home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11


Чемпион по гольфу отбыл за границу. Шорт и сам мог бы узнать об этом, если бы внимательнее следил за газетными сообщениями, но для него это оказалось новостью, и сдер­жанный мужской голос на другом конце провода дал понять, что такое невежество оскорбительно. Об исчезнове­нии рок-музыканта в свое время взахлеб писали все газеты, так что Шорт не видел смысла в визите к нему. Следователь­но, оставались три политических деятеля и три бизнесмена. Пол колебался, к кому из них обратиться. Политических дея­телей он отверг почти сразу. К ним не пробиться, да и по на­туре своей эти люди весьма недоверчивы. Среди бизнесме­нов ему было знакомо лишь одно имя: один из ведущих ме­неджеров новой генерации, британский аналог японского Якоки, умный, решительный, не боящийся риска руководи­тель, способный ловко наладить любое дело. Шорт испытал некоторое удовлетворение при мысли, что даже такого чело­века ухитрились похитить и тот имел возможность испытать, каково самому оказаться в зависимом положении. С этим бизнесменом у Шорта тоже не было охоты разговаривать. Из двух оставшихся в списке он выбрал того, кто жил в Лон­доне.

К телефону подошла секретарша. Голос вежливый, но с оттенком нетерпения, легкий шотландский акцент.

— Нельзя ли узнать, по какому вопросу?

— Нет, — отрезал Шорт и тотчас добавил: — Прошу изви­нить.

Он прекрасно понимал, что означала короткая заминка в разговоре: секретарша прокручивает про себя все возмож­ные варианты. В ее обязанности входит ограждать шефа от чудаков с бредовыми идеями, телефонных хулиганов, навяз­чивых просителей, маловажных и совсем не важных клиен­тов. С другой стороны, у шефа действительно бывают дела, улаживаемые с глазу на глаз, в обход секретарши. Учтивый, но решительный тон собеседника, его оксфордское произ­ношение, очевидно, произвели на женщину некоторое впе­чатление. Шорт удержался от искушения попробовать убе­дить секретаршу: это повлекло бы мгновенный отказ.

— Подождите, пожалуйста.

Пол облегченно вздохнул. Он был почти уверен, что мис­тер Финн проявит должное любопытство.

— Я слушаю. Что вам угодно?

Шорт ожидал, что в голосе Финна прозвучит подозри­тельность, враждебность, а то и агрессия. Но не услышал ни­чего похожего. Голос собеседника был прежде всего учти­вым, и в вопросе словно бы сквозила ирония.

Пол решил, что самое разумное сразу приступить к сути.

— С вами говорит Пол Шорт, писатель и журналист. Мне стало известно, что за последний год похищено десять чело­век из числа тех, кто пользовался услугами фирмы "Профешнл Секьюрити".

— Десять?

— Да. Слишком много для простого совпадения.

— Жду вас в шесть вечера. Адрес знаете?

Пол повесил трубку и вышел из телефонной будки. На­против, в окне первого этажа, колыхнулась занавеска: мис­сис Ипсом вынуждена была примириться с тем, что жилец предпочитает звонить из автомата, хотя в пансионе есть телефон. И поделом ей, чтобы неповадно было подслуши­вать! Пол не торопился переходить улицу, несколько минут постоял, радуясь внезапно проглянувшему солнцу и своей неожиданной удаче. Он не надеялся, что с Финном удастся договориться так легко. Не слишком ли легко? Полу вспом­нилась встреча с Конли. Возможно, Финн не менее подо­зрителен, чем актер, просто скрывает свою недоверчивость, чтобы заманить любопытствующего журналиста в ловушку. Не исключено, что целый отряд телохранителей из "Профешнл Секьюрити" будет подстерегать его в доме Финна.

Пол только было собрался идти к себе, как вдруг у подъ­езда пансиона остановилась машина — из тех, которые не­привычно было видеть на этой улице и у этого дома. Здеш­ние обитатели принадлежали к так называемому среднему сословию, то есть не были ни слишком бедными, ни слиш­ком богатыми. Роскошный черный "ягуар" поблескивал толстыми голубоватыми стеклами и был снабжен двумя ан­теннами. Из машины вышел блондин среднего роста, в се­ром костюме. Упругой, тренированной походкой он прибли­зился к подъезду точно так же, как учили в свое время и са­мого Пола: стараясь зайти сбоку от двери. Мужчина проде­лал маневр так ловко, что человек сторонний, не обладающий наметанным глазом, вообще не заметил бы этой улов­ки. Не похоже было, чтобы мужчина намеренно поступил сейчас так, скорее, осторожность стала его второй натурой, и, даже возвращаясь домой, он подходит к двери точно та­ким же манером.

Дверь распахнулась прежде, чем незнакомец успел при­тронуться к звонку. Шорт не раздумывая отскочил в сторону и пригнулся, прячась за какой-то припаркованной у тротуара машиной. Наблюдая через стекло, он увидел, как миссис Ипсом махнула рукой, указывая на телефонную будку, затем выражение ее лица стало растерянным. Через несколько мгновений мужчина скрылся в доме, и дверь подъезда за­хлопнулась.

Драконша сообщила, что я всего лишь вышел позвонить и с минуты на минуту должен вернуться, истолковал увиденную сцену Пол. В данный момент блондин сидит в го­стиной и миссис Ипсом потчует его чаем с печеньем. Да и коньяком тоже, добавил он. Сколько же продлится этот визит, минут пять — десять? Пол сел в свой "геральд", отки­нул сиденье. Улегся в машине, словно собираясь вздрем­нуть, и приладил зеркальце так, чтобы следить за выходом из дома.

Прошло томительных полчаса. Полу стало казаться, что незнакомец вообще не уйдет, так и останется здесь на пол­ном пансионе или же попросит руки миссис Ипсом. Нако­нец на пороге показалась спортивная фигура загадочного блондина. Пол осторожно приподнялся и привел сиденье в прежнее положение. Его не обучали преследованию автомо­билистов, поэтому пришлось положиться на здравый смысл. Он выждал, когда "ягуар" отъедет, и лишь потом включил мотор. Черный автомобиль, сделав на углу широкий разво­рот, свернул вправо, к Мэнсфилд-роуд. Пол повернул обрат­но. По всем его прикидкам, водитель "ягуара" направляется к Хаверсток-Хилл, надо попытаться перехватить его там. Ко­нечно, есть некоторый риск потерять объект, зато не при­дется висеть у него на хвосте, петляя по безлюдным переул­кам.

Пол стремительно мчал по знакомым улицам. Мимо мелькали красные кирпичные домики, какой-то старик, вы­гуливавший бульдога, недоуменно посмотрел вслед "ге­ральду", знакомый ухаб на одном из перекрестков словно бы стал чуть больше со вчерашнего дня. Затем, добрав­шись до оживленной магистрали, Пол сбавил скорость и выждал у перекрестка. Расчет его оказался верным. Через несколько минут появился черный "ягуар". Изящно, горде­ливо, уверенно плыл он в ленивом потоке машин, подобно гиганту, считающему ниже своего достоинства кичиться си­лой. Пол выждал, пока между ним и "ягуаром" окажутся еще две машины, после чего пристроился в тот же ряд. Задача его оказалась несложной. Незнакомец за рулем "ягуара" своевременно подавал сигналы о переходе в дру­гой ряд, не стремился проскочить у светофора на желтый свет и не шел на грубые обгоны. Они двигались к центру го­рода. Здесь Пол чувствовал себя чужаком. В дневное время он ездил поездом, а машиной пользовался лишь в вечерние часы, когда даже на центральных улицах нетрудно найти место для стоянки, зато без машины гораздо труднее доби­раться домой. Движение вокруг становилось все оживлен­нее, и, хотя Пол искусно водил машину, он чувствовал, что ладони у него взмокли от пота. Он подтянулся поближе к "ягуару".

Проехав Кэмден-Хай-стрит, они свернули на Хемпстед-роуд, пересекли Оксфорд-стрит и промчались вдоль Тотенхэм-Корт-роуд. Наконец, гонка закончилась в переулке у Кэнон-стрит,  неподалеку от Даунинг-стрит.   Это  была уютная, тихая улочка, снабженная знаками, запрещающи­ми стоянку автомобилей. Незнакомец плевал на эти за­преты. "Ягуар" замедлил ход и преспокойно остановился у одного из домов. Запомнив номер дома. Пол проехал дальше, свернул на первом же перекрестке, припарковал машину под прямым углом к тротуару и чуть ли не бегом вернулся назад. "Ягуар" стоял на прежнем месте, муж­чины не было видно. Пол взглянул на табличку у подъез­да: "Адмиралтейское хозяйственное управление". Сунув руку в карман, другой рукой Пол нажал на ручку две­ри.

Перед ним открылся сумрачный, отделанный мрамором вестибюль, в нишах вдоль стен — статуи, в конце вес­тибюля — две лестницы, расходящиеся в стороны, потолок расписан фресками. Вместительная, матового стекла будка швейцара, размещенные по углам телекамеры производи­ли впечатление такого же стилевого сбоя, как радар на шхуне "Санта Мария". Пол осторожно попятился. Впрочем, все же недостаточно осторожно: спиной он наткнулся на что-то твердое, и спокойный мужской голос позади про­изнес:

— Не двигаться.

Пол и не двигался. Он замер вроде бы в спокойной, рас­слабленной позе, на деле же — готовый к прыжку.

— Мистер Шорт?

Пол кивнул.

— Проще было бы дождаться дома. Меня прислал Дир. Он сказал, чтобы я помог вам.

Пол медленно обернулся. Мужчина в сером костюме не слеша убрал пистолет. Ростом он был ниже Пола, по внешнему виду ему с одинаковым успехом можно было дать как тридцать, так и сорок лет, а то и больше. Волосы у него были белокурые, вьющиеся, глаза — невинные, голу­бые, а лицо представляло собой занятную смесь ангельско­го лика и лукавой бесовской физиономии. Он не произво­дил впечатления мускулистого атлета, но Пол был стреля­ный воробей, он не мог купиться на такое обманчивое впе­чатление.

— Проходите, — мужчина вежливо указал дорогу. Они поднялись на четвертый этаж в старомодном лифте; должно быть, где-то в начале века, когда модернизировали здание, этот лифт был встроен в старинный особняк. Деловито пройдя до конца длинного коридора, они свернули направо, и наконец блондин распахнул какую-то дверь. Они очути­лись в удобном кабинете: массивный письменный стол — почти совершенно пустой, приземистые кожаные кресла, книжные стеллажи, уставленные старинными фолианта­ми.

— Надеюсь, вы не в претензии, что я не представился? Зовите меня без церемоний, просто Джон. Присаживайтесь.

Шорт сел. Странные, однако, у Дира приятели.

— Вы тоже обучались у старины Дира? — поинтересо­вался Пол.

— Нам случалось работать вместе, — улыбнулся мужчи­на. — Выпьете что-нибудь?

Хозяин наполнил рюмки, и оба чуть пригубили напиток.

— Дир сказал, что вас интересует профессия личного те­лохранителя, — осторожно начал Джон. — Позвольте спро­сить, чем вызван такой интерес.

Шорт поставил рюмку, обдумывая, стоит ли раскрывать свои замыслы перед человеком, который не склонен назвать даже собственное имя.

— Не поймите превратно, с моей стороны это не празд­ное любопытство. Но информация о вас, которой я распола­гаю, позволяет допустить, что вы замышляете покушение на премьер-министра.

Пол вздохнул.

— Одного за другим похищают людей, которые для своей личной охраны пользуются услугами определенной фирмы. Я журналист, и эта тема представляется мне пер­спективной. — Пол умолк.

Невинные голубые глаза Джона с интересом изучали его лицо. Пол был уверен, что собесед­ник многое знает о нем: знает, что у него нет договора на бу­дущую книгу и что журналистикой ему пока что не удава­лось прокормиться: пожалуй, ему даже известно, какая сум­ма хранится на банковском счете Шорта.

— О похищениях вроде бы не заявляли в полицию, и все же полицейские ос­ведомлены на этот счет, и — что самое странное — об одном нападении им, похоже, было известно раньше, чем оно свершилось.

— Что это за фирма?

— "Профешнл Секьюрити". Знаете такую?

Джон пожал плечами.

— Понаслышке. С Бултоном, главою фирмы, знаком лично. В своем деле он разбирается.

Насколько было известно Полу, Бултон работал в Ирлан­дии, обеспечивая безопасность ведущих политических деяте­лей. Возможно, их знакомство с Джоном относится к той поре.

— Так какие же сведения вам хотелось бы получить? — спросил Джон.

— Я и сам не знаю, — искренне признался Пол. — К при­меру: что нужно, чтобы основать такую фирму, сколько мо­жно заработать на этом деле, каковы должны быть капита­ловложения и велик ли при этом деловой риск, какова тех­ника охраны того или иного лица и почему все же возможны похищения...

— Понятно, — сказал Джон. — Тогда вы получите некото­рое представление об этом роде занятий. Первое, что вам необходимо знать: на сегодняшний день это действительно серьезная профессия. Под телохранителями раньше пони­мали просто дюжих парней. Если какому-то лицу требова­лась защита, то нанимали частного детектива или человека, который не прочь при случае ввязаться в драку. Но, как вам известно, преступник всегда на шаг опережает полицейско­го. Имеется в виду не конкретное преступление, а тенденция. Появление автомобилей само по себе не приводит к созда­нию отдела по борьбе с угонщиками машин, полиция спо­хватывается, лишь когда торговля крадеными машинами становится солидной статьей коммерции. Аналогичным образом вдруг выяснилось, что частный сыщик или драчун не способны обеспечить безопасность. Преступники и здесь ушли вперед.

— В чем именно?

— Да во всем, что ни возьми. Речь идет уже не о том, что кто-то захочет надавать пощечин... скажем, министру ино­странных дел, а о том, что его могут застрелить, бросить в него бомбу, пустить ракету с дистанционным управлением и так далее. Следует исходить из посылки, что террористы оснащены лучше, нежели армия какой-нибудь небольшой страны. Преступники имеют неплохой приварок, и к тому же на их стороне неоспоримое преимущество: они-то знают, кого хотят схватить, когда и как. Вы же должны охранять от их нападений человека, который склонен вести более или менее нормальный образ жизни: ездить на службу, совер­шать загородные прогулки, встречаться с избирателями или с интимной приятельницей. И всегда, каждую минуту он как бы находится под прицелом, а ваше дело смотреть, чтобы его не подстрелили из засады, не задушили во сне, в толпе не пырнули ножом, не подорвали в собственной ма­шине. И при этом вы не спрячете своего подопечного в сейф на том основании, что из тысячи человек девятьсот девянос­то девять или вся тысяча желают пожать ему руку или побе­седовать с ним. Но глаз не спускать вы должны со всей этой тысячи. В наше время, если человек опасается покушения, он нанимает профессионального телохранителя из числа тех, кто заработал стаж в государственной службе безопас­ности. Кто должным образом показал себя в деле. Кто про­шел специальную подготовку и натаскан на операциях по­добного рода.

Шорту вспомнилась характеристика, какую дал этой ра­боте Бултон.

— Лучшими профессионалами считаются израильтя­не, — продолжал Джон. — Они в своем роде монополисты на мировом рынке. В большинстве стран люди, которые опа­саются за себя, нанимают израильских телохранителей. Это жесткие ребята, отлично знают свое ремесло и обладают боевым опытом. Пожалуй, у нас они пользуются наимень­шим успехом. Англичане — народ консервативный, и дея­тельность полиции и секретной службы все еще окружена у нас некоторым ореолом. Предполагается, что Королевская морская пехота по-прежнему лучше "зеленых беретов". Как знать? В конце концов, ведь опыта и у нас хватает. Во всяком случае, у Бултона опыт есть, это точно.

— Тогда почему же у него такое количество проколов?

— Не обязательно это проколы. Любую защиту можно пробить.

— Тогда вся затея гроша ломаного не стоит! — возму­щенно воскликнул Пол.

Джон пожал плечами. Не выказывая ни малейших при­знаков нетерпения, он глядел на Шорта, точно финансовый эксперт, дающий клиенту советы, как с наибольшей выгодой поместить ценные бумаги.

— Это всего лишь вопрос материальных возможностей, дружище. Или, упрощая дело, можно сказать и так: далеко не все равно, охраняю ли я кого-нибудь с помощью двадцати телохранителей, а вы в одиночку пытаетесь его похитить, или же я охраняю один, а вы нападаете с двадцатью под­ручными. Небезразлично также, назначила ли какая-то шай­ка экстремистов награду за голову вашего клиента, или же он попросту настолько богат, что может позволить себе иметь телохранителей. Ведь большинство людей держат те­лохранителей совершенно понапрасну. Ну, пусть не пона­прасну, а в качестве этакого страховочного ремня: возмож­но, он никогда не понадобится, но если хоть раз в нем воз­никнет необходимость, то многое зависит от того, окажется ли он в нужный момент под рукою... А что за люди были по­хищены у "Профешнл Секьюрити"?

— Актер, спортсмен, политические деятели, бизнесмены.

— Политические деятели какого рода?

Шорт пожал плечами.

— О двоих из них я до этого случая и слыхом не слыхи­вал, а третий, если не ошибаюсь, недавно стал руководите­лем какой-то второстепенной партии.

— Да, — кивнул Джон, — такому человеку не мешает принять кое-какие меры предосторожности. Впрочем, не впадая в крайности: такая система охраны, какая полагается, скажем, премьер-министру, мелкой сошке не по карману. Один-два телохранителя, кое-какие элементарные превен­тивные меры  —  и этого вполне достаточно.

— Однако же оказалось недостаточно, — заметил Шорт.

Джон беспомощно развел руками.

— Полноте, дружище. Вы хоть представляете себе, во сколько обходится содержание одного телохранителя в сут­ки? Двух человек вполне должно было хватить.

— Ну а... какие силы нужно задействовать, чтобы похи­тить человека, охраняемого в соответствии со "средней нор­мой"?

— Это зависит от целого ряда обстоятельств, — Джон улыбнулся обаятельной улыбкой. —  Но если желаете во что бы то ни стало услышать какие-то цифры, назову следую­щие: я бы, например, использовал для нападения шесть че­ловек. И, конечно, мне понадобились бы машины, места укрытия, всевозможная информация...

— Машины в таком случае, полагаю, краденые? — пере­бил его Пол.

— О чем вы говорите, старина? Краденые машины — лишний риск. Маловероятно засыпаться на этом, но и не исключено. Нет, в таких случаях пользуются машинами, раз­добытыми совершенно законным или почти законным пу­тем, и зарегистрированы они должны быть на людей, к репу­тации которых не подкопаешься. Необходимы один-два мощных автомобиля или мотоцикла, и требуется фургон или грузовик, если нападение планируется совершить на до­роге.     

— Дорогое удовольствие.

— Помилуйте, да если вы готовитесь напасть на человека, охраняемого профессионалами, это всего лишь минимум!

— Понятно, — сказал Шорт, хотя вовсе ничего не понял. Сбивчивые мысли толклись в мозгу, хотелось самому как следует во всем разобраться, не спеша взвесить полученную информацию.

— Желаете еще что-нибудь узнать? — спросил Джон и, когда Пол отрицательно качнул головой, поднялся. — Я слы­шал, вы вроде бы ищете работу... Если да, то обращайтесь ко мне. Вдруг я смогу помочь. — Похоже, в тоне его не сквози­ло иронии.

— Обратиться сюда? — спросил Шорт.

— Гм... лучше не сюда, дружище. — Джон деликатно на­правлял его к выходу. — Отыщете меня через Томаса Дира.

— Ясно. — Замешкавшись у порога. Пол словно ненаро­ком поинтересовался: — Не знаете, чем заполняет наш ста­рик свой пенсионный досуг?

— Полагаю, разводит цветы. Что же еще ему остается?

— Да, конечно... — пробормотал Шорт.

Джон проводил его до самого выхода. Не обращая ни ма­лейшего внимания на суровых стражников, сидящих в стеклянной будке, провел гостя через вестибюль и у двери на прощание похлопал Пола по плечу.

— До свидания, дружище.

Первое, что увидел Пол, очутившись на улице, был его собственный "геральд". Автомобиль стоял напротив подъез­да, возле указателя "Стоянка запрещена". Расхаживающий по противоположному тротуару полицейский бросил на Шорта скучающий взгляд и отвернулся.



предыдущая глава | Гориллы | cледующая глава