — Грег начал прыгать на кровати, причем лежа. Не знаю, как ему это удавалось, но, похоже, у этого типа мотор располагается не только в попе. — Вставай… Вставай… Я есть хочу, а мама без тебя еды никому не дает. Я прямо ревновать скоро начну.

— Гре-э-эг… — Мне все-таки удалось выпростать руку и пришлепнуть этого неугомонного оболтуса. — Исчезни, божье наказание.

— Не исчезну! Вставай! Вставай! — И он принялся меня тормошить.

Задыхаясь от смеха, я пыталась отбиться от него, потому что ужасно боюсь щекотки, а он этим бессовестно воспользовался.

В какой-то момент нашей борьбы одеяло с меня все-таки сползло, и я осталась только в пижамке, состоящей из короткого кружевного топика и шортиков. Так что взгляду Грегориана стало доступно все, что только можно.

— Ой! А что это у тебя? А откуда оно у тебя? — Рука братца сцапала висящие на моей шее медальон и кольцо Себастьяна. А так как я вырывалась, Грег придавил меня к матрасу всем своим весом.

— Грег! Ну что ж ты за ненормальный-то? — попыталась я возмутиться и вырваться, но он второй рукой тут же пощекотал мой бок, и я снова сжалась от смеха.

— Нет, Иржик, ну откуда у тебя это кольцо? И почему не на пальце? Это ведь Себастьяна.

— Ну Себастьяна, и что?

— Как это «что»? — экспрессивно воскликнул брат. — Он предложил тебе свое кольцо?! А ты его не надела?! Почему?!

— Потому! Много будешь знать, скоро состаришься.

— Не-а, скоро не состарюсь. Я, конечно, маг так себе, паршивенький. Не то что Ян. Но эльфийская кровь все равно свое дело сделает.

— Брысь! — Я попыталась стряхнуть с себя этого наглеца.

— Ну, Иржик. Давай ты его наденешь? Ну давай! Знаешь, как все обрадуются? И я за тебя спокоен буду, пристрою сестру в хорошие руки. И Яну хорошо.

Этот балбес снова принялся меня тормошить, пытаясь стащить цепочку с моей шеи. Я уже просто задыхалась от смеха, потому что он умудрялся при этом меня щекотать и даже случайно укусил грудь, когда я, мотнув головой, стукнула его лбом. Взвыв от такого произвола, я стукнула Грега коленом. Тут ему удалось перевернуть меня на живот и навалиться сверху. Вот гурзуб мосластый! Вроде тощий и нескладный, а тяжелый, зараза. И ведь в шутку же боремся, не могу я его по-настоящему бить.

— Сейчас Грегориан тебе поможет… — пыхтел он, отбиваясь от меня и продолжая свое дело. — Сейчас Грегушка об Иржике позаботится. Наденет ей на пальчик колечко, станет она невестой. Свадебку сыграем… Салатика покушаем…

— Убью! — раздался у двери очень тихий и очень злой голос.

Мы с братом одновременно затихли и перестали дышать. Голос как-то не шутил… Только вот повернуться к нему я не могла, так что, распластанная под Грегом, продолжала лежать и прислушиваться к разговору.

— Да ладно тебе! Подумаешь, за грудь укусил чуток, нечаянно ведь. Не лапал же! — выпалил Грегориан.

— Точно убью!

— Не надо! Я, между прочим, о тебе забочусь! Сейчас надену ей на палец колечко и свадебку сыграем…

— Во-о-он!

От этого вопля Грега с меня буквально смело, а я смогла наконец перевернуться и взглянуть на происходящее в комнате.

В дверях стоял взбешенный Себастьян, а за его спиной маячил Дарик.

— Эмм… Доброе утро, — промямлила я, не очень понимая, как вести себя в такой идиотской ситуации.

Мне никто ничего не ответил. Грег посмотрел на родственника с укоризной, потом оглянулся на меня и вышел из комнаты с видом оскорбленной невинности, громко захлопнув за собой дверь. А мы со злющим, как сумчатый норбер, [13]Себастьяном остались наедине.

— Что, демоны вас побери, тут происходит?! — проговорил он.

— Кхе… Ну… Мы это… Боролись. Немножко… — Под его немигающим взглядом я сползла с постели и выпрямилась. Даже как-то захотелось встать по стойке «смирно» и отдать честь.

— Боролись? Боролись?! Что он говорил насчет кольца?

— А! Ну так он хотел, чтобы я невестой стала. Кольцо мне пытался надеть на палец, — сдала я брата со всеми потрохами.

— Я все-таки прибью его когда-нибудь! — Ян прикрыл глаза и резко вздохнул. Ужас! Точно — сумчатый норбер, такой же мрачный, черноволосый и злобный. — Он — твой брат! Он не может на тебе жениться. Никогда и ни при каких обстоятельствах. А даже если бы мог, я бы ему все равно этого не позволил.

— Ян, да ты не…

— Куда он тебя укусил? — Некромант неуловимо быстрым движением преодолел всю комнату и оказался рядом. Я даже не поняла — как. Портанулся, что ли?

— Э-э… — Я опустила взгляд в глубокий вырез кружевного топика.

Там еще был виден небольшой след от зубов Грега. Вот же удружил! Мне сегодня платье с огромным декольте надевать, а он меня за грудь случайно цапнул! А что, если след от укуса к вечеру не сойдет?!

А потом я забыла, как дышать, потому что Себастьян поднял руки и… Одной рукой он обнял меня и подтащил поближе, а второй… Ой мамочки! Я со всхлипом втянула воздух сквозь сжатые зубы, а тело меня уже не слушалось.

Демоны! Даже не предполагала, что это так волнующе, когда мужская рука гладит твою грудь.

И пока я пыталась справиться с дрожью в коленках, его губы нежно прикоснулись к моей шее возле уха. Скользнули ниже, обжигая короткими поцелуями, словно раскаленная лава. На секунду замерли на ключице, и я даже не заметила, как выгнулась навстречу, судорожно схватившись за его рубашку, чтобы не упасть. А он уже целовал то, что перед этим погрыз Грег.

И самое непонятное, что у меня в этот момент в голове не было ни одной мысли. Никаких возражений или, наоборот, триумфа. Было только плавящееся под его прикосновениями тело. Грохот крови в ушах и колотящееся сердце.

В себя я пришла от чьего-то протяжного стона и с ужасом осознала, что это мой стон. И в ту же секунду твердые горячие губы накрыли мой рот, а я оказалась прижатой к груди Яна. Прощай, девственность! Я точно сейчас не устою… И, обняв его руками за шею, я зарылась пальцами в волосы на затылке. А борода, кстати, не мешает. Только щекочется.

— Кхе-кхе! — Раздавшееся рядом покашливание прозвучало как взрыв. — Дорогой братец, не мог бы ты ненадолго отпустить девушку?

Император, с комфортом устроившись в кресле напротив, с интересом смотрел на нас.

— Дагорн! Ты! — Себастьяна аж перекосило. — Что ты здесь делаешь?!

Он со свистом выдохнул воздух и спрятал меня за спину, а у меня так тряслись ноги, что я даже стоять сама не могла, поэтому вцепилась в его талию, чтобы не упасть. Нет, надо срочно переезжать в другие комнаты. В этих — проходной двор. Вламываются все кому не лень и даже не стучатся.

— Я приехал к Иржине, — совершенно не смущаясь, ответил лорд Дагорн. — Очень, знаешь ли, хочу послушать рассказ ее навигатора о том, что же происходило после ее исчезновения, и о том, как он сам здесь оказался.

— Как ты узнал, что он здесь? — Ян пригладил растрепанные волосы.

— Да уж не глупей некоторых. — Император хмыкнул. — Мне еще предстоит решить, что с ним делать.

— А что с ним делать? — Я встревоженно высунулась из-за плеча Яна.

— Вот это я и решу, когда выслушаю его рассказ. Иржина, одно дело — вы. Вы теперь член семьи. Вы спасли Грега, а я долги не забываю и очень ценю своих близких. И совсем другое — перебежчик из Светлой империи. Мне нужно решить, как с ним поступить. Надеюсь, он сможет внятно все рассказать и объяснить. Иначе мне придется передать его отделу службы безопасности, занимающемуся именно этими вопросами. Или вы полагали, что вашему приятелю можно будет жить здесь нелегально? Да и сам факт его проникновения на наши территории… Это, кстати, недосмотр моих служащих, и они за это еще ответят. С вами-то понятно, Грег и вы попали сюда по семейному амулету. А вот ваш навигатор…

— Я… поняла. А… Лексину грозит что-то серьезное?

— Было бы странно, если бы вы не поняли. Ваш отец занимается в Светлой империи именно этими вопросами. — Император встал. — А насчет остального — решу по факту. Я и так уже иду вам навстречу, помня о том, что он ваш друг и навигатор. Вы ведь не думаете, что я лично занимаюсь такими вопросами?

Говорил лорд Дагорн без тени улыбки, и я оценила этот жест. Действительно, было бы странно, если бы император лично беседовал со всеми потенциальными преступниками или перебежчиками. Даже мой отец сам проводил беседы далеко не со всеми, этим занимались служащие совсем другого, намного более низкого уровня.

— Спасибо, ваше императорское величество. Я очень ценю ваш жест. — Я почтительно склонила голову, хотя и понимала, насколько нелепо выгляжу: в одной пижаме, лохматая, прячущаяся за спину Себастьяна.

— Одевайтесь, Иржина. Мы все ждем вас внизу. Позавтракаем и побеседуем. А после отдам вам газеты. Я привез то, что обещал. Но сначала хочу услышать версию событий от живого жителя Светлой империи, а не из печати. Сравним. Себастьян, а пока я хотел бы поговорить с тобой.

Лорд Дагорн прошелся по мне внимательным взглядом, задержав его в вырезе топика. Внимательно оглядел кольцо Яна, потом, чуть прищурившись, всмотрелся в медальон.

— Иржина, вы можете показать мне портрет вашей матери? — Он посмотрел мне в глаза.

— Но… откуда?.. — Я схватилась за украшения и спрятала их в ладони.

— Я уже видел этот медальон и хочу убедиться, верны ли мои подозрения. — Встав, лорд обошел брата и застыл передо мной, требовательно протянув руку. — Ну же, маленькая Горгулья. Покажите мне лицо вашей матери.

— То есть вы?.. — Я даже задохнулась от этих слов. — Вы знали? Но почему же?..

— Я жду. — Император пошевелил пальцами.

И мне не оставалось ничего иного, как открыть медальон и, не выпуская его из рук, повернуть к лорду Дагорну, демонстрируя портрет мамы.

— Так я и думал. — Император кивнул, а мою руку накрыла ладонь Яна и повернула медальон к себе.

Я не сопротивлялась и позволила Себастьяну взглянуть. Чего уж… Тем более что мне все равно нужна информация о маме и о Горгульях. Потому что я проштудировала обе книги, выданные Яном. К сожалению, никаких важных фактов из них не почерпнула. Только общие сведения о горгульях-монстрах и такие же общие — о клане Горгулий. Все то, что мне уже рассказал Дарик. Это была действительно общедоступная информация.

И тот рисунок монстра горгульи, что изображен внутри медальона, — это не родовой знак отдельной семьи, а символ всего клана. У княгинь тьмы, правящих Горгульями, родовым знаком является меч, обвитый виноградной лозой, а в рукояти его вместо обычного в таких случаях крупного самоцвета красуется черная звезда.

— Иржина, Себастьян, я даю согласие на вашу свадьбу. — Я отвлеклась и не заметила, как лорд Дагорн протянул руку и пальцем качнул кольцо Яна, свисающее с цепочки. — Девочка… Мне бы не хотелось на вас давить, но… Поверьте, это в ваших интересах. И чем быстрее, тем лучше.

— Дагорн! — Себастьян недовольно одернул старшего брата.

— Я столько лет Дагорн, что самому уже страшно, — невозмутимо отозвался тот. — Но ситуация такова, что со свадьбой вам стоит поторопиться.

— Но… — Это уже я попыталась что-то сказать.

Они сговорились? Что за возмутительное вмешательство в частную жизнь? То есть я, конечно, понимаю, что у аристократов особо нет прав на личную жизнь. Ни о какой любви и личных предпочтениях в их браках речь, как правило, даже не ведется. Это если повезет, молодожены любят друг друга. Но все же! Я так радовалась, что мне удалось сбежать от навязанной свадьбы, от приказа светлого императора. И вот вам, здрасьте, приехала… Сбежав от приказов одного владыки, попала к другому, который тоже, видите ли, «дает согласие на свадьбу», причем «чем быстрее, тем лучше». А я прямо такая дура деревенская, что не понимаю, что сейчас фактически прозвучал приказ, а не разрешение. И если Себастьян еще как-то может оспорить слова старшего брата, то мне даже трепыхаться бесполезно. Мое мнение никого не интересует.

Что же им всем неймется-то? И если причины, двигавшие императором Эктором, я понимала, так же как отдавала себе отчет в том, что сама виновата, что связалась с его племянником — чтоб он сдох, хлыщ придворный! — то зачем торопить меня со свадьбой императору Дагорну, да еще выдавать замуж не за кого-нибудь, а за собственного брата — я не ведала. Нет, ну честно! Что во мне такого? Ни титула у меня здесь нет, ни собственного родового имени, даже легализации и то пока нет. И получить я ее смогу только через полгода, став совершеннолетней. А в отсутствие рядом родного отца я попала под опеку императора.

— Одевайтесь, Иржина! — с нажимом произнес владыка Темной империи. — Ваш внешний вид, конечно, радует мужской взгляд, но…

Я залилась краской и поджала губы, а он, усмехнувшись, развернулся и покинул мою комнату. Мужской взгляд… А какого демона вы все вламываетесь ко мне в спальню?!


ГЛАВА 19 | Иржина. Все не так, как кажется... | ГЛАВА 21







Loading...