home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Трельяж с видом на море – 2

НАЙТИ СЕБЯ


Аннотация:

Как ни сложно понять себя, собственные желания и возможности, но постичь мотивы действий других людей неизмеримо труднее. А вот как попытаться понять друг друга людям, еще совсем недавно бывшим одним целым? Да еще и в совершенно чужом мире, живущем по незнакомым законам и правилам? И просто кишащем странными и таинственными существами?!


Глава 1 Тина

-Там хариф и Тарос, – в дверь просунулось взволнованное лицо Саи, – с браслетами.

-Зови, – приказала моряна и оглянулась на ученицу, – готова?

-Всегда готова! – дурашливо козырнул Костик, веселясь от души.

Все же странные они какие-то! Отлично знают, что ритуал не настоящий, а волнуются как взаправду.

Вон и Тарос, несущий в руках внушительный и старинный даже на вид ларец, просто неправдоподобно серьезен. Тина никогда его таким не видела, даже, кажется руки немного трясутся.

Да и хариф выглядит очень впечатляюще. Приодет и причесан так празднично, словно уже ритуал проводить собрался.

Костик исподтишка оглянулся на моряну, спросить, чего это они?! Тут же получил в ответ успокаивающий кивок и следом – строгий взгляд, призывающий не отвлекаться от важного дела.

-Атина, – торжественно произнес хариф, – готова ли ты принять от Энтароса ле Сизилли брачный браслет?

Костик еще старался справиться с шоком и не слишком таращить глаза, а моряна уже отвечала своим звучным голосом:

-Моя приемная дочь Констанатина Запольская готова принять брачный браслет Энтароса ле Сизилли.

Во, съели?! Получите, фашисты, гранату! – развеселился Костик, глядя, как теперь уже Тарос с харифом пытаются подобрать отвисшие челюсти.

-С какой стати она твоя дочь? – наконец смог выговорить Пруганд.

-Я сегодня утром вернула ее к жизни, отдав свою энергию, а у моего народа это равноценно обмену кровью, – не моргнув, сообщила моряна, – и люди, спасенные таким образом от смерти, признаются родственниками.

Черт побери, как удобно-то, когда никто в целом мире не может проверить, действительно есть у твоего народа такой закон, или нет! – Восхитился Костик и сделал себе зарубочку на память, воспользоваться при случае этим методом.

-Прекрасно, – помрачнев, пробормотал хариф, – выбирайте, госпожа Констанатина Запольская.

Тарос открыл крышку и вынул первый браслет. Костик проникся с первого взгляда. Очень дорогая и явно эксклюзивная вещица. Шириной не больше пяти сантиметров, из изящно переплетающихся полосок серебра и золота, с тончайшей гравировкой и тремя крупными алмазами, вставленными в сердцевинки серебряных цветов.

Почти все Костикины одноклассницы, в последние три года увлеченно обсуждавшие на переменах, а иногда и на уроках всевозможные драгоценности и хваставшиеся колечками и сережками, при виде этого браслета растеклись бы глупо хлопающей глазками лужицей. А он только усмехнулся и спросил:

-Это все?

-Вот, – Тарос достал второй браслет.

Темное, старинное золото, тяжелое даже на вид, застывшее причудливыми завитками массивного браслета с двумя вишневыми альмандинами в окружении мелких брилиантиков вполне удовлетворило бы самую привередливую девушку. Вот только Костик был девушкой только внешне, поэтому на тяжелый браслет глянул лишь мельком. А потом вопросительно уставился на квартерона.

На этот раз тот вздохнул явно с облегчением и показал очередную драгоценность.

Узкий браслет белого золота, с гладкой, как зеркало поверхностью был непостижимым образом пропущен сквозь плоские бусины выточенные из цельных драгоценных камней. Они были разные по величине и толщине и при каждом повороте украшения посылали во все стороны пучки разноцветных лучиков.

Очень интересная игрушка, Костик с удовольствием покрутил бы такую в руках в свободное время, но носить постоянно?! Да ни за что!

– Энтарос, – глядя, как жених с сожалением опускает браслет на стол и тянется в шкатулку за другим, решила внести рационализаторское предложение Атина, – а ты не мог бы выложить сразу все свои запасы? Быстрее покончили бы с этой процедурой, а?!

Квартерон несчастно оглянулся на сурово поджавшего губы харифа, вздохнул и начал раскладывать по столу всевозможные браслеты. Десятка два, если не больше.

-Ох, ёлки, – следя за этим процессом, ошеломленно выдохнул Костик, – ну ты все-таки и козел, Тарос!

-Почему? – внезапно обиделся тот, – что я снова сделал не так?!

-Ты настолько увлекся процессом впаривания мне своего металлома, что забыл про меня лично! – зло рявкнула Атина, – а я, между прочим, еле на ногах стою!

-Ну и взяла бы первый браслет… – невольно выдал свою мечту квартерон.

-Вот посмотрю всю коллекцию, тогда и выберу, – отрезала Тина, – и вообще предлагаю всем сесть. День был тяжелым, а еще наряжаться и ритуал… если не хотите конечно, чтоб я там и свалилась.

Последние слова она договорила, уже сидя на торопливо подставленном квартероном кресле.

-Вообще-то не положено, – явно лишь для вида пробурчал хариф, опускаясь на стул, – но мы же не станем никому рассказывать.

-Золотые слова, босс… – Костик запнулся, увидев в руках Тароса что-то особенное, – дай-ка посмотреть!

Пальцы квартерона дрогнули, когда он передавал девушке очень необычный браслет. Первым мастером, державшим в руках этот металл, был явно не ювелир, а кузнец. Широкий, как щиток, составленный из заходящих одна за другую тонких пластинок синеватой стали, браслет не имел ни одного камня или украшения. И тем не менее поражал лаконичностью и завершенностью формы.

-Вот этот, – уверенно произнес Костик, отдавая браслет назад.

-А ты не хочешь сначала узнать, что он символизирует? – осторожно поинтересовалась моряна.

-Фиктивный брак, и ничего больше, – резковато отрезала девушка, и не думая беспокоиться о чувствах жениха.

Если нужно по сто раз в день напоминать квартерону про главное условие их брака, чтобы он не начинал разводить розовые сопли, Костик будет напоминать сто один раз. Чтоб с гарантией.

-Браслет выбран! – торжественно провозгласил хариф, принимая из рук Тароса ритуальное украшение и бережно укладывая его в маленькую шкатулочку, – жених будет ждать Констанатину через два часа в столовой. Одевальщицы уже ждут невесту в коридоре.

-Я неясно сказала?! – мгновенно свирепея, рявкнула Тина, – никаких одевальщиц!

-Но это традиция, – хариф попытался договориться миром, – они потом должны всем подтвердить, что невеста не хромая, не… с какими-нибудь дефектом…

-А что будет, если я с дефектом?! – саркастически хмыкнул Костик, и вызывающе уставился на Тароса, – свадьба отменится?!

-Ты уже приняла браслет, теперь свадьба только завершение ритуала, – попытался успокоить тот, но получил в ответ новый уничтожающий взгляд.

-Скажи им, чтоб уходили, – тихо приказала моряна, чувствуя, что назревает первый семейный скандал, – я сама удостоверю каждому желающему, что моя дочь самая искренняя, благоразумная и здоровая девушка на всем Сузерде. Впрочем, до этого мог бы додуматься каждый, кто слышал, что у иномирян при переходе восстанавливаются даже утраченные конечности.

-Я в это никогда не верил, – хариф взглянул на моряну пристальнее, – а что… правда?

-Да, – хмуро подтвердила она, – многие из нас входили в проход калеками. Но сейчас переходы очень нестабильны… велик риск оказаться в болотах Зании.

-А что в этих болотах? – мгновенно забыл и про свадьбу и про одевальщиц Костик, – что, даже деревень никаких нет? Ты вроде говорила, что занийцы как-то следят за ними?

-Там всякая нечисть… и звери, но вокруг поставлены крепости. Болота держат под пристальным наблюдением люди господина Зорденса Гадруни. Я уже послала к нему сестру… если кто-то и прошел, комендант обязательно будет в курсе.

-Спасибо, – голос Тины дрогнул, – ты столько для меня делаешь…

-Ждем в столовой, – заторопился хариф, и как-то виновато пообещал, – собирайтесь и не волнуйтесь, я сейчас всё улажу.


-Она похожа на наставницу из женской гимназии, – разочарованно вздыхала Сая, рассматривая девичью фигурку, – или на послушницу храма всех святых.

Тина и на самом деле выглядела очень строго в простом платье из матового шелка тёмно-серого, с легкой просинью, цвета.

И еще как-то возвышенно. Едва заметный синеватый отблеск шелка выгодно гармонировал с глубиной серых глаз и оттенял бледность так и не успевшей загореть кожи. Собранные в высокий пучок волосы подчеркивали изящный овал лица и гордый изгиб шеи. И всё же до особо праздничного этот облик как-то не дотягивал.

-Можно, я немного подправлю? – деликатно спросила моряна, – совсем чуть-чуть, пару штрихов?

-Валяй, – сдался Костик, чувствуя, что невероятно устал и морально и физически от непривычного занятия.

Все же парню собираться намного проще, натянул всепогодные джинсы и свежую футболку, собрал волосы в хвост и готов хоть в поход, хоть в гости. Да и как он начал теперь прозревать, во многих остальных, житейских и личных делах тоже много проще.

Моряна легко провела чем-то пушистым по лицу, губам, мимолетно коснулась волос. Потом коротко кольнуло мочки ушей. Однако боль мгновенно исчезла, зато появилась тяжесть.

-Моряна! Ты что творишь? – Так и подскочил землянин, но его остановило мягкое прикосновение ладоней к плечам.

-В этом мире серьги носят не только женщины, но и мужчины, – сообщила королева примирительно, – и я уже все залечила… можешь посмотреть.

Еще дуясь на несанкционированное прокалывание своих мочек, Костик обернулся к зеркалу… и завис. Позорно, как деревенский лох перед живой скульптурой Екатерины второй.

-Блин, моряна! Как ты это сделала?! – у него не было слов, – слушай! Какая она хорошенькая! В смысле – я.

Губы Атины расцвели нежно-розовыми лепестками, на скулах появился чуть заметный румянец. Но вовсе не легкие прикосновения румян и помады кардинально изменили облик девушки.

-Но откуда все это? – трогая пальчиком серьги черненого серебра с синевато-прозрачными сосульками камней, изумлялась девушка, – и это?

Ажурная сеточка, изящной шапочкой покрывшая его макушку, явно была из одного набора с серьгами. По краям ее свисали на виски и лоб точно такие же, только крошечные синеватые капли. По замысловатому плетению сеточки тоже были рассеяны загадочно посверкивающие в свете свечей камушки.

-Не хорошенькая, а красивая, – строго поправила моряна, посмеиваясь про себя.

Давно нужно было показать в зеркале упрямому мальчишке его облик в таком выигрышном виде. Может тогда уже перестал бы наконец говорить про себя – я сам.

-Точно, красивая, – тщательно рассмотрев свое изображение, вынес окончательный вердикт Костик, и вдруг искренне возмутился, – и этот козел Тарос покушался на такую красоту?! А вот фигу ему! Ну, идем? Тине явно не терпелось поразить своим видом общество.

Желаемого эффекта она достигла очень скоро, Васт, ожидавший их в кресле у дверей, чтоб отвести невесту в столовую, замер статуей, и целых десять секунд не мог вымолвить ни слова.

-Васт! – Пожалев командира, окликнул его Костик, чувствуя, что настроение улучшается просто стремительно, – а вы что-нибудь нашли в сарае?

-Что?! – Анлезиец не сразу понял, о чем именно его спрашивает прекрасная незнакомка, потом сообразил, снова смешался и, наконец, взял себя в руки, – да, ты молодец. Там были яйца каменных муравьев.

-Если бы мне еще кто-нибудь объяснил, кто это такие, я могла бы порадоваться вместе с вами, – прозрачно намекнула Тина.

Однако лучник уже вспомнил о своей важной миссии и о том, что до столовой всего две минуты хода.

-Давай я завтра все расскажу? – предложил дружелюбно, потом что-то вспомнил, оглянулся на моряну и суше поинтересовался, – или мне теперь положено называть тебя – госпожа Констанатина?

-Попробуй, – кротко махнула ресницами красавица, и решительно взяла его под руку, – получишь по шее. Кстати… Васт, я тебя не слишком… ушибла утром? Извини… я не хотела.

-Это ты извини, – помрачнел Васт, – я повел себя как последний тупица. Не знаю, где были мои глаза.

-Это стереотип, Васт, – великодушно пояснил Костик, – люди обычно судят о человеке по внешнему виду. И потому так часто ошибаются. Так поясни мне, чем страшны муравьи?

-Каменные, – уточнил Васт, первым шагнув на лестницу, – они способны грызть камни. И очень любят сладкий сок корешков горной березы. Достаточно побрызгать на камни сиропом с этим соком и они начнут его грызть.

-Неужели он собирался развалить крепость?

-Ну, нет, на всю крепость нужно несколько сотен бочек сиропа и раз в тысячу больше яиц. Он собирался просто сделать потайной ход. Один из складов, где он хранит самые ценные вещи, расположен почти под стеной. Всего несколько шагов…

-Понятно, – хмыкнул Костик, – дальше можешь не объяснять. Тарас убил за такое собственного сына.

-Кто такой Тарас? – насторожился анлезиец, – твой знакомый?

-Нет, предок… очень дальний, – не стал пускаться в объяснения землянин, обнаружив, что они уже пришли.

-Готова? – внимательно оглянулся Васт, – открываю.

-Да, веди уже, Сусанин, – Тина начинала всерьез подозревать, что ведет себя совсем не так, как положено стандартной невесте.

Черт и почему он не расспросил про это у моряны?! Может, местные девушки слезами обливаются, топая в загс, и цепляются за все углы, изображая страстное нежелание выходить замуж?! Или наоборот, танцуют и поют всю дорогу? Хотя он все равно не стал бы ломать комедию, однозначно. Но вот для общего развития – интересно.

-Госпожа Констанатина Запольская, приемная дочь королевы морян, – официально объявил Васт, шагнувший в столовую первым, и, отступив в сторону, жестом фокусника предъявил обществу невесту.

Общество, с ожиданием и любопытством взиравшее на дверь, разумеется, потряслось. И достаточно сильно, один из офицеров, раньше не особенно обращавший на Тину внимание, даже головой потряс, словно пытался сбросить наваждение.

Но Костику почему-то казалось, что в их изучающих взглядах сквозило ожидание совсем другого рода. Быстрее всех пришли в себя дамы, Тина даже не догадывалась, что офицеры пригласят ради ее фиктивной свадьбы своих жен и невест. И теперь они просто пожирали глазами платье и украшения невесты. Ну вот, ехидно отметил парнишка, на несколько дней город обеспечен темой для сплетен. Вслед за дамами пришли в себя офицеры, зашевелились, заулыбались, к немалому разочарованию Тины, много быстрее чем Васт. Только Тарос стоял, словно в оцепенении, не сводя с невесты глаз. Но на него никто особого внимания не обращал, видимо, считая такое поведение вполне типичным для жениха.

Моряна слегка подтолкнула сзади и Костик храбро зашагал в центр комнаты, где возле маленького столика ее ждали хариф и Тарос. Королева, замотанная в несколько слоев зеленоватой морянской вуали, не отставая, шла следом, ледяными взглядами гася обращенные ей фривольные улыбочки.

Едва Тина остановилась у стола, квартерон оказался рядом. Решительно взял за руку, крепко, но бережно сжал тонкие пальчики. Костик спорить и качать права не стал, никогда не выносил публичных разборок. Насмотрелся в детстве на соседей, которые, поссорившись, выбегали на улицу и начинали во весь голос разоблачать друг друга в самых неблаговидных поступках. Да и чувство мужской солидарности пока не совсем заглохло в его душе, понимал, сейчас Тарос не столько доказывает свои права невесте, сколько зрителям на нее.

Ну и пусть потешит свое самолюбие, Костику не жалко. Лишь бы потом не забыл, что брак фиктивный.

Речь харифа девушка слушала вполуха, что-то насчет уважения и терпеливости, похоже, во всех загсах текст напутствий одинаков. Впрочем, хариф не стал особо размусоливать, сказал несколько фраз и предложил взять браслеты.

Протянул руку к стоящей на столе шкатулке и открыл крышку. Тина помнила, что браслет ей должен надеть хариф, но неожиданно вперед шагнула моряна.

-Как лицо, имеющее среди присутствующих самый высокий статус, я собираюсь воспользоваться своим правом надеть браслеты молодым супругам, – заявила она сухим официальным тоном, и достала из шкатулки пару браслетов. Тот, что выбрала Тина и второй, точно такой же, лишь чуть большего размера.

По комнате словно мор прокатился, стихли все разговоры и смешки. Стоящий почти рядом с Тиной Васт при виде этих браслетов даже побледнел.

-Энтарос ле Сизилли, – спросила королева, не сводя с квартерона строгого взгляда, – по доброй ли воле ты выбрал этот браслет, не вело ли тебя чувство обиды, мести или соперничества?!

-Я выбрал его по доброй воле, – твердо объявил Тарос и чуть крепче сжал руку Тины.

-Готов ли ты в таком случае подтвердить чистоту своих намерений кровью?

-Готов. Королева положила браслеты в шкатулку и протянула ее Тине.

-Констанатина, надень свой браслет на левую руку.

Костик, подозрительно прислушивающийся к странному диалогу, о котором и речи не было в комнатах харифа, настороженно глянул в глаза моряны и почувствовал прикосновение успокаивающей энергии. Ладно, поверим, хмыкнул про себя и, спокойно вынув из шкатулки тот браслет, что поменьше, натянул на левую руку.

-Дай ключ, – повелительно протянула ладонью вверх перепончатую лапку моряна, и хариф так же безмолвно вложил в нее странный стальной предмет, похожий на одну из полосок браслета.

Не дотрагиваясь руками до Тины, королева одной рукой туже сжала браслет на девичьей руке, а второй провела по нему пластинкой. А когда разжала пальцы, Костик вдруг понял, что браслет сел, точно влитой. Словно всегда тут находился, не мешая и не болтаясь.

-Энтарос, надень свой браслет на левую руку. Та же процедура, и на руке Тароса плотно сидит парный браслет.

-Руку, – доставая из складок вуали тонкий стилет, приказала моряна новобрачному, и он бестрепетно протянул правую руку.

-Тина, протяни руку с браслетом.

Костик нахмурился, но подчинился, свято веря, что королева плохого ему не сделает. По крайней мере до тех пор, пока он ей нужен.

Моряна легко кольнула острием Тароса в ладонь и алые капли торопливо закапали на металл.

Вот еще дурость, огорчился Костик, придется теперь бежать мыть, кровь на металле застывает очень быстро, а вычистить из под пластинок будет трудно.

Но в следующий момент забыл про все, изумленно наблюдая, как капли крови впитываются в металл, словно в песок. А позже почувствовал, как постепенно нагревается браслет, делаясь совершенно живым и упругим. И даже цвет сменил, стал более светлым. Закончилось все как-то разом, моряна повернула ладонь Тароса раной вверх, провела над ней лапкой и отпустила. Кожа квартерона была совершенно цела.

-А невесту не желаешь проверить, моряна?! – дерзкий голос принадлежал Силлу, тому самому лучнику, что в первые дни задевал Тину больше всех.

-Я против, – по-хозяйски взяв жену за руку, резко возразил Тарос, и именно по этой самой поспешности Костик сразу сообразил, квартерон этого вопроса ждал и почему-то опасался.

-А я нет, – девушка обернулась к королеве, – Ваше Величество, вы не против, проверить и меня?!

-Если ты не боишься боли, – бесстрастно уронила моряна, но в уголке ее губ Костик заметил мелькнувшую лукавинку.

И сразу успокоился, все будет хорошо. Да и какие у него могут быть нечистые намерения?! Но вслух сказал совершенно другое.

-Конечно, боюсь! Но ведь интересно!

-Вот упрямая, – еле слышно фыркнул Тарос, покорно протягивая моряне левую руку.

-Ах, – нарочно громко вскликнула Тина, когда острое жало стилета вонзилось в ее ладонь. Дамы дружно охнули и закрыли лица ладонями.

А невеста спокойно повернула ладонь так, чтоб капли падали на браслет, и внимательно уставилась на стальные пластинки. Теперь она уже немного представляла, чего ждать, и не желала пропустить самого важного момента. Если это удастся, можно будет выяснить, в чем тут дело, в странных свойствах металла, из которого выкованы пластины браслета, или это какой-то морянский фокус с энергией.

Однако рассмотреть она так ничего и не успела. Браслет Тароса жадно поглотил первые же капли крови и мгновенно посветлел, становясь чистым и похожим на её собственный. А в следующий момент моряна провела по руке Тины и от раны не осталось даже воспоминания.

Озадаченный этим странным фокусом Костик очень хотел бы задать моряне целую кучу вопросов, но все же сдержался, решив не портить церемонию. Никуда королева от него не денется, завтра прямо с утра займется ее допросом.

-Поздравляем, теперь вы одна семья, – важно произнес Хариф, снова выходя вперед, и протянул молодой жене шкатулку – это от меня подарок.

-Потом посмотришь, – тихо шепнул Тине Тарос и метнулся куда-то в сторону.

Вернулся с пачкой сероватых листов и толстым грифелем, бросил листы на столик и проворно что-то начертил. Судя по тому, как уверенно двигалась его рука, практиковался Тарос очень часто.

Костик не выдержал и пристроился рядом. А через несколько секунд весело хихикал, узнавая в важном хутаме, возникающем на листе, черты Пруганда.

Сам хариф подарком был очень доволен, забрал, посмеиваясь, и пообещал повесить в кабинете.

Потом дарили подарки офицеры и, получив в ответ смешные картинки, отходили в сторону, рассаживались на диванах и стульях в ожидании праздничного ужина. Сногсшибательные запахи доносились от составленных в углу блюд, накрытых салфетками и из кухни через приоткрытую дверь в коридор. Слуги тоже хотели посмотреть на свадьбу хоть в щелку.

Вскоре дело двинулось быстрее, Тина заметила, что большинству гостей Тарос заготовил рисунки заранее, и теперь просто вынимал их из пачки. Наконец все отдарились, и осталась только королева. Махнула в сторону коридора и в комнату скользнула молодая морянка со свертком в руках.

-Держи девочка… он тебе нравился, – королева развернула ткань и подала новобрачной обещанный инструмент.

Он еще с первого разу полюбился Тине своим звучанием, этот гибрид гитары и мандолины, и был не раз испытан в те долгие часы, когда она без дела сидела в морянских скалах, восстанавливая энергию.

-Спасибо, – послала признательный взгляд девушка, – за него я отдарюсь сама.

Отошла к окну, села на стул, взяла несколько аккордов… на несколько секунд задумалась. Что же спеть?

Что-нибудь легкое, веселое? Но душа почему-то не хочет веселиться. Это сейчас у нее праздник, а еще с утра была война. Да и праздник ненастоящий, и счастье фиктивное. А главное – ненужное. И что ждет завтра – тоже неизвестно. Чужие люди, чужие обычаи и правила. И всем от нее что-то нужно, все видят в ней только козырную карту. А сама себя Тина ощущает воином, забежавшим на денек переночевать в родном доме…

Нет, не станет она петь веселых песен. Руки сами взяли первые аккорды одной из самых любимых песен Тэм, тревожную и грустную историю воина и странника.

Первые слова Тина спела тихо и несмело, но постепенно песня окрепла, повела за собой, стала проникновенно резкой и тревожной. Она заставила забыть про гостей и свадьбу, шпиона и морян, обманы и обиды… ведь впереди ее ждут еще более опасные и незнакомые места и суровые испытания.

Здесь тихо и в печи горит огонь Здесь можно оставаться до утра Но у крыльца мой застоялся конь И мне в дорогу дальнюю пора

И я уже совсем готов уйти Осталось лишь переступить порог И снова ветер в гриве засвистит Сольются вместе тысячи дорог

И будет песня про очаг и дом Про тёплый свет в заснеженном окне О мире и покое день за днём И, может быть, немного обо мне

Я ухожу, надев дорожный плащ И в ножнах меч на поясе висит А впереди лишь ночь и ветра плач И у крыльца мой верный конь стоит.

Некоторое время после того, как прозвучал последний аккорд, в комнате еще стояла тишина. Мужчины почему-то хмурились, женщины тихонько отирали глаза.

-Вам пора отдыхать, – подтолкнула моряна Тароса, и он послушно шагнул к Тине, подал ей руку. А она и вправду вдруг почувствовала себя невероятно уставшей.

-Спасибо, – сказал вдруг хариф очень серьезно, – это был королевский дар.

-Пожалуйста, – слабо улыбнулась девушка, – Жаль, веселого ничего не вспомнилось.

Гости начали говорить слова благодарности, но Тина, топавшая за квартероном, как нитка за иглой, особенно не вслушивалась. У самых дверей их догнал командир лучников, тронул Тину за руку.

-Подарки мы принесем в комнату Тароса, – сообщил как-то растерянно, – не волнуйся.

-Я и не волнуюсь, Васт, – пожала плечами Тина, подарки ее действительно мало заботили.

Вот с инструментом она расставаться и не подумала, так и тащила, пока в коридоре не отобрал Тарос. Молча. И молчал до тех пор, пока они не вошли в столовую покоев харифа. Положил инструмент на комод, повернулся к жене и очень печально спросил:

-Почему ты никогда раньше не пела?

-Почему ты никогда раньше не рисовал? – парировал Костик, – и не танцевал?

-А ты хочешь, чтоб я станцевал? – заинтересовался квартерон.

-Нет Тарос, представь себе, не хочу. Хочу умыться, поесть и отдохнуть. Я же не железная. И еще… раз тебе так интересно… пела я сегодня для моряны. Ну, и немного для себя. Чтоб петь для кого-то другого, нужно этого очень хотеть. Или испытывать к человеку добрые чувства. Для врагов, как сам понимаешь, не поют.

-Я тебе враг?!

-Ну не друг пока, это точно, – холодно дернул плечами Костик, начиная сердиться, – а что ты сделал мне хорошего, доброго? Напомни? Даже если забыть, кто заставил меня сегодня утром пить яд, то не наберется и пары случаев, когда ты был ЗА меня. Ты все время борешься за свои интересы, Тарос. Знаешь, есть в нашем мире люди, которые выращивают уродливые деревья. Берут самое обычное семечко, сажают и начинают мучить. Поливают буквально по капле, почву в горшок насыпают самую бедную, на которой даже сорняки не растут. Мучат годами, и лет через тридцать-сорок получают совершенно взрослое, но очень маленькое и корявое деревце. А потом его всем показывают, как необычайное достижение и неимоверно гордятся своим умением делать уродцев. Так вот, Тарос, ты все время пытался обращаться со мной точно также, согнуть в то, что хочется тебе. А я этого не хочу, понятно? Ладно, сейчас не до разборок, садись кушать. Я схожу, умоюсь.

Не обращая внимания на растерянный взгляд потрясенного этим рассказом Тароса, Тина махнула рукой и торопливо выскочила за дверь.


Чиркова Вера | Трельяж с видом на море – 2 | В мыльне девушка торопливо переоделась в специально оставленный там домашний костюм, штаны и рубашку. Не стоило и дальше дразнить гусей и продолжать изображать сча