home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

В первые дни после того, как она вернулась из загробной жизни, Стефан укладывал её спать пораньше и тщательно следил за тем, чтобы она была в тепле. Тогда он позволял ей работать на его компьютере вместе с ним, оставляя записи в своего рода дневнике, сообщавшем о том, что произошло сегодня, причем всегда добавляя его собственные ощущения.

Сейчас она открывал этот файл и прокрутила его до конца.

И вот оно


Моя дорогая Елена,

Я знаю, что ты рано или поздно это прочтешь. Я надеюсь что рано.

Дорогая, Я верю, что сейчас ты можешь сама о себе позаботиться, и я никогда прежде не видел столь сильной и независимой девушки.

И это означает что время пришло. Пришло время, когда я должен уйти. Я не могу больше оставаться рядом не превращая тебя при этом в вампира, снова. То что мы об знаем не может произойти.

Пожалуйста прости меня. Пожалуйста прости меня. Я не хочу уходить, но я должен.

Если тебе понадобится помощь, то Дэймон защитит тебя, я заставил его дать слово. Он никогда больше не причинит тебе боль, и независимо от того, что будет происходить в Фелс Чёрче, не тронет тебя.

Моя дорогая, мой ангел, я всегда буду любить тебя…

Стефан


P.S. Чтобы помочь тебе влиться в нормальную жизнь, я оставил деньги, чтобы заплатить

Миссис Флауэрс за комнату в течение следующего года. Кроме того, я оставил тебе $20,000 стодолларовыми купюрами под второй половицей от стены пересекающей кровать. Используй их на будущее с тем кого бы ты не выбрала.

И снова, если тебе что-нибудь потребуется – Дэймон поможет. Доверяй его мнению, если тебе нужен будет совет. О, моя прекрасная маленькая любовь, как я могу уйти? Даже раде тебя?


Елена закончила читать письмо.

А затем присела около компьютера.

После всех поисков, она наконец нашла ответ.

И она не знала, что ей теперь делать, кроме как кричать.

Если тебе понадобится помощь – иди к Дэймону… Доверяй его мнению…Оно не должно так рекламировать Дэймона если это написал сам Дэймон.

И Стефан исчез. И его одежда исчезла. И его обувь исчезла.

Он оставил её.

Начать жить заново…

В таком состоянии её и нашли Бонни и Мередит, встревоженные тем, что он не отвечал на их многочасовые телефонные звонки. Это был первый раз, когда они не смогли дозвонится до Стефана с тех пор как он приехал по их просьбе, чтобы убить монстра. Но сейчас монстр был мертв и Елена…

Елена сидела напротив шкафа Стефана.

-Он даже туфли свои забрал, - мягко, но безчувственно сказала она. – Он забрал всё. Но заплатил за год проживания в комнате. И вчерашним утром он купил мне Ягуар.

-Елена…

-Ты что не видишь? – заплакала она. – Это моё пробуждение. Бонни предсказывала, что оно будет острым и внезапным и что я буду нуждаться в вас обоих. И Мэтте?

-Он не был упомянут по имени, -уныло сказала Бонни.

-Но я думаю, что мы будем нуждаться в его помощи, - мрачно возразила Мередит.

-Когда Стефан и я были вместе, прежде чем я стала вампиром, я всегда это знала, - прошептала Елена. –Что придет тот момент, когда он попытается уйти от меня для моего же блага. –Внезапно она ударила кулаком об пол, достаточно сильно, чтобы поранится. – Я знала, но думала что смогу его отговорить! Он такой благородный, такой самоотверженный! И теперь он ушел!

-Тебе правда все-равно, - спокойно сказала Мередит, наблюдая за Еленой, -станешь ты вампиром или останешься ли ты человеком.

-Ты права – мне всё-равно! Мне на всё наплевать до тех пор пока я могу быть с ним. Когда я была полудухом, я знала что ничто меня не изменит. Теперь я – человек, и такая же как и всё люди, готовая изменится – но это не важно.

-Может быть это и есть пробуждение, -тихо предположила Мередит.

-О, возможно он не считал «приношение завтрака» пробуждением! – сердито сказала Бонни. Она смотрела на пламя больше чем полчаса, пытаясь установить психологический контакт со Стефаном. –Или не знал, или не мог, -продолжила она, не обращая внимания на яростно качавшую головой Мередит, пока она не договорила.

-Что ты хочешь сказать «не мог», -потребовала ответа Елена, отступая от места где она стукнула по полу.

-Я не знаю! Елена, ты мне больно делаешь!

-Он в опасности? Думай, Бонни! Он плохо себя чувствует из-за меня?

Бонни посмотрела на Мередит, которая как будто всем телом говорила «нет». Затем она посмотрела на Елену, которая хотела знать правду. Она закрыла глаза.

-Я не уверена, -сказала она.

Она медленно открыла глаза, ожидая когда Елена взорвется. Но Елена не делала ничего подобного. Она просто медленно закрывала глаза и сжимала губы.

-Давно, я поклялась, что буду с ним даже если это убьет нас обоих, - тихо сказала она. –Если он думает, что достаточно просто уйти от меня, потому что мне так будет лучше или еще по какой причине… он ошибается. Для начала я пойду к Дэймону, так как Стефан этого очень хотел. А затем я пойду за ним. Кто-нибудь да скажет мне где начать поиски. Он оставил мне двадцать тысяч долларов. Я использую их, чтобы найти его. И если машина сломается, я пойду пешком; и когда я больше не смогу идти, я поползу. Но найду его.

-Только не одна, -уверила её Мередит. – мы пойдем с тобой, Елена.

-И потом, если он сделал это добровольно, то он будет получать пощечины всю его жизнь.

-Как пожелаешь, Елена, -всё еще успокаивающе сказала Мередит. –Давайте для начала его найдем.

-Один за всех и все за одного! –воскликнула Бонни. –Мы вернем его назад и заставим извиниться - или нет, -быстро сказала она наперекор качающей головой Мередит. –Елена, нет. Не плачь, - добавила она прежде чем Елена разрыдалась.


-Итак, Дэймону только и оставалось, что сказать что он будет заботится об Елене, и Дэймон, должно быть последний кто видел Стефана сегодн утром, -сказал Мэтт, которому только что объяснили ситуацию, вырвав его из дома.

-Да, - с тихой уверенностью подтвердила Елена. – Но Мэтт, ты ошибаешься если думаешь, что Дэймон сделает всё, чтобы держать Стефана подальше от меня. Дэймон не такой, как ты о нём думаешь. Он и правда пытался спасти Бонни той ночью. И ему действительно было больно, когда все вы его возненавидели.

-Я думаю, это как раз то, что называют «подтверждение мотива», -заметила Мередит.

-Нет, как раз подтверждение тому, что у Дэймона есть чувства, что ему свойственно всё человеческое, -возразила Елена. –И он никогда бы не причинил Стефану боль, из-за…ну…из-за меня. Он знает как бы я себя тогда чувствовала.

-Ну, тогда почему же тогда он мне не отвечает? – проворчала Бонни.

-Может потому что когда он в последний раз видел нас всех вместе, мы смотрели на него так, как будто ненавидим, - справедливо заметила Мередит

-Скажи ему, что я прощу прощения, - сказала Елена. –Скажи, что я хочу с ним поговорить.

-Я чувствую себя спутником связи, - пожаловалась Бонни, но всё же вложила все сердце для вызова. До тех пор, пока она не стала выглядеть измученной и опустошенной.

-И, наконец, даже Елена признала, что это было бесполезной.

-Может он придет в чувства и сам начнет тебя звать? – сказала Бонни. – Может завтра.

-Мы сегодня останемся у тебя, -оповестила Елену Мередит. –Бонни, я позвоню твоей сестре и скажу, что ты со мной. Сейчас позвоню отцу и скажу, что буду с тобой. Мэтт, ты не приглашен.

-Спасибо, - сухо сказал Мэтт. –Я должен пешком идти домой?

-Нет, можешь взять мою машину, - ответила Елена. –Но пожалуйста верни её к завтрашнему утру. Я не хочу, чтобы люди об этом спрашивали.

Той ночью, три девушки предпочли комфорт школьной моде, уютно расположившись на свежевыстиранных простынях и под одеялами Миссис Флауэрс (никто не удивился, «она ведь так много сегодня стирала – должно быть предвидела» - думала Елена), мебель была отодвинута к стенам комнаты, а на полу располагалось три спальных мешка. Их головы соприкасались, а тела лежали подобно спицам колеса.

«Это и есть пробуждение,» - подумала Елена.

«Это осознание того, что после всего, ты снова можешь быть одинокой. И, о , я так благодарна Мередит и Бонни за то, что они со мной. Это для меня значит больше, чем я могу им сказать.

Она, как на автопилоте, подошла к компьютеру, чтобы оставить запись в дневнике. Но после нескольких напечатанных слов, она поняла, что снова плачет, и была тайно рада, когда Мередит обняла её за плечи и более или мене «заставила» её выпить горячее молоко с ванилью, корицей и мускатным орехом. И была счастлива, когда Бонни помогла разобраться в одеялах и держала её руку пока они не уснули.


Мэтт задержался. Солнце уже садилось, когда он приехал домой. «Это была гонка с темнотой,» - ни с того ни с сего подумал он, отвлекаясь от запаха нового дорогого Ягуара.

Но в глубине души, он всё обдумывал. Они ничего не хотел сказать девчонкам, но было кое-что что волновало его. Прощальная записка Стефана. Та единственная вещь, которая подтверждала, что это не его (Мэтта) разыгравшаяся гордость.

Почему он не написал ничего о них? О старых друзьях Елены, которые теперь «здесь и сейчас». Вы только подумайте, о ведь должен был упомянуть их, пусть даже боль от расставания с Еленой мешала ему.

Что еще? Определенно есть что-то еще, но Мэтт никак не мог понять что. Всё что он получил было неопределенным, неустойчивым представлением о школе в прошлом году и да, о Мистере Хилдене, учителе английского.

В тот момент, когда Мэтт думал об этом, он сосредоточился на дороге. Не было никакого другого пути, кроме как через старый лес. Длинной, однополосовой дороги лежавшей от пансионата до Фелс Чёрча. Но он внимательно смотрел вперед.

Он увидел свалившееся дерево, только когда подъехал к повороту. Мэтт вдавил педаль тормоза в пол, когда машину развернуло почти на девяносто градусов.

И теперь он должен был подумать.

Его первой инстинктивной реакцией было – сразу звонить Стефану. Он ведь может просто поднять это дерево. Но тут же сообразил, что это скорее вопрос. Позвонить девчонкам?

Он не мог заставить себя сделать это. Это было вопросом о его мускулистом достоинстве – это была суровая реальность, реальность о дереве лежащем прямо перед ним. Даже если они соберутся всё вместе они не смогут сдвинуть его, слишком большим и тяжелым оно было.

Оно упало из старого леса, и лежа прямо на дороге, пересекая её с двух сторон, как будто хотело отделить пансионат от остального города.

Мэтт осторожно открыл окно с водительской стороны. Он посмотрел с сторону староге леса, чтобы увидеть где корни или как он предполагал, какое-нибудь движение. Там никого не было.

Он не мог видеть корней, но это дерево выглядело слишком молодым, для того чтобы просто упасть в солнечный летний день. Без ветра, без дождя, без молний, без помощи бобров. «Без дровосеков,» - мрачно заключил он.

Ну, канава с правой стороны дороги была мелкой, и крона до неё не доставала. А это шанс.

Движение.

Нет, не в лесу, на дереве прямо напротив него. Что-то шевелило верхние ветви, что-то большее чем просто ветер.

И тогда он увидел это, он не мог в это поверить. Это было частью проблемы. Другой частью было то, что он вел машину Елены, а не свой старый драндулет. Пока он отчаянно пытался на ощупь закрыть окно, его глаза пристально следили за чем-то отделяющимся от дерева. Никак не получалось нащупать нужную кнопку.

И последней частью было то, что то животное было очень быстрым. Слишком быстрым для реального.

Следующее что знал Мэтт, было то, что он боролся с этим через окно.

Мэтт не знал, что Елена показала Бонни на пикнике. Но если это было не обычно, то что черт возьми происходит? Мэтт жил рядом с лесом всю свою сознательную жизнь, и он никогда не видел насекомого похожего на этого.

А это было насекомое. Кожа была как кора, но это было всего лишь приспособление, уловка. Оно било лобовое стекло с такой силой, как будто делало это двумя руками – Мэтт мог слышать и чувствовать это. Оно было длинной с его руку, и казалось хлестало щупальцами кругами, это было невозможным, но здесь ото застряло на полпути, в окне.

Выглядело оно, как большая пиявка или кальмар, чем насекомое. Длинные, змеевидные щупальца походили на виноградные лозы, но они были более толстыми чем палец и еще присоски на них — и в присосках было кое-что острое. Зубы. Одна из виноградных лоз обошла его шею, и он внезапно почувствовал всасывающую боль.

Виноградная лоза обернулась вокруг его горла три или четыре раза, и напряглась. Он мог использовать только одну руку, чтобы схватить и сорвать это. Это означало, только один доступный способ оторвать эту штуку — который показала, что у нее был рот, если это были не глаза. Как и у остальных животных, рот был радиально симметричен: круглый, с зубами, устроенными в кругу. И в глубине этого круга, увидел Мэтт к своему ужасу, поскольку оно потянуло его руку внутрь, была пара щипцов, достаточно больших, чтобы откусить палец

Боже, нет! Он сжал руку в кулак, отчаянно пытаясь убить это изнутри.

Взрыв адреналина, который он получил после того, как увидел это, позволил ему стянуть бросающуюся виноградную лозу со всего горла, оставались еще присоски. Но теперь его рука была уже проглочена до локтя. Мэтт заставил себя напасть на тело насекомого, ударяя изо всей силы, как будто это была акула, которую это напомнило ему.

Он должен был вытащить свою руку. Он вслепую открыл основание круглого рта и просто выхватил кусок плоти, который приземлился в его коленях. Тем временем щупальца все еще кружились вокруг, дрались против автомобиля, ища вход в него. В какой-то момент это собиралось понять, что все, что оно должно было сделать, это сжаться и пролезть.

Что-то острое задело его сустав. Щипцы! Его рука была почти полностью охвачена этим. Как раз когда Мэтт пытался полностью сосредоточится на том, как выбраться, часть его интересовалось: где его живот? Чудовище было невероятным.

Он должен был попытаться вытащить свою руку. Он почти готовился её потерять, так же быстро как если бы он засунул её в мусороизмельчитель.

Он уже расстегнул свой ремень безопасности. Теперь он с силой оттолкнулся направо к пассажирскому сиденью. Он мог чувствовать как зубы чудовища раздирают его руку, так как он тянул её через них. Он мог видеть длинные кровавые борозды оставшиеся на его руке. Но всё это было неважно. Важно было вытянуть её из пасти чудовища.

В тот же самый момент, его вторая рука нашла кнопку открывающую окно. Он потянул её на верх, вытащив запястье из пасти этого существа и окно закрылось на нем.

Он ожидал, что раздастся треск и потечет черная кровь, возможно прямо на пол машины Елены, прямо как в Инопланетянине.

Вместо этого, оно просто испарилось. Оно просто… стало прозрачным и потом превратилось в крошечные частицы света, которые исчезли, когда Мэтт уставился на них.

Оно оставило его с одной окровавленной шрамами рукой, огромной раной на горле, и голыми суставами на другой руке. Но он не терял время изучая свои раны, он должен был выбираться оттуда. Ветви снова зашевелились и он не хотел ждать, чтобы убедится в том, что это ветер.

Был только один путь. Канава.

Он вставил ключ зажигания и повернул его. Достиг канавы, надеясь, что она не слишком глубокая и что дерево не продырявит шины.

Стояло острое напряжение, отчего зубы Мэтта тряслись, соударяясь между собой и сжимая губы. Затем послышался хруст листьев и веток, и на мгновение показалось, чтовсё остановилось, но Мэтт не спускал ногу с педали газа, вдавливая её в пол с такой силой, на которую был способен. Наконец он освободился и закрутился по канаве, он взял контроль как раз перед тем как отклонился и выехал на дорогу.

Он мчался по дороге, выжимая 50 миль в час. Он вполглаза следил за старым лесом, пока внезапно его не осветил приветливый мягкий красный свет, как у маяка в сумраке.

Пересечение с Мэллори. Он заставил себя поехать на другую стоянку. Резкий поворот направо, и он отъезжал от леса. Он должен был объехать 12 соседних улиц для того, чтобы добраться до дома, по крайней мере он избежит деревьев.

Это была длинная дорога и опасность почти отступила, теперь Мэтт почувствовал боль в руке. По дороге к дому он чувствовал головокружение. Он остановился под уличным фонарем и оставил машину. Он не хотел, чтобы кто-нибудь его услышал.

Должен ли он позвонить девочкам? Предупредить, чтобы они никуда не выходили ночью, потому что в лесу опасно? Но они уже это знали. Мередит никогда бы не позволила Елене сунутся в старый лес, не теперь, когда Елена была человеком. И Бонни бы подняла большой шум, если бы кто-то предложил прогуляться в темноте – после всего, что случилось, в конце концов Елена уже показала, что там может случится, не так ли?

Malach. Уродливое слово для искренне отвратительного существа.

То, в чем они действительно нуждались, было для некоторых официальных людей, просто прогулкой по лесу. Но не ночью. Никто больше, вероятно, не будет использовать ту одинокую дорогу сегодня вечером, и посылать людей туда ну… в общем, это походило на передачу их к malach. Завтра утром он бы первым делом позвонил в полицию. Они заставили бы правильных людей передвинуть это дерево.

Было уже темно, позднее, чем он предполагал. Он, вероятно должен был позвонить девочкам после всего. Он просто хотел, чтобы его голова просветлела. Его царапины зудили и горели. Он находил, что ему трудно об этом думать. Может он просто подышит минутку…



Глава 16 | Дневники вампира. Возвращение: Сумерки | Глава 18







Loading...