home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Автострада штата Нью-Йорк. 3 апреля 1980 года


Лайонел Круз был полицейский дорожной полиции штата Нью-Йорк вот уже шесть с половиной лет. Он был копом нового поколения, окончившим колледж в Нью-Йоркском государственном университете со степенью бакалавра в области криминалистики и сдал экзамены на звание патрульного. Его отец был участковым полисменом в Олбани, и один из трех его братьев тоже служил в дорожной полиции неподалеку от Рочестера.

В этот вечер Лайонел патрулировал шоссе рядом с поворотом на Пенсильванию. На утреннем брифинге ему вручили обычную пачку ориентировок, фотороботов, бюллетеней и снимков людей, разыскиваемых полицией.

Однако сегодня кое-что было по-другому. Сержант Тервиллиджер вручил всем патрульным снимок красивой женщины.

— Прошу всех обратить внимание на эту женщину. Следите за возможными беглецами из дома, заглядывайте во взятые напрокат машины, автобусы и пытайтесь не пропустить краденые автомобили. Только убедитесь, что это не она, если производите задержание. Будьте осторожны, когда останавливаете женщин-водителей, она может быть опасна, хотя уверенности в этом нет.

Он с важным видом затянул ремень.

— Возможно, с ней будет ребенок. Маленькая девочка, грудная, месяцев пяти. Еще раз повторяю, будьте внимательны. Они не должны пострадать. И никаких гонок на высокой скорости.

Сержант обвел взглядом собравшихся патрульных.

— Мы делаем одолжение очень важному лицу, — объявил он без тени неприязни. — Он когда-то оказал большую помощь департаменту. И поэтому теперь мы из уважения стараемся не поднимать шума. Только будьте начеку, если увидите, поезжайте следом и немедленно доложите. Наше дело отыскать ее, если она будет проезжать через наш участок. Никто из посторонних не должен знать об этом.

Лайонел Круз немедленно узнал Джил Лазарус. Он был заядлым читателем газет и журналов, прекрасно запоминал лица и часто производил впечатление на вышестоящих, узнавая малоизвестных преступников по тусклым снимкам из полицейского архива.

Лайонел гадал, почему полиция ищет известную Джил Лазарус, жену самого богатого и уважаемого бизнесмена страны. Если речь шла о похищении ребенка, сержант бы так и сказал и велел бы держать оружие наготове. Вместо этого он велел следить за ней. Что она натворила?

В шесть тридцать уже начало темнеть. Лайонел не спеша ехал по направлению к маленькому городку около самой границы штата, где находилась дешевая закусочная для водителей. Там подавали яблочный пирог, который очень любил Лайонел. Его смена заканчивалась только в восемь, а дома он будет не раньше девяти. Лайонел почему-то сегодня очень устал.

Вдруг Лайонел увидел, что немного впереди на шоссе произошел несчастный случай: полуприцеп врезался в грузовую платформу с сельскохозяйственными инструментами и мешками с семенами. Семена разлетелись по всей дороге. Несколько людей стояли на обочине, из машин с любопытством выглядывали водители-зеваки.

Несколько минут ушло у Лайонела на то, чтобы расчистить шоссе и сообщить о случившемся по рации. Оба автомобиля, казалось, не пострадали серьезно, но водитель полуприцепа пришел в бешенство оттого, что был вынужден задержаться.

— Мне сегодня нужно быть в Харрисберге, — объявил он, встав перед Лайонелом, словно тот мог чем-то помочь ему, — иначе они не заплатят мне за полдня. Иисусе…

Лайонел только кивнул и записал с прав имя водителя.

— Как это случилось? — спросил он.

— У него не горел стоп-сигнал, — объяснил водитель полуприцепа, показывая на тучного работника с фермы, мрачно стоявшего возле разбитой платформы. — Становилось темно. Я ехал на предельной скорости и как раз собирался проехать мимо этого парня, как он нажимает на тормоз! Не успел я оглянуться, как смял ему хвост.

Лайонел взял права у водителя платформы. Они оказались в порядке, но справка о последнем техосмотре отсутствовала.

— Можно взглянуть на ваш страховой полис? — спросил он.

— Видите ли, сэр, — замялся водитель, — он остался дома. Обычно я не держу его в грузовике, потому что…

Он продолжал неубедительно лгать, но Лайонел, слушая его, краем глаза рассматривал двоих людей, стоявших на обочине дороги, — молодого человека в матросской форме и плаще горохового цвета и беременную женщину с ребенком в ранце за спиной. Они выглядели грязными от дорожной пыли, усталыми и совершенно измученными.

— Кто они? — спросил Лайонел водителя.

— Попросили подвезти. Подобрал их недалеко от Элмайры. Едут в Эйри. Матрос возвращается на службу. Я и решил помочь.

— Вы, конечно, знаете, что брать пассажиров по дороге запрещено, — с усталой заученностью пробормотал Лайонел.

— Конечно, офицер, — заверил фермер. — Но у него жена беременна, видите? И ребенок маленький, и все такое. Нужно же кому-то и пожалеть их. Понимаете, о чем я?

Но Лайонела не так-то легко было отвлечь от выполнения служебного долга разговорами о сострадании. Он обвинил фермера в езде без необходимых документов.

Матрос протянул Лайонелу удостоверение. Снимок был не очень отчетливым, да к тому же уже почти стемнело, но Лайонел сумел разглядеть, что фотография подлинная.

— Почему с вами жена и ребенок? — все-таки поинтересовался он. Ведь они не имеют права находиться на территории базы.

— Марси работает неподалеку. Мы гостили у моего дяди в Вермонте.

Лайонел перевел взгляд с мужчины на женщину с мирно спящим малышом за спиной. Она выглядела усталой и грязной, от одежды несло потом и чем-то вроде чеснока. Женщина медленно переминалась с ноги на ногу, словно укачивая ребенка.

— Вы себя хорошо чувствуете, мэм? Ничего не болит? — осведомился он. Но ответное молчание было настолько красноречиво-враждебным, что полисмен только пожал плечами и вновь повернулся к мужу. Он, правда, подумывал о том, чтобы попросить удостоверение и у нее, но решил, что толку все равно не будет. Что взять с этих невежественных, обездоленных людей?

— Уверены, что никто из вас не пострадал? — на всякий случай еще раз спросил он.

— Мы почти ничего не почувствовали. — Марси и ребенок спали. Они даже не проснулись.

— Я подвезу вас до соседнего городка, — решил Лайонел, — но вам придется дать телеграмму дяде и попросить выслать вам денег. Путешествовать автостопом незаконно.

— Да, сэр. Я так и сделаю, сэр.

Лайонел отпустил фермера до суда, пожелал удачи водителю полуприцепа и отвез матроса с женой в ближайший город, где имелся телеграф. По пути матрос, не переставая, делился подробностями о морской службе и видах на повышение, произнося слова с тягучим деревенским выговором. Жена обращалась только к мужу, раздраженно-ноющим голосом. Малыш за все время не издал ни звука.

Заднее сиденье патрульной машины мгновенно пропахло омерзительной вонью, с каждой минутой все усиливавшейся тошнотворной смесью запахов давно немытых тел и чеснока. Лайонел был рад избавиться от них. Матрос пожал ему руку, но жена лишь окинула подозрительным взглядом, каким обычно бедняки смотрят на любого представителя полиции. Оба вошли в здание телеграфа, и только сейчас, на свету, Лайонел заметил фиолетово-багровый синяк на щеке женщины и распухший нос. Так значит, этот дружелюбный парень не прочь избить жену! Ну что ж, сейчас так поздно, что ему вряд ли захочется это делать. Пусть женщина жалуется полиции Пенсильвании, если пожелает, конечно! Не может же Лайонел Круз отвечать за весь мир!

Лайонел добрался до дому только в начале десятого. Жена истосковалась по нему. Он раздел ее и занялся с ней любовью — дети обычно в этот час уже спали, — а потом блаженно растянулся на постели, и начал медленно проваливаться в тихую, приятную дремоту.

Только в три часа ночи очередной сонный образ, соединивший его воедино с той частью мозга, которая всегда бодрствует, заставил Лайонела немедленно вскочить и сесть в постели.

— Что случилось? — сонно пробормотала жена, протирая глаза.

— Ничего, малыш, — успокоил он, — просто нужно срочно позвонить.

Ноги сами принесли его на кухню. Пальцы почему-то не слушались, и Лайонел с некоторым трудом набрал номер участка.

После двух звонков ответил дежурный сержант.

— Это Круз, — задыхаясь, сообщил Лайонел, — немедленно соедините меня с Тервиллиджером. По-моему, я сегодня видел ту женщину.

— Когда? — спросил сержант.

— Около половины седьмого. Я только сейчас сообразил. Она была в гриме и парике. Положила что-то на живот, чтобы казаться беременной. Волосы другого цвета, черт побери.

— Ждите. Сейчас перезвоню.

Лайонел уселся, не переставая проклинать себя за тупость и несообразительность. Только теперь, припоминая подробности встречи, он понял, что с самого начала почувствовал в молодой женщине что-то странное — осанка, манера держаться не соответствовали ее положению и чем-то расходились с образом, который она умудрилась создать с таким блеском.

Когда зазвонил телефон, Лайонел рассказал сержанту Тервиллиджеру все, что знал, упомянув о том, куда направлялся молодой матрос. По всем участкам мгновенно разослали ориентировку. Патрульных и местную полицию в радиусе тысячи миль от морских баз на всякий случай предупредили специально.

Лайонел Круз, оставив спящую жену, присоединился к поискам. Он не присутствовал при задержании матроса, но приехал почти сразу и опознал молодого человека. Лайонел решил сопровождать его и сержанта в участок.

— Матрос, тебе грозят крупные неприятности, — начал сержант. — Я бы советовал рассказать всю правду прямо сейчас, если не хочешь попасть в каталажку.

Матрос поднял испуганные глаза.

— Она дала мне сотню зеленых. Сказала, что скрывается от мужа, да и вид у нее был такой, словно попала в беду. Я подумал, почему бы нет? Сотня зеленых на дороге не валяется.

— Когда вы встретили эту женщину, она выглядела точно так же, как вчера вечером? — вмешался Лайонел.

Матрос кивнул.

— Да, сами заметили, видок не из лучших. Беременна и все такое. Словом, понимаете.

— Как долго вы пробыли вместе? — спросил сержант.

— Сутки. Прошлую ночь провели в мотеле, в Уотертауне.

— О чем вы говорили? — поинтересовался Лайонел.

— Ни о чем. Она за все время и двух слов не сказала. Я пару раз пытался завести разговор, но верите, просто язык отнимался. Взгляд у нее уж больно злобный, так что я был рад избавиться от этой бабы, а запах…

Матрос с большим трудом и не сразу выбрал фото Джил Лазарус из целой стопки снимков, предъявленных ему. Даже проведя с ней столько времени, он не смог распознать истинного лица за искусно наложенной маской.

Это действительно была Джил Лазарус, и никакие фальшивые синяки, парики и беременности не могли этого скрыть. Но только теперь Лайонел понял, почему так легко узнал ее, хотя прошло семь часов, и почему был так уверен. Хотя именно жена матроса, грязная, неряшливая, злобная, предстала перед Лайонелом на обочине дороги, лицо, то самое незабываемое лицо, изуродованное грубым гримом, но полное тайного очарования, не выходило из головы, стояло перед глазами все то время, пока он занимался любовью с женой, лицо по-прежнему преображенное, обманчивое, но неизменно соблазнительное, неизменно притягивающее.

Три часа тревожного сна прошли до того, как он связал воедино эти два образа, и правда наконец разбудила его, как раз в срок, чтобы узнать ее, но слишком поздно, чтобы схватить.

Лайонел Круз, однако, мог по-прежнему гордиться своей способностью запоминать лица и теперь мог похвастаться, что видел прекрасную миссис Лазарус во плоти.

Но не поймал. Она выскользнула из рук, обманув и лишив, может быть, самой большой удачи в его только начинающейся карьере.

По участкам была разослана новая ориентировка, отменяющая прежние распоряжения и касавшаяся лишь одной жены матроса. Полиция начала розыски беременной женщины с ребенком.

Но неряшливую молодую мать больше никто не видел.

К тому времени, как полиция схватила матроса, Джил Лазарус была уже в трехстах милях от того места, одетая в облегающую юбку и футболку. Волосы были коротко подстрижены и выкрашены в рыжий цвет. На ногах красные туфли и чулки-сеточка, в руках — маленькая красная сумка. Ей никто не дал бы больше пятнадцати лет. Жуя резинку, она лениво шествовала по универсаму в южном Кентукки, катя перед собой тележку, в которой сидел ребенок. Всякий принял бы ее за няньку или старшую сестру. И ни один человек не узнал ее. Правда, Джил была очень осторожна и старалась не смотреть людям в глаза, обращаясь только к продавцам, у которых купила кое-что из одежды и краску для волос.

Точно так же она старалась вести себя с Лайонелом двадцать четыре часа назад, мгновенно распознав в нем способность видеть сквозь все маски. Все произошло, как она боялась. Но, к счастью, Джил успела опередить врага, и намного.


Глава 11 | Близость | Глава 13







Loading...