home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2


Я не могла сказать, было ли ощущение жжения в груди связано с взглядами, которые Гаррик тайком бросал на меня, или это служило напоминанием о первом Джеке с колой, который я просто проглотила, как воду.

По зову Гаррика к нам подошел официант, и я воспользовалась моментом, чтобы тихо проговорить про себя ободряющую речь, пока он заказывал себе выпить.

— Блисс? — позвал Гаррик.

Его голос отозвался дрожью во мне.

Я посмотрела на него снизу-вверх, затем на официанта, который оказался тем самым мальчиком-барменом, которого я видела раньше. Я открыла рот, чтобы заказать очередной Джек с колой, но бармен остановил меня, положив руку мне на плечо:

— Я помню — Джек с колой, верно?

Я кивнула, и он, улыбнувшись, подмигнул мне. На секунду я задумалась, откуда он знал мой заказ. Я была вполне уверена, что последней его мне приносила девушка-бармен. Он все еще улыбался мне, поэтому я заставила себя произнести:

— Спасибо, эм-м...

— Брэндон, — подсказал он.

— Спасибо, Брэндон.

Он мельком взглянул на Гаррика, а потом опять сосредоточил свое внимание на мне.

— Должен ли я сказать твоей подруге, что ты скоро вернешься?

— О, э-э, думаю, да.

Он улыбнулся в ответ и постоял так еще несколько секунд, глядя на меня, прежде чем отвернуться и направиться обратно к бару. Я знала, что мне нужно было снова посмотреть на Гаррика, но перспектива от возбуждения и неловкости превратиться в лужицу, еще раз встретившись с его великолепными глазами, ужасала.

— Знаешь, иногда я задаюсь вопросом, была ли Дездемона столь невинна, как притворялась? Возможно, она знала, какой эффект производила на мужчин, и наслаждалась тем, что заставляла их ревновать, — сказал он.

Мои глаза встретились с его, но они были сужены и изучали меня.

Я успокоилась и стала изучать его в ответ.

— Или, может, она была напугана настойчивостью Отелло и не знала, как с ним разговаривать. В конце концов, общение — это ключ ко всему.

— Общение, вот как?

— Оно могло бы решить многие их проблемы.

— В таком случае, я постараюсь быть как можно более понятным.

Он взял свой стул и поставил его лишь в нескольких дюймах от моего. Сел прямо рядом со мной и сказал:

— Я бы предпочёл, чтобы ты не возвращалась к своей подруге. Останься здесь со мной.

Глотай, Блисс.Я приказала себе глотать, иначе у меня потекут слюни.

— Вообще-то, моя подруга меня ждет. А что мы будем делать, если я останусь?

Он протянул руку и перебросил мои волосы через плечо. Его рука скользнула по моей шее, задержавшись на пульсе, который, должно быть, сходил с ума.

— Мы можем разговаривать о Шекспире. Можем поговорить, о чем захочешь. Хотя я не могу обещать, что не буду отвлекаться на твою очаровательную шейку.

Его пальцы прошлись по моей щеке, пока не достигли подбородка, который он приподнял указательным пальцем.

— Или на твои губы. Или эти глаза. Я мог бы завлечь тебя историями о своей жизни, как Отелло — Дездемону.

Я была уже достаточно привлечена. Мой ответ прозвучал ошеломляюще хрипло:

— Я бы не проводила параллель между нашим вечером и парой, которая закончила свою жизнь убийством и самоубийством.

Он улыбнулся, и его палец упал с моего подбородка. В тех местах, до которых он дотрагивался, у меня горела кожа. Поэтому мне пришлось остановить себя прежде, чем я последовала за его прикосновениями.

— Туше. Мне не важно, чем мы будем заниматься до тех пор, пока ты со мной.

— Хорошо.

Я была очень горда тем, что мне удалось ответить спокойно, вместо слов «Господи, да, я сделаю всё, что ты попросишь», которые в настоящее время крутились у меня в голове.

— Может быть, мне следует чаще запирать квартиру с ключами внутри.

Вообще-то, я бы предпочла, чтобы внутри заперлись мы.

У меня завибрировало в кармане, и я поспешила ответить на телефонный звонок прежде, чем заиграет нелепый рингтон в исполнении мальчишечьей группы.

— Да?

— Ты влюбилась, что ли?

Это была Келси.

— Нет, Келси. Послушай, почему бы тебе не отправиться домой без меня?

Глаза Гаррика потемнели, и мое дыхание сбилось, когда он перевёл взгляд на мои губы.

— Ты так просто не отделаешься, Блисс. Ты переспишь сегодня с кем-нибудь, даже если мне самой придётся взять дело в свои руки.

Господи, может она скажет это ещё громче?Я подумала, что Гаррик услышал её слова, но он по-прежнему не сводил глаз с моих губ.

— В этом нет необходимости, Келс.

Я попыталась придумать какой-нибудь хитрый способ намекнуть ей, что уже нашла себе парня, когда услышала вздох, за которым последовало:

— БОЖЕ. МОЙ.

Мой взгляд скользнул поверх плеча Гаррика, и я увидела широкую улыбку Келси и последовавший за ней грубый жест рукой.

— Да, хорошо, значит, поговорим позже, Келс?

— Безусловно, поговорим. Ты позвонишь и расскажешь мне всё до мельчайших ошеломительных подробностей.

— Посмотрим.

— Лучше посмотри много интересного сегодня ночью, дорогая. Надеюсь, твои глаза будут широко раскрыты после сегодняшнего ночного знакомства.

Я повесила трубку без ответа.

— Твоя подруга? — спросил он.

Я кивнула, потому что его взгляд уже заставил мою кровь закипать. Никогда в своей жизни я не чувствовала себя настолько возбужденной из-за кого-то, кто даже не дотрагивался до меня. От мужчины волнами исходила сексуальность, и на удивление мне захотелось научиться в них плавать.

— Так ты остаёшься?

Я вновь кивнула, каждая мышца моего тела была в напряжении. Если он не поцелует меня в ближайшее время, я взорвусь. Стоило мне подумать об этом, как с нашими напитками вернулся мальчик-бармен. Он подошёл с улыбкой, которая при виде нас с Гарриком, сидящих так близко, угасла.

— Извините, что так долго. У нас очень много заказов.

Я ухватилось за возможность отвлечься.

— Ничего страшного, Брэндон.

— Разумеется. Вам нужно что-то ещё?

— Нет, всё в порядке.

Глаза Брэндона переметнулись на Гаррика, а затем он наклонился чуть ближе ко мне.

— Уверена?

— Мы уверены, — резко ответил Гаррик прежде, чем передать ему несколько счетов. — Сдачи не надо.

Брэндон выписал счет еще одной паре, сидящей на расстоянии в несколько столиков от нас, а затем вновь направился к бару. Когда он был уже далеко, я повернулась обратно к Гаррику, чья рука обвивала мой стул.

— А ты ревнивый, Гаррик?

— Не совсем.

Я вскинула бровь, и он невозмутимо улыбнулся.

— Возможно, обсуждение Отелло немного подтолкнуло меня к этому.

— Тогда давай поговорим о чём-нибудь другом. В какое время слесарь будет у твоей квартиры?

Он мельком взглянул на свои часы, и я воспользовалась шансом поглазеть на его невероятно сложенные руки.

— Он должен прийти довольно скоро.

— Разве тебе не следует пойти и подождать его? — мне было трудно определить точно, чего я хотела в тот момент. Он определенно мне нравился, и я определенно хотела, чтобы он поцеловал меня, но я настолько привыкла всё портить, что никогда не заходила слишком далеко. Я всегда искала заднюю дверь, какой-то выход.

— Ты пытаешься избавиться от меня?

Я сделала вдох. Н икакого отступления. Никаких задних дверей, только не в этот раз.Я прикусила губу и посмотрела на него. Я надеялась, что он не видел страха, пробивающегося из-под моего уверенного выражения лица.

— Полагаю, мы могли бы пойти и подождать его, — сказала я.

Он вновь посмотрел на мои губы. Я умирала... Умирала от того, как сильно хотела, чтобы он поцеловал меня.

— Так намного лучше.

Он встал и предложил мне свою руку.

— Миледи?

— Ты не будешь допивать?

Он взял мою руку и прислонил свои губы к моему запястью.

— Я уже опьянён.

Я засмеялась, потому что эта фраза звучала смешно (и потому что мне не хотелось признавать, что она всё же сработала).

Он улыбнулся:

— Чересчур? Что я могу сказать... Бард [2] вызывает у меня страсть к драматизму.

— Давай вместо этого попробуем реализм.

— Думаю, я смогу, — сказал он.

Я едва осмыслила его слова, как он приподнял меня со стула и накрыл мои губы своими. Его запах переполнял меня: цитрус, кожа и что-то ещё, от чего мой рот наполнился слюной. Я была слишком потрясена, чтобы как-то отреагировать. Я остро осознавала тот факт, что он целовал меня прямо посреди бара до тех пор, пока не прикусил мою нижнюю губу. И тогда я забыла обо всём, кроме него. Всё моё тело вздрогнуло, а сердце упало к желудку, будто сила притяжения стала в два раза больше.

У меня кружилась голова, но мне было все равно. Я открыла рот, и в этот самый момент его язык проскользнул внутрь, взяв контроль на себя. Я вцепилась руками в его спину, а он в ответ прижал меня еще сильнее. Его поцелуй сначала был неторопливым, потом — быстрым, нежным, потом — напряженным. Мы прижимались друг к другу настолько близко, что я могла почувствовать каждую часть его тела, но мне хотелось быть еще ближе к нему. Его рука скользнула вверх по моей спине — горячие пальцы впивались в мою разгоряченную плоть. От такого интимного контакта с моих губ сорвался стон. И я тут же пожалела об этом, потому что звук, казалось, отрезвил его, и он отстранился.

Я не могла оторвать своих губ от него, но он оказался вне досягаемости моего поцелуя. Вместо этого он застонал, наклонился и оставил горячий поцелуй на моей шее.

Мой мозг определенно был в отключке. Я думала телом, и, Боже мой, как это было прекрасно. Я была просто набором нервных окончаний, которые сходили с ума. Он тяжело дышал, обжигая мою кожу. Когда он заговорил, его голос хрипел:

— Прости. Я увлекся.

Это было самое правильное слово. Увлекся. Я никогда не погружалась настолько в другого человека. Я никогда так... не теряла контроль. Это одновременно возбуждало и ужасало меня.

Его лицо оказалось перед моим, и я постаралась выглядеть непринужденно. Его руки выскользнули из-под моего топа, от чего я задрожала — моя кожа жаждала их возвращения.

Он отошел на шаг.

— Верно. Сейчас больше причин для разума, чем для страсти.

Я рассмеялась, но про себя показала неприличный жест этим самым причинам. Слишком долго они управляли мной.




предыдущая глава | Сделай это | cледующая глава







Loading...