Book: Влюбленные беглецы



Влюбленные беглецы

Джуди Кристенберри

Влюбленные беглецы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Во взятом напрокат автомобиле Джулия Чане медленно ехала по узкой улице, пытаясь найти гостиницу «Луна». Она точно следовала указаниям, не переставая удивляться, что ее мать может находиться в таком районе Далласа — с обветшалыми и пустующими зданиями, убогими магазинчиками, освещенные витрины которых не могли рассеять темноту мрачных улиц, изобиловавших непривлекательными барами. В закоулках мелькали подозрительные мужские тени, и Джулия поспешно нажимала на газ, боясь сделать остановку.

Наконец небольшая вывеска с отсутствовавшей буквой привлекла ее внимание. Гостиница «Л…на». Остановившись, Джулия критически оглядела здание. Гостиница отнюдь не выглядела безопасной. Ее мать никогда бы…

Внезапно из гостиницы выбежал высокий мускулистый мужчина. Открыв дверцу, он заскочил в машину Джулии.

— Гоните, леди!

Джулия удивленно раскрыла глаза.

— Немедленно убирайтесь или я вызову полицию! — воскликнула она.

В этот момент ветровое стекло лопнуло с громким треском. Мужчина схватил Джулию и резким рывком заставил ее пригнуться.

— Что происходит? Кто стрелял?

— Я случайно помешал кое-кому сбыть наркотики, — буркнул он.

В этот момент еще одна пуля попала в ветровое стекло, и мужчина нажал на газ, не замечая, что с силой давит на ногу Джулии. Ухватив рулевое колесо, он слегка приподнялся.

Кто стреляет? — в смятении думала Джулия. Полицейские? Возможно, этот тип скрывается от них. Ну, тогда он напал не на ту женщину! Выпрямившись, она вцепилась в руль.

— Уберите руки! Я водитель!

К ее удивлению, он повиновался.

— Тогда поезжайте быстрее. Вон выезд на шоссе.

— А что, если я не хочу?

— Тогда нас убьют! Выбирать не приходится.

Сзади послышался звук приближающейся машины.

— Они гонятся за нами! — Он снова с силой нажал на ее ногу.

— Я позвоню в полицию, если вы немедленно не уберетесь!

— У вас есть телефон? Кажется, я потерял свой. Звоните! Я буду счастлив увидеть полицейских.

— Неужели? — удивилась Джулия. Должно быть, он все-таки не преступник, подумала она.

— Да, но поторопитесь. Они догоняют нас.

— Кто?

Свист пуль заставил ее замолчать. Машина вырвалась на шоссе, и Джулия с ужасом поняла, что проехала на красный свет. Никогда в жизни она не совершала такого нарушения!

В этот момент их остановил полицейский.

— О господи! Я не знаю…

— Предоставьте это мне! — резко сказал мужчина.

Полицейский постучал в окно и, когда Джулия опустила стекло, сказал:

— У вас чрезвычайные обстоятельства, леди, или вы просто проигнорировали ограничение скорости?

— Чрезвычайные обстоятельства, офицер, — спокойно пояснил незнакомец. — Как видите, мы попали в переделку. — Он указал на пробитое пулями ветровое стекло.

— Где это произошло?

— Мы искали гостиницу «Луна» в Вестморленде, — сказал мужчина. Джулия удивленно посмотрела на него. Ему тоже нужна была эта гостиница? Она оглядела своего спутника — аккуратно подстриженные темные волосы, белая рубашка и отутюженные брюки. Он не похож на постояльца захудалой гостиницы, подумала она.

Полицейский покачал головой.

— Неспокойный район.

— Мы это уже поняли.

— Можете сказать, кто стрелял в вас?

Незнакомец пожал плечами.

— Нет. Должно быть, мы попались кому-то под руку.

— Понятно. Пересядьте, пожалуйста, в патрульную машину. Мне нужно написать рапорт. Вы не ранены? Скорая помощь нужна?

Мужчины одновременно взглянули на Джулию, но она отрицательно покачала головой.

— Нет, мы в порядке. Просто небольшой шок, — ответил мужчина.

— Можете не беспокоиться. Вы не в моем вкусе!

— Какое облегчение! И от этого я должна чувствовать себя в безопасности? Убирайтесь!

— Довезите меня до телефона. В благодарность за то, что я спас вам жизнь.

В этом он прав. Конечно, в нее стреляли из-за Рэмплинга, но если бы он не заставил ее пригнуться…

Кроме того, у него есть сведения, которые нужны ей.

— Ваш отец сказал, что он будет в гостинице «Луна»?

— Да. Ваша мать с моим отцом. Мы оба знаем это, так что не нужно притворяться.

— Я не притворяюсь. Я здесь для того, чтобы найти мать!

— Так я и подумал. Иначе как бы вы очутились в таком районе?

Молчание.

— Как вы попали туда? — наконец спросила она — На такси. Шофер обещал подождать, но, должно быть, уехал, как только я вошел внутрь.

— Какая наивность с вашей стороны! — с превосходством заметила Джулия. — Откуда вы?

— Из Канзас-Сити. — Помолчав, Рэмплинг спросил:

— Ваша мать всегда встречается с мужчинами в местах с сомнительной репутацией?

— Нет, конечно! — возмутилась Джулия.

— Ну, во всяком случае, моему отцу это не пришло бы в голову. Как вы узнали о «Луне»?

— Мать написала мне… сказала, что остановится в гостинице «Луна» в Далласе.

— Отец написал мне то же самое.

— Возможно, как раз ваш отец посещает места с сомнительной репутацией.

— Об этом не может быть и речи!

Джулия бросила на собеседника гневный взгляд и едва не съехала с дороги.

Рэмплинг схватил руль и выровнял машину.

— Смотрите куда едете!

— Простите, — пробормотала она. — Вас беспокоит, что он встречается с моей матерью?

— Нет! Меня беспокоит, что он спит с ней.

— Как вы смеете! Моя мама не пойдет на это!

— Почему же тогда вы разыскиваете ее?

Джулия не ответила. Увидев телефонную будку на ближайшей заправочной станции, она остановила машину.

— Выходите. Вон телефон. Звоните и оставьте в покое меня и мою мать!

— С удовольствием, если вы и ваша мать оставите в покое моего отца!

Когда он вышел, Джулия немедленно рванула с места, что не помешало ей некоторое время следить за ним, глядя в зеркало заднего вида.

Ник Рэмплинг сердито смотрел вслед машине. Эта девушка не похожа на дочь интриганки, но женщины всегда лгут. Особенно мужчинам, у которых есть деньги. Видит Бог, он пытается защитить отца, но это нелегко.

Что теперь делать?

Он направился к телефонной будке и набрал номер.

— Слушаю, — произнес сонный голос.

— Майк, это Ник. Мне нужна твоя помощь.

— А-а-а, Ник. Конечно. Что я могу сделать для тебя?

— Можешь записать кое-что?

— Одну минутку.

Ник услышал раздраженный голос Пэтти, жены его вице-президента. Майк уверил ее, что ничего не произошло, просто позвонил Ник.

Нику иногда приходилось нарушать частную жизнь своих служащих, но он хорошо платил им за это неудобство.

— Я готов, Ник.

— Отца нет в том месте, которое он указал. Думаю, что это намеренная попытка сбить меня со следа. Узнай, пользовался ли он кредитными карточками и где. Поручи это Браунингу. Утром мне нужен полный отчет. Я буду в мотеле номер шесть на центральном скоростном шоссе в Далласе. Пусть он позвонит мне туда.

— В мотель? — удивился Майк.

— Это ближайшая гостиница, и у меня нет денег на такси. — Он так спешил, что не успел взять денег. Даже не подумал о них. — Кстати, пришли мне наличные.

— Хорошо, сэр, я позабочусь об этом.

Майка явно забавляла мысль о том, что владелец дюжины шикарных отелей собирается ночевать в скромном мотеле.

По дороге в мотель Ник думал о женщине, которая выгнала его из машины. Храбрости у нее больше, чем можно было ожидать. Пока она не назвала свое имя, он думал, что бедняжка просто заблудилась.

Выдержка изменила ей, когда он язвительно отозвался о ее матери. Прямо-таки набросилась на него! В отличие от своей матери она, должно быть, не знает, сколько у них с отцом денег.

А может, просто прикидывается?

Ник вошел в мотель и попросил комнату на ночь.

— Да, сэр. Хотите заплатить наличными? — спросил портье.

Ник протянул ему карточку «Америкен экспресс».

— Прекрасно, — с облегчением сказал портье. — Вы можете удостоверить свою личность?

Ник показал водительские права.

— Приходится проявлять осторожность, — извинился портье, взглянув на фотографию.

— Да, — согласился Ник. Ему ли не знать этого!

Джулия провела беспокойную ночь, ворочаясь с боку на бок. Она не представляла, где может быть ее мать. Все ли с ней в порядке? Пару дней назад Луи Чане сообщила ей в короткой записке, что не приедет в Хьюстон, так как встретила Эйба, который уговорил ее сделать остановку в Далласе. Кто такой Эйб?

В сопровождении своей лучшей подруги Эвелин мать отправилась в туристическую поездку в Нью-Йорк. Джулия с одобрением отнеслась к этому, чувствуя, что Луи проводит слишком много времени, оплакивая мужа, умершего два года назад.

Однако одно дело — отправиться в поездку с подругой и совсем другое — остановиться где-то с неизвестным мужчиной. Ведь ее мать — наивная женщина и, возможно, уже поведала Эйбу, что страховка мужа обеспечит ей безбедное существование на всю оставшуюся жизнь.

Что теперь делать? Позвонить Эвелин?

Громкий стук в дверь прервал ее размышления.

Джулия поспешно вскочила и надела халат. Подойдя к двери, она посмотрела в глазок и отпрянула.

— Мисс Чане? Вы здесь?

Этот голос преследовал ее всю ночь. После некоторого колебания Джулия открыла дверь.

— Да, я здесь, мистер Рэмплинг.

Он оглядел ее с головы до ног.

— Простите, что разбудил. Я думал, что вы уже отправились на розыски матери.

— Я не знаю, где искать ее. А вы?

— Пока нет, но узнаю. Мне нужно кое-что выяснить, прежде чем я отправлюсь на поиски.

— Куда?

Он поднял брови, и Джулии заметила, что у него удивительно красивые синие глаза.

— Вопросы буду задавать я, мисс Чане.

— Я отвечу на ваши вопросы, если вы поделитесь со мной своей информацией.

— Не выйдет, мисс Чане. Я могу обойтись без вашей информации.

— Тогда вы не пришли бы ко мне.

— Послушайте, мисс Чане…

— О бога ради, называйте меня Джулия.

— Хорошо, Джулия. Я могу обойтись без вашей информации, но, если бы вы ответили на несколько вопросов, процесс, возможно, ускорился бы. В свою очередь, я обещаю как можно скорее возвратить вам мать.

— Этого недостаточно, мистер Рэмплинг. Я хочу защитить свою мать и убедиться, что она не пострадала. Так что или мы делимся информацией, или я ничего не скажу вам.

— Забудьте. Я сам справлюсь. — Он повернулся, собираясь уйти.

Джулия бросилась ему наперерез.

— Не смейте уходить. Я пойду за вами.

Он ухмыльнулся.

— В ночной рубашке? Это будет интересно.

Джулия забыла, что не оделась и не уложила вещи. На это уйдет полчаса, а Рэмплинг не станет ждать.

Почувствовав, что краснеет, девушка плотнее запахнула ворот халата.

Внезапно он почему-то подобрел.

— Встретимся за обедом в «Мэншен» на Тертл-стрит. Посмотрим, что мы сможем придумать.

— Где находится «Мэншен»?

Рэмплинг закатил глаза.

— Это один из самых знаменитых отелей в мире. Возьмите такси. Шофер знает, где это. В час. Если не придете, я буду продолжать без вас. Понятно?

— Понятно. Я приду.

Он коротко кивнул и вышел.

Джулия начала поспешно укладывать вещи, прервавшись лишь для того, чтобы одеться. Она не стала накладывать макияж. Самое важное — ее мать. Нужно узнать, что случилось с ней.

И как, интересно, зовут Рэмплинга?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда Джулия вошла в ресторан, расположившийся в красивом особняке и составлявший одно целое с отелем под тем же названием, ее брюки и блузка не заставили метрдотеля поднять брови. Однако он был явно удивлен, увидев чемодан.

— Добро пожаловать в «Мэншен», мисс. Не хотите ли отдать на хранение ваш чемодан?

Джулия облегченно вздохнула.

— Большое спасибо. Мне негде было оставить его.

— Вы собираетесь обедать в одиночестве?

— Нет, с мистером Рэмплингом.

— Сюда, пожалуйста, — подобострастно произнес метрдотель. — Мистер Рэмплинг ждет вас.

Он провел Джулию к столику, выдвинул для нее стул и вручил меню.

— Сейчас подойдет ваш официант.

— Здравствуйте, — приветствовала Джулия мужчину, сидевшего за столом.

— Рад, что вы пришли, Джулия.

— Вы думали, что я могу отказаться от поисков матери?

— Она с моим отцом, а не с каким-нибудь гангстером, — с заметной обидой произнес он.

— Это вы так говорите, — возразила Джулия. Она ничего не знает ни о Эйбе Рэмплинге, ни о его сыне.

Очевидно, он прочитал ее мысли.

— Мы с отцом занимаемся гостиничным бизнесом, Джулия.

— О! Но это не значит, что вы не связаны с гангстерами.

— Это значит, что вы слишком много смотрите телевизор. — Рэмплинг бросил взгляд на меню. — Выбрали?

— Нет. Я… одну минутку. — Джулия открыла меню и, увидев цены, едва не ахнула. Как только она закрыла меню, к столу приблизился официант.

— Черепаховый суп, пожалуйста.

— Да, мадам. И основное блюдо…

— Нет, это все.

Несколько удивленный официант повернулся к мистеру Рэмплингу:

— А вы, сэр?

— Черепаховый суп. И филей с брокколи.

— Да, сэр.

— Вы уверены, что не хотите филей? — обратился Рэмплинг к Джулии.

— Нет, спасибо. И принесите отдельные счета, пожалуйста, — добавила Джулия, обращаясь к официанту, который неуверенно посмотрел на Рэмплинга.

— Не нужно, — спокойно сказал он.

Прежде чем Джулия успела возразить, официант удалился.

— Почему вы сделали это? — спросила она.

— Ради моей репутации, — улыбнулся Рэмплинг.

— Мне нет дела до вашей репутации!

— Тогда ничто не мешает вам удалиться, — сухо сказал он.

Джулия поджала губы. Она не может уйти, пока не узнает то, что ей нужно.

— Очень хорошо, — так же сухо сказала Джулия. — Я отдам вам деньги, когда мы выйдем.

— Думаю, что на тарелку супа у меня хватит, — саркастически заметил он.

— Меня это не интересует. Я всегда сама плачу за себя.

— И чем вы зарабатываете на жизнь, Джулия? Она пожевала нижнюю губу.

— Я учительница.

Рэмплинг нахмурился.

— Поэтому вы заказали только суп?

— Нет! Я… просто не хочу есть.

— И все же я заплачу за обед. К тому же мне нужно получить от вас информацию.

— Послушайте, мистер…. Как вас зовут?

— Это имеет значение?

— Я думала, что мы согласились обменяться информацией.

Он испытующе посмотрел на нее.

— Ник.

— Очень хорошо, Ник. Я думаю, мы можем поделиться сведениями, которые у нас есть, и действовать более эффективно.

— Я определенно буду действовать более эффективно, но мне непонятно, для чего они вам.

— Я так же хочу найти мать, как вы — отца.

— Почему? Мой отец — завидный улов. Неудивительно, что ваша мать заграбастала его.

Джулию охватил гнев.

— Моя мать не собиралась соблазнять вашего отца. Она никогда не делала этого!

— Вы этого не знаете.

Его равнодушный тон привел ее в ярость.

— Нет, знаю!

— Послушайте, Джулия. Мой отец всегда любил женщин. А те в свою очередь воображали, что им удастся присосаться к его состоянию. Ваша мать — не исключение.

К его состоянию? Внезапно Джулию осенило. Ник Рэмплинг! Владелец знаменитых отелей. Она недавно читала о нем. Богатый, успешный бизнесмен и завидный жених, судя по фотографии, на которой он запечатлен с красоткой, повисшей у него на руке.

Его отец удалился от дел несколько лет назад, передав сыну семейный бизнес стоимостью в сотни миллионов долларов.

— Моей матери не нужны ваши деньги!

— Она так богата?

Не в такой степени, как Рэмплинги, подумала Джулия. Но Луи Чане — вполне обеспеченная женщина.

Появление официанта избавило ее от ответа.

— Кажется, этот ресторан славится своим супом, — сказал Ник после того, как официант удалился.

— Очень вкусный, — вежливо откликнулась Джулия.

— Ваши родители в разводе?

— Нет. Отец умер два года назад.

Она опасалась какого-нибудь обидного замечания, но Ник лишь сказал:

— Сочувствую.

Джулия удивленно подняла на него глаза.

— Почему вы так смотрите на меня? Думаете, что я не способен на сочувствие?

— Простите, — пробормотала она.

— Но от этого мне не легче: ведь это не помешало вашей матери заполучить моего отца.

— Я беру назад свое извинение! — вспыхнула она.

— Не нужно быть такой обидчивой, Джулия.

— Не нужно вести себя оскорбительно, Ник! Он улыбнулся.

— Ну, хорошо, давайте приступим к делу. После смерти мужа ваша мать часто ходила на свидания?

— Нет, конечно. Именно поэтому… — Джулия замолчала.

— Что?

Она вздернула подбородок.

— Поэтому я уговорила ее съездить в Нью-Йорк. Она слишком долго была в трауре.

— Послали ее на поиски мужчины?

— Нет! Я хотела, чтобы она снова наслаждалась жизнью.

— С моим отцом?

— Я ничего не знала о вашем отце! Я думала, что мама посетит несколько шоу и походит по магазинам со своей подругой Эвелин.

— Не очень-то хорошо вы знаете свою мать.

— Ее я знаю, а вот вашего отца — нет!

Подошел официант, чтобы забрать их тарелки.

— Принесите леди крем-брюле.

Джулия начала протестовать, но Ник жестом отослал официанта.

— Крем-брюле еще вкуснее, чем суп.

Увидев десерт, она почувствовала, как у нее потекли слюнки.

— Ну же, Джулия, ешьте.

— Не буду.

— Я не могу отослать его назад.

Взяв ложку, она попробовала мороженое. Оно оказалось восхитительным.

— Говорил же я вам, что оно вкусное, — улыбнулся Ник.

— Давайте обсудим, что нам делать.

— Нам?

— Да, нам, — твердо сказала Джулия.

— Я понял, что наше взаимодействие ограничится обменом информации.

— Вы не правильно поняли. У меня другая мысль. Я хочу поехать с вами. Не думаю, что вы хорошо отнесетесь к моей матери, и мне необходимо убедиться, что с ней все будет в порядке. — Джулия была уверена, что общение с Ником Рэмплингом не принесет матери ничего хорошего.



— Обещаю доставить ее вам в целости и сохранности. Удовлетворены?

— Нет. Меня беспокоит ее эмоциональное состояние, а не физическое.

— Займетесь им, когда я привезу ее домой.

Джулия положила ложку.

— Я не согласна.

Ник тоже положил ложку.

— Леди, вы ведете себя так, словно заправляете всем делом. — Он погрозил ей пальцем.

— Я согласилась ответить на ваши вопросы, если вы поделитесь со мной информацией. Когда вы выполните свою часть сделки?

— Вы правы. Но я смогу сделать это только в час тридцать, когда мне позвонит детектив и расскажет, что он узнал.

— Вы наняли детектива? — нахмурилась Джулия.

— Я плачу ему зарплату. В гостиничном бизнесе без детектива не обойтись.

— Ваш отец знает, что вы могли пустить детектива по его следу?

— Вероятно.

— Тогда это вы виноваты в том, что они обманули нас!

— Не обращайтесь со мной, как с напроказившим учеником, Джулия. — Ник прищурился. — В каком классе вы преподаете?

— Это не имеет значения!

— Нет, имеет. Ну, так в каком?

— Во втором, — призналась она, вздернув подбородок.

— А-а-а, — улыбнулся Ник.

Джулия сердито посмотрела на него.

— Уж не думаете ли вы, что можете не считаться со мной, если я учу маленьких детей?

— Заканчивайте свой десерт. Нам нужно ехать в аэропорт.

Она скомкала салфетку и положила ее возле тарелки.

— Я готова.

— Не хотите доесть?

— Нет, я готова выслушать последнюю информацию.

Появившийся официант предложил им кофе, но Ник попросил счет. Когда официант принес счет, он заплатил наличными, оставив внушительные чаевые.

— Уже час тридцать?

— Нет, но будет, когда мы приедем в аэропорт. Я уверен, что там есть рейс на Хьюстон.

Он собирается отправить ее домой? Джулия хотела возразить, но передумала. Она ни за что не полетит домой.

Ник проводил ее до такси, которое вызвал для них официант.

Как только они сели, Джулия протянула ему деньги.

— Что это? — нахмурился Ник.

— Плачу за свой обед, — спокойно ответила она.

— Уберите их, черт подери, или я немедленно высажу вас из такси! — возмутился он.

Угроза не испугала Джулию.

— Вы не собираетесь сдержать свое слово? — возразила она.

Шофер с любопытством уставился в зеркало, прислушиваясь к их перепалке.

— Джулия, я же сказал, что заплачу за обед.

— Но я объяснила вам, что сама плачу за себя, Ник Рэмплинг. Не знаю, почему мне не сделать этого сейчас, учитывая, что вы подозреваете мою мать в попытке завладеть вашими деньгами!

— Мне не нужна ваша мелочь!

Джулия положила деньги ему на колени и отвернулась.

— Ваша мать такая же упрямая, как вы?

— Вовсе нет. Она говорит, что упрямство у меня от отца. — Ему не нужно знать, что мать явно обманывает ее.

Ник не мог поверить, что над ним одержала верх учительница младших классов. Он намеревался получить от нее кое-какие сведения и отослать ее домой, но оказалось, что это не так легко сделать. Ей удалось перехитрить его своим невинным румянцем, наивными голубыми глазами и длинными волосами красивого золотистого цвета.

Хотя ее внешность совершенно не интересует его.

И ему безразлично, что Джулия невинна; во всяком случае ему так кажется: слишком уж она милая и наивная. Нет, она просто захватила его врасплох, вот и все.

Когда они приехали в аэропорт, Ник расплатился с шофером, радуясь, что Джулия не стала в очередной раз совать ему деньги. Он провел ее в здание и достал сотовый телефон, который купил утром вместе с чемоданом и одеждой.

— Сейчас я поговорю с детективом.

— У вас телефон с громкоговорителем?

Он опрометчиво сказал «да».

— Хорошо. Я смогу тоже послушать ваш разговор.

— Мне бы не хотелось, чтобы все знали, о чем пойдет речь.

— Давайте выйдем наружу.

Ник недовольно посмотрел на нее, но все-таки пошел к выходу.

Джулия села на каменную скамью. Ник поставил чемоданы рядом со скамьей и, сев, достал телефон.

— Браунинг? Это Ник. Будешь говорить через громкую связь.

— Почему, Ник?

— Я здесь с дочерью миссис Чане. Мы объединили наши силы.

— Понимаю. Так вот, они опережают вас на несколько дней. Три дня назад они вылетели из Далласа в Лос-Анджелес и остановились в вашем отеле.

— Они все еще там? — удивленно спросил Ник.

— В отеле думают, что да. Как я ни просил, никто из персонала не захотел пойти узнать. Очевидно, Эйб отказался от обслуживания. На двери табличка: «Не беспокоить».

— Ладно, Пэт, спасибо. Я побеспокою их. Вылетаю в Лос-Анджелес ближайшим рейсом.

— О'кей, босс. Дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится.

Ник закончил разговор и направился в здание аэропорта.

— Куда вы? — холодно спросила Джулия, напомнив ему, что он не один.

— В Лос-Анджелес. Я привезу вам мать.

— Нет, благодарю вас. Если не возражаете, я буду сопровождать вас.

— На самом деле…

— ..это лишнее? Я так не думаю.

— Прекрасно. Пойдемте. Я закажу билеты по телефону, и мы получим их в кассе.

— Хорошо, — согласилась Джулия, позволив ему нести ее чемодан.

Подойдя к кассе, она достала кредитную карточку и сказала, что заплатит за свой билет. Но, узнав цену, едва не упала в обморок.

— Почему так дорого? — спросила Джулия.

— Обычная цена за первый класс.

— Мне не нужен первый класс.

— К сожалению, других билетов нет.

Ник смотрел на Джулию, которая явно растерялась.

— Вы по-прежнему не хотите, чтобы я заплатил за ваш билет? — тихо спросил он.

Покачав головой, она протянула женщине за стойкой кредитную карточку.

Джулия нарушила молчание, когда самолет вырулил на взлетную полосу.

— Как долго мы будем лететь? — спросила она.

— Три часа.

— Может быть, стоило позвонить им, чтобы узнать, там ли они?

— Нет. Узнав, что мы нашли их, они исчезнут прежде, чем мы доберемся туда.

— Почему?

— Если они поженились, они поймут, что я добьюсь, чтобы брак аннулировали.

— Но для чего вам аннулировать их брак? Если они любят друг друга…

— Мой отец беспрерывно влюбляется. А ваша мать, вероятно, влюбилась в его деньги, а не в него. — Его отец часто ошибался, когда дело касалось красивых женщин. Ник чувствовал, что его долг — защитит!) отца.

— Моя мама не такая! — возмутилась Джулия.

— Это вы так говорите.

— Почему вы такой циничный?

— Потому что я не учу детишек, милочка.

Появление красивой рыжеволосой стюардессы помешало Джулии возразить.

— Добрый день. Не хотите ли выпить чего-нибудь?

— Да, диетическую колу, если можно, — попросила Джулия.

— Конечно. А вам, сэр?

— Бутылку воды, пожалуйста.

Рыжая улыбнулась и кокетливо взмахнула длинными ресницами. Ник ответил на улыбку и взял журнал.

Джулия искоса посмотрела на него. Он чувствует себя совершенно непринужденно. Вероятно, ему приходится часто летать. Вероятно, Ник даже знает эту приветливую стюардессу, которая уже принесла напитки и поставила бутылку на откидной столик перед ним. Джулия полагала, что ее столик находится на задней стороне сиденья, находящегося перед ней. Однако его там не было.

— Мадам, я могу поставить ваш напиток на столик.

Джулии было стыдно признаться, что она не знает, где он, и Ник пришел ей на помощь. Перегнувшись через нее, он выдвинул столик.

— Спасибо, — смущенно сказала Джулия. Стюардесса снисходительно посмотрела на нее, и Нику это не понравилось. Он подавил внезапно возникшее желание защитить Джулию. По-видимому, его растрогала решимость девушки защитить свою мать.

— Нам подадут какую-нибудь еду? — спросил Ник.

— Через час. Но если вы голодны, я могу принести вам что-нибудь, мистер Рэмплинг.

Он повернулся к Джулии.

— Милая, хочешь перекусить, или ты можешь подождать?

— Могу подождать, — ответила она.

Ник посмотрел на стюардессу, которая ничуть не утратила дружелюбия.

— Думаю, что мы подождем, но все равно спасибо.

— Да, сэр. Дайте мне знать, если вам понадобится что-нибудь.

Ник кивнул, и она быстро ушла.

— Спасибо, что нашли мой столик.

— Тот кто не летает в первом классе, обычно не знает, где он.

Допив колу, Джулия отвернулась к иллюминатору. Ник улыбнулся. Он догадался, что она предпочтет это место. Прошло несколько минут, но Джулия не шевелилась, и Ник понял, что она уснула.

Должно быть, у нее была бессонная ночь. Стараясь не побеспокоить ее, он протянул руку и осторожно откинул спинку кресла.

Немедленно появилась стюардесса.

— Не принести ли подушку для вашей жены, мистер Рэмплинг?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вопрос захватил его врасплох.

— Она мне не жена! — гневно прошипел Ник.

— Прошу прощения, сэр. Не принести ли подушку для вашей… спутницы?

Самодовольный вид стюардессы привел его в раздражение.

— Да! — резко сказал он.

Когда стюардесса принесла подушку, Ник осторожно засунул ее между Джулией и окном. Ему нужно избавиться от покровительственного отношения к этой девушке. Она далека от того, чтобы просить у него помощи. Редкий случай в его жизни, когда женщина не ожидает, что он будет платить за нее. До сих пор ему всегда приходилось оплачивать еду, проезд и дорогие покупки женщин, с которыми он встречался. С другой стороны, с Джулией он не встречается.

Легкое сопенье прервало его мысли. Интересно, говорил ли ей кто-нибудь, что она сопит во сне? Почему-то ему кажется, что нет. Невозможно представить Джулию Чане с любовником. Она кажется слишком… слишком нетронутой. Охватив взглядом ее хрупкую фигурку, Ник покачал головой. Он должен перестать думать о Джулии Чане!

Веки Джулии затрепетали. Девушка открыла глаза и растерянно огляделась, не понимая, почему она в самолете. Затем ее взгляд остановился на широкоплечем мужчине, сидевшем рядом с ней. Ник Рэмплинг.

Она выпрямилась, боясь, что он истолковал ее сон как проявление слабости. Рядом с Ником Рэмплингом она должна внимательно следить за собой. Ведь он знает жизнь, он человек опытный.

Во всем…

В этом у нее тоже нет опыта. Правда, Нику не суждено узнать это. В колледже она обручилась, и жених пытался силой уложить ее в постель. Она воспротивилась и разорвала помолвку.

Почувствовав, что Ник пошевелился, Джулия потянулась.

— Извините. Я слегка задремала…

— Ничего страшного. Должно быть, вы плохо спали прошлую ночь.

Джулия смущенно отвела глаза.

— Я беспокоилась о маме.

— Только оценит ли она ваше беспокойство?

— Я знаю, что оценит.

— Поверьте, Джулия, ваше вмешательство не обрадует ее. Моего отца оно всегда раздражает.

— Вы говорите так, словно он убегает с женщиной каждую неделю.

— Ну, не так часто. — Ник пожал плечами. — Но должен сказать, что он впервые выбрал женщину зрелого возраста. Однако, если ваша мать похожа на вас, меня это не удивляет.

— Полагаю, вы думаете, что я должна чувствовать себя польщенной, Ник, но это не так. Чтобы жениться на женщине, мужчина должен испытывать нечто более значительное, чем восхищение ее внешностью. Красота увядает. Душа остается.

— И вы воображаете, что мой отец влюбился в душу вашей матери? — Он едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

— Да, потому что мама не выйдет замуж только из-за того, что мужчина льстит ей. — Джулия упрямо вздернула подбородок и отвернулась к окну. То, как Ник относится к поведению своего отца, не возбуждает радужных надежд. Но она полагается на мать. Луи никогда не была бы с Эйбом Рэмплингом, если бы не верила, что любит его… и если бы он не отвечал ей взаимностью.

В пятьдесят два года Луи Чане еще достаточно молода, чтобы начать новую жизнь, но достаточно старомодна, чтобы не спать с мужчинами, которых интересует лишь мимолетная связь.

Стюардесса принесла теплые влажные полотенца, чем немало удивила Джулию. Увидев, что Ник обтер руки полотенцем, она сделала то же самое. Рыжеволосая унесла полотенца и принесла небольшие чашечки с орехами, которые Джулия очень любила.

— Только нам принесли полотенца и орехи? — спросила она, увидев, что дверь в салон для пассажиров второго класса закрыта.

— Да. Должна же как-то окупаться более высокая цена за билеты, — ухмыльнулся Ник. Увидев, что Джулия перестала есть, он спросил:

— В чем дело? Они вам не нравятся?

— Нравятся, — ответила она. — Но вы не испытываете чувства неловкости оттого, что орехи принесли не всем?

— Черт подери, Джулия, пассажиры второго класса меньше платят за билеты!

Она кивнула и, съев еще один орех, задала следующий вопрос:

— А им дают что-нибудь поесть?

— Закуски! — рявкнул Ник.

Почему он всегда раздражается, когда она спрашивает о чем-нибудь? Джулия обиженно умолкла. Когда подали обед, она в молчании принялась за жареную курятину.

Вскоре Ник спросил:

— Вы дуетесь?

Джулия удивленно подняла на него глаза.

— Почему вы так думаете?

— Вы перестали задавать нелепые вопросы.

— Не думаю, что забота о других нелепа. Но я поняла, что раздражаю вас, и потому замолчала. — Глядя перед собой, она откусила кусочек курятины.

— Просто из-за того, что вы подумали, будто раздражаете меня?

— Вам это не нравится? — сухо спросила Джулия. Ник пристально посмотрел на нее.

— Нет. Извините, что был так… нетерпелив с вами. Я не привык к подобным вопросам о моем образе жизни.

— Очевидно, я тоже должна извиниться. Но мой образ жизни, как вы выразились, совсем другой.

Она все еще избегала его взгляда и едва не подпрыгнула, когда Ник положил ладонь на ее руку.

— Ч-что?

Он немедленно убрал руку.

— Я пытался извиниться.

— Это лишнее. Нас связывает лишь деловое соглашение, и больше ничего.

Эти слова привели Ника в крайнее раздражение. Она не думает, что между ними происходит что-то более личное? Ее не удивляет, почему он позволил ей лететь с ним? Можно было обойтись без ее информации. Правда, он думал, что присутствие Джулии поможет держать ее мать под контролем. Но он мог бы справиться и без ее помощи!

Она просто невероятная. Тот, кто наслаждается комфортом первого класса, никогда не задумывается об удобствах менее удачливых пассажиров. Но не Джулия. Такой женщины он еще не встречал.

Должно быть, таким поведением она пытается убедить его, что ее мать не охотится за деньгами. Но он не купится на это.

Когда стюардесса пришла за подносами, Ник увидел, что Джулия отдает ей поднос с недоеденным обедом.

— Вам не понравилась еда?

— Понравилась.

— Тогда почему вы позволили забрать ваш поднос?

— Не хотела доставлять лишние хлопоты стюардессе.

Ник закрыл глаза. Успокоившись, он посмотрел на Джулию и терпеливо объяснил:

— Дорогая, вы заплатили за первый класс. Вы имеете полное право сказать, чтобы она оставила поднос и пришла за ним, когда вы поедите.

Джулия пожала плечами.

— Зато теперь у меня осталось место для десерта, — с улыбкой сказала она. — Поверьте, Ник, если бы я хотела есть, то не отдала бы поднос. Но я не голодна.

Десерт — шоколадный торт с малиной — заслуживал всяческих похвал, и Джулия без колебаний принялась за него.

— Можете съесть и мой, — предложил Ник. — Я не хочу.

Джулия посмотрела на него.

— Нет, спасибо. Он очень вкусный. Попробуйте.

Ник откусил кусочек. Ему действительно не хотелось сладкого, но отказ Джулии рассердил его, и, попробовав десерт, он решил съесть его.

— Когда мы прилетим в Лос-Анджелес?

— Минут через сорок пять. Вам не терпится увидеть мать?

— Конечно. Разве вам не хочется встретиться с отцом?

— Не очень. Он расстроится, когда увидит меня.

— Потому что знает, что вы не доверяете ему?

Ник нахмурился.

— А почему я должен доверять ему?

— Потому что он ваш отец.

— Но он никогда не любил ни одну из своих женщин. Его просто легко окрутить. Когда я встречаюсь с его очередной пассией, она с радостью принимает деньги и оставляет отца в покое.

— Понимаю, — медленно произнесла Джулия.

— Поэтому я думаю, что очень скоро у вашей матери появятся дополнительные деньги. Хотите обсудить сумму сейчас, чтобы не заниматься этим, когда мы прилетим в Лос-Анджелес?

Джулия пришла в ужас от его наглости, но сдержала негодование и вежливо сказала:

— Нет, благодарю вас.

— И это все?

Она привстала, давая ему понять, что хочет выйти.

— Извините.

Ник встал и вышел в проход, решив, что Джулия направляется в туалет.

— Идите вперед, — прошептал он.

Не прореагировав на его слова, Джулия направилась в хвост самолета. Нахмурившись, он посмотрел ей вслед и сел на место. Через несколько минут он подозвал стюардессу.

— Моей спутнице, кажется, нездоровится. Не могли бы вы посмотреть, как она?

— Конечно, мистер Рэмплинг.

Ник сидел и ломал голову над тем, что произошло. Уж не заболела ли Джулия? Рыжеволосая быстро вернулась.

— Мистер Рэмплинг, я сообщила ей, что вы беспокоитесь. Она сказала, чтобы вы шли к… что вы можете быть спокойны. Очевидно, она просто хочет размять ноги.

Ник поблагодарил стюардессу и сжал пальцы в кулак. Джулия Чане сводит его с ума. То ему хочется защитить ее, то — наорать. А теперь она ушла от него. Но ей придется возвратиться, чтобы сойти с самолета!

Джулия вернулась, когда пассажиров попросили пристегнуться. Она молча села на свое место.

— Где вы были? — сердито спросил Ник.

— Разминала ноги, — спокойно ответила она.

— Так долго?

— Столько, сколько мне хотелось, Ник. Я не обещала развлекать вас.

— Ну конечно.

Джулия поняла, что он обиделся. Но ей нет дела до чувств Ника так же, как ему — до чувств ее матери, да и собственного отца, впрочем.



Когда самолет приземлился, Джулия молча пошла за Ником, который нес их небольшой багаж. Она надеялась, что вечером улетит в Хьюстон, возможно, вместе с матерью. У нее не осталось чистой одежды, так как, уезжая в Даллас, она не рассчитывала, что ее поездка затянется.

Джулия удивилась, когда Ник распахнул перед ней дверь лимузина.

— Не кажется ли вам, что это слишком вызывающе?

Он удивленно поднял брови.

— Лимузин принадлежит отелю. В нем привозят важных постояльцев.

— Не думаю, что я принадлежу к их числу, — нерешительно произнесла Джулия.

— Вы — нет. Я принадлежу, — возразил он и жестом предложил ей сесть в машину.

Шофер закрыл дверь и занял свое место.

— Ваш отец тоже воспользовался лимузином? — внезапно спросила Джулия.

— Да, конечно.

Она постучала по стеклу, которое отделяло их от шофера.

— Скажите, вы отвозили Эйба Рэмплинга и мою мать три дня назад?

— Да, у мистера Рэмплинга была спутница.

— Она была похожа на меня, только старше и с более короткими волосами?

Шофер кивнул.

— Да, пожалуй.

— Они были счастливы? — тихо спросила Джулия.

— Это не имеет значения! — немедленно возразил Ник.

— Нет, имеет. Так что вы скажете? — снова спросила Джулия.

— Да, мэм. Так мне показалось. Они много смеялись.

— Спасибо.

— Они пользовались лимузином после того, как вы отвезли их? — спросил Ник.

— Нет, сэр. Кое-кому в отеле показалось, что у них медовый месяц, потому что они не выходили из номера.

— Должно быть, они все еще там, — с надеждой сказала Джулия.

— Не рассчитывайте на это, — пробормотал Ник.

Она одарила его сердитым взглядом, и последующие полчаса прошли в напряженном молчании. Джулия надеялась, что мать вышла замуж и счастлива, но она знала: Ник вовсе не хочет, чтобы их родители вступили в брак.

У входа в элегантный отель их встретила красивая женщина в сером костюме.

— Мистер Рэмплинг! Добро пожаловать! Чем могу служить?

Она буквально таяла, глядя на Ника. Неудивительно, что он такой испорченный, подумала Джулия.

— Вы видели моего отца после того, как он въехал?

— Нет, сэр. Он и его спутница заявили, что им не нужно обслуживание, — хихикнула она. — Позвонить ему?

— Нет, мы поднимемся, — коротко возразил Ник. Заметив, что женщина почувствовала себя неловко, Джулия добавила с улыбкой:

— Спасибо.

— Дайте мне знать, если вам понадобится моя помощь.

— Конечно, — уверила ее Джулия и присоединилась к Нику, который нетерпеливо ждал ее у лифта.

— Что вы сказали ей?

— То, что следовало сказать вам, — поблагодарила.

Он сердито посмотрел на нее и кивнул:

— Вы правы. Но я думал об отце.

Двери лифта открылись, и Ник жестом пригласил Джулию войти.

— Разве нам не нужен ключ, чтобы попасть в пентхаус?

— У меня он есть.

В молчании они поднялись на двадцатый этаж и, выйдя из лифта, подошли к двойной двери и постучали.

Никто не отозвался. Постучав еще раз, Ник открыл дверь своим ключом, и Джулия вошла.

— Не думаю, что они провели здесь ночь, — сказал Ник.

— Но где же они?

— Не знаю. Позвоню Пэту. Я предполагал, что отец будет скрываться от меня.

— Странные отношения в вашей семье.

— Вам кажется, что я не люблю отца? Уверяю вас, что это не так. Но его нужно защищать!

— Я думаю…

— Не говорите мне, что вы думаете. Мы наверняка поссоримся, а я слишком устал, чтобы спорить с вами! — Ник взъерошил волосы и, подойдя к телефону, снял трубку.

— Это Ник. Их здесь нет, Пэт. Нет…. Никаких признаков. У тебя есть какие-нибудь идеи? Да, мне следовало подумать об этом. Мы отправимся туда утром.

Когда он закончил разговор, Джулия спросила:

— Куда мы поедем утром?

— Пэт сказал, что, если они собирались быстро пожениться, они, вероятно, отправились в Лас-Вегас. Они ведь понимают, что сначала я появлюсь там, где их видели.

— А-а-а, конечно. — Подумав, Джулия добавила:

— Не могли бы мы уехать сегодня вечером?

— Нет, нам лучше выспаться и выехать утром, — уверенно ответил Ник.

— Понимаю. Ну, тогда мне нужно снять номер. Увидимся утром. — Джулия встала и пошла к лифту.

— Не глупите!

Джулия удивленно посмотрела на него.

— Что вы сказали?

— Здесь три спальни, Джулия. Вам их мало?

— Я-я не думаю, что…

— Выбирайте любую. Я закажу ужин. Можете пока поспать, если хотите.

— Нет. Мне нужно купить кое-какую одежду.

— Не беспокойтесь. Я скажу, чтобы вам прислали что-нибудь из магазина, который находится внизу. Какой у вас размер? — спросил Ник, протягивая руку к телефону.

— Не надо! Я не могу покупать одежду в вашем магазине. Она будет безумно дорогая.

Он нахмурился.

— Откуда вы знаете?

Джулия покачала головой.

— Потому что я бывала в таких магазинах.

— Ладно, я скажу, чтобы все записали на мой счет.

— Теперь вы не глупите! Пойдут слухи, а я не хочу, чтобы обо мне болтали. — Взяв сумку, Джулия пошла к двери.

— Подождите! Я пойду с вами.

Она медленно повернулась.

— Для чего? Вам будет скучно.

— Потому что я не думаю, что вы вернетесь сюда, если я не буду присматривать за вами.

Джулия покраснела и опустила глаза.

— Вот видите! Я был прав.

— Я бы вернулась.

— Да, но вы бы потратили деньги для того, чтобы снять номер, который вам не нужен.

— Я не думаю, что оставаться здесь с вами — удачная мысль.

— Никто не узнает. Пойдемте, поищем какие-нибудь магазины.

Прежде чем Джулия успела возразить, Ник схватил ее за руку и повел к лифту.

Когда они спустились в фойе, он подошел к стойке.

— Лимузин свободен?

— Конечно, мистер Рэмплинг.

— Хорошо. Мисс Уилсон! Мне нужно задать вам вопрос.

Молодая женщина поспешно подошла, и Ник тихо спросил:

— Где находятся лучшие магазины?

Она выпрямилась.

— Конечно, на Родео-драйв, но «Нейман Маркус» тоже недалеко, как и «Сакс» на Пятой авеню.

— Великолепно, спасибо, — кивнув, сказал Ник. Затем, не отпуская руку Джулии, пошел к выходу.

Увидев их, шофер распахнул дверцу лимузина. Джулия села в машину, глядя, как Ник объясняет шоферу, куда ехать. Ник присоединился к ней, и она обратила внимание на его самодовольный вид.

Как только шофер занял свое место, Джулия постучала по стеклу.

— Да, мэм?

— Куда мистер Рэмплинг попросил отвезти нас?

— На Родео-драйв, а потом в «Нейман Маркус».

— Видите? — вмешался Ник. — Я сказал ему то, что мне посоветовала мисс Уилсон.

— Очень мило. Жаль, что вы не попросили ее присоединиться к вам, потому что я туда не поеду.

Мужчины обменялись недоуменными взглядами.

— Но вы же сказали, что хотите сделать покупки! — раздраженно воскликнул Ник.

— Да, но мне нужен другой магазин. — Джулия посмотрела на шофера. — Отвезите меня в «Таргет», пожалуйста.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— В «Таргет»? — взорвался Ник. — Но почему туда?

— Потому что там я смогу купить все, что мне нужно, и у меня останутся деньги на еду. На Родео-Драйв я заплатила бы целое состояние за одну блузку, в которой выглядела бы ничуть не лучше, чем сейчас!

— Я мог бы…

Джулия повернулась как ужаленная.

— Замолчите. Лучше замолчите!

— Но, Джулия…

— Нет! Если я приму вашу помощь, я немедленно превращусь в одну из тех женщин, которых вы презираете, включая мою мать.

С переднего сиденья послышался тихий голос.

— Сэр, мне ехать…

— В «Таргет», — устало сказал Ник.

Джулия удовлетворенно откинулась на спинку сиденья.

— Вам следовало остаться в отеле и поспать. Вы же не спали в самолете.

Ник закатил глаза.

— Я думаю, что устал, потому что непрерывно борюсь с вами! — Жизнь с Джулией казалась ему намного труднее, чем с любой другой женщиной. Но, безусловно, интереснее. Он покачал головой. Откуда взялась у него эта мысль?

— Что вас сейчас огорчило?

— Я ничего не сказал! — протестующее воскликнул Ник.

— Вы покачали головой, — упорствовала Джулия.

— Я просто думал о… разном. Сколько нам еще ехать, Джеймс?

— Несколько минут, сэр.

Хорошо. Еще несколько минут он выдержит.

— Приехали, сэр, — возвестил шофер, сворачивая на большую стоянку.

Ник нахмурился.

— Подвезите нас к входу и поставьте машину так, чтобы вы увидели нас, когда мы выйдем.

Прежде чем шофер успел ответить, Джулия снова запротестовала.

— Нас! Вы можете подождать в лимузине. Я не задержусь.

Шофер ожидал дальнейших приказаний.

— Делайте, что я сказал, Джеймс, — повторил Ник, не обращая внимания на возражение Джулии. Прежде чем она открыла рот, он сказал:

— Я не могу отпустить вас, Джулия. Я отвечаю за вашу безопасность.

— Как глупо! Нет никакой опасности в том, чтобы пойти в «Таргет» без сопровождающего.

— Тогда считайте, что я любопытный. Мне интересно, как вы будете торговаться. — В конце концов, ему прекрасно известны цены за модные туалеты. Многие женщины, с которыми он встречался, хотели, чтобы он финансировал их походы по магазинам.

Когда они вошли, Ник был поражен богатством ассортимента и обилием народа. Казалось, что в большом магазине можно найти все что угодно.

Джулия оглянулась через плечо и схватила Ника за руку.

— Не отставайте, если не хотите потеряться, — приказала она.

Девушка быстро выбрала три топика и две пары джинсов и направилась в примерочную.

— Подождите здесь.

Нику пришлось повиноваться. Передышка позволила ему задуматься о том, чем отличается этот поход от других, в которых он принимал активное участие. Не только тем, что его не попросят оплатить счет.

Затем он разочарованно подумал, что Джулия не выйдет из примерочной, чтобы продефилировать перед ним. Пожалуй, он бы с удовольствием вынес свой вердикт. Кстати, следует заставить ее купить хотя бы одну юбку.

Спустя несколько минут Джулия вышла из примерочной.

— Ну, как?

— Прекрасно, — коротко сказала она.

Ник прибавил шаг, чтобы догнать ее.

— Знаете, в Вегасе вам может понадобиться юбка.

Она бросила на него острый взгляд.

— Почему?

— В некоторых местах существуют определенные требования к одежде, — пробормотал Ник, надеясь, что она никогда не была в Вегасе и не сможет уличить его во лжи.

Джулия презрительно посмотрела на него и пошла вперед. Ник догнал ее в бельевом отделе, где она провела не более двух минут.

— Это все? Больше вы ничего не хотите купить? — удивился он, глядя на часы. Они провели в магазине всего пятнадцать минут. В последний раз, когда он сопровождал свою даму, ему пришлось выдержать несколько часов.

Ник настоял на том, чтобы нести аккуратный пакет с покупками. Они вышли, и к ним немедленно подъехал лимузин.

Когда они сели, Джулия сказала:

— Должна сказать, Джеймс, что с вашей помощью делать покупки гораздо легче.

— Спасибо, мэм.

— А как же я? Кто нес вашу сумку? — запротестовал Ник, не привыкший, чтобы его ставили на второе место.

— Вы, и она была очень тяжелая, не правда ли?

Ник скрипнул зубами. Будучи президентом корпорации и владельцем десятков отелей, он привык к большему уважению, чем Джулия проявляла к нему. Он сам проложил путь к этой должности, работая в гостиничном бизнесе с шестнадцати лет. Даже учась в колледже, он продолжал работать. Уходя со своего поста, его отец верил, что Ник готов заменить его. У них не было разногласий по управлению бизнесом. Проблемы возникали, когда отец устремлялся на поиски любви.

Ник знал, что у его родителей был счастливый брак. Но вторая жена отца развеяла все мысли Ника о романтической любви. Как и большинству женщин, ей нужны были деньги.

Что бы ни говорила Джулия, ее мать ничем не отличается от них.

— Вы проголодались? — спросил Ник, когда они вошли в номер.

— Да. Где-нибудь поблизости можно поесть?

— Конечно. Какой бифштекс вы любите?

— Бифштекс? Я хочу что-нибудь попроще — сэндвич хотя бы.

— Если мы не поедим в моем ресторане, шеф-повар может подать в отставку. Пожалуйста, помогите мне сохранить спокойствие моего персонала.

— Но…

— Я могу приказать, чтобы ужин доставили в номер.

— Право, это будет лишнее.

— На десерт подадут торт под названием «Смерть от шоколада». Не представляете, какой он вкусный, — улыбнулся Ник.

— За него надо платить дополнительно? — тихо спросила она.

— Джулия, вы… — Ник умолк, увидев веселый блеск голубых глаз. Он с облегчением улыбнулся. — Да, в два раза больше. Согласны?

— Согласна. Между прочим, я люблю хорошо прожаренный бифштекс.

Ник сделал заказ. Джулия ушла в спальню, чтобы привести себя в порядок.

Повесив трубку, Ник понял, что улыбается. Уже давно он так нетерпеливо не предвкушал ужин с женщиной. Неужели это из-за Джулии?

Нелепая мысль. Но приходится признаться, что она совсем не такая, как женщины, которые обычно составляли ему компанию за ужином. Правда, поход за покупками тоже оказался другим. И обед в «Мэншен». А уж встреча в гостинице «Луна»…

Ник широко улыбнулся. Да, Джулия — другая.

Джулия слышала, как Ник зовет ее, но не сразу вышла в гостиную. Ей пришлось напомнить себе, что она не должна влюбляться в своего противника. Неотразимое обаяние Ника, которое не может оставить ее равнодушной, не означает, что он смирится с браком отца. Значит, ей никогда не быть с Ником.

Сделав глубокий вдох и пообещав себе быть настороже, Джулия открыла дверь.

Ник улыбнулся ей, и она с трудом подавила желание юркнуть обратно в комнату. На столе стояли свечи, лежали серебряные приборы. Официант, расставлявший тарелки, что-то тихо сказал Нику, который кивнул. Затем он зажег свечи.

Когда официант вышел, Джулия подошла к столу.

— Вот это да! Интересно, осталась ли в гостинице еда для остальных постояльцев?

— Несколько жалких кусочков, — успокоил ее Ник. — Я подумал, что вам пора прилично поесть.

— Это уже слишком, Ник.

— Расслабьтесь и наслаждайтесь. Мой отец должен вам по крайней мере это.

— Ну, возможно, один из Рэмплингов…

— Погодите, вы хотите сказать, что все это — моя вина?

Джулия села за стол и сделала глоток чая со льдом.

— Мне кажется, ваш отец предвидел, что вы осудите его поведение. Если бы он не опасался ваших действий, он бы приехал в Хьюстон и познакомился бы со мной. Мы могли устроить скромную свадьбу вместо того, чтобы заниматься этими нелепыми поисками.

— Если вы так думаете, то почему вы здесь, со мной? — спросил Ник.

— Потому что я хочу защитить свою мать.

— Ах да, я забыл, — сухо сказал он. Молча положив ей салату, Ник принялся за еду. Спустя несколько минут, он нарушил молчание:

— Если я пообещаю, что не обижу вашу мать, вы возвратитесь в Хьюстон?

— Нет.

Ник не знал, почему задал этот вопрос. Если бы Джулия уехала, исчезло бы удовольствие, которое он испытывает от ее общества, что, конечно, совершенно не правильно. Его отец сбежал не для того, чтобы развлечь сына.

— Вы не верите мне? — Еще один глупый вопрос.

— Я верю, что вы делаете то, что считаете правильным, но у меня нет уверенности, что вы поймете чувства моей матери.

— Мне ясно, что она будет разочарована, но я уже сказал вам, что всегда предлагаю приличные отступные.

— Именно такой подход меня беспокоит. Мама вовсе не думала воспользоваться деньгами Эйба. Я не сомневаюсь, что она вышла за него замуж потому, что любит его. Она будет в ужасе, если вы захотите откупиться от нее. Поэтому мне нужно быть там.

Ник осуждающе посмотрел на нее.

— Полагаете, они уже поженились. Возможно, отец просто приятно проводит время.

— Тогда для чего мы отправляемся в Лас-Вегас?

— Чтобы попытаться найти их. Вы же знаете, люди едут в Лас-Вегас и по другим причинам. — Ник ухмыльнулся. — Возможно, они поехали туда, чтобы поиграть в азартные игры.

Джулия не ответила. Опустив голову, она спокойно ела салат.

— Почему вы не говорите, что ваша мать никогда не играет на деньги? — язвительно спросил Ник. — До сих пор вы описывали ее как святую.

— Она не святая, но и не такая, как те женщины, с которыми, очевидно, привык общаться ваш отец.

Ник предпочел промолчать. Он был почти уверен, что Луи Чане очень похожа на свою дочь. Если это так, ему будет нелегко разорвать отношения, которые связывают отца с этой женщиной.

— Вы заказали билеты на рейс в Лас-Вегас? — спросила Джулия.

— Нет еще. Я позвоню портье и попрошу заказать билеты.

— Пожалуйста, скажите, что мне нужен билет во втором классе.

— Джулия, я бы…

— Мой выбор не имеет к вам никакого отношения.

Ник недовольно проворчал что-то и, позвонив, попросил сделать заказ. Его просьба о билете во втором классе явно вызвала шок.

После недоуменного молчания Ник услышал вопрос:

— Сэр, разве вы не хотите сидеть рядом со своей спутницей?

Ник знал, что его спросили об этом, дабы убедиться, правильно ли приняли заказ, но тем не менее был смущен. Он всегда покупал для своих спутниц все лучшее.

— Нет.

Ник выбрал девятичасовой рейс, что вызвало одобрительный кивок Джулии.

— Мы заплатим за билеты, когда приедем в аэропорт?

— Да.

Джулии, похоже, бифштекс пришелся по вкусу, так как на тарелке почти ничего не осталось.

Нику нравилось смотреть на женщину, которая ест с аппетитом. В «Мэншен» он опасался, что Джулия — одна из тех жеманных особ, которые предпочитают не есть на глазах у мужчины. Такое манерничанье выводило его из себя.

— У вас есть отель в Лас-Вегасе? — внезапно спросила Джулия.

— Нет, но мы обмениваемся номерами с тамошним отелем, который предоставляет нам такие же привилегии, как мы — ему.

Она нахмурилась.

— В чем дело?

— Я полагаю, вы часто путешествуете в сопровождении… спутниц.

Осуждение, которое Ник увидел во взгляде Джулии, привело его в раздражение. Да, у него было достаточно спутниц, но не в последние несколько лет. Он был завален работой. Но Джулии незачем знать это. Откинувшись на спинку стула, Ник лениво протянул:

— Так гораздо веселее.

— И поэтому вы думаете, что ваш отец просто предается разгулу, а не сбежал от вас с возлюбленной?

— Нуда.

— Понимаю. — Джулия положила салфетку на тарелку и встала из-за стола. — Извините, но я думаю, что мне лучше пораньше лечь спать, чтобы вовремя встать утром.

— Подождите. Вы забыли о торте.

— Нет, спасибо. — Джулия отошла от стола.

Ник подошел к ней и схватил за руку, прежде чем она успела открыть дверь в спальню.

— Джулия, вы же любите шоколад! Вернитесь и съешьте десерт.

— Сегодня мне не хочется шоколада.

— Я чем-то огорчил вас?

Повернувшись к нему, Джулия сказала:

— Я не знаю вашего отца. Возможно, он обманул мою маму, заставив ее поверить, что собирается жениться на ней. От этой мысли мне становится плохо, и мне еще сильнее хочется найти ее. Спокойной ночи.

Она высвободила руку и скрылась за дверью, не дав ему ответить.

— Черт, — пробормотал Ник. Наконец ему удалось убедить ее в том, что, по его мнению, произошло, и это странным образом обеспокоило его. Он не хочет, чтобы поведение отца огорчило Джулию. И ему не нравится осуждение, которое он увидел в ее глазах.

Тяжело вздохнув, Ник вернулся к столу. Кажется, он все время расстраивает Джулию. Это не входит в его намерения. Он восхищается ее решимостью защитить мать. Вероятно, это проистекает из ее работы. Наверное, она заботится о своих учениках так, как если бы они были ее собственными детьми. Он невольно подумал, почему у Джулии нет детей… и любящего мужа. Особенно не понравилась ему мысль о муже.

И он не собирается задавать ей этот вопрос.

Ник взял вилку и ковырнул кусок торта. Нужно показать шеф-повару, что они оценили его особый десерт. Он предпочел бы не есть и сказать официанту, что у них было более интересное занятие. А если сопроводить эти слова многозначительным подмигиванием, официант непременно скажет шеф-повару, что мистер Рэмплинг занимался любовью со своей гостьей…. Но Джулии это не понравилось бы.

Торт был жирный, и Нику пришлось сделать усилие, чтобы съесть половину каждого куска. Справившись с этой задачей, он вызвал официанта, чтобы тот забрал грязную посуду.

Когда официант ушел, Ник не стал смотреть телевизор и лег спать, решив, что утро вечера мудренее.

Джулия проснулась рано, так как легла спать в девять часов. Приняв душ и надев новую одежду, она уложила вещи, прежде чем открыть дверь в гостиную. Ника не было. Дверь в его спальню была закрыта, и Джулия подумала, что он еще спит.

Она решила снести чемодан вниз и позавтракать в кафетерии. Таким образом она покажет персоналу, что она — не девушка Ника.

Спустившись вниз, Джулия попросила юношу-носильщика позаботиться о ее чемодане, пока она будет завтракать. Уже одно это вызвало перешептывание за стойкой. Одна из служащих поспешно подошла к ней.

— Мэм, могу я помочь вам?

— Нет, спасибо. Я просто иду в кафетерий позавтракать.

Женщина принялась настаивать на том, чтобы Джулию проводили в кабинку мистера Рэмплинга.

— Нет, нет, не нужно, — запротестовала Джулия.

— Но, мэм, это единственная открытая кабинка! Если вы не займете ее, вас накормят не ранее чем через полчаса.

— Хорошо, но, пожалуйста, обслуживайте меня, как любого другого клиента.

— Конечно, мэм.

Так как официант мгновенно появился у ее стола, Джулия поняла, что ее просьбу не восприняли серьезно. Тем не менее она заказала блины и стакан молока. В конце концов, она не мученица.

Джулия уже заканчивала завтрак, когда услышала оживленные голоса. Она продолжала есть, надеясь, что они не имеют к ней отношения. Но ее надежда не сбылась. Ник, сопровождаемый молодой леди, которая проводила Джулию в кабинку, сел за ее стол.

Она хотела сказать, что хочет остаться в одиночестве, но решила, что это несправедливо, так как кабинка принадлежит Нику. Джулия подняла голову и испытала сильное потрясение, когда он наклонился и поцеловал ее.

Она резко отвернулась, намереваясь сурово отчитать его за такое поведение, но Ник обнял ее и улыбнулся.

— Доброе утро, Джулия, дорогая. Не думал, что ты такая ранняя пташка. Просто не верится, что я проспал и не заметил, как ты встала и приняла душ.

Джулия собралась объяснить, что двери были закрыты, но Ник наклонился и сказал:

— Не заставляйте меня поцеловать вас еще раз. Она сердито прошептала:

— Только попытайтесь, и мой завтрак окажется у вас на коленях!

— Нет, милая, спасибо, я сам сделаю заказ. А вот и мой официант. Принесите мне то же самое, что Джулии, пожалуйста, и чашку кофе. Не выпьешь ли кофе, Джулия?

— Да, не откажусь, — сказала она, улыбнувшись официанту, и продолжила завтрак, не обращая внимания на Ника.

— Не думаю, милая, что вам удастся убедить их, будто мы незнакомы, так что оставьте тщетные попытки и поговорите со мной.

— Почему я должна разговаривать с вами, если вы сделали все, чтобы погубить мое доброе имя?

— Бросьте, Джулия, в наши дни никто не ожидает, что даже учительницы вторых классов сохраняют невинность.

— И если бы вы отдавали своего ребенка в мой класс, вы бы не возражали против того, чтобы я спала с каждым встречным? Вас бы устроило иметь шлюху в качестве учительницы?

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Вы говорите нелепости, — возразил Ник. — А уж родители ваших учеников точно ничего не узнают.

— Слухи быстро распространяются. В Хьюстоне у вас тоже есть отель? — холодно осведомилась Джулия.

— Да, — нахмурившись, ответил Ник. Ему не приходило в голову, что это имеет какое-то значение. — Я уверен, что в Хьюстоне не узнают о том, что происходит здесь.

— Хотела бы я иметь вашу уверенность, — заметила Джулия. — Но у меня ее нет, так что потрудитесь больше не целовать меня. Ни при каких обстоятельствах.

— Никто не поверит, что вас никогда не целовали, Джулия.

— Нет, конечно. Но, так как мы провели ночь в одном номере, что можно подумать, когда вы целуете меня на людях?

Нику не понравилось, что разговор приобрел такой оборот. На самом деле поцелуй ему понравился, хотя он всего лишь хотел шутливо наказать Джулию за то, что она ушла от него утром. К счастью, одного телефонного звонка оказалось достаточно, чтобы узнать, где она…

— Заканчивайте завтрак. Мы же не хотим опоздать на самолет. — Ник надеялся отвлечь ее. В этот момент принесли его завтрак и чашку кофе для Джулии.

Несколько минут он молча ел, радуясь, что у него есть предлог не продолжать разговор. Не успел Ник прожевать последний кусок, как Джулия предложила немедленно ехать в аэропорт.

— Неужели я даже не могу выпить кофе? — недовольно осведомился он.

Она молча посмотрела на него.

Сделав несколько глотков, Ник поставил чашку.

— Ладно, я готов. — Он одарил Джулию улыбкой, которую она проигнорировала.

Они вышли из кабинки.

— Подождите! — воскликнула Джулия. — Мы не заплатили за завтрак.

— Душечка, здесь мы не платим за еду. Я владелец, вы забыли?

Она хотела запротестовать, но передумала и положила на стол десять долларов.

— Я же сказал, что платить не нужно, — повторил Ник.

— Это не плата. Я оставила чаевые, — холодно пояснила Джулия, проходя вперед.

Ник глубоко вздохнул и, пожав плечами, вышел из кафетерия. Очевидно, Джулия сделала знак носильщику принести ее сумку. Ник подошел к нему и приказал поставить ее в лимузин.

Открыв дверь, он пропустил Джулию вперед. Джеймс уже ждал их, распахнув дверцу лимузина.

— Приятно видеть вас снова, Джеймс, — с улыбкой сказала Джулия.

Ник молча кивнул шоферу, решив, что не будет завидовать Джеймсу, получившему приветливую улыбку Джулии. Почему она не может так улыбаться ему?

После поездки в аэропорт, которая прошла в полном молчании, Джеймс передал сумки носильщику.

— Желаю вам приятного полета, — сказал шофер, прощаясь с ними.

— Спасибо, Джеймс, — Джулия снова одарила его улыбкой.

Вопреки обыкновению Ник почему-то постеснялся дать шоферу на чай.

— Спасибо, Джеймс.

Когда они купили билеты в Лас-Вегас, Ник сказал себе, что совсем не плохо, что Джулия летит во втором классе. Это ее выбор. Она знала, что он мог купить ей билет в первый класс. Они вошли в зал ожидания и сели.

Ник нахмурился, заметив, что Джулия привлекает внимание мужчин. Он внимательнее посмотрел на нее. Стройная, с длинными белокурыми волосами и большими голубыми глазами. Она красивая, конечно, но не сногсшибательная, как некоторые модели и молодые актрисы, с которыми он путешествовал.

В этот момент Джулия подняла глаза, и Ник внезапно понял, что именно привлекает к ней взгляды мужчин. Она не выглядит утомленной, пресыщенной или недовольной. Милая, добрая и… любящая девушка.

Объявили выход на посадку для пассажиров первого класса.

Опасно…

Ник не стал обращать внимание на внутренний голос.

Джулия повернулась к нему, удивленно подняв брови.

— Разве вы не собираетесь садиться в самолет? Почувствовав, что она захватила его врасплох, Ник небрежно сказал:

— Успею.

Остальные пассажиры потянулись к выходу на посадку. Джулия терпеливо дождалась, когда назовут ее ряд, и, взяв сумку, встала.

— Я понесу, — сказал Ник, положив ладонь на руку Джулии.

— Ерунда, — возразила она. — Позаботьтесь о своей. Я справлюсь. — Джулия высвободила руку и пошла к выходу.

— Черт подери, Джулия, я хочу удостовериться, что вы благополучно сядете в самолет. Не убегайте же! — Он догнал ее и пошел рядом.

— Вы думаете, что я не способна самостоятельно сесть в самолет? В конце концов, за двадцать шесть лет жизни мне не раз приходилось летать.

Ник вздохнул. Она, конечно, права, но ему не хочется оставлять ее с другими пассажирами. Вернее, вообще не хочется оставлять.

Его место в салоне первого класса оказалось в последнем ряду, а Джулия сидела в десятом. Не слишком далеко от него. Когда самолет готовился к взлету, он даже услышал ее мелодичный голос… и низкие мужские голоса. Определенно даже несколько голосов. Черт, похоже, она развлекает целую стаю мужчин!

Ник начал отстегивать ремень, чтобы посмотреть, не нужно ли защитить Джулию, но самолет начал выруливать на взлетную полосу.

Место рядом с Ником оказалось свободным. А если устроить так, чтобы Джулию пересадили на это место? Она не станет протестовать, так как он не будет платить за него. Почему эта удачная мысль не пришла ему в голову раньше?

Потому что Джулия смущает его, не дает сосредоточиться и даже заставляет забыть, как его зовут.

Как только самолет набрал высоту, стюардесса начала принимать заказы на напитки и разносить булочки с корицей пассажирам первого класса.

Интересно, такое же обслуживание во втором классе? Или пассажирам попроще дадут лишь какой-нибудь напиток и пакетик с сухими крендельками, посыпанными солью? Ник застонал. До встречи с мисс Джулией Чане он никогда не беспокоился о пассажирах, летящих во втором классе!

Когда к нему подошла стюардесса, Ник сказал:

— Мисс, у меня приятельница во втором классе, и мне бы хотелось воспользоваться разницей в оплате билета из расчета расстояния в милях, чтобы посадить ее рядом со мной.

— К сожалению, сэр, об этом надо было договориться перед посадкой. — Стюардесса протянула ему кофе.

Ник решил использовать свое обаяние и ослепительно улыбнулся, продемонстрировав белоснежные зубы. Он помнил, что женщины говорили ему, будто морщинки, разбегающиеся от глаз, придают ему невероятную сексуальность.

— Простите, но мне лишь сейчас это пришло в голову. Не могли бы вы сделать исключение?

Брюнетка наклонилась к нему и с видом заговорщицы прошептала:

— Я посмотрю, что можно сделать.

Спустя несколько минут она возвратилась.

— Миссия выполнена, мистер Рэмплинг. — После того, как он назвал фамилию Джулии, стюардесса сказала:

— Я сообщу мисс Чане, что сегодня ее счастливый день.

Ник откинулся на спинку кожаного кресла и с довольным видом отхлебнул кофе, предвкушая, как проведет полет в обществе Джулии.

Вместо Джулии снова появилась брюнетка.

— Сожалею, мистер Рэмплинг, но мисс Чане отклонила ваше предложение.

Не сказав ни слова, Ник поднялся и пошел по проходу, направляясь во второй класс. Он увидел, что Джулия сидит в середине ряда и весело болтает с двумя мужчинами.

Выпятив челюсть, он смотрел на нее до тех пор, пока она не подняла на него глаза.

— Привет, Ник, — сказала Джулия, словно не догадываясь, почему он здесь.

— Джулия, почему вы не захотели присоединиться ко мне?

— Потому что мне здесь нравится, спасибо.

— Я… мне пришлось побеспокоиться, чтобы устроить это, — признался Ник, не сумев скрыть разочарование.

— Но я сказала вам, Ник, что сама плачу за себя. Я не просила пересаживать меня в первый класс. Но все равно спасибо, — вежливо и спокойно сказала Джулия, тем не менее упрямо вздернув подбородок.

— Как хотите, — небрежно бросил он, возвращаясь на свое место. Внутри у него все кипело. Он только что свалял дурака перед женщиной, которую совершенно не интересуют его деньги.

Джулия знала, что огорчила Ника; ей было жаль, что пришлось сделать это, но благоразумие подсказывало: ей нужно держаться подальше от него.

Время, которое она провела со своими соседями в десятом ряду, позволило ей передохнуть от Ника. И его диктаторского поведения.

Когда самолет приземлился в Лас-Вегасе, Джулия пошла по проходу вслед за попутчиками, раздумывая, умно ли она поступила, отказавшись от предложения Ника. Что, если он уехал, не дождавшись ее? Как она узнает, где искать мать?

С чувством облегчения Джулия увидела Ника.

— Спасибо, что подождали меня, Ник, — сказала она, с надеждой заглядывая ему в лицо.

— Не уверен, что мне следовало делать это, учитывая, как вы вели себя в самолете, — буркнул он.

— Я же говорила, что всегда сама плачу за себя. Разве вы забыли?

— Черт подери, Джулия, я использовал разницу в цене билетов, а не деньги.

— Забудем об этом. Что мы будем делать теперь?

— Мы… — У Ника зазвонил телефон. — Что? Спасибо, Пэт.

— Что он сказал? — спросила Джулия.

— Он послал за нами лимузин.

— А-а-а.

— Нет, вы не поняли. За нами приедет лимузин, которым воспользовался отец.

— Где он? — спросила Джулия, когда они вышли из здания аэропорта.

— Водитель должен держать табличку с моим именем, — сказал Ник, оглядывая группу шоферов. Некоторые из них держали таблички, другие предлагали свои услуги всем желающим.

— Вот он, — тихо заметила Джулия.

Ник проследил за ее взглядом и увидел плотного низкорослого мужчину, который держал табличку с фамилией Ника в высоко поднятой руке.

— Прекрасно, пойдемте, — сказал Ник, взяв ее под руку и чувствуя облегчение, что она снова рядом. Наверное, потому, что он несет за нее ответственность. Сама Джулия здесь ни при чем. Просто он очень ответственный человек.

Он не смог убедить даже себя.

— Я Рэмплинг, — представился он шоферу.

— Очень приятно, мистер Рэмплинг. Ваш человек, мистер Браунинг, сказал, что вы хотите воспользоваться моей машиной.

Интересно, подумал Ник, как отец нанял этого человека?

— Да. Мы хотим, чтобы вы отвезли нас в то место, куда три дня назад доставили моего отца.

Шофер шутливо хлопнул себя по лбу.

— Ну конечно! Вот почему ваше имя показалось мне знакомым. Яблоко от яблони…. Ну и красотку вы себе заполучили!

— Вы отвезете нас туда? — спросил Ник, не обращая внимания на веселое замечание.

— О чем речь! Сию же минуту! Добро пожаловать в лимузин влюбленных! — пропел шофер.

Ник поежился, с трудом вынося неуместную фамильярность, и жестом предложил Джулии сесть в машину. Когда он наклонил голову, чтобы последовать за ней, ему послышался тихий смешок. Удивленно посмотрев на Джулию, он увидел, что она прикрыла рот рукой. Ее глаза весело блестели.

— Что? — прошептал Ник.

— Ну и шутник! Мама, наверное, была потрясена таким сюрпризом, — понизив голос, объяснила она.

Ник с удовольствием обнял ее, чтобы расслышать тихий шепот.

Как только лимузин тронулся с места, зазвучал голос Элвиса Пресли, прославляющего Лас-Вегас. Не успел Ник оправиться от удивления и потребовать тишины, как Элвис разразился песней «Люби меня нежно».

Он бросил взгляд на Джулию. Она молча хихикала, и Ник неохотно улыбнулся. Ей явно нравится это. Неужели отец и ее мать тоже наслаждались этими песнопениями?

Внезапно Ник подумал, что давно не слышал смеха отца. Странная мысль!

— Вы уверены, что он помнит, куда отвез наших родителей? — прошептала Джулия.

— Надеюсь. Скоро мы это узнаем.

Она снова тихо хихикнула, и он, не удержавшись, прижал ее к себе.

Когда лимузин остановился, шофер открыл дверь со стороны Ника.

— Прибыли, голубки! Перед вами новая церковь Любви!

— Сюда вы привезли отца и его спутницу? — на всякий случай спросил Ник.

— Да, сэр! — громовым голосом подтвердил шофер. — И невесте, залившейся стыдливым румянцем, это понравилось!

Ник подумал, что даже судовой ревун не мог бы издать более трубный звук.

Джулия ослепительно улыбнулась шоферу и прошептала Нику:

— По крайней мере, он не объявил наши имена.

— Вот именно, — согласился Ник и протянул шоферу стодолларовую купюру. — Как договаривались.

В мгновенье ока деньги исчезли в кармане водителя. Толстяк, не мешкая, вскочил в лимузин и был таков.

— Но разве он больше не понадобится нам? Как мы потом доберемся, куда нужно?

— Возьмем такси, в котором нас не будут услаждать музыкой Элвиса, — сказал Ник.

Джулия хихикнула.

Взяв сумки, Ник пропустил ее вперед, и они вошли в церковь Любви.

Джулии было трудно представить, что здесь ее мать вышла замуж. Тридцать четыре года назад родители поженились в небольшой церкви в своем родном городе Уитни. Свадьба была вполне традиционная.

Но в церкви Любви все было по-другому.

Симпатичная седая женщина с улыбкой приветствовала их.

— Добро пожаловать, мои дорогие. Вы выбрали прекрасный день для свадьбы. Поставьте сумки вот сюда. Возьмете их после бракосочетания.

Прежде чем они успели объяснить причину своего прихода, женщина повернулась и вышла в боковую дверь.

— Куда она пошла? — удивилась Джулия.

Ник пожал плечами.

Вскоре женщина появилась с букетом искусственных цветов и с фатой. Сунув Джулии цветы, она попыталась водрузить на нее фату. Джулия попыталась увернуться, но фата все-таки оказалась на ее голове.

— Видели вы когда-нибудь такую миленькую невесту? — проворковала женщина.

— Не видел, — буркнул Ник. — Мы здесь не для того, чтобы пожениться.

— Тогда зачем вы пришли в церковь Любви? — удивилась служащая.

— Нам нужно знать, поженились ли здесь Эйб Рэмплинг и некая Луи Чане три дня назад.

Приветливость моментально исчезла. Джулии показалось, что в глазах женщины вспыхнул злобный корыстолюбивый огонек.

— У нас не справочное бюро. Мы лишь сочетаем браком желающих.

— Сколько вы берете за совершение обряда? — спросил Ник, не желая попусту тратить время.

— Семьдесят пять долларов.

— Прекрасно. — Он достал из бумажника деньги. — Вот сотня. Мне нужна информация. Если я получу ее, деньги ваши, — сказал он, держа банкнот так, чтобы она не смогла выхватить его.

— Откуда мне знать, что, получив ее, вы заплатите?

— Ниоткуда. — Ник помолчал и протянул деньги Джулии. — Получите у нее, если сведения удовлетворят нас. Надеюсь, ей вы доверяете больше, чем мне. — Прежде чем Джулия успела возразить, он спросил:

— Ну, как? Согласны?

— Да. Билли, принеси регистрационный журнал! крикнула женщина.

Открылась другая дверь, и вошел улыбающийся мужчина в черном сюртуке, из-под которого выглядывал белый воротничок. Посмотрев на жену, он спросил:

— Что здесь происходит?

— Им нужен журнал. Они хотят знать, сочетали ли мы браком мистера и миссис Рэмплинг.

— Почему? — проворчал мужчина.

— Потому что мы платим сто долларов за эти сведения, — так же недружелюбно пояснил Ник.

Услышав это, мужчина быстро открыл журнал и показал Нику соответствующую запись о регистрации брака Эйба Рэмплинга, пятидесяти шести лет и Луи Чане пятидесяти двух лет, произведенную четыре дня назад.

— Четыре дня назад? Они уехали из Лос-Анджелеса в день приезда и в тот же день уже были здесь? — удивилась Джулия.

— Очевидно так, — тихо сказал Ник. — Они опережают нас на четыре дня.

— Вы получили сведения, не так ли? — напомнила женщина Джулии.

— Да, — согласилась та, протягивая деньги. — Спасибо.

— Нам нужно такси, — сказал Ник. — Не могли бы вы вызвать его?

— У нас здесь не стоянка, — заявила женщина, подбоченившись.

Джулия возмутилась:

— Получили такие щедрые чаевые и со спокойной совестью отказываетесь вызвать нам такси?

— Ладно, вызову. Но это займет несколько минут. Посидите в зале ожидания? За плату, естественно!

— Нет уж, спасибо, — отрубила Джулия, прежде чем Ник открыл рот. Она не позволит истратить на этих типов ни единого цента! — Вызывайте такси, мы подождем снаружи.

Скрестив руки на груди, Джулия ждала, пока женщина вызывала такси. Затем повернулась и вышла из церкви.

Ник последовал за ней.

— Надеюсь, вы не пожалеете, что не остались в зале ожидания, — сказал он, когда на них обрушился нещадный жар палящего солнца.

— Как вы можете думать о том, чтобы предложить этой жадной женщине еще денег? Она… она… лучше я буду париться на солнце целый час, чем заплачу ей!

Ник легонько обнял ее.

— Молодец!

— Ах, Ник, мне неприятно думать, что мама вышла замуж в присутствии этих людей, а не любящей семьи!

Он бросил на нее странный взгляд.

— Мне это тоже не нравится.

— Да, но… по другим причинам.

— Это правда, — вздохнул Ник.

— Что будем делать?

— Искать их.

— Я имею в виду сейчас.

— Давайте уедем из Лас-Вегаса, если, конечно, у вас нет желания посетить несколько казино.

— Нет! — ужаснулась Джулия. — Но что, если они все еще здесь?

— Не думаю. Они приложили большие усилия, чтобы опередить нас. Кажется, я знаю, где они. Едем в аэропорт. Без серенад Элвиса на этот раз.

— Как вы думаете, где они?

— Или в Сан-Франциско, или на Гавайях.

— Почему именно там?

— Потому что отец, я уверен, планировал идеальное свадебное путешествие, а для него это самые лучшие места в мире.

Джулия огляделась.

— Должна сказать, что мама вряд ли выбрала бы Лас-Вегас, чтобы провести в нем медовый месяц.

— Как и вы, я уверен, — со смехом сказал Ник. Джулия тоже рассмеялась.

— Верно.

Через несколько минут подъехало такси, и шофер поставил их сумки в багажник. Сев на заднее сиденье, они попросили отвезти их в аэропорт. Улыбнувшись, водитель включил зажигание.

И Элвис запел: «Да здравствует Лас-Вегас!»

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Как только они заняли свои места — во втором классе, так как все билеты в первый были распроданы, — Джулия спросила:

— Что будем делать?

— Прилетим в Лос-Анджелес, и я позвоню Пэту. Он проверит списки пассажиров на всех авиалиниях.

— Это займет много времени?

— Не очень.

Джулия не смогла сдержать улыбку.

— Вам следовало позвонить ему до того, как мы сели в самолет, но, держу пари, вы не подумали об этом, так как вам не терпелось избавиться от наслаждения, которое вам доставляла песня Элвиса «Да здравствует Лас-Вегас!»

Ник улыбнулся в ответ.

— Вы правы. Она страшно действовала мне на нервы.

— Интересно, как им удалось исчезнуть из отеля так, что никто их не заметил?

Задумавшись, Ник на мгновение закрыл глаза.

— Они могли спуститься в грузовом лифте и выскользнуть через боковую дверь. Отец знает отель как свои пять пальцев. А затем поймали такси. И, так как они отказались от обслуживания и повесили на дверь табличку «Не беспокоить», никто ничего не заподозрил.

— Очень умно с их стороны, не так ли?

— Да. И теперь вы собираетесь заявить, что это моя вина.

Джулия поморщилась.

— Я на самом деле так думаю, потому что маме никогда не пришло бы в голову скрывать что-либо.

— Вы уверены? Никогда?

Вся жизнь матери промелькнула перед глазами Джулии.

— Я уверена, что у нее есть секреты. Но она не стала бы скрывать, что собирается выйти замуж. По-моему, она явно не ожидала, что ей придется утаивать от меня нечто подобное.

— Отец тоже не стал бы скрывать от меня свой брак. Но он знает: я сделаю все, чтобы его аннулировали.

— Вы собираетесь сделать это? — медленно спросила Джулия, пристально глядя на него. — Зачем? Вам ненавистна мысль, что отец кого-то полюбил?

Ник тщательно подбирал слова. По словам Джулии, он просто чудовище. Как! Он хочет аннулировать брак отца!

— Я знаю, это звучит резко, Джулия, но у отца отнюдь не звездный список женщин, с которыми он встречался.

— Поэтому вы автоматически полагаете, что любая женщина, которую он выбирает, плохая?

— Я постоянно убеждался в этом. — Ник увидел, что на лице Джулии отразилось разочарование. — Вы не знаете моего отца. Он жалуется, что страдает от одиночества, но женщины, которых он находил, испытывали привязанность к его чековой книжке. Это были двадцатипятилетние красотки, воображавшие, что нашли старого ловеласа-богача. Поймите, что, откупаясь от них, я стараюсь спасти репутацию отца. — Ник пытался не поддаться невольному чувству жалости к Джулии. Она явно оказывает на него эмоциональное давление. Внезапно он понял, что, если Луи Чане похожа на свою дочь, ему придется очень нелегко.

Когда Джулия заговорила, ее голос прозвучал на две октавы выше и намного громче:

— Мы говорим о моей матери! И я не позволю вам оскорблять ее! Она не такая, как другие женщины!

— Успокойтесь. Если ваша мать действительно любит моего отца, а не его деньги… возможно, я отступлю. Она может подписать добрачное соглашение, и все будет решено.

— Как это — добрачное? Они уже женаты.

— Как бы там ни было. Если ваша мать откажется от каких-либо притязаний на наши деньги, она может получить отца.

Джулия бросила на него странный взгляд.

— Вы в самом деле не верите в любовь, Ник? Не верите?

— А вы?

— Я верю. Мои родители были женаты тридцать два года. Они делили горе и радость и очень любили друг друга. После смерти отца мама была в отчаянии.

— Значит, они были исключением из правила, а не нормой.

Джулия удивленно посмотрела на него.

— Вы никогда никого не любили?

— Хотите верьте, хотите нет, но я люблю отца. — Просто мне нужно прилагать много усилий, чтобы защитить его от самого себя, мысленно добавил Ник.

— Нет, я имею в виду… вы были когда-нибудь влюблены? — Джулия склонила голову набок, с любопытством ожидая ответа.

Ник понизил голос.

— Я испытывал вожделение, Джулия, и не один раз. Когда я был молод, я думал, что это любовь. Но со временем мне стало ясно, что я ошибался.

— Я… мне искренне жаль вас, Ник.

Ее неуместное сочувствие привело Ника в раздражение.

— Я не нуждаюсь в вашей жалости, Джулия. Мне и так хорошо. А если вы думаете, что любовь так важна, почему же вы не замужем? — Его очень интересовало, что она ответит. С тех пор как он увидел ее в фате и с букетом цветов, его не покидало странное беспокойство.

— Нельзя принять решение и влюбиться. — Джулия пожала плечами. — Когда-нибудь, надеюсь, я полюблю. Просто со мной это еще не произошло.

Ник заметил в ее глазах тоскливое выражение, и внезапный отклик, проснувшийся в его душе, испугал его. Он не принадлежит к парням, которые влюбляются. Как и его отец. Эйб всегда говорил, что любил мать Ника, но она умерла при родах, и через несколько лет Эйб снова женился.

К счастью, после трех лет беспросветной жизни мачеха бросила отца. И прихватила добрый кусок их состояния. Другие женщины приходили и уходили, но отец больше не помышлял о браке. Пока не встретил мать Джулии.

— А что будет, если этого не произойдет? Вы проживете жизнь в ожидании так называемой любви? — спросил Ник, с презрением выделив последнее слово.

Джулия молча отвернулась.

Ник с трудом подавил желание дотронуться до нее, утешить и уверить, что ее мечта сбудется. Но как он может сделать это, если не верит в любовь… или все-таки верит?

Вот этим Джулия и пугает его. Она пробуждает в нем желание влюбиться, прожить счастливую супружескую жизнь, а такая перемена страшит его.

Ник расправил плечи. Он жесткий бизнесмен. Романтическим мечтаниям Джулии нет места в его жизни. Он должен оставаться сильным.

Ник взял журнал и сделал вид, что погрузился в чтение. Он старался не думать о том, что обидел сидящую рядом с ним женщину.

Джулия не понимала, что произошло. Некоторое время ей казалось, что они с Ником думают одинаково, но затем в его поведении произошла перемена. Он отверг возможность, что их родители вступили в счастливый брак.

Джулия могла лишь надеяться, что он ошибается. Внезапно она поняла, какая мысль поразила ее. Конечно, он не прав! Ее мать никогда бы не вышла замуж ради денег. Если они с Эйбом поженились, то для Луи это навсегда, и задача Джулии — помочь матери.

Похож ли Эйб на сына? Если да, почему он женился на Луи? Джулия закрыла глаза, вознося безмолвную молитву за счастье матери.

Повернув голову, она увидела, что Ник читает журнал. Просто невероятно, что он так равнодушен к счастью своего отца.

— Что мы будем делать, когда вернемся в Лос-Анджелес? — сухо спросила она.

— Будем ждать в отеле, пока не узнаем, куда они уехали, — ответил Ник, не поднимая глаз от журнала.

— Думаю, мне нужно снять номер. Неприлично оставаться в одном люксе с вами.

— Меня это не волнует, — не глядя на нее, сказал Ник, — но, если ваши финансовые возможности ограниченны, вам лучше сберечь деньги на предстоящие поездки. Если, конечно, вы не предпочтете, чтобы я самостоятельно продолжил поиски.

— Нет! — воскликнула Джулия и призадумалась. — Вы действительно думаете, что они могли уехать в Сан-Франциско или на Гавайи?

— Так как я хорошо знаю отца, то думаю, что это вполне вероятно. Но, возможно, он решил посетить Гонконг.

— Гонконг?! Так далеко? — ахнула Джулия. На ее банковском счете вполне прилична сумма, но она уже пробила в ней серьезную брешь. В конце концов она уступила:

— Хорошо, если вы не возражаете, я остановлюсь в вашем номере.

— Конечно, не возражаю. Почему бы нет?

— Но я не хочу, чтобы вы целовали меня в общественных местах. Люди могут не правильно истолковать это. Обещаете?

— Нет проблем.

Небрежное согласие Ника заметно уменьшило беспокойство Джулии. Очевидно, он не придавал поцелуям никакого значения. Она тоже может притвориться, что они ничего не значили для нее. Это необходимо. Если она не проявит осторожность, этот мужчина — несговорчивый, прагматичный, ни во что не верящий — может разбить ей сердце.

Когда самолет приземлился, Джулия поспешно прошла вперед. Почему — она сама не знала. Не то чтобы ей хотелось уйти от него: ведь она должна защитить счастье матери. Войдя в аэропорт, она обернулась. Ник был рядом.

— Вы полагаете, что Джеймс будет ожидать нас?

— Нет, я не предупредил его. Мы можем взять такси, — сказал Ник, беря Джулию под руку, словно боясь, что она снова ускользнет от него.

Выйдя из здания аэропорта, они удивились, увидев, что Джеймс стоит у лимузина.

— Джеймс, кто вам сказал, что мы возвратимся так быстро?

— Никто, сэр. Я должен забрать пару из Сиэтла, которая собирается провести здесь медовый месяц. Но места всем хватит.

Ник нахмурился.

— Давайте подождем наших гостей и узнаем, не будут ли они возражать.

— Да, сэр. — Помолчав, Джеймс спросил:

— Вы довольны поездкой в Лас-Вегас, сэр?

— Пока не знаем, Джеймс, но спасибо, что поинтересовались. — Ник повернулся к Джулии. — Вы не против, если мы подождем немного? Если хотите, можем взять такси.

— Давайте подождем, если вы думаете, что эта пара не будет возражать.

— Здравствуйте! Этот лимузин из отеля «Рэмплинг»? — спросил подошедший к ним молодой человек.

Джеймс сделал шаг вперед и протянул руку, чтобы взять у него два больших чемодана.

— Да, сэр. Позвольте представить вам владельца отеля. — Он кивнул на Ника. — Вы не будете возражать, если он и его гостья будут сопровождать вас в поездке?

— Нет, конечно. Дорогая, ты же не возражаешь? Застенчивая молодая женщина приблизилась к ним.

— Конечно, нет. Я никогда не ездила в лимузине, но он ведь большой, не так ли?

Ник улыбнулся ей.

— Позвольте уверить вас, что в нем достаточно места для четырех человек. Даже для восьми.

— О, а где же еще четверо? — спросила она, оглядываясь.

— Я пошутил. Рад приветствовать вас в нашем отеле. Надеюсь, вы останетесь довольны пребыванием в нем.

— Несомненно, — сказал мужчина. — У нас медовый месяц.

— Прекрасно. Я позабочусь, чтобы вам предложили особую программу для новобрачных. Надеюсь, она вам понравится.

— Спасибо. Откуда вы прилетели?

— Из Лас-Вегаса.

— Не может быть! — улыбнулся мужчина. — Неужели вы побывали в одном из тех безумных мест, где совершают бракосочетания?

— Боюсь, что так, — вздохнул Ник.

Занятая своими мыслями, Джулия не обращала внимания на их беседу, но что-то в тоне Ника заставило ее насторожиться. Однако она не успела вступить в разговор, так как лимузин подъехал к отелю.

Ник пожал спутнику руку и поблагодарил за любезность, оказанную ему и Джулии. Затем взял сумки и кивком указал ей на вход.

Вместо того чтобы направиться к лифту, Ник остановился у стойки.

— У пары, которая сейчас войдет, медовый месяц. Предложите им программу для новобрачных за мой счет.

— Будет сделано, мистер Рэмплинг, — с некоторым удивлением откликнулся портье.

Затем Ник повел Джулию к лифту.

— Довольны, что снова оказались в моем отеле? — поддразнил он ее.

— Вас это явно радует, — ответила Джулия. Ник держался отчужденно и почти не разговаривал с ней после неприятного обмена мнениями в самолете.

— Конечно. Мой отель очень выигрывает в сравнении с Лас-Вегасом.

— Кстати о Лас-Вегасе. О чем вы говорили в лимузине?

— Разве вы не слышали?

— Нет.

— Наш попутчик спросил, не были ли мы там, где совершают бракосочетания, — сказал Ник, когда двери лифта открылись.

— И вы сказали «да»?

— Конечно. Это же правда, не так ли?

— Да, но вы ведь не объяснили, с какой целью мы приехали туда?

— Это их не касается, Джулия.

Она последовала за ним в номер.

— Но, Ник, он мог подумать, что мы поженились там!

— Вряд ли. Для этого у него нет никаких причин.

— Добро пожаловать, мистер и миссис Нельсон. Надеемся, что пребывание в нашем отеле понравится вам, — приветливо сказал портье, когда молодожены подошли к стойке.

— Спасибо. Я уверен, что мы прекрасно проведем время.

— Наш владелец, мистер Рэмплинг, попросил меня предложить вам программу развлечений для молодоженов за его счет. В качестве благодарности за поездку в лимузине.

— Неужели? Здорово! Очень приятно, что человек, у которого собственный медовый месяц, нашел время, чтобы подумать о нас.

— Собственный медовый месяц? Я думаю, что вы, должно быть…

— Ошибаюсь? Нет, я спросил его. Он сказал, что они были в Лас-Вегасе, чтобы посетить одно из тех мест, где проводят бракосочетания. Они с женой показались нам очень счастливыми.

— Вот оно что…. Ну, желаем вам приятного пребывания. Обращайтесь к нам, если вам понадобится что-либо.

Портье оставался на месте, пока пара не вошла в лифт. Затем бросился к телефону и сообщил управляющему сенсационную новость.

— Мистер Рэмплинг сочетался браком в Лас-Вегасе? — На лице управляющего отразился ужас. — Мы должны подготовить празднование! Идите к шеф-повару и скажите, чтобы он испек свадебный торт. — Он повернулся к другим служащим. — Мисс Уилсон, немедленно отнесите в номер свадебный букет. Карл, отправляйтесь в «Нейман» и купите подходящий подарок, который мы преподнесем от лица персонала. Пусть его завернут там. Что еще нужно сделать?

— Не украсить ли номер? — предложил кто-то.

Управляющий задумался.

— Пожалуй, не стоит. Мистер Рэмплинг не афиширует свое пребывание. Нет, мне кажется, поздравления от персонала будет достаточно. И обязательно охладите несколько бутылок нашего лучшего шампанского.

Служащие засуетились.

— Спущусь в кафетерий перекусить, — сухо сказала Джулия после того, как распаковала вещи в спальне, которую занимала прежде.

Стоя у бара, Ник наливал себе воды из бутылки.

— Я пойду с вами.

— Вы уже поговорили с Пэтом?

— Да, я позвонил ему, когда вы ушли в свою комнату. Он сказал, что постарается связаться с нами сегодня вечером, но, скорее всего, ему удастся получить сведения лишь к утру. Предстоит проверить множество рейсов.

— Да, я понимаю.

— Приободритесь, Джулия. Ваше ожидание не будет сопряжено со страданиями. — Ника слегка раздражало ее безразличие. К ее услугам все преимущества, которые предоставляет пятизвездочный отель, а она испытывает разочарование?

— Нет, конечно, нет.

Он поставил стакан и вышел из люкса вслед за Джулией.

— Мы могли бы позавтракать в номере, — напомнил Ник.

— Не понимаю, зачем создавать персоналу лишнюю работу, если мы можем спуститься вниз.

Ник закатил глаза, но ничего не сказал.

Войдя в фойе, они направились в кафетерий. Из-за стойки немедленно вышел служащий.

— Мистер Рэмплинг, что я могу сделать для вас?

— Нам ничего не нужно, Сид. Мы идем в кафетерий, чтобы позавтракать.

— Вы не хотите, чтобы завтрак подали в номер?

— Джулия хочет поесть в компании с остальными гостями, а я стараюсь угодить ей. Обед мы закажем в номер. Идет?

— Конечно, сэр. Мы должны делать все, чтобы доставить женщине удовольствие, — сказал Сид с легким смешком. При этом он подмигнул.

— Верно, — ухмыльнулся Ник, не понимая, что произошло с его лучшим служащим.

— Что-то не так? — тихо спросила Джулия.

— Нет, все в порядке.

Они подошли к двери кафетерия, и сотрудница, встречающая и усаживающая посетителей, едва не ахнула от удивления.

— О! Пожалуйте сюда, мистер Рэмплинг, — сказала она, ведя их к особой кабинке.

— Мне кажется, что мы привели их в большее волнение, чем если бы заказали завтрак в номер, — пробормотал Ник, когда они вошли в кабинку. — Должно быть, вы привлекаете их внимание. Со мной они не ведут себя так.

Джулия не ответила. Она изучала меню, подозревая, что официант немедленно появится у их стола. У нее не было желания затягивать завтрак.

Она не ошиблась. Официант подошел к столу, принес два стакана воды и осведомился, что они закажут.

— Чай со льдом, — попросила Джулия.

— Принесите мне чашку кофе, Джим, крепкого.

Официант сочувственно улыбнулся.

— Понимаю, мистер Рэмплинг.

— Вы говорите так, словно не спали из-за меня всю ночь, — нахмурившись, заметила Джулия.

— И это вас удивляет? — ухмыльнулся Ник. Очевидно, она и не подозревает, что он не мог уснуть, думая о ней.

— Мысли о наших родителях не дают нам спать, — заявила она.

— Ну, конечно, именно это я и имел в виду, — широко улыбаясь, сказал Ник.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда официант принес напитки, они заказали завтрак.

— Знаете, вы выбрали мое любимое блюдо, — объявил Ник, устраиваясь поудобнее.

— Бутерброд с индюшечьим мясом, помидорами, салатом и майонезом? Я не знала. — Джулия опустила голову.

Ник заметил, что она нахмурилась, и попытался успокоить ее.

— Не волнуйтесь, Джулия. Пэт позвонит, как только у него будет достоверная информация. Он тщательно выполняет свою работу.

Джулия вздохнула.

— Извините. Я беспокоюсь о маме, и мысль о том, что вы собираетесь предпринять, когда мы найдем их, заставляет меня тревожиться еще больше.

— Хотелось бы мне обещать вам, Джулия, что они счастливо проживут всю оставшуюся жизнь, но я не могу. По крайней мере, пока не познакомлюсь с вашей матерью.

— Но когда вы узнаете ее, вы дадите им свое благословение?

— Душечка, это возможно, но обстоятельства говорят не в пользу вашей матери. Она откажется подписать добрачное соглашение, и это заставит отца прозреть. После этого все закончится.

Слезы затуманили глаза Джулии, и она попыталась как можно дальше отодвинуться от Ника. Он почувствовал, что Джулия хочет уйти. К счастью, появление Джима помешало ей.

— Я рад, что вы не ушли, — сказал Ник, когда они остались вдвоем. — Он бы подумал, что это его вина.

— Понимаю, почему вас это радует. Если бы я ушла, Джим понял бы, что вы виноваты.

— Такая мысль никогда не пришла бы ему в голову. Ведь босс-то здесь я!

— Ник Рэмплинг, вы совершенно испорченный человек!

Он подумал, что в этих словах есть доля правды. Нет, это действительно так. Он никогда не размышлял об этом, пока не встретил Джулию. В отличие от других женщин, она не боится указывать на его недостатки.

Ник решил, что Джулия заслуживает честного ответа.

— Я мог бы солгать и сказать, что я дам им свое благословение. Но я полагал, что вы хотите знать правду.

Помолчав, Джулия сказала:

— Да, мне нужна правда. Я постараюсь больше не проявлять свои чувства.

— Чувствуете себя лучше? — спросил он, когда они закончили завтракать.

— Еда, несомненно, помогла.

— Хотите пойти куда-нибудь?

Ее ответ вызвал у него удивление.

— Да. В книжный магазин.

Ник подошел к стойке.

— Где ближайший книжный магазин?

— В четырех кварталах отсюда, мистер Рэмплинг. Вызвать Джеймса?

Вместо него ответила Джулия.

— Нет, спасибо. Я пойду пешком.

Ник посмотрел на нее и повернулся к портье.

— Да, Питер. Мы пойдем пешком.

Когда они отошли от стойки, Джулия прошипела:

— Мне не нужно, чтобы вы шли со мной!

— Может, я тоже хочу пойти в книжный магазин!

— Зачем?

— Я читаю, Джулия. Если мы застрянем еще в каком-нибудь полете, книга поможет скоротать время.

— Я могла бы принести вам книгу.

— Выбор книги — очень личное дело. Даже если бы вы знали, какие книги мне нравятся, как бы определили, читал я их или нет? — Он слегка подтолкнул ее к ближайшей двери. — Выход здесь.

В тот день в Лос-Анджелесе было тепло, и они с удовольствием пошли по залитой солнцем улице.

— Я рад, что вы предложили прогуляться, Джулия. Приятно подышать свежим воздухом.

— Да, очень. К тому же небольшая прогулка улучшит ваш сон.

Ник улыбнулся.

— Возможно. Обычно в течение недели я нахожу время для занятий спортом. Из-за отца мой распорядок нарушился.

— Каким видом спорта вы занимаетесь?

— Играю в теннис. А вы?

— Три-четыре раза в неделю занимаюсь аэробикой.

— Неудивительно, что у вас такие прекрасные формы!

— Что вы сказали? — спросила Джулия, негодующе глядя на него.

— Гмм… я сказал: «Неудивительно, что вы в такой прекрасной форме». Вы даже не запыхались. — Ник обезоруживающе улыбнулся.

— Я бы не сказала, что мы бежим, Ник, — возразила Джулия.

— Нет, но мы идем довольно быстро. Хотя не понимаю почему. Нам некуда спешить. — Он замедлил шаг.

Она недоверчиво посмотрела на него, но тоже пошла медленнее.

— Действительно, почему бы нам не получить удовольствие от прогулки?

И они его получили. Во всяком случае Ник надеялся, что это так. Они разговаривали о книгах, и оказалось, что их предпочтения совпали.

Ник не успел заметить, как они подошли к магазину.

— Вот он.

— Мы уже пришли? Не думала, что он так близко, — с сожалением сказала Джулия, когда Ник, открыв дверь, пропустил ее вперед.

— Откуда вы хотите начать?

Она подняла на него глаза.

— Надеюсь, вы не из тех, кто рысью пробегает по магазину?

— Нет. Не торопитесь. Найдете меня, когда выберете что-нибудь. — Ник направился в отдел журналов.

Через полчаса он нашел две подходящие книги и, опустившись в удобное кресло, погрузился в чтение, пребывая в уверенности, что Джулия не уйдет, оставив его в магазине.

Он успел прочитать несколько глав, когда она появилась, держа в руках несколько книг.

— Вы готовы?

— Да. Купили все, что хотели?

— Кажется, да, — ответила она, прижимая книги к груди.

— Нашли что-нибудь интересное?

— Пару книг. Я покажу вам, если вы покажете мне свои, — улыбнулась она.

— Согласен, — он показал книги.

— Я не прочь поменяться, когда прочитаю свои, — сказала Джулия.

— Договорились, — Ник улыбнулся. Он был доволен тем, как они провели время. Никогда ему не приходилось обсуждать с женщиной книги.

Возвращаясь в отель, они увидели кафе-мороженое.

— Как вы отнесетесь к тому, чтобы я угостил вас мороженым? — спросил Ник.

— Ладно, мот, — улыбнулась Джулия, — я позволю вам купить мне порцию.

Никогда Нику не было так приятно покупать что-нибудь женщине, как мороженое для Джулии. В полном согласии друг с другом они медленно пошли в отель.

При их появлении персонал едва не встал по стойке «смирно».

Ник спокойно отвечал на приветствия, но, войдя в лифт, сказал Джулии:

— Служащие ведут себя так, словно замышляют что-то.

— Что вы имеете в виду?

— Разве вы не заметили, что они ведут себя как-то странно?

— Нет. Я думала, что это их обычное желание услужить вам. — Во взгляде Джулии промелькнуло осуждение.

Ник хихикнул.

— Опять вы думаете, что я чересчур избалован вниманием, но, поверьте, они не вздрагивают каждый раз, когда я вхожу в отель. Мне кажется, что такую реакцию вызываете вы.

— Я не делаю ничего особенного, — возразила она.

— По-видимому, они проявляют повышенное внимание, потому что находят вас красивой.

Она залилась румянцем.

— Какие глупости вы говорите!

— Возможно, но я уверен: что-то происходит.

Когда Ник сказал, что закажет ужин в номер, Джулия охотно согласилась. Что бы ни происходило с персоналом гостиницы, ей лучше не спускаться вниз, решила она. Кроме того, кажется, сейчас они с Ником прекрасно ладят.

И, возможно, Пэт все-таки позвонит и сообщит им то, что они хотят узнать.

— Что вы бы хотели поесть? — спросил Ник.

— Мне понравилось то, что вы заказали в прошлый раз.

— Включая шоколадный торт? Вы его даже не попробовали.

— Можно обойтись без десерта, — предложила Джулия.

Он сделал заказ по телефону. Ужин обещали подать в шесть часов.

Джулия заметила, что, вешая трубку, Ник нахмурился.

— Что-то не так?

— Нет. Просто давно я так не бездельничал. — Он положил книгу, встал и потянулся.

— Правда? Даже в выходные?

— Да. Слишком много работы.

— Ваш отец сейчас занимается бизнесом?

— Нет.

— Почему?

— Он сказал, что уже не может идти в ногу со временем. Боялся, что будет тянуть нас назад — меня и отели.

« — Но он еще не стар. — Джулия удивленно посмотрела на Ника. — Это была ваша мысль или его?

— Я думал, что ему следует насладиться отдыхом. Всю жизнь он работал не покладая рук.

— Поэтому вы лишаете его не только занятия, но и личных отношений? И после этого он не потерял желания разговаривать с вами?

— Нет! — рявкнул Ник. Затем уставился в окно, словно обдумывая то, что услышал.

Джулия больше ничего не сказала. Ей не хотелось ссориться с Ником. Она провела с ним приятный день, и, как ни странно, ей хотелось сохранить состояние умиротворенности.

— Наверное, я приму душ и переоденусь к ужину. — Джулия пошла в свою комнату.

Было почти шесть часов, когда она появилась. Ник тоже переоделся и, сидя в кресле, читал книгу.

— Пэт не звонил?

— Нет. Если он позвонит сегодня, то попозже.

Она последовала его примеру и тоже погрузилась в чтение.

Ровно в шесть часов раздался стук в дверь.

Ник впустил официанта, принесшего ужин.

— Сэр, шоколадный торт еще не готов, но, если вы позвоните, когда закончите ужинать, я немедленно принесу его.

Ник нахмурился.

— Странно! Неужели на этот десерт появился внезапный спрос?

— Да, сэр. Но шеф-повар печет другой торт, и вы сможете получить его на десерт.

— Ладно. Я позвоню.

Официант облегченно вздохнул.

— Спасибо, сэр. Шеф опасался, что вы будете огорчены. — Он с улыбкой поклонился и поспешно вышел.

— Странно, — заметил Ник. — К столу, Джулия!

За едой они обсуждали купленные книги, и Джулия не заметила, как пролетело время.

— Надо позвонить, чтобы принесли десерт.

— Мы можем обойтись без него.

— Шеф-повар придет в отчаяние, если мы откажемся.

— Неужели вас действительно волнуют его чувства? — с любопытством спросила Джулия.

— Для моих служащих оценка работы важнее, чем прибавка к жалованью. Кроме того, у меня здесь прекрасный персонал. Я хочу, чтобы они были довольны. — Ник набрал номер. — Можете подавать десерт. Ну, конечно. — Повесив трубку, он недоуменно сказал:

— Что-то случилось. Управляющий спросил, можно ли ему обсудить со мной важный вопрос.

— Я пойду в спальню, — предложила Джулия.

— Это лишнее. Но, что бы ни произошло, не удивляйтесь. Я не уверен, но мне кажется, что у него не деловой вопрос.

Почти немедленно в дверь постучали, и они увидели не менее тридцати служащих с управляющим во главе. Ник сделал им знак войти.

Джулия встала из-за стола. Почему так много людей входит в номер?

— У нас групповое собрание? — спросил Ник у Пола, управляющего.

— Нет, но нам всем хочется поздравить вас.

Последним в номер прошел мужчина с большой коробкой. Он поставил ее на стол, с которого официанты быстро убрали посуду.

Почуяв недоброе, Джулия начала медленно продвигаться к спальне.

— Итак, что вы хотите обсудить, Пол? Должно быть, нечто важное, если с вами пришло столько народу.

Прежде чем Пол ответил, послышался звук прибывшего лифта, и все немедленно обратили взор на дверь.

Джулия ахнула, увидев, что джентльмен в высоком поварском колпаке выкатил из лифта тележку, на которой возвышался огромный свадебный торт, покрытый белой глазурью и украшенный кремовыми розами.

Ник потрясенно уставился на торт.

Пол улыбнулся.

— Надеюсь, вы не возражаете, что мы заменили ваш десерт.

— У вас остался свадебный торт? — задушенным голосом спросил Ник.

Джулия сделала еще шаг к спальне.

Пол рассмеялся.

— Мы знаем, что вы не любите афишировать свою личную жизнь, Ник. Мы никому ничего не сказали, но нам хочется отпраздновать вашу свадьбу.

Одна из женщин добавила:

— Мы все ходили покупать вам свадебный подарок, сэр. Разве вы не хотите открыть коробку?

Ник посмотрел на Джулию, и ее встревожило то, что она увидела в его взгляде.

Внезапно он быстро подошел к ней и порывисто обнял.

— Они узнали наш секрет, любимая, — громко сказал Ник и прошептал:

— Подыграйте, пожалуйста.

Джулия собралась запротестовать, но он поцеловал ее, прежде она успела открыть рот.

Присутствующие разразились аплодисментами и приветственными возгласами.

— Посмотрите наш подарок, — раздались голоса.

— Вам придется открыть коробку, — прошептал Ник.

Джулия повернулась к толпе.

— Вам не следовало делать это, — смущенно произнесла она.

Под нарядной оберточной бумагой оказался хрустальный сервиз на двенадцать персон. Потрясенная Джулия, с трудом овладев собой, постаралась выразить искреннее восхищение.

— Какой роскошный!

Эти слова вызвали бурю аплодисментов. Джулия смахнула ресницами слезы, когда Ник снова обнял ее.

— Мы от души благодарны вам за столь щедрый подарок, — обратился он к служащим.

— Ну, а теперь свадебный торт, — провозгласил Пол.

Джулия заколебалась.

— Надеюсь, вы принесли тарелки для всех присутствующих?

Шеф-повар указал на стопку тарелок, стоявших на второй полке тележки.

— Но вы с Ником должны съесть первый кусок.

— Ко… конечно. — Взяв нож, который протянул ей шеф-повар, она нерешительно двинулась к торту. Ник присоединился к ней. — Он такой красивый, что его жаль резать.

— Подождите, я сфотографирую его на память, — сказала одна из женщин.

Стоя рядом с Ником, Джулия пыталась улыбаться. Все произошло слишком быстро.

Когда они отрезали первый кусок, Джулия поняла, что от нее ожидают. Она отломила кусочек и положила его Нику в рот. Он осторожно сделал то же самое.

Затем Джулия собственноручно начала угощать всех тортом, что очень понравилось всем присутствующим. После этого отрезала кусок себе, решив насладиться восхитительным произведением кулинарного искусства. Какой смысл делать из себя страдалицу?

Прошло много времени, прежде чем импровизированная вечеринка подошла к концу. Ник и Джулия пожали руку каждому служащему и еще раз поблагодарили за неожиданный праздник.

Наконец дверь закрылась, и «молодожены» остались одни.

Джулия потрясенно посмотрела на Ника.

— Что это было?

— То, о чем вы предупреждали меня. Та пара в лимузине вообразила, что мы поженились в Лас-Вегасе, и рассказала об этом у стойки.

— Что теперь делать?

— Мы скоро уедем. Потом я скажу им, что мы расстались, вот и все.

— Кто возьмет сервиз — вы или я? — холодно осведомилась Джулия.

— Вы, если предоставите мне право на посещения, — пошутил он, чем заслужил ее неодобрительный взгляд.

— Не смешно, Ник. Я иду спать. — Она направилась в спальню.

— Ошиблись комнатой, Джулия.

— Как это — ошиблась? Все мои вещи там… — внезапно она поняла, что Ник имеет в виду.

Он ожидает, что они будут спать вместе… как муж и жена.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джулия не дала Нику договорить.

— Минутку, минутку, Ник Рэмплинг! — вскипела она. — Я не стала опровергать всю эту ложь, потому что вы не хотели разочаровывать своих людей, но я не буду спать с вами! Вы забыли, что на самом деле мы не женаты?

— Конечно, не забыл. Я не прошу вас спать со мной. Но мы не можем пользоваться двумя спальнями. Утром горничные разнесут по всему отелю весть, что я не смог уложить в постель собственную жену!

— Ну, это не моя проблема! — огрызнулась Джулия.

Ник сделал глубокий вдох.

— Я прошу лишь о том, чтобы вы перенесли свои вещи в мою спальню. Спать я буду здесь, на диване. Но я хочу, чтобы все выглядело так, как будто мы… вместе.

Джулия почувствовала угрызения совести и решила пойти на уступки.

— Я могу спать на диване. Я меньше ростом, и мне будет удобнее.

— Ну уж нет. Я виноват в сложившейся ситуации, и спать на диване буду я. Так вы перенесете свои вещи в мою спальню?

— Да, конечно. — Джулия поспешно вошла в комнату и собрала вещи. — Вы… вы хотите принять душ сейчас или утром?

— Утром. Сейчас мне нужна подушка и одеяло.

Джулия взяла с кровати подушку и достала из шкафа одеяло.

— Вы уверены, что не хотите, чтобы я спала на диване?

Ник подошел к ней за подушкой.

— Уверен, — сказал он, перед тем как поцеловать ее.

— Перестаньте, Ник. Мы не должны…. Сейчас это уже лишнее.

— Простите, просто у меня это вошло в привычку. Джулия заметила, что он попытался скрыть улыбку.

— Итак, я отправлюсь спать, если вам ничего не нужно.

— Конечно, если только вы не хотите еще один кусочек торта.

— Нет, спасибо. — Она вошла в спальню и, закрыв дверь, облегченно вздохнула. Ей удалось скрыть от Ника, что она получила большое наслаждение от его поцелуев.

Ник попытался развлечь себя чтением, но ему не удавалось избавиться от мыслей о Джулии. Он был вынужден признаться себе, что хочет ее. Хочет заниматься с ней любовью, проводить с ней время. Ник одернул себя, едва не признав, что хочет провести с ней жизнь.

Нет, он еще не сошел с ума.

Снова взяв книгу, он попытался погрузиться в мир, в котором не было Джулии, но телефонный звонок положил конец его бесплодным усилиям.

— Пэт! Я уже не надеялся, что ты позвонишь.

— Прошу прощения за поздний звонок, Ник, но мне удалось напасть на их след. Они улетели на Гавайи.

— Когда?

— В день бракосочетания. Они возвратились в Лос-Анджелес и затем вылетели на Гавайи. Вы последуете за ними?

— Да, утром. Спасибо, Пэт.

— Нет проблем, Ник. Если понадобится помощь, дайте мне знать.

Ник повесил трубку, и дверь его спальни открылась. На пороге стояла Джулия.

— Это был Пэт?

— Да. Утром мы вылетаем на Гавайи. Вы там бывали?

— Нет, никогда. — Она вздохнула. — Придется воспользоваться кредитной карточкой.

— Не выйдет, дорогая. Не забудьте, все думают, что мы женаты. Я заплачу за билеты, а позже вы вернете мне деньги.

— Хорошо, но никакого первого класса.

Ник недовольно поморщился.

— Ладно. — Он набрал номер и заказал два билета. — В десять часов? Прекрасно. Нет, не в центре. Да, сообщите мне. И еще. Выпишите билет для Джулии на ее девичью фамилию.

Повесив трубку, Ник сказал:

— Нам придется рано встать. Мы должны быть в аэропорту к восьми тридцати.

— Поэтому мне лучше поспать, пока есть такая возможность, — вздохнула Джулия и снова исчезла. Ник растянулся на диване. Хорошо, что они купили несколько книг, потому что им предстоит долгий перелет. И он должен отвлечься от мыслей о Джулии.

Утром Ник с трудом поднялся с дивана. Превозмогая боль в спине, он сгреб подушку и одеяло и открыл дверь в комнату, где мирно спала Джулия. Глядя на ее безмятежное лицо, он умилился.

Засунув одеяло в шкаф, Ник подошел к кровати и потряс Джулию за плечо.

— Пора вставать. Если хотите, можете поспать еще, пока я буду принимать душ.

— Ммм.

Ник принял это за согласие и направился в душ.

Услышав шум льющейся воды, Джулия пошевелилась. Должно быть, пора вставать. Она летит на Гавайи, чтобы найти мать и ее мужа. Летит с Ником. Кажется, она уже слышала его голос. Кто, интересно, в душе?

Джулия вспомнила, почему она спит в комнате Ника. Должно быть, он прошел в душ, пока она спала. Быстро вскочив, девушка надела халат, не желая, чтобы он увидел ее в постели, когда выйдет из душа. В гостиной Джулия увидела остатки торта и отрезала себе кусок.

— Наслаждаетесь свадебным тортом? — спросил Ник, войдя в комнату.

— Жаль, если он пропадет. Уж очень вкусный. Вы должны сказать шеф-повару, что торт мне очень понравился.

— Скажу. А пока вам лучше идти в душ, потому что я хочу плотно позавтракать.

Джулия ухмыльнулась.

— Есть, сэр, — шутливо отсалютовав ему, она откусила еще кусочек торта и поспешила в душ.

Через полчаса Джулия появилась в комнате не только одетая, но и с сумкой, в которую успела уложить свои вещи.

— Я готова.

— Прекрасно. Сейчас я побросаю вещи в сумку, и мы спустимся поесть. Вы можете позвонить и сделать заказ, чтобы нам не пришлось ждать.

— Так можно?

— Это мой отель, забыли?

Набрав номер, Джулия внезапно вспомнила, что не может назвать свою фамилию.

— Э-э-э, это Джулия Рэмплинг. Мы с м-мужем спустимся через пять минут и хотели бы сделать заказ, так как очень спешим.

— Конечно, миссис Рэмплинг.

Повесив трубку, она подумала, что ей будет тяжело возвращаться в свой маленький дом в Хьюстоне и жить одной. До сих пор Джулия не задумывалась над тем, что мать, выйдя замуж за Эйба, может переехать в Канзас-Сити.

Она будет скучать по матери. Они встречались несколько раз в неделю и часто звонили друг другу.

— Я не маменькина дочка, — пробормотала Джулия.

— Вы что-то сказали? — спросил Ник, открывая дверь.

— Нет! Просто разговаривала сама с собой. Вы готовы?

— Да. Пойдемте.

Джулия бросила прощальный взгляд на шикарно обставленный люкс. Она будет вспоминать время, проведенное в нем.

— Почему вы такая грустная?

Джулия поспешно проскользнула мимо Ника, не желая отвечать на его вопрос. Он внимательно посмотрел на нее, но девушка старательно отводила глаза и не произнесла ни слова, пока они спускались вниз.

Когда дверь лифта открылась, носильщик взял у Ника сумки.

— Я отнесу их в лимузин, сэр.

— Спасибо. — Ник взял Джулию за руку, но она попыталась вырвать ее. Он шепотом напомнил ей, что они «женаты», и повел в кафетерий.

— Доброе утро, мистер и миссис Рэмплинг. Ваш завтрак готов. Сюда, пожалуйста.

Они вошли в кабинку, и официант поставил перед ними завтрак, включая кофе и сок. Джулия улыбнулась, а Ник поблагодарил официанта.

— Мне определенно будет не хватать обслуживания, которое предоставляют здесь, — пробормотала Джулия.

Ник кивнул.

— Первоклассное обслуживание — предмет нашей гордости.

Закончив завтрак, Джулия снова оставила щедрые чаевые.

— Вы избалуете Джима, — заметил Ник. Положив руку ей на спину, он подтолкнул ее к выходу на подъездную дорогу, где их ждал Джеймс. Служащие подошли, чтобы попрощаться с ними. Пожав всем руки, Джулия снова поблагодарила сотрудников отеля за внимание.

Усевшись в лимузин, девушка прошептала:

— А где сервиз?

— Его отправят домой.

— Значит, я не получу его, — пробормотала она.

— Когда приеду домой, я отправлю его вам.

— Нет, я не приму его. Кроме того, он больше соответствует вашему стилю жизни, а не моему.

— Поговорим об этом позже.

Вскоре они сели в самолет. Ник с тоской посмотрел на дверь в салон первого класса.

— Хотите сесть у иллюминатора?

— Если вы не возражаете.

— Нет, конечно. Вы взяли свои книги?

— Да. Вы тоже?

— Конечно. Я бы хотел обменяться с вами, когда прочту свои.

Джулия улыбнулась.

— Знаете, — сказал Ник, — путешествовать вдвоем гораздо интереснее, вы так не думаете?

— Когда не вспоминаю о том, что произойдет, когда мы найдем родителей.

— Джулия… — огорченно начал Ник, но она не дала ему договорить:

— Буду читать, чтобы не нервничать при взлете.

— Держитесь за мою руку, если хотите.

Она пожала плечами.

Ник достал книгу, но не смог сосредоточиться. Джулия впервые упомянула о страхе. Он заметил, что она сжала книгу с такой силой, что у нее побелели костяшки пальцев, и после некоторого колебания решил взять ее за руку.

— Джулия, все будет хорошо.

— Конечно. Не нужно держать мою руку.

— Она холодная как лед.

Джулия попыталась вырвать руку, но он не отпустил ее. Самолет пошел на взлет, и она уже сама вцепилась в руку Ника.

— Я сказал вам, что удалось узнать, в каком отеле они остановились? — спросил он, надеясь отвлечь ее.

— У вас есть отель в Гонолулу?

— К сожалению, нет. Мы будем обычными постояльцами.

— Мне будет не хватать внимания, которым окружают владельца отеля, — слабо улыбнулась она.

— Мне тоже. Я подумывал купить отель на Гавайях, но тогда мне пришлось бы часто прилетать туда.

Джулия содрогнулась.

— Я бы не хотел совершать такое путешествие каждые три месяца, — добавил он.

Она со страхом посмотрела на него.

— Вы так часто посещаете свои отели?

— Обычно я заглядываю в каждый один раз в месяц. А вам часто приходится летать?

— Нет, конечно. Я не останавливаюсь в роскошных отелях и не могу тратить много денег. Первый класс — это ваш стиль, Ник, а не мой.

— Если бы вы летали больше, вы бы чувствовали себя спокойнее.

— Я… я ничего не могу поделать с собой! Наверное, потому что мы летим над водой. — Джулия нервно посмотрела в иллюминатор.

— Послушайте, почему бы вам не поспать?

— Боюсь, я не смогу уснуть.

— Сможете, если позволите мне помочь вам, — мягко сказал Ник.

— Как?

— Я обниму вас, и вы почувствуете себя спокойно и в безопасности. Когда проснетесь, вам станет лучше. — Притянув Джулию к себе, Ник обнял ее. — Закройте глаза, дорогая, и отдохните. Все будет хорошо.

К его удивлению, она уткнулась лицом ему в грудь и вздохнула. Вскоре Ник почувствовал, что Джулия уснула. Ему нравилось держать ее в объятиях. Закрыв глаза, Ник склонился над ней.

— Извините, сэр, я подумала, что вы захотите пообедать.

Услышав голос стюардессы, Ник пошевелился. Джулия открыла глаза и высвободилась из объятий Ника.

— Я… я определенно хочу есть, — сказала она, улыбнувшись стюардессе.

— Мы предлагаем курятину и баранину.

Джулия предпочла курятину.

— А вам, сэр, придется взять баранину.

— У меня нет выбора?

— У нас осталось только это блюдо.

— Хорошо, согласен.

— Я могу поменяться с вами, — предложила Джулия.

— Нет, дорогая, я бы все равно выбрал баранину. И еще я бы не отказался от куска шоколадного торта.

— Кажется, он входит у нас в привычку, — улыбнулась она.

— Да, похоже на то.

— Спасибо, что помогли мне расслабиться, Ник.

— Я тоже отдохнул. Мы проспали добрых три часа почти половину полета.

— Он такой же долгий, как перелет в Лос-Анджелес?

— Почти. Интересно, окупятся ли наши усилия?

— Думаю, что да, но повторить его мне бы не хотелось.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Через три часа, когда самолет приземлился в Оаху, Джулия облегченно вздохнула. Ей хотелось опуститься на колени и поцеловать землю, но она опасалась, что ее примут за сумасшедшую.

Вместо этого она с изяществом приняла венок, преподнесенный гостеприимными гавайцами после того, как они с Ником вышли из здания аэропорта.

— У вас очень праздничный вид, — прошептал Ник.

— У вас тоже. Далеко до отеля? — спросила она, когда они сели в микроавтобус.

— Зависит от транспортного потока.

— Пробки в Гонолулу? Я думала, что здесь рай.

— Даже в раю случается столпотворение. Молодожены выбирают райские места, чтобы провести медовый месяц.

— И ради этого садятся в самолет и летят долгие шесть часов?

— Вам это не по вкусу? — поддразнил ее Ник.

— Мне бы никогда не захотелось…. Ой, я вижу океан!

— С суши он вам нравится больше?

— Не надо мне было говорить вам о своих страхах!

— Но мы же теперь друзья, Джулия, — возразил Ник, взяв ее за руку.

— Мне бы хотелось так думать, но я не могу быть вашим другом, зная, что вы намерены разрушить счастье моей матери. — Она отняла свою руку.

— Все скоро закончится, дорогая. Мы поговорим с ними, как только приедем в отель. Но мне будет не хватать вас, когда все уладится.

— Я уверена, что вы быстро оправитесь.

Автобус остановился.

— Добро пожаловать в отель, — сказал водитель.

Они вошли и зарегистрировались; каждый воспользовался своей кредитной карточкой, что вызвало некоторое удивление у служащей за стойкой.

— Мы ищем наших родителей, мистера и миссис Эйб Рэмплинг. Не могли бы сказать, какой номер они занимают? — Ник одарил девушку ослепительной улыбкой.

— Извините, мы не сообщаем сведения о наших постояльцах.

— Но вы можете сказать, здесь ли они?

— Да. Подождите минутку.

Джулия заволновалась. Неужели счастье матери будет разрушено? Беззаботный вид Ника вызвал у нее крайнее раздражение.

— Сэр, они провели здесь только одну ночь и вылетели на большой остров, где остановились в отеле нашей компании.

Джулия приблизилась к стойке.

— Мы тоже можем сделать такой перелет?

— Есть утренний рейс.

— Есть ли возможность забронировать билеты?

— Конечно. Два?

Джулия судорожно глотнула, жалея, что не может отказаться.

— Самолет уходит в десять часов утра. Наш автобус доставит вас в аэропорт.

— Прекрасно. Спасибо. — Взяв Джулию под руку, Ник повел ее к лифту.

— Мне кажется, что я в состоянии найти лифт без вашей помощи, — прошипела Джулия.

— Вполне возможно, но я не хочу рисковать.

Их номера была на разных этажах, поэтому Джулия пришла в замешательство, когда Ник вышел на ее этаже.

— Куда вы идете? Ваш номер не здесь.

— Хочу проводить вас. И нам нужно подумать.

— О чем?

— Об обеде. Я не хочу есть один. А вы?

— Пожалуй, нет. Но разве мы не можем пообедать в отеле?

— Можем, но на пляже есть прекрасный ресторан.

— На пляже? Я не уверена, что это гигиенично.

— Зато романтично, — возразил Ник.

— Романтично? Зачем нам наслаждаться романтичным вечером? — Эта мысль привела Джулию в ужас. Она проводит с Ником слишком много времени, мелькнула у нее мысль.

Ник покачал головой.

— Поверьте, обед на пляже в уютном ресторане доставит вам большое удовольствие.

— Что там подают? Рыбные блюда не приводят меня в восторг…

— Не волнуйтесь, дорогая, вас накормят тем, что вы любите. — Он наклонился и поцеловал ее.

— Ник, не нужно целовать меня. Мы не в вашем отеле. Здесь нет необходимости убеждать персонал, что мы женаты.

— Ах, да, я забыл. Я сделаю заказ и позвоню вам, сказал Ник, когда Джулия открыла дверь. Затем он вошел за ней. — Вам нравится номер? Он достаточно просторный?

— Ник, я одна. Для чего мне простор?

— Мне не удалось снять люкс. Позвоните мне, если захотите выйти и осмотреться. Я буду сопровождать вас.

— Ник, это рай, вы забыли? Со мной все будет в порядке.

— Я уверен в этом, но мне будет спокойнее, если вы не будете гулять в одиночестве.

— Идите к себе, Ник.

— Позвоните, если передумаете, — повторил он, выходя. Джулия закрыла за ним дверь.

Удивительно, каким заботливым стал Ник. Хорошо, что ему не удалось снять люкс. У нее вырабатывается привычка полагаться на этого сильного мужчину, а ей не следует забывать, что она всегда сама справлялась со всеми трудностями.

Джулия открыла дверь на балкон. В комнате повеяло легким ветерком. Выйдя на балкон, она посмотрела на волны, набегавшие на берег. Возможно, молодожены сделали правильный выбор.

Взяв немного денег, Джулия спустилась в буфет и купила диетическую коку. Вернувшись на балкон, она села в шезлонг, чтобы немного отдохнуть под убаюкивающий шелест волн.

Ник не мог поверить, что Джулия ушла из отеля. Что с ней такое? Неужели она не понимает, сколько хищников рыщет вокруг в поисках одинокой женщины?

Повесив трубку, он зашагал по комнате. Спустя несколько минут ему удалось уговорить портье послать коридорного в комнату Джулии, дабы убедиться, что она не упала и не разбила голову.

Появившийся коридорный увидел Ника у двери. Так как Джулия не откликалась на стук и многочисленные призывы, служащий вставил ключ в замок и открыл дверь.

Ник ворвался в комнату и устремился в ванную. Джулии там не было. Случайно он заметил приоткрытую дверь на балкон. Вот она, спящая красавица! Ему не пришло в голову, что Джулия могла почувствовать усталость, ведь она много спала в самолете. Очевидно, он ошибся.

Оставив короткую записку рядом с телефоном, Ник вышел, снова пожалев, что ему не удалось снять люкс. Когда они приедут на большой остров, он позаботится, чтобы их поселили в одном номере.

— Вы уверены, что мне понравится обед на пляже? — спросила Джулия.

— Вам понравился рокот прибоя, когда вы отдыхали на балконе, не так ли? Поэтому я думаю, что обед придется вам по вкусу.

— Возможно.

Когда они подошли к ресторану, метрдотель провел их к столику под тентом, покрытому белоснежной скатертью. В вазе благоухали яркие цветы. Метрдотель вручил им меню и сказал, что официант немедленно обслужит их.

Вскоре они уже потягивали напиток из папайи.

— Какое у вас впечатление о Гавайях? — спросил Ник, откидываясь на спинку стула.

— Мне нравится здесь, но у меня странное чувство: я — на маленьком острове, а кругом океан.

Два часа спустя они встали из-за стола. Джулия прекрасно провела вечер. Золотистая луна, поднимаясь из-за горизонта, приобрела серебристый оттенок, играя мириадами блесток на гребнях волн.

Выходя из ресторана, Джулия вздохнула. Ник взял ее за руку.

— Хороший вечер.

— Чудесный. Спасибо.

— Не за что. — Он поднес к губам ее руку.

— Не нужно, Ник. Романтика не для нас. Мы на разных сторонах баррикады.

— Мы узнаем это, когда я познакомлюсь с вашей матерью.

— Конечно. Поэтому вы так энергично разыскиваете ее. Умираете от желания дать им свое благословение!

— Мне нужна уверенность, Джулия. Неужели вы не понимаете? Моего отца всегда обманывают. Мачеха была настоящей авантюристкой.

— Я уверена, что вы правы, но это не значит, что вы должны думать, будто все женщины такие, как она.

— Не должен? — Ник резко остановился. — Вам не приходило в голову, почему я не женат? Так вот, случайно я услышал, как моя будущая жена хвасталась подружке, что нашла денежный мешок. Я разорвал помолвку, что стоило мне пятьдесят тысяч долларов.

У Джулии сжалось сердце.

— Мне… мне жаль, Ник. Но, надеюсь, вы понимаете, что не все женщины думают только о деньгах.

Он покачал головой.

— Возможно, вы и ваша мать — исключение из правил. Если бы я попросил вас выйти за меня замуж, а потом узнал бы, что вы намереваетесь обобрать меня, вы бы приняли деньги в качестве компенсации за разрыв?

— Нет. Конечно, нет. Но я согласилась бы выйти замуж за мужчину, только если бы любила его.

Ник открыл перед ней дверь в отель, и они молча пошли к лифту.

Джулия вышла на своем этаже и увидела, что Ник последовал за ней.

— Вам совсем не нужно провожать меня, Ник, — сказала она.

— Нужно. Мы не закончили разговор.

— Не думаю, что мы когда-нибудь придем к согласию.

— Но можем попытаться. Вы возмущены тем, что я пытаюсь защитить отца, но ведь сами находитесь здесь по такой же причине, не так ли?

— Да, — согласилась Джулия, открывая дверь и зная, что Ник войдет в ее номер. — Но я доверяю маме и убеждена, что она приняла правильное решение. Я просто хочу уберечь ее от потрясения, виновником которого вы явитесь.

— Что, если вы ошибаетесь и она откажется подписать добрачное соглашение?

— Почему она должна отказаться? Эйб — ее муж.

— Если она откажется, мы с отцом будем знать, что она вышла замуж ради денег. Если бы вы видели женщин, с которыми он встречался…

— Вы рассказали о своей мачехе, но…

— Дорогая, вы не знаете, сколько раз он пытался найти свою любовь. Я откупился от восьми женщин, которые с восторгом приняли деньги.

— От восьми? — Джулия была потрясена. — Не слишком ли пострадал ваш бюджет?

Ник рассмеялся.

— Вот почему я люблю вас, Джулия. Вы разумная молодая женщина, и ваша наивность умиляет меня.

— Последнее замечание мне не нравится, — возмутилась она.

— Хотите, чтобы я извинился?

— Нет, но я думаю, что наш разговор закончен. Мы очень родные люди, Ник. У нас нет ничего общего и никогда не будет. Вам лучше идти спать. Увидимся утром.

— Подождите. Вы согласились, что я пытаюсь защитить отца. То же самое вы делаете для матери. Так почему же то, что делаю я, — плохо?

— Потому что вы не доверяете ему.

— А вы доверяли бы после стольких ошибок? Мне нужно знать, почему они поженились.

— Возможно, именно это больше всего огорчает меня. Вы не верите в любовь!

— Хотите знать, что больше всего огорчает меня?

— Что? — резко спросила Джулия.

— Вы верите в то, что никогда не испытывали. Внезапно глаза Джулии наполнились слезами, и она отвернулась.

— Уходите, Ник.

— Дорогая, я не собирался причинять вам боль, — сказал он, кладя руки ей на плечи.

Она стряхнула его руки и, подойдя к балкону, устремила невидящий взгляд на океан. Джулия пыталась удержать слезы. Она чувствовала, что Ник подошел к ней.

— Джулия, я пытаюсь объяснить, почему делаю это. Я не проявляю жестокости, пытаясь защитить отца от таких женщин. Неужели вы думаете, что он не будет счастлив с женщиной, для которой любовь ценнее денег? Если ваша мать не примет вознаграждение, возможно, у них будет счастливый брак. Я даже надеюсь на это, хотя должен сознаться, не очень в это верю.

— Хорошо, Ник. Теперь оставьте меня. — Слезы снова навернулись на глаза Джулии, и она не хотела, чтобы Ник увидел их.

— Я уйду, как только вы посмотрите на меня и еще раз попросите уйти.

— Прекрасно! — Джулия круто повернулась. — Пожалуйста, уйдите, Ник! Оставьте меня в покое!

Ник притянул девушку к себе и завладел ее губами. Поцелуй захватил Джулию врасплох.

— Нет! — выдохнула она, отталкивая Ника.

— Любимая, что случилось?

— Я не могу дышать! Кроме того, вы не должны… вы не должны были целовать меня.

— Но я и не должен был доводить вас до слез.

— Я уже не плачу.

— Теперь вы начинаете понимать, почему…

— Да, начинаю. — Джулия сделала шаг назад. — Нет, Ник, уходите.

— Но вы пойдете со мной утром? — Он посмотрел ей в глаза. — Пойдете?

— Да, Ник. Ведь я проделала такой длинный путь, чтобы защитить маму.

— Умница. Увидимся за завтраком, хорошо?

— Да, конечно.

Когда Джулии удалось наконец выдворить Ника из комнаты, она прислонилась к двери и тяжело вздохнула. Да, она понимает его. Но это отнюдь не сближает их.

И ее бедное сердце сжимается от боли.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Ник ждал Джулию в кафетерии. Он уже заказал завтрак для двоих. Увидев Джулию, он буквально сорвался с места.

— Джулия, сюда! — Впервые в жизни он добивался внимания женщины. — Доброе утро, — сказал Ник, когда она села за стол.

— Доброе утро, Ник, — бесцветным голосом откликнулась Джулия.

— Все в порядке?

— Да, конечно, — ответила она, не глядя на него.

В этот момент официант принес заказ.

Джулия смотрела, как он ставит передней тарелку с блинами и копченой грудинкой. За ней последовал апельсиновый сок и кофе.

— Вы заказали мне завтрак?

— Да, я подумал, что это сэкономит время. Мы же не хотим опоздать на самолет.

— Спасибо. — Джулия подцепила вилкой кусочек грудинки. — Почему, интересно, они отправились на большой остров?

— Там есть несколько прекрасных курортов.

— Вы там бывали?

— Да. Пару лет назад…

— Полагаю, кто-то составил вам компанию.

— Да, но это не имеет значения.

— Ваш отец прилетел и откупился от нее?

Ник положил вилку и посмотрел Джулии в глаза.

— Джулия, она была лишь спутницей, и я сразу дал понять, что она не может рассчитывать на большее.

— Понятно.

Ник почувствовал, что она осуждает его.

— Ешьте, Джулия, — вздохнув, сказал он.

Они заговорили, лишь сев в автобус, который должен был доставить их в аэропорт.

— Самолет большой? — спросила Джулия.

Ник встревожился, увидев, что в ее глазах промелькнул страх.

— Все будет в порядке.

Он не был уверен, что успокоил ее.

Выйдя из автобуса, Ник взял Джулию за руку, и она даже не стала протестовать. Вслед за остальными пассажирами они подошли к самолету.

— Он совсем небольшой.

— Но более безопасный, так как весит меньше. Между прочим, вы обратили внимание, как красивы здесь пальмы?

Джулия неприязненно посмотрела на него.

— Неужели вы думаете, что пальмы способны отвлечь меня?

Он ухмыльнулся.

— Хотел попробовать.

— Нужно что-то более интересное, чтобы заставить меня не думать о полете над водой.

— Вашей матери это тоже не нравится?

— Пожалуй, нет. Правда, мы никогда не летали над океаном.

Объявили посадку, и Джулия почувствовала необъяснимый страх.

— Дайте руку, дорогая. Обещаю, что не покину вас.

Она повиновалась, тихо сказав:

— Я волнуюсь, как ребенок.

— Думайте о том, что скоро встретитесь с матерью. Вы же будете рады видеть ее, не так ли?

— Да.

Войдя в самолет, Ник занял место у иллюминатора.

— Я думаю, что вам лучше не смотреть на воду.

— Наверное. Буду читать книгу.

Самолет плавно оторвался от земли, и Ник подумал, что полет должен пройти спокойно.

Открыв книгу, он тоже погрузился в чтение, но спустя пятнадцать минут раздался голос пилота:

— Леди и джентльмены, из-за непогоды нас ожидает небольшая тряска. Через полчаса мы совершим посадку согласно расписанию. Надеюсь, что эти тридцать минут не причинят вам большого неудобства. Пожалуйста, убедитесь, что вы пристегнули ремни.

Джулия широко раскрыла глаза и уставилась в иллюминатор на восточной стороне. На небе не было ни облачка.

Ник тоже посмотрел на небо и затаил дыхание. С западной стороны ползли мрачные темные тучи. Он быстро уткнулся в книгу, надеясь, что Джулия сделает то же самое. Все было спокойно, пока самолет не попал в первую воздушную яму. Несколько пассажиров вскрикнули, а стюардесса, не успевшая пристегнуться, упала в проходе, что отнюдь не способствовало, всеобщему спокойствию.

Второй пилот вышел из кабины, чтобы усадить стюардессу и проверить, не получила ли она травму. Возвращаясь по длинному проходу, он тоже едва не упал, когда самолет попал в очередную воздушную яму.

Самолет сильно трясло. Один раз Джулии показалось, что молния ударила в самолет. Она крепко вцепилась в руку Ника.

— Земли не видно? — беспрерывно спрашивала она. Когда самолет совершил посадку, Ник сказал:

— Ну, вот, Джулия. Видите, мы добрались благополучно.

В этот момент она согнулась пополам, ее тошнило. Ник поддерживал девушку, а стюардесса протянула ей влажную салфетку.

— С… спасибо, — сказала Джулия. — Извините.

— Ничего страшного. Пассажиров укачивает даже в хорошую погоду.

Ник помог ей дойти до здания аэропорта и нашел микроавтобус, который должен был доставить их на курорт.

Он не знал, следует ли им снимать номер. Сначала надо удостовериться, что их родители все еще в отеле. Усадив Джулию в удобное кресло, Ник подошел к стойке.

— Они были здесь несколько дней назад и отменили бронирование номера. Кажется, они решили возвратиться обратным рейсом, — сообщила служащая и добавила:

— Очень приятная пара.

Что делать? Как сказать Джулии?

— Мэм, могу я заказать два билета на обратный рейс сегодня днем?

— Конечно. Самолет уходит в три часа.

Ник возвратился к Джулии.

— Дорогая…

— Только не говорите, что их здесь нет!

— Это так.

— Черт подери, Ник! Где они? Вернулись на Оаху? Почему Пэт не сказал нам?

— Сейчас узнаю. — Сев рядом с Джулией, Ник позвонил Пэту по мобильному телефону. — Пэт, начинай проверять списки пассажиров. Мы попали во все ловушки, которые устроил нам отец. Да, днем мы возвращаемся в Оаху. Забронируй нам люкс, пожалуйста. Спасибо, Пэт. — Ник посмотрел на Джулию, которая, закрыв глаза, полулежала в кресле. — Джулия, вы не проголодались?

— Может, лучше прогуляемся по пляжу?

Ник немедленно поднялся и протянул ей руку. В этот момент хляби небесные разверзлись.

— Прогулка отменяется, — грустно сказал он. — Но по крайней мере гроза пройдет к тому времени, когда нам придется возвращаться.

Джулия замерла.

— Мы опять полетим в том маленьком самолете? Сегодня?

— Успокойтесь, Жюли, все было не так уж плохо.

— Как вы назвали меня? — изумилась она.

Ник невинно заморгал.

— Жюли. А что?

— Ничего. Что будем делать?

— Давайте пойдем в ресторан, пока там есть места.

— Хорошо, — согласилась Джулия, чувствуя явное отвращение к еде.

— Начнем с горячего чая, — сказал Ник, и Джулия приободрилась.

Они нашли столик, и Ник сделал заказ. Дождь не прекращался, и на море было сильное волнение. Глядя на пенящиеся волны, Джулия содрогнулась.

— Вам холодно? — спросил Ник.

— Нет. Просто я думаю о том, как мы полетим в Оаху.

— Если погода не улучшится, мы не полетим.

— Я не хочу задерживаться.

— Пока мы даже не знаем, где искать их. Просто не верится, к каким хитростям прибег отец! — Джулия поджала губы, и Ник быстро добавил:

— Можете не говорить. Я знаю, что вы скажете.

Официант принес заказ. За столом воцарилось напряженное молчание. Джулия игнорировала все попытки Ника завязать разговор, и он испугался, что она вообще перестанет общаться с ним.

— Я узнаю, что там с рейсом, дорогая. Посидите здесь.

— Вы говорите о рейсе на Оаху? — спросила женщина за соседним столиком.

Джулия удивленно посмотрела на нее.

— Да. Вы тоже летите?

— Собирались, но мой муж узнал, что его отменили. Гостиничные номера быстро заполняются. Некоторым пассажирам придется расположиться в фойе.

Джулия с тревогой посмотрела на подошедшего Ника.

— Рейс отменили?

— Да. Мы застряли здесь на ночь. Я снял последний номер.

— Один? — слабым голосом спросила она.

— В нем две кровати, Джулия. Я буду вести себя как джентльмен.

— Не беспокойтесь. Я могу остаться в фойе. Многие проведут здесь ночь.

— Но у нас есть номер, Джулия! Вам незачем спать в фойе.

— Ничего страшного. Меня это устраивает.

— А меня нет. — Ник вытащил из кармана ключ и бросил его на стол. — Располагайтесь в номере, Джулия. — Он круто повернулся и вышел из ресторана. Джулия хотела побежать за ним, но разве можно признаться, что она не доверяет не только ему, но и себе?

Заплатив за завтрак, она поднялась в номер. В просторной комнате действительно стояли две кровати. Ник был прав: ей не следовало горячиться.

Оставив Джулию в номере, Ник пристроил дорожную сумку у кресла, в котором намеревался провести ночь. Стоя у окна, он смотрел на разбушевавшуюся стихию. Жаль, что Джулии не удастся насладиться красотой острова. Вряд ли она когда-нибудь захочет снова прилететь сюда.

Вздохнув, Ник сел и тщетно попытался устроиться поудобнее. Подняв глаза, он с удивлением увидел, что Джулия стоит рядом.

— Простите меня, — тихо сказала она.

— За что?

— За то, что не поверила вам. Мы можем во многом не соглашаться друг с другом, но вы никогда не обманывали меня.

— Приятно слышать это, Джулия. Однако то, что я не лгу вам, не означает, что вы можете довериться мне, когда мы останется наедине в спальне.

— Нет, означает. Пожалуйста, разделите со мной номер.

Ник размышлял, как ему поступить, когда какой-то мужчина с готовностью произнес:

— Если вы откажетесь, я с удовольствием займу ваше место.

Джулия испепелила незнакомца взглядом. Ник немедленно схватил сумку.

— Ведите меня, Джулия!

Как только они вошли в лифт, он спросил:

— Вы бы не пригласили его, так ведь?

— Нет. Но это предложение подстегнуло вас, — лукаво улыбнулась Джулия. Войдя в комнату, она сказала:

— Думаю, что мы можем поиграть в карты, чтобы скоротать время.

— Хорошая мысль. У меня в сумке есть колода.

— Прекрасно. Вы играете в кункен?

— Конечно.

Они устроились за кофейным столиком. Через три часа Ник предложил отойти ко сну. Джулия поднялась и потянулась.

— Смотрите, дождь перестал.

Ник подошел к окну.

— Да, на время. В тех темных облаках еще много воды.

Джулия внутренне содрогнулась.

— Я рада, что вам удалось снять номер.

— Я тоже, но, если вы передумаете, я тотчас уйду.

— Нет. Я вам доверяю.

Ник сделал глубокий вдох.

— Всему есть предел. — Джулия потрясено посмотрела на него, и он рассмеялся. — Удивительно, да?

— Что?

— Вы пробудили во мне чувство чести. Это означает, что я не могу обмануть ваше доверие.

— А вы намеревались? Я же сказала, что доверяю вам.

— После трех часов, проведенных наедине с вами, мне нужно напоминание.

— Не пора ли ужинать?

— Пожалуй. Я позвоню и сделаю заказ.

Джулия вышла на балкон. Остров поражал красотой, но прелести экзотики не могли развеять чувство тревоги, которое не оставляло ее. Найдя мать, она немедленно вернется на материк и больше никогда не приедет сюда.

— Через полчаса мы сможем спуститься. В восемь часов нам покажут фильм. Думаю, что это неплохо. Поможет нам отвлечься друг от друга.

— Безусловно, — согласилась Джулия. — Какой фильм?

— Классика. Что-то с Барбарой Стрейзанд.

— Комедия, наверное. Посмеяться нам не мешает.

Когда они спустились в ресторан, почти все столики были заняты. Ника и Джулию посадили в углу, но еда была превосходная, и Джулия воспрянула духом.

Они закончили ужинать за несколько минут до начала фильма. Извинившись, Джулия удалилась в дамскую комнату, и Ник нашел удобные места в бальном зале, превращенном в кинотеатр. Он помахал ей рукой, когда она подошла к двери.

— Хорошая мысль — занять дополнительных постояльцев гостиницы таким образом, — заметил Ник, когда Джулия села рядом с ним.

— В ваших отелях тоже делают нечто подобное?

— Не совсем.

В этот момент ослепительно сверкнула молния, и свет в зале потух.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Оставайтесь на местах, пожалуйста, — раздался в темноте мужской голос. — Освещение будет включено через минуту.

Ник нашел руку Джулии.

— Все в порядке?

— Конечно. Я же не в самолете, который летит над океаном, — рассмеялась Джулия. — Что они будут делать?

— У них должен быть генератор.

— Хорошо бы.

В тот же миг вспыхнул свет.

— Приносим извинения за задержку, леди и джентльмены, — обратился управляющий к присутствующим. — Сейчас мы начнем.

Два часа спустя, когда закончился фильм, рука Ника обвивала плечи Джулии. Она отодвинулась от него, когда в зале загорелся свет. Ей нужно проявлять осторожность. Слишком легко поддаться обаянию Ника.

— Хороший был фильм, правда? — спросила она.

— Да. Не хотите ли взять десерт, прежде чем мы пойдем спать? Я хочу сказать, пойдем в наш номер?

— Нет, я не голодна.

— Хорошо. Тогда, может быть, вы поднимитесь наверх и приготовитесь ко сну? Я приду через несколько минут.

Джулия с благодарностью приняла его предложение.

Когда Ник на цыпочках вошел в темный номер, Джулия притворилась спящей. Как только он прошел в ванную и закрыл за собой дверь, она облегченно вздохнула.

Наступило утро. Джулия с удивлением увидела чистое, без единого облачка небо. Остров искрился в ярких лучах солнца. Выйдя на балкон, девушка с удовольствием устроилась в шезлонге.

Через полчаса Ник проснулся и позвал ее. Когда она оглянулась и ответила ему, он вздохнул с облегчением.

— Я подумал, что вы улетели без меня.

— Невозможно. За чью руку я бы держалась во время полета?

Он улыбнулся.

— Верно. Сейчас я оденусь, и мы пойдем завтракать.

Когда Ник был в ванной, зазвонил его мобильный телефон, и Джулия ответила.

— Кто это? — спросил низкий мужской голос.

— Джулия Чане. Ник не может сейчас подойти.

— Это Пэт Браунинг.

— Одну минутку, мистер Браунинг. Я позову его. — Джулия постучала в дверь ванной. — Ник, Пэт Браунинг звонит.

Он немедленно открыл дверь и взял телефон.

— Узнал что-нибудь, Пэт?

— Нет, к сожалению. Похоже, ваш отец исчез. Он не зарегистрирован ни в одном отеле на Гавайях, и я не знаю, покупал ли он билеты на самолет. У него достаточно денег, чтобы уехать с островов?

— Не думаю. Он не снимал деньги со своего счета?

— Нет.

Внезапно в разговор вмешалась Джулия:

— Пэт, посмотрите на имя Луи Чане. Она могла купить билеты на свое имя.

— Хорошая мысль. Как мне не пришло в голову…

— Я думаю, что это маловероятно, — возразил Ник.

Джулия знала, почему он так думает. Женщины Эйба никогда ни за что не платили. Но Ник и Пэт Браунинг не знают ее мать.

— Я проверю и позвоню вам в Оаху, — подытожил Браунинг.

— Хорошо. — Закончив разговор, Ник заметил:

— По-моему, вы заставили Пэта заняться бесполезными поисками.

— Почему? Вы не верите, что мама могла заплатить за билеты?

— Конечно, не верю.

— Но это же очевидно!

— Отец всегда платит за все.

Джулия с сомнением посмотрела на него.

— Поживем — увидим.

— Перестаньте, Джулия! Не надо ссориться перед завтраком. Это плохо сказывается на пищеварении.

— Я не ссорюсь. Я просто сказала, что вам предстоит убедиться в моей правоте.

После завтрака Ник предложил поплавать в океане, так как до отлета оставалось несколько часов. Джулия немедленно отвергла его предложение.

— Почему? Вы боитесь воды? Я думал, что вам не нравится лишь летать над ней.

— У меня нет купального костюма.

— Но его можно купить!

— Нет, Ник, я уже говорила вам о своем отношении к гостиничным магазинам.

— Вчера вечером, когда вы были в номере, я побывал в этом чертовом магазине. Там есть купальники по вполне разумным ценам.

Джулия неохотно пошла за ним в магазин и убедилась, что Ник прав. Так как девушка не собиралась еще когда-нибудь посетить Гавайи, она решила, что может позволить себе воспользоваться представившейся возможностью поплавать в океане.

Вскоре они уже были на пляже и, несмотря на то, что Ник подшучивал над ее «пуританским» купальником, весело провели время.

— Здесь просто чудесно, не правда ли? — мечтательно произнесла Джулия, когда они, наплававшись, растянулись в шезлонгах.

— Несомненно, но, если мы хотим попасть на самолет, нам нужно возвращаться в отель и переодеваться.

Джулия посмотрела на часы и испуганно ахнула.

— Надо спешить, иначе мы не успеем пообедать.

— Мы могли бы остаться на денек, если хотите, — сказал Ник, не глядя на нее.

— Нет, — с явным сожалением ответила она.

— Почему?

— Потому что я не на отдыхе. Я прилетела сюда, чтобы найти мать.

Эти слова омрачили остаток времени, которое они провели на острове.

Ник почувствовал, что Джулия все больше отдаляется от него. Когда они заняли места в самолете, она отказалась держаться за его руку.

— Нет. Я справлюсь сама. Глупо поддаваться такой слабости.

К великому облегчению Джулии, полет прошел гладко, и вскоре они снова были в Оаху. Несмотря на протесты спутницы, Ник снял люкс.

Войдя в номер, он немедленно позвонил Пэту.

— Узнал что-нибудь?

— Конечно.

— Где они?

— На Бора-Бора.

Джулия ахнула.

— Вы уверены? — спросила она.

— Конечно! Ваша мать купила билеты, и они зарегистрировались в отеле под ее именем.

— Пэт, — сказал Ник, — закажи нам два билета на следующий рейс.

— Уже сделано. Самолет вылетает в восемь часов вечера.

Поблагодарив детектива, Ник повесил трубку.

— До ужина остается пара часов. Чем бы вы хотели заняться?

— Почему бы нам не позвонить им вместо того, чтобы лететь туда?

Ник бросил на Джулию скептический взгляд.

— Вы просто хотите предупредить мать о моем приезде.

— Вовсе нет. У меня больше веры в мать, чем у вас — в отца.

— Это не так.

— Тогда почему я не могу позвонить?

— Можете, если не скажете ей, что она должна подписать добрачное соглашение.

Джулия грустно посмотрела на него, но кивнула.

— Хорошо. Я сейчас же позвоню ей. Можете послушать наш разговор.

— Прекрасно, — холодно откликнулся Ник.

Джулия набрала номер. Наконец она сможет поговорить с матерью!

— Алло! — Голос Эйба был очень похож на голос сына.

— Эйб?

— Да.

— Я Джулия Чане. Можно мне поговорить с мамой?

— Да, конечно, Джулия. Она беспокоится о вас. Кстати, мне не терпится познакомиться с вами.

— Мне тоже, Эйб.

Услышав голос матери, Джулия прослезилась.

— Мама!

— Здравствуй, дорогая! Как ты нашла нас?

— Когда тебя не оказалось на Гавайях… — Джулия умолкла. — Не имеет значения. Как ты, мама?

— О, чудесно! Мы с Эйбом поженились и…. Ты ведь не возражаешь? Я знаю, что твой отец не был бы против, но что думаешь ты?

— Конечно, не возражаю, мама, если ты счастлива.

— Очень. Мы с Эйбом идеально подходим друг другу.

Поняв, что мать счастлива, Джулия почувствовала огромное удовлетворение.

— Я рада, что ты нашла родственную душу. Ты… ты переедешь в Канзас-Сити?

— Да, но у Эйба большой дом. Он сказал, что ты можешь жить с нами.

— Нет, мама. Вы с Эйбом должны жить отдельно. Но мы сможем часто разговаривать по телефону, и вы будете иногда приезжать ко мне.

— Или ты будешь гостить у нас в Канзас-Сити.

— Посмотрим. Я просто хотела убедиться, что с тобой все в порядке и ты счастлива. Увидимся, когда… когда ты приедешь, чтобы забрать свои вещи.

— Конечно, дорогая.

— Вот и хорошо. Я люблю тебя, мама.

— Я тоже люблю тебя, дорогая.

Джулия повесила трубку и несколько минут сидела неподвижно. Голос Ника прервал ее размышления.

— Ну что?

— Вы же слышали разговор. Я не сказала маме, что ее ожидает.

— Как мой отец?

— Судя по голосу, прекрасно.

— Он был огорчен, что вы нашли их?

— Вряд ли. Сказал, что ему не терпится познакомиться со мной.

— Гммм. Должно быть, он не понял, — пробормотал Ник.

Все он понял, если только не выжил из ума, сердито подумала Джулия. Но ее мать не влюбилась бы в мужчину, который забыл о том, что у него есть сын.

— Как бы там ни было, завтра вы увидитесь с матерью.

— Нет.

Ник изумленно посмотрел на нее.

— Как это — нет? Мы прилетим туда завтра.

— Я не полечу с вами на Бора-Бора.

— Но почему? Я думал, что вы хотите защитить мать.

— В этом больше нет необходимости.

— Джулия, но это же нелепо! Вы проделали такой длинный путь и теперь отказываетесь от своей цели?

— Потому что я достигла ее. Мама счастлива, у нее медовый месяц. Она не нуждается во мне. Наверное, и не нуждалась. Моя вера в нее оказалась недостаточно крепка.

— Тогда давайте просто слетаем туда. Вы же никогда не видели Бора-Бора?

— Нет.

— Я приглашаю вас.

— Спасибо, но я вынуждена отказаться.

— Так вы останетесь здесь?

— Нет, Ник. Я полечу домой, в Хьюстон.

Он ничего не сказал, но Джулии показалось, что в его глазах промелькнуло разочарование.

— Вы полетите через Лос-Анджелес? Я могу позвонить в отель и…

— Нет. Я полечу прямо в Хьюстон. С меня хватит путешествий. Я хочу домой. — Джулия подняла трубку, чтобы узнать расписание рейсов на Хьюстон. — В шесть тридцать? Да, один билет. — Она назвала свое имя и номер кредитной карточки.

Закончив разговор, девушка увидела, что Ник стоит на балконе, глядя на океан.

— Ник, самолет уходит в шесть тридцать.

— Я слышал.

— Мне надо ехать в аэропорт.

Он повернулся и посмотрел на нее.

— Я провожу вас.

— Ник, я доберусь сама, ведь я не ребенок.

— Знаю. Особенно когда вы летите над водой в плохую погоду.

Джулия улыбнулась.

— Я буду молиться о хорошей погоде.

— Я тоже.

— Думаю, что люкс нам не понадобится.

— Похоже на то.

Джулия хотела произнести небольшую благодарственную речь, но решила сделать это при расставании.

Взяв сумку, она пошла к выходу. Ник открыл перед ней дверь.

Внизу он задержался у стойки, вероятно, для того, чтобы заплатить за номер. Затем взял Джулию под руку, и они вышли. Ник остановил такси и положил сумки в багажник.

— Мы снова отправляемся на поиски приключений, но теперь каждый пойдет своим путем.

— Да. — Джулия смахнула слезы. Как изменились их отношения после первой встречи, наполненной враждебностью и недоверием! Она знала, что поступает правильно: ее мать счастлива, и никакие деньги не разлучат ее с Эйбом. Она уверена в этом, но Нику еще предстоит убедиться в ее правоте.

Когда они приехали в аэропорт, Джулия купила билет и прошла в зал ожидания. Ник не отходил от нее.

— Все в порядке. Вы можете уйти, Ник.

— Нет, я подожду, пока вы сядете в самолет.

Они молчали, лишь изредка перебрасываясь словами. Джулия чувствовала исходящую от Ника теплоту, и знала, что ей будет не хватать ее. Вернее, Ника. Произошло самое страшное — она влюбилась в Ника.

Всю сознательную жизнь она надеялась, что найдет мужчину, с которым счастливо проживет до конца своих дней. И вот — нашла. В самом неудачном месте…

Теперь она не сможет приезжать в Канзас-Сити, чтобы повидать мать, потому что там может встретить Ника. Из-за него не будет Рождества в обществе матери и Эйба. Ей остается лишь сидеть дома и обучать детишек.

Но что в этом плохого? Она любит свою работу…

Джулия вздохнула и закрыла глаза.

— В чем дело, дорогая? Волнуетесь?

Она обрадовалась вопросу. Только бы Ник не понял, что у нее разрывается сердце!

— Да, немного.

— Послушайте, я куплю билет и полечу с вами. Как только вы окажетесь дома, я возвращусь и поговорю с отцом и вашей матерью.

— Нет, Ник! — Джулия схватила его за руку. — Не глупите. Вам лететь в противоположном направлении.

— Мне не нравится, что вы полетите одна. Со мной вам будет спокойнее.

— Ник, это невозможно. Я должна возвратиться домой одна. Мы оба понимаем это.

— Вы уверены?

— Конечно. — В голосе Джулии прозвучала печаль. Ей хотелось подстегнуть время. Она ненавидит долгие проводы.

— У меня нет вашего телефона, — сказал Ник. — Можно позвонить вам после встречи с нашими родителями?

Джулия дала ему номер.

— Вам не обязательно звонить. Я и так знаю, что все будет хорошо.

— Вы уверены?

— Да. Мама любит вашего отца, и никакие деньги не изменят этого.

После этих слов воцарилось молчание. Наконец Ник взял Джулию за руку и долго держал ее.

Пассажиров попросили пройти на посадку, и Джулия поднялась. Ник тоже встал. Она вглядывалась в его лицо, запоминая каждую черточку.

— Я хочу поблагодарить вас за доброту и внимание. Мне было приятно путешествовать с вами.

Он кивнул.

— Мне тоже.

Джулия повернулась, чтобы уйти, но Ник не отпустил ее и, развернув к себе, поцеловал. Это не был прощальный поцелуй. Ник поцеловал Джулию как возлюбленную.

Когда он отпустил ее, она, не оглядываясь, бросилась к самолету, чтобы Ник не увидел ее слез.

Джулия даже не заметила, что самолет летит над водой. Весь полет она заливалась слезами.

Она не почувствовала облегчения, когда ступила на землю. Даже дома чувство одиночества и мысли о предстоящей встрече Ника с Луи не покидали ее. Она не простит Ника, если он разрушит брак ее матери. Если это произойдет, она никогда не увидит его.

О чем она думает? Что бы ни произошло, им не суждено встретиться.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Ник не мог понять себя.

Исчезли решимость, нетерпение, чувство нависшей опасности. Отец женился на матери Джулии, и теперь Ник думал, что, возможно, Эйб сделал хороший выбор.

Если Луи похожа на свою дочь.

Джулия… это Джулия. Сегодня, глядя, как она направляется к самолету, он с тревогой думал, как пройдет полет. Ему следовало сопровождать ее и убедиться, что она благополучно доберется домой. Отец ожидал бы, что он поступит именно так.

Вместо этого он летит на Бора-Бора. Долгий перелет. О, как бы ему хотелось, чтобы Джулия была рядом! Ник пытался читать, потом разложил пасьянс и наконец заснул и проспал несколько часов. Когда он проснулся, самолет садился в Бора-Бора.

Остров показался ему даже красивее, чем Гавайи. Джулии он понравился бы. Ник снова пожалел, что ее нет с ним.

Встреча с новой женой отца приближалась с каждой минутой, и Ник чувствовал, что его охватывает беспокойство. Он никогда не увидит Джулию, если разрушит брак Эйба и Луи.

Ник узнал, что отец и Луи живут не в отеле, а в отдельном бунгало. Сделав глубокий вдох, он постучал.

Дверь открыла повзрослевшая копия Джулии — такая же стройная фигура, светлые волосы и голубые глаза. Старея, Луи Чане не теряла красоты.

— Что вам угодно? — спросила она.

— Луи, я Ник. Отец здесь?

— Ник! Добро пожаловать! — Лицо Луи озарилось улыбкой. Она сердечно обняла его. — Мне так хотелось познакомиться с вами!

— Спасибо, Луи, — ответил Ник, чувствуя, что в нем зарождается симпатия.

— Ник! — радостно приветствовал его Эйб.

Ник вошел и обнял отца.

— Как ты, папа?

— Не помню, когда мне было лучше. Как ты?

— Хорошо.

— Мы ожидали тебя.

— Неужели?

— Конечно. Если Джулия смогла найти нас, то ты не мог отстать от нее. — Эйб обнял жену. — Я говорил Луи, что ты приедешь сюда, но она не верила.

В комнате наступило неловкое молчание. Ник почувствовал, что от него ждут объяснений. Собравшись с духом, он сказал:

— Не знаю, рассказывал ли вам отец о своем прошлом.

— Он говорил, что после смерти вашей матери у него был неудачный брак.

— Да, это правда, но у него развился талант находить… неподходящих женщин. Несколько раз мне приходилось откупаться от женщин, которые с радостью принимали деньги и после этого оставляли его в покое.

Луи ахнула, потрясенно глядя на Ника.

— Это… это ужасно! О, бедный мой Эйб! — с этими словами она уткнулась лицом в грудь мужа. Также, как Джулия в самолете, подумал Ник.

— Сынок… — начал Эйб.

Но Ник продолжал:

— Обычно я прошу их подписать добрачное соглашение, но они остаются довольны, когда получают деньги.

— Ну, это не мой случай. Я с готовностью подпишу любое соглашение.

Ник нахмурился.

— Я не намеревался предлагать вам это.

— Вот и хорошо! — воскликнул Эйб. — Луи не такая, как все остальные!

— Я понимаю, папа.

— Эйб, милый, почему бы мне не подписать? Я не хочу, чтобы у Ника осталась хотя бы тень сомнения относительно моих чувств к тебе. Нам с тобой хватит моих денег.

Ник улыбнулся отцу.

— Выходит, ты нашел богатую леди, отец?

— Она не богатая. После смерти мужа ей выплатили страховку.

— А ты что, богаче? — осведомилась Луи, начиная сердиться.

— Да, дорогая. Мы… — Эйб посмотрел на сына, — мы — владельцы отелей «Рэмплинг». — Он с опаской посмотрел на жену, ожидая ее реакцию.

— Эйб Рэмплинг! Ты обманул меня! — гневно воскликнула Луи. — Как ты смел!

— Луи, почему вы рассердились? — удивился Ник.

— Я не люблю, когда мне лгут! — отрезала она.

— Милая, я боялся сказать тебе. Я не хотел, чтобы ты делала вид, будто любишь меня из-за того, что я могу покупать тебе все, что ты захочешь. — Эйб попытался обнять жену, но она оттолкнула его.

— Как я могу доверять тебе, Эйб? Возможно, ты лгал мне и в остальном?

— Нет, Луи, клянусь! Спроси Ника. Обычно я никогда не лгу.

— Это правда, Луи. И он никогда не верил, что женщины могут обманывать его, поэтому так часто попадал в беду.

— Я тоже никогда не лгу! Ты веришь мне, Эйб?

— Да, да, милая, верю и всегда буду верить, — сказал Эйб, протягивая к ней руки.

На этот раз Луи охотно пошла к нему.

— Ладно, Эйб, забудем об этом, — проворковала она, нежно проводя рукой по щеке мужа.

Эйб и Ник облегченно вздохнули. Пока Луи не заговорила снова:

— Итак, мы будем жить на мои деньги.

— Нет! — хором вскричали Эйб и Ник.

— Но только так мы сможем быть уверены друг в друге, Эйб?

Ник попытался урезонить ее:

— Луи, совершенно ясно, что вы вышли замуж за отца не ради денег. Предположим, он заболеет, и для лечения потребуется много денег. Если он не сможет воспользоваться своими накоплениями, он истощит ваши средства и оставит вас без копейки. Это разобьет ему сердце.

— Но разве у него нет страхового полиса?

— Есть, конечно, но…

Эйб остановил его:

— Что, если Джулия решит выйти замуж? Я бы хотел оплатить свадьбу и отправить ее в свадебное путешествие. А если у меня не будет собственных денег…

— Но она не твоя дочь, Эйб.

— Я чувствую, что полюблю ее, как дочь. Почему мы не можем совместно владеть всем? Ведь мы собирались сделать именно так.

— Но мой вклад будет не так велик, как твой, — возразила Луи.

Эйб наклонился и поцеловал жену.

— Дорогая, всю жизнь я искал такую женщину, как ты, и я бы отказался от всех денег, чтобы жениться на тебе. Ты слишком благородна.

— Очень мило с твоей стороны говорить так, Эйб.

— Это истинная правда, любимая.

— Что думаете вы, Ник?

— То же, что отец, — с жаром сказал Ник. На самом деле его мысли были о Джулии.

Эйб пристально посмотрел на него.

— Ты здоров, сынок?

— Да, да, извини. Просто я задумался.

— Почему бы нам не поужинать в отеле? Я бы ближе познакомилась с Ником и рассказала бы вам о Джулии. — Луи взяла сумочку и подхватила Эйба под руку.

Когда они подошли к ресторану, Ник понял: нельзя скрывать от Эйба и Луи то, что он искал их вместе с Джулией. К тому же она все равно расскажет им об этом.

Официантка приняла заказ и отошла. Прежде чем Луи заговорила, Ник объявил:

— Мне нужно сказать вам кое-что.

— Да? — с интересом откликнулась Луи.

Эйб встревожился.

— Я уже знаком с Джулией.

— Не может быть! — воскликнула Луи.

— Ты… ты встречаешься с ней? — спросил Эйб.

— Нет! — поспешно сказал Ник. — Я-я познакомился с ней, когда искал вас в отеле «Луна».

Луи ахнула.

— Джулия была в «Луне»? О нет! Мне в голову не приходило, что она будет искать меня. Мы выбрали этот отель, чтобы вы… я хочу сказать…

— Я знаю, Луи, для чего вы сделали это, — сухо перебил ее Ник. — Не стану отрицать, что я не заслужил этого. Но Джулия едва не попала в беду. Слава богу, она не вышла из машины, которую взяла на прокат.

— В таком случае как ты познакомился с ней? — спросил Эйб.

— Я попросил ее подвезти меня, потому что мое такси уехало.

— Она посадила в машину незнакомого мужчину? — ужаснулась Луи.

Черт, у него получается все хуже и хуже. Опустив опасные подробности, Ник красочно описал время, которое они провели вместе.

— Потом мы полетели в Лос-Анджелес, чтобы найти вас. И в Лас-Вегас. И на Оаху и Гавайи. Оттуда она позвонила вам.

— Ты был с ней?

— Да. Мы планировали лететь на Бора-Бора, но Джулия решила позвонить вам, Луи. После разговора она улетела домой в Хьюстон.

— Надеюсь, ты вел себя как джентльмен? — строго спросил Эйб.

— Конечно, папа. Джулия — это Луи, только моложе, — сказал Ник, зная, что отец поймет его. — Джулия — женщина, которую нельзя забыть.

— Ты не шутишь? — удивился Эйб.

Ник отрицательно покачал головой.

— Это серьезно?

— Как у тебя, папа, — сказал Ник. — Если она согласится.

— Подождите! О чем вы говорите? — вмешалась Луи.

— Я сказал отцу, что питаю к Джулии такие же чувства, как он — к вам.

— Вы любите Джулию? — с нескрываемым изумлением спросила Луи. — О, это чудесно!

— Надеюсь, Джулия тоже так думает.

— Вы не спросили ее?

— Она путешествовала со мной, чтобы найти вас.

Я думал, что мне не следует признаваться ей в любви, пока она не успокоится.

— О Ник! Какой вы замечательный! — воскликнула Луи, целуя его в щеку.

— Сыграем еще один сет? — предложила Джулия подруге.

— Нет! Ты же не собираешься убить меня!

— Ну, давай, сегодня не так уж жарко, — возразила Джулия, оглядываясь в поисках другой жертвы.

— Ты не найдешь ни одного сумасшедшего, который будет играть в теннис в такое пекло, — сказала Марисса. — Что с тобой?

— Ничего. Куплю тебе пару бутылок воды, раз уж я заставила тебя побегать.

— Ловлю тебя на слове.

Вскоре они уже сидели за столом под прикрытием тента и потягивали воду со льдом.

— Скажи, Джулия, что с тобой произошло? После твоего таинственного исчезновения ты сама не своя. Что случилось?

— Мама вышла замуж.

— Но ведь это хорошо?

— Да, конечно. Но она переезжает в Канзас-Сити. Я буду скучать.

— Но Канзас-Сити не так далеко. Ты сможешь приезжать к ней.

— Возможно.

— Тебя не это беспокоит?

Джулия рассмеялась, но ей не удалось скрыть печаль, которая прозвучала в ее голосе.

— Думаю, что нет.

— Ты не хочешь рассказать мне?

— Особенно рассказывать нечего. Я влюбилась в мужчину, который не верит в любовь.

— Не может быть!

Джулия грустно кивнула и попыталась изменить тему разговора:

— Ну, а ты? Как отдыхаешь?

— Лучше, чем ты. Мак поговаривает о свадьбе.

— Поздравляю! Я очень рада за тебя, Марисса.

— Спасибо. Макс собирается поговорить с моим отцом. Я предупреждала его, что это не проблема. Мои родители уже знают, что я люблю его. Но он утверждает, что надо сделать именно так.

— Как мило! Он хороший человек.

— Да. Надо спросить, есть ли у него холостые друзья.

— Спасибо, Марисса. Может быть, осенью. Мне нужно время, чтобы прийти в себя. — Возможно, вся жизнь, подумала Джулия.

Придя домой, она приняла душ и переоделась. Прошло пять дней с тех пор, как они расстались. Она надеялась, что Ник позвонит ей. Но ни он, ни мать не позвонили.

Джулия старалась не жалеть себя. В конце концов Ник не заставлял ее влюбляться в него. Конечно, он целовал ее, но только последний поцелуй в аэропорту навсегда запечатлелся в ее памяти.

Джулия вздохнула и, устало опустившись на диван, протянула руку к пульту. Но ей не хотелось смотреть телевизор. Желания читать тоже не было. Каждый раз, когда она бралась за книгу, купленную в Лос-Анджелесе, перед глазами вставал Ник. Джулия вспоминала день, который они провели в его отеле, когда служащие поздравили их с бракосочетанием.

Она смахнула слезу. Нельзя больше плакать. Слезы не иссякают с тех пор, как она возвратилась домой. Джулия страдала от разлуки так, словно смерть унесла любимого человека.

Но она должна взять себя в руки.

В дверь позвонили. Джулия вытерла слезы, посмотрела в глазок и сделала шаг назад, потрясенно глядя на дверь.

Не может быть…. Неужели она грезит наяву?

Звонок раздался снова, и после некоторого колебания Джулия открыла дверь.

— Здравствуй, Ник.

— Привет, милая! Как поживаешь?

— Прекрасно. А ты?

— Хорошо. Ты не пригласишь меня войти?

— Да, конечно…. Подожди. Мама и Эйб еще женаты?

— Да.

— Тогда заходи.

— Спасибо.

Джулия посторонилась и, пропустив Ника, ввела его в гостиную, где они сели напротив друг друга.

— У тебя здесь очень мило, — сказал Ник.

— Спасибо. Ты только что приехал с Бора-Бора?

— Нет, я возвратился пару дней назад. Хотел позвонить тебе, но мне пришлось посетить наш отель в Хьюстоне, и я решил зайти.

Ник старался вести себя непринужденно, и Джулия попыталась последовать его примеру.

— Как мама?

— Прекрасно. Она чудесная леди, такая же, как ее дочь.

— Спасибо. Ты попросил ее подписать добрачное соглашение?

— Нет, но она сама предложила.

Джулия победоносно посмотрела на него.

— Надеюсь, что ты удовлетворен.

Ник покачал головой.

— У отца едва не сделался сердечный приступ.

— О чем ты говоришь?

— Твоя мать огорчилась, когда узнала, что отец солгал ей.

Джулия насторожилась.

— В чем он обманул ее?

— Отец скрыл, что богат.

— Думаю, что мама была потрясена, узнав, что у него больше денег, чем у нее.

— Джулия, сколько получила твоя мать по страховке?

— Около двухсот тысяч.

Ник улыбнулся.

— Ну, у нас немного больше.

Она вздернула подбородок.

— Стыдно хвастаться деньгами.

— Извини. — Ник явно смутился. — Между прочим, твоя мать этого не сказала.

— Тебе она понравилась?

— Да. И отцу удалось убедить ее принять его деньги.

— Он это сделал? — удивленно спросила Джулия.

— Да. Отец произнес трогательную речь о том, как долго он искал такую женщину, как Луи.

— Я рада, что они счастливы.

— Но это не так.

Джулия вскочила.

— Почему? Что ты сделал, Ник?

— Ты помнишь, что я обещал быть честным?

— Да, конечно.

— Я рассказал им, что ты сопровождала меня, что мы жили в одном люксе в Лос-Анджелесе, что у нас был «свадебный прием» и…

— Ник, неужели ты рассказал им! Ты объяснил, что…

— Я пытался, Джулия. Правда, пытался. Но они настаивают на том, чтобы мы поженились!

У Джулии подогнулись ноги, и она села.

— Что… что ты сказал? — слабым голосом спросила она.

— Они настаивают, чтобы мы поженились. Твоя мать сказала, что порядочные девушки не разъезжают по стране с незнакомыми мужчинами.

Она потрясение посмотрела на Ника и, не выдержав, расхохоталась.

— Ладно, Ник, я понимаю шутки, но ты зашел слишком далеко.

— Неужели?

— Конечно. Мама никогда не сказала бы подобной нелепости.

— По-твоему, она одобрительно относится к тому, что ты путешествуешь с незнакомцами? — Ник скрестил руки на груди и откинулся на спинку дивана.

— Что ты задумал?

— О чем ты, Джулия?

— Почему ты меня дразнишь?

Он наклонился и взял ее руки в свои.

— Просто я боюсь, что ты прогонишь меня, если я буду серьезным. Я никогда не делал никому предложения, трясясь от страха. — Ник нервно засмеялся. — По правде сказать, я вообще никогда никого не просил выйти за меня замуж. Точка.

Джулия смотрела на него, не в состоянии осознать слова Ника. Словно он говорит на древнем языке, которого она не понимает. Возможно, вмешался инстинкт самосохранения, и рассудок просто отключился.

Как бы там ни было, она отняла руки. Ник слишком близко, и ее охватывает страх, что она бросится в его объятия.

— Мысль о том, чтобы выйти за меня замуж, вызывает у тебя такое сильное отвращение? — спросил он.

Неужели он говорит о браке? Значит, она не ослышалась.

— Нет, конечно, нет! — ответила Джулия. — Но для брака есть только одна причина. Она не связана с соблюдением приличий или с расчетом. И тем более с деньгами. — Это только безграничная любовь, подумала она, такая, какую она питает к Нику.

Но он не любит ее.

Джулия яростно заморгала, пытаясь удержать слезы, грозившие хлынуть неудержимым потоком.

— Назови мне эту причину, — потребовал он.

— Ты знаешь ее, Ник. — Не в силах бороться с собой, она дала волю слезам.

— Не надо плакать, любимая. — Ник прижал ее к себе. — Мне не следовало шутить. Просто я боялся, что ты не поверишь мне.

— О чем ты говоришь? — сквозь слезы спросила Джулия.

Он посмотрел ей в глаза.

— Я люблю тебя, Джулия. Очень люблю. И я хочу жениться на тебе и провести с тобой всю оставшуюся жизнь.

Джулия смотрела на него, лишившись дара речи. Ник сделал ей предложение… Он любит ее!

— Ну как, Джулия? Ты выйдешь за меня замуж? — повторил он.

— Ты не шутишь?

— Нет. Я скучаю по тебе с тех пор, как ты села на тот проклятый самолет и улетела от меня. Я даже не хотел ехать на Бора-Бора, но понимал, что мне нужно убедиться в чувствах наших родителей. — Ник рассмеялся. — Знаешь, что сделала твоя мать, когда я представился ей?

— Она обняла тебя, — уверенно ответила Джулия.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что она такая.

— Да, такая же, как ее дочь. — Джулия откликнулась на его поцелуй всем своим существом. — Мне так хорошо с тобой, дорогая!

— Мне тоже. Я скучала по тебе, Ник. И я люблю тебя.

— Когда ты поняла это? — спросил он, стремясь узнать все подробности.

— В ту ночь на большом острове, когда мы ночевали в одной комнате.

— Проклятье! Если бы я догадался об этом, мы могли бы спать в одной кровати.

Джулия шлепнула его по руке.

— Я бы не согласилась! — воскликнула она и, улыбнувшись, добавила:

— Хотя, может быть…

— Жаль, что мы не сможем поужинать одни, — прошептал Ник. — Могли бы наверстать упущенное. — Он крепко прижал Джулию к себе и снова завладел ее губами, приникнув к ним глубоким поцелуем.

Когда она перевела дух, у нее вырвался удивленный вопрос.

— И с кем же мы ужинаем?

— Догадайся!

Джулия затаила дыхание.

— С мамой? Она здесь? Где она?

Ник улыбнулся.

— Они давно ждут нас в отеле.

— Ник, бессовестный! Почему ты сразу не сказал мне?

— Боялся, что ты захочешь повидаться с матерью и не захочешь выслушать меня.

Как будто это могло произойти! — подумала Джулия, обвивая руками его шею.

— Конечно, я взволнована тем, что увижу маму, но больше всего меня радует твое признание в любви.

— Тогда, может, ты хочешь остаться здесь и вместо ужина с родителями заняться любовью?

— Каким бы соблазнительным ни было это предложение, я выбираю ужин. Думаю, что я все же заслужила право пройти к алтарю в белом свадебном платье.

— Так ты выйдешь за меня замуж?

Взволнованная и возбужденная поцелуями Ника, Джулия забыла сказать, что согласна.

— Да, Ник Рэмплинг, я выйду за тебя замуж.

ЭПИЛОГ

— Придется мне разочаровать Ника, — сказала матери Джулия, когда они обедали в особняке Рэмплингов в Хьюстоне.

Луи удивленно посмотрела на дочь.

— Почему, дорогая? Все идет так хорошо! Я не ожидала, что ты захочешь оставить преподавание, но Эйб говорит, что персонал любит тебя, и благодаря частым поездкам с Ником ты уже хорошо знаешь всех служащих.

Последние несколько месяцев, прошедших после свадьбы, Джулия сопровождала Ника во всех поездках. Теперь она была больше чем спутницей — она стала его женой. И ей даже удалось преодолеть страх перед полетами над океаном.

— Скоро, мама, я буду вынуждена сократить поездки.

— Что-то не так?

Джулия потянулась к ней через стол.

— Обещаешь, что не скажешь Нику?

— Конечно, милая.

— Сегодня я ходила к врачу, — сказала Джулия. Она улыбнулась, увидев обеспокоенный взгляд матери. — И он сказал, что беременным женщинами не следует летать так много.

— Ты беременна? — радостно воскликнула Луи. — О, как я счастлива! Когда родится ребенок?

— Мама, у меня только двухмесячная беременность.

— Боже, как обрадуется Эйб! Я стану бабушкой!

— Ш-ш-ш, вот наши мужчины, — предостерегла ее Джулия.

Поцеловав своих жен, Ник и Эйб заняли места за столом.

— Прости, что мы опоздали, дорогая, — сказал Ник.

— Вы пришли как раз вовремя. Мы уже сделали заказ. Что вы обсуждали?

— У отца появились новые деловые предложения. Мы обсуждали кое-какие детали.

— Как это хорошо, Эйб! Ник говорит, что вы оказываете ему неоценимую помощь.

В течение последних нескольких месяцев Эйб уделял сыну все больше времени и внимания, и Ника радовало, что отец снова занялся делами. Эйб далеко не исчерпал свои возможности.

— Это правда, папа. — Ник наградил отца дружеским шлепком по спине. — Мы с тобой — прекрасная команда. — Он повернулся к Джулии, и она увидела тревогу в его глазах. — Что сказал врач?

Джулия хотела сообщить мужу радостную новость вечером, когда они останутся наедине, но ей не терпелось открыть свой секрет.

— Все прекрасно.

— Ты уверена? — заботливо спросил Ник.

— Да, доктор Хэвиленд сказал, что для беременной женщины я на редкость здорова.

Эйб вскочил и бросился поздравлять ее. Луи сияла от счастья. Ник, потрясенный, замер.

— Что ты сказала, Джулия? — не веря своим ушам, спросил он.

Вместо нее ответил Эйб:

— Она сказала, что я стану дедушкой! Ник изумленно смотрел на Джулию.

— Правда? У нас будет ребенок? Поэтому ты последнее время так уставала? Это нормально?

Джулия улыбнулась.

— Совершенно нормально. Врач сказал, что мне следует отдыхать, когда я почувствую усталость.

— Не слишком ли я изнурил тебя поездками?

— Ты же знаешь, что я люблю ездить с тобой, — возразила Джулия. — Но я все же сокращу поездки.

— Я тоже. Отец и Луи могут на время занять наше место. Ты не возражаешь, папа?

— Конечно, нет, Ник, — согласился Эйб, похлопывая сына по спине.

Ник не слышал слов отца. Он целовал жену, признаваясь ей, что день, когда он встретил ее, был самым счастливым в его жизни — до этого момента.

— Подожди, когда ты увидишь своего первенца, любимый, мы станем еще счастливее.

— Выпьем за это, — провозгласил Ник после очередного поцелуя. Он хотел заказать всем шампанского, но Джулия сказала, что не может пить алкогольные напитки. — О, разумеется. Всем апельсинового сока, — распорядился он.

Когда Эйб, Луи и Джулия подняли бокалы, Ник провозгласил тост.

— За любовь, — сказал он. — За самое важное на свете.

И все сидевшие за столом согласились с ним.


home | my bookshelf | | Влюбленные беглецы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу