Book: Совпадение желаний



Кристенбери Джуди

Совпадение желаний

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Почему вы не хотите прибегнуть к старому и проверенному способу?

Сюзанна Лэнгстон почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, но глаз не отвела. Женщина умная и неплохо образованная, Сюзанна подумала, что надо бы поскорее прекратить эти пререкания.

— Видите ли, доктор, чтобы зачать ребенка, нужны два человека, — решительно произнесла она.

Старый врач усмехнулся.

— Ну, это-то мне объяснили еще в первом классе. — Он откашлялся. — Не понимаю, мисс Лэнгстон, почему вам пришла в голову такая безумная мысль...

— Что же безумного в искусственном оплодотворении?!

— Ну, да, оно давно применяется в животноводстве. Но мне кажется...

— Простите, в данном случае меня не интересует ваше личное мнение. Я лишь прошу порекомендовать мне, куда можно обратиться, чтобы осуществить это.

Доктор откинулся на спинку стула и потер подбородок.

— Вижу, вы крепко вбили это себе в голову!

— Да! Мое решение — это не каприз. Я все обдумала и твердо убеждена, что игра стоит свеч.

— Вы представляете, сколько кривотолков вызовет ваша беременность, раз у вас нет ни мужа, ни друга? Предрассудки ужасно живучи!

Сюзанна пожала плечами.

— После рождения ребенка я, в крайнем случае, могу переехать и на новом месте говорить, что я разведена. В наше время осуждать мать-одиночку просто нелепо.

Впрочем, Сюзанна прекрасно понимала, что эта нелепость на деле имеет место. Вздохнув, доктор склонился к столу. — Думаю, я мог бы проделать эту процедуру здесь, мисс Лэнгстон. Конечно, мы не так хорошо оснащены, как специализированные клиники, но, если у вас есть на примете донор, вы могли бы зачать ребенка и у нас.

Проклятье! Сюзанна закрыла глаза и покачала головой. Потом решительно произнесла:

— Нет у меня никакого... э... донора! Я предполагала воспользоваться банком спермы.

Эта мысль пришла ей в голову, когда в городской библиотеке Кальенте, где Сюзанна работала, ей попался на глаза какой-то научно-популярный медицинский журнал.

Мужчины в библиотеке не появлялись. Там были только пыль и книги. Много книг. Даже слишком много. Библиотеку завещал городу ныне покойный житель Кальенте, у которого не было наследников.

— Ну, разумеется! Зачем искать донора, если обратиться в банк спермы! Но у нас такого банка нет. Для этого надо ехать в Денвер, а это недешево!

— Я скопила немного денег, — сказала Сюзанна, стараясь взглянуть в глаза старому доктору, но тот упорно отводил взгляд.

— Может, все-таки найдется кто-нибудь из местных... — проговорил наконец он.

Ей хотелось, чтобы этот тягостный разговор поскорее закончился.

— Доктор, скажите, куда мне обратиться в Денвере? Дайте мне адрес, и больше мне от вас ничего не нужно. Я хочу сделать эту... процедуру в самой лучшей клинике. — Она сама бы могла все узнать, не донимая расспросами доктора Грэбла, но Сюзанне посоветовала обратиться к нему ее лучшая подруга Абби.

— Кажется, я знаю, кто может быть донором, — неожиданно проговорил врач, пристально взглянув на нее.

Сюзанна удивленно воззрилась на него. Смысл его слов не сразу дошел до нее.

— Что?!

— Я вспомнил про одного молодого человека, который мог бы стать донором. Хорош собой, завидное здоровье. У вас был бы прекрасный малыш.

— Не думаю...

— Идите поговорите с ним. Я полагаю, он не откажется. Тем более что он тоже нуждается в помощи.

— Что вы имеете в виду? — воскликнула Сюзанна. — Я не хочу, чтобы донором был кто-нибудь из местных. Это только осложнит все.

— Но так вы сэкономите кучу денег. В наши дни содержать ребенка непросто.

Сюзанна прикусила нижнюю губу — детская привычка, от которой она безуспешно старалась избавиться. Конечно, она не могла сорить деньгами, так как была одна в целом свете. Но...

Врач протянул ей листок бумаги. Она прочитала: Лукас Бойд. Имя ей было знакомо. Он был владельцем большого ранчо и практически не заглядывал ни в библиотеку, ни в церковь.

— Почему?

— Что «почему»? — переспросил доктор, удивленно подняв брови.

— Почему этот человек может согласиться стать... донором?

— Я не вправе обсуждать это. Врачебная тайна. Вот вам мой совет: поговорите с Лукасом. Что в этом обидного? Вы сэкономите деньги и время.

— Время? У меня две недели отпуска. Я предполагала...

— Человек предполагает, а Бог располагает. Может, сразу и не получится. Это вам не в магазин за покупками сходить, моя дорогая. Иногда на это уходит несколько месяцев.

— Да, но...

— Сходите к Лукасу. Я предупрежу его о вашем приходе. Вы можете пойти прямо сейчас?

— Да, но... нет, я... хорошо, пойду. Я пошла бы, но... Лучше я подожду, пока вы подготовите его, дадите ему время подумать... — смущаясь и краснея, проговорила Сюзанна.

— Нет, идите прямо сейчас, а я позвоню ему. — Доктор выжидательно смотрел на нее, и Сюзанна нерешительно кивнула. — Если Лукас откажется, я назову вам лучших докторов в Денвере. Там есть двое, кому я полностью доверяю. — Ом встал, обошел стол и, когда она тоже поднялась, похлопал ее по плечу. — Я рад, что вы обратились именно ко мне, мисс Лэнгстон. Надеюсь, вместе мы найдем способ помочь вам. Глядя на листок бумаги, Сюзанна ломала голову, стоит ли обсуждать такое сугубо личное дело с незнакомым человеком.

От волнения у Сюзанны закружилась голова, и она поспешила прислониться к стене.

— Что с вами, мисс Лэнгстон? Вам помочь? — воскликнула румяная медсестра, работавшая с доктором Грэблом тридцать лет. Она любила читать и в библиотеку приходила довольно часто.

— Спасибо, со мной все в порядке, — проговорила Сюзанна. — Мисс Кон, вы случайно не знаете... Лукаса Бойда?

— Ну как же, конечно, знаю! Он здесь родился и вырос. Человек он вполне порядочный.

Стараясь не смотреть на медсестру, чтобы та не заметила, как дрожат ее губы, Сюзанна проговорила:

— Я... Спасибо. Буду рада видеть вас у нас в библиотеке.

— Конечно, я приду, как всегда, в субботу. Те книги, что вы мне посоветовали взять, просто замечательные! Приветливо улыбнувшись, мисс Кон помахала ей на прощание и пошла дальше.

Сюзанна облегченно вздохнула и направилась к выходу. Она боялась, что ее возбуждение не укроется от внимания персонала.

Подойдя к своей машине, она еще раз взглянула на записку, которую ей дал доктор. Почерк у него был неразборчивый, но Сюзанна сумела прочитать и с недоумением пожала плечами. То, что она затеяла, еще не раз заставит ее краснеть и смущаться, но это все же лучше, чем быть самой великовозрастной старой девой в штате!

Вздохнув, Сюзанна завела машину. Да, она поклялась себе, что разрушит свой привычный мирок, ограниченный ровными рядами книг. Она горячо любила их, но все-таки это были только книги!

А ей хотелось всей полноты жизни. Хотелось растить ребенка, обратив на него всю свою нерастраченную любовь. Ребенок — это уже ее семья. Ради этого она согласна на любые испытания.

* * *

Помощник Лукаса Бойда, Фрэнки, когда-то был ковбоем, но после того, как его изувечил разъяренный бык, решил, что лучше мести полы, чем трястись в седле. Сейчас, отыскав своего хозяина в одной из огромных конюшен за домом, Фрэнки прокричал:

— Люк! Вы здесь?

— Да! Что там еще?

Доктор просил позвонить ему прямо сейчас, не откладывая. Он сказал, что это очень важно.

Лукас, ласково потрепав лошадь, подошел к Фрэнки.

— А зачем, он не сказал?

— Нет.

— Спасибо. Сейчас приду.

Он немного постоял, выжидая, пока Фрэнки вернется в дом. Услышав, как хлопнула входная дверь, Лукас глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и не спеша пошел к дому.

Напрасно он так волнуется. Может, этот звонок совсем не связан с той просьбой, с какой он обратился к доктору на прошлой неделе. Вряд ли тот нашел кого-то за такой короткий срок.

Тем более что доктор отнесся к его просьбе без особого энтузиазма. Люк, по правде говоря, уже начал думать, что из этого ничего не выйдет. Хотя он долго раздумывал, прежде чем отправился к доктору Грэблу. Прошло три года с тех пор, как, разрешившись мертворожденным сыном, умерла его красавица жена.

Он и подумать не мог о том, чтобы пережить такое еще раз. Он решил не рисковать. Ему нужен только сын, наследник, которому он мог бы оставить ранчо, ради кого ему стоило бы жить.

Но решение Лукаса найти женщину, которая согласилась бы выносить ему ребенка, доктору Грэблу не понравилось. Впрочем, старик много на себя берет. То, что тридцать три года назад он помог Лукасу появиться на свет, не дает ему права вмешиваться в его личную жизнь. А может, старый доктор передумал? Может, Лукасу еще придется перед ним извиниться?

Поскольку Фрэнки торчал в кухне, Лукас решил звонить из своего кабинета.

— Доктор? Это Лукас Бойд! Вы просили, чтобы я позвонил вам.

— Да. Я тут направил к тебе одну даму. Она уже в пути. Хотя мне по-прежнему твоя идея кажется абсурдной, все же я решил помочь тебе.

Лукас не стал спорить.

— Спасибо. Когда мне ждать ее?

— Если она не раздумала, то должна быть уже на полпути к тебе. Ее зовут Лэнгстон.

Лукас намеревался расспросить старого доктора поподробнее, но тот решительно проговорил:

— Ну, мне пора. Пациенты ждут, — и повесил трубку.

Когда Лукас брал трубку, руки у него дрожали. Отступать некуда, мосты сожжены. Опомнившись, он сообразил, что должен привести себя в божеский вид, ведь он только что из конюшни.

— Фрэнки! — закричал он, взбегая по лестнице. — Я пойду приму душ. Если... если ко мне придут, скажи, чтобы подождали.

Решалась его судьба, и он не хотел остаться ни с чем.

— Люк, к вам дама! — раздался голос Фрэнки.

Дама...

Лукас в последний раз посмотрел на себя в зеркало. Никогда еще он не чувствовал себя в таком дурацком положении. Обычно он мало интересовался своей внешностью, но сейчас понимал, что должен произвести хорошее впечатление на ту, что ждала его внизу.

В конце концов, она согласилась стать матерью его сына.

Глубоко вздохнув, он еще раз провел рукой по волосам и быстро сбежал по лестнице, стараясь успокоиться. Фрэнки провел гостью в гостиную. Люк задержался в дверях, чтобы составить о ней первое впечатление.

Увидев его, женщина поднялась. Ничего особенного, не то что его красавица Бет. Долговязая дылда с невыразительным лицом. Такая бесцветность гостьи необъяснимым образом вернул, Лукасу душевное равновесие, и он облегченно вздохнул. К тому же эта Лэнгстон была ему совершенно незнакома.

— Мистер Бойд?

— Да, мэм. А вы миссис Лэнгстон?

— Мисс Лэнгстон, — поправила она.

Он вздохнул. Ему казалось, что женщина, которая согласится на его предложение, должна быть замужней, во всяком случае, иметь детей. В журналах и газетах писали, что, как правило, на роль «суррогатной матери» соглашались женщины, уже имевшие детей.

— Вы не замужем?

— Нет.

При этом она смотрела на него, не опуская глаз. Это ему понравилось. Мать его сына должна быть не робкого десятка.

Вдруг Лукас спохватился, что не предложил ей сесть. Он подошел к ней и, указывая на диван, произнес:

— Садитесь, пожалуйста.

Когда она села, Люк обратил внимание, что длинная юбка закрывала ее ноги. «Может, они нее толстые, — подумал он. — Если сын пойдет в мать... Ну, для мальчика это не так уж важно, — успокоил он себя. — А волосы у нее такие же темные, как у меня». Он вспомнил волосы Бет, цвета спелой ржи, которые отливали лотом на солнце. А какая у нее была ослепительная улыбка!

Гостья же ни разу не улыбнулась. Впрочем, это и понято. Разговор предстоял серьезным. Он откашлялся.

— Я полагаю, проблем со здоровьем у нас нет?

Она вздрогнула и вздохнула. Брови у нее приподнялись. Она покачала головой.

— Нет. А у вас? — спросила она, пристально к нему приглядываясь.

— У меня тоже нет.

Наступило тягостное молчание. Лукас лихорадочно подбирал подходящие слова.

— Понимаете... нам с вами вступать в контакт не придется.

Услышан эти слова, она оживилась, облегченно вздохнула, даже слабо улыбнулась и от этой полуулыбки словно преобразилась: темные глаза потеплели, на бледных щеках заиграл румянец. Ее строгая прическа — тугой узел волос на затылке — вроде бы не изменилась, но мисс Лэнгстон сразу стала казаться немного моложе.

— Сколько вам лет? — спросил он.

— Тридцать два. А вам?

— Тридцать три. — Он посмотрел на нее оценивающим взглядом. Ей можно было дать тридцать пять, а то и больше. — Вы не находите, что вам поздновато...

— Это уж мое дело, — процедила она сквозь зубы.

У него от удивления одна бровь поползла вверх. Как это понимать? Уж не хочет ли она сказать, что это не его дело? А еще собирается носить под сердцем его сына!

— Я хочу, чтобы... наше соглашение принесло нам обоим полное удовлетворение.

— Мой возраст тут совершенно ни при чем, — уверенно произнесла мисс Лэнгстон, стараясь не смотреть на Лукаса.

— Ладно. — Он верит ей на слово, так как и прислал к нему сам доктор Грэбл. Не стал бы он присылать к нему женщину, которая не может иметь детей. — У вас еще есть ко мне вопросы?

— Я... почему я иду на это, мне ясно. А что движет вами, мистер Бойд? Причитающаяся вам компенсация? — Сказав это, она окинула комнату оценивающим взглядом, словно хотела понять, насколько он богат.

— Разве доктор не рассказал вам про условия соглашения?

Она покачала головой.

— Он сказал, что не имеет права нарушать врачебную тайну.

— Ну, все довольно просто. Я хочу, чтобы у вас был от меня сын, и я готов оплатить это.

Он подался вперед, упершись локтями в колени, с нетерпением ожидая ее ответа.

— Вы оплатите это?! Но... но почему?

Он прищурился и внимательно посмотрел на нее. Она согласна вынашивать ребенка за «спасибо»? Что-то туг не так! Может, она ненормальная?

— Взамен я получу сына, это немало, согласитесь.

— Уверяю вас, мистер Бойд, вам не надо ничего платить. Это я должна заплатить нам.

Он стоял, засунув руки в карманы.

— Давайте рассмотрим все по порядку, мисс Лэнгстон. Вы что же, согласны выносить и родить мне сына бесплатно, а потом исчезнуть?

— Если вам так будет удобнее, я не возражаю. Мы с малышом переедем в другой город.

— Вы с малышом?! — выкрикнул он. — Ребенок останется здесь. Мы же договорились! — Он впился в нее взглядом, старясь понять, что она имеет в виду.

Она резко поднялась.

— Нет, нет, и еще раз нет. Ребенок останется со мной! — воскликнула она, с тревогой глядя на Лукаса.

— Проклятье! Да с какой стати? Мне нужен сын! Понимаете, мне!

— С чего вы взяли, что я отдам вам малыша?! — возмутилась в свою очередь Сюзанна. Ее лицо приняло воинственное выражение.

— Вы что, не знаете, что такое «суррогатная мать»? Объясняю. Это женщина, которая вынашивает ребенка девять месяцев, рожает его и отдает, отдает навсегда.

— Но доктор сказал, что вы можете стать донором. Он ничего не говорил о ваших претензиях на ребенка!

— Неужели вы думаете, что я позволю кому бы то ни было отобрать у меня родного сына? Я уже потерял одного, второго я терять не намерен!

Они стояли лицом к лицу. Она оказалась выше ростом, чем он думал, — едва ли не вровень ним самим. Бет — та была изящной куколкой, едва доходила ему до плеча.

Гостья взяла свою сумку через плечо, которую бросила на диван.

Наконец-то все встало на свои места. Меня ввели в заблуждение. Доктор Грэбл предположил что вы можете помочь мне зачат, ребенка. Извините, что отняла у вас столько времени.

— Вы хотите сказать, что отказываетесь стать суррогатной матерью? — мрачно спросил Лукас.

— Да. И никогда не собиралась ею быть.

Сюзанна направилась к двери, как вдруг он схватил ее за руку.

— Я дам вам уйму денег, — выпалил Бойд.

Стараясь не смотреть ему в глаза, женщина попыталась высвободиться.

— Прекратите! Произошло недоразумение, я извинилась перед вами и не желаю продолжать этот разговор.

— Может, вы подумаете над моим предложением? — настаивал он.

Она бросила на него короткий взгляд, потом посмотрела на свою руку, которую он все еще сжимал в своей.

— Нет.

— Даже не хотите узнать, сколько? — не отступал Лукас.

Она пристально посмотрела на него.

— Простите, мне нет дела до ваших… намерений.

— Тогда зачем доктор Грэбл прислал вас ко мне? — Бойд даже не пытался скрыть разочарования. Ему и в голову не приходило, что у этой женщины могут быть собственные соображения.

— Спросите об этом его. У меня тоже есть к нему вопросы. — Ее полные губы вдруг задрожали.

Лукас наконец отпустил ее руку и попятился назад. Щеки у него пылали от стыда и смущения.

— Вы не могли бы назвать ваши условия, мисс Лэнгстон? Вы получите щедрое вознаграждение. — От волнения у него стучали зубы. Он не сомневался, что она сейчас заломит астрономическую сумму. Но он был готов на все, лишь бы осуществилась его заветная мечта!

Вдруг ее лицо осветилось мягкой, нежной улыбкой.

— Я верна своей мечте не меньше, чем вы своей, мистер Бойд. Ни за какие деньги я не соглашусь на ваше предложение! Еще раз простите, что отняла у вас столько времени.

И, не дождавшись ответа, она вышла из комнаты, унося с собой его заветную мечту.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Всю горечь несбывшейся надежды Лукас мысленно обрушил на голову строго доктора Грэбла.

— Что, черт возьми, за игру вы затеяли? — раздраженно проговорил он в телефонную трубку.

— Успокойся, сейчас я тебе все объясню. Ты говорил с мисс Лэнгстон?

— Да, говорил. Но она и не собиралась становиться суррогатной матерью! Она сказала что не отдаст своею ребенка! — Люк был крайне подавлен, ему-то казалось, что от мечты его отделяет лишь несколько шагов. — Зачем вы прислали ее ко мне?

— Я понимаю, что это может показаться абсурдным, но мне вдруг пришло в голову, что в сущности, вы оба мечтаете об одном и одном и том же о ребенке... Извини, Люк, но мне твоя затея с суррогатной матерью не нравится. Я хотел столкнуть вас друг с другом, вот и все.

— Ну, вам это удалось. Я чуть от стыла не сгорел. Кто эта женщина? Я никогда ее не видел.

— Как ты мог ее видеть, если живешь как бирюк? Ты и в церкви-то не бываешь, не говоря уж о других общественных местах.

— Так кто же она? — снова спросил Лукас, не обращая внимания на замечание доктора.

— Она уже полгода работает в городской библиотеке.

— Почему она не хочет зачать ребенка как все люди?

— Из разговора с ней я понял, что у нее ни кого нет.

Лукас вздохнул. Она, конечно, не красавица, но и не такая уж дурнушка, чтобы оттолкнуть от себя мужчин, несмотря на неброскую одежду, отсутствие макияжа и строгую прическу. Черт побери! Они же в Колорадо! Здесь не то, что в больших городах, — одинокие женщины встречаются довольно редко.

— Почему она решила завести ребенка?

— Этого она мне не говорила. Только поинтересовалась, как это можно осуществить, — вот и все. — Наступила пауза, потом доктор сказал: — Мог бы и сам у нее спросить.

— Мне что, делать нечего? — рявкнул Люк, кляня себя за проявленное любопытство. — Прошу вас, найдите мне настоящую суррогатную мать! Я уже настроился.

— Я сделаю все от меня зависящее. Набери терпения. Дело это не из легких. Вот почему я подумал... Ох, ну да ладно. Может, что-нибудь и получится.

* * *

— Что ты читаешь? — спросила Абби. Сюзанна вздрогнула от неожиданности и прикрыла заголовок статьи, которую внимательно изучала.

— Так, ничего особенного, — ответила она, пожав плечами.

Абби Макдугл, одна из добровольных помощниц Сюзанны в библиотеке в часы пик и ее лучшая приятельница, пристально посмотрела на нее.

— Хочешь узнать, как можно забеременеть?

— Тише, Абби! — Сюзанна покраснела и оглянулась, Испугавшись, что их услышат.

— Бьюсь, об заклад, я не ошиблась, — настаивала Абби.

— Я просто читаю.

— И как же называется статья? — не отставала подруга.

— «Возможность, выбора».

— А я ее уже читала.

— Да? Вот я и сделаю так, как там написано. Знаешь я говорила с доктором Грэблом и он посоветовал мне ехать в Денвер, — Сюзанна боялась что Абби догадается что она лжет. Впрочем, это была полуложь-полуправда. Ей все равно придется ехать в Денвер, если не найдется донор здесь.

После разговора с Лукасом Бойдом она подумала, что к доктору Гэйблу больше не пойдет. Зачем унижаться понапрасну. Она — твердо решила заиметь ребенка. Вот дочитает статью и отправится в частную клинику в Денвере. Она уже записала номера телефонов.

Надо только пересилить свое волнение и позвонить.

Черт! И что она так нервничает. Уж во всяком случае это легче, чем общаться с тем ковбоем. Высоким и таким необыкновенно сексуальным красавцем, разговор с которым породил в ее душе массу противоречивых эмоции.

Радостное волнение, что отцом ее ребенка будет такой красавец. Замешательство, когда он сказал, что отберет у нес сына. Именно сына. Мысль о том, что может родиться дочь, похоже, не возникала в его голове! А потом гнев и разочарование.

Ее так и подмывало узнать о нем побольше, но Сюзанна боялась расспрашивать кого бы то ни было. Как объяснить людям свой интерес к Лукасу Бойду?

Лучше сосредоточиться на своей мечте. Со стороны, наверное, все очень просто объяснить чувством неудовлетворенности жизнью! Но ей-то лучше знать! Ребенок ей нужен вовсе не для того, чтобы заполнить жизнь. Она считала себя самодостаточным человеком, очень любила свою работу и радовалась, видя в руках у людей книги.

Но все-таки иметь семью Сюзанне очень хотелось. Встречая женщину с ребенком на руках, она чувствовала себя до боли обделенной.

— Надо тебе срочно найти подходящего человека, — вывела ее из глубокой задумчивости Абби.

— Не беспокойся. Я все устрою, не создавая лишних трудностей ни себе, ни другим.

Она старалась говорить спокойно, перебарывая внутреннюю дрожь.

Абби вздохнула.

— Не может быть, чтобы кто-нибудь из мужчин не пошел тебе навстречу.

Сюзанна отвернулась, стараясь придумать, на что бы, более безопасное перенести разговор. Oотсутствие опыта в общении с мужчинами она считала своим сугубо личным делом, которое не подлежало обсуждению. В ее жизни был случай, когда она страстно влюбилась, но мужчина бросил ее, сочтя слишком холодной.

— Ты знаешь, мы получили новый роман Норы Робертс? Ты на нее записалась? Желающих много? — спросила она Абби.

— Ах, оставь! Я сейчас не о том думаю. Что ты собираешься делать? — заговорила Абби.

— Доброе утро, Абби, мисс Лэнгстон.

Сюзанна замерла. Она сразу узнала этот глубокий голос с еле заметной хрипотцой и теперь ждала, чтобы Абби ответила на приветствие первая.

— Ба, Лукас! Сколько лет, сколько зим! Что это ты решил наведаться и библиотеку? — спросила Абби. — Ты разве не знаком с Сюзанной?..

Стараясь не смотреть на Абби, Сюзанна сказала:

— Здравствуйте, мистер Бойд. Что привело вас к нам?

— Действительно, Лукас, что-то я не припомню тебя с книгой в руках, — сказала Абби.

— Вот, пришел поговорить с библиотекарем, — усмехнулся Лукас.

У Абби глаза загорелись от любопытства.

— Да ну? Это интересно!

Сюзанна понятия не имела, что ему нужно, но одно она знала точно: слушать комментарии Абби она не намерена.

— Абби, ты не постоишь за кафедрой, пока я не переговорю с мистером Бойдом? Я недолго.

— С превеликим удовольствием, — ответила та с легкой усмешкой.

Стараясь не замечать иронии в голосе подруги, Сюзанна наконец набралась смелости и взглянула на Лукаса. Он был прямо-таки воплощением мужской сексуальности.

— Может, пройдем ко мне в кабинет? — предложила она.

Лукас кивнул и, обойдя кафедру, пропустил ее вперед.

Держась неестественно прямо, Сюзанна вошла в свой крохотный кабинет, испытывая легкую досаду оттого, что утром не привела в порядок свой письменный стол. Не то чтобы она была педантично аккуратна, но ей почему-то не хотелось, чтобы Лукас счел ее неряхой.

При этой мысли она чуть не рассмеялась. Какое ей дело до его мнения! С непроницаемым выражением лица она села за свой стол, молча наблюдая, как он вешает шляпу на старую вешалку в углу. При этом у нее по спине забегали мурашки в предчувствии серьезного разговора.

— Садитесь, пожалуйста, — вежливо пригласила она, указывая на небольшое кресло напротив ее стола.

Он недоверчиво покосился на кресло, словно сомневаясь, что оно его выдержит. И в самом деле, Лукас был мужчина крупный, выше шести футов ростом, и мускулистый.

— Лучше я постою. Боюсь, кресло недостаточно прочное. — Он улыбнулся и, не дожидаясь от нее ответа, повернулся и выглянул в окно.

Сюзанна хорошо знала, что из окна можно было увидеть только стоянку для автомашин, невысокие дома и горы вдали, поэтому ей этот интерес к городскому пейзажу показался странным.

— Чем я могу помочь вам, мистер... — Она осеклась, вспомнив их встречу у него на ранчо. Испугавшись, что ее вопрос может показаться неуместным, она поспешила поправиться: — Я хотела спросить, что привело вас сюда?

Лукас обернулся, и Сюзанна заметила, как сверкнули его ярко-голубые глаза. Было ясно, что он заметил ее оплошность.

— Я решил, что должен извиниться перед вами, — сказал он, мрачно улыбнувшись.

Сюзанна удивленно посмотрела на него.

— Извиниться? За что?

— Я был вне себя от гнева, когда вы... Я имею в виду то недоразумение... ну, две недели назад. Я был невежлив с вами.

— Ничего страшного! — отмахнулась она.

— Видите ли, я решился на это после долгих раздумий. Когда доктор сказал мне, что вы придете, я решил, что он все вам объяснил и вы согласились на мое предложение. Я уже представлял себе, каким будет мой сын... — Он внезапно замолчал и снова отвернулся к окну. Гнетущая тишина повисла в комнате.

— Синий библиотечный чулок был разочарован не меньше вас, — попыталась пошутить Сюзанна.

Лукас обернулся и пристально посмотрел на нее.

— Синий чулок в Колорадо! Это надо очень постараться! Вероятно, вы сами выбрали себе такую судьбу, мисс Лэнгстон.

Она покраснела и отвела глаза.

— К нам приходят только женщины. Я не помню, чтобы мужчина пришел в библиотеку и взял книгу.

— Почему?

— Наверное, потому, что они небольшие охотники до чтения.

Он пристально смотрел на нее.

— Я не это имел в виду. Почему вы решили завести ребенка?

Сюзанна судорожно сглотнула, во рту внезапно пересохло. Она закусила нижнюю губу. Не открывать же душу каждому встречному.

— А вы почему?

Такого вопроса он явно не ждал и теперь смотрел на нее с удивлением. «Почему я не могу спросить его о том, о чем он уже спросил меня?» — думала тем временем Сюзанна, гордо вскидывая голову.

— На то есть веские причины.

— У меня тоже.

Он был явно разочарован.

— Не понимаю...

— Я вас тоже.

— Да, но я...

— Мужчина? — закончила Сюзанна.

Едва заметная улыбка сделала его еще привлекательнее.

— Вот оно что! Вы что же, феминистка, да?

Чтобы не смотреть на него, она взяла ручку и стала что-то чиркать в блокноте.

— Просто я современная женщина и не собираюсь мириться с предрассудками, которые ограничивают наши права.

Лукас недовольно хмыкнул.

— Вы совсем не такая, как Бет.

— Бет?

— Это моя жена. Она... умерла во время родов. И сын тоже, — тихо проговорил он, глядя в сторону. — Три года назад.

— Извините. Не сомневаюсь, что я на нее не похожа.

— Она была как Дюймовочка. И очень красивая, — проговорил Лукас. Потом добавил решительно: — И она никогда не перечила мне.

— Ну, значит, уж томно я на нее не похожа. — Сюзанна вдруг разозлилась. Ему незачем извиняться перед ней, а она не обязана слушать, как муж восторгается своей красавицей женой и грустит о сыне, которому не суждено было задержаться на этом свете. — Я принимаю ваши извинения, — скачала она, вставая, — хотя в них и нет никакой необходимости.

— Постойте! Я... Вы так и не ответили, почему вы хотите иметь ребенка.

— Но я же рассказал вам о Бет и малыше! — Видя, что она молчит, Лукас добавил: — Я пытаюсь подыскать что-нибудь здесь, в нашем городе. — Он стоял перед ней, уронив руки и печально глядя куда-то вдаль.

— Что?

— Ну, вы же знаете... Доктор так и не нашел суррогатную мать.

Лукас выжидательно посмотрел на нее, но Сюзанна молчала.

— Я вот о чем подумал... После рождения сына мне понадобится человек, который бы за ним ухаживал.

Пожав плечами, она сказала:

— Разумеется. Вам придется нанять няню.

— Если бы у вас родился ребенок от меня, я нанял бы няней вас! Нет лучшей няни, чем родная мать! — Выговорив это, он облегченно вздохнул, словно закончил трудную работу, и улыбнулся.

— А вечером я должна буду уходить?

— Конечно, ночью я и сам справлюсь. Я же отец!

— А соседи решат, что мое дитя — кукушонок, подброшенный отцу, чтобы тот растил и воспитывал его, а я вроде бы и ни при чем — меня просто наняли помогать в этом!

— Мне безразлично, что подумают соседи! — взорвался Лукас.

— Вам, но не вашему ребенку! Вы же хотите ему добра?

— Ну, разумеется, да! Его счастье — это самое важное для меня!

Она вышла из-за стола и, подойдя к Лукасу на опасно близкое расстояние, взялась за ручку двери.

— Дверь не открывайте! — строго приказал он, очевидно не сомневаясь, что она подчинится.

— Мистер Бойд, позвольте напомнить вам что вы в моем кабинете и не вправе давать мне указания, — холодно произнесла Сюзанна, открывая дверь. — Спасибо, что зашли.

Он вздрогнул, как от удара, и растерянно посмотрел на нее.

— Прошу вас, подумайте над моим предложением, — тихо проговорил он, подходя ближе.

— И не надейтесь!

— Поймите, у нас будет то, о чем мы оба так мечтаем!

— Ошибаетесь, мистер Бойд. По-вашему выходит, вам — кусок пирога, а мне — только крошки? Да еще подмоченная репутация в придачу! По-вашему, я этого хочу?

В открытую дверь Сюзанне было видно, как Абби ловит каждое слово их разговора.

Но Лукас все продолжал пристально смотреть на нее, словно ожидая продолжения разговора. Сюзанна буквально вцепилась в ручку двери. Она молила Бога, чтобы незваный гость поскорей убрался. Наконец Люк кое-как нахлобучил ковбойскую шляпу и вылетел из кабинета, даже не попрощавшись.

— Зачем он приходил? — спросила Абби, как только Сюзанна заняла свое место за кафедрой.

— Абби, я очень люблю тебя, но это дело настолько личное, что я не могу обсуждать его даже с тобой, — через силу улыбнулась Сюзанна, стараясь сдержать подступившие слезы.

Абби, видно, поняла, что подруга чем-то расстроена.

— Послушай, может, ты займешься другой работой, в кабинете, а я постою за кафедрой?

— Спасибо, — едва слышно проговорила Сюзанна и побрела в кабинет. Закрыв за собой дверь, она села за стол, машинально глядя туда, где всего минуту назад стоял Лукас Бойд.

Надо же! Теперь он явился к ней на работу! Ей с таким трудом удалось выкинуть его из головы после первой встречи. Она тогда ведь уже настроилась, что он станет отцом ее ребенка.

Это так же глупо, как и мелькнувшая у нее мысль зачать ребенка обычным путем, когда доктор Грэбл заговорил об этом. Она привыкла думать о себе как о «холодной» женщине, и мысль о близости с мужчиной, мягко говоря, ее отпугивала.

Воспоминания Лукаса о своей жене, любовь и боль утраты, сквозившие в его голосе, потрясли Сюзанну. Почему же ей не встретился мужчина, который полюбил бы ее так же сильно? Почему она осталась одна?

Сюзанна прекрасно понимала, что мысль разделить свое одиночество с ребенком не лишена эгоизма. Но она же твердо знала, как будет заботиться о нем и любить его, неважно, будет это мальчик или девочка. Она не сомневалась, что станет прекрасной матерью.

Ее дитя.

Его сын.

Это не может быть один и тот же малыш, что бы ни придумывал Лукас.

* * *

Ничего из этого не выйдет.

А ведь могло бы получиться!

Если бы эта женщина была посговорчевее!

Как она не понимает, что он предложил ей именно то, о чем она мечтает!

Ее слова все еще звучали у него в голове. Неужели ей так трудно согласиться на его предложение? Он представил, как берет сына на руки. Сына! Наследника!

Он любил бы его всем сердцем, как любил Бет и того, родившегося мертвым, малютку.

Лукас рывком поднялся на место водителя и с силой рванул руль пикапа. А что теперь? Доктор предупреждал, что найти женщину, которая согласилась бы вынашивать ему сына, чрезвычайно трудно.

Старик советует ехать в Денвер и подыскать там какую-нибудь бедолагу, которая отчаянно нуждается в деньгах. Черт возьми! Разве он согласится, чтобы матерью его сына была какая-то нищенка? Она должна быть сильная, здоровая, умная.

Лукас сухо усмехнулся. Кого-кого, а мисс Лэнгстон слабенькой не назовешь! И робкой тоже. И уж ни как не тупой. Зато она высокая. Они с Бет очень переживали, что их сын может пойти ростом в мать. А что, если... Нет, подобные мысли выглядят предательством с его стороны. Но...

Он включил мотор и вывел пикап на шоссе. Не стоит даже думать о подобных вещах. Бет умерла, у них нет и уже никогда не будет детей.

Остановившись на красный свет, Лукас вдруг понял, что находится совсем рядом с клиникой доктора Грэбла. Он развернулся и через несколько минут уже сидел напротив доктора, жалуясь на несговорчивую мисс Лэнгстон.

— Что? Это ты прямо так ей и сказал? — удивленно переспросил его доктор, выслушав рассказ Лукаса о неудачном визите в библиотеку.

— Ну да. Я предложил...

— Я уже слышал. Не мог придумать ничего получше?

— А что плохого в моем предложении? У нее родится ребенок, она будет за ним ухаживать, да еще и получать за это зарплату.

Доктор усмехнулся.

— Ну и что же она тебе ответила?

— Сказала, что считает мое предложение полным абсурдом.

— Меня это нисколько не удивляет.

— Так зачем же вы прислали ко мне такую колючую женщину?

— Это Сюзанна-то колючая? Да ее весь город любит! С пожилыми она терпеливая, с детьми мягкая и ласковая, к тому же прекрасно знает свое дело. Что тебе в ней не нравится?

— Она нетерпеливая, суровая, резкая, — возразил Лукас.

— А ты с ней был терпеливым, вежливым и приветливым?

— Когда? Я только что познакомился с ней!

— Тогда чего же ты от нее хочешь?

— Вы с ней будто сговорились! — расстроено проговорил мистер Бонд, тяжело вздохнув. Про себя он подумал: похоже, сегодня все не в духе.

— Я понимаю, у тебя огромное хозяйство, ты привык, что все беспрекословно выполняют твои указания. Но лаже твоя очаровательная Бет не больно-то плясала под твою дудочку. Тебе никто не говорил в детстве, что у людей может быть собственное мнение?



— Сказали. Не далее как сегодня, — недовольно ответил Лукас.

— Вот именно. И тебя бесит, что мисс Лэнгстон решительно отвергла твое предложение.

Лукас вскочил со стула и заходил из угла в угол.

— Хорошо, хорошо, может, это и в самом деле ей не подходит. Но... но мне нужен сын, — прошептал он, опустив голову. Мне нужно иметь то, ради чего стоило бы жить.

Доктор Грэбл вышел из-за стола и обнял Лукаса за плечи.

— Сынок, я знаю, что тебе надо делать. И обязательно помогу тебе.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Каким образом?

— Очень просто. Ты женишься.

Лукас с недоумением уставился на старика. Нет, доктор определенно спятил!

— Никогда в жизни!

— Никогда не говори «никогда».

— Лукас упрямо повторил:

— Нет, не смогу. Мы с Бет так любили друг друга.

— Понимаю, сынок. Но жизнь продолжается, а ты еще так молод! Многие овдовевшие мужчины женятся снова. — Доктор направился к своему креслу. — Давай сядем, поговорим.

— Нет! Похоронив Бет и малыша, я поклялся, что никогда... Доктор, я не смогу! — Он стиснут зубы. Никогда еще ему не было так плохо.

— Беда никогда не приходит одна, — тихо проговорил доктор Грэбл. — Я же не забыл: всего несколько месяцев назад умер твой отец, а лучший друг Билли попал в аварию и погиб.

Лукас тяжело вздохнул и отвернулся к окну. Да, в последнее время несчастья словно преследовали его, но он не любил, чтобы его жалели.

— Я же не говорю, что ты должен влюбиться в мисс Лэнгстон. Просто женись на ней.

Лукас резко обернулся. Теперь он не сомневался: старик точно сошел с ума.

— С какой стати, док? Она отвергла мое сегодняшнее предложение с ходу, не раздумывая. А представляете, что будет, если я попрошу ее стать моей женой? Да она меня в порошок сотрет!

— Почему?

— Как почему? Ни одна уважающая себя женщина не согласится на брак без любви. Это унизительно.

— По-моему, браков по расчету гораздо больше, чем по любви. А ваш брак как нельзя лучше решил бы и твои, и ее проблемы.

— Каким образом? — недоверчиво спросил Лукас, но пододвинул стул поближе к столу доктора и приготовился внимательно слушать.

— У тебя будет сын и женщина, которая будет заботиться о нем как никто. Никаких сплетен, у нее будут малыш и мужчина, который позаботится и о ней, и о малыше. Ее репутация останется безукоризненной.

На первый взгляд предложение доктора казалось вполне разумным. Но Лукас был уверен, что мисс Лэнгсгон отвергнет его, не задумываясь.

— Нет, она ни за что не согласится! Я же говорил вам, она ужасно несговорчива.

— Ты был слишком прямолинеен. Женщинам необходимо немного романтики.

— Да вы же сами сказали, что о влюбленности речи нет! — воскликнул Лукас, вскакивая со стула.

— Я сказал о любви. А цветы, подарки, ухаживание — вот это и придает отношениям романтический оттенок. Это не так уж трудно: немного денег, немного выдумки.

— Мне не хотелось бы ее обманывать, — пробормотал Лукас, рассматривая календарь, лежавший перед ним на столе. Подняв голову, он с удивлением увидел, что доктор довольно улыбается. — Это не для меня, — спохватившись, быстро поправился Лукас.

— А ты все-таки подумай, сынок. Просто сядь и подумай!

* * *

Не прошло и нескольких минут, как к Сюзанне вернулось привычное самообладание. Наверное, глупо мечтать о несбыточном. Много лет назад ей уже пришлось пережить нечто подобное. У маленьких блондиночек, вроде Бет Бойд, отбоя не было от поклонников, а фригидные долговязые дурнушки проводили вечера в одиночестве, в лучшем случае, с книжкой в руках.

Неудивительно, что Лукас Бойд до сих пор любил свою покойную жену и горевал по умершему малышу. Сюзанна хорошо понимала, почему он так стремится иметь сына. А вот он так и но захотел — или не смог? — ее понять.

Но она ни за что не согласится отдать свое дитя, что бы мистер Бойд ни придумывал.

Сюзанна подошла к телефону. У нее обязательно будет свой ребенок.

Дозвонившись в клинику в Денвере, она почувствовала, что ей стало немного легче.

Странная штука жизнь. Лукас Бойд хочет того же, что и она. Сейчас ему наверняка не легче, чем ей. Пожалуй, еще хуже: ей-то все равно, родит она мальчика или девочку.

Сюзанна вышла из кабинета и сразу почувствовала на себе внимательный взгляд Абби.

— Не волнуйся, у меня все в порядке, — она заставила себя улыбнуться подруге.

— Если Люк тебя оскорбил или обидел, ты скажи мне. Хоть я и хорошо к нему отношусь, но не допущу, чтобы он тебя расстраивал.

Сюзанна усмехнулась. Мечтательные глаза Абби сейчас метали молнии, а губы были крепко сжаты. Всегда спокойная и уравновешенная, Абби явно готовилась напасть на бедного Люка Бойда.

— Да нет же, он и не думал обижать меня. Просто у нас произошло небольшое недоразумение, и он счел нужным извиниться.

— Извиниться! Он довел тебя до слез! — скептически проговорила Абби.

— Мне его очень жаль. Он потерял сразу и жену, и новорожденного сына.

По лицу Абби было видно, что ответ Сюзанны ее не убедил, но на всякий случай перевела разговор на другую тему.

— Ну так что ты решила насчет ребенка?

— То, что и собиралась: позвонила в клинику и записалась на следующую пятницу.

— А как же библиотека? Ее придется закрыть? — воскликнула Абби.

В пятницу обычно бывало много посетительниц, но Сюзанна лишь слегка улыбнулась:

— Зачем же? Попрошу тебя и еще кого-нибудь заменить меня. Ты же не откажешься мне помочь, Абби? Я бы не хотела тянуть с посещением врача.

До пятницы и так оставалось семь дней. Семь томительных дней! А вдруг обнаружится, что она не способна иметь детей? Тогда они с Лукасом окажутся товарищами по несчастью.

«Выбрось его из головы!» — мысленно прикрикнула на себя Сюзанна.

Легко сказать! Небось не одна из местных девушек представляла себе сказочного принца похожим на Люка. Впрочем, этот принц явно считал, что дело женщины — крутиться на кухне, растить детей и не перечить мужу.

— Мне все же кажется, что ты могла бы найти кого-нибудь и здесь, из местных парней. Почему бы не попытаться? — настаивала Абби. — Ты придешь завтра на вечеринку?

— Не думаю. Танцевать я не умею, да я и не успею что-нибудь испечь к чаю.

— Не волнуйся, я испеку и за тебя, и за себя. Обещай, что придешь! А то смотри, в следующую пятницу состоится конкурс на замещение вакансии заведующей библиотекой!

— Ну, это уже форменный шантаж, Абигейл!

— Да. А что? Испугалась?

Пришлось согласиться. Она нуждалась в помощи Абби.

— Хорошо, приду и сама что-нибудь испеку.

— Вот и хорошо. А то я всегда приношу одно и то же — ореховый торт. Если бы я испекла два торта, все сразу догадались бы, что пекла я, и подумали бы, что ты не умеешь готовить. А женщине, не умеющей готовить, труднее заманить мужчину в свои сети!

— Абби! Я пойду просто так, для компании, а вовсе не для того, чтобы кого-нибудь заманивать. Я не собираюсь менять свои планы.

— Ну, разумеется, я же не спорю! Я просто так сказала, без всякой задней мысли. — Абби с притворной скромностью потупила зеленовато-карие глаза.

Пригладив волосы, Абби встала с высокой табуретки за кафедрой.

— Пойду-ка я домой пораньше, чтобы испечь торт засветло. Ты тоже долго не засиживайся.

— Нет, нет, я не задержусь. — Сюзанна подумала, что у нее тоже немало дел: испечь что-нибудь для церковной общины и подготовиться, хотя бы мысленно, к следующей пятнице.

— Ой, чуть не забыла, — задержалась Абби у двери. — Оденься понарядней!

— Абби! — укоризненно воскликнула Сюзанна, но подруга, помахав ей рукой, скрылась.

Абби никогда не падала духом и не сомневалась, что Сюзанна еще встретит своего суженого. Она просто была твердо уверена, это само собой разумеется.

* * *

Лукас снова стоял перед зеркалом и внимательно себя разглядывал. С тех пор как у него созрело решение заиметь наследника, он почему-то стал смотреться в зеркало гораздо чаще, чем раньше.

Джинсы вроде выстираны, рубашка поглажена. Твидовый костюм спортивного покроя все еще ему впору, хотя носит он его давно. Еще Бет выбирала.

Он провел ладонью по лацкану и сразу вспомнил жену. Они прожили вместе меньше года. Бет была совсем молоденькой девушкой, когда он увидел ее и без памяти влюбился. Она была моложе его на десять лет. Ее родные жили на ферме недалеко от города. Ранчо ей очень нравилось, и большой дом Лукаса — тоже. Еще она обожала ходить по магазинам и тратить деньги.

Но он не возражал против этого. У каждого свои радости в жизни. Последние два года его отец был неизлечимо болен, и Лукас тяжело переживал это. Он ходил мрачный, подавленный. После знакомства с Бет мир снова обрел для него все свои краски.

А в последние три года, когда Бет умерла, у него появилось ощущение, будто его заточили в подземелье.

Ладно, так и быть, сегодня вечером он выберется из дома и пойдет на вечеринку. Старик убедил его попытаться осуществить предложенный им план действий. Лукас все еще сомневался, получится ли у него. Ему казалось, что весь этот план — пустая, бессмысленная затея.

Он отошел от зеркала. Не все ли равно, как он выглядит? Воспоминания только бередят душу, и больше ничего.

Когда Лукас вошел, Фрэнки подметал кухню.

— Так что ты дашь мне с собой на вечеринку? — спросил его хозяин.

— Зачем вам, босс, что-нибудь нести? На то есть женщины, пусть они и приносят. — Произнося эту тираду, Фрэнки оглядел Лукаса с ног до головы.

— Тебе не нравится, как я одет?

— Что вы! Да вас просто не узнать! — воскликнул Фрэнки, ухмыляясь.

— Смотри у меня, облезлый койот, а не то скажу миссис Эпплворт, что ты по ней соскучился!

Фрэнки сжался от страха. Миссис Эпплворт, побывавшая замужем уже раз пять, была неравнодушна к ковбоям.

— Эта дама положила на меня глаз, босс! Если ей удастся меня захомутать, кто будет вам готовить и делать всю работу по дому?

— Хорошо, хорошо, я пошутил. Ну, до завтра, Фрэнки, — успокоил своего повара Лукас и взял большую кастрюлю с картофельным салатом. В конце концов, Фрэнки мог бы обойтись и без комментариев по поводу вечеринки, на которую отправлялся его хозяин. Лукас надеялся, что он там не привлечет к себе особого внимания. Он приехал, когда веселье было в самом разгаре, и осторожно проскользнул в зал в полной уверенности, что никто его не заметил.

Однако, как раз когда он вошел, музыка кончилась, и все бросились к нему, спеша поздороваться. Проклятье! Он что, кинозвезда, что ли!

— Люк! Молодец, ты пришел! Вот уж не думал, что отважишься на такое, — сказал один из его соседей. Другой припомнил, что не видел его со дня похорон Бет и малыша.

Кто-то спросил, как дела на ранчо. Одна из дам, мило улыбаясь, отобрала у него кастрюлю с салатом, а доктор взял его за руку и ввел в большую комнату.

Лукас готов был провалиться сквозь землю. Он плохо понимал, что ему говорят. В голове все смешалось. К счастью, один доктор догадывался, что с ним происходит.

— Ты хорошо сделал, что пришел. Пойми, труднее всего сделать первый шаг. Она уже здесь и прекрасно выглядит. Видишь? Она вон там, у стены, рядом с Абби.

Сюзанна Лэнгстон и в самом деле выглядела прекрасно. Изящная блузка мягко обрисовывала ее грудь, а пышная юбка не закрывала стройные ноги. Оказывается, он напрасно подозревал, что она старается скрыть их полноту.

Музыка заиграла снова.

— Иди пригласи ее танцевать, — прошептал доктор, слегка подталкивая Люка.

— Я только что вошел.

— Ну и что! Ну вот, пока ты раскачивался, ее уже пригласили!

Люк повернулся и увидел ковбоя, который вальсировал с библиотекаршей. Это был Макс Дейнджерфилл, высокий жилистый парень. Он мнил себя душой компании и временами явно перебарщивал, чем несколько раздражал присутствующих.

Макс обнял Сюзанну за талию, слегка прижал к себе. Люк заскрежетал зубами, но тут же успокоился и заулыбался. Дама решительно сбросила руку партнера и отстранилась от него, что-то возмущенно проговорив.

Да, Сюзанна со всеми оставалась сама собой — самостоятельной и непокорной.

— Привет, Люк, я слышал, ты купил нового жеребца, — обратился к нему один из его соседей, отвлекая внимание Лукаса от танцующей пары. Этот разговор был хозяину ранчо настолько больше по душе, что он чуть не забыл, зачем пришел на вечеринку.

— Пора бы и тебе пригласить ее на танец, — прошептал ему доктор, ткнув Люка в бок.

— Что вы сказали? — переспросил Джо Спрингер, с улыбкой подходя к ним.

— Я посоветовал Люку пойти потанцевать, если он еще не разучился.

Джо рассмеялся.

— Ну, не думаю. Этому никогда не разучиваются.

Лукасу танцевать не хотелось, но он дал обещание себе и доктору. Обведя глазами комнату, он увидел Сюзанну с новым партнером. Они только что закончили очередной танец. «Неужели она не пропустила ни одного танца? Зачем же она ищет донора, если пользуется таким успехом у мужчин?» — подумал Лукас.

От этой мысли настроение у него немного испортилось. Он пересек комнату и остановился перед Сюзанной.

— Добрый вечер. Разрешите пригласить вас.

— Спасибо, но я никудышная партнерша, так и норовлю наступить кавалеру на ногу. — Она улыбнулась ему, но не так приветливо, как другим.

Лукас поверить не мог, что она опять ему отказывала.

Заиграла музыка, и он решительно взял ее за руку.

— Надеюсь, мои ноги это выдержат.

— Мистер Бойд, но я не хочу танцевать с вами! — прошептала она.

— Я это понял. Но если вы не пойдете со мной танцевать, вы поставите меня в очень неловкое положение. Так что хотите вы или не хотите, но танцевать вам придется.

Она оглянулась и сказала, глядя ему в лицо:

— На нас смотрят.

— Знаю. К несчастью для вас, я впервые после... длительного перерыва решил потанцевать.

— Я не могу просто повернуться и уйти. Извините.

Он сказал это довольно резко, но она, похоже, не обиделась и осторожно положила руку ему на плечо. Они закружились в вальсе.

— Я не кусаюсь, — недовольно проговорил он и слегка притянул ее к себе.

— Я в этом не сомневаюсь, но не люблю танцевать, прижавшись к партнеру, — сухо произнесла она.

Лукас ухмыльнулся.

— Знаю. Я видел, как вы отчитывали Макса.

— А что, он ваш друг?

— Нет.

— А!..

Несколько минут они танцевали молча. У нее была удивительно тонкая талия, и они очень подходили друг другу по росту: она как раз доставала до его виска. Еще Лукас заметил, что от нее исходит аромат свежести, какой бывает весной и горах.

А Бет любила духи с густым пряным запахом, слишком... Он спохватился: не надо думать о Бет хотя бы сегодня.

— Вы и вправду все время наступаете мне на ноги, — пробормотал он, слегка притянув ее к себе. Теперь ее грудь прикасалась к его, и это прикосновение заставляло его чувствовать себя мужчиной, а Сюзанну... привлекательной женщиной.

— Я думаю, теперь вы довольны, — чуть задыхаясь, проговорила Сюзанна.

— Неужели вы устали?! — «Пожалуй, ей не справиться с маленьким ребенком, если она так быстро выдохлась. Да нет, на слабенькую она непохожа», — подумал Лукас.

Сюзанна отошла на шаг и сказала, как бы оправдываясь:

— Нет, не устала, но танец вот-вот заканчивается.

— Считали минуты, да? Между прочим, многие из женщин здесь сочли бы за счастье танцевать со мной. — Он не собирался ей грубить — просто сорвалось. Он чувствовал себя униженным из-за ее нежелания танцевать с ним.

Сюзанна дерзко вскинула голову, глядя ему прямо в глаза.

— Откуда вы знаете, мистер Бойд? Вы сами сказали, что не танцевали три года. За такой большой срок вкусы местных барышень могли измениться!

Лукас цинично хмыкнул.

— Деньги всегда в моде, так что одиночество мне не грозит.

— Так, значит, поэтому Бет вышла за вас замуж? — в запальчивости воскликнула Сюзанна, но тут же спохватилась: — Извините. Я не должна была... Простите меня.

Ее раскаяние было искренним. Лукас только стиснул зубы и продолжал танцевать.

— Мистер Бойд, я допустила ужасную бестактность. Ваша жена очень любила вас. Я...

— Мисс Лэнгстон, вы ничего не знаете о Бет, так что держите свои комментарии при себе.

Сюзанна замолчала.

Они все кружились по комнате. Внезапно музыка оборвалась, и распорядитель, Ред Джонс, подошел к микрофону.

— Ребята, хватайте ваших дам и ведите к столу. Угощение вас ждет отменное!

Сюзанна, словно не слыша этих слов, направилась было прочь от Лукаса, но он поймал ее за руку.

— Разве вы не слышали, что сказал Ред?

Она побледнела, как тогда, в его гостиной, но взгляд ее был уверенным и жестким.

— Насколько я понимаю, это было предложение, а не приказ!

— Давайте последуем его совету. Вы сядете рядом со мной, — твердо сказал Лукас и слегка потянул ее за руку.

Сюзанна не тронулась с места.

— Мистер Бойд, я понимаю, что вы привыкли к тому, что ваши приказы беспрекословно выполняются. Если вы ждете такого же подчинения от меня, вы жестоко ошибаетесь! Да будет нам известно, принуждение давно вышло из моды, тем более — грубое обращение с женщиной в общественном месте. Так что извините. — Она выдернула свою руку и плавно заскользила через всю комнату к тому столу, где сидела Абби.

Среди гостей в этот момент возникла сутолока, и вряд ли кто-нибудь заметил их пререкания. Лукас небрежной походкой подошел к кучке оживленно разговаривающих мужчин, краем глаза не переставая наблюдать за Сюзанной.

Он совсем не заметил приближения Абби, пока не услышал:

— Лукас Бойд, мне нужно поговорить с тобой!

— Ну, Люк, — сказал Джо, — тебе не сдобровать. Похоже, Абби развоевалась не на шутку!

Абби сердито зыркнула на шутников глазами и, схватив Лукаса за руку, потащила его к двери.

Ему вспомнились слова Сюзанны, когда он попробовал повести ее к столу.

— Что случилось? — спросил он у Абби.

— Вот выйдем на улицу, тогда скажу.

Они вышли во двор. Вечер был по-октябрьски ясный и холодный. Пройдя мимо припаркованных машин, Абби наконец обернулась.

— Что ты наговорил Сюзанне?

— Я? Это она мне такое сказала, черт возьми! Будто Бет вышла за меня замуж из-за денег! Он не стал бы повторять эту чушь, но Сюзанна ранила его в самое сердце.

— Не могла Сюзанна сказать подобное! Она такая добрая, душевная...

— Мне все только это и твердят. А со мной она совсем другая — злая, колючая.

Лукас скрестил руки на груди. «Похоже, именно для меня у Сюзанны не находится душенною тепла с горечью подумал он.

— Должно быть, ты обидел ее. Что же ты ей сказал?

— Я пригласил ее танцевать. Что тут обидного?

— Разумеется, ничего. Но может, ты хотел, чтобы она сделала что-то невозможное для нее?

— Абби, это просто смешно! Уверяю тебя, я не обижал Сюзанну!

— Тогда чего ты от нее хочешь? После того как ты ушел вчера из библиотеки, она чуть не плакала.

Лукас не выдержал. Ему и так нелегко было появиться на людях впервые после похорон Бет. План доктора тоже потребовал от него много моральных сил. Голосом, полным отчаяния, он проговорил:

— Я хочу, чтобы она родила мне ребенка. Вот и все!

К несчастью, как раз в этот момент на улицу вышли несколько пар подышать свежим воздухом. Его слова прозвучали достаточно отчетливо в вечерней тишине. Все оцепенели.

Потом, ошеломленные, бросились назад в дом. Каждый хотел первым сообщить остальным потрясающую новость.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Сюзанна стояла в окружении заядлых читательниц, оживленно разговаривая с ними, а краем глаза поглядывая на дверь, чтобы не пропустить возвращения Абби и Лукаса.

«Что-то случилось», — подумала ока, заметив легкое оживление в зале. Гости, вернувшиеся с улицы, стремились к своим знакомым и возбужденно зашептались.

Видимо, по ходу дела сплетня обрастала подробностями и явно касалась Сюзанны. Она ловила на себе любопытные взгляды, и сердце у нее тревожно заныло. Такое внимание к ее особе показалось ей угрожающим.

— Что-нибудь случилось? — спросила миссис Уилсон, окинув взглядом зал.

— Понятия не имею, — ответила Сюзанна.

В этот момент в зал вошли Абби и Лукас.

— Ну, бьюсь об заклад, Абби-то знает! Абби! — позвала миссис Уилсон.

Сюзанне хотелось провалиться сквозь землю. Ей уже было не до читательниц, и она незаметно отошла от них. Она и слышать не хотела о причине этого переполоха, потому что поняла: он касается ее и... Лукаса Бойда.

То ли Абби услышала голос миссис Уилсон, то ли почему-то еще, но она направилась прямо к Сюзанне.

За ней, не отставая, шел Лукас Бойд.

Все затаили дыхание в ожидании дальнейшего развития событий.

Сюзанна стояла ни жива ни мертва. Она вообще не любила оказываться в центре внимания, а увидев Лукаса Бойда, словно окаменела.

Абби подошла к ней и ласково взяла ее за руку, словно стараясь успокоить:

— Сюзанна, Лукас не хотел тебя обидеть!

При этом красавец ковбой, к ее великому удивлению, мучительно покраснел.

— О чем ты? — с недоумением спросила Сюзанна.

Она видела, что миссис Уилсон и какая-то женщина оживленно перешептываются. Не успела Абби ответить, как миссис Уилсон резко обернулась к Сюзанне.

— Ах, у меня нет слов! Да вы притворщица, Сюзанна! Ловко же вы подловили самого завидного жениха в округе!

Сюзанна похолодела от ужаса: не зря она боялась. Глубоко вздохнув, она, насколько смогла спокойно, ответила:

— Я не ловила никого, миссис Уилсон. Здесь какая-то ошибка!

Недобро усмехнувшись, миссис Уилсон изрекла:

— Как же — не поймали, ведь вы собираетесь родить от него ребенка!

Сюзанна в ужасе и растерянности зажмурилась. Она не поняла, что имела в виду Абби, но стеснялась переспросить ее. Окинув Абби и Лукаса ледяным взглядом, она как можно спокойнее повторила:

— Миссис Уилсон, здесь определенно какая-то ошибка!

Все, ни слова больше! Что бы она ни говорила в свое оправдание, они все равно будут считать, что у нее — его ребенок. И как бы она ни ссылалась на новейшие достижения науки, ей не поверят. О, Лукас Бойд! Зачем ты все испортил!

Еще несколько минут назад она с удовольствием поглядывала на вкусные блюда, от которых ломился стол. Ей все хотелось попробовать.

Но теперь у нее пропал всякий интерес к еде. Натянуто улыбаясь, она отодвинула тарелку.

— Извините, — пробормотала она и направилась к выходу.

— Сюзанна... — попыталась остановить ее Абби.

Сюзанна не обернулась, хотя слышала шаги позади себя и надеялась, что это Абби, а не тот ковбой. Она подумала, что, тронь он ее сейчас, она закричала бы.

Сюзанна почти вбежала в маленькую туалетную комнатку и заперлась в кабинке, полагая, что Абби не станет нарушать ее уединение. Но не тут-то было!

— Сюзанна, это не он, а я виновата, что все так получилось, — громко произнесла Абби.

— Абби, поговорим об этом потом... — пыталась остановить ее Сюзанна.

— Я только хочу сказать тебе, что все вышло случайно. Он и не думал объявлять, что ты решила родить от него ребенка.

— А он вообще-то думал? — невольно вырвалось у Сюзанны.

Вдруг дверь соседней кабинки открылась, и чей-то захлебывающийся от любопытства немолодой голос спросил:

— Кто? Кто ждет ребенка?

— О, Герти. Я думала, здесь никого нет. Наш разговор с Сюзанной сугубо личный, — поспешила объяснить Абби.

Сюзанна чуть не заплакала с досады. Скорее всего, до этой минуты Герти Лампкин единственная еще не знала, что произошло.

— Раз он обо всем рассказал, скрывать уже нечего. Кто же он?

— Абби, не...

Скрипнула дверь, и вошли две женщины.

— Ой, Абби, ты здесь! А где Сюзанна? — спросила одна из женщин и захихикала.

Абби промолчала.

— По-моему, она здесь, — сообщила Герти.

— Сюзанна! Выходите. Мы пришли вас поздравить!

— Нет, нет! Поздравляют жениха, а невесте — наилучшие пожелания, — поправила их Герти.

Второй голос — Сюзанна его не узнала — запротестовал:

— Милочка, если она уговорит Лукаса Бойда пойти под венец во второй раз, то она заслуживает самых искренних поздравлений!

Дверь заскрипела снова, и кто-то спросил:

— Она здесь? — По топоту ног Сюзанна поняла, что у дверей собралась целая толпа.

С достоинством выпрямившись, Сюзанна вышла из кабинки.

— Извините, что заставила ждать. Пожалуйста, заходите!

— Это правда? — взволнованно спросила молоденькая девушка, обиженно надув губки. — Вы действительно заарканили Лукаса Бойда?

— С чего вы взяли? У меня и аркана-то нет, — с улыбкой сказала Сюзанна. Кривая улыбка, но все же лучше, чем ничего. — И познакомилась я с ним всего две недели назад. Поймите, уж если мистер Бойд решит жениться, он выберет жену покрасивее меня.

Кивнув, она стала протискиваться сквозь толпу женщин, нс обращая внимания на их любопытные взгляды. Лион шла за ней.

Выйдя к коридор, Сюзанна спросила:

— Здесь есть черный ход?

— Черного хода здесь нет, и прятаться тебе незачем! Но скажи мне, это правда? Ты действительно решила родить ребенка от него? — с тревогой спросила Абби.

Сюзанна схватилась за голову.

— Ты не ослышалась? Он именно так и сказал?

— Ну, он сказал, что хочет, чтобы ты стала матерью его ребенка.

— Нет, я не собираюсь стать матерью его ребенка. Доктор Грэбл... Лукас подумает... Одним словом, я отказалась.

Они вернулись в большую комнату. Гости, разбившись на группки, что-то оживленно обсуждали. При ее появлении в комнате воцарилась гнетущая тишина.

Сюзанна почувствовала, как вся кровь бросилась ей в лицо, но постаралась вести себя так, словно ничего не случилось. Подойдя к женщине, организовавшей эту вечеринку, Сюзанна поблагодарила ее за прекрасный вечер и подала ей руку.

— Вы уходите?

— Я должна еще успеть в воскресную школу.

— Лукас уже ушел.

Сюзанна облизала пересохшие от волнения губы.

— Лукас? Ах да! Вы имеете в виду Лукаса Бойда? Он уже ушел? Должно быть, он тоже преподает в воскресной школе.

Конец фразы потонул в дружном хохоте. Видимо, к их разговору прислушивались многие из присутствующих. Сюзанна заставила себя изобразить на лице дружескую улыбку и направилась к двери, сопровождаемая шепотком и любопытными взглядами, но с гордо поднятой головой.

Абби догнала ее в дверях, когда Сюзанна, облегченно вздохнув, уже готова была скрыться в ранних октябрьских сумерках.

— Не сердись на Лукаса. Это моя вина, что так получилось. Прошу тебя, останься!

Сюзанна посмотрела на свою лучшую подругу и сказала:

— Не казни себя, Абби. Спасибо, что пригласила меня. — Высвободив руку, она быстро сбежала с лестницы. Ее машина стояла со стороны торца дома, за углом. Выбравшись на улицу, Сюзанна было вздохнула с облегчением...

Но, увидев свою машину, остановилась как вкопанная.

У машины стоял этот несносный ковбой.

Лукас боялся, что, как только Сюзанна увидит его около машины, она тут же бросится в противоположную сторону. А бежать за ней он не хотел — не надо, чтобы их видели вместе. Ему было просто необходимо поговорить с ней.

Однако женщина и не думала бежать. Она не торопясь шла к своей машине, опустив голову и глядя под ноги.

— Сюзанна, — негромко окликнул Лукас.

— Отойдите, пожалуйста, — сухо попросила она.

Еще чего! Никуда он не уйдет, пока не скажет все, что должен сказать.

— Я хочу извиниться перед вами. Я был вне себя от гнева.

— Что, кто-то осмелился ослушаться? — холодно спросила женщина.

Лукас не поверил собственным ушам: эта строптивица явно бросала ему вызов. А он-то настроился загладить свою вину! Его, как истинного джентльмена, мучила совесть, что он расстроил ее, может даже, довел до слез. Но ее холодность и вызывающий тон отбили у него всякую охоту каяться.

— Нет, — процедил Лукас сквозь зубы. — Но ваше поведение оставляло желать лучшего!

Она гордо вздернула подбородок.

— Мое поведение было безупречно.

— Вот как? Вы оставили меня посреди танцплощадки в глупейшем положении! — Он сжал кулаки и попытался взглянуть на нее сверху вниз, но это у него плохо получилось: он был лишь чуть-чуть выше ее.

— Женщина имеет право выбирать, с кем ей сидеть за столом, — возразила Сюзанна.

— Если б вы не ушли, я бы не завелся.

— И решили отомстить мне? Что ж, своей цели вы достигли, мистер Бойд!

Ее слова заставили Лукаса втянуть голову в плечи, будто Сюзанна ударила его.

— Что вы! У меня и в мыслях не было обидеть вас! Поверьте мне. Абби все допытывалась, чем я расстроил вас. Я в самом деле вас расстроил?

— Никому не хочется, чтобы о нем судачили, мистер Бойд.

— А до этого? Когда мы танцевали? Абби сказала, что я расстроил вас. — Он внимательно вглядывался в ее лицо, стараясь понять, что она чувствует. Губы у нее слегка дрожали. Если бы он так внимательно не всматривался, он никогда бы не заметил, какие они у нее мягкие и чувственные.

Сюзанна смотрела куда-то вдаль поверх его плеча.

— Я расстроилась, что высказала такое грубое предположение о вашей жене. У меня даже в мыслях не было сказать что-то обидное о ней или о вашем браке. Абби заметила, что я расстроена, и по-своему объяснила это. — Подняв на него карие глаза, Сюзанна тихо проговорила: — Простите, я была неправа.

Этого он никак не ожидал. По своему опыту Лукас знал, что женщинам нравится, когда мужчина признает себя виноватым. Но чтобы они сами признавали свою вину — нет, такого он не помнил. Ему показалось, что напряжение немного спадает.

— Благодарю вас, Сюзанна. Наверное, сегодня вечером мы оба оказались очень неуклюжи в манере общения. Не знаю, что ответить на ваше извинение, у меня в жизни никогда не было ни чего подобного. Он попытался улыбнуться, надеясь, что и она улыбнется в ответ.

Однако этого не произошло.

— Теперь, когда наш разговор закончен, не могли бы вы отойти от моей машины, чтобы я могла сесть за руль? — Он даже не знал, какое у нее при этом выражение лица, потому что она больше не поднимала глаз.

— Хорошо, медленно произнес он, пристально глядя на нее. — Но я думаю, что наш разговор еще не кончен.

В ответ Сюзанна вскинула на него тревожный взгляд карих глаз.

— Что вы хотите этим сказать? Нам больше не о чем разговаривать.

— Нет. Мы должны решить, как нам быть стой оплошностью, что я сегодня допустил. — Лукас скрестил руки на груди с таким видом, словно собирался простоять так хоть до следующего столетия.

«Неспроста же она извинилась передо мной, — думал Лукас, — может, она все-таки сменила гнев на милость?»

— Не надо ничего предпринимать, мистер Бойд. Абсолютно ничего! — услышал он решительный ответ.

— Может, вам стоит называть меня просто Лукасом? Раз уж все решили, что мы с вами спим вместе, глупо обращаться друг к другу так официально.

Сюзанна вздохнула.

— Тем больше причин сохранять дистанцию. И нам не нужно встречаться. Все должно оставаться как прежде, словно ничего не случилось. Вы больше не приходите ко мне в библиотеку, а я не стану и близко подходить к вашему ранчо. Видите, вопрос исчерпан.

Почесав в затылке, Лукас спросил:

— Вы еще не отказались от мысли завести ребенка?

— Конечно, нет!

— Представляете? Люди решат, что ребенок от меня. — На этот раз ему удалось перехватить ее взгляд, и он выжидал, как она отнесется к его словам.

— Если... если мы будем все отрицать, если нас не будут видеть вместе, я уверена, слухи прекратятся...

Губы у нее снова задрожали, и ему захотелось потрогать их, убедиться, что на ощупь они такие же мягкие, как казались на взгляд.

— Может быть, вы правы, — сказал он примирительно, желая успокоить ее.

— Я замерзла. Извините, мне пора домой.

Ему пришлось отойти. Будь на ее месте другая женщина, он бы предложил согреть ее. Но Сюзанна... Даже во время танца он чувствовал, как она напряжена. Не стоит усложнять их отношения. Лукас с удивлением обнаружил, что ему не хочется расставаться с ней.

Он вдруг понял, что без этой женщины его жизнь превратится в глухую тоску и одиночество.

Но образ Бет предстал перед его мысленным взором, и его робкое желание как-то облегчить свою участь бесследно исчезло. Он считал кощунством даже на мгновение допустить, что он обнимает другую женщину.

Лукас открыл дверцу машины и придержал ее, пока Сюзанна усаживалась за руль. Она ухитрилась проскользнуть в машину так, чтобы не дотронуться до него, даже случайно. Потом, не глядя на Лукаса, бросила короткое:

— Спасибо.

— У меня есть одна задумка. Я расскажу вам о ней завтра — сказал он, держа дверцу открытой.

— Ни в коем случае! Мы же договорились не встречаться! Нас не должны видеть вместе.

Смятение, отразившееся на лице, Сюзанны напело Лукаса на мысль, что она не настолько самоуверенна и спокойна, как казалась с первого взгляда. Он усмехнулся.

— Не волнуйтесь. Я буду предельно осторожен.

В ответ она захлопнула дверцу, включила двигатель, мотор загудел, и машина стремительно рванулась с места.

Лукас едва успел отскочить. Грязь из-под колес полетела во все стороны.

* * *

Осторожен! Кто бы говорил! Именно из-за его неосторожности о ней уже судачит весь город.

Но если бы только это! Лукас Бойд волновал ее как мужчина. Когда во время танца она грудью касалась его груди, у нее подкашивались ноги и ее охватывало непреодолимое желание.

Даже сейчас Сюзанна чувствовала щемящую боль. Она стиснула зубы. Вот и домик-крошечка, который она снимает у Абби. Выйдя из машины, Сюзанна отперла входную дверь и, бросив сумку и ключи на столик, быстро прошла в комнату. Ей было душно, не хватало воздуха. Впервые она пожалела, что комнатка такая маленькая.

Что ей теперь делать?

Если осуществить свой план, все будут считать, что ее ребенок от Лукаса. Если отказаться — она останется ни с чем.

Сюзанна ходила из угла в угол, пытаясь найти выход из создавшейся ситуации. Наконец ее осенило!

Ну конечно! Как она сразу не догадалась! Надо, чтобы у Лукаса Бойда появилась девушка! А если две — еще лучше. Ясно ведь, сколько поклонниц у такого красивого, цветущего парня с ранчо. Его надо просто «сосватать» какую-нибудь девушку Лукасу. Все начнут судачить о них, а про нее, Сюзанну, забудут.

Она решила начать осуществление своего плана немедленно. Сев за маленький письменный стол, который принадлежал еще ее бабушке, Сюзанна достала изящный набор ручек, который берегла и редко им пользовалась, и, взяв лист бумаги, начала писать. Сочинив записку и перечитав ее, она решила, что Лукас непременно попадется на эту удочку!

Надо успеть, пока он снова не появился в библиотеке.

В воскресенье днем Лукас сидел за письменным столом, разбирая кучу счетов и извещений. В дверь постучали.

— Войдите! — крикнул он, не отрываясь от бумаг.

Это был Фрэнки.

— Ну что там еще? — недовольно спросил хозяин. Когда Лукас работал у себя в кабинете, Фрэнки беспокоил его только в исключительных случаях.

— Там Сэм Дженкинс. Говорит, что его попросили передать вам письмо.

Лукас взял конверт и повертел его в руках.

— Спасибо, — буркнул он, отложил конверт в сторону и совершенно забыл о нем.

Разобравшись со счетами, которые накопились за месяц, он вдруг наткнулся на отложенное письмо. На конверте было только его имя, ничего больше. Может, письмо от самого Сэма Дженкинса? Но его сосед никогда не писал такой дорогой ручкой. Может, его жена устраивает вечеринку? Лукас подумал, что раз он после долгого перерыва появился вчера на людях, то приглашения не заставят себя ждать.

Но вместо приглашения он обнаружил в конверте листок, подписанный Сюзанной Лэнгстон:

«Дорогой Лукас!

Кажется, я придумала, как нам выйти из создавшегося положения. Не могли бы мы встретиться за ленчем завтра в полдень в кафе «Красная туфелька»?»

Плохо же она знает жизнь фермеров, если думает, что он потащится завтракать в город в самый разгар рабочего дня! Хорошо, он сделает для нее исключение. А как-нибудь при случае объяснит, что не надо ломать день занятому человеку из-за какой-то ерунды.

Содержание записки вызвало у него улыбку. По его мнению, существовало только одно правильное решение, но, в конце концов, можно послушать и предложение Сюзанны. Если оно стоящее, он готов проявить и гибкость, и благоразумие.

Если бы у него появилась реальная возможность иметь сына, он с радостью отказался бы от плана доктора. Он вовсе не хотел еще раз жениться, тем более на Сюзанне Лэнгстон. Правда, при ближайшем рассмотрении она показалась ему гораздо привлекательнее, чем при первой встрече, но эта ее ужасная манера все время спорить!..

Да, хорошей жены из нее не выйдет, зато она может родить ему замечательного сынишку! Высокого, сильного, умного и смелого! Из нее выйдет прекрасная мать.

Он с нетерпением ждал, когда наступит утро.

Утром Лукас, осмотрев свои пастбища, вернулся домой в половине одиннадцатого. Было как-то непривычно лезть под душ в середине дня, но нельзя же пойти на свидание с дамой прямо из конюшни.

Записка Сюзанны не выходила у него из головы. От слабых проблесков сомнения, вызванного слишком вежливой манерой, в которой была написана записка, он отмахивался. Накануне тревожные предчувствия закрались в его душу лишь поздно вечером, когда он ложился спать, но записка произвела на него такое впечатление, что он решил не давать им воли.

Он надеялся, что ее тон так разительно изменился, потому что она решила стать матерью. Мечты их обоих осуществятся! Наверное, она решила согласиться быть няней его сына.

У него будет сын!

От этих слов на душе у Лукаса становилось светло и спокойно. О женщине, которая должна осуществить его мечту, он решительно не задумывался.

Ему всегда нравились незлопамятные люди, и Лукас не сомневался, что после неудачной вечеринки Сюзанна все-таки изменила свое отношение к нему.

Он одевался с особым тщанием. Надо бы купить новые джинсы и рубашки. А то совсем в бирюка превратился!

Улыбаясь, он схватил пиджак и сбежал с лестницы. Проходя мимо Фрэнки, он сказал:

— Я еду в «Красную туфельку» завтракать с дамой. Вернусь поздно.

Фрэнки был так ошарашен, что не нашел слов, а Лукас, улыбаясь, вышел из дома и сел в машину.

Через несколько минут он был в Кальенте. Поставив свой грузовик на стоянке у «Красной туфельки», Лукас направился к кафе. Это было лучшее кафе в городе.

Хозяйка встретила его у дверей и как-то странно улыбнулась:

— Привет, Люк. Я знала, что ты сегодня придешь.

— Надо же, как быстро распространяются новости! — Но он не расстроился. Скоро, очень скоро он сможет раскрыть свою тайну.

— Следуй за мной, — сказала хозяйка.

Лукас снял шляпу и стал пробираться между столиками, ища глазами Сюзанну. Ее нигде не было, и он уже собрался попросить хозяйку отвести его к пустому столику, где он мог бы подождать, но та внезапно остановилась, так что Лукас чуть не налетел на нее.

— Лукас, сюда, пожалуйста. Приятного аппетита, дамы!

Он стоял как громом пораженный. Три хорошенькие блондинки смотрели на него, и каждая непременно хотела сесть рядом с ним.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Сюзанна улыбалась, гордясь своей изобретательностью.

Найти трех хорошеньких блондинок в Кальенте оказалось не так-то просто, а Сюзанна решила, что раз первой любовью Лукаса была блондинка, то и теперь ему должна понравиться женщина того же типа. Не без помощи Абби Сюзанна нашла трех привлекательных молодых женщин.

Их пришлось уговаривать встретиться с Лукасом Бойдом, но подумав, они решили, что не стоит упускать возможность утешить богатого вдовца, который наконец вышел из своего добровольного заточения.

— Вы слышали? — спросила Герти, подходя к полке и беря две книги.

— Простите, Герти, о чем вы? — спросила Сюзанна, с трудом отрываясь от своих мыслей.

— О Лукасе Бойде. Он завтракал в «Красной туфельке» с тремя женщинами, — шепотом сообщила Герти, как будто речь шла, по меньшей мере, о секретном сотрудничестве Китая с Россией.

— В самом деле? — как можно беспечнее проговорила Сюзанна. — Ах, ах! Они разбили мое сердце!

Герти удивленно взглянула на нее:

— Что-то непохоже, Сюзанна, что вы расстроились!

— Ну, я умею входить в роль и скрывать свои чувства, — засмеялась Сюзанна.

Старушка наконец поняла, что Сюзанна шутит.

— Надо сказать, Лукас — богатый улов!

— Охотно верю, но я рыбной ловлей не увлекаюсь. — Сюзанна отметила книги в формуляре и вернула их Герти. Та слыла отчаянной сплетницей. Если она поверит, что между Сюзанной и Лукасом ничего нет, то об этом сразу станет известно всему городу.

— Вам тоже не следует отставать. У каждой женщины должен быть супруг, — сказала старушка, вероятно совсем забыв, что овдовела двадцать лет назад и с тех пор прекрасно обходилась без мужа.

— Может, и вам, Герти, стоит заняться Лукасом! Из вас получится прекрасная па...

Шутливая улыбка исчезла с лица Сюзанны. Старинная дубовая дверь с витражами распахнулась настежь, и в библиотеку вошел человек в надвинутой низко на лоб ковбойской шляпе. Она закрывала ему лицо, но не узнать ковбоя и не понять, в каком он бешенстве, было невозможно.

— О Господи, — прошептала Герти.

Сюзанна заставила себя остаться за кафедрой. Она полагала, что Лукас сначала расстроится, увидев вместо нее трех блондинок, но потом, согласно ее плану, блондинки должны были вскружить ему голову.

Видно, она просчиталась.

Лукас стремительно подошел к кафедре и указал на дверь ее кабинета. Не дожидаясь приглашения, он решительно направился туда.

— Что происходит? — удивленно спросила Герти.

— Наверное, у мистера Бойда просрочена книга, — сказала Сюзанна первое, что пришло ей в голову. Она попросила помощницу заменить ее за кафедрой и сказала: — Извините, Герти, но я должна идти. Желаю вам получить удовольствие от чтения.

Герти намека не поняла и осталась стоять.

— Сюзанна, неужели вы пойдете к нему?

— Ну да, это моя работа. Я...

— Сюзанна, я долго буду вас ждать? — послышался раздраженный голос Лукаса.

Этого Сюзанна вынести не могла. Она редко выходила из себя, но если этот человек думает... Прервав на полуслове разговор, Сюзанна соскользнула с табурета и быстро направилась к кабинету.

Плотно закрыв за собой дверь, она обернулась.

— Да как вы смеете?

— А вы как смели?

Лукас стоял с воинственным видом, сжав кулаки и тяжело дыша. Он даже забыл снять шляпу. Сюзанна почувствовала, как бешено забилось ее сердце. Только отчего? Напугала ярость или... этот мужчина настолько волновал ее?

— Что плохого я сделала? Просто пригласила вас на завтрак с милыми приятными дамами, — произнесла Сюзанна не очень уверенно.

— Что плохого? Какого черта вы сделали меня посмешищем всего города!

— Не по-джентльменски делать подобные замечания! — Не давая ему возразить, она быстро добавила: — Такие красавицы блондинки! Мне казалось, вам нравятся блондинки.

— Две из них никакие не блондинки. Лайза красится с четырнадцати лет, у нее волосы стали жесткие, как солома. А Белинда начала краситься после первого развода.

У Сюзанны глаза округлились от удивления.

— Я и не предполагала, что вы такой строгий блюститель нравов и что вы так хорошо знаете этих женщин!

— Еще бы мне их не знать! Они родились и выросли здесь. А теперь объясните мне, что вы затеяли? — Лукас подошел поближе.

Сюзанна попятилась. Она боялась, что, стоит ему дотронуться до нее, он сразу поймет, как волнует ее.

— Я подумала, что после субботней вечеринки вами заинтересовались многие женщины в городе.

— А вам не приходило в голову, что стоило бы предупредить меня? — тихо проговорил он. В его голосе слышалась угроза.

Ее кабинетик был так мал, что Сюзанна невольно подумала, как трудно здесь увернуться от него.

— Н-нет. Я считала, что вы мне в этом деле не помощник.

— Черт возьми! Конечно, не помощник. Но ведь все они решили, что я собираюсь жениться, и каждая не сомневалась, что именно на ней.

— Вот и хорошо! Это как раз то, что вам нужно!

— Нет, мэм, это мне не нужно.

— Почему же? У вас был бы сын...

— И жена в придачу? Зачем? — перебил ее Лукас.

Сюзанна нервно покусывала нижнюю губу, лихорадочно пытаясь найти какие-нибудь подходящие слова, но не могла собраться с мыслями. Попробуйте-ка что-нибудь придумать, когда эта разъяренная махина заполняет собой всю комнатушку, а желание против воли обжигает вас и ноги подкашиваются...

— Черт возьми, прекратите! — выкрикнул Лукас.

Она испуганно взглянула на него и пролепетала:

— Что прекратить?

— Кусать губы, — бросил он и, повернувшись к ней спиной, отошел на несколько шагов. Ему до смерти захотелось прижаться губами к ее губам.

Она, конечно, ничего не поняла, но была счастлива, что он отошел. Теперь она по крайней мере смогла вздохнуть.

— Извините меня, если... если завтрак не получился. Я оплатила его.

Он резко обернулся:

— Ха! Вот чего мне не хватало для полного счастья! Чтобы женщина за меня платила!

— Вы просто грубиян! — воскликнула Сюзанна. — Разумеется, оплатила. Ведь я приглашала.

— Приглашение прямо-таки сомнительное. А я-то думал, что вы решили согласиться на... ну, вы понимаете.

Он отвел глаза, но от Сюзанны не ускользнуло выражение грусти, которое выдавало всю глубину его переживаний. Не отдавая себе отчета в том, что делает, Сюзанна коснулась его плеча. Он отпрянул, будто его ужалили.

— Я хочу извиниться перед вами. — Конечно, она прекрасно понимала, что ему неприятна фамильярность с ее стороны, но она не хотела казаться невежливой. — Я не думала обидеть вас, — тихо проговорила Сюзанна.

— Верю.

— Я просто надеялась, что какая-нибудь из женщин вам понравится. Я старалась найти женщин, похожих на вашу Бет, потому что...

— Как вы можете сравнивать их с моей Бет?! Вы же ничего о ней не знаете! Она была... само совершенство! Так, как я любил Бет, я больше никого не полюблю. Запомните это раз и навсегда!

Лукас пулей вылетел из ее кабинета. Если бы она не посторонилась, он бы сбил ее с ног.

— Герти! Вы еще здесь? — как можно спокойнее спросила Сюзанна. — Подобрали себе что-нибудь еще?

Слегка улыбнувшись, старушка покачала головой:

— Да нет, мы тут с Луизой просто поболтали.

— А! Луиза, вы не могли бы заменить меня еще на полчаса, а то мне надо срочно оформить несколько заявок.

— Конечно, могу. Я здесь побуду еще часок, так что спокойно работайте. — При этом Луиза переглянулась с Герти.

Разговор с Лукасом настолько выбил Сюзанну из колеи, что, пробормотав слова благодарности, она поспешила скрыться в своем кабинете. Плотно закрыв за собой дверь, она с грустью подумала, что похожа на раненого зверя, который забивается в нору, чтобы зализать свои раны. Она не знала, как ей теперь быть. Лукас не поддался на ее уловку.

В маленьком провинциальном городке слухи распространяются со скоростью лесного пожара в засуху. Никто не мог понять, с какой стати Лукас посреди рабочего дня бросил ранчо и приехал завтракать с тремя (!) дамами. Зачем потом пошел в библиотеку. Когда мужчины Кальенте вечером сели ужинать, жены первым делом рассказали им о странном событии, которое взбудоражило весь город.

В доме Лукаса раздался телефонный звонок.

— Сынок, что ты там еще затеял?

Лукас сразу узнал голос.

— Привет, док. Что вы имеете в виду?

— Ты что, собираешься ухаживать за кем-нибудь их этих блондинок? Брось, они тебе не пара.

Лукас вздохнул:

— Я уже не мальчик, чтобы бегать на свидания!

— Тогда зачем... — начал было доктор.

— Это все из-за вас, — мрачно перебил его Лукас.

— Ты думаешь, что говоришь? Я не имею к этому никакого отношения! — воскликнул доктор Грэбл.

— Да ведь это все ваша протеже, Сюзанна Лэнгстон, эта милая, ангельской доброты, женщина подстроила.

В трубке долго молчали. Наконец доктор спросил:

— Что ты имеешь в виду?

— Она прислала мне записку, в которой сообщала, что нашла решение нашей проблемы, и просила меня встретиться с ней в кафе «Красная туфелька». Когда я приехал, эти три блондинки уже ждали меня, а ваша распрекрасная мисс Лэнгстон даже не появилась! Представляете, она еще и оплатила этот завтрак!

— О Господи. Теперь я понимаю: ты отправился в библиотеку, чтобы сказать ей все, что ты об этом думаешь? Да?

Лукас только вздохнул. Сейчас ему было стыдно за свое поведение, но после того, как он целый час отбивался от трех женщин, которые наперебой старались обольстить его, ему было необходимо сорвать на ком-нибудь зло.

— Да, именно так и было, — признался он.

Наступило молчание, еще более длительное.

Наконец доктор спросил:

— И что же, ты отказываешься от нашего плана?

Лукас со стоном покачал головой. Потом спохватился, что доктор не видит его.

— Не знаю.

— Что значит «не знаю»? Я же предупреждал тебя, что это дело трудное, но выполнимое.

— Верно, но я не ожидал, что мне придется пережить такой позор. Я чувствовал себя лакомым кусочком, который каждая из этих женщин хотела отнять у других. Никогда еще я не попадал в подобную переделку.

— Ну и что же они вытворяли?

— Одна гладила меня под столом рукой, а Дорин она сидела напротив — сбросила туфли и все норовила пощекотать пальцами мои ноги. И это все средь бела дня! — Лукас закрыл глаза, припоминая эти откровенные заигрывания трех одиноких женщин. — Все трое наперебой жалели меня за то, что я давно лишен женской ласки, и выражали полную готовность меня утешить. — «Будто секс только для того и существует, чтобы утешать», — подумал он про себя.

— Ну и как, удалось им тебя соблазнить?

Вопрос попал в точку. Лукас вздрогнул. Однако причиной тому были вовсе не дамы в кафе. К его удивлению, желание пробудила в нем... Сюзанна, испуганная, растерянная... Ему так хотелось погладить ее по щеке.

— Нет, что вы! Эти трое мне совершенно безразличны, — после долгого молчания сказал Лукас в телефонную трубку.

— Так что ты все-таки собираешься делать?

Он и сам ломал голову над этим. Ему по прежнему страстно хотелось иметь сына. Разочарование от нелепой выходки этой мисс Лэнгстон было горьким. Наверное, нельзя отступать от плана доктора.

— Не знаю, хватит ли у меня сил осуществить ваш план. Я должен хорошенько подумать, — сказал Лукас.

— Все, что от тебя требуется, — это быть честным. Не так уж трудно сделать женщине предложение так, чтобы она поняла: намерения у тебя добрые.

Лукаса обдало жаром. Он боялся расслабиться и потерять голову из-за женщины. Надо сосредоточиться только на сыне, а Сюзанну выбросить из головы.

* * *

На следующий день Сюзанна поняла, что ее план сработал против нее самой. От посетителей не было отбоя. Всем не терпелось увидеть женщину, которая дерзнула подшутить, как им казалось, над самим Лукасом Бойдом.

Бурная реакция самого Лукаса на ее выдумку, которую она и не предполагала, сыграла с ней злую шутку.

Подавив невольный вздох, она улыбнулась пожилому владельцу ранчо, который вдруг заинтересовался книгами по истории штата Колорадо. Она старалась быть очень предупредительной. Пусть увеличение оборота книг в городской библиотеке произведет хорошее впечатление на отцов города.

— Боже! Сколько народу-то! — воскликнула Абби, когда Сюзанна проходила мимо кафедры. — Господь свидетель, такого столпотворения еще не было!

— Да, похоже, жители Кальенте все как один решили повышать свой образовательный уровень, — сказала Сюзанна, не удержавшись от иронии.

Абби усмехнулась. Она предупреждала Сюзанну, что ее план может иметь неожиданные последствия. Хотя Абби пока воздерживалась от обычного в таких случаях «Я тебе говорила», Сюзанна ждала, что вот-вот подруга произнесет эти слова.

— Зато они мало интересуются общественными делами, — проговорила Абби, улыбаясь.

Сюзанна почему-то вспомнила, как говорил в таких случаях Лукас, и повторила его восклицание:

— Ага, точно.

Потом она направилась было в свой кабинет, но услышала за спиной скрип входной двери и торопливые шаги. По читальному залу прокатился приглушенный гул голос. Обернувшись, Сюзанна чуть не вскрикнула от удивления.

Провожаемый любопытными взглядами, к ней направлялся... Лукас Бойд.

Как только он вошел в библиотеку, ему стало ясно, что надо было выбрать место более уединенное. Но явиться к ней домой было бы неудобно: не так близко они знакомы.

Он помрачнел при мысли о женщине, которой собирался... Ну да ладно... Войдя в читальный зал, Лукас уселся за стол в первом ряду.

— Привет, Сюзанна! Вы можете уделить мне несколько минут?

Она была в скромном коричневом платье, которое очень шло к ее карим глазам, а волосы гладко зачесаны назад и собраны в тугой пучок. Он был уверен, что его появление ей полностью безразлично, но внезапно заметил, как дрожат у нее руки, когда она вкладывала формуляр в книгу, которую он принес сдавать.

— Я очень занята, — пробормотала она, не поднимая головы.

Лукас обвел взглядом читальный зал:

— Вы не возражаете, если я поговорю с Сюзанной?

Все закивали в знак согласия. Он обернулся к Сюзанне с торжествующей улыбкой: Видите, все согласны подождать. Мне нужно сказать вам нечто чрезвычайно важное.

Ни слова не говоря, она повернулась и направилась в свой кабинет. Лукас шел за ней, с безотчетным удовольствием глядя на ее покачивающиеся бедра. Спохватившись, он перевел взгляд на строгий узел волос на затылке Сюзанны.

— Послушайте, Лукас, я не собираюсь дважды извиняться перед вами за вчерашнее. Мне жаль, что завтрак в кафе не доставил вам удовольствия... Я хотела как лучше.

— Я здесь не для того, чтобы вспоминать вчерашнее... хотя, по правде говоря, вы теперь моя должница. — Вся кровь, казалось, бросилась ей в лицо, и Лукасу захотелось коснуться ее щеки, ощутить этот пылающий жар.

— Я так не считаю, — сказала она решительно, раскладывая перед собой какие-то документы и всем своим видом демонстрируя невероятную занятость.

Лукас примирительно произнес:

— Вы совершенно правы. Я только хотел сказать, что, если вы станете матерью-одиночкой, все будут думать, что ребенок у вас от меня. Наши с вами репутации погибли безвозвратно.

— Я уеду, — тихо сказала Сюзанна.

Ее слова болью отозвались и его сердце.

— И вам будет не жаль уезжать? Похоже, вам здесь нравится.

Стараясь не смотреть на него, она отозвалась:

— Да, очень нравится.

— Тогда зачем уезжать? У меня есть предложение получше! — Лукас подошел поближе. Ему хотелось взять ее за руку, он был уверен, что тогда им будет легче понимать друг друга. Но как только он потянулся к ней, Сюзанна спрятала руку за спину.

— Какое же?

Она смотрела ему прямо в глаза, воинственно вздернув подбородок, готовая защищаться. Он вспомнил, что Бет никогда не спорила с ним. Только если он не соглашался с чем-нибудь — замолкала, надув губки. А вот Сюзанна всегда была готова дать ему решительный отпор.

Лукас нервно сглотнул. Во рту у него пересохло.

— Выходите за меня замуж, — произнес он срывающимся от волнения голосом. Не думал он, что когда-нибудь снова произнесет эти слова.

— Что-что? — едва слышно проговорила Сюзанна, сильно побледнев.

Лукас испугался, как бы она не потеряла сознание.

— Я все думал, Сюзанна. У нас будет ребенок, о котором мы оба так долго мечтали. Вам не надо будет заботиться о деньгах, необходимых для его содержания, — это я беру на себя. А мне не придется ломать голову, где найти няню. — Ему казалось, что он говорит ясно и просто, как советовал доктор. Но Сюзанна лишь отпрянула от него, покусывая по своей привычке нижнюю губу. На ее щеках вновь вспыхнул румянец.

— Вы вчера накричали на меня именно за то, что вас хотели сосватать без вашего ведома, а сейчас предлагаете мне выйти за вас замуж, что бы решить наконец вопрос с ребенком. Жена вам не нужна.

Лукас вспомнил, что вчера действительно так сказал.

— Я был вне себя от злости, — признался он.

— Так что же, со вчерашнего дня ваше мнение изменилось?

Он отвернулся и заходил из угла в угол.

— Послушайте, Сюзанна, те дамы ничего не поняли. Они подумали... или вы им сказали, будто я ищу себе подружку. — Он взглянул на нее, но ее лицо было непроницаемо. — А вы, Сюзанна, — вы совсем другое дело. Вам нужен ребенок, а не муж.

Он был уверен, что она обязательно поймет его. Он даже облегченно вздохнул и улыбнулся.

— Благодарю вас за предложение, мистер Бойд, — спокойно сказала Сюзанна, — но мне это не подходит.

И, не дожидаясь ответа, направилась к двери, давая понять, что разговор окончен.

— Постойте! — воскликнул он. Не оборачиваясь, она стояла у двери спиной к нему. — Сюзанна, подумайте, от чего вы отказываетесь! У вас будет все... прекрасный дом, семья, все, что вы не пожелаете. Я приложу максимум усилий, лишь бы вы были счастливы.

— Лукас, я и без вашей помощи буду иметь все, что пожелаю. В пятницу я поеду в Денвер, в клинику «Мать и дитя», на первое собеседование.

У него потемнело в глазах.

— Нет! — срывающимся от отчаяния голосом выкрикнул Лукас.

— Лукас... мы все уже обсудили. Хватит. Я думаю...

— Нет, не говорите так! Давайте попробуем еще раз все обсудить, может, мне удастся убедить вас?

— Лукас, — сказала Сюзанна, — я не могу...

— Нет, можете! Сегодня только вторник. Прошу вас, приезжайте завтра вечером ко мне на ранчо. За ужином все и обсудим. А в пятницу поедете в клинику... если мне не удастся переубедить вас. А если мы все-таки договоримся, то в четверг вы позвоните в клинику и откажетесь от обследования. — Он стоял не дыша, со страхом ожидая ее ответа.

Сюзанна подняла голову и посмотрела на него своими огромными карими глазами. Он не понял, что они выражали.

— Хорошо. — Глубоко вздохнув, она отвернулась.

Сюзанна произнесла это так тихо, что он засомневался, действительно она согласилась или ему это только показалось.

— Вы правда согласны? — переспросил он, подойдя ближе и коснувшись ее плеча.

— Да, но я вам ничего не обещаю. Сомневаюсь, что я передумаю, хотя прекрасно понимаю, почему вы так настойчиво стараетесь меня уговорить. Повторяю, я могу произвести на свет ребенка и без вашего участия.

— Я знаю, Сюзанна, — он ласково и осторожно коснулся ее плеча. — И все же прошу вас дать мне еще один шанс.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Как должна одеться женщина, которая намерена отклонить предложение мужчины?

Сюзанна не знала. Она стояла перед открытым платяным шкафом в полной растерянности. И зачем она вчера согласилась поужинать с Лукасом на его ранчо?

В глубине души она понимала, почему. Трудно было отказаться, видя перед собой умоляющие голубые глаза Лукаса, зная, что пришлось пережить. Но ничего хорошего она от этой встречи не ждала.

Он станет спрашивать, почему она не хочет выйти за него замуж, а как объяснить ему, что тяжело выходить замуж, если понимаешь, что будущий муж абсолютно равнодушен к тебе.

Да еще она чувствовала, что он-то нравится ей все больше и больше. А она ничем — абсолютно ничем — не походит на Бет, которую так любил Лукас. Он сам сказал, что никогда больше не сможет полюбить. Он будет верен своей Бет вечно.

Вздохнув, Сюзанна сняла с вешалки блузку и юбку вишневого цвета, достала из верхнего ящика серебряный пояс. Она распустила волосы, и волнистые пряди свободно упали ей на спину. Возможно, подсознательно она стремилась выглядеть более женственно, хотя они с Лукасом намеревались обсуждать чисто деловое предложение.

Прекрасно. Теперь она похожа на человека.

Со вздохом она подкрасилась, что тоже было необычно для нее, и взяла сумочку и ключи. По пути на ранчо Лукаса она заехала за Абби. Он согласился, когда Сюзанна сказала ему, что хотела бы приехать с подругой.

— Ты не передумала? Может, мне не стоит ехать? — сразу же спросила Абби.

— Нет, не передумала, — тихо ответила Сюзанна. Она и представить себе не могла ужин вдвоем с молодым человеком, к которому явно начала питать теплые чувства. Кроме того, при Абби Лукас не станет дотрагиваться до нее. Его прикосновения сводили Сюзанну с ума.

Ранчо Лукаса находилось в двух милях от города. Они ехали молча. Владения Лукаса, даже по колорадским меркам, были внушительными и тянулись, казалось, до самого горизонта.

Въехав в усадьбу, Сюзанна поставила свой автомобильчик рядом с темно-синим красавцем «кадиллаком».

— У Лукаса такая машина? — воскликнула она, привыкнув видеть Лукаса за рулем пикапа.

— Нет, — нахмурилась Абби. — Это машина Генри Грэбла. Разве ты не знаешь, что доктора тоже пригласили?

— Нет. Ну что ж, вполне логично. В конце концов, это же доктор Грэбл заварил... даже не знаю, как это назвать.

— Сюзанна, что бы ты ни решила, я поддержу тебя. Но прошу, хорошенько обдумай предложение Лукаса. Уж кому-кому, а ему есть что предложить женщине.

Сюзанна прикусила нижнюю губу. Может, она зря пригласила Абби? Похоже, та на стороне Лукаса!

— Он... того, чего хочу я, мне еще не предложил.

Напрасно она мечтает выйти замуж по-настоящему. Вряд ли она сумела бы сделать Лукаса счастливым, даже если бы он любил ее. Она снова вспомнила, как ее бывший жених заявил ей, что она холодная, как ледышка.

Но Лукас-то приводил ее в сильнейшее возбуждение, а Сюзанна была настолько неопытна, что боялась не справиться со своими чувствами. Она надеялась, что присутствие Абби поддержит ее в трудную минуту.

Парадная дверь открылась, и на пороге появился Лукас.

Сюзанна вздохнула, выходя из машины. Поскорей бы все это кончилось! — подумала она с досадой.

* * *

Лукас услышал шум мотора подъезжавшей машины и сразу занервничал.

Она уже здесь.

Еще немного, и он получит ответ на свой вопрос. Сегодня вечером все решится.

Он с удивлением заметил, что у него дрожат руки.

— Ну как ты? — спросил доктор.

— Нормально. Если... если этот план провалится, я придумаю еще что-нибудь, но сын у меня будет!

— Конечно, будет. Только мне показалось, что ты не очень-то обрадуешься, если Сюзанна согласится.

— Что вы! Как вы могли подумать такое?

Определенно, доктор сказал не подумав. Зачем ему отказываться от Сюзанны, если он потратил столько времени, уговаривая ее? Какая нелепость!

— Добрый вечер, Люк, — сказала Абби, появившись из темноты и подходя к освещенному крыльцу.

— Добрый, — ответил он, стараясь разглядеть в темноте вторую гостью.

Когда наконец Сюзанна тоже вышла на свет, Лукас остолбенел. С новой прической, которая ей очень шла, одетая так, что ее формы выгодно подчеркивались, она разительно отличалась от той невзрачной библиотекарши, которую он впервые увидел здесь, в своем доме.

У него сладко заныло под ложечкой.

Три года он не мог забыть свою Бет, и эти годы оставили на сердце глубокие шрамы. Будь что будет. Не станет он подавлять чувства и желания, которые вновь проснулись в нем.

— Проходите, пожалуйста, Абби, Сюзанна! Чувствуйте себя как дома!

Пока женщины входили в дом, Лукас, вздохнув, мысленно приказал себе собраться и помнить: ему нужен только сын, женщина тут ни при чем.

Он должен победить. Сюзанна будет вынуждена согласиться, потому что он нашел слабое звено в ее, казалось бы, хорошо продуманном плане.

— Очень хорошо, что вы приехали. Я с удовольствием покажу вам, как я здесь устроился. Милости прошу!

* * *

Сюзанна почувствовала, что сразу влюбилась...

Разумеется, в дом! Если бы она покупала себе дом, то купила бы точно такой же.

Однако внутри дом казался необжитым, запущенным. Как будто его начали с любовью обставлять, но бросили на полдороге... Мебель представляла собой пеструю смесь из прочных добротных вещей поселенцев позднего периода и отдельных предметов, выполненных в современном стиле.

Чувствовалось, как не хватало здесь ежедневного любовного ухода, чтобы вернуть дому утраченный уют.

«Да ты просто ненормальная!» — одернула себя Сюзанна. Хуже всего, что от Лукаса не ускользнуло, какое впечатление произвел на нее его дом. Выражение лица у него было торжествующее.

Абби и доктор Грэбл хором восхваляли все преимущества, которые давало ей предложение Лукаса.

— Ужин был превосходный, — вежливо похвалила Сюзанна.

— Я обязательно передам Фрэнки, что вы оценили его способности. Он и вправду великолепно готовит.

— Да, ужин просто восхитительный! — поспешила присоединиться Абби. — Он будет хорошим помощником: всю готовку возьмет на себя. Ведь у большинства молодых мам нет никого, кто бы помогал им.

— Совершенно с вами согласен, — сказал доктор, положив вилку на тарелку. — Многим молодым мамам приходится вертеться как белка в колесе. Фрэнки — это просто находка.

Сюзанна едва заметно улыбнулась, потому что доктор, произнеся эту тираду, с сожалением посмотрел на недоеденный кусок кокосового торта с заварным кремом. Не сводя глаз с Абби, он незаметно взял вилку и торопливо отправил кусочек торта в рот.

— Да, Фрэнки так вкусно готовит, что от фигуры вмиг ничего не останется! Правда, доктор?

— От такого торта невозможно отказаться, — улыбнулась Сюзанна.

— Да, торт — пальчики оближешь! — согласился он, довольно улыбаясь, но улыбка мгновенно исчезла с его добродушного лица, как только Абби строго взглянула на него. — Но... я уверен... у Фрэнки есть в запасе и специальные рецепты, чтобы... не испортить фигуру!

Сюзанна чуть не ляпнула, что человек, который кормил артель пастухов, занятых тяжелой работой, вряд ли задумывался о таких пустяках, но промолчала.

Какой смысл? Несмотря на все преимущества предложения Лукаса, включая и кулинарные способности Фрэнки, она все равно откажет гостеприимному хозяину. Слишком дорогой ценой ей придется платить за эти преимущества: жить в браке, не зная любви мужчины и ежедневно подавляя свои собственные чувства к нему!

Работа никогда не пугала ее. Пугали одиночество и равнодушие. А здесь, на ранчо, хотя и работает много людей, она окажется в тоскливом одиночестве.

Ее размышления прервал хозяин дома, сидевший во главе стола. Откинувшись на спинку стула, он громко спросил:

— Ну как, Сюзанна, вы обдумали мое предложение? Нам удалось вас убедить?

Что-то в его взгляде, в его тоне было такое, что подавляло всякую волю к сопротивлению Но...

— Нет, Лукас, вы меня не убедили, я не готова принять ваше предложение.

Сюзанна мужественно выдержала его взгляд, надеясь, что никто не заметит ее смятения. Лукас смотрел на нее спокойно и серьезно, хотя, казалось бы, должен был выглядеть разочарованным.

— Что, даже богатство и спокойная обеспеченная жизнь вас не прельщают? — спросил он.

От волнения у нее пересохло во рту.

— Нет, благодарю вас.

— Сюзанна, вы же умная женщина! — воскликнул Лукас.

Эти слова озадачили ее. Она растерянно посмотрела на Абби, потом на доктора, стараясь понять, что имел в виду Лукас, но они, видимо, пребывали в таком же недоумении, как и она.

— Бьюсь об заклад, ваша мать с Юга!

Сюзанна кивнула, потом тихо добавила:

— Она родом из Техаса.

— А! Ваши родители умерли, не так ли?

— Да.

— И у вас нет никого: ни двоюродных братьев или сестер, ни теток, ни дядьев?

Она, глядя на него со все нарастающей тревогой, кивнула в знак согласия. Лукас подался вперед:

— Что же будет с вашим ребенком, если вы заболеете или, не дай Бог, попадете под машину?

Сюзанна вздрогнула и зажмурилась, Абби шумно засопела.

— Лукас Бойд, имейте же совесть! — возмутилась Абби.

Даже доктор строго сказан:

— Лукас, это жестоко!

— Нет, это только правда. Сейчас Сюзанне не нужно ни мое богатство, ни мой дом, но когда родится ребенок, тогда другое дело! Я всегда смогу побыть с ним, если ей понадобится куда-нибудь отлучиться. И ей не надо будет волноваться, потому что я своего сына полюблю всем сердцем. Если что-нибудь со мной случится, она не останется без средств. Она сможет растить сына, дать ему хорошее образование. Но... — он помолчал, — если Сюзанна будет растить ребенка одна и с ней что-нибудь случится, ребенок останется круглым сиротой и попадет в детский приют.

Сюзанна молила Господа Бога, чтобы все это оказалось дурным сном, чтобы, как только она откроет глаза, этот голос исчез и она проснулась в своей одинокой постели у себя дома. Пусть окажется, что Лукас Бойд ей просто приснился, но она никогда не знала его прежде.

— Вы этого хотите, Сюзанна?

Этот вопрос, заданный почти шепотом, эхом отозвался в ее сердце. Она открыла глаза и пристально посмотрела на своего мучителя. Она хотела что-то сказать, но у нее так дрожали губы, что она не смогла произнести ни слова.

— О, моя дорогая, моя бедная девочка! — Абби вскочила со своего места и подбежала к Сюзанне.

— Ну, парень, ты зашел слишком далеко! — возмутился доктор Грэбл и тоже поднялся из-за стола.

Лукас остался сидеть.

— Я сказал все это не для того, чтобы причинить вам боль или обидеть. Я хотел, чтобы вы задумались о судьбе малыша. Нашего малыша.

Его слова ударили ее будто током. Хотелось встать и уйти, но ноги не слушались.

Наконец она немного пришла в себя и, обернулась к приятельнице, прошептала:

— Пойдем домой.

— Конечно, дорогая. Давай уйдем от этих мерзких мужиков. — Абби помогла Сюзанне подняться.

— Постойте, что я-то плохого сделал? — запротестовал доктор.

— Вы обещали дать мне ответ сегодня вечером, Сюзанна, — напомнил Лукас.

— Абби, пожалуйста, пойдем скорей, — попросила Сюзанна. — Мой ответ...

— Не торопитесь, — резко оборвал ее хозяин дома. — Подумайте над тем, что я сказал. Я подожду до завтра.

Ей хотелось выкрикнуть: «Нет!» — но она не смогла.

Приходилось признать, что се уличили в без рассудком эгоизме, что она должна отказаться от надежды иметь ребенка...

Или — выйти замуж за Лукаса Бойда.

* * *

Лукас чувствовал себя волком, напавшим на невинную овечку. Лицо Сюзанны, когда она бросилась вон из его дома, а возможно, и из жизни, еще долго стояло у него перед глазами.

Он оказался прав. Он правильно угадал ее слабое место. Когда он понял, какое у нее чуткое сердце, как она боится обидеть даже его самого, Лукас не сомневался, что она никогда не откажется от своего ребенка.

Лукасу стало стыдно. Отец не раз говорил ему, что женщин надо оберегать и защищать. А вместо этого он причинил Сюзанне боль.

Сейчас Лукас буквально не находил себе места. Он совершил нечто такое, что его отец не одобрил бы. Не стоило так обращаться с Сюзанной.

Но он готов повторить свой довод тысячу раз, если только это поможет появлению у него сына.

Лукас снова заходил из угла в угол.

* * *

Ночь выдалась довольно теплая, что осенью в Колорадо случалось нечасто, но Сюзанна дрожала мелкой дрожью под теплым одеялом.

Лукас Бойд привел ей довод, с которым трудно было не согласиться. У ее ребенка — если он будет зачат искусственным путем — никого не будет, кроме нее. Если с ней что-нибудь случится, его усыновят или отправят в детский дом.

Может ли она пойти на такой риск? Имеет ли право дать жизнь ребенку, чтобы не оставаться в одиночестве, зная, что в случае ее смерти ребенок окажется совершенно один на свете?

Сюзанна погладила себя по животу, словно ребенок уже был в ее чреве. Она страстно хотела этого ребенка, молилась о нем, представляла, как будет его кормить, купать, переодевать.

Лежа без сна до самого утра, она искала выход, но так и заснула, ничего не решив.

Не успела она открыть глаза, как в памяти тут же всплыло все, что произошло накануне.

Как же ей быть? На что решиться?

* * *

— Что с вами сегодня? — спросил Фрэнки хозяина, когда тот в четвертый раз за утро зашел в кухню.

— Что? — машинально спросил Лукас, рассеянно глядя куда-то вдаль.

— Да ничего! Просто не успеваю я вымыть пол, как опять появляетесь вы и... Вот, опять грязные следы!

Лукас потер лоб, стараясь вспомнить, куда он шел. Сегодня он ни на чем не мог сосредоточиться... Мозг сверлила одна-единственная мысль: какое решение примет Сюзанна?

Он не понимал, почему она противится. Он предложил ей все, что только можно пожелать!

Кроме себя самого.

А ее это и не устраивает. А ведь если б она согласилась, то и клиника в Денвере ей не понадобилась бы.

Раздался звонок, и Лукас в два прыжка оказался у телефона.

— Алло!

— Люк? Это Майк! Я вчера проезжал мимо твоего ранчо и заметил, что с западной стороны повалился забор. Я подумал, что нужно тебя предупредить.

— Спасибо, Майк! Сегодня же пошлю туда рабочих. — Сердце Лукаса забилось ровнее.

— Может, вы все-таки уйдете? — спросил Фрэнки, когда Лукас повесил трубку.

— Я? Почему? — возмутился Лукас.

— Чтобы освободить мне кухню! — воскликнул, выйдя из себя, Фрэнки, снова хватаясь за швабру.

— Я сейчас еду в город, — сказал Лукас раздраженно.

— Вы к обеду вернетесь?

— Нет.

Если Сюзанна согласится, они пообедают в ресторане. Если нет, то ему будет не до еды.

* * *

— Да, понимаю. Извините за беспокойство, — сказала Сюзанна дрогнувшим голосом, повесила трубку и закрыла лицо руками.

— В чем дело? Какое беспокойство?

Она подняла голову и увидела Лукаса Бойда, стоявшего в дверном проеме ее рабочего кабинетика. А она-то надеялась, что до встречи с ним успеет собраться с мыслями и успокоиться. Сюзанна хотела, чтобы нервное возбуждение спало и к ней вернулась бы способность ясно и логически мыслить.

— Какое еще беспокойство? — снова спросил Лукас, не сводя с нее пристального взгляда.

— Я попросила аннулировать мою запись на прием, — коротко ответила Сюзанна.

В его глазах вспыхнула надежда.

— Почему?

— Потому что я поняла: вы были совершенно правы. Если я буду растить ребенка одна, то... случись что со мной, он останется один на белом свете...

Лукас отошел от двери и медленно, осторожно приблизился к пей. У Сюзанны вдруг мелькнула мысль, что он похож на кота, который охотится за перепуганной птичкой.

— Сюзанна, я гарантирую и вам, и ребенку спокойную обеспеченную жизнь.

Она гордо вскинула голову, как бы намереваясь отказать ему, заявить, что и без него нашла выход...

Но увы! Ей было нечего сказать ему.

Опустив голову, она тупо глядела на стопку бумаг на столе.

— Я знаю, — тихо выговорила женщина.

Он подошел еще ближе и приподнял ее подбородок большой, загрубевшей от сельского труда рукой.

— Скажите, Сюзанна, вы согласны выйти за меня замуж и подарить мне малыша?

Слезы подступили у нее к глазам, но она нашла в себе силы выдержать его пристальный взгляд и кивнула.

К удивлению Сюзанны, Лукас быстро отдернул руку от ее подбородка, будто он жег ему пальцы, и попятился назад.

— Вы передумали? — спросила она дрогнувшим голосом.

— Нет! — Голос у него слегка сел от волнения. — Нет, я не передумал. Просто я так боялся, что вы не согласитесь, что немного опешил. Вот сейчас приду в себя и почувствую, что выиграл!

— Выиграли? Разве это спорт? Мы говорили о жизни, о... ребенке.

— Я знаю! Кто знает это лучше, чем я? Я стоял там и смотрел на моего бедного сынишку, который умер, едва родившись, — выкрикнул он и заметался по комнатушке.

Сюзанна похолодела. Не поторопилась ли она? Сможет ли она ужиться с этим человеком, с его прошлым, с его болью, с его воспоминаниями?

— Извините, — проговорил Лукас. — Я... я так волновался, ожидая вашего ответа... Но, не сомневайтесь, я стану другим, я приноровлюсь. Тем более что моя мечта вот-вот осуществится.

— У вас еще есть возможность отказаться, — едва слышно проговорила Сюзанна.

Но крепко сжатые губы Лукаса тронула улыбка, и все его лицо будто просияло.

— Нет, радость моя, нет. Я не собираюсь отказываться. Я собираюсь стать папой маленького мальчика. Я так счастлив, что счастливее меня не бывает!

Она отвела взгляд. Бурная радость Лукаса болью отозвалась в ее сердце.

— Поднимайтесь. Позвольте мне пригласить вас на обед, чтобы отпраздновать это событие, — торжественно проговорил он.

— И все увидят, что мы вместе. — Сюзанна прислонилась к спинке стула.

— Вот и хорошо! Мы же собираемся пожениться. Пусть привыкают к этой мысли! — И, не дав ей возразить, он взял ее за руку и буквально стащил со стула. — Пойдемте скорее! Я умираю от голода!

Сюзанна едва поспевала за Лукасом. Только когда они уже были в читальном зале, она остановилась.

— Лукас, пожалуйста...

— Вы не хотите?

— Это... так ли это необходимо?

Его брони взметнулись над сияющими глазами.

— Радость моя, это совершенно необходимо. Неужели вы не проголодались?

— Я хотела сказать, что сама могу заплатить за свой обед.

Лукас удивленно заморгал, словно не совсем понимая, потом буркнул, пытаясь превратить все в шутку:

— Ради такого случая — в порядке исключения.

Он взял ее за руку, перевел через улицу и повел к «Красной туфельке».

Идти туда Сюзанне не хотелось, но Лукас так крепко держал ее руку, что ей ничего не оставалось, как следовать за ним. Когда они вошли, все замолчали и уставились на них.

Сюзанна вспыхнула и постаралась спрятаться за плечо Лукаса. Что теперь будет! Сплетня облетит город со скоростью звука.

Однако Лукас держался как ни в чем не бывало и, казалось, ничего не замечал.

— Доброе утро, Молли. Нам бы столик на двоих.

Хозяйка усмехнулась.

— Что же ты всего с одной дамой, Люк? В прошлый раз у тебя было целых три!

— Да вот решил сократить до одной. Навсегда. — Он широко улыбнулся.

— Лукас! — попыталась воспротивиться Сюзанна.

Он зарылся лицом в ее волосы и прошептал:

— В этом городе невозможно сохранить что-нибудь в тайне. Я не хочу, чтобы кто-нибудь подумал, что я стыжусь матери моего малыша. Садитесь, — тихо сказал Лукас, словно понимая, в каком она состоянии.

Сюзанна села, чувствуя на себе пристальный взгляд Молли. Хозяйка принесла меню, и Сюзанна сделала вид, что внимательно изучает его.

— Приятного аппетита! — пожелала Молли.

— Спасибо, — отозвался Лукас.

Сюзанна, взглянув на Лукаса из-за карточки меню, увидела, что он продолжает улыбаться.

— У вас такой радостный вид.

Лукас уселся на свое место.

— Скоро мы оба осуществим свою мечту, так почему же нам не порадоваться?

Она кивнула. Когда подошла официантка — разумеется, давнишняя подружка Лукаса, — Сюзанна довольно спокойно сделала заказ.

Может, ей удастся выполнить их соглашение. Прежде всего — малыш, ее дитя.

Их малыш.

— Лукас, а если родится девочка? Что тогда?

Он заулыбался.

— Это невозможно. У Бойдов рождаются только мальчики.

— А я-то надеялась, что будет девочка, — разочарованно проговорила Сюзанна.

Лукас протянул руку через стол и погладил ее по руке.

— Может, у нас будет много детей. Мальчики и девочки. Надо будет изучить нашу родословную. Глядишь, найдутся и девочки!

Она ахнула. Как он догадался? Откуда он узнал, что она всегда хотела иметь много детей потому что сама была единственным ребенком? Или это просто счастливое совпадение? Лукас заметил ее удивление.

— Извините, Сюзанна. Хотя мы не договаривались иметь нескольких детей, но мне эта идея нравится. А вам?

— Мне тоже.

— Так давайте наметим день нашей свадьбы. Что, если мы обвенчаемся в следующую субботу?

Подошла официантка и поставила перед ними заказанные блюда.

— В следующую субботу? — повторила Сюзанна, как только та отошла.

— Ага! Я поговорю с пастором, и в следующую субботу мы обвенчаемся.

— Может, лучше подождать, пока... пока я не удостоверюсь, что беременна? Вот тогда мы и поженимся.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Лукас тряхнул головой, спрашивая себя, не ослышался ли он. Что еще ей не нравится? Он предложил ей выйти за него замуж, а она хочет, чтобы у них завязался обычный роман?

— Почему?

Она избегала смотреть ему в глаза.

— А вдруг я не забеременею? Тогда мы оба окажемся в дураках!

— Почему вы засомневались? Доктор сказал, что у вас что-нибудь не так? — Лукас нетерпеливо склонился к ней.

— Нет Он сказал, что я совершенно здорова.

— Тогда давайте готовиться к свадьбе. Я хочу, чтобы мой сын был зачат, как и положено, после свадьбы, а не до нее! — Решив, что он все уладил, Лукас накинулся на еду. Выглядел он спокойным, но внутренне весь напрягся и не хотел, чтобы Сюзанна это заметила.

Она молча взяла вилку, и Лукас немного успокоился. Но Сюзанна, так ничего и не съев, повертела вилку в руках и снова положила рядом с тарелкой.

— Может, вы сходите... к доктору Грэблу и сдадите... образец... Таким образом мы ускорим то, что задумали. Я...

— Что я должен сделать? — спросил он изменившимся голосом, не понимая ее слов. Он ждал, чтобы она объяснила, чего еще она от него хочет.

— Вы сказали, что хотите, чтобы мы поженились, но, право же, два дня...

— Что я должен сдать доктору и что он с этим будет делать?

У нее дрожали губы, особенно нижняя. Но сейчас это не вызывало у него никакого желания. Он воспламенялся только тогда, когда чувствовал ответный огонь в ней, а сейчас все было по-другому.

— Доктор Грэбл выполнит определенную процедуру, — выдавила из себя Сюзанна.

Наклонившись к ней, Лукас медленно, по слогам проговорил;

— Мадам, выполнять буду я, и никто другой! Обещаю, что вам и в голову не придет называть это «процедурой», когда все закончится.

Сюзанна покраснела, потом вся краска сбежала с ее лица. Она выскочила из-за стола и бросилась в женский туалет.

Черт возьми! Что происходит? Она думала, они поженятся, а супружеских обязанностей не будет? Или он чего-то не понял? — рассуждал сам с собой Лукас. Подозвав официантку, он сказал:

— У меня к вам просьба. Сюзанна неожиданно выскочила из-за стола. Вы не могли бы сходить в дамскую комнату, посмотреть, как она там?

— Вы думаете, ей стало нехорошо от нашей еды?

— Нет, это исключено. Она ничего не ела. Прошу вас, сделайте одолжение, посмотрите, что с ней! — Но не успел он договорить, как появилась Сюзанна и под взглядами Лукаса и официантки уселась на свое место за столом.

— Ну, как вы? Все в порядке? — спросила ее официантка.

— Я прекрасно себя чувствую.

— Ваш спутник уже забеспокоился, не стало ли вам плохо.

Лукас бросил сердитый взгляд на официантку, а Сюзанна еще больше побледнела.

Словно догадавшись, что ее шутливое предположение привело пару в смущение, официантка извинилась и отошла к другому столику.

— Сюзанна, что происходит?

— Ничего, — прошептала она и отправила в рот кусочек тушеного мяса, но Лукас не мог отделаться от мысли, что здесь что-то не так.

— Вы действительно совершенно здоровы? — допытывался он.

— Если вы не верите мне на слово, попросите доктора Грэбла дать вам официальную справку о состоянии моего здоровья с его подписью и печатью медицинского учреждения, — сухо проговорила Сюзанна.

— Ну что вы! Я просто...

— Не смущайтесь, Лукас. Я прекрасно понимаю, что поставлено на карту, какой необычный товар я предлагаю. Если я не смогу произвести на свет ребенка, я представляю...

— Черт знает что! Прекратите, Сюзанна! Мы же не на рынке, чтобы так торговаться!

Впервые с того момента, как они вошли в кафе, она подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— А чем, по-вашему, мы сейчас занимаемся? Я продаю вам право на моего ребенка в обмен на материальное обеспечение и защиту, которые вы гарантируете. Получается, что вы, в свою очередь, продаете обещание любить и защищать. Ребенка, разумеется, — поспешно добавила она.

Почему у него не проходит ощущение, что здесь что-то не так? Лукас вздохнул.

— Я и вас буду защищать. Как-никак, вы скоро станете моей женой.

Сюзанна выпрямилась и холодно проговорила, чеканя каждое слово:

— Я сама позабочусь о себе, Лукас. Единственное, о чем я прошу, — сдержите слово относительно моего ребенка. Собственно, я не сомневаюсь, что вы его сдержите.

— Я обещаю, Сюзанна.

Она кивнула и принялась за еду. Больше они не проронили ни слова. Сюзанна не съела и половины мяса и овощей, зато тарелка Лукаса быстро опустела.

Как только он доел, Сюзанна решительно заявила:

— Лукас, мне необходимо вернуться в библиотеку. У меня много работы.

Он снова вздохнул. Похоже, ей не терпится сбежать от него.

— Хорошо. Значит, решено, свадьба в следующую субботу? — (Она кивнула.) — Я созвонюсь с настоятелем и договорюсь о встрече. А заодно оплачу венчание. В конце концов... — сказал он.

— Нет! Оплату я беру на себя. Это не так уж дорого. Еще надо купить подвенечное платье и... вам — обручальное кольцо. Вы собираетесь его носить?

Он задумался. Нет, не о кольце. Разумеется, он будет его носить. Но если Сюзанна думает, что он хочет обвенчаться тайно, словно стыдится ее, то она очень ошибается!

— Я с гордостью буду носить обручальное кольцо. Мы сходим в «Спрингз манди». Вы купите себе подвенечное платье, а я подберу там кое-что еще.

— Что же? — Она уже собралась идти, но тут внезапно остановилась.

— Несколько вещиц. Не беспокойтесь, это не дорого, сущий пустяк. — Он поднялся и, обойдя вокруг стола, подошел к ней.

— Но я хочу, чтобы... — начала было она.

Он не дал ей договорить и зажал рот поцелуем. Он намеревался чмокнуть ее в щечку, просто для того, чтобы городские сплетники знали о его намерениях. Но эти чувственные губы будто были созданы для поцелуев. Даже легкое прикосновение к ним пробудило в нем давно уснувшие чувства. Именно Сюзанне удалось то, что в три последних года не удавалось ни одной женщине: он вновь почувствовал себя мужчиной.

Когда он поднял голову, его поразил ее взгляд, полный отчаяния. Сюзанна смотрела на него так, словно своим поцелуем он разбил ей сердце.

— Что случилось? Только один поцелуй! Что тут такого?

— Ничего. — Она втянула голову в плечи и отвернулась. — Мне пора.

Он не стал ее провожать. Кажется, именно этого она и хотела. Оставшись один, Лукас ломал голову, почему его поцелуй вызвал у нее такое смятение. Она что же, думала, раз они женятся без любви, он не может и прикоснуться к ней?

Если она так думает, то тогда его поцелуй очень кстати. Он может не любить ее сейчас, может вообще никогда не полюбить, но у каждого мужчины есть мужские потребности, и он не исключение. Тем более, что он только что обнаружил, что целовать Сюзанну — удивительно приятное занятие.

* * *

Сюзанна чувствовала себя маленькой мышкой, которая удрала от большого хищного кота. Оказывается, Лукас Бойд представляет для нее реальную опасность. Он, конечно, не обидит ее, но напрасно она надеялась, что физической близости в их браке не будет. Когда Лукас отверг бесконтактное зачатие в клинике доктора Грэбла, Сюзанна поняла, что попалась.

Ей вспомнился ее первый жених. Тогда, представляя себе их первую брачную ночь, она не чувствовала ни нетерпения, ни огня, ни страсти. После его обвинений в холодности и их разрыва Сюзанна старалась разобраться в себе с помощью популярных книг по психологии. Ей хотелось убедиться, что она не виновата в том, что их отношения не сложились. Однако ее стремление избежать объятий и поцелуев жениха, скорее, подтверждало его обвинение.

Она хотела бы испытывать такое же равнодушие к Лукасу!

Лукас был с ней совершенно честен. Он не скрывал, что как женщина она его не интересует. Ему нужен только ребенок.

Зачатый способом, старым, как этот мир.

Но когда Лукас коснулся губами ее губ, у нее закружилась голова, и она чуть не потеряла сознание.

И это был всего лишь поцелуй! Сумеет ли она не выдать себя?

Сюзанна боялась, как бы Лукас не начал жалеть ее, если догадается об ее истинных чувствах. Тогда они не смогут жить под одной крышей. Он почувствует себя неловко, станет избегать ее, а его отчуждение сделает ее вконец несчастной.

В библиотеке было полно читателей, и любимая работа отвлекла Сюзанну от невеселых размышлений.

На работе она сможет оставаться внешне спокойной, а вечером, дома, когда будет одна, даст волю своим чувствам.

* * *

— Док, вы осматривали Сюзанну, когда она пришла к вам на первый прием? — спросил Лукас по телефону.

— Конечно. А что?

— Она что-нибудь про себя рассказывала?

— Нет. Она вообще очень мало говорила. А в чем дело? Она тебе отказала?

— Нет, она согласилась.

— Ну! Когда же свадьба?

— В следующую субботу. Вы не согласитесь быть моим посаженым отцом?

— С превеликим удовольствием!

— Она согласилась, но поставила условие: отложить свадьбу до тех пор, пока она не забеременеет. Вот я и подумал: может, она боится... ну, вы понимаете... что будут какие-нибудь проблемы? — встревожено спросил Лукас.

— Сомневаюсь. Она совершенно здорова.

Лукас вздохнул.

— Хорошо. Я разговаривал с настоятелем, и он назначил свадьбу на субботу, на четыре часа дня. После венчания соберемся на ранчо и отметим это событие. Знаете, сколько будет гостей?

— Весь город?

— Все до единого. Так что отпразднуем на славу!

* * *

Сюзанна с нетерпением ждала, когда придет домой и позвонит Абби. Хотя они с Лукасом официально еще не объявили о своей свадьбе, Сюзанна хотела заранее попросить Абби быть подружкой невесты.

— Абби? Это Сюзанна! Я хотела попросить тебя...

— Как хороню, что ты позвонила! Ты хочешь, чтобы я была подружкой невесты? — не дав ей договорить, выпалила Абби. — Конечно, я согласна, раз ты не хочешь пригласить кого-нибудь помоложе!

— Но откуда ты-то уже обо всем узнала?

— Господи, детка, весь город об этом знает!

— Ты имеешь в виду поведение Лукаса в кафе?

— Ну, он и прежде целовался с женщинами! А вот свадьба — это действительно новость! У нас дел невпроворот. Ну, обсудим все в следующую среду. Тогда же устроим и смотрины. А в пятницу ты приедешь ко мне и останешься у меня ночевать. Поскольку свадьба в четыре, мы...

— Что?! Когда свадьба? — Сюзанна не верила своим ушам. Весь город знает о ее свадьбе больше, чем она сама!

— В четыре. Свадьбу решено играть на ранчо. На торжество соберется весь город. Будет огромный свадебный торт, много закусок и разной вкусной еды. Закончится все большим фейерверком при луне. Разве Лукас тебе не говорил?

— Мне надо идти, Абби. Я позвоню тебе попозже, — сказала Сюзанна и, несмотря на протесты подруги, решительно повесила трубку. Как же так? То, что они задумали, не должно было стать настоящей свадьбой. Лукас, видно, все переиначил, не считаясь с ее мнением.

Она вся клокотала от ярости, когда выскочила из своего маленького домика и бросилась к своей крошечной машине. Только бы не остыть по дороге на ранчо! Ей потребуется весь запал, чтобы поставить на место этого типа, который возомнил о себе невесть что, решив стать ее мужем!

К счастью, ее гнев еще не остыл, когда она подъехала к парадному входу дома Лукаса. По пути она распаляла себя, напоминая, как мало она для него значит.

Ему нужен только ее ребенок.

Она постучала, и Лукас сам открыл ей.

— Сюзанна! А я только что звонил вам, — сказал он, улыбаясь.

Зачем он притворяется? Ведет себя так, будто в самом деле рад ее приходу! Вся тщательно подготовленная отповедь вылетела из головы Сюзанны.

— Свадьбы не будет! — только и смогла вы крикнуть она и бросилась к своей машине.

Лукас догнал ее и схватил за руку.

— Что с вами? В вас будто дьявол вселился!

Сюзанна не в силах была говорить, слезы душили ее. Единственным ее желанием было убежать, спрятаться и дать волю слезам.

Как ни отчаянно она вырывалась, сбежать ей не удалось. Лукас пытался заглянуть ей в лицо, но она отворачивалась. В конце концов он взвалил ее на плечо и понес к дому.

— Пустите меня! Я хочу уйти! — кричала она, пытаясь вырваться.

— Не отпущу, пока вы не объясните мне, что все это значит, — безапелляционно заявил Лукас.

— Хорошо, я все объясню, только отпустите меня, — крикнула Сюзанна вне себя от гнева.

Она радовалась, что у нее появился повод разорвать их договор.

Потому что она испугалась.

Она больше не сопротивлялась. Она испугалась. Больно признаваться, что ты трусиха, даже себе самой. Наверное, поэтому она и пришла в такую ярость.

Лукас открыл дверь, и тут же появился Фрэнки.

— Гм... Все в порядке, хозяин?

— Ага! Фрэнки, нас за ужином будет на одного больше. Хорошо?

— Конечно, хозяин. Еды много, хватит на всех. — Фрэнки вышел из холла и исчез в кухне.

Лукас поставил Сюзанну на землю и заглянул ей в глаза.

— Что случилось?

Она вдруг почувствовала, что смертельно устала.

— Не все ли равно. Хватит. Я не должна была соглашаться.

Сюзанна попыталась обойти его и направиться к выходу.

Он остановил ее и крепко держал за плечи.

— Давайте выкладывайте, что вас так разозлило? Что заставило передумать?

— Вы меня спрашиваете? Наверное, слухи о нашем соглашении уже перевалили через горы, и там его обсуждают так же горячо, как в Кальенте подробности предстоящей свадьбы. Ах, вы еще ничего не знаете? Подождите, скоро узнаете! — В глубине души она понимала, что несправедлива к нему, но уже не могла остановиться.

— Послушайте, что вы городите? Бред какой-то!

Нет! Ничего подобного! Я терпеливо жду, когда мы вдвоем обсудим все детали нашей свадьбы, а оказывается, весь город знает обо всем лучше меня! Очень хорошо, что вы узнали, какая я, еще до свадьбы! — Она держалась неестественно прямо, но посмотреть ему в глаза ей не хватало духу.

Наконец она взглянула ему в лицо. Почему он молчит?

* * *

А Лукас мысленно корил себя за бесчувственность.

Он вспомнил, что, когда они с Бет готовились к свадьбе, она тоже очень на него обиделась, потому что он сказал, что ему все равно, какого цвета будет ее подвенечное платье.

Почему он решил, что Сюзанне безразличны приготовления к свадьбе? Она женщина, а свадьба как бы оправдывает некоторую сентиментальность.

Неудивительно, что она взбунтовалась.

— Сюзанна, простите меня. Я должен был позвонить вам и сказать, что единственное свободное время в следующую субботу, — четыре часа дня. Поскольку выбора все равно не было, я и подумал, что время вас устроит.

Его извинения ни к чему не привели. Она старалась освободиться от его рук.

— Пожалуйста, давайте все забудем. Мы чуть было не совершили ошибку.

— Нет, ошибся только я. Я вел себя как бездушный эгоист. Но это не повод отменять нашу свадьбу. Вспомните, ради чего мы все затеяли! — Он наклонился, пытаясь заглянуть ей в лицо. — Сюзанна!

Она стояла, низко опустив голову, а слезы ручьями текли по ее бледным щекам.

— Прошу вас, отпустите меня, — прошептала она.

— Не могу. — Он обнял ее за плечи и прижал к груди. Вы хотите сделать меня несчастным только потому, что я поступил необдуманно. — Обещаю, это больше не повторится!

Сюзанна устало уткнулась лицом ему в шею.

Лукас подумал, что им будет хорошо в супружеской постели.

Его обдало жаром, ему хотелось прижаться губами к ее губам, нежно погладить по спине. Когда она обвила его шею руками, ее пальцы погрузились в его волосы и губы призывно приоткрылись, ему показалось, что еще немного и он потеряет самообладание.

Бойд только еще крепче прижал Сюзанну к себе, наслаждаясь прикосновением ее груди к его. Он прильнул губами к ее губам и осторожно раздвинул их языком, словно призывая ее слиться с ним воедино.

И она ответила на его призыв.

Когда он начал медленно расстегивать ее блузку, рука Сюзанны скользнула под рубашку и нежно погладила его грудь.

Он хотел было оторваться от ее губ, но не смог, такие они были мягкие и податливые. Он гладил ее обнаженные груди и целовал снова и снова, не в силах остановиться. Он только сейчас понял, как он изголодался по женской ласке.

Такого он никогда еще не испытывал! Даже с Бет. Подобное немыслимое предательство вывело его из чувственного забытья, и он отпрянул от Сюзанны, подавленный и потрясенный.

Однако Сюзанна, почувствовав его замешательство, повернулась и снова бросилась бежать.

— Нет! — закричал он и, рванувшись, удержал ее.

В эту минуту дверь кухни открылась, и Фрэнки уже открыл было рот, чтобы пригласить их к ужину.

— Кушать пода... Ух, извините!

Произнес он и тут же исчез.

— Сейчас идем! — отозвался Лукас.

Он только сейчас заметил, что Сюзанна, застегивая блузку, дрожит как осиновый листок у него в руках.

— Фрэнки ничего не заметил, дорогая, — успокаивал ее Лукас.

Она смотрела прямо ему в глаза, хоть и покраснела от досады.

— Я не могу остаться ужинать! Мне пора ехать.

— Останьтесь, прошу вас! Фрэнки так старался! И мы сможем спокойно поговорить.

— При Фрэнки?

— Нет! Я думаю... гм... он пойдет ужинать со своей компанией.

— Нет, лучше я поеду, — стояла на своем Сюзанна.

Сюзанна, я не отпущу нас, пока мы по обсудим все наши проблемы. Я не собираюсь отступаться от своей мечты!

Она так посмотрела на него, что он испугался, не сказал ли чего лишнего. Но, к его удивлению, Сюзанна, глубоко вздохнув, перестала вырываться.

— Разумеется, нет, — произнесла она.

Молча она застегнула блузку, заправила ее в юбку, пригладила волосы, собрав их, как обычно, в тугой пучок, потом повернулась и направилась на кухню.

— Сюзанна... — позвал он. Она обернулась и удивленно взглянула на него.

— Вы что, не хотите есть?

Черт возьми, он был голоден как волк, потому что весь день был ужасно занят. Голова у него шла кругом. Он не хотел, чтобы Сюзанна уезжала, и боялся, что она останется. Нельзя допустить, чтобы Сюзанна догадалась, что с ним происходит.

Но Лукас уже не мог не признаться сам себе, как неудержимо влечет его к Сюзанне.

Так что же ему делать?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

У нее сегодня свадьба.

Сюзанна лежала в постели и смотрела в потолок комнаты для гостей, которую ей предоставила Абби в своем доме. Она велела ей хорошенько отдохнуть и не вставать раньше десяти. Сюзанна взглянула на часы — было без четверти девять.

К тому времени, когда начнется венчание, она устанет и будет казаться совершенно измученной. До отъезда в церковь столько еще надо успеть! А сколько времени уйдет, чтобы облачиться в свадебный наряд! Она предпочла бы остаться в своем маленьком домике, но не решилась, так как не знала, как к этому отнесутся Абби и Лукас.

Сюзанна с женихом решили встретиться прямо в церкви. Ей показалось, что он старается не оставаться с ней с глазу на глаз.

Ее это вполне устраивало. Впрочем, она уже поняла, что не может предсказать наверняка, как он поступит в том или ином случае.

Из глубокой задумчивости ее вывел резкий скрип двери. Сюзанна не могла удержаться от улыбки, видя, с каким серьезным и сосредоточенным видом Абби заглядывает в щелку.

— Входи, Абби! Можно я встану? От долгого лежания в постели только еще больше устаешь.

— Ради Бога, детка, но сегодня день особенный, тебе просто необходимо выспаться.

— Но я привыкла вставать в семь. Я и так проспала почти до девяти. Больше все равно не засну.

— Ну и не надо. Я сейчас принесу тебе завтрак в постель.

— Лучше я поем за столом.

Она накинула халат и пошла в кухню следом за Абби.

* * *

Лукас вскочил задолго до рассвета.

Черт возьми, что он делает? Нельзя ему жениться во второй раз! Если он женится, опять появится угроза потерять близких людей, как тогда, три года назад.

Он решил жениться на нелюбимой женщине, но не сможет же он не любить родного сына?

Ему стало страшно от одной мысли, что он может потерять этого еще не рожденного сына, как потерял своего первенца.

Несколько часов Лукас метался по комнате, не находя себе места. Наконец он понял, что не в силах отказаться от мечты иметь сына и наследника. Но он твердо решил, что, пока не увидит живого и здорового малыша, он не позволит себе прикипать сердцем ни к нему, ни к будущей жене.

Разумеется, это не значит, что он намерен отказаться от выполнения супружеских обязанностей.

— Хозяин, завтрак готов! — крикнул Фрэнки снизу.

Лукас быстро вышел из спальни, в которой провел такие мучительные часы, и поспешил в кухню.

Когда приехал доктор, чтобы сопровождать его в церковь, Лукас уже был одет в свой лучший костюм. На нем была кипенно белая рубашка и голубой галстук с серебряным отливом. Посмотрев на себя в зеркало, он удовлетворенно вздохнул. Выглядел он как и подобало настоящему жениху.

Только его бледность не мог скрыть даже сильный загар.

— Ну как, готов?

— Доктор, не совершаю ли я непростительную ошибку? — спросил Лукас. В конце концов, этот старик все и затеял!

— Что ты, Лукас! Ты поступаешь абсолютно правильно! Сейчас для тебя самое время вернуться к нормальной жизни.

Лукас пристально посмотрел на доктора и не нашелся, что возразить.

— Пойдем. Мы и так опаздываем, — доктор настойчиво потянул Лукаса за руку к своему «кадиллаку».

В сопровождении доктора он вошел в ту же церковь, где когда-то венчался с Бет. Она тогда была похожа на изящную куколку в белоснежном кружевном платье, фатой на хорошенькой головке, такая трепетная, воздушная.

Собрав все свое мужество, Лукас окинул взглядом церковь. Казалось, здесь собрался весь город. Но присутствие доктора поддерживало его. В сопровождении этого убеленного сединами джентльмена он направился к алтарю, где ждал его пастор Кольер. Все присутствующие затаили дыхание, пастор подал знак органисту.

Хотя Лукас взял на себя все хлопоты по организации свадьбы и торжественного вечера на ранчо, он обо всем сообщал Сюзанне. Но разговаривали они только по телефону. С того вечера на ранчо они не виделись.

Сюзанна, как и Лукас, была круглой сиротой. К алтарю ее сопровождала Абби. Когда зазвучал орган и все гости встали, Лукаса охватила тревога. Он закрыл глаза, словно не желая видеть непредсказуемое.

Вздох восхищения пронесся по церкви. Лукас вздрогнул и открыл глаза. Его невеста в белом атласном платье до пола, окутанная легкой развевающейся фатой, была похожа на сказочную принцессу.

Лукас глубоко вздохнул.

«Ты к ней абсолютно равнодушен. Ты к ней абсолютно равнодушен, — твердил он про себя. — Поскольку мы теперь муж и жена, ты будешь просто выполнять супружеские обязанности, вот и все».

Жених передал невесте огромный-преогромный букет бледно-розовых роз, украшенный веточками гипсофилы. Когда Сюзанна брала его, руки у нее дрожали. Несмотря на отдаление, которое установилось между ними после того вечера на ранчо, Лукас превзошел самого себя, устраивая их свадьбу.

Сюзанна была преисполнена благодарности. В самом деле! Но мысли о первой брачной ночи не давали ей сосредоточиться.

Она подняла глаза на высокого красавца, который вот-вот должен был стать ее мужем. Встав рядом с женихом у алтаря, она перевела взгляд на прекрасные цветы, которые дрожали в ее руках, и, затаив дыхание, ждала.

Музыка смолкла. Началась церемония венчания.

Им надо было заранее морально подготовиться к этим клятвам у алтаря, подумала Сюзанна услышав, как Лукас повторяет слова за священником. Он обещал любить ее вечно, а она знала, что это ложь. Взглянув на него, Сюзанна увидела, что он смотрит только на священника.

Потом настала ее очередь. Как и Лукас, она произносила слова, отлично понимая, что в глубине души боится полюбить мужа. От одной этой мысли ей становилось страшно. Сюзанна бросила на Лукаса взгляд, полный ужаса.

Он вздохнул и взял ее за руку, словно хотел ободрить.

Сюзанна перевела взгляд на пастора, а Абби подала ей золотое обручальное кольцо, которое она купила для Лукаса. Доктор передал Лукасу обручальное кольцо для нее. Когда он надел это кольцо на ее дрожащий палец, у Сюзанны перехватило дыхание: кольцо было усыпано сверкающими бриллиантами и поражало своим изяществом и красотой.

Потом она надела обручальное кольцо на палец Лукаса, священник провозгласил их мужем и женой и произнес слова, которых она ждала со страхом:

— Жених, поцелуйте невесту.

Лукас откинул фату с ее лица, обнял ее и прижался губами к ее губам. Каждый раз, когда он целовал ее, у нее начинала кружиться голова. Как она ни отстранялась, все равно их тела соприкасались, и от этого ее начинала бить мелкая дрожь.

— Мистер и миссис Бойд, столы накрыты, гости в нетерпении, — сказал пастор, прерывая затянувшийся поцелуй.

Сюзанна покраснела от смущения, а Лукас повел ее к выходу из церкви под сыпавшиеся со всех сторон поздравления гостей.

— Готова? — прошептал Лукас, обняв ее за талию.

Она машинально кивнула, хотя понятия не имела, что он имел в виду, вся еще во власти охватившей ее чувственности. Почему она так реагирует на Лукаса? Ведь до встречи с ним ни один мужчина не возбуждал ее!

— Какой чудный вечер, как по заказу, шепнул ей Лукас, когда они вышли из церкви и ласковые лучи предзакатного солнца упали на них. — У нас на ранчо это первое торжество после... Я хотел сказать, будет уйма гостей.

— Я могла бы помочь чем-нибудь, — тихо проговорила Сюзанна, чувствуя неловкость оттого, что все хлопоты, связанные с их свадьбой, легли на плечи Лукаса.

— В этом не было необходимости. Фрэнки наготовил за три дня столько угощения, что хватит на полгорода и еще останется!

Доктор и Абби шли за женихом и невестой.

— Давайте поторапливайтесь, — весело приказал доктор. — На сборы десять секунд!

«Кадиллак» доктора ждал их у дверей церкви. Лукас помог Сюзанне сесть на заднее сиденье, потом сел с ней рядом. Абби и доктор устроились впереди. Они доехали до ранчо за пять минут, так что времени на разговоры не было. На полпути до Лукаса вдруг дошло, что он все еще держит Сюзанну за руку, и он поспешно убрал свою руку, словно Сюзанна удерживала его силой.

Перестав ощущать тепло его прикосновения, она не удивилась, но почувствовала, что ей не хватает его.

— Ну, молодожены, вы должны встать у парадного подъезда и встречать гостей. Я пойду проверю, как там Фрэнки. Он был на церемонии, но, как только венчание закончилось, пулей вылетел из церкви, — сказала Абби.

Целый час Сюзанна встречала знакомых и незнакомых гостей уже в качестве миссис Лукас Бойд. В роли хозяйки дома она чувствовала себя как-то странно, непривычно. К тому же она едва держалась на ногах. Она прислонилась к Лукасу в поисках поддержки.

— Тебе надо что-нибудь съесть. Ты что, не завтракала?

Сюзанна не верила своим ушам. Лукас вел себя как приставленный к ней сторож, а не муж.

— Ну почему же? Что-то я перехватила, — возразила она.

— И что же?

Она все еще была под впечатлением церемонии венчания и плохо осознавала, что происходит вокруг.

— Не помню. Со мной все в порядке.

Не обращая внимания на ее сопротивление, Лукас потащил ее в гостиную и посадил на диван.

— Я принесу тебе поесть, — сказал он.

— Не надо, я могу... — Но он уже исчез.

— Милочка, позволь ему поухаживать за тобой. У мужей это быстро проходит, — убеждала Сюзанну, смеясь, одна пожилая дама.

— И правда, — подхватила другая. — Когда я была беременна нашим первенцем, Уолтер старался предупредить каждое мое желание. А когда я ждала нашего третьего, муж сидел, развалясь, в кресле и требовал, чтобы я подавала ему все, что он ни попросит.

В разговор вступили и другие женщины. Каждой было о чем рассказать, и Сюзанна почувствовала, что впервые за этот день ее напряжение спало. Она ощутила себя замужней дамой. Лукас вернулся с полной тарелкой.

— Ешь скорей. Через несколько минут нам надо разрезать свадебный торт. Принести тебе что-нибудь еще? — спросил он, ставя на журнальный столик кофе.

— Спасибо, достаточно.

— Послушай, Люк, тебе пора в амбар, на мальчишник! Мы здесь обо всем позаботимся. Иди, тебя уже ждут.

Лукас ушел, а Сюзанна в полном недоумении обвела глазами собравшихся вокруг женщин.

— При чем тут амбар?

— Во время свадьбы жених и его друзья всегда собираются в амбаре, пьют пиво, разговаривают о спорте, о своих коровах или о каких-нибудь еще мужских делах. Мы, женщины, в это дело не вмешиваемся.

— А как же свадебный торт? — воскликнула Сюзанна.

— Не спеши. Лучше поешь. Сегодня ночью тебе потребуются силы! Этот парень — мужчина что надо!

Это откровенное замечание вогнало Сюзанну в краску, и она, наклонившись над тарелкой, принялась за еду, чтобы скрыть свое смущение. О сегодняшней ночи ей думать не хотелось, но образ красавца Лукаса не выходил у нее из головы.

Пришла Абби.

— Фату снять не хочешь? Она тебе не мешает?

— Нет, Абби, спасибо. — Фата и нарядное подвенечное платье это было желание Лукаса. Сама Сюзанна собиралась купить строгий деловой костюм, который пригодился бы ей и после свадьбы.

Сейчас Абби аккуратно сняла фату, чтобы не испортить новобрачной прическу. С локонами, спадавшими ей на спину и плечи, Сюзанна чувствовала себя девочкой-подростком, которая хочет привлечь внимание мальчиков, и очень смущалась.

— Ты такая красивая, — прошептала Абби, поцеловав ее.

— Ну как, пойдем резать свадебный торт? — входя в комнату, спросил Лукас и осекся. — Ты сняла фату?!

— У меня разболелась голова, — ответила Сюзанна.

— Какая ты красивая, — как и Абби, проговорил Лукас. Услышав хрипловатый голос мужа, Сюзанна почувствовала, что у нее по спине побежали мурашки.

Лукас подал ей руку и повел в столовую. Все стулья от стола убрали, а на кружевной скатерти красовался действительно необыкновенный свадебный торт.

— Откуда такое чудо? — шепотом спросила Сюзанна.

— Это Фрэнки постарался, — тоже шепотом ответил Лукас.

Сам Фрэнки стоял у двери в кухню, и Сюзанна решительно направилась к нему.

— Спасибо, Фрэнки, за такой замечательный торт! — восхищенно воскликнула она и поцеловала его.

Тот расплылся в довольной улыбке.

— Я рад, что вам нравится.

— Хватит флиртовать с Фрэнки, иди сюда, — позвал ее Лукас под смех гостей.

Она подошла к нему, и он, обняв за талию, прижал ее к себе. Затем Лукас передал ей нож и накрыл ее руку своей. Испугавшись фотовспышки, Сюзанна чуть не выронила нож.

— Эй! Осторожней! Я не хочу остаться без пальцев! — пошутил Лукас под смех гостей. Все окружили жениха и невесту и не сводили с них глаз.

Сюзанна заметно нервничала и не могла заставить себя улыбнуться.

Лукас решительно вонзил нож в глазурь, которая покрывала торт, и разрезал его до самого основания. Абби стояла рядом, держа наготове тарелку для первого куска. Отложив нож, Лукас взял тарелку с тортом и повернулся к Сюзанне. — Ну как, готова?

— Уж не собираешься ли ты... — Она испугалась, что он хочет вымазать ей лицо тортом. Сюзанна видела в кино, как жених сделал именно так. Ей не пришло в голову обсудить это с Лукасом заранее. Она ведь не ожидала ни такого пышного торжества, ни такого великолепного торта.

Лукас, не дав ей договорить, положил ей в рот маленький кусочек торта.

— Жуй, — велел он. Сюзанна машинально подчинилась, а Лукас наклонился и поцеловал ее.

— Эй, Люк! Мы никогда не дождемся тортика, если ты не перестанешь целоваться с женой! — выкрикнул какой-то парень.

Сюзанна растерянно взглянула на Лукаса, не зная, что должна делать.

— Теперь твоя очередь, — подсказал он. Она взяла большой кусок торта, Лукас открыл рот... Но вместе с тортом он захватил губами ее пальцы. Глядя ей в глаза, он стал слизывать с них глазурь и крем.

— Черт возьми, кто-нибудь, принесите ведро воды, а то молодые так распалились, что того и гляди дом подожгут! — выкрикнул кто-то из гостей.

Раздался громкий смех. Сюзанна не знала, куда деваться от смущения.

— Ну, молодые, хватит! Отойдите в сторонку, чтобы все могли угоститься тортом, — велела Абби, будто не случилось ничего необычного.

В самом деле, если бы это была обычная свадьба, эти шутки были бы в порядке вещей. Но Лукас сам убеждал ее в том, что между ними лишь деловое соглашение. Зачем же делать вид, что он любит ее?

Он отвел ее в сторону.

— Я думаю, нам надо заморочить им голову, — прошептал он ей на ухо, обняв за талию. Жгучая тоска защемила ей сердце.

Разумеется, Лукас Бойд слишком горд, чтобы дать повод гостям подумать, что женится не по любви. Наверное, в амбаре он не упустил случая похвастать перед друзьями, что Сюзанна безумно в него влюблена.

И ведь, скорее всего, так оно и есть. Иначе почему его близость так волнует ее? Но он этого не знает. Или притворяется, что не знает. Что ж, если она очень постарается, то сможет убедить его в своем равнодушии.

Отведав свадебного торта, гости стали расходиться. Зато обнаружилась целая гора подарков. Ей уже дарили подарки на вечеринке в среду, в том числе красивые ночные рубашки, нижнее белье.

Одну из ночных сорочек она могла бы надеть сегодня ночью. Но Сюзанна постаралась прогнать эти мысли.

Лукас не мог сосредоточиться на разговоре ни с одним из гостей. Все его мысли были заняты первой брачной ночью.

Скоро они с Сюзанной поднимутся наверх и разделят супружеское ложе. И будет зачат ребенок.

— Смотри, он снова идет сюда, сказал один из его пастухов, толкая приятеля в бок. — Все бродит и бродит. Может, он беспокоится, как там его коровы? — Пастух громко расхохотался, довольный собственным остроумием.

— О чем речь? — спросил Лукас.

— Да вот, Майк считает, будто ты все время думаешь о том, что начнется, когда мы все уйдем, — объяснил ему кто-то из соседей.

— Ага, — подтвердил Майк, — но мы не имели в виду уборку! — И он захохотал снова.

Засмеялись и другие. Лукас покраснел как рак, когда понял, что не сумел скрыть свои переживания.

Другой сосед, постарше, демонстративно глянул на часы.

— Уже поздно. Пора нам всем по домам.

— Поздно? Да вы что! Только восемь часов! — возразил Майк. — Самое время еще подкрепиться. Тут столько всего наготовлено — хватит на целую армию!

Лукас был бы рад, если бы они забрали еду, сколько кому захочется, и убрались бы ко всем чертям. Он оглядывался по сторонам в поисках Сюзанны.

К счастью, соседи стали расходиться, значит, Сюзанна сейчас появится, чтобы попрощаться с ними.

Но гости еще долго никак не могли разойтись. Последними ушли доктор и Абби. Было начало десятого. Лукас взглянул на Сюзанну, и ему показалось, что она стала еще более напряженной.

— Не хочешь подняться наверх и переодеться? Я помогу Фрэнки поставить мебель на место и минут через пять приду. — Он решил, что лучше дать ей время побыть одной.

Даже не улыбнувшись, она так быстро поднялась по лестнице, словно хотела убежать от него. Проводив ее взглядом, Лукас вздохнул. Что-то не так? Нет, все идет хорошо. Они показали всему городу, что любят друг друга, что ждут с нетерпением первой брачной ночи.

Ну, может, насчет первой брачной ночи он поторопился. Каждый раз, когда он дотрагивался до Сюзанны, происходило что-то невероятное, его тело реагировало на эту женщину, как динамит на спичку.

— Эй, хозяин, не надо мне помогать. Можно все оставить так до утра, — сказал Фрэнки. Видишь ли, жениху положено дать невесте некоторое время побыть одной.

— А! Как хорошо, что я никогда не был женат! Я бы все испортил, потому что никогда не умел ждать. А она красивая, миссис Бойд. И очень ласковая.

Они задвинули стулья в гостиной, потом Фрэнки перешел в столовую.

Но Лукас остановился около лестницы.

— Знаешь, Фрэнки, я, пожалуй, пойду наверх.

— Хорошо, хозяин. Сегодня я пойду спать к пастухам, а утром приду и приготовлю вам завтрак.

— Хорошо, но не раньше восьми.

Он подумал, что Сюзанне захочется поспать подольше. Бет много спала, особенно когда была в положении. Она говорила, что она «сова».

А вот про Сюзанну он не знал, «сова» она или «жаворонок». Ему вдруг стало не по себе оттого, что он почти ничего не знал о своей жене.

И в то же время так страстно желал ее, как никого на свете.

Хотя, конечно, это была не любовь, а что-то странное.

Что-то, что невозможно объяснить, но что было истинной правдой.

Перепрыгнув через две последние ступеньки, он бросился к двери своей спальни и постучал.

Потом, улыбаясь, перешагнул порог и остолбенел. Сюзанны не было. Не видно было и ее одежды. Не чувствовалось запаха ее духов.

Он пересек комнату и постучал в дверь ванной. Осторожно приоткрыл ее — никого и ничего! — Он только сейчас понял, как истосковался по женщине.

Так где же она?

Ему вдруг пришло в голову, что она передумала и уехала в город. От этой мысли у него перехватило дыхание. Он бросился вон из спальни, хотел было позвать Фрэнки, как дверь напротив неожиданно открылась.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Бледная и дрожащая, в розовой шелковой, ночной сорочке, оттенявшей ее длинные темно-каштановые волосы, в дверях стояла Сюзанна. Закусив нижнюю губу, она испуганно смотрела на Лукаса.

Он заглянул в открытую дверь. Ее вещи были там. Поперек кровати лежало подвенечное платье, рядом — белые атласные туфельки.

— Фрэнки все перепутал: он отнес твои вещи не в ту комнату. Наша спальня напротив.

— Нет, все правильно. Я не знала, захочешь ли ты, чтобы мы спали в твоей спальне, пока... — Она осеклась и уставилась в пол. Он молчал. — Поэтому я выбрала эту, если ты не возражаешь.

Лукас опешил. Утратив дар речи, он только смотрел на нее круглыми от удивления глазами. Не мог же он сказать, что хочет делить с ней супружеское ложе каждую ночь. Он не хотел показаться ни назойливым, ни бесчувственным.

— Хорошо, — выговорил он.

Она не шелохнулась. Тогда Лукас медленно подошел и взял ее за руку. Сюзанна не сопротивлялась, и он притянул ее к себе.

— Но мы... э... ты ведь придешь ко мне? Мой сын должен был зачат в моей постели.

Она не возражала.

Но и не выразила желания первой войти в его спальню. Лукас не понимал, почему. Каждый раз, когда он касался ее, его как будто ударяло током. Но Лукас чувствовал, что и Сюзанна отвечает ему тем же, и от этого терял голову.

Он безумно любил свою Бет. Но к супружеским обязанностям она относилась прохладно. Выполняла их как верная жена, но удовольствие находила в других занятиях.

Между тем новобрачная, не подозревая, какие мысли теснятся в его голове, вошла в его спальню и остановилась, растерянно глядя на огромную кровать. Лукас нахмурился, не зная, что делать.

Он сжал ее руку. Она была холодна как лед. Неужели она девственница? Догадка ошеломила его.

— Сюзанна, ты не... я хочу сказать, у тебя были... черт возьми... ведь ты не в первый раз?

Она покраснела и покачала головой.

— Ты девственница?! — Он не представлял, что женщина старше двадцати может быть столь неискушенной.

— Извини, — едва слышно проговорила она.

Ее извинение вывело его из состояния полной растерянности.

— Не надо извиняться, Сюзанна! Я... Одним словом, это не имеет значения.

Она судорожно сглотнула.

— Я... я не знаю, как... — Она осеклась на полуслове и отвела глаза.

Так вот почему она была такой скованной! Вот чего она боялась! Лукас облегченно вздохнул.

— Не волнуйся, положись на меня. Все будет хорошо, Сюзанна!

Она молча кивнула, не поднимая глаз.

— Какая на тебе красивая сорочка, — тихо сказал он и провел пальцем по ее голой руке вверх, к бретельке. Сюзанна вздрогнула, бросила на него быстрый взгляд и снова уставилась в пол. Он подошел еще ближе. — Новая? — допытывался он, гладя ее руки.

Он уже забыл, когда в последний раз соблазнял женщину. Совсем неопытную женщину.

Но перспектива лишить Сюзанну невинности показалась ему необыкновенно привлекательной. При всем желании он не смог заглушить в себе чувство удовлетворения оттого, что он у нее первый. И последний. Наклонившись, Лукас поцелован уголки ее губ.

— Какие у тебя приятные духи!

— Так, значит... ты...

— Я сейчас приму душ, а ты не уходи. Я быстро, хорошо?

Сначала ему показалось, что она обрадовалась, потому что это давало ей время на передышку. Но, увидев ее застенчивую улыбку, он подумал, что это ее первая брачная ночь. Он хотел, чтобы она стала незабываемой для Сюзанны.

— Чувствуй себя как дома. Я сейчас вернусь. — У двери ванной он оглянулся и вздохнул с облегчением — Сюзанна подошла к кровати и присела на краешек.

* * *

Она вся горела.

Стоило Лукасу прикоснуться к ней, и Сюзанне пришлось собрать всю свою волю, чтобы не прижаться к его груди, не обвить руками его шею, не умолять целовать ее еще и еще.

Слава Богу, она справилась с собой. Лукас ничего не заподозрил. Сюзанна не сомневалась, что, если он узнает, как жаждет она его объятий и ласк, это поразит его. Но объяснить себе, почему ее тело так отзывается на его прикосновения, Сюзанна не могла.

Она закрыла глаза, стараясь внушить себе, будто она безмерно счастлива, притвориться, что она на вершине блаженства.

Лукас вышел из ванной буквально через несколько секунд. На нем не было ничего, кроме полотенца на бедрах.

Широко раскрыв глаза от удивления, Сюзанна смотрела на его волосатую грудь, узкие бедра, мускулистые ноги.

— Я вижу, мой вид тебя смущает, — с улыбкой проговорил Лукас, направляясь к ней. — Но стоит ли одеваться, если потом все равно придется раздеваться? Пустая трата времени! Я берегу силы для лучшего применения.

Как ни странно, именно его вид немного снял напряжение, которое сковывало ее весь день.

— Ты похожа на Красную Шапочку, которую Серый Волк собирается съесть. Ты боишься меня?

«Нет, я сама себя боюсь», — подумала Сюзанна.

— Нет, нет, конечно, нет, — сказала она вслух.

— Ну и хорошо. Давай я постелю...

— О! Я сама! — Она обрадовалась возможности что-нибудь сделать. Сложила покрывало, разобрала постель. Как только она наклонилась, сильные руки обвились вокруг ее талии, а его губы стали нежно целовать ее плечи.

— Послушай, Сюзанна, давай с тобой договоримся вот о чем...

Она повернулась к нему и ждала... Что он надумал? Может, решил, что им лучше пойти к доктору Грэблу?

— Мы попали в довольно щекотливое положение, поэтому лучше, если мы будем совершенно откровенны друг с другом. Если я сделаю что-нибудь, что тебе не понравится, или... ну, в общем, если что-то не так, скажи мне.

— А ты скажешь мне, если я сделаю что-нибудь не так?

Лукас прижал ее к себе, и Сюзанна испугалась, почувствовав, что и он весь горит от возбуждения.

— Ну, я не думаю. Я так давно не был с женщиной, что у меня самого в какой-то момент может возникнуть... неловкость.

Только сейчас до нее дошло, что он тоже волнуется перед их первой брачной ночью. Сами собой ее губы потянулись к нему, а его руки тем временем торопливо сбрасывали с нее ночную сорочку и крошечные трусики. Руки Сюзанны восторженно гладили его широкую мускулистую грудь.

Наконец все это вместе с его махровым полотенцем полетело на пол, а они рухнули на кровать. Лукас навис над ней, покрывая поцелуями и лаская ее, и она с готовностью ему отвечала.

Овладев ею, он припал к ее губам, призывая слиться в любовном экстазе, но она и сама поняла, что впервые в жизни испытывает такое острое удовольствие, такую щемящую радость единения. Она и не предполагала, что супружеская близость может приносить подобное наслаждение.

В момент наивысшего эмоционального напряжения ей показалось, что она теряет сознание, но Сюзанна не поняла, действительно ли это было так. Когда она открыла глаза и нежно взглянула на Лукаса, он лежал неподвижно с закрытыми глазами, что-то бормоча.

Он спал.

Сюзанна лежала рядом, любуясь его сильным мускулистым телом. Только сейчас она поняла, что они не выключили свет. Она совершенно забыла, что должна скрывать свои истинные чувства к Лукасу.

Догадался ли он? Заметил ли, с какой радостью она отдалась ему?

В ее памяти вдруг всплыл образ Бет. Она-то по праву делила с ним постель, носила его ребенка под сердцем, безраздельно владея сердцем мужа.

«Теперь и ты, Сюзанна, будешь иметь все... но не его сердце. Будешь ли ты счастлива?» — спрашивала она себя. Радость Сюзанны померкла, и ей стало грустно.

Впрочем, она отдавала отчет в том, что ни одна женщина не стала бы жаловаться, получив в мужья такого парня, как Лукас.

Благодаря ему Сюзанна поняла, что ее напрасно обвиняли в холодности. Сейчас ей приходилось прилагать немалые усилия, чтобы держаться от Лукаса на некотором расстоянии.

Так что и жаловаться нечего.

* * *

Ей лучше вернуться в свою спальню, а иначе она за себя не отвечает. Ее руки так и тянутся к Лукасу. Страстно хочется изучить его тело до мельчайших подробностей, ласкать его... Прижаться губами к его губам.

Но он спал...

Тоскливо взглянув на него, Сюзанна соскользнула с кровати. Надев ночную сорочку, она бесшумно вышла из спальни и направилась к себе.

Она думала только о Лукасе.

Лукас открыл глаза и улыбнулся. Почему ему так хорошо? И тут он вспомнил. Сюзанна! И невероятная первая брачная ночь! Он протянул руку, чтобы приласкать ее. Но рядом никого не было. От удивления он сразу проснулся и сел в постели. Лампа на тумбочке все еще горела.

Соскочив с кровати, он бросился к двери, выбежал в коридор и открыл дверь комнаты напротив. Там было темно, но, взглянув на кровать, он различил смутные очертания спящего человека. Лукас облегченно вздохнул: Сюзанна была здесь и мирно спала.

Он вышел в коридор и закрыл дверь. Почему она ушла из его спальни? Почему не осталась с ним? Он ее чем-то обидел? Может, его бурная страсть вызвала у нее отвращение?

Те несколько минут, что он обнимал и ласкал ее, пронеслись очень быстро. До того момента, когда он испытал неслыханное наслаждение, у него было слишком мало времени, чтобы насладиться красотой ее тела.

Ему пришлось чересчур долго сдерживать себя. Но он не сомневался, что и Сюзанне было необыкновенно хорошо с ним. Он слышал ее томные стоны, и они еще больше распаляли его. А когда он покрывал поцелуями ее прекрасное тело, ее губы отвечали ему с такой же страстью.

Он снова открыл дверь спальни Сюзанны. Ему не терпелось взять ее на руки и отнести в свою постель, шепнув по дороге, что не надо было убегать от него. Он уже решительно направился к ней...

Но вдруг почувствовал угрызения совести. Они ведь договорились зачать ребенка, и все. Он сам твердил ей, что не хочет снова испытать сильное чувство. Немудрено, что она решила иметь собственную спальню.

Она хочет жить своей жизнью.

А ему хочется, чтобы она была рядом с ним и днем, и ночью.

Он остановился на полдороге, повернулся и осторожно вышел, закрыв за собой дверь. Хорошо, он не будет вмешиваться в ее личную жизнь. Они будут притираться друг к другу постепенно. Может, между ними еще наладятся дружеские отношения.

Еще лучше, если их брачная ночь станет началом медового месяца. Сюзанна превзошла все его ожидания. Лукас сгорал от нетерпения повторить все снова.

А может она совсем не хочет повторения первой брачной ночи. Не хочет, чтобы он ласкал ее обнимал, целовал.

При воспоминании о прошедшей ночи он почувствовал такое возбуждение, что бросился к себе в спальню и плотно закрыл за собой дверь. Не стоит торопить события!

В следующий раз, когда они уединятся в его спальне, он будет нетороплив, нежен и внимателен, чтобы она первой вкусила всю бездну наслаждения. От этого он только выиграет и тоже насладится ею сполна.

* * *

Наступило утро. Приняв душ, Сюзанна надела брюки и рубашку и, набравшись храбрости, решительно отправилась на кухню. На душе у нее было неспокойно. Она испытывала смешанное чувство страха и неловкости, представляя себе первую встречу с Лукасом после событий прошлой ночи.

Долго ждать ей не пришлось. Лукас стоял рядом с Фрэнки, и они о чем-то разговаривали.

Увидев ее, Лукас поспешил навстречу.

— Доброе утро! — Он поцеловал ее, едва касаясь губами. — Вот Фрэнки спрашивает, любишь ли ты на завтрак плюшки с корицей?

Она разгадала его уловку. Он разыгрывал спектакль для Фрэнки.

— Вы очень любезны, Фрэнки, но, право же, не стоило так беспокоиться, — вежливо сказала Сюзанна.

— Ну что вы! Какое там беспокойство! Вы кофе будете?

— Спасибо, не откажусь.

Как только она села за стол, Лукас, к ее удивлению, сам подал ей кофе.

— Лукас, это совершенно лишнее! Я могла бы сама...

— Ну, как же! Сегодня ты впервые завтрака ешь в своем новом доме. Ради такого случая не грех тебя и побаловать, — сказал он и сел рядом с ней.

Фрэнки принес блюдо с еще теплыми плюшками, достал из холодильника свежие фрукты. Сюзанна улыбнулась.

— А вы не хотите составить нам компанию, Фрэнки? Вы, должно быть, встали очень рано, чтобы испечь такие вкусные плюшки.

Фрэнки заулыбался.

— Я привык. Хозяин, подлить вам еще кофе?

Лукас протянул ему чашку. Фрэнки налил хозяину кофе и сел вместе с ними. Сюзанна с трудом одолела треть булочки, а мужчины уничтожили каждый по нескольку штук.

— Когда допьешь кофе, пойдем смотреть подарки, — сказал Лукас. — Оказывается, многие оставили подарки в церкви и сегодня утром их привезли сюда, на ранчо. Тебе придется написать много писем, чтобы всех отблагодарить.

Сюзанна удивленно посмотрела на него:

— Я думала, мы займемся этим вместе.

Теперь удивился Лукас:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что благодарственные письма мы будем писать вместе, а не я одна, — улыбнулась Сюзанна.

— Но это же женская работа! — воскликнул Лукас, откинувшись на спинку стула.

— Добро пожаловать в девяностые годы! — сухо проговорила Сюзанна.

— Сюзанна — я хотел сказать, миссис Бойд права, — вступил в разговор Фрэнки. — Я читал в журналах, что теперь мужчин берут на такую работу, которой раньше занимались только женщины.

— Интересно, и когда ты успел прочесть это? — недоверчиво спросил Лукас.

— Прошлой весной, когда ходил к зубному врачу. Ох уж эти журналы! Там такое понаписано!

— Спасибо за поддержку, Фрэнки. И, пожалуйста, зови меня просто Сюзанной. Я еще не привыкла откликаться на «миссис Бойд». — Краем глаза она следила за Лукасом. Неужели его так возмутила перспектива писать благодарственные письма?

— Ладно, напишу я эти письма, но ты, Фрэнки, тоже должен помочь! — вдруг сказал Лукас.

— Я?! Да я даже не знаю, с чего начинать! — испуганно воскликнул тот.

— Ты поможешь распаковывать подарки. Мы с тобой будем их развязывать, а Сюзанна — записывать, что от кого.

Сюзанна допила кофе и встала.

— Вот это мне нравится. Сейчас помою тарелки и...

— Простите, Сюзанна, но это моя работа, — возразил Фрэнки. — Вы ведь не собираетесь дать мне расчет?!

— Разумеется, нет! Куда мне до вас! Но я не хочу, чтобы вы считали меня белоручкой!

Казалось, Фрэнки был удовлетворен ее ответом, а Лукас только вздохнул. Она не понимала, что все делает не так, как ему хотелось бы, и радовалась присутствию Фрэнки. Так ей было легче освоиться.

Сюзанна надеялась, что подарки займут немного времени, но, войдя в гостиную, убедилась, что гора подарков со вчерашнего вечера увеличилась раза в три.

— Господи! Я и не предполагала, что их так много!

— Ага! — подтвердил Лукас, озадаченно потирая подбородок. — Сразу видно, как обрадовались друзья, узнав, что я женюсь.

Сюзанна подняла голову, жадно всматриваясь в его красивое лицо. Неудивительно, что люди искренне радовались их свадьбе. Жизнь отшельника непременно погубила бы Лукаса.

— Вот ручка и бумага, — сказал, входя, Фрэнки.

— Хорошо. Давайте приступим! — распорядился Лукас.

Они трудились несколько часов, прерывая работу смехом или возгласами восхищения. Одеяло, стеганное вручную, вызвало у Сюзанны слезы умиления. Положив одеяло на колени, она нежно погладила голубой атлас.

А Лукаса не оставляли воспоминания прошлой ночи.

Умение разбираться в людях его не подвело.

Сюзанна действительно будет прекрасной матерью. Ее нежные руки словно созданы для того, чтобы пеленать и баюкать ребенка.

Устройство для чистки сапог в виде огромной лягушки Сюзанна разглядывала с недоумением.

— Покажи мне, как этим пользоваться, — попросила она Лукаса.

— У тебя никогда такого не было? — удивился он.

— Нет. У меня вообще никогда не было сапог.

Лукас посмотрел на ее стройные ноги.

— Ну, это мы быстро исправим, — весело пообещал он.

— Зачем они мне? — недоверчиво проговорила Сюзанна.

— Дорогая, ты теперь жена владельца ранчо, а здесь без сапог не обойтись.

Он поставил одну ногу в выемку, а носком другой ноги нажал на педаль. Щетки пришли в движение, и сапог заблестел, как новый.

— О, это мне нравится! — Сюзанна даже захлопала от удовольствия в ладоши.

Лукас молча наблюдал за ней, довольно улыбаясь. Ей многое понравилось, и ему хотелось верить, что их первая брачная ночь — тоже.

После ленча, который состоял из остатков свадебного пиршества, Лукас сказал, что подарки подождут, и предложил сделать перерыв:

— Потом закончим.

— Но мы могли бы... — попыталась возразить Сюзанна.

— Нет, — решительно сказал Лукас. — Тебе нужно обязательно поспать. Вчера тебе здорово досталось.

— Спать днем?! Да я никогда...

— А мне как раз надо сходить к ребятам, — поспешно проговорил Фрэнки и исчез. Хорошо хоть кто-то понял его намерения, подумал Лукас. К сожалению, Сюзанна их явно не понимала.

— Фрэнки на нас обиделся? — спросила она с тревогой.

— Да нет, он просто нашел предлог, — попробовал объяснить ей Лукас.

— Предлог для чего?

— Чтобы уйти и не мешать нам.

— Не мешать чему?

— Не мешать нам подняться наверх, в мою спальню.

Наконец-то до нее дошло.

— Как? Средь бела дня? — спросила она дрожащим голосом.

— Мы же должны постараться, чтобы зачать ребенка. И неважно, когда это будет — днем или ночью. — Заметив, что Сюзанна сомневается в правоте его слов, он предложил: — Не веришь мне, позвони доктору Грэблу.

— Ну нет, я звонить не стану! — воскликнула она, краснея. — Я только... я не...

— Дорогая, если ты не хочешь, давай подождем, пока стемнеет. Но тогда появление на свет нашего малыша тоже отложится. — Было обидно, что она не сгорала от страсти, как он, но это его не охладило.

— Нет, что ты... Я тоже этого очень хочу... Я только удивилась... — Она лепетала что-то невразумительное, словно не знала, что сказать.

Он подхватил ее на руки, сбросив на пол список подарков и дарителей, и понес к лестнице.

— Лукас, я очень тяжелая! Ты надорвешься!

— Ничего! Когда он поднялся наверх, то дышал часто и прерывисто, но не знал отчего: то ли Сюзанна действительно оказалась довольно тяжелой, то ли это страстное желание нахлынуло на него.

Войдя в спальню, он взглянул на Сюзанну и вздохнул с облегчением: она улыбалась!

— Мне не хотелось, чтобы ты утомился, — лукаво проговорила она, подставляя губы для поцелуя.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро, собираясь на работу, Сюзанна размышляла, сможет ли она стать по-настоящему счастливой с этим мужчиной. Неосознанная тревога закралась в ее сердце. Конечно, то, что она испытывает к нему... нет, нет, только не любовь...

В постели с Лукасом Бойдом ей было потрясающе хорошо и днем, и ночью. Его спальня больше не пугала ее, напротив, воспоминания о том, что происходило в ней, вызывали у Сюзанны мечтательную улыбку. Она, конечно, не собиралась обольщаться, но все же чувствовала, что между ней и Лукасом зарождаются новые, более близкие отношения.

Она оказалась пылкой и темпераментной женщиной. Что-то необъяснимое происходило между ними. Или просто Лукас был потрясающим любовником? Что бы там ни было, она теряла голову от одного его взгляда, а от прикосновения становилась податливой, как расплавленный воск.

В понедельник утром она спускалась по лестнице в полной уверенности, что все будет хорошо. Войдя в кухню, она направилась прямо к кофеварке.

— Доброе утро, — приветствовал ее Фрэнки.

— Доброе утро. Вы не могли бы готовить мне кофе по утрам? Я привыкла начинать день с кофе.

— У вас будет не только кофе, но и кое-что посущественней. Садитесь, я подам вам завтрак.

— Мне только один маленький тостик. Я уже опаздываю.

— Куда? — Лукас стоял в дверях черного хода.

— Как куда? Разумеется, на работу!

— Какой вздор! Ты теперь моя жена, и в твоей работе нет никакой необходимости, — заявил ее муж тоном, не терпящим возражений, и тоже направился к кофейнику.

Сюзанна подождала, пока он сделает первый глоток.

— Ты так думаешь? — спокойно спросила она, не собираясь спорить.

Лукас решил, что эти слова выражают восхищение его щедростью. Улыбаясь, он наклонился, чтобы поцеловать ее в губы.

— Конечно, дорогая! Я уже говорил тебе, что обеспечу... — Он запнулся, бросив быстрый взгляд на Фрэнки. — В общем, с финансами у нас все в порядке, — торопливо закончил он.

Сюзанна чуть не взорвалась от ярости. Он что же, решил, что вправе диктовать ей свои условия? Может просто взять и изменить всю ее жизнь? Обращаясь к Фрэнки, она сказала:

— Я буду дома в начале шестого. Если вы очень заняты, я приготовлю ужин сама, когда приду.

Сюзанна было направилась к двери, но Лукас схватил ее за руку:

— Разве ты не слышала, что я сказал?

— Разумеется, слышала, — ответила Сюзанна, изо всех сил стараясь оставаться спокойной.

— Тогда почему ты уходишь?

— Потому что я хочу работать. Потому что я отвечаю за свою работу. Потому что я стала библиотекарем, когда и слыхом не слыхивала о тебе, и никогда не жалела о своем выборе. Почему ты можешь идти на работу, а я нет? — Все это она выпалила, не переводя дыхания.

— Повторяю: в твоей работе нет никакой необходимости. — Лукас начал раздражаться и даже повысил голос.

— Извини, мне так не кажется, — проговорила она так холодно, что сама удивилась.

Сюзанна хотела пройти мимо него, но он остановил ее.

— Черт возьми! Почему ты не хочешь меня послушаться? У нас же с тобой догово... — Он снова осекся на полуслове, бросив быстрый взгляд на Фрэнки. — Слушай, пойдем ко мне в кабинет, там поговорим.

— У меня нет времени на разговоры, я опаздываю на работу.

— Ты моя жена, — закричал Лукас, — и должна поступать так, как я сказал!

Да, не стоило ей смотреть на замужество сквозь розовые очки. От хорошего настроения у Сюзанны не осталось и следа.

— Я буду поступать так, как считаю нужным, Лукас Бойд, и вам не удастся меня сломить! А сейчас пропустите меня!

— В субботу ты обещала, что будешь меня слушаться!

— Нет! Еще до венчания пастор спросил меня, как я отношусь к подобному обещанию, и, выслушав мой ответ, выбросил эти слова из свадебного обряда.

Она решительно направилась к двери. Времени оставалось в обрез. Сюзанна села в машину и уехала.

Лукас словно остолбенел. Его возмущению не было границ.

Он мог бы, конечно, силой удержать ее, но что потом? Еще позавчера ему казалось: решение жениться было блестящей идеей, но сейчас он уже так не думал.

— Хозяин, не надо было говорить с ней таким тоном. В женских журналах пишут...

— Фрэнки, я не виноват, что ты начитался каких-то дурацких журналов. Наших с Сюзанной отношений они не касаются.

— А почему бы и нет? Брак — это надолго, — пробормотал Фрэнки, пятясь к черному ходу, чтобы ненароком не попасть под горячую руку.

Когда Лукас вечером вернулся в конюшню после целого дня, который провел на пастбищах, где рассуждал сам с собой о том, что случилось утром, оказалось, его работники уже в курсе дела.

— С женщинами надо обращаться ласково, — наперебой советовали они.

— Надо дарить им цветы.

— Что плохого в том, что жена работает?

— Хозяин, вы должны извиниться перед женой.

Наконец Лукас не выдержал:

— Хватит болтать! Лучше бы делом занялись! Я сам знаю, что нужно Сюзанне! Она моя жена, а не ваша!

Пастухи, пожав плечами, выскользнули из конюшни. Но Лукас и сам знал: ничего не поделаешь, придется вечером помириться со своенравной женой.

* * *

Больше вопрос о работе они не обсуждали. И хотя Сюзанна чувствовала недовольство Лукаса, ее новая жизнь ей нравилась. День она проводила в библиотеке, а вечером возвращалась к мужу.

Каждую ночь он стучался в дверь ее спальни за руку и вел к себе. Стоило им коснуться друг друга, они самозабвенно погружались в стихию страсти. Потом Сюзанна, несмотря на настоятельные просьбы Лукаса, уходила в свою комнату. Это был единственный способ для нее не раствориться целиком во властном обаянии этого мужчины. Но у себя в комнате она тосковала по его объятиям. Ей хотелось прижаться к его груди, слушать биение его сердца, чувствовать, его ласки. От его страстных прикосновений по всему ее телу разбегались мурашки.

Усилием воли она заставляла себя отказываться от этих удовольствий.

Сюзанна со страхом ждала критических дней. Их отсутствие должно было положить конец их близости, без которой она уже не представляла себе жизни. Она была уверена, что все происходящее в такие дни между настоящими супругами — нежный шепот в темноте, пожатие рук — Лукасу покажется пустой тратой времени.

Но эти дни так и не наступили.

Через неделю, в субботу, она поехала в Колорадо-Спрингс, где ее никто не знал, и купила в аптеке набор для определения беременности экспресс-методом.

Лукас не хотел ее отпускать, так как не подозревал, зачем она едет. Он как раз собирался показать ей ранчо и его окрестности. Ей нравилось, что Лукас внимателен к ней, но и не терпелось узнать, беременна она или нет.

Выждав еще неделю, она воспользовалась купленным набором, и ответ получился положительный.

Теперь нужно было решать, как поступить. Если она скажет Лукасу, что беременна, он будет на седьмом небе от радости, но тогда настанет конец их медовому месяцу.

Как ни счастлива была Сюзанна оттого, что скоро станет матерью, ей было тяжело лишиться интимных отношений с Лукасом. Когда он снова предложил ей осмотреть его владения, ее настроение оставляло желать лучшего.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Лукас, понаблюдав за ней часа два.

— Хорошо! А что?

— Да ты какая-то рассеянная, — сказал он и язвительно добавил: — Может, это работа так тебя выматывает?

Он не говорил о ее работе с той памятной ссоры.

— Нет, что ты! Мне очень нравится работать в библиотеке! — с жаром возразила Сюзанна.

Лукас что-то пробурчал и пришпорил лошадь, так что южное пастбище скоро осталось позади.

— Хочешь посмотреть на моего быка-призера?

— Мы зовем его Рокки, но по документам у него мудреное, научное имя.

— А он большой?

— Огромный! Но характер у него кроткий, как у ребенка. — Лукас перевел взгляд на ее живот, и Сюзанна затрепетала от страха: неужели он догадался, что она беременна?

Впервые после свадьбы они так долго оставались вдвоем. И Сюзанне нравились предупредительность, мягкие манеры, остроумные шутки Лукаса. Может, он ее и не любит, но ей с ним хорошо и спокойно.

Он остановил машину. Сюзанна сняла салфетку с корзинки, которую Фрэнки приготовил им для пикника. Лукас все уговаривал се поесть, а ее мутило от одного вида еды.

К счастью, изменение погоды отвлекло Лукаса, и он не обратил внимания на то, что Сюзанна почти ни к чему не притронулась. Внезапно поднялся сильный ветер, небо заволокло тучами.

— Надо возвращаться, — мрачно проговорил Лукас.

— Почему?! — спросила Сюзанна, испугавшись, что ему надоело ее общество.

— Похоже, сейчас начнется первая за эту зиму метель. Надо немедленно ехать домой, а то застрянем.

И Лукас не ошибся. Метель настигла их во дворе, когда они подъезжали к конюшне. Он отослал ее в дом, где Фрэнки уже разжигал огонь в камине. Скоро в комнату вошел и Лукас. Дрова еще не разгорелись, в помещении было довольно темно и холодно, и Сюзанна прижалась к мужу.

— Что, испугалась метели? — спросил Лукас, обнимая ее. И она почувствовала, как тепло его рук возвращает ей покой и умиротворение.

— Нет, я люблю такую погоду. — Неужели она кажется жалкой и перепуганной? Если честно, Сюзанна никогда не чувствовала себя счастливее.

Когда он, как обычно, привел ее в свою спальню, она порадовалась, что ничего не сказала ему о своей беременности. Ей хотелось, чтобы все оставалось по-прежнему. Где-то в глубине души у нее теплилась надежда, что их брак еще станет настоящим, и это ощущение делало ее более открытой и доверчивой.

Наступил декабрь. Лукас по привычке просыпался спозаранку, хотя зимой работы обычно было немного.

Он не любил праздно валяться в постели, нежиться под теплым одеялом дольше обычного. Жена не хотела делить с ним его постель до утра. При этом ее непосредственность, с какой она радовалась его ласкам, ощущение ее полной удовлетворенности от их близости выводили его из равновесия.

После трех лет отшельнической жизни он стеснялся, что его так тянет к ней. Но после шести месяцев супружества он должен был признаться, что его влечение росло с каждым днем.

Проходя мимо комнаты Сюзанны, он остановился. Оттуда доносились странные звуки. Лукас прислушался. Похоже, кого-то рвало.

Сюзанну, кого же еще! Он прижался к закрытой двери, и тут его осенило: очень может быть, что Сюзанна беременна! Он слышал, что некоторые женщины в первые месяцы беременности испытывают по утрам такое недомогание. Правда, с Бет этого не было.

Лукас пришел в неописуемый восторг. У него будет сын! Его сын, ради которого он решился на брак без любви... Внезапно радость сменилась тревогой. Если Сюзанна беременна, она может отказать ему в близости, может запретить даже прикасаться к ней.

Эта мысль поразила его. Мозг отчаянно работал, пытаясь осмыслить случившееся. Ему совсем не хотелось отказываться от Сюзанны.

Зачем спешить? Раз она не сказала ему о своей беременности, то и он не станет признаваться, что ему о ней известно. Пусть все идет по-прежнему. Может, она и сама еще не знает, что скоро станет матерью. Считает, что просто у нее такая форма гриппа.

А может, у нее действительно грипп? Откуда ему знать? Он не доктор.

Стараясь не шуметь, Лукас на цыпочках спустился по лестнице. Нет, он не может по доброй воле отказаться от их потрясающих ночей. Он подождет, пока она расскажет ему сама.

* * *

Наступило Рождество. В прошлом году Сюзанна мучительно думала в это время, как ей жить дальше. Ее мать только что умерла, она осталась в Денвере совершенно одна.

Круглая сирота.

Узнав, что в Кальенте нужен библиотекарь, она переехала и решила завести ребенка.

Сюзанна погладила свой пока еще плоский живот и подумала, что уже располнела в талии, а груди у нее стали необычайно чувствительны. Видно, тест не обманул ее. Скоро настанет время посоветоваться с доктором Грэблом.

Но сначала она все расскажет мужу.

Сюзанна решила сделать это сегодня. Кроме кожаного бумажника и нового одеколона, она подарит ему осуществление мечты. Сегодня, у рождественской елки, которую она сама украшала елочными игрушками, которые привезла из Денвера, она все скажет Лукасу.

На рождественский ужин они пригласили Абби и доктора Грэбла. Все утро Сюзанна помогала Фрэнки готовить праздничный стол.

— Уж и не знаю, как вас благодарить за помощь, — смущался верный Фрэнки.

— Вы бы сказали Лукасу, что вам нужен помощник.

— Что вы! У хозяина и так много забот. Не стоит беспокоить его.

Сюзанна, растроганная, подошла к Фрэнки и поцеловала его в щеку.

— Вы очень хороший человек, Фрэнки.

— Эй, что происходит? Фрэнки, ты никак собираешься соблазнить мою жену? — воскликнул Лукас, появляясь на пороге кухни. Повар покраснел и быстро отошел от женщины под громкий хохот хозяина.

— Стыдитесь, Лукас Бойд, — укорила его Сюзанна. — Я только сказала Фрэнки, как мы его ценим.

Лукас подошел к ней и обнял за плечи. Она поняла, что с каждым днем им становится все легче и легче друг с другом.

— Извини, Фрэнки. Я пошутил. Мы действительно тебя очень ценим. Кстати, праздновать Рождество приятно, но какие потом придут счета! Сюзанна купила всем работникам подарки. Знаешь, как ее теперь называют? Санта-Клаус!

Женщина почувствовала, что муж не осуждает ее. К тому же подарки для работников ранчо она купила на свои деньги, так что счета тут ни при чем.

— У них очень тяжелая работа, — заметила Сюзанна.

— Знаю. А есть что-нибудь под елкой для меня? — спросил Лукас.

— О, хозяин, вы же знаете, что есть. Я сам видел, как вы разглядывали коробки, — сказал Фрэнки.

— Хватит выдавать мои секреты! — Лукас увел Сюзанну под ветки омелы, которые украшали дверной проем, и поцеловал жену.

Сюзанна загадала желание. Она хотела, чтобы ее брак стал настоящим, потому что поняла: она не может жить без Лукаса Бойда. Она боялась признаться даже себе самой, что полюбила его.

Ужин удался на славу. Когда посуда была вымыта и Фрэнки ушел к друзьям, все стали рассматривать подарки. Для Абби и доктора Сюзанна выбирала подарки сама.

Ей хотелось поблагодарить их за то, что с их помощью круто изменилась ее жизнь.

Когда Сюзанна вышла, чтобы выбросить оберточную бумагу, доктор последовал за ней.

В кухне он тихо спросил ее:

— Как ты себя чувствуешь?

Сюзанна вздрогнула от неожиданности.

— Почему вы спрашиваете?

— Ты немного изменилась. Я только хотел узнать...

— На следующей неделе я приду к вам на прием, — поспешно перебила его Сюзанна. Ей не хотелось, чтобы Лукас услышал что-нибудь раньше времени.

— А! Хорошо. — Доктор замолчал, и Сюзанна поняла, что он ее не выдаст, но все равно весь остаток вечера очень волновалась. Лукас первым должен был узнать, что у них скоро будет ребенок.

Когда Абби и доктор уехали, Лукас усадил ее на тахту перед елкой. Они сидели, прижавшись друг к другу. Люк смотрел на жену и улыбался.

— Я хочу, чтобы ты знала: я ужасно благодарен тебе за все, что ты сделала для подготовки праздника. В усадьбе стало теплее и уютнее. Даже пастухи каждый день твердят, что мне ужасно повезло с женой. Любой из них готов за тебя в огонь и в воду.

— Они очень милые люди, — тихо сказала она.

— Они простые работяги, Сюзанна! Грубоватые, конечно, но зато умеют ценить тепло и искренность! — Он пододвинулся к ней поближе.

— Я люблю делать приятное людям. А тебе не понравились мои подарки?

— Что ты! Конечно, понравились! Мне как раз нужен новый бумажник и...

— Главный подарок я тебе еще не отдала, — прервала его Сюзанна.

— Да ну? А мне больше нечего подарить тебе! — огорченно вздохнул Лукас.

Она потрогала бриллиантовые серьги, его рождественский подарок. Никогда еще у нее не было таких дорогих украшений.

— Ты сделал мне замечательный подарок.

— А что ты мне подаришь еще? — нетерпеливо спросил Лукас.

Немного поколебавшись, она прошептала:

— Я подарю тебе ребенка.

Лукас словно остолбенел. Она с удивлением смотрела на него. «Он что, не рад?» — мелькнула поразившая ее мысль.

Наконец он повернулся к ней и, глядя ей в лицо, спросил:

— Ты уверена?

Сюзанна кивнула.

— Когда?

— Я думаю, в начале августа. На следующей неделе пойду на прием к доктору Грэблу.

— А он знает?

— Нет, я ему еще не сказала, но, думаю, он догадался. Доктор спрашивал, как я себя чувствую.

— А ты хорошо себя чувствуешь?

Вид у Лукаса был встревоженный, морщины прорезали лоб. Сюзанна нежно разгладила их рукой.

— Да, не беспокойся. По утрам меня немного мутит, но потом все проходит.

— Ты немедленно должна бросить работу.

— Нет.

— Сюзанна, будь благоразумна. Я не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности. Этот ребенок...

Сердце у нее сжалось от боли. Вместо признания в любви то, что и следовало ожидать: беспокойство о ребенке.

Не в силах справиться с разочарованием, она быстро поднялась:

— Пожалуй, пойду спать. Спасибо за серьги.

— Сюзанна... — позвал Лукас, но она не оглянулась. Слезы ручьями текли по ее щекам. Скорее бы спрятаться в своей комнате.

Но теперь с ней будет ее ребенок!

Лукас остался один. Он ее обидел, но чем? Еще несколько недель назад он заподозрил, что она беременна, но ему было выгоднее делать вид, будто он ни о чем не догадывается.

Теперь надо выбирать. Больше не требуется притворяться, что то необычайное блаженство, которое дарила ему Сюзанна, было лишь поводом для зачатия ребенка.

Теперь он твердо знает, что у него будет сын, ради которого стоит жить. Радостная картина будущего, какую он рисовал себе, омрачалась мыслью о жене.

Как ему быть? Сегодня ночью он поднимется по этой лестнице, как поднимался каждую ночь со дня их свадьбы. Но захочет ли она войти в его спальню? Будет ли так же пылать от страсти?

Лукас ходил по комнате, размышляя, что ему делать, потеряв счет времени. Наконец он поднялся по лестнице и открыл дверь ее спальни, даже не постучав. Она лежала в постели спиной к двери, с головой укрывшись одеялом.

Его огорчению не было границ. Демонстративный отказ Сюзанны провести ночь с ним потряс его до глубины души. Стараясь не шуметь, он тихо закрыл дверь и поплелся к себе. Один. Он ей больше не нужен. Он дал ей то, чего она хотела, — ребенка.

Лукас лег в свою одинокую постель, намереваясь помечтать о будущем сыне, но неожиданно обнаружил, что тоскует по Сюзанне.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

На следующее утро Сюзанна проснулась в привычное для нее время. Ночь она провела одна. Лукас без всякого сожаления позволил ей уйти и даже не зашел за ней по пути в свою спальню.

Что ж, его мечта сбылась.

А она так надеялась, что он не охладеет к ней, узнав, что у них будет ребенок! В конце концов, этого стоило ожидать. Может, в постели ей с ним было лучше, чем ему с ней.

Сюзанна проплакала всю ночь. Она и не подозревала, что так безумно влюблена в этого грубоватого владельца ранчо. Отца своего ребенка.

Она оделась и спустилась вниз. Не сидеть же целыми днями в своей комнате. Даже после рождения малыша ей придется каждый день видеть Лукаса Бойда и притворяться, что она к нему совершенно равнодушна. Уже сегодня она должна суметь скрыть свои подлинные чувства.

Тем более что библиотека ни сегодня, ни завтра не работает. Придется найти себе какое-нибудь занятие.

Фрэнки предложил ей горячие тосты и кофе.

— А где Лукас?

— С полчаса, как ушел в конюшню. Мне показалось, он не очень хорошо выглядит. Уж не грипп ли? — озабоченно проговорил Фрэнки, вздохнув.

Сердце Сюзанны сжалось. Может, ему тоже несладко было одному прошлой ночью? Может, сегодня он снова придет к ней и отнесет к себе? Может... Пожалуй, лучше подумать о чем-нибудь другом.

Она уже допивала свой кофе, когда открылась дверь и на пороге появился Лукас. Сколько ни старалась, она не смогла найти в его лице никаких признаков сожаления о ночи, проведенной в одиночестве.

Он молча включил кофеварку.

— Сегодня очень холодно.

— Да, очень. — Фрэнки внимательно пригляделся к Лукасу. — Вам не по себе, хозяин?

Лукас обернулся и с удивлением посмотрел на своего повара.

— С чего ты взял?

— Может, у вас начинается грипп? Многие уже болеют.

Лукас бросил взгляд на Сюзанну, но она не поняла, что он хотел им сказать.

— Нет, я совершенно здоров. Ночью спал как убитый!

При этих словах у Сюзанны заныло сердце. Глубоко вздохнув, она поспешила закончить завтрак.

— Как ты, Сюзанна? Как спалось? — спросил Лукас.

Ее обида мгновенно сменилась гневом. Он что, издевается над ней? Уж не думает ли он, что она станет вымаливать его любовь и ласки? С неожиданным даже для нее самой самообладанием она спокойно произнесла:

— Я спала как младенец.

Казалось, в кухне повеяло арктической стужей. Бедный Фрэнки испуганно переводил взгляд с хозяина на хозяйку.

— Я забыл разгрузить машину, — делано спохватился он, — сейчас вернусь.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — хрипло спросил Лукас.

— Хорошо.

— Больше не мутит?

Вместо ответа Сюзанна выскочила из-за стола и бросилась к раковине. И вовремя.

Почувствовав, что он поддерживает ее за плечи, Сюзанна вся задрожала. Как же ей недоставало его объятий! Взяв себя в руки, она умылась и попыталась улыбнуться, но улыбка получилась жалкая.

А Лукас сразу убрал руки с ее плеч и отошел к столу.

— Ты говорила доктору, что тебя мутит?

— Скажу, когда пойду к нему на прием. Многих женщин мутит в первые месяцы беременности. Не из-за чего беспокоиться.

— Я считаю, ты должна позвонить ему сейчас же! Ребенок — самое...

— Знаю, Лукас, можешь не напоминать. Ребенок — прежде всего. — Она подошла к столу и устало опустилась на стул. Она и так уже полюбила своего малыша, но ей было обидно слышать подтверждение полного равнодушия Лукаса к ней самой.

Помолчав, Лукас спросил:

— Может, съешь что-нибудь?

Тошнота снова подкатила к горлу.

— Нет! — Сюзанна бросилась к двери. Мне лучше полежать.

Лукас смотрел, как дверь за Сюзанной медленно закрылась, и вдруг почувствовал, что им овладевает чувство полной безысходности. Он не в силах помочь ей. Если и пытается, то получается еще хуже. Что же ему делать?

А он так надеялся на это утро. Всю ночь пролежал без сна, ворочаясь с боку на бок. Если бы Сюзанна хоть словом намекнула, что не против снова оказаться с ним в постели, он бы взял ее на руки и унес в спальню.

Что же, он не должен даже прикасаться к ней?

Сможет ли он жить с ней под одной крышей, отказавшись от привычной уже близости? Лукас застонал. Он и так прожил три года как отшельник.

Пусть Сюзанна совершенно не похожа на Бет. Все это время он с нетерпением ждал, когда сможет вновь насладиться теплом ее тела, страстными объятиями, сладостью губ.

Не вредно ли это в первые месяцы беременности? Он слышал, что можно почти до рождения ребенка. Надо поговорить с доктором Грэблом. Лукас не хотел причинить вред ребенку, но он не хотел проводить ночи без Сюзанны.

Он снял трубку и набрал номер домашнего телефона доктора. Услышав в трубке его хрипловатый голос, Лукас сразу спросил:

— Доктор, долго еще будет Сюзанну тошнить?

— А что случилось?

— Сегодня утром ее вырвало.

— Ничего страшного. Это бывает.

— Но у Бет такого не было.

— Сюзанна не Бет, Лукас, — мягко возразил доктор.

— Да знаю я, знаю! — выкрикнул Лукас, но туг же извинился.

— На следующей неделе я осмотрю ее самым тщательным образом, но ты должен помнить: твоя главная задача — исполнять любое ее желание, заботиться о ней и поддерживать ее. Сейчас очень важно, чтобы будущая мама была счастлива.

Лукас уперся лбом в стену. Ему больше не о чем было спрашивать. Сам того не зная, доктор уже ответил ему.

— Спасибо, доктор.

— Поздравляю! Ты добился своего.

Но Лукас почему-то не обрадовался. Он вспомнил, что, как только Бет узнала о своей беременности, она утратила всякий интерес к сексу. Раз Сюзанна дала ему понять, что предпочитает оставаться в одиночестве, то, разумеется, он не будет ей перечить.

Лукас настоял на том, чтобы сопровождать Сюзанну в ее первый визит к врачу. Она расценила это как заботу будущего отца о своем ребенке. Как бы ей хотелось, чтобы он так же заботился о ней!

Хотя Лукас молчал, Сюзанна была почти уверена, что глубокие морщины, которые обозначились на его лбу, вызваны его переживаниями. Ее пальцам не терпелось разгладить их, но в последнее время она не позволяла себе прикасаться к нему. Боялась не выдержать и выдать свою тоску по их близости.

— Может, доктор даст тебе что-нибудь от тошноты?

— Абби посоветовала мне съедать несколько крекеров перед тем, как вставать. Мне стало лучше.

— А!

— Наверняка доктор мне выпишет витамины, чтобы ребенок родился здоровым.

— Доктор сказал, что нужно выполнять все твои желания, стараться не огорчать тебя, чтобы у тебя всегда было хорошее настроение. Если тебе чего-нибудь захочется — скажи, я все сделаю, — проговорил Лукас, не сводя глаз с дороги — Договорились? — спросил он, все так же сосредоточенно глядя на дорогу.

— Разумеется. Но пока мне ничего не хочется.

Подъехав к клинике, Лукас остановил пикап и помог ей выйти из машины.

Но он заботился не о ней. Он заботился о своем ребенке. Правда, если рассуждать здраво, это и ее ребенок, и он только выгадает от любви отца.

После того как доктор осмотрел Сюзанну, Лукаса пригласили в кабинет.

— Ты совершенно здорова, Сюзанна, и ребенок тоже. Я выпишу тебе витамины, и постарайся не утомляться. Первые три месяца — самые важные для здоровья ребенка.

— Может, ей бросить работу? — вмешался в разговор Лукас.

Сюзанна с удивлением взглянула на него. Она считала, что они решили этот вопрос раз и навсегда.

— Это решать самой Сюзанне, Люк. Если она очень устает, тогда, может, стоит бросить. А лучше — сократить рабочий день. Сюзанна, ты не могла бы попросить кого-нибудь подменять тебя после двух-трех часов? Тогда бы ты могла поспать в середине дня.

Ее так и подмывало сказать им, что она могла бы при необходимости работать по двенадцать часов в сутки. Но она сдержалась и спокойно сказала:

— Я буду иметь, это и ввиду, но сейчас я совсем не устаю.

Да она сойдет с ума, если будет сидеть дома и тосковать по любви!

— Сюзанна! — укоризненно воскликнул Лукас.

Он хотел было сказать что-то еще, но Сюзанна заметила, что доктор покачал головой и вздохнул. Значит, он ее союзник!

Когда Лукас с Сюзанной уже собирались уходить, доктор вдруг сказал:

— Разумеется, у вас нет необходимости прекращать супружеские отношения. Малышу это не повредит. — Он улыбнулся так, словно не сомневался, что его слова осчастливят их обоих.

Сюзанна залилась краской и заторопилась к выходу. Неужели доктор думает, что их брак настоящий? Может, ему видней? Ведь это он сосватал их.

Лукас поблагодарил доктора и вышел вслед за женой. Доктор, конечно, не собирался обижать будущую маму, но, увидев, как Сюзанна опрометью выбежала из кабинета, Лукас решил, что совет доктора для нее неприемлем.

Даже когда он помогал ей выйти из пикапа, ему показалось, что его забота ей неприятна. Что ж, раз она беременна, ее желания — закон. Он должен справиться со своей страстью.

Ему остается одно — ждать, пока родится ребенок.

Удивительно: то самое знаменательное событие, которого он так ждал, отодвинулось в его мыслях на второй план. Он думал только о том, сколько времени осталось до той минуты, когда он уговорит Сюзанну вернуться в его постель.

В первую субботу марта Сюзанна спала дольше обычного: у нее был выходной. Лукас тоже позволил себе оглохнуть от забот на ранчо.

По совету доктора Сюзанна сократила свой рабочий день. Теперь она возвращалась на ранчо во второй половине дня и ложилась спать, оставаясь в своей комнате, пока Фрэнки не звал се ужинать.

Ей казалось, что с каждым днем Лукас возвращается домой все раньше и раньше. Она слышала, как он поднимается по лестнице и останавливается у ее двери, словно хочет постучаться к ней.

С замиранием сердца Сюзанна прислушивалась, хотя знала, что он не постучит. Постояв, Лукас уходил к себе. Она знала, что за ужином он будет дотошно расспрашивать ее о здоровье и о малыше.

Так и бывало почти каждый день. Потом наступала гнетущая тишина.

Иногда, когда молчание становилось невыносимым, Сюзанна рассказывала какой-нибудь случай из библиотечной жизни, но чаще они оба молчали; с самого Рождества между ними словно возникла глухая стена.

По ночам Сюзанна долго не могла заснуть. Даже себе она не решалась признаться, что с надеждой ждет прихода Лукаса.

* * *

Сегодня Сюзанна постаралась отмахнуться от грустных размышлений. Она оделась и спустилась в кухню. Фрэнки сварил кофе и занялся своими делами. Сюзанна наконец убедила его, что может сама приготовить себе тосты.

Сначала она выпила обязательный стакан молока и только потом налила себе разрешенную доктором чашку кофе. Вымыв стакан из-под молока, она взяла чашку с кофе и направилась к столу, но вдруг почувствовала что-то странное. Охнув, она прижала свободную руку к животу.

— Что с тобой? — послышался встревоженный голос Лукаса. Он стоял на пороге кухни.

Впервые за время, которое прошло с тех пор, как она сказала, что ждет ребенка, Сюзанна искренне улыбнулась Лукасу. Радость заставила ее забыть обо всех сложностях их отношений. Ей не терпелось поделиться этой радостью с ним.

— Малыш шевельнулся! Иди скорей!

Он осторожно подошел, и Сюзанна прижала его большую ладонь к своему животу.

Почувствовав легкие толчки малыша, Лукас просиял от радости, а Сюзанна смотрела на него взглядом, полным любви и восхищения.

Ни слова не говоря, он подхватил ее на руки и понес к лестнице.

Он принес жену к себе в спальню и осыпал поцелуями. Истосковавшись по ней за долгие недели ожидания, он набросился на Сюзанну со всей страстью, на которую был способен.

Когда после сладостного соития Лукас лежал в изнеможении рядом с Сюзанной, он вдруг подумал, почему, собственно говоря, они отдалились друг от друга? Он же сразу почувствовал, с какой доверчивостью она прижалась к нему.

Сколько блаженных ночей они могли провести вместе! Им было подарено удовольствие, которое было доступно не каждой супружеской паре. Они получали удовольствие от секса... Вдруг у него перехватило дыхание.

Он подумал, что они так близки, потому что любят друг друга.

С ним случилось то, чего не должно было быть. Он давал себе слово, что никогда не допустит этого! Он полюбил другую женщину! Его сердце запротестовало: нет, нет и нет!

Он инстинктивно отпрянул от нее. Он не переживет боль утраты во второй раз, если, не дай Бог, что случится.

Сюзанна не верила своему счастью. После двух месяцев одиночества Лукас возродил в ней надежду, пробудил веру в его любовь к ней, а не только к их ребенку.

Она с улыбкой открыла глаза, ничего не подозревая, и... ее поразило выражение его лица. Что случилось?

При взгляде на него Сюзанна ощутила всю глубину его равнодушия. Сейчас он словно окаменел. Весь его вид выражал лишь одно — сожаление.

Сожаление, что она безумно любит его.

Сюзанна накинула на себя одежду и бросилась вон из спальни. Если он и раньше не любил ее, то может ли любить сейчас, когда беременность так изменила ее? Она готова была от стыда провалиться сквозь землю. Ей казалось, что ее сердце не выдержит и разорвется от горя.

Вбежав в свою комнату, Сюзанна захлопнула за собой дверь.

Он сразу же постучал:

— Сюзанна! Сюзанна, прости меня! Я не могу...

Да, он не мог. Не мог любить ее так, как ей хотелось. Любить он мог только своего ребенка. Глупо было мечтать о любви. Она юркнула под одеяло и уткнулась лицом в подушку.

Он все звал ее, но она не отвечала. Потом она услышала, как удаляются его шаги, и все стихло.

Ей было не в чем обвинять его. Он никогда не говорил, что полюбит ее. Он обещал любить только ее ребенка.

Сюзанна перестала плакать, однако душевная боль усиливалась. Не отдавая отчета в том, что делает, она вскочила с постели и принесла из кладовки свой чемодан.

Ей придется смириться. Дело вовсе не в нем. Могла ли она предположить, что Лукас Бойд растопит ее холодность? Но ей нужно время, чтобы восстановить душевное равновесие, научиться скрывать свои подлинные чувства. Надо взглянуть на все со стороны.

Она позвонила Абби, сказала, что поедет на несколько дней к подруге, и попросила в это время присмотреть за библиотекой. Потом наш сала коротенькую записку Лукасу, сообщив, что едет к подруге. Ни номера телефона, ни адреса не указала.

Застелив постель и положив записку на подушку, Сюзанна взяла чемодан и, спустившись по лестнице, вышла на улицу.

К счастью, Фрэнки ей не встретился, так что ничего объяснять не пришлось.

Никто не видел ее слез.

Может, оно и к лучшему.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лукас стоял у могилы своей первой жены. Он еще не оправился от потрясения, пережитого прошлой ночью.

У него и в мыслях не было полюбить другую женщину. Он хотел любить только своего ребенка. Будь Бет жива, она поняла бы это. Кому, как не ей, знать: он так мечтал о сыне.

Бет поняла бы и то, как все непредсказуемо в этом мире. Он любил ее бесхитростно, нежно, окрыленный надеждой на счастливое будущее.

Но сбыться его надеждам было не суждено.

Жизнь сурово обошлась с ним, и теперь он стал совсем другим. Невосполнимая утрата не только наполнила его сердце болью и печалью, но и наградила способностью любить с такой силой, о существовании которой он даже не подозревал. Будь Бет жива, его любовь к ней росла бы день ото дня, становясь все более глубокой и осознанной.

Но ее не стало.

И вот он полюбил Сюзанну. Он тосковал по ней и метался в своей постели, но убеждал себя, что между ними нет ничего, кроме чувственного влечения. И только недавно он вдруг понял, что к нему пришла любовь. Истинная любовь — со страстными объятиями, упоительными поцелуями, с стремлением дарить друг другу радость единения.

От одного взгляда на Сюзанну он ощущал невиданный прилив сил, одна мысль о близости с ней кружила ему голову. Он любил ее, только все еще не мог осознать это.

Когда он полюбил ее? С того дня, когда она своим внезапным появлением нарушила его отшельническую жизнь? Или когда пришла к нему сказать, что согласна иметь от него ребенка? Или в их первую брачную ночь, когда стало ясно, какое блаженство они способны подарить друг другу?

Он чувствовал, как много значит для нее. Радость захлестнула Лукаса, когда он понял, что Сюзанна любит его так же страстно, как он ее. Эта женщина с золотым сердцем и доброй душой жаждет его не меньше, чем он ее.

Бросив Бет «Прощай!», он пошел к машине. Он еще не закончил свои дела на ранчо, но желание увидеть Сюзанну, обнять ее, заглянуть ей в глаза, сказать, как безумно он любит ее, взяло верх.

Лукас гнал пикап с бешеной скоростью. События прошлой ночи не шли у него из головы. Он понимал, что Сюзанна, возможно, не захочет видеть его. Но теперь Лукас был готов бороться за свое счастье, за свою любовь, за свою семью. Он уговорит ее выслушать его. Въехав в усадьбу, он резко затормозил и бросился в дом.

— Вы чего несетесь как на пожар? — спросил Фрэнки, когда Лукас чуть ли не вбежал в кухню.

Он широко улыбнулся, радость так и распирала его.

— Ищу Сюзанну!

— Кажется, она уехала, — невозмутимо проговорил Фрэнки, раскатывая тесто для рулета. — Ее машины нет во дворе.

Лукас уже взбежал до середины лестницы, когда до него дошли слова повара.

— Что?!

— Я сказал, что мне...

Лукас, не дослушав, бросился к окну. Машины Сюзанны и в самом деле не было.

— Когда она уехала?

— Не знаю. Я вернулся полчаса назад, чтобы приготовить ланч и...

Лукас снова бросился вверх по лестнице. Распахнув дверь спальни Сюзанны, он обвел глазами комнату... и увидел записку.

«Боже правый, только не это», — молился Лукас. Бог не так жесток, чтобы лишить его любви во второй раз.

Иначе... Господь Бог даже не подозревает, что может натворить этот Лукас.

Записка была очень короткая. Сюзанна не сообщала ни когда вернется, ни вернется ли вообще.

Лукас позвонил Абби:

— Где Сюзанна?

— Разве вы не знаете? Поехала к подруге.

— К какой подруге? Куда?

— Не знаю. Я хотела спросить, но Сюзанна бросила трубку. А что случилось? — встревожилась Абби.

— Сюзанна ушла от меня, — прошептал Лукас. Он с трудом произнес это вслух. Ничего хуже он не мог предположить.

— Что?! Вы ее обидели? — грозно спросила Абби.

Но у него не было сил разговаривать. Он повесил трубку и сел на постель. Что он наделал? Как он мог уйти, не поговорив с Сюзанной? Тогда он еще не был готов объяснить ей то, что происходит... Ему нужно было время.

Теперь у него было времени более чем достаточно...

* * *

Сюзанна вернулась в Кальенте в среду утром.

Она собиралась погостить у подруги в Денвере неделю, но не выдержала: соскучилась по своему городку, по друзьям, по ранчо, по Фрэнки, по пастухам и... по Лукасу. Боже, как же она соскучилась по Лукасу!

Но она заставила себя заехать в библиотеку. Совесть мучила ее за то, что она так внезапно бросила работу. Теперь ей не терпелось посмотреть, как там дела.

Да и вряд ли Лукас ее ждет. Скорее всего, его даже не интересует, когда она вернется.

Сюзанна вошла в библиотеку и увидела Абби за кафедрой.

— Сюзанна! Ты вернулась! Как ты?

— Прекрасно. Я думала пробыть там недельку, но что-то домой потянуло.

— А Лукас знает?

— Нет еще. Он меня сегодня не ждет.

— Привет, Сюзанна! Ты вернулась?! — воскликнула Герти, входя в библиотеку.

— Сюзанна! — обрадовался один из завсегдатаев библиотеки. — Как хорошо, что ты вернулась!

Все остальные радовались не меньше.

— В чем дело? — удивилась Сюзанна.

— Все решили, что ты ушла от Лукаса.

— Что за бред? Я же сказала тебе, что поехала погостить к подруге. И Лукасу оставила записку!

— Ты должна была сама предупредить Лукаса. Он ходил как в воду опущенный! Весь город взбудоражен. Только о вас и говорят. Особенно с тех пор, как стало известно, что ты беременна! — Абби так возмущалась, что даже раскраснелась.

— Как могло такое случиться?

— Ну, мы с Лукасом разговаривали, и, очевидно, нас кто-то подслушал. Ты не думай, я вовсе не собиралась это афишировать!

Сюзанна обняла подругу.

— Не волнуйся. Пусть все знают, какой я скоро стану с дом, не меньше. — А Лукас будет стесняться ее, напомнила себе Сюзанна. — Ну, раз у вас все в порядке, я, пожалуй, поеду на ранчо.

Мне еще надо распаковать вещи и поспать часик-другой. Надо сказать, что сидение за рулем — довольно утомительное занятие.

— Хочешь, я отвезу тебя на ранчо? — спросила Абби.

— Ну что ты! Это совсем близко. Спасибо, что подменила меня. Ну, до завтра.

Сюзанна вышла и направилась к своей машине.

Когда через несколько минут она подъехала к дому, то увидела Фрэнки, который уже ждал ее у входной двери. Не успела она опомниться, как он подхватил ее чемоданы.

— Ну как вы? — спросил он.

— Разумеется, прекрасно. Это Абби позвонила вам?

— Ага. Мы уже послали за Люком. Он будет с минуты на минуту.

При этих словах сердце Сюзанны забилось быстрее.

— Не стоило так беспокоиться. Он же не знал, что я приеду именно сегодня!

— Да, но сегодня он впервые за все это время потерял всякую надежду найти вас. Я думаю, он бросит все дела и примчится домой.

Сюзанна вздохнула. Лукас искал ее? Она же оставила ему записку! Он что, не прочел ее?

Недоуменно пожав плечами, она направилась вслед за Фрэнки.

— Вы голодны? Через минуту у меня все будет готово, — сказал Фрэнки, поставив ее чемоданы на пол.

— Спасибо. Я пока переоденусь и отдохну с дороги.

— Хотите, я позвоню доктору? Он сразу же приедет.

— Не стоит его беспокоить, я просто устала. Полежу немного и спущусь к ланчу.

Фрэнки вышел, закрыв за собой дверь. Сюзанна осмотрелась. В Денвере она не раз скучала по своей уютной комнате. Но еще больше — по тому, кто был в комнате напротив.

Прекрати! Больше ты не войдешь в ту комнату!

Вздохнув, она села на кровать, сняла туфли и с удовольствием вытянулась на постели. Боже мой, как хорошо дома!

* * *

Лукас чинил забор на самом дальнем участке своего ранчо, когда появился работник с неожиданной новостью.

Увидев еще издалека всадника, который рысью мчался к нему, Лукас встревожился: не случилось ли чего в усадьбе? Он вскочил на своего коня и поспешил навстречу.

— Хозяин, она вернулась! — прокричал работник. Не расспрашивая больше ни о чем, Лукас погнал коня к дому... к своей жене.

Всю эту неделю он почти не спал. Большую часть ночи он бродил по комнате, не находя себе места и тоскуя по Сюзанне. Работа не клеилась. Вконец измученный, он нарочно решил сегодня заняться самой тяжелой работой, чтобы отвлечься от навязчивых мыслей... И вот радость! Сюзанна вернулась.

Через полчаса он был уже в усадьбе. Новость, по всей видимости, облетела все ранчо, потому что, когда он соскочил с коня и бегом пустился к дому, все провожали его радостными улыбками.

— Мы позаботимся о лошади! — крикнули ему вдогонку.

— Спасибо! — отозвался он, не останавливаясь. Сюзанна сидела в кухне за столом и разговаривала с Фрэнки. Когда Лукас вошел и остановился у порога, она немного смутилась и потупилась.

Еще бы ей было не смутиться! Она до смерти его перепугала!

Не говоря ни слова, он крепко прижал ее к себе.

— Больше так никогда не делай! — Голос у него сел от волнения.

— Хозяин, надо говорить нежным... — начал было Фрэнки.

— Пойдем наверх, — сказал Лукас, прерывая наставления повара.

— Куда же вы? У меня все готово! — запротестовал Фрэнки.

Сюзанна молчала.

Лукас не отрываясь смотрел на жену и не мог наглядеться. «Какая она красивая», — думал он. Ему много хотелось сказать ей, но он не удержался и крепко прижался губами к ее губам. Он еще скажет ей все, что собирался сказать. Вот только убедится, что она действительно тут, живая и теплая.

В ответ Сюзанна обвила его шею руками и крепко прижалась к нему. Раздались аплодисменты и одобрительные возгласы. Выглянув из-за его плеча, Сюзанна увидела, что на веранду пришла целая толпа работников ранчо и все они радуются за них.

— Ну-ка марш отсюда! — замахал на них посудным полотенцем Фрэнки.

— Можешь к ним присоединиться! — властно распорядился Лукас.

— А как же ланч? — попытался возразить повар.

— Выключи плиту и иди.

Фрэнки осталось только подчиниться. Когда дверь за ним закрылась, Сюзанна взглянула на Лукаса широко открытыми глазами.

— Что ты наделал? Зачем ты рассказал всем, что мы поссорились? В городе все вели себя так, будто я от тебя сбежала. Я...

— А разве это не так?

Он почувствовал, что при этих словах Сюзанна задрожала, и понял, что напрасно обидел ее. Он хотел было извиниться, но она опередила его:

— Мне нужно было уехать, чтобы взглянуть на все со стороны. Я не думала, что это так расстроит тебя.

— Расстроит! Да я тут места себе не находил!

— С ребенком все в порядке. Я о нем хорошо заботилась.

— А ты? Ты себя берегла? — воскликнул он.

— Конечно, — грустно ответила она.

— Послушай, Сюзанна, когда мы... в прошлый раз... пойми, я так любил Бет! — Он с трудом подбирал слова.

Она высвободилась из его объятий и отвернулась.

— Я тебя очень хорошо понимаю.

Он подошел к ней и заглянул ей в лицо.

— Правда?

Слезы ручьями струились по ее лицу, и он понял, что на самом-то деле она не понимает или не хочет понять, как он ее любит.

Однако на его вопрос она кивнула, подтверждая свои слова.

— Сюзанна, я хочу, чтобы наш брак стал настоящим. Я хочу...

Он осекся, потому что она снова отвернулась глотая слезы.

— Я не могу, — едва слышно прошептала она. На этот раз он повернул ее лицом к себе.

— Что?! Но почему? У нас было столько хорошего. Я не вижу...

— Я была не до конца честной с тобой.

От ее слов он похолодел. Что она говорит? Она нашла себя другого? Она решила все-таки бросить его?

— Ты о чем? — настороженно спросил он.

— Я... я должна тебе что-то сказать. Тогда... если ты... если ты все еще хочешь, чтобы наш брак стал настоящим, тогда...

— Я обещаю! — торжественно проговорил он с гораздо большей уверенностью, чем в церкви во время венчания. Сейчас Сюзанна значила для него гораздо больше, чем тогда.

— Я нарушила наш уговор.

— Что ты имеешь в виду? Черт возьми, Сюзанна, ты меня убиваешь! Говори скорей, что случилось.

Она опустила голову, и он придвинулся ближе.

— Я... я люблю тебя!

Ее слова, произнесенные едва слышным шепотом, потрясли его. Казалось, его сердце сейчас разорвется от радости. Так вот что значат ее слова о какой-то нечестности по отношению к нему!

Он приподнял ее голову. Теперь она смотрела прямо ему в лицо.

— Так ты уехала из дома, потому что любишь меня?

Сюзанна кивнула.

Он прижал ее к себе и, закрыв глаза, прошептал:

— Благодарю тебя, Господи. — Потом наклонился и поцеловал ее. Так он хотел сказать, что тоже любит ее, что тосковал по ней, что никогда больше никуда не отпустит ее.

Однако, боясь, что Сюзанна не догадается о том сокровенном значении, которое он вложил в этот поцелуй, он, волнуясь, выговорил:

— Радость моя, в прошлый раз я понял, что люблю тебя больше жизни!

Сюзанна заплакала навзрыд, но это были слезы счастья. Всхлипывая, она еще крепче прижалась к его груди.

— Уверяю тебя, это чистая правда! — воскликнул он.

— Но ты... по тебе нельзя было догадаться об этом.

— Я был потрясен. Я ведь все старался убедить себя, что ты влечешь меня к себе, потому что сама горишь от страсти. — Он обнял ее еще крепче. — Но в ту ночь я понял, что люблю тебя.

— Я боялась, что, если ты догадаешься о моей любви, ты... ты решишь со мной расстаться.

— Никогда! И знаешь, я хочу, чтобы теперь мы каждую ночь были вместе до самого утра. Я терпеть не могу, когда ты посреди ночи уходишь к себе.

— Но...

— Знаю, — прервал он ее на полуслове, — я вел себя как полный идиот. Я боялся снова потерять дорогих мне людей. Поэтому и старался не прикипать к тебе сердцем, поверь мне, родная!

— Обещаю, со мной ничего не случится! — воскликнула растроганная Сюзанна.

Лукас крепко поцеловал ее.

— Я в этом уверен. Обещаю, что мы будем навеки вместе, любимая!

Он подхватил ее на руки и направился к лестнице, что вела на вершину счастья.

— Может, сначала позавтракаем? — спросил он, лукаво улыбнувшись.

Она уткнулась ему в грудь.

— По тебе я соскучилась гораздо больше, чем по самой вкусной стряпне Фрэнки.

Лукас чувствовал себя счастливым влюбленным. Он, как юноша, сгорал от нетерпения в ожидании возлюбленной. Сюзанна вернулась, чтобы никогда больше не расставаться с ним. Господь Бог ниспослал ему счастье во второй раз, и он будет вечно благодарен за это.

ЭПИЛОГ

— Доктор, скорее! — выпалил Лукас, врываясь в бокс оказания неотложной помощи.

— Остынь, дружище. Приду, как только закончу, — спокойно сказал доктор Грэбл, продолжая бинтовать трехлетнего мальчика, который сидел на коленях у матери.

— Но у Сюзанны схватки! — Лукас обезумел от беспокойства. Он слишком боялся, что опять случится непоправимое.

— Мисс Кон позовет меня, если что-нибудь изменится. Пока все идет нормально. Роды начнутся через несколько часов, — спокойно проговорил доктор. — Больше так не делай, Джейми! — обратился он к мальчику.

— Доктор, вы не могли бы подойти?

В дверях стояла мисс Кон.

Итак, Лукас добился своего: доктор подошел к Сюзанне.

— Ну как, все в порядке? — спросил он.

— Разумеется, все в норме, но я думаю, что роды начнутся раньше, чем мы предполагали, — проговорила медсестра.

Доктор осмотрел Сюзанну и улыбнулся:

— Все действительно произойдет быстрее, чем я думал, Сюзанна. Этот малыш такой же нетерпеливый, как его отец!

Сюзанна слабо улыбнулась. Лукас поцеловал ее в лоб и погладил по щеке.

— Держись, дорогая. Доктор обо всем позаботится.

— Я только помогаю тебе и Бойду-младшему. Все зависит от вас двоих. Ну-ка поднатужься! — велел доктор.

Вскоре доктор Грэбл уже держал на руках орущего продолжателя рода Бойдов.

— Сюзанна, у тебя мальчик! Какой он красивый и крепкий! — сказал доктор.

Лукас посмотрел на сына, но все его мысли были о жене.

— Как ты, дорогая? Тебе больше не больно? Что я могу для тебя сделать?

— Можно мне подержать сына? — спросила Сюзанна. Когда ей передали малыша, молодая мать сказала мужу: — Вот видишь, я же говорила тебе, что все будет хорошо!

Дрожащей от волнения рукой Лукас дотронулся до сына, потом погладил жену по щеке.

— Да, говорила. И ты была, как всегда, права. Ты не представляешь, как я тебя люблю!

Он нежно поцеловал ее в губы.

— Теперь я хотела бы еще дочку! — сказала Сюзанна, лукаво улыбнувшись.

Ей хотелось иметь много детей, но Лукас боялся рисковать. Они решили, что, если первые роды пройдут без осложнений, тогда они и задумаются о новых наследниках.

— Посмотрим. Доктор...

— Лукас, ты же обещал! — напомнила Сюзанна, прижимая к груди новорожденного сына. — У нас будут красивые, здоровые дети! Как ты можешь отказываться от такого счастья?

Он смотрел на жену и сына, и взгляд его был полон любви и восхищения. «Благословен тот день, когда Сюзанна вошла в мою жизнь», — думал Лукас. Он боялся подвергать риску такое счастье.

Но вряд ли он смог бы в чем-нибудь отказать Сюзанне. Обняв жену за плечи, Лукас тихо сказал:

— Пожалуй, мы могли бы произвести на свет его сестренку, но только через год или два, раз уж ты так настаиваешь.

Она посмотрела на него глазами, полными любви и признательности, и кивнула.

— Но с одним условием: чтобы она была похожа на тебя, — добавил Лукас.

— Хорошо! Только обещай, что не разлюбишь меня, когда я снова растолстею.

— Обещаю! — ответил Лукас без тени сомнения.

И, гладя на нее с обожанием, крепко поцеловал свою жену, вложив в этот поцелуй всю преданность, которая переполняла его любящее сердце.


home | my bookshelf | | Совпадение желаний |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу