home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6. И драконы не всесильны

…Десять метров. Двадцать. Подъем – металлическая лесенка. Ничего, это мы осилим, это не сложно. Раз-два, раз-два, ножками, ножками, перебираем… Тридцать метров… Пока хорошо…

…БУМ!!!

Только я подумал, что все идет нормально как тут же получил в бочину тяжелым мешком. Спас меня доспех, иначе бы от такого удара я не выжил.

Я прошел по трассе метров тридцать, там почти сразу начиналась наклонная горизонтальная лесенка, поднимавшаяся на высоту примерно метра два. Нет, она поднималась выше, до трехметровой отметки, но добежал я только до двух. Мешок появился откуда-то сбоку, выскочил из специальной ниши, в которой его не было видно. Только успел обернуться, и – бамц! Лечу вниз спиной вперед.

– Шимановский, поднимайся! – раздался в ушах веселый голос Катарины, когда я приподнялся, приходя в себя. Доспех спас и тут, но все равно ощущение не из приятных. – Видишь, рядом с полосой по низу идет дорожка с зеленой линией?

Я обернулся. Линия проходила в двух шагах от меня.

– Это зона безопасности, она проходит вдоль всей трассы. Возвращайся по ней назад, жду.

– А если не по ней? – прокряхтел я, поднимаясь.

– На первой – ничего страшного. А вот на других дорожках можешь и не дойти.

М-да, полный отпад!

Кажется, ничего не сломал, но тело болело знатно. Еле ковыляя, вышел наружу. Хотелось провалиться сквозь землю. Это был первый, ПЕРВЫЙ снаряд на моем пути! И наверняка не самый сложный. Но я отвлекся, взбегал по перекладинам, стараясь удержать равновесие, не успел оглянуться, и… Результат налицо.

– Вижу, что понял, – усмехнулась она, решив не добивать меня. – Еще раз готов?

– Так точно… – похоронным голосом отрапортовал я.

– Вторая попытка, пошел! – щелчок секундомера.

– …Хуанито, ты что, придурок? – Я вновь выходил по зеленой дорожке на свет. – Ты ЗНАЛ где находится этот мешок! Ты ЖДАЛ его! Я не меняла конфигурацию трассы! Как можно так лопухнуться?

Хотелось удавиться от стыда. Я дважды наступил на одни и те же грабли. Она права, это позор.

Да, знал о мешке. Да, видел его. Но уклониться не смог – ноги стояли не на ровной земле, на перекладинах металлической лестницы. Я отчаянно пытался держать равновесие, но нога поехала, и….

…И я оседлал лестницу. Если бы не скафандр, остался бы я после такого трюка без потомства. А после еще и шандарахнулся с двухметровой высоты, на закуску, чуть не сломав шею.

– Я не смог избежать встречи с ним, – я виновато опустил голову.

Она обреченно вздохнула, дескать, как ты мне надоел:

– Хуанито, мешок летит три секунды. Это его расчетное время, заложенное в программу этой трассы. Чтобы его обнаружить, летящего на тебя… Ну, допустим, с твоим уровнем подготовки – секунда. Еще секунда – чтобы принять решение, как реагировать. И третья секунда – выполнение этого решения. На самом деле достаточно полторы секунды, три это роскошь с поправкой на то, что ты – новичок. Что сложного?

– Непонятно, какое принимать решение. Как уйти от этого мешка?

Новый вздох.

– Да, придурок.

Я не возражал.

– Тебе нужно понять одну вещь: ты должен прочувствовать трассу – она твоя, вся, без остатка. Ты свободен на ней, абсолютно свободен! Делай все, что тебе угодно, главное – дойти до цели! Это не школа, ты не на сдаче стандартных тестов, которые знаешь, как сдавать. Прелесть этой трассы в экстриме, работе на пределе, в неожиданных решениях. Она максимально приближена к боевым условиям. Ты когда-нибудь был в «боевых» условиях? Я имею в виду общефилософский аспект понятия?

Я вспомнил фонтан и отморозков Толстого. Чем не боевые?

– Да, был

– Вот и хорошо. Тогда представь, что ты снова в бою. На тебя движется угроза и тебе надо от нее уйти. Выжить. Как ты это будешь делать?

– Да ты зубами землю грызть будешь, Шимановский! – заорала вдруг она. – Выше головы прыгнешь! На голую трехметровую стену залезешь без единого выступа! Ты сделаешь все, что от тебя зависит, даже не отдавая себе отчет в действиях! Так в чем проблема сейчас?

Я втянул голову в плечи. Как все сложно.

– Не знаю. Наверное, непривычно.

– Ну, так привыкай, Хуанито, привыкай! Эти полосы не случайно называются полосами смерти, тебе еще повезло, что дорожка первая! На пятой, например, мешок сломал бы тебе кости! А при падении там можно вывихнуть или сломать ногу!

Пауза.

– Работай, Шимановский, думай. Думать – тоже работа.

Я махнул головой – понял.

– Ну, вот и хорошо, выяснили. На старт. Пошел!

Третья попытка. Вот оно оказывается в чем секрет дорожек – предел. Их можно пройти только на пределе, забыв о стандартах.

«Я бог. Я бог этой дорожки! Мне можно здесь всё. ВСЁ!!! – автоматически включился аутотренинг.

Десять метров. Двадцать. Лесенка. Ноги перебирают металлические перекладины. Вот оно, то место. Пуууф! – а фиг тебе, Хуанито! Нет мешка!

Я чуть было не рассмеялся и не свалился, нога вновь поехала, но быстро выровнялся.

«Собрался, Шимановский! Собрался! Не спеши сильно, на большой скорости эту трассу не пройти!»

Я себя услышал и притормозил, и только поэтому успел почувствовать следующую ловушку.

Крррряяк! Часть лесенки треснула и обвалилась под моей ногой, повиснув на одной из несущих балок. В последний момент я все же схватился за перекладину, следующую за проваленной, повиснув на одной руке.

«Mierda, как все хреново!..»

Скольких сил мне стоило подтянуться… Не буду описывать. Если бы не доспех, я бы залез назад быстро, но то-то и оно, приходилось не только подтягиваться, но и преодолевать сопротивление доспеха. А еще он был шире моего тела и всячески своим размером мешал.

Есть, вылез. Две секунды чтобы отдышаться – и вперед. Секундомер Катарины не дремлет.

Я поднялся, сделал пару шагов…

…И вновь был сбит мешком, просто и незамысловато. Теперь я смотрел себе под ноги, а он, гад, прилетел сбоку. Противоположного от того, где прятался в прошлый раз.

А с трехметровой высоты падать больнее, чем с двухметровой!

Когда я, ахая и охая, прихрамывая, вышел назад по зеленой полосе, весь мой «тренерский штаб» был в сборе. И «Первая», и «Вторая», и Катарина улыбались, душа веселый смех. И я их понимал.

– Хуанито, – взяла за всех слово «Вторая», – твоя ошибка в том, что ты – теоретик. А мы – она окинула рукой вокруг, – все мы здесь – практики. Ты привык, что если надо бежать – ты бежишь, надо лезть – лезешь, и не обращаешь больше внимания ни на что. А на самом деле, в реальной жизни, в реальном бою, опасность может прийти откуда угодно, с любой стороны. И если ты ее не успеешь оценить и среагировать… Ты станешь трупом. Понимаешь, к чему я?

Я понимал. Экстремалы! Угораздило же меня связаться именно с корпусом?

Но с другой стороны, где на планете еще есть такая школа? Да, сурово. Зато действенно.

– А нам не нужны трупы, – закончила она. – Мы лучше порекомендуем не брать тебя, если ты не способен оценивать угрозу, и будем точно уверены, что тебя не убьют в первой же операции.

Я снял шлем, вдыхая полной грудью.

– Сеньора, я способен оценивать угрозу. У меня нет практики, но у меня получится. Дайте еще шансы. Не один, не два – я не знаю сколько, но я смогу!

Они усмехнулись, все втроем, довольно. Они своей цели достигли. «Вторая» лаконично указала мне на провал дорожки и секундомер в руке.

– Прошу.

Вот так здесь берут на «слабо». Легко и не мудрствуя.


* * * | Золотая планета. Тетралогия | * * *