Book: Просто он такой



Просто он такой

Вера и Марина Воробей

Просто он такой

Купить книгу "Просто он такой" Воробей Вера + Воробей Марина

1

В первую секунду, увидев в дверях палаты маму, Вадим даже немного растерялся. Нет, он, конечно, знал, что мама приедет за ним, но почему-то был уверен, что первой появится Зоя. А вдруг она придет, когда они уже уедут? Что, если она просто опаздывает? Стоп! А он сказал, в котором часу его выписывают? Ну конечно. Выписывают-то до часу дня, и он говорил об этом Зое. Нет, она не обещала, что непременно приедет, но по ее взгляду Вадим с радостью понял, что так и будет обязательно. И, прощаясь с ним накануне вечером, Зоя обернулась в дверях и сказала: «До завтра». Поэтому сейчас он не то чтобы не обрадовался маминому приходу, но ощутил болезненное разочарование от того, что это не Зоя. Только в этот момент, когда стало ясно, что она не придет, он отчетливо понял, с каким нетерпением ждал девушку.

– Привет! Ты? – Вадим сделал над собой усилие, чтобы скрыть разочарование, и изобразил на лице некое подобие радости.

– А ты что, кого-то другого ждал? – пошутила Татьяна Васильевна, даже не подозревая, что попала в самую точку.

– Глупости, – беззлобно огрызнулся Вадим.

– Ты почему вещи не собрал? – возмутилась мама. – Даже чашка не вымыта, и книжки на кровати… Приемник не забудь, вон на подоконнике стоит.

Молча Вадим принялся укладывать свои вещи в рюкзак. Их было не так много, поэтому через пять минут Вадим стоял в полной готовности.

– Ну что, двинули? – посмотрел он на маму. – Слушай, тебе ведь за выпиской еще к врачу подойти надо, – с надеждой проговорил Вадим.

Ему казалось, что Зоя должна появиться с минуты на минуту.

– Я уже говорила с врачом. – Татьяна Васильевна забрала у сына рюкзак. – И все, что нужно, взяла. Кстати, Борис Станиславович сказал, что тебе еще как минимум две недели нельзя будет ходить в школу.

– Мам, но ведь экзамены на носу! – возмутился парень. – Как же я буду их сдавать? И так почти месяц пропустил!

– Что-нибудь придумаем, – неопределенно ответила Татьяна Васильевна и погладила сына по голове. – Но если врач сказал сидеть дома, значит, надо сидеть.

– А университет? – Резко дернув головой, Вадим увернулся от маминой руки. – Ты же знаешь, какой конкурс на психологию!

– Если не будет здоровья, никакая психология не понадобится, – мудро ответила мама и решительно шагнула к двери.

* * *

Переступив наконец порог своей квартиры, Вадим блаженно вздохнул и втянул носом воздух, вдыхая запахи домашнего уюта, как бы заново знакомясь с отчим домом. Он и не думал, что можно так соскучиться по родным стенам. Казалось, он не был здесь целую вечность.

– Да, совсем забыла! – услышал он из кухни голос мамы. – Тебе сегодня утром какая-то девушка звонила.

– А имя у нее имелось? – Вадим подошел к маме и уже протянул было руку за печеньем, но Татьяна Васильевна звонко шлепнула его по руке.

– Наверняка! Но она, видимо, пожелала остаться неизвестной. А ну-ка быстро в ванную! И мой как следует, с мылом!

– А какой у нее был голос, мам? – выкрикнул Вадим из ванной, стараясь перекричать шум льющейся из крана воды.

– Обычный… – В голосе Татьяны Васильевны сквозило легкое удивление. – Приятный, вежливый, немного взволнованный, как мне показалось…

«Колесниченко. Точно она. Может, что-то случилось? А вдруг она сейчас в больнице, а меня там уже нет… – думал Вадим, отыскивая в блокноте номер мобильного телефона Зои. – А может, лучше сначала на городской позвонить? Да что за фигня? Блин, и чего это я вообще так разволновался?! – удивлялся сам себе Фишкин. – Подумаешь, какая-то Колесниченко позвонила. Ну, допустим, она хорошая девушка, допустим, добрая, очень даже добрая, какая-то нереально добрая, душа-человек. И что теперь?»

Зоя Колесниченко была единственным человеком из класса, который навещал Вадика в больнице. Остальные, услышав первоначальный диагноз – туберкулез, – просто элементарно испугались. Потом этот страшный диагноз, к счастью, не подтвердился, но то ли велик был страх заразиться, то ли у ребят всякий раз находились дела поважней, но так или иначе, никто, кроме мамы и Зои Колесниченко, в больнице Фишкина не навещал.

И в общем-то ничего экстраординарного в этой ситуации не наблюдалось, если бы не одно «но».

Зоя Колесниченко, тихая и неприметная, застенчивая до смешного, была безнадежно влюблена в ироничного, самоуверенного Вадика Фишкина. Причем ее слепая любовь приобрела такую силу, что Зоя, не в состоянии скрывать свои чувства, выплеснула их в стихах, которые и преподнесла своему избраннику в подарок. Но Фишкин поступил с девушкой жестоко, если не сказать подло, обнародовав в классе признание Зои.

Сейчас он чувствовал свою огромную вину перед ней. Зоя простила Вадима, хотя он искренне считал, что не достоин ее прощения, понимал, что она должна презирать его… Чувство вины еще и потому по-прежнему терзало сердце Вадима, что он никак не мог разобраться в самом себе, в своих теперешних чувствах к Зое.

Поразмыслив, Фишкин все же решил позвонить Зое сам.

– Алло! – услышал он знакомый, всегда немного взволнованный голос.

– Привет, Зой, это Вадим.

– Я узнала. Ты уже дома? Я хотела…

– Мама сказала, что мне кто-то звонил, – торопливо перебил он. – Я подумал, что это ты…

– Да, я хотела поехать к тебе в больницу, – зачем-то призналась Зоя, хотя пять минут назад дала себе слово не говорить об этом Фишкину, если только он сам не спросит. – А тут, понимаешь, бабушка вызвала телемастера, а сама уехала, – будто бы оправдывалась девушка, – вот я и не смогла из дома выйти…

– Все нормально, – с напускным безразличием ответил Фишкин. – Я тебя и не ждал, – зачем-то соврал он. Последовала пауза. Вадим даже подумал, что связь оборвалась, поэтому дунул в трубку: – Алло, Зой! Ты где?

– Здесь, – услышал он тихий голос. – Я очень рада, что ты выздоровел.

– Я тоже, – совсем нерадостным голосом протянул Фишкин. – Выписать-то меня выписали, но в школу ходить запретили. Прикинь! Две недели как минимум.

Почему-то ему захотелось именно с Зоей поделиться своей проблемой, именно ей рассказать обо всем, а в ответ услышать слова сочувствия, поддержки. Он был уверен, что если и есть на свете человек, кроме мамы, естественно, который его проблемы воспринимает, как свои собственные, то человека этого зовут Зоя Колесниченко.

– Блин, если так дело пойдет, – продолжал Вадим, – я вообще на второй год в одиннадцатом классе могу остаться.

– Не останешься, – со странной ожесточенностью в голосе заявила Зоя.

И поскольку Вадим решительно не знал, как реагировать на ее слова, возникла пауза.

Ее нарушила сама Зоя.

– Я сегодня же напишу план наших занятий. Догонять придется много, поэтому график будет жесткий, – по-деловому, строго заговорила вдруг девушка. – Ты же, считай, целый месяц пропустил… Но это ничего. Я буду приходить к тебе после уроков каждый день, и к тому моменту, когда тебе разрешат приступить к занятиям, ты будешь подготовлен по всем предметам. Если, конечно… – Она резко сменила тон и повторила как-то нерешительно и даже робко: – Если, конечно, ты согласишься.

«Ну вот, – подумал Фишкин, – попал».

А вслух сказал, стараясь придать своему голосу максимум теплоты и благодарности:

– Спасибо тебе большое. Мне даже неловко как-то так тебя напрягать…

– Ерунда, – сказала Зоя. – Значит, завтра же и начнем.

«Некого винить, – ругал себя Вадим, распрощавшись с одноклассницей. – Сам напросился. Конечно, мне необходима помощь, но если все узнают, что Колесниченко ходит ко мне каждый день, что тогда начнется? Представить страшно!» – мысленно сокрушался он. От его прежнего благодушного, почти романтического настроения относительно Зои не осталось и следа. Улетучились и былые угрызения совести. Теперь в собственных глазах Вадим представал в роли жертвы, ловко пойманной в сети коварной и хитрой Колесниченко.

«Начнут слухи распускать, подумают еще, что мы встречаемся… Ну и черт с ними! – принял непростое решение Фишкин. – По-любому это лучше, чем оставаться на второй год. А слухи и сплетни… Они, конечно, пойдут, тут и думать нечего, но я найду способ поставить все на свои места. И вообще, надо решать проблемы по мере их поступления».

Зоя была по-настоящему счастлива. За то время, пока Вадим лежал в больнице, она так привыкла видеть его каждый день, общаться с ним по душам, разговаривать обо всем на свете, что порой даже ругала себя за нехорошие мысли. Часто она ловила себя на том, что не хочет, чтобы Вадима выписывали из больницы. Зоя боялась, что, когда он выздоровеет, их отношения войдут в прежнее русло. А попросту говоря, она снова превратится для Вадима в пустое место. Но теперь, теперь-то уж точно этого не произойдет. Хотя он, кажется, немного растерялся, когда она предложила ему свою помощь. Но ведь и для нее самой ситуация явилась полной неожиданностью. Впрочем, какая уж тут неожиданность? Зоя и раньше, когда Вадима еще только положили в больницу, не раз задумывалась над тем, что ему будет сложно самостоятельно учить весь пропущенный материал. Задумывалась и втайне надеялась, что, когда придет время, он сам обратится к ней с просьбой помочь. А получилось иначе. Получилось, что она опередила Вадима, о чем совершенно не сожалела.

«Ну и что с того? Так даже лучше. Зачем заставлять человека о чем-то просить тебя, когда можешь первым протянуть ему руку помощи?»

Так думала Зоя Колесниченко, приступая к составлению плана занятий. Начать она решила с самого, на ее взгляд, сложного – с физики и химии.

2

Звонок в дверь застал Фишкина за абсолютным ничегонеделанием. Вернее, за совершенно праздным времяпрепровождением. Вернувшись в родные пенаты, он обнаружил, что жутко соскучился по любимой музыке, по телевизору, поэтому при первой же возможности врубил на всю катушку «ящик» и с удовольствием смотрел, блаженно растянувшись на диване, даже навязшую на зубах рекламу.

После разговора с Зоей в душе Фишкина остался осадок, и сейчас ему очень хотелось от него избавиться, дабы совсем ничего не омрачало его первый долгожданный день дома. Но вопреки его желанию в голове вертелись мысли о Зое, о ее предложении взять над ним шефство и о тех последствиях, к которым это шефство могло привести.

«Почему я должен все время кому-то что-то доказывать? – нервно размышлял Фишкин, беспокойно ворочаясь на своем диване. – То Тополян пытался убедить, что пялюсь на Зойку не из нежных чувств, а потому, что рисую ее по памяти! А теперь нужно не только Тополян, но и весь класс утвердить в мысли, что между нами абсолютно деловые отношения, что Зойка просто занимается со мной уроками и ничего больше! Да и то лишь потому, что она сама этого захотела, а я… ну, просто сделал ей одолжение и согласился!»

Да уж, эта головная боль Фишкину была совсем ни к чему. С одной стороны, он никак не мог допустить, чтобы в классе стало известно о его трогательных отношениях с Колесниченко, а с другой – резко оттолкнуть от себя Зою, отвергнуть раз и навсегда ее бескорыстную заботу о его персоне и поставить жирную точку в их уже почти что дружбе он тоже не мог. Не настолько же он подл, в конце концов! Да и если быть до конца честным, он ведь действительно испытывает к Зое самые положительные чувства.

Например, благодарность за то, что она здорово скрасила его долгое и тяжкое пребывание в больнице. И даже восхищение ее мужеством – ведь она знала, что может тоже заболеть, но все-таки приходила. И еще ему с Зоей было на удивление легко и весело, да что там, просто здорово! Фишкин невольно улыбнулся, вспомнив, как она почти каждый день притаскивала к нему в палату своего роскошного кота Чака, пронося его мимо дежурной медсестры в специальном рюкзаке.

Да и подтянуться в учебе тоже ведь невредно, на носу выпускные экзамены. Тем более что Зоя классно сечет в математике, да и в физике с химией тоже, а Вадиму точные науки даются с большим трудом. Склад ума у него оказался чисто гуманитарным, и в принципе для поступления в университет математика была ему абсолютно не нужна, а вот хороший аттестат, напротив, – он-то как раз был нужен Фишкину позарез.

Тревожные размышления Вадима прервал звонок в дверь. Уменьшив звук в телевизоре, Вадим нехотя сполз с дивана и направился в коридор.

На пороге, чуть виновато переминаясь с ноги на ногу, стоял закадычный друг Вадима Юрка Ермолаев. Настолько закадычный, что не общался с ним больше месяца – ровно столько, сколько Вадим провел в больнице. И сейчас, стоя на пороге его квартиры, испытывал, должно быть, нечто вроде смутных угрызений совести.

– Привет, Фишка! Ну как ты? Вот зашел дружбана проведать! – преувеличенно бодро воскликнул Ермолаев, сияя радостной улыбкой и одновременно пытаясь просочиться в квартиру.

– А-а, это ты, Ермол? Ну, проходи, коли пришел, – пожал плечами Фишкин, никак не выказывая ответной радости.

Но смутить Ермолаева оказалось не так-то просто. Старательно не замечая прохладного приема, он нагло ввалился в коридор и, действуя с упорством танка, двинулся дальше, на кухню.

– Слышь, попить есть чего? А то я пирожок в буфете слопал, а там мясо такое соленое! Да ты че, Фишка, не рад мне, что ли? – Юрка с невинным удивлением всматривался в лицо друга.

– Ну почему же? Очень, очень рад, что ты наконец-то пожертвовал своим драгоценным временем и выкроил свободную минутку для меня. Огромное тебе спасибо! – Хотя Фишкин дал себе слово не показывать своей обиды на одноклассников, она поневоле сквозила в его интонации, стоило ему только открыть рот.

Он взял с полки большую чашку и, набрав в нее прямо из-под крана ледяной воды, сунул под нос Ермолаеву.

– Да ладно тебе, Фишка! Я, между прочим, собирался, чес-слово! Просто я… занят был офигенно, а не на диване в потолок плевал! Да! Меня, между прочим, Зойка Колесниченко попросила… э-э-э… в одном полезном деле поучаствовать. Ну, и я, естественно, не мог не протянуть ей руку бескорыстной помощи. – Ермолаев почувствовал, что его начинает нести в запредельные дебри собственной фантазии, но остановиться уже не мог.

– Хм, прикольно! И что же вы с ней такое проделали? – неожиданно миролюбиво поинтересовался Фишкин.

– Ой, Фишка, не поверишь! Прикинь, мы… мы с ней у нее в квартире… делали ремонт! – выпалил Юрка, в глубине души осознавая, что это его признание больше похоже на бред не совсем нормального человека, но отступать было уже поздно.

– Чего-чего? Ремонт? У Колесниченко? – Фишкин слегка опешил от такого наглого вранья, а затем даже развеселился в душе и приготовился выслушать сногсшибательный рассказ своего дружка, подробности которого он – это было очевидно – выдумывал на ходу. – А с какой радости она именно к тебе обратилась? И что за дикая фантазия – делать ремонт среди зимы?

В том, что Юрка беззастенчиво врет, Вадим абсолютно не сомневался. Поверить в сказки Ермолаева он, может быть, и поверил бы, если бы не знал совершенно точно, где находилась Зоя Колесниченко каждый день во второй половине дня весь предыдущий месяц.

Вадим сидел напротив Юрки, криво усмехался и испытывал противоречивые чувства. Ему было и противно и смешно слушать откровенное, неуклюжее вранье и в то же время было жаль своего трусливого друга, который сначала побоялся навестить его в больнице, а теперь вон как пыжится, пытаясь найти оправдание собственной трусости, вместо того чтобы честно в ней признаться.

– Да ты прикинь, я вообще не в теме, чего она ко мне пристала со своим ремонтом, – продолжал вдохновенно заливать Ермолаев, ободренный заинтересованностью собеседника. – Может, я ей доверие внушаю. Фиг ее знает! Короче, не в этом дело. В общем, она же с бабушкой живет, мужской силы в доме не наблюдается, а их, как назло, соседи сверху залили, причем конкретно. Надо было срочно все обои переклеивать, ну и вообще, там работы навалом оказалось. На месяц почти. Я ж после школы сразу к ней мчался и до позднего вечера горбатился… Раз подписался, деваться уже некуда было. Даже уроки иногда у нее делал. Прикинь! Такая вот тема…

Вадим в растерянности смотрел на Юрку. Даже его вечно бегающий взгляд на минуту зафиксировался.

«Вот складно брешет, блин! Если б не знал, что ничего этого и близко не было, поверил бы безоговорочно!» – с некоторым даже восхищением подумал Вадим, не зная, как ему вообще реагировать на подобную наглость.

В этот момент ему пришла в голову справедливая мысль, что требовать от других честности и мужества он как бы и не совсем вправе. Сам-то ведь далеко не идеален. И что с того, что его друг выдумывает небылицы? Значит, все же ему совестно? Несомненно, ему ужасно неловко, вот он и несет ахинею. И откуда Юрке знать, что Зойка у Фишкина пропадала целыми вечерами и никакого ремонта затеять не могла? Если только она не умеет раздваиваться, конечно.

Вадим почувствовал, что обида и презрение к Ермолаеву, бурлившие в его душе, немного утихли и вообще отошли куда-то на второй, а то и на третий план.

«Человека надо принимать таким, каков он есть. Или не принимать вообще! Толку на него злиться, обижаться! Просто вот такой у меня друг. Другого пока нет, вот и все!» – пришел к мудрому выводу Фишкин и решил срочно переменить тему:

– Ладно, не парься, ну, занят был. С кем не бывает? Ты лучше расскажи, что там в классе у нас происходит новенького? Люстра сильно бушует или терпимо?

– Да как сказать… – с облегчением вздохнул Юрка, явно обрадованный тем, что Вадим решил сменить тему разговора. – Запаривает, блин, конкретно. Одних сочинений за этот месяц штук восемь наваяли. Прикинь? А так вроде ничего особенного не происходило… Ну, у твоей драгоценной Лу прическа новая, клевая, кстати. Ей идет. Катька с Тополян еще не поссорилась, на удивление всем. Зойка все такая же серенькая, цвет не поменяла, в общем, все как обычно. Ничего суперского ты не пропустил, не беспокойся.

– Да меня суперское и не волнует, чтоб ты знал. Я гораздо более важное пропустил – материал по всем предметам, как ты догадываешься, надеюсь. И думаю о том, как мне все это теперь догонять, а не о новой прическе Лу. Ей-то что! Ей папашка поступление куда угодно обеспечит, хоть в Сорбонну, хоть в Кембридж, а мне самому шевелиться надо. – Фишкин снова почувствовал выползающую на поверхность души обиду, толком не зная, на кого и на что он готов обидеться.

– Найми репетиторов, да и дело с концом. У нас, кстати, многие по частным урокам бегают, – лениво посоветовал приятель.

– Найми! Ты соображаешь, что несешь-то? У моего папаши фамилия не Березовский и не Чубайс. Догадываешься?

– А ты, Фишка, вообще, куда надумал? На экономику небось или в юристы? – полюбопытствовал уже окончательно успокоившийся Ермолаев. – Туда щас прут все кому не лень, а вернее, у кого бабла хватит!

– Ты че, Ермол? Какая на фиг экономика? Ты не помнишь разве, какие у меня напряженные отношения с математикой сложились за одиннадцать лет? С ума сойти! – искренне возмутился Вадим. – Не, я в университет хочу, на психологию… Я так полагаю, что есть у меня способности кой-какие. Мне кажется иногда, что я людей насквозь вижу. Ну, не в смысле, что у них внутри находится, а чувствую настоящие мотивы их поступков, что они на самом деле думают, а когда говорят и когда врут, чую особо. Я даже скачал себе книжку Эрика Берна, ну, это известный психолог такой, и почитываю на досуге. Забавно, знаешь ли…

Во взгляде Ермолаева появилось явное уважение. Сам он никак не мог определиться с выбором дальнейшего пути, некоторым образом его это напрягало, но не настолько, чтобы Юрка уж очень сильно переживал на эту тему. Вообще ему больше хотелось работать, чем учиться дальше, чтобы обрести финансовую самостоятельность, но и выглядеть недоучкой и тупицей в глазах одноклассников тоже было не в кайф.

– Да-а… ты молоток. Четко знаешь, чего хочешь, – с еле уловимой завистью в голосе протянул Ермолаев. – А я как-то всерьез еще об этом не задумывался. Слышь, Фишка, а этот, как его… Берн… прикольный? Дашь почитать? Может, и мне махнуть на эту психологию с тобой за компанию, а?

Фишкину внезапно подумалось, что подвернулся прекрасный повод уличить своего приятеля во вранье, коль скоро речь зашла о психологии.

– Конечно, читай, я тебе его сброшу, – великодушно пообещал он. – Тебе понравится, классная вещь, а главное – полезная. Я имею в виду в повседневной жизни пригодиться может. А для примера хочешь, я тебе кое-что продемонстрирую?

– Ух ты, а что? Давай, меня прикалывают всякие такие штучки! – У Юрки и вправду аж глаза заблестели как-то по-особенному.

Фишкин лениво откинулся на спинку стула и многозначительно прищурился.

– Так вот что я тебе скажу, Ермол… Все, что ты мне тут понарассказывал про Зойку с ее ремонтом, от первого до последнего слова, – голимая лажа! Я сразу понял, что ты усиленно лапшу мне на уши пытаешься повесить, да не стал уж тебя перебивать. Ты так художественно гнал, что даже жалко было останавливать. – Фишкин сделал паузу, позволяя собеседнику прочувствовать неотвратимость разоблачения, и затем продолжил ровным, спокойным голосом: – Вот так-то, брат. Я, конечно, мог промолчать и сделать вид, что поверил в твои сказки, но так уж вышло, к слову просто пришлось. Ну, что скажешь? Только не выкручивайся, потому что я тебя всего насквозь вижу.

И как бы в доказательство своих слов Вадим сощурился и посмотрел на одноклассника долгим, пристальным и в самом деле как бы насквозь просвечивающим взглядом.

Ермолаев нервно заерзал на стуле, на его щеках выступили розовые пятна, которые, видимо, означали острый приступ стыда.

– Ну-у… в общем, да, ты прав… Я просто не знал, как ты отнесешься к тому, что я у тебя в больнице не был, ну и решил, что пусть лучше у меня будет уважительная причина. – Ермолаев сосредоточенно рассматривал носки своих кроссовок. – А как же ты меня вычислил, Фишка? Блин, я где-то прокололся, да?

– Нигде ты не прокололся. Просто я знаю некоторые психологические приемы, по которым легко определить, правду говорит человек или нахально врет. Вот как ты, например. – В эту минуту Фишкин наслаждался своим превосходством над растерянным приятелем. – Ладно, слушай и помни мою доброту, – снисходительно улыбнувшись, важно проговорил Вадим. – Когда тебя в чем-то пытаются убедить, надо внимательно следить за поведением говорящего, в частности за его глазами. Если человек во время своего рассказа отводит взгляд направо или налево, то есть в стороны, можешь не волноваться – он говорит правду. Но если он часто закатывает глаза к потолку, скорее всего, в его повествовании присутствует изрядная толика вранья. А ты вообще с потолка глаз не спускал, будто там был написал текст твоей лживой речи. Вот, собственно, и вся наука. – Фишкин самодовольно ухмыльнулся, после чего театрально развел руки в стороны: дескать, к сказанному ему добавить нечего.

Ермолаев открыл было рот, видимо желая что-то уточнить, но не успел произнести ни слова, потому что в прихожей раздался резкий телефонный звонок.

– Алло, Вадик, это я, Зоя, – услышал Фишкин в трубке ставший уже знакомым и привычным голос. – Ты как себя чувствуешь? Если у тебя все нормально, то, может, прямо сегодня и начнем? Я вот думаю, сначала химию подтянем, да?

– Я сегодня занят, – коротко и почти грубо ответил Фишкин, которого моментально накрыла волна предательского страха, ведь за его спиной, явно прислушиваясь к разговору, маячил любопытный Ермол.

В ту же секунду Вадим забыл все свои благородные помыслы и намерения касательно Зои, забыл, что дал себе слово никогда ее не обижать и больше не предавать. Помнил в этот момент он только одно: любыми путями не допустить обнародования в классе своих каких бы то ни было отношений с Колесниченко.

– Извини, у меня тут Ермолаев, проведать зашел, – нетерпеливо проговорил в трубку Фишкин тоном, предполагающим окончание разговора.

Но Зоя не слышала или не хотела слышать явной холодности в голосе любимого.

– Слушай, а тогда давай я вечером зайду, часов в семь? Учти, материал сложный и его много, а времени у нас очень мало! – голосом учительницы начальных классов заметила Зоя.

– Кто это там с тобой воркует? – наконец не выдержал Ермолаев, почти вплотную приблизившись к Фишкину.

– Да это Колесниченко… Запарила меня, а что хочет, толком объяснить не может, – раздраженно проговорил он, прикрывая рукой трубку и в душе проклиная себя за малодушие.

Естественно, он прекрасно понимал, что сильно рискует серьезно обидеть Зою, потому что начало фразы, а главное, каким тоном оно было произнесено, Зоя наверняка услышала. Но, увы, переступить через свой страх быть осмеянным приятелями Фишкин просто не мог.

– Понятно, – преувеличенно бодро отозвалась Зоя, – но это к лучшему, мне сегодня тоже не совсем удобно встречаться, потому что я обещала бабуле помочь с уборкой.

На самом деле Зою душили слезы обиды, и, чтобы только Фишкин этого не понял, она, даже не попрощавшись с ним, бросила трубку. Зоя хорошо слышала, как Вадим бросил небрежно: «Да это Колесниченко», – и, хотя продолжения фразы Зоя не слышала, по одному только тону, каким было произнесено ее имя и фамилия, могла догадаться, что ничего хорошего о ней Вадим Ермолаеву не сказал. И еще Зоя прекрасно понимала, что Фишкин в разговоре с ней позволил себе такой тон исключительно по одной причине – из страха, что Ермолаев может заподозрить, что между ними, Вадимом и Зоей, существуют какие-то особые отношения. И если бы там, рядом с Фишкиным, не стоял Ермолаев, то и сам разговор имел бы совсем другое завершение. Это Зоя Колесниченко знала наверняка.



3

Бросив трубку, Зоя закрыла лицо руками и горько разрыдалась. Как мог Вадим так с ней поступить? Когда он находился в больнице, все было так здорово, что иной раз происходящее казалось Зое чем-то нереальным, каким-то волшебным сном. Между ней и Вадимом все яснее обозначалась невидимая нить, связывающая их в одно целое, и с каждым днем эта нить становилась все прочнее и прочнее.

А теперь выходило, что Зоины опасения, охватившие ее после выписки Вадима из больницы, подтверждались. Случилось то, чего Зоя боялась больше всего и мысли о чем она так усердно гнала от себя прочь. Как она боялась того, что снова станет для Фишкина пустым местом, что снова ей придется лишь ловить на уроках его мимолетный, убийственно равнодушный взгляд!

И вот пожалуйста, стоило Вадиму вернуться в свою привычную жизнь, лишенную каждодневной Зоиной опеки, как он моментально позабыл все то хорошее и доброе, что связывало его с Зоей. Такие вот грустные мысли терзали ее и не давали покоя, раня в самое сердце.

«Выходит, я ему не нравлюсь ни капельки, значит, он просто использовал меня, когда ему это было нужно? А теперь, когда все закончилось благополучно, я ему стала без надобности? И он отчаянно трусит, что кто-нибудь из класса узнает о нашей дружбе? Но почему? Такое впечатление, что дружба со мной – это что-то постыдное и недостойное!» – горестно недоумевала Зоя и никак не могла принять это печальное открытие, смириться с ним.

Ее красавец кот по кличке Чак будто почувствовал, что хозяйке плохо. Он неслышно подошел к Зое, прыгнув к ней на колени, замурлыкал и стал тыкаться мокрым холодным носом прямо в щеку, словно хотел утешить. Зоя зарылась лицом в густую мягкую шерсть своего любимца. Ей казалось, что в обнимку с Чаком все неприятности и обиды переносятся легче и боль уходит быстрее. А может, так оно и было на самом деле?

Немного успокоившись, Зоя стала рассуждать более здраво:

«А что, собственно говоря, произошло непоправимого? Ну да, нагрубил! Так из-за Ермолаева нагрубил. И не то чтобы даже нагрубил, а произнес мое имя так, как будто говорил о каком-то смертельно надоевшем человеке. А все почему? Да потому, что он элементарно струсил, побоялся, что Ермолаев, не дай бог, подумает что-нибудь про нас. Ну, допустим, он трус и слабый человек… Подумаешь, какое открытие! Разве я этого до сегодняшнего дня не знала? Прекрасно знала и раньше. Не мог же он в одночасье превратиться в бесстрашного, великодушного героя! Спору нет, это было бы клево, но… увы! А я, как полная дура, думаю, что он как стал беленьким и пушистым во время болезни, так и останется таким же навсегда! Да, мне хочется, чтобы Вадим изменился ко мне так, как я этого хочу… А он просто вот такой, какой есть, и мне придется любить его таким, вот и все. Если я его, конечно, люблю… А это, безусловно, так». Взглянув на ситуацию под таким углом зрения, Зоя пришла к выводу, что для паники нет никаких оснований.

Надо прислушаться к своему сердцу, оно подскажет. Зоя вспомнила, что так всегда говорит ей бабушка в трудных ситуациях. А сердце подсказывало Зое, что не стоит устраивать вселенской трагедии из-за сегодняшнего неприятного разговора с Вадимом. Надо просто сделать вид, что ничего не произошло такого, на что можно обидеться или рассердиться. И это самое умное, что она может сделать. В конце концов, она должна быть мудрее и терпеливее своего избранника, раз он такой!

К тому же она обещала Вадиму помощь, и не просто обещала, а сама ее предложила. Как же она может его обмануть? Ведь он согласился, значит, рассчитывает на нее, а она… Тоже хороша – нашла время в позу становиться!

– Все будет хорошо! – сообщила Зоя задремавшему у нее на коленях Чаку и поцеловала его в толстую морду.

Она еще долго нашептывала какие-то нежности на ухо разомлевшему коту, пока резкий телефонный звонок не вывел ее из дремотного состояния. Бабушки дома не было, и Зое пришлось сбросить с колен Чака и пойти в прихожую.

– Зоя? Это я, Вадим… Ну как, ты уже освободилась? – услышала она в трубке любимый голос. На какую-то долю секунды ей показалось, что Фишкин собирается извиниться за свое хамское поведение, и она уже была готова простить его, но тут же поняла, что заблуждается. – Ну что, мы заниматься-то будем или как? Я уже стою в обнимку с учебником по химии и готов грызть гранит науки, прости за банальность. – В тоне Вадима Зоя не услышала ни нотки раскаяния, ни даже слабого намека на него.

Наоборот, она поняла, что собеседник находится в приподнятом, жизнерадостном настроении, и неожиданно для себя самой, вместо того чтобы обидеться, обрадовалась этому. Значит, у них все по-прежнему! И Вадим нуждается в ней, так же как и раньше. Зоя счастливо улыбнулась и ощутила за спиной стремительно вырастающие крылья.

– Так ты же вроде был занят? – чуть кокетливо осведомилась она.

– Не-а, я уже свободен как… как ветер или как птица, выбирай, что больше по душе! Короче, так: встречаемся через тридцать минут около метро. – Фишкин говорил напористо и быстро, тоном, не терпящим возражений.

– Около метро? Зачем? Мы разве куда-то собирались, Вадик? – удивилась и встревожилась Зоя.

– Ну да, насколько мне известно, мы собирались заниматься. Только почему это обязательно надо делать у меня дома, а не в какой-нибудь более приятной обстановке? Подробности при встрече, о’кей?

– Вадик! Ну что за детский сад, на самом деле? Какие-то дурацкие тайны… – Зоя с таким детским огорчением выкрикнула эти слова, что Фишкин на том конце провода снисходительно ухмыльнулся.

– Так, давай одевайся, не теряй время. Я не прощаюсь, – скомандовал он и отключился.

Зоя еще немного постояла возле телефона с трубкой в руках. Она была до такой степени растеряна, что никак не могла сообразить, что ей положить в рюкзак, что надеть. Мысли скакали в голове беспорядочным галопом.

В конце концов, придя к мудрому решению не париться, а встретиться с Вадимом и выяснить все на месте, она написала бабуле записку на старой квитанции за квартиру, чмокнула сонного кота в широкий лоб и выскочила за дверь.

4

Кое-как отделавшись от настырного Ермолаева, Фишкин дал волю угрызениям совести. Не то чтобы она, совесть, уж очень нестерпимо его грызла, нет. Но неприятный осадок в душе Вадима от разговора с Зоей все же остался, омрачая его спокойное существование.

«Зря я так с ней, – укорял себя Фишкин. – Кто я после этого, если не предатель? Ведь ничего плохого Зойка мне не сделала, а, наоборот, только хорошее! И помощь, как ни крути, мне нужна. Сам я никогда не осилю ни алгебру, ни физику. А вот взял и струсил, смалодушничал, как последняя сволочь!»

Еще вчера, когда Зоя только предложила помощь, а он скрепя сердце согласился, Фишкин принял трудное для себя решение пресечь все сплетни, намеки и нездоровое любопытство одноклассников. Но одно дело решение принять, совсем другое – следовать ему в жизни…

Как? Как он собирается пресечь разговоры? Заклеить всем рты скотчем? И в конце концов, ему надоело выкручиваться и врать, скрывая свое истинное отношение к Колесниченко! Ведь он совсем не так к ней относится на самом деле, как старается показать в классе.

Вадим припомнил те уютные вечера, проведенные в ненавистной больнице в обществе Зои и ее чудесного кота Чака, который почему-то предпочитал спать на коленях не у хозяйки, а у него, Вадима. Прикольно тогда было, что и говорить! И время летело весело и незаметно, и скучно им не было, а болтали сколько! Обо всем на свете, практически на любые темы! Фишкин вспомнил, с каким нетерпением он каждый день ждал Зоиного прихода, как переживал: а вдруг не придет? Вдруг сегодня что-то ей помешает прийти к нему… Ведь ждал же, ведь скучал! В этом-то ему хватало духу признаться хотя бы самому себе!

«Почему бы мне не поставить их всех перед свершившимся, так сказать, фактом? Дружим, мол, с Колесниченко, и никого это не касается! Ермол, естественно, тут же фразу свою любимую ввернет. И где он ее только подцепил: „Дружите? Это как? Старушек через дорогу вместе переводите?“ „Да, переводим! – расхрабрился Вадим, мысленно парируя ехидному Ермолаеву. – Стоим возле перекрестка и ждем, когда очередная старушка на горизонте появится!“ Почему я должен, в конце концов, отчитываться перед кем-то? С какой стати, блин? – накручивал себя Фишкин, нервно расхаживая по комнате. – Кого хотим, того и переводим через дорогу! А если очень хорошо попросишь, Ермол, то и тебя перевести можем! А то и подальше куда сопроводить. Ты только свистни, мы поможем, мы добрые!»

В эту секунду Фишкин искренне казался сам себе остроумным, благородным, смелым и независимым. Независимым ни от чужого мнения, ни от сплетен, ни от насмешек, если таковые будут иметь место. Ему хотелось быть таким – решительным, великодушным, щедрым на добрые дела и поступки. Но в самой глубине души, в самых далеких и темных ее уголках таился предательский страх. Страх быть осмеянным, страх потерять авторитет среди приятелей, авторитет человека, знающего себе цену, ироничного и дерзкого.

Все в классе привыкли к тому, что он, Фишкин, влюблен в красавицу Лу, правда, безответно, но ведь в самую красивую девушку в школе. И это его безмолвное обожание не унижало, а, наоборот, возвышало Фишкина в собственных глазах и в глазах всех остальных. Скоропалительный роман с Катей Андреевой, модной, современной, уверенной в себе девушкой, тоже придавал ему желаемую значимость. А тут на2 тебе – серенькая Колесниченко, робкая и пугливая, как ящерица, абсолютно не вписывающаяся в его, Фишкина, окружение и в тот фишкинский образ, так старательно созданный им же самим.

«Короче, я ее обидел, у нее аж голос зазвенел, – снова мысленно вернулся к злополучному телефонному разговору Вадим. – Нет, надо помягче с ней, а то еще разозлю ее по-взрослому и останусь без занятий, а потом и на второй год. А вот интересно, она вообще злиться умеет? Так, чтобы разбушеваться, разораться на меня? Представляю, если б на ее месте Катя оказалась или Черепашка, не говоря уже о Лу. А я вот так бы им ответил? Занят, мол? Да от меня бы и мокрого места не осталось! А Зойка ничего, вежливенько так: ой, забыла, мол, сама не смогу, бабуле помочь надо… Странная она все-таки какая-то».

Твердо решив поскорее начать занятия с Зоей и не обращать внимания на реакцию одноклассников, какой бы она ни оказалась, Вадим хотел было набрать ее номер, но ему пришла в голову мысль, что неплохо бы сначала разобрать свои вещи после больницы, разложить все по местам и приготовить свой письменный стол к приходу юной репетиторши. Недолго думая, он притащил свой рюкзак из прихожей, где тот валялся под вешалкой со вчерашнего дня, и, расстегнув молнию, просто перевернул его над диваном. Из рюкзака посыпались разные бытовые мелочи, мобильник, одежда, книги. Вместе со сборником фантастики на диван спланировал обрывок тетрадного листа. Фишкин озадаченно сдвинул брови, припоминая, что бы это такое могло быть.

На листке размашистым почерком были записаны номера телефонов, городской и мобильный. И имя – Олег Милоградов.

«А-а, это же мне Алик вчера в последний момент сунул, – сообразил Фишкин. – Надо бы в записную книжку переписать. Может, пригодится».

Олег Милоградов, а в силу еще несолидного возраста просто Алик, проходил преддипломную практику в больнице, в том отделении, где пришлось проваляться почти месяц Вадику Фишкину. У студента-практиканта обязанностей оказалось не так много, а посему имелось свободное время, которое требовало заполнения.

В один из первых дней пребывания Фишкина в больнице они с Олегом пообщались на разные интересующие обоих темы – компьютеры, мобильники, музыка – и вроде как задружили. Во всяком случае, Олег время от времени забегал в палату к Фишкину до обеда – в два часа дня практика заканчивалась. Особенно их вкусы сошлись по музыкальной части, оба на дух не переносили попсу, а слушали тяжелый рок и иногда классику.

Вадим повертел в руках листок с координатами нового приятеля. Сейчас ему было не до праздного общения: впереди маячило поступление в университет и все связанные с этим трудности. Вадим даже подумал, а не выбросить ли эти телефоны в мусорное ведро как напоминание о его болезни и тягостном пребывании в больнице и тем самым поставить жирную точку в этом знакомстве. Но тут ему отчетливо вспомнился рассказ Олега о себе.

Студент приехал в Москву откуда-то из провинции, то ли из Пскова, то ли из Смоленска. Фишкин тогда слушал его вполуха, информация не особенно интересовала Вадима. Но все же он хорошо запомнил, что Алик живет не в общежитии, а снимает квартиру, правда, однокомнатную, но зато отдельную. Хозяйка квартиры, какая-то бабка, жила в другом месте у кого-то из своих детей.

Решение, прямо противоположное принятому полчаса назад, созрело мгновенно.

«Блин, вот и выход! Только бы он согласился… Вообще, я не вижу причины для отказа! А Зойка-то поедет со мной куда угодно. Наплету ей что-нибудь, на эту тему даже париться не буду!» – воодушевленно нажимал кнопки телефона Вадим, поглядывая в тетрадный листочек.

– Алло, Олег? Это твой новый знакомец. Вадим. Помнишь такого? – бодро начал Фишкин, стараясь придать голосу солидности и уверенности. – Прости, что напрягаю, но дело срочное!

Вадим подробно изложил суть проблемы. В двух словах звучало это так: внезапно приехала куча родственников с маленькими детьми, а Вадиму необходимо догонять пропущенный материал. Дома этим заниматься совершенно невозможно, тем более вдвоем. У Зои тоже нельзя, у нее бабушка болеет, неудобно беспокоить. Поэтому у него огромная просьба – разрешить им с Зоей в течение некоторого времени приезжать к Олегу на пару часов, дабы ничто не мешало усвоению трудного материала.

– Да без вопросов, приезжайте, – с пониманием откликнулся Олег. – Я-то знаю, каково готовиться к занятиям среди шума и гама, сам вот сбежал из общаги. Будете на кухне заниматься, там светлее и уютнее, а я постараюсь вам не мешать.

– Заметано. Спасибо тебе огромное! Диктуй адрес, сегодня же и начнем. Не возражаешь? – Фишкин мысленно потирал руки от сознания собственной находчивости.

С радостью и невероятным облегчением он тут же перечеркнул все свои благие намерения касательно Зои. Ну не может он открыто с ней общаться. Ну хоть убейте – это выше его сил! А в том, что все откроется, начни только Зоя бегать к нему домой каждый день, Вадим не сомневался ни капельки. Он так и видел перед собой неприятно удивленное лицо Ермолаева, его презрительную ухмылочку, слышал его язвительные подколы.

«Все, хорош париться. Решил – значит, так тому и быть. Тем более так удачно все склеилось, просто супер!» – Фишкин готов был запрыгать от радости.

Увидев издали Зою, приближавшуюся ко входу в метро, Вадим быстрым шагом подскочил к ней и схватил за руку, увлекая к турникетам.

– Постой, Вадик, объясни сначала, что за тайны мадридского двора? Куда ты меня тащишь? – попыталась сопротивляться девушка, но Фишкин уже подталкивал ее к эскалатору.

– Сейчас все поймешь… Давай рюкзак, тяжелый, наверное, да? – широко улыбнулся Вадим, и Зоя тотчас утонула в его неотразимом обаянии.

Пока они спускались под землю, Фишкин озвучил для Зои ту небылицу, которую чуть раньше поведал Олегу. Про толпу неожиданных родственников, орущих детей и доброго ангела-хранителя в лице Олега Милоградова.

– А у меня? Мы же можем у меня заниматься! По-любому тебе ко мне ближе добираться, чем ездить каждый день в такую даль! – искренне возмутилась Зоя.

– Еще чего не хватало! Беспокоить твою бабушку! Я не могу себе этого позволить. Да и какая даль – всего четыре остановки на метро, потом, кажется, три на автобусе, и мы в тишине и покое. Подумаешь, две недели придется поездить, фигня! Ты считаешь, меня это прикалывает? Я бы и сам с удовольствием дома сидел, – выпалил Фишкин с такой убедительностью, что и сам почти поверил в то, что говорил. – И вообще, не напрягайся ты, пожалуйста! Я уже договорился с Аликом, он клевый парень, вот увидишь. Все будет о’кей!

Вадим ободряюще положил свою руку на Зоину. Девушка слегка пожала плечами: мол, тебе виднее, но внутри у нее все ликовало. Все-таки она действительно нужна Вадиму, ну хотя бы для того, чтобы он смог хорошо закончить школу! Ведь он мог вообще забить на все эти занятия, сославшись на приезд гостей.

«Странно только, что он избрал такое громоздкое решение проблемы, вместо того чтобы спокойно приходить ко мне. И никакую бабушку мы бы не побеспокоили. Чем, спрашивается? Тем, что тихонько в моей комнате посидели бы?» – со смутной тревогой размышляла Зоя, пока они с Вадимом тряслись в переполненном вагоне метро.

Но стоило ей взглянуть на своего любимого, как все сомнения и опасения бесследно улетучивались. Рядом с ним Зоя чувствовала себя полностью защищенной от всех людских бед и невзгод, каждой клеточкой своего существа ощущая его заботу и нежность. То есть Зоя Колесниченко принимала страстно желаемое за действительное, совсем даже не подозревая об этом.

5



Олег Милоградов оказался невысоким худощавым молодым человеком с улыбчивыми светлыми глазами, в которых таилась чуть заметная лукавинка, впрочем совершенно не портившая его открытое лицо. Волосы он носил длинные, забранные на затылке в хвостик, перевязанный простой черной резинкой.

Зое Олег понравился, хотя в начале их знакомства она отчаянно стеснялась, памятуя о том, что они просто вот так, с бухты-барахты, вломились к малознакомому человеку и, что бы он сам ни говорил, естественно, нарушили его привычный распорядок. Олег устроил их в крошечной, но довольно уютной кухоньке, за столом, покрытым старенькой цветастой клеенкой.

– Ну, учитесь, дети. Только хорошему учитесь. Плохому вас жизнь научит, – с напускной строгостью произнес он, хотя сам еще не так давно был таким же школьником. – Я в комнате, если что понадобится, зовите. Можно чайку соорудить, только у меня к нему ничегошеньки нет.

– Да что вы, не надо ничего, спасибо, – немедленно покраснела Зоя. – Мы только химию поучим немного и пойдем. Да, Вадик?

Приступив к занятиям, Зоя очень скоро выяснила, что Вадим «плавает» не только в пропущенном материале, но и в тех темах, которые изучались в классе до его болезни. Поэтому урок продлился гораздо более двух часов, изрядно утомив и учительницу и ученика.

Училкой Зоя, как выяснилось, оказалась отменной. Мало того что она сама понимала материал, она еще и объяснить его умела доходчиво. И терпения ей было не занимать! Фишкину настолько не давалась химия, что Зое приходилось по нескольку раз буквально разжевывать решение одной и той же задачи. Даже сам ученик удивлялся ее бесконечному терпению.

«Другой на ее месте давно бы уже запустил в меня чем-нибудь тяжелым или наорал бы по поводу моей тупости, а она нет, сидит и по десятому кругу одно и то же. Поразительно!» – с искренней благодарностью думал Вадим.

Он действительно был благодарен Зое. Возится с ним, тратит свои силы и время, вместо того чтобы сидеть дома и самой уроки учить. На миг ему стало стыдно перед девушкой, любящей его так бескорыстно. За беспардонную ложь про гостей, за то, что зачем-то заставляет ее ездить после школы к Олегу, за то, что совершенно не считается с ее временем… Да мало ли за что еще могло стать стыдно Вадиму?

Уже дома, укладываясь спать, Зоя подвела итоги сегодняшнего достаточно сумбурного дня, полного противоречий и неожиданностей, и осталась довольна. И сегодняшним днем, и первым уроком, и даже этой нелепой на первый взгляд затеей Вадима с поездками к Олегу. Да и сам Олег пришелся девушке по душе. Она немного робела перед ним. Ну как же! Ведь он без пяти минут дипломированный врач-фтизиатр, взрослый и серьезный. А у нее все только начинается – экзамены, волнения…

А вдруг она провалится, что тогда? Зоя даже зажмурилась, так страшно было это представить. Не обладая никакими ярко выраженными наклонностями, Зоя до последнего времени не решалась сделать выбор, какой профессии посвятить свою дальнейшую жизнь. И лишь совсем недавно начала склоняться к мысли, что неплохо бы стать программистом.

Здраво рассудив, что информатика развивается бешеными темпами, а посему без работы она не останется ни в коем случае, девушка озвучила свое решение пока только бабушке Татьяне Ивановне. Родители Зои, инженеры-электронщики, в данный момент работали за границей и не могли принять должного участия в ее судьбе. Татьяна Ивановна, всю жизнь проработавшая швеей, выбор внучки одобрила, хотя абсолютно не представляла, что это за зверь такой – информатика.

– Перечить тебе не буду, Зоенька, – сказала она, узнав о ее намерении. – Могу только дать совет. Знаешь какой? Уж поверь мне на слово – кем бы ты ни стала, твоя профессия не должна приносить тебе ничего, кроме радости. А это, между прочим, не так-то просто – найти занятие по душе, чтобы оно в удовольствие тебе было. Бывает, у людей на поиски своего дела годы уходят, а то и вся жизнь. А кем быть, это уж дело десятое. Вот так-то, внученька.

Зоя была полностью согласна с бабушкой, вот только ее ли это дело – программирование? Она хорошо запомнила слова папиного приятеля Кирилла, очень крутого и высокооплачиваемого программиста, сказанные им два года назад: «Хороших программистов-женщин не бывает в принципе. У них мозги устроены по-другому. Поэтому я к себе в фирму беру только мужчин. Не женское это дело, и все тут», – высокомерно произнес тогда папин друг.

Теперь, вспомнив эти слова, Зоя засомневалась вдруг, а стоит ли вообще затеваться? Может, пойти в педагогический, чисто женский институт? Но ведь если из нее получится плохой учитель, или неграмотный врач, или бездарный экономист, это гораздо хуже, чем обычный рядовой программист! Если не хочется ей быть ни врачом, ни учителем? И потом, а вдруг у нее получится не хуже, чем у ребят? А может, и лучше, никто же этого не знает!

С той поры в жизни Зои почти не осталось времени на отдых. Ей пришлось перестроить свой привычный распорядок дня, чтобы успевать все и сразу. Но это нисколько не раздражало ее, напротив, она чувствовала себя счастливой, потому что была нужна любимому человеку, а ради него девушка была готова на каждодневные подвиги.

Она приезжала к Олегу после уроков в школе, ненадолго забегая домой, чтобы поесть. Само собой разумеется, бабушка была в курсе Зоиных ежевечерних отлучек и не сопротивлялась этому. Она видела, как важны для внучки занятия с Вадимом. Добросовестно отзанимавшись два, а частенько и три часа, они с Фишкиным возвращались по домам уже в густых сумерках. И если Фишкин потом надолго устраивался перед телевизором или слушал в своей комнате музыку, улегшись на диване, то Зоя опрометью бросалась учить уроки на завтра, одновременно прихлебывая чай и жуя бутерброды.

Укладываясь спать уже за полночь, она каждый раз мысленно прокручивала события прожитого дня и с недоверчивой радостью убеждалась в том, что их отношения с Вадимом очень медленно, постепенно, но совершенно определенно переходят в новое качество. Каждый день Зоя находила все новые подтверждения тому, что их связывает не только решение задач и изучение физических законов, но и некое общее единство душ, некая общая тайна. Она отчетливо видела в подвижных глазах Вадима теплоту, внимание и даже нежность, и все это было адресовано ей, именно ей, Зое! И с каждым днем, проведенным с любимым, в девушке крепла надежда на чудо. Ей казалось, что вот еще совсем немного, совсем чуть-чуть, и она увидит в его глазах любовь.

В связи со всеми этими радостными для Зои событиями она саму себя стала ощущать совсем по-другому. Это была уже не та застенчивая, отчаянно краснеющая по каждому поводу девушка, которая почти год назад робко переступила порог класса с таким напряженным лицом, будто ожидала, что на нее немедленно набросятся и загрызут насмерть. Сознание собственной значимости, их с Вадимом романтическая тайна придавали ей уверенности в себе. Уверенности не агрессивной и надменной, а доброжелательной, тихой и ненавязчивой, такой уверенности, от которой становилось комфортно и самой Зое, и окружающим. Она уже не покрывалась ярким румянцем при каждом обращении к ней одноклассников, а когда ее вызывали к доске, то никто не замечал в ней стеснительности и робости.

Зоя выглядела усталой, но в ее глазах появилось какое-то новое, странное выражение. В них постоянно светилась загадочная улыбка и тихий, ничем не омраченный покой.

Все эти благотворные изменения, происходящие с Зоей Колесниченко, естественно, не могли остаться незамеченными ребятами.

– Слушай, Че, а что это с нашей тихоней происходит, а? – полюбопытствовала Лу Геранмае у своей подруги на уроке литературы. – По-моему, она превращается из гадкого утенка во вполне симпатичного лебеденка. Во, зарифмовала прикольно. Только я не в теме, с чего бы? А ты? Ты не знаешь?

Че, или Черепашка, она же Люся Черепахина, внимательно вгляделась в похорошевшее Зоино лицо. Девушка стояла рядом с Люстрой и отчетливым, громким голосом пересказывала биографию Солженицына. Поизучав Зою несколько секунд, Черепашка вздохнула:

– Не, я не в курсе. Но ты права – она здорово изменилась. И причем в лучшую сторону. Да и внешность тоже, смотри, глаза блестят, не горбится, волосы распустила… А ведь заметь, Фишкина-то больше месяца как нет в школе, а Зойка просто в эйфории!

– И что ты думаешь по этому поводу? Есть соображения? Я, например, вижу одно – что ее безумная любовь к Фишке испарилась, как… как прошлогодний снег! И мне кажется, Че, что у Зойки образовалась новая влюбленность, гораздо более взаимная, чем к этому пустозвону! – высказала свои догадки Лу, сгорая от любопытства.

– Ну… не знаю, не знаю… Я вот как раз таки и не уверена, что она совсем излечилась от любви к Фишкину. – Черепашка с сомнением покачала головой.

Она вспомнила, как Зоя отчаянно защищала свое чувство к не очень порядочному и не очень положительному Вадиму, когда они с Лу пытались вправить ей мозги в «Макдоналдсе».

– Я вот что думаю, – наконец озвучила она свои мысли насчет Зои. – Тут одно из двух: либо она действительно в кого-то влюбилась, и этот кто-то отвечает ей взаимностью, либо… она все-таки встречается с Фишкой. Конечно, последнее маловероятно, но ведь она же помчалась к нему в больницу сразу же, как только это стало известно! Помнишь, ты пыталась ее отговорить, да куда там! А что там дальше произошло, мы ведь с тобой не знаем? Фишка же хамелеон, каких еще поискать! Он, когда ему надо, без мыла в душу пролезет. Тем более в Зойкину душу! Но расспрашивать мы же ее не станем, правда?

На этом обмен мнениями закончился, и девушки заговорили о другом. А точнее, Черепашка перевела разговор на Клима, своего нового парня, с которым она не так давно познакомилась.

6

В субботу Вадим приехал к Олегу пораньше – ребята договорились до занятий посмотреть вместе новый фильм под названием «Миссия невыполнима-3». Приглашали и Зою, но оказалось, что она не интересуется подобными картинами. На самом деле это была только часть правды. В действительности Зое хотелось чуть-чуть отдохнуть и помочь бабуле по хозяйству.

Никогда в жизни она не призналась бы любимому, что элементарно устала от каждодневных неблизких поездок, да еще с пересадкой. Она твердо решила, что ее усталость, нехватка времени и прочие подобные вещи – все это ее и только ее проблемы, о которых Вадиму знать совсем необязательно. Тем более что ему, по всей видимости, не приходило в голову, что он взвалил на Зоины плечи нешуточный груз. Просто таким уж он был человеком, Вадик Фишкин.

«Да, я четко понимаю, что он эгоист, но ведь это же не повод для нелюбви! – думала Зоя. – Эгоистов тоже любят».

Фильм уже давно закончился, а Зоя все не приходила.

– Слушай, Вадик, а у тебя с этой Зоей что? Прости, что спрашиваю, но просто интересно. Если не хочешь, не отвечай, – как бы невзначай поинтересовался Олег. – Просто она на тебя такими глазами смотрит, даже завидно немного. У меня много знакомых девушек есть, но так… ничего серьезного. И никто из них на меня так не смотрел никогда, стопудово!

– Да знаю, знаю, – тяжело вздохнул Фишкин. – Зойка в меня втюрилась по уши! Давно, почти сразу, как к нам в школу перешла. Я умом понимаю, что она хорошая, может, даже лучше всех, добрая просто нереально и, может, таких, как она, вообще на свете не бывает…

Фишкин запнулся и замолчал, глядя в окно.

– Ну и? – прервал затянувшуюся паузу Олег. – Я так понимаю, тебе она по барабану. Угадал?

– Угадал. Ну, не то чтобы совсем по барабану, не то чтобы я ее презирал, или прикалывался, или там жалел… Сначала да, так оно и было, но, когда она заявилась ко мне в больницу, во мне что-то перевернулось. Знаешь, я у нее даже прощения просил и вообще всего себя наизнанку перед ней вывернул! – Фишкина понесло, он торопился выговориться, пока не пришла Зоя, потому что и у него наболело так, что невозможно было уже держать в себе свои сомнения и терзания.

А терзания в душе Вадима присутствовали. Не такое же он все-таки бревно бесчувственное и не железный робот!

– И в общем, мне клево с ней было, она меня развлекала всячески, даже кота своего таскала в палату. И ты понимаешь, Алик, я отчетливо вижу, что она для меня готова самое невероятное сделать, хоть звезду с неба, прости за банальность, но я-то, я не готов к этому! – Вадим все больше входил в раж, в его голосе стали проскальзывать театральные нотки. – Получается, что я пошло пользуюсь Зойкиными чувствами. Вот и сейчас, стоило ей заикнуться, что она хочет мне помочь догнать класс, как я тут же согласился. Потому что мне это действительно выгодно и удобно. Конечно, я делаю вид, что мы с ней занимаемся исключительно как одноклассники. Я и занимаюсь именно с такой позиции, но она-то нет! Получается, что я ей надежду какую-то даю, но ведь на самом деле этого нет и быть не может!

– Я так понимаю, ты себя подлецом в этой ситуации чувствуешь? – вклинился Олег во вдохновенный монолог Фишкина.

– Ну, где-то близко… Да, наверное, подлецом. И мне от этого хреново, а что делать, ума не приложу.

– А ты вообще какие-нибудь чувства к ней испытываешь? Ну, допустим, дружеские или еще какие? – сочувственно спросил Олег.

– Испытываю. Знаешь, я Зойке на самом деле очень благодарен. Она меня правда выручила здорово. Ну и дружеские чувства, конечно, у меня к ней есть. Но это, к сожалению, все, – устало пожал плечами Фишкин.

– Да-а, печально, – задумчиво протянул Алик. – Знаешь, ты поговори с ней! Ну, по-человечески, попытайся сначала в себе разобраться, а потом попробуй расставить все точки над i. Мне кажется, что если ты честно ей все объяснишь, ну, типа, насильно мил не будешь и все такое, то она поймет и не станет на тебя злиться. А то ведь, знаешь, она ведь и отомстить тебе может. Девчонки, да еще влюбленные и оскорбленные в своих чувствах, – это страшно!

– Отомстить? Это каким же образом, интересно? – обомлел от такого предположения Фишкин.

– Ну, по-разному… У них в таких случаях изобретательность в несколько раз возрастает. Например, выставить тебя перед классом в нелицеприятном свете, наговорить про тебя какую-нибудь лажу. Да мало ли как еще! Я ж не в курсе, какие там у вас ситуации возникают.

– Блин, да я и сам понимаю, что поговорить с Зойкой надо. Хотя бы для того, чтобы во второй раз не делать ей подлость. – Фишкин понуро опустил голову.

– Во второй? Так, оказывается, был еще и первый? Ну ты даешь, брателло! – присвистнул Алик. – Ну так давай, колись, раз начал, что ты успел натворить!

Фишкину и в самом деле захотелось выговориться. А что? Алик – человек посторонний, ни с кем из класса не знаком, ему рассказать – все равно что своему отражению в зеркале. И Вадим сначала медленно, подбирая слова, а затем все раскованнее и эмоциональнее поведал своему случайному собеседнику обо всем, что приключилось с ним с того дня, как Зоя Колесниченко появилась в их одиннадцатом «Б» вместе с котом Чаком.

И про переглядывания с ней на уроках, и про стихи, и про дружка своего Юрку Ермолаева, и как Зоя простила то, что простить невозможно, – словом, про все, про все. Вплоть до сегодняшнего момента, когда он сам почувствовал, что Зоя видит в нем что-то такое, чего на самом деле нет, а он, вопреки своему желанию, затягивает девушку в водоворот новой лжи и обмана.

– Мне, может, пожестче с ней надо бы общаться, а? Без всяких там улыбочек, шуточек, поменьше внимания оказывать, почаще грубить? – Фишкин ответа на свой вопрос не ждал, он как бы размышлял вслух. – А с другой стороны, зачем я стану это делать, если у нас отношения клевые, нормально общаемся, и мне самому, если честно, не хочется ей хамить…

– Слушай, что ты сопли распустил, как девчонка? Ведь все же прозрачно: поговори с ней честно, и все станет на свои места. Если Зоя твоя существо разумное, она поймет и успокоится. Ну, пострадает немного, не без этого. Как говорят, стрессы даже полезны. А потом устаканится все, вот увидишь! – Алик говорил тоном, которым увещевают неразумное дитя. – И потом, сколько там вам осталось учиться? Всего ничего. Школу закончите – и поминай как звали, разбежитесь в разные стороны. И чего ты паришься, не пойму? Хочет твоя Зоя или не хочет, вы все равно скоро расстанетесь, поэтому забей, и вся любовь.

– Я знаю, знаю… Но я не хочу, чтобы Зоя думала обо мне плохо, – тихо, но твердо и даже как-то ожесточенно произнес Фишкин. – Понимаешь? Не хочу!

Ответить Алик не успел – в прихожей раздался звонок. Зоя влетела в кухню, от ее внимательного взгляда не укрылось напряжение, висевшее в воздухе, и невеселое выражение лица Вадима.

– Случилось что-нибудь, Вадик? Ты как себя чувствуешь, а? – забеспокоилась девушка. – А я вот пирожных к чаю принесла. Сейчас чайник поставлю.

– Да нет, не волнуйся, все нормалек. Просто что-то голова болит, наверно, к дождю, – брякнул Фишкин первое пришедшее в голову, глядя на весеннее голубое, без единого облачка небо.

Фишкин смотрел на Зою, наблюдая, как любовно она заваривает для него чай по всем правилам, как заботливо закрывает форточку, чтобы ему, драгоценному, не надуло в спину, с какой радостью и терпением втолковывает непонятные для него параграфы по физике. Смотрел и думал о том, что никогда в жизни не сможет признаться Зое в том, что не любит ее. Причем не только не любит в настоящий момент, но и на дальнейшее не дает ей никаких утешительных прогнозов. И от сознания собственного малодушия Вадим чувствовал себя самым несчастным, самым гадким и ничтожным человеком на свете.

7

В эти трудные, но неизмеримо радостные дни Зоя испытывала огромный эмоциональный подъем. Да, она, безусловно, уставала, ведь столько всего нужно было успеть за сутки, внезапно оказавшиеся такими короткими. Но что значила усталость в сравнении со счастьем находиться рядом с любимым, заботиться о нем и встречать в его глазах ответный отклик? В последнем Зоя с каждым днем утверждалась все отчетливее.

«Нет, не может же быть, чтобы Вадик совсем ничего ко мне не испытывал! – с замиранием сердца думала Зоя по вечерам, когда возвращалась домой, в очередной раз пообщавшись со своим любимым. – Он так смотрит на меня, внимательно, нежно и с явным интересом. Не может быть, чтобы этот интерес был только лишь к задачам по геометрии или физике. Это, конечно, бред. Это я ему интересна, я сама!»

До того как окончательно погрузиться в сон, девушка подолгу думала о Вадиме, вспоминала и анализировала каждый его взгляд, каждый жест, каждое слово. И после этого мирно засыпала со счастливой улыбкой на губах. Иногда ее охватывал страх: а если бы ее зачислили не в этот класс, а в параллельный и ее жизнь никогда бы не пересеклась с его жизнью? Или если бы родители не уехали работать в далекий Алжир и она вообще осталась бы в своей старой школе? Тогда она так и жила бы, не подозревая о существовании самого прекрасного человека на свете – Вадима Фишкина!

От этих раздумий Зое становилось неуютно и холодно. Она зябко куталась в мамин старенький махровый халат, длинный и теплый, и гнала от себя угрюмые мысли.

И все бы, казалось, шло хорошо, но все же в душе у Зои сидела заноза, не дававшая ей покоя. Несмотря на всю свою восторженность и романтичность натуры, Зоя была человеком трезвомыслящим и неглупым. После нескольких дней эйфории ее стали мучить сомнения. А так ли Вадим искренен с ней? Мысль о том, что он может просто притворяться нежным и внимательным, все чаще приходила ей в голову. Зачем? Ну, это ясно: экзамены-то все ближе, ему нужен приличный аттестат.

Зою стали посещать периоды мрачного уныния и неверия в себя, во время которых она становилась рассеянной, хмурой, и даже бабушка не могла добиться от внучки ничего вразумительного. Зоина голова была занята исключительно Фишкиным и его подлинным отношением к ней. Больше всего Зою выводила из равновесия своя собственная неуверенность, то обстоятельство, что она никак не могла прийти к единому мнению.

В относительном спокойствии она находилась лишь во время занятий с Вадимом. В уютной кухоньке Олега ей казались смешными ее страхи и сомнения – так мил и предупредителен был с ней Фишкин, так ласково улыбался. И вообще у Олега Зое было очень комфортно. Она давно уже не комплексовала по поводу их с Вадимом скоропалительного вторжения на его территорию. Олег старался вести себя незаметно, не мешал, не лез с разговорами. Так, перекидывались обычными, ничего не значащими фразами.

Но стоило Зое вернуться домой и остаться в одиночестве, как в сердце поселялись смута и отчаяние. Девушка знала за собой недостаток – она иногда могла принять желаемое за действительное. И когда она начинала ежевечернюю разборку отношений с Вадимом, в ней вырастала горькая уверенность, что именно это и имеет место быть.

«Да с чего я взяла, что он ко мне неравнодушен? Я что, красива необычайно или фигура у меня потрясающая? Или я представляю собой что-то дико неординарное, что не обратить внимания просто нереально? – занималась Зоя самобичеванием, неспокойно ворочаясь в постели. – Так нет же, ничего этого не наблюдается. Я самая обыкновенная, каких тысячи. Ну да, он мне сказал, когда я пришла к нему в больницу, что я круче всех… И еще всякое такое приятное… Ну и что? Это же не повод для того, чтобы в меня влюбиться. Может, он ко мне испытывает уважение, например, или там дружбу… А на фиг мне его уважение? Мне любовь его нужна, только любовь, и ничего больше!»

Настрадавшись подобным образом и так и не придя ни к какой определенности, Зоя засыпала крепким, но тяжелым сном. Ее стали одолевать кошмары, чего никогда с ней не происходило. Девушка просыпалась среди ночи, чтобы в ужасе стряхнуть с себя наваждение и с облегчением осознать, что это всего лишь сон. Наутро кошмары обычно забывались, но однажды страшный сон вспомнился так отчетливо, что Зоя подумала: «Наверное, это вещий сон. Только страшный очень. Надо бабуле рассказать, пока не забыла. Она сны умеет разгадывать».

Когда Зоя с Татьяной Ивановной сели завтракать, бабушка внимательно оглядела внучку и вздохнула:

– Ты что-то бледненькая, и вид усталый, а ведь утро только начинается. Гляжу, замоталась ты с этими уроками. И когда вы уже закончите эти поездки в такую даль? И чем, спрашивается, у нас ему плохо, Вадиму твоему? Сидели бы так же и занимались…

– Он, бабуля, очень деликатный. Я, думаешь, не предлагала? А он ни в какую, не хочет беспокоить, стесняется, – тут же заступилась за любимого Зоя.

– Стесняется, говоришь? А гонять тебя каждый божий день через полгорода он не стесняется? И он не думает, что тебе поесть надо по-человечески и выспаться? Я уж об уроках не говорю! – Татьяна Ивановна недовольно оттолкнула от себя пустую тарелку и стала громко прихлебывать чай из большой, расписанной украинским орнаментом чашки.

– Ну, ба, ну ты чего? Я прекрасно себя чувствую, полна энергии для дальнейших свершений! – Зоя потерлась носом о морщинистую теплую бабушкину руку, пахнущую ванилью. – Ты не парься, со мной все в порядке, чес-слово, ба! А ты вот лучше мой сон разгадай. Хорошо? Знаешь, страшный такой, но я его почему-то запомнила.

– Страшный сон, говоришь? Ну, давай рассказывай, посмотрим, кто там тебя напугал. – Татьяна Ивановна не спеша допила чай и подперла голову кулаком, приготовившись слушать внучку.

– Ну, значит, слушай. Будто иду я по нашей улице, солнышко светит, тепло. Иду, иду и вдруг обнаруживаю, что улица-то кончилась и я уже в темном лесу непроходимом оказалась. А я все иду и знаю точно, что мне совершенно необходимо туда попасть, в самую чащу. А зачем – не представляю. И чем дальше продвигаюсь, тем ужаснее лес становится. Знаешь, как в мультиках: ветки кривые ко мне тянутся, пни корявые… Вот. И вдруг поляна передо мной открылась, а посреди поляны костер горит. И огонь в нем еле теплится, вот-вот погаснет. И я понимаю, что нельзя ни в коем случае дать ему погаснуть, тогда что-то ужасное произойдет. И я начинаю быстро-быстро в костер этот всякие сучья и веточки кидать, а он не разгорается, ну, никак. И вдруг из чащи прямо на меня выскакивает огромнейший медведь. Лохматый, клыкастый, и лапы когтистые ко мне тянет. Я хочу закричать, но ничего не получается, голоса нет, от страха не могу пошевелиться, а он хватает меня за руку и тащит куда-то в лес, в берлогу, наверное. Не знаю, я не досмотрела, проснулась. На часы глянула – два часа ночи. Сердце колотится, на лбу пот выступил и пить ужасно хочется. – Зоя перевела дух и закончила: – Потом, представляешь, заснуть не могла. Как закрою глаза, все этот жуткий медведь мерещится. Ну и к чему весь этот кошмар, а?

Татьяна Ивановна помолчала, собираясь с мыслями.

– Интересный сон тебе привиделся… Ну, я так думаю. Вот костер ты не могла заставить разгореться, да? Это значит, ты стараешься что-то расшевелить, разжечь. Что-то такое, что уже отжило свое и возобновиться не может. Или то, чего вообще не было. Отношения с кем-то, может быть, дружбу или… любовь. – Бабушка лукаво взглянула на помрачневшую Зою.

Увидев ее реакцию, она ласково обняла внучку, притянула к себе:

– Да ты не печалься. Сколько еще таких костров-то будет в жизни? Не счесть… А вот медведь – это другое дело. Медведь – это очень хорошо, я тебе…

– Да как же хорошо, ба? – Зоя возмущенно перебила бабушку. – Ведь он же меня в берлогу тащил, сожрать, наверно, хотел! И он страшнючий такой, бр-р-р! А ты говоришь – хорошо…

– Ты не перебивай, а дослушай, что я тебе говорю. Не важно, что он страшный, важно, что медведь. Поняла? Вообще, это жених, чтоб ты знала. Но поскольку тебе еще по возрасту женихаться не положено, то будем считать, что это новое знакомство, перспективное и романтическое. И ты, милая моя, о нем еще не знаешь. Так вот. Так что сон твой, в общем, неплохой.

– Ну вот, мне сейчас только романтических знакомств не хватает для полного счастья! Я ни с кем не собираюсь знакомиться, ба! Нет, как хочешь, а сон этот неприятный, мягко выражаясь. Особенно про костер. – Зоя подумала о Вадиме, и сердце у нее упало.

Значит, если верить бабуле, то с Вадимом действительно не все так безоблачно, как ей иногда видится? Значит, ее сомнения и терзания насчет искренности Вадима на самом деле небеспочвенны? И отношения с ним постепенно сходят к нулю? Нет, не может быть! Этот сон – дурацкий, а никакой не вещий! Обычная абракадабра, которая частенько снится, когда о чем-нибудь тревожишься. Не более того.

Зоя закрыла дверь в свою комнату, села на диван и с силой сжала пальцами виски. Нет, нельзя поддаваться панике. Все хорошо, все просто замечательно! И нет никакого повода для беспокойства. Так решила для себя Зоя, стараясь не обращать внимание на поднимающийся со дна души страх и опустошающую все ее существо тревогу. Но тревога никуда не уходила, а, наоборот, росла и крепла, отнимая у девушки последние силы.

«Нет, что-то надо делать, я не могу носить в себе весь этот груз. Это слишком неподъемная ноша для меня. Мне необходимо посоветоваться с кем-нибудь умным, спокойным и трезвомыслящим». Зою все больше охватывали безнадежность и отчаяние.

По своему опыту она знала, что эти тяжкие минуты необходимо переждать, перебороть, и уже завтра или даже сегодня вечером мир покажется более светлым и радостным. Но как же невыносимо трудно иной раз дождаться этой спасительной перемены!

Поделиться своими личными проблемами Зоя могла в классе только с одним человеком – с Люсей Черепахиной. Нет, Зоя находилась в ровных, дружеских отношениях со всеми одноклассниками, но открыть свою душу, вывернуть ее наизнанку, не рискуя быть непонятой или осмеянной, она могла только Черепашке.

Люся была именно тем подходящим человеком, которому можно было не просто выплакаться «в жилетку», а обязательно получить дельный совет или справедливую критику. Если человек того заслуживал, Черепашка не стеснялась высказать ему прямо в лицо все, что она о нем думает. Не принимая в расчет вежливость и чувство такта.

Впрочем, такой же была и Лу Геранмае. Недаром они с Люсей близкие подруги. Но Зоя инстинктивно немного сторонилась Лу, сама не понимая почему. Вероятно, из-за ее резко отрицательного отношения к Вадиму. А может, подсознательно опасалась совсем поблекнуть в лучах ее броской красоты.

Зоя твердо решила завтра же поговорить с Черепашкой, посоветоваться. Именно посоветоваться, а не вываливать на нее свои любовные неудачи, обильно поливая слезами бедную Люсю. В силу своей застенчивости, а может, еще и характера Зоя была довольно скрытным и замкнутым человеком, этакая «вещь в себе». И за всю ее короткую жизнь не случалось такого серьезного повода, чтобы девушка откровенничала с кем бы то ни было о своих личных переживаниях. Да еще по собственной инициативе. Но с Черепашкой все обстояло по-другому.

К ней Зоя испытывала безоговорочное доверие и знала наверняка, что все сказанное Черепашке никогда не станет общим достоянием. Тем более что Люся и Лу, в силу ранее сложившихся обстоятельств, были в курсе безответной любви Зои к Фишкину и даже пару месяцев назад сами вызвали ее на откровенность. Тогда Зоя, как умела, защищала свою любовь, и Черепашка честно попыталась ее понять, а Лу только возмущенно фыркала.

Припомнив тот разговор, Зоя невольно улыбнулась. Если бы Лу и Черепашка знали, что она все-таки поступила по-своему, да только ни к чему хорошему это не привело. Зоя окончательно запуталась и измучилась, ежеминутно пытаясь отличить ложь от истины. Где лежит грань между ними? А может быть, нет ее, этой грани, и истина и ложь едины? А может, Вадим так себя ведет с ней, потому что сам мучается, что не может разделить в своей душе черное и белое?

«А может быть, он меня все-таки любит, но еще не знает об этом? – схватилась Зоя за спасительную мысль. – Ведь бывает же так: человек испытывает к другому разнообразные чувства – ну, там признательность, уважение, интерес и все такое, – а потом, когда с этим другим случается что-нибудь ужасное, внезапно понимает, насколько дорог ему тот человек, и осознает, что все, что он считал простой привязанностью, на самом деле любовь».

Зое так понравился этот неожиданный взгляд на поведение Фишкина, что она даже немного воспряла духом. Ей безумно хотелось, чтобы в итоге она оказалась права. Только одно ее смущало: по ее теории получалось, что с ней должно что-то случиться, лишь тогда Вадим поймет, как сильно он ее любит.

Естественно, Зое совсем не хотелось, чтобы с ней что-нибудь случалось. Не бросаться же ей под машину, в конце концов?! Глупость несусветная! Зоя даже плечами передернула. А вот интересно, что скажет мудрая Черепашка по этому поводу?

«Завтра и узнаю, – невесело усмехнулась Зоя. – Представляю, что мне придется выслушать от Черепашки… Ну, ничего, она умная, рассудительная, она должна мне помочь. Обязательно!»

8

– Люсь, ты домой? Мне поговорить с тобой надо, – подошла Зоя к Черепашке после уроков.

Зою обрадовало, что Лу сегодня почему-то отсутствовала. Это избавляло девушку от необходимости посвящать ее в свои проблемы. А попросить Лу оставить их с Люсей наедине Зоя точно никогда не смогла бы. Она очень не любила обижать людей. А Лу, естественно, обиделась бы.

Она шла рядом с деловито шагающей Черепашкой и никак не могла решить, с чего начать.

– Слушай, давай посидим где-нибудь на воздухе? Погодка сегодня классная… А что стряслось-то? Что-то серьезное? – Черепашка внимательно заглянула Зое в глаза.

Они свернули в незнакомый двор и присели на обшарпанную деревянную скамейку.

– Понимаешь, Люсь, я запуталась. И мне очень нужен твой совет. Я так думаю, кроме тебя, мне никто не поможет! – Зоя нервничала и машинально терзала перчатки, то снимая, то надевая их.

– Так. Начало звучит трагически. Только давай все по порядку, а то я не пойму, в чем, собственно, трагедия. – Черепашка ободряюще улыбнулась Зое, но та ее не поддержала.

– Ладно, я постараюсь по порядку. – Зоя сделала глубокий вдох, словно перед прыжком в воду, и сказала: – Понимаешь, я все это время встречалась с Вадимом. Уже больше месяца. Вернее, я и сейчас встречаюсь, и у нас… все хорошо, просто отлично, но…

– Я так и знала, – помолчав, заявила Черепашка. – Я догадывалась, что ты с кем-то встречаешься, только не была уверена. Думала, у тебя новая влюбленность появилась. А это, значит, все-таки Фишкин!

– Ты догадывалась? Блин, каким образом? – Зоя была растерянна и потрясена.

– Да ты в зеркало смотришь хотя бы иногда? Ты же другой человек совершенно! Красивая, уверенная в себе! И что еще я должна была думать при такой разительной перемене?

– Ну, насчет красоты ты явно погорячилась, Люсь. Просто я все это время в какой-то эйфории находилась. Понимаешь? Я ведь каждый день к нему в больницу ездила, мы с ним поговорили, все выяснили… – воодушевленно стала рассказывать Зоя, но Черепашка ее перебила:

– Выяснили что? Что он подлец и негодяй, а ты влюбленная идиотка? Прости за грубость, но это правда.

Черепашка взглянула на Зою, и ей стало стыдно. Из глаз девушки уже готовы были политься слезы.

«И чего это я на нее набросилась? Сама, что ли, не влюблялась безответно? Ну, недолюбливаю я Фишку, и даже очень. А Зоя при чем?» – мысленно укорила себя Черепашка и виновато дотронулась до Зоиной руки:

– Слышь, ты не обижайся, прости меня. Хорошо? Просто мне обидно за тебя стало. Не на того человека ты растрачиваешься, поверь. Хотя, конечно, ты мне не поверишь, и правильно сделаешь, между прочим. Потому что каждый должен делать свои собственные ошибки.

– Да ладно, я не обижаюсь. Только выслушай меня до конца, потому что мне действительно так плохо, что… – Зоя безнадежно махнула рукой.

– Конечно, я с радостью тебя выслушаю и помогу, если сумею. – Люся поближе придвинулась к Зое, будто их мог кто-то подслушать.

– Короче, в больнице все было клево, а точнее, просто волшебно. А потом я предложила Вадику с ним позаниматься, ну, чтобы он не отстал от нас. И мы ездим теперь каждый день к его другу и там занимаемся. И все бы ничего, но…

– Стоп. А к другу-то на фига? А ты к нему или, наоборот, он к тебе – слабо? – снова перебила Зою Черепашка.

– Да к нему какие-то родственники нагрянули с детьми, а ко мне он категорически отказался. Говорит, бабушку побеспокоим. Хотя какое тут беспокойство? – пожала плечами Зоя.

– Та-ак, деликатный Фишкин – это что-то новенькое… Вы с ним ролями, что ли, поменялись, а? – задумчиво протянула Черепашка, глядя вдаль.

– Да нет. Ты просто не знаешь его так, как я! Он правда очень застенчивый. Это в классе Вадик старается казаться грубоватым и самоуверенным, а он вовсе не такой на самом деле.

– Ну-ну, допустим, – скептически покачала головой Черепашка. – И что дальше?

– А дальше я не могу понять, как он действительно ко мне относится? Понимаешь, мне кажется, что он как-то странно себя ведет. Чаще я вижу с его стороны только хорошее. Он такой бывает внимательный, добрый, ласковый, просто супер, а иногда я практически кожей ощущаю неискренность, какую-то игру, что ли! Ну, вот хотя бы когда я ему позвонила насчет занятий. У него был Ермолаев… – Зоя подробно пересказала Черепашке их нелепый и обидный для Зои разговор с Фишкиным.

Увлекшись, она рассказала Люсе обо всем, начиная с первого своего посещения Фишкина в больнице. Благо что Люся уже не перебивала ее, а слушала с возрастающим интересом.

Наконец Зоя выложила все, что хотела, и даже сверх того. И про свою теорию не забыла. Черепашка молчала так долго, что Зое показалось, что она вообще не произнесет больше ни слова, а встанет и уйдет домой.

– Зоя, я даже не знаю, что тебе посоветовать, – произнесла Черепашка, когда Зоя уже отчаялась услышать ее голос. – Все это, конечно, здорово, но лично мне в этой мелодраме что-то не нравится. Меня интуиция редко подводит. И между прочим, я Фишку знаю все же поболее, чем ты, с первого класса. И скажу одно: он всегда был меркантильным. Если ему что-то выгодно или надо что-нибудь, он в лепешку разобьется для себя, любимого. Ты прости меня, но я не верю в его искренность. И в то, что он мог кардинально перемениться к тебе, да еще за такой короткий срок, тоже не верю. Зой, я понимаю, тебе это слышать тяжело, но ведь ты хотела мое правдивое мнение узнать?

Черепашка заглянула Зое в глаза и увидела в них такое бесконечное отчаяние, что внутри у нее все перевернулось. Она почувствовала неясное беспокойство и, решив немного смягчить свои жестокие слова, сказала:

– А насчет твоей теории, так я думаю, это очень может быть. Вполне возможно, Фишка не подозревает о своих истинных чувствах к тебе. Они у него запрятаны где-то далеко-далеко, под всей этой шелухой, которую он на себя напускает.

– Правда? – встрепенулась Зоя. – Ты правда так считаешь? Вот и мне иногда так кажется. Вот проверить бы! Только как, Люсь?

– Не вздумай! – перепугалась Черепашка. – Еще не хватало, чтобы ты из-за него с собой что-нибудь сотворила. Слышишь, дай мне слово, поклянись, что не станешь прыгать с крыши, глотать снотворное или вены резать!

– Да ты что, Люсь! Я не имела в виду ничего такого! Честное слово! Ну хорошо, клянусь, что не буду делать никаких глупостей! Просто я бы хотела, чтоб случилась такая ситуация, когда он понял бы, что я ему небезразлична и, в общем, дорога! Но это я так, размышляю вслух. Не представляю себе, что такого может произойти… – Зоя снова приуныла.

– А я знаю что, – вдруг деловым тоном заявила Черепашка. – Все просто, даже странно, что мы с тобой до этого не додумались раньше. Нужно постараться вызвать у него ревность!

– Ревность? – удивленно захлопала ресницами Зоя. – Каким образом? Да мне это и в голову не пришло бы никогда. А с кем? Да я, наверно, не смогу, это ведь как-то… непорядочно, что ли.

– Слушай, ты хочешь узнать его настоящее отношение? Заведи легкий флирт с кем-нибудь и посмотри, как твой Вадик станет себя вести. Если ты для него не пустое место, а что-то значишь, ты сразу безошибочно поймешь. И мучиться по этому поводу перестанешь. У тебя есть подходящая кандидатура на примете?

– Нет, не знаю, наверно, нет, – промямлила Зоя, пожимая плечами. – Слушай, Люсь, а это точно поможет?

– А ты сама как думаешь? Это же твоя теория, только вместо экстремальной ситуации невинный флирт без риска для жизни и здоровья. Ну, согласна? – Черепашка так ободряюще улыбнулась Зое, что той предложение подруги и впрямь показалось очень удачным.

– Согласна. Только мне не с кем… ну, это… ревность вызывать, – снова погрустнела Зоя.

– Ну, раз я тебе эту идейку подкинула, я тебе и кавалера обеспечу. Тем более что ты его прекрасно знаешь! – торжествующе заявила Черепашка и, предваряя вопрос, готовый сорваться с Зоиных губ, добавила: – Это Клим. И не возражай! Я уверена, что он не будет против немного побыть твоим парнем. Я с ним поговорю. Сегодня же. И тебе будет не в напряг с ним общаться – все же твой бывший одноклассник. Ну, договорились?

– Да… это, наверно, правильно. Потому что я не могу больше так жить. В неизвестности. Я должна узнать правду. Вот ты, Люся, на моем месте как поступила бы? – спросила Зоя у Черепашки.

– Ты что же, думаешь, что я тебе советую одно, а сама бы решала проблему иначе? Естественно, я поступила бы так же, как предлагаю тебе. Для меня тоже неизвестность – страшная вещь! – Черепашка секунду помолчала, словно вспоминая что-то из собственного опыта, и продолжила: – Я догадываюсь, что ты дико боишься узнать, например, что Фишка к тебе равнодушен и элементарно тебя использует в своих интересах. А из твоего рассказа я почти готова сделать вывод, что именно использует. Только дай мне слово, что не будешь совсем отчаиваться, если что. Хорошо?

– Ладно, Люсь, постараюсь. Спасибо тебе. Ты мне очень помогла, правда, – благодарно улыбнулась Зоя вымученной улыбкой.

Девушки посидели еще чуть-чуть и разбежались по домам. Зое еще предстоял урок с Вадимом, ставший таким привычным, будто она всю свою жизнь только и делала, что занималась с отстающими учениками.

«У тебя определенно педагогический талант, – не раз говорил ей Вадим. – Напрасно ты на программирование нацелилась, из тебя училка получится – просто супер!»

«А шум смерти не помеха, – смеялась Зоя, повторяя любимую поговорку отца. – Может, я буду информатику преподавать».

При мысли о Вадиме Зоя снова загрустила. Как это все получится с Климом? Добьется ли она желаемого результата? И если добьется, то какого? Вон Черепашка не верит в искренность Вадима… Если она права, тогда зачем это все, спрашивается? Зачем эта любовь, отнимающая столько души и эмоций?

Вечером Зое позвонила Черепашка. Сообщила, что Клим посвящен в их план и готов помочь.

– Завтра после уроков он подойдет к метро, и мы все обсудим втроем. Слушай, правда он классный, да? Добрый такой и все понимающий. Ну, пока, держи хвост морковкой, все будет о’кей! – бодро отрапортовала Черепашка и отключилась.

Да, Зоя знала, что Клим очень отзывчивый. Она проучилась с ним десять лет и отлично помнила, что он всегда приходил всем на помощь, даже если его об этом не просили.

Повезло Черепашке с парнем – надежный, внимательный, добрый и ради нее готов на все. А ведь именно Зоя познакомила Люсю со своим бывшим одноклассником. Вернее, не специально познакомила, а просто пригласила Клима и Черепашку на свой день рождения. С того самого дня они вместе. И кажется, очень подходят друг другу.

9

Черепашка, Зоя и Клим стояли под козырьком магазина «Продукты» около метро. Накрапывал мелкий, противный дождик, не такой сильный, чтобы прятаться от него в подземке, но и мокнуть тоже никому не хотелось. Под козырьком было самое то – и сухо, и на воздухе, и можно спокойно обсудить свои дела.

– Значит, так, – наставляла новоиспеченную парочку Черепашка, – ваша задача вести себя совершенно естественно, неплохо бы, чтоб Фишка пару раз вас увидел сам, а можно и Ермолаеву на глаза попасться. Он-то сразу дружку доложит. Зоя, ты можешь сыграть рассеянность, отрешенность от занятий, будто думаешь о чем-то постороннем и чуть-чуть тяготишься этими уроками с Фишкой? Только не переигрывай, все должно быть натурально, именно чуть-чуть… полутона, полунамеки… ну, там сориентируешься. Поняла? И помните оба: лучше недоиграть, чем перегнуть палку, потому как Фишка далеко не глуп, и, если он заподозрит, что его дурачат, вся затея потеряет смысл.

– Я постараюсь, – послушно кивнула Зоя, поглядывая на Клима.

Его, казалось, ничего не тяготило в этой необычной ситуации. Он молча слушал Черепашку с серьезным видом и смотрел на нее с плохо скрываемым обожанием.

– А сколько дней нам… встречаться? – чуть сконфуженно спросила Зоя.

– Ну, это зависит от того, насколько быстро вы выведете из равновесия Фишку. Думаю, недельку-полторы, в общем, как пойдет, – спрогнозировала Черепашка. – И вот еще что, кстати. Я краем уха слышала, что Ермол собирается завтра вечером в «Молодежный» на «Код да Винчи». Вот и вам хорошо бы там нарисоваться. Усекли?

Зоя и Клим почти одновременно кивнули в знак согласия. Черепашка удовлетворенно оглядела их. Смотрелись они неплохо. Клим – высокий, на голову выше Зои, плечистый, с правильными чертами лица, серьезный. И хрупкая, настороженно глядящая Зоя, с недоверчивой улыбкой на губах.

– Так, вроде нормально… Только вид у вас обоих, будто уксуса напились! Вы же десять лет в один класс ходили, должны держаться естественно, вам наверняка есть что вспомнить. И не забывайте – у вас романтические отношения! – давала последние наставления Черепашка.

– Люся, ты не волнуйся, – наконец открыл рот Клим, – мы войдем в роль, я все буду держать под контролем. Просто мы же тебя слушаем, вот и кажемся чересчур серьезными. Да, Зоя? И в «Молодежный» мы сходим. Все будет по плану.

– Тогда я пошла, завтра вечером созвонимся, – кивнула Черепашка Климу. – А с Зоей мы, надеюсь, в школе увидимся.

В этот вечер Зоя разбирала с Вадимом сложный параграф по физике, но мысли ее были совсем не о физических законах. Она нервничала, пытаясь скрыть свое напряженное состояние, но получалось это плохо. Зоя репетировала в уме, как через полтора часа она должна будет непринужденно сказать Вадиму, что завтра урок не состоится.

– Ты какая-то рассеянная, Зой, – заметил ее отрешенность Фишкин. – Случилось чего?

Он как умел участливо посмотрел девушке в глаза.

– Нет, все о’кей, просто я боюсь забыть сказать тебе кое-что. Потом, после занятий, – мгновенно нашлась Зоя, сама изумившись своей сообразительности.

– Ну уж нет! Раз начала – давай колись. Тем более что можешь забыть, – потребовал Вадим.

– Ладно… Да ничего особенного, в общем-то. Просто я завтра вечером занята буду и наши с тобой занятия придется отложить. Вот и все, собственно, – чуть небрежно произнесла Зоя спокойным голосом.

На лице Фишкина промелькнуло недоумение. Он на миг растерялся:

– Отложить? Ну ладно, заметано. Что, опять по хозяйству с бабушкой?

– Да нет, у меня другие планы. Ты вечером не звони, я буду поздно. Я сама тебе позвоню. Хорошо? – тем же небрежным, чуть снисходительным тоном сказала Зоя.

– Хорошо… – пожал плечами Фишкин.

Ему было ужасно интересно узнать, куда собралась девушка, да еще поздно вечером, но он, естественно, промолчал, хотя вопрос вертелся у него на языке. Поразмыслив, Вадим пришел к выводу, что, скорее всего, у Зои намечается какой-нибудь девичник, чей-то день рождения или что-то в этом роде, и даже обрадовался. Надо же и ему отдохнуть от уроков и провести хоть один вечер с мамой. Вадим сказал ей, что ездит заниматься к однокласснице, так что она особо не волновалась из-за ежевечерних отлучек сына. Но в последнее время стала сетовать, что почти не видит его.

– Вот и славненько, посижу дома. – Фишкин чуть было не ляпнул «с мамой», но вовремя вспомнил, что у него в квартире целый табор родственников, и скорбно добавил:

– Правда, дома не отдохнешь, ни секунды покоя нет, и, главное, уезжать вроде не торопятся, блин!

* * *

Кинотеатр «Молодежный» был полон. Нашумевшую картину «Код да Винчи» желали посмотреть тысячи зрителей разных возрастов и профессий. Среди них оказались и Зоя с Климом. Но не только. Когда Зое захотелось пепси и ребята подошли к стойке с напитками, кофе, мороженым и прочими вкусностями, Зоя вдруг потянула Клима за рукав куртки.

– Тихо! – прошептала она заговорщицким тоном. – Смотри, вон там, за вторым столиком справа, парень сидит! Это Юрка Ермолаев, друг Вадима!

– А почему «тихо»? – улыбнулся Клим. – И очень хорошо, что мы на него так быстро наткнулись. Давай пройдемся мимо, будто ты его не замечаешь. А я буду следить за его реакцией.

Они стали проталкиваться поближе к столику Ермолаева, держась за руки. Оказавшись почти рядом и краем глаза заметив, что Ермолаев их увидел, Клим нежно приобнял Зою за плечи. На губах у Зои блуждала рассеянная улыбка, глаза блестели и на щеках выступил розовый румянец. Она вроде бы не замечала Юрку, ласково поглядывая на своего спутника.

Зато у Ермолаева было такое лицо, словно он увидел в толпе призрак. В его глазах застыло неподдельное изумление. С усилием стряхнув с себя оцепенение, Юрка возбужденно стал озираться по сторонам, выискивая кого-то взглядом среди праздно гуляющей публики. Зои и Клима уже не было видно, они поднялись на второй этаж. Оттуда через огромные окна можно было полюбоваться красивой вечерней панорамой города.

А Ермолаев наконец высмотрел кого хотел. К нему с двумя вазочками с мороженым пробирался Вадик Фишкин.

– Фу-у, ну и толпень в буфете, доложу я тебе! Еле достоялся! А ты чего такой взбудораженный? Жара замучила? На, охладись, – приговаривал взмокший Фишкин, отправляя изрядный кусок лакомства в рот.

– Слышь, Фишка, чего скажу, не поверишь! – выпалил Ермолаев. – Знаешь, кого я только что видел?

– Как я могу знать, если меня здесь не было, – снисходительно ухмыльнулся Фишкин. – Неужели Николь Кидман? Или нет, Дженифер Лопес! А может, Земфиру или Глюкозу!

– Нет, Фишка, не угадал! Зойку Колесниченко!

– Зойку? Ты спятил, что ли? – недоверчиво фыркнул Фишкин и в то же мгновение понял, что Ермолаев говорит правду.

В его голове пронесся вчерашний разговор с ней. Ну и что, собственно? Девушке захотелось пойти посмотреть модный фильм, только и всего. Стоп! А ведь она его с собой не позвала! Если принять во внимание отношение к нему Зои, то она просто не могла не предложить ему сходить в кино, развеяться, отдохнуть от трудовых будней. Это по меньшей мере странно!

Но вслух Вадим сказал, лениво позевывая:

– Ну, даже если так, и что? Что тут криминального? Чего ты так разволновался, не пойму?

– А то, что она была не одна! Она была с парнем каким-то, я его не видел раньше никогда. Такой высоченный, рожа смазливая такая и смотрит на нее, как кот на колбасу! Ты прикинь, Фишка, эта мышка серая и такой в общем-то клевый чувак!

– Да-а, неожиданный поворот, – пробормотал потрясенный Фишкин, стараясь изо всех сил сохранить равнодушное выражение лица. – А может, это родственник какой-нибудь? Двоюродный брат, например!

– Знаешь, Фишка, если б ты видел, как он на нее смотрел, такая дурацкая мысль тебе и в голову не пришла бы! А она вся такая романтичная и загадочная! И глазки ему строит, и рот у нее до ушей, и вообще… – Первый звонок, приглашающий публику в кинозал, не дал Юрке закончить.

Но Фишкину большего и не требовалось. Он получил исчерпывающую информацию, которая резко ухудшила его настроение. Однако Вадим хорошо понимал, что показывать Ермолу, будто его каким-то образом задел рассказ про Зою, нельзя ни в коем случае. Поэтому он взял себя в руки и с совершенно безмятежным лицом пошел вслед за Ермолаевым отыскивать свое законное место.

«Значит, она пошла в кино с неизвестным парнем, – рассуждал про себя Фишкин, усаживаясь в удобное кресло с подлокотниками, обитое красным бархатом. – Вернее, это мне он неизвестный, а ей, вероятно, очень даже знаком. Если верить Юрке, то слишком знаком. Ну а мне-то что? Чего я парюсь на эту тему? Мне же Зойка по барабану. В принципе мне надо, чтобы она меня по урокам вывела на уровень класса, и все в общем-то. Чего же мне, блин, так неприятно?»

Фишкин идти в кино не планировал. Когда вчера днем позвонил Ермол и предложил ему билет на «Код да Винчи», Вадим отказался, сославшись на то, что ему нужно догонять класс, а не развлекаться. Но вечером, узнав, что урок с Зоей отменяется, он передумал и позвонил Юрке. Ермолаев обрадовался – идти одному было не в кайф. Два билета достались ему случайно от родителей, которым очень хотелось посмотреть фильм, но отца срочно вызвали на объект – Юркин отец работал прорабом на стройке, и у него случались всякие авралы. Поэтому мама отдала Юрке два билета, сказав, что он может взять с собой кого хочет.

Таким образом Фишкин оказался в «Молодежном». Он смотрел на экран и думал о Зое. О том, почему она так поступила. Ведь она же любит его, только его, Фишкина! Она же сама не раз в этом признавалась! А стихи как же? А ее самоотверженность, ее забота о нем, любимом? Ее глаза, в конце концов, глядящие на него с такой нежностью? Вадим пожалел, что он вообще пришел сюда. Сидел бы спокойно дома, и мама не ворчала бы, и он пребывал бы в неведении относительно Зои.

«Может, попробовать отыскать ее после сеанса? – раздумывал Фишкин. – Подойти эдак как ни в чем не бывало, познакомиться с парнем этим и на ее реакцию посмотреть?»

Знакомиться с Климом Фишкину не хотелось. Он почувствовал, как в его душе растет неприязнь к Зоиному спутнику, хотя он его даже не видел. Вадим попытался представить парня по описанию Ермолаева – «высоченный, рожа смазливая», – и ему совсем расхотелось не только знакомиться с этим красавчиком, но и просто искать Зою и видеть их вместе. Тем более он не один, а с любопытным Ермолом, которому до всего есть дело. Потом от его расспросов не отвяжешься. Еще заподозрит что-то, тогда вообще кранты.

Настроение у Фишкина упало до нуля. Он толком не понимал, отчего злится и нервничает, ведь он просто использует Зою и никаких особенных чувств к ней не испытывает. Но все-таки ее внезапная измена ему, любимому, вызывает у него суперотрицательные эмоции. Вадиму захотелось, чтобы фильм поскорее закончился, ему было душно, несмотря на мощные кондиционеры, работавшие в кинозале.

Мало-помалу он успокоился, и ему даже удалось переключить внимание на экран.

«Нет, все наверняка не так, это просто недоразумение, которое скоро разъяснится. Может, даже завтра. – Время от времени мысли Фишкина упорно возвращались к Зое. – Нет, все-таки она могла бы сказать мне, что хочет в кино, я бы с удовольствием с ней пошел».

Тут Вадим обнаружил, что воображение завело его слишком далеко. Куда бы он пошел с Зоей, если при одной мысли, что кто-нибудь увидит ее входящей в его подъезд, у него начинается приступ неуправляемой паники?

«Ладно, чего это я обижаюсь на нее? – окончательно взял себя в руки Фишкин. – Все нормально. Завтра небось сама расколется, не выдержит».

На следующий день Вадим и Зоя снова встретились у Олега. В глазах Фишкина стоял немой вопрос, но девушка вроде ничего не замечала и как ни в чем не бывало принялась втолковывать своему подопечному алгебраические уравнения.

– Вадик, ты меня плохо слушаешь. Что-то случилось? – наконец обратила внимание Зоя на рассеянность Фишкина.

– Да нет… А я вчера в кино был! – выпалил он неожиданно для себя, хотя вовсе не собирался говорить Зое об этом.

– Здорово! А где? – после секундного замешательства поинтересовалась Зоя.

– В «Молодежном», смотрел «Код да Винчи». С Ермолом решили оттянуться, раз выдался свободный вечерок. – Фишкин чуть не сказал «раз ты меня бросила», но вовремя сообразил, что это лишнее.

Подобные выражения могут создать у Зои иллюзию, будто у них отношения не только деловые и товарищеские, а этого Фишкин не хотел ни в коем случае. Никаких иллюзий у Зои быть не должно.

– Вот и правильно, тебе надо отдохнуть немного, – чуть растерянно сказала Зоя, пытаясь угадать, видел ли ее там Вадим.

Впрочем, видел или нет, это уже не так важно. Достаточно того, что на Ермолаева напал столбняк, когда они с Климом продефилировали мимо его столика. Все получилось просто супер. Все-таки какая Черепашка умная! Как здорово она придумала! И на завтра тоже нужно отменить занятия – Черепашка велела Климу подойти к школе и встретить Зою после уроков. Конечно, их увидят вместе и остальные одноклассники, а не только Ермолаев, ну и пусть! Это по-любому невредно! Пора уже Золушке превращаться в принцессу, как выразилась Люся, когда они втроем обсуждали дальнейшие действия.

Зоя, правда, попыталась робко сопротивляться столь частому общению с Климом, объясняя это тем, что ей неловко вмешиваться в Люсину личную жизнь. Про себя она подумала, что ей больше хотелось бы проводить вечера с любимым человеком, чем изображать из себя коварную изменницу, но Черепашка строго напомнила:

– Мы же договорились, Зоя, что ты хочешь узнать, как Фишка к тебе относится на самом деле! Хочешь или уже нет?

– Хочу, – покорно кивнула Зоя.

Она действительно хотела. Потому что устала терзаться сомнениями и видеть кошмары по ночам. Но убедиться в безразличии к ней любимого человека тоже было страшно. И неизвестно, что страшней.

– Ну вот, – удовлетворенно резюмировала Черепашка, – поэтому не выдумывай никаких отговорок. Поняла?

Когда Клим ушел, Черепашка задумчиво посмотрела ему вслед.

– Какой он все-таки молодец! Все понимает, все делает так, как нужно. А моя личная жизнь не пострадает, не волнуйся. Знаешь, я тебе ужасно благодарна, что ты меня вытащила тогда к себе на день рождения! Иначе я не встретила бы самого лучшего человека на свете. У нас с ним все просто супер! Он совершенно необыкновенный, он такой порядочный, что иногда мне кажется, что он с другой планеты! Таких не бывает в принципе! – Черепашка посмотрела на Зою и внезапно удивилась: – Слушай, а ты ведь проучилась с ним десять лет. Неужели ты никогда не была в него влюблена?

– Прикинь, никогда, – улыбнулась Зоя. – Я его воспринимала всегда просто как одноклассника, как-то он меня не волновал. Знаешь, я иногда сама удивляюсь – ведь он на самом деле такой клевый, красивый, высокий, талантливый, на пианино играет суперски. У нас многие девчонки от него тащились, а я нет. Вероятно, он не в моем вкусе, ну, не мой он человек, вот и все.

– Да, наверное… – помолчав, согласилась Черепашка. – Ты, Зоя, экстремалка какая-то! Выходит, в твоем вкусе такие, как Фишка, – совершенно отрицательные!

Первым порывом Зои было тут же броситься на защиту своего любимого, но она сдержалась. Сейчас они станут долго спорить с Черепашкой по поводу различных качеств Вадима, но в результате останутся каждая при своем мнении. Тем более что все это было уже переговорено не один раз и не два.

10

Клим, как и договаривались накануне, ждал Зою на школьном дворе. Выглядел он на все сто. На нем были черные джинсы, белоснежная водолазка обтягивала его мускулистую стройную фигуру, густые светлые волосы чуть небрежно падали на высокий лоб. В ожидании Зои он прохаживался мимо школьного крыльца, помахивая журналом «ТВ-парк», свернутым в трубочку.

Первой Клима увидела Света Тополян. Она не спеша выплыла из школьных дверей и приостановилась. Они с Каркушей, то есть с Катей Андреевой, собрались после уроков махнуть за город, к Катиной бабушке – подышать свежим воздухом. В последний момент Катя задержалась в классе, и Тополян уселась на невысокую ограду, окружавшую пришкольный палисадник. Она повернула голову влево и увидела Клима.

В ее темных восточных глазах промелькнуло смешанное выражение удивления и восхищения. Она сразу же поняла, что парень к кому-то пришел, может быть, даже к кому-то из ее класса.

Не смущаясь тем, что ее явный интерес граничит с бесцеремонностью, Тополян продолжала в упор разглядывать Клима. Ей понравилось в нем абсолютно все, даже на журнал в его руке Света взглянула с уважением. Теперь она нетерпеливо ожидала появления Каркуши, чтобы обсудить с ней неизвестного молодого человека. А главное, выяснить, к кому он пришел.

– Ну где ты ходишь, Катя? – набросилась Тополян на подругу, как только та подошла к ней. – Посмотри, вон там, видишь, около дерева? Да влево смотри. Видишь, какой клевый мальчик, а? Он кого-то ждет, может, даже из наших кого-то. Я тебя умоляю, давай дождемся и посмотрим, а?

– Ну давай, если уж тебе так интересно, – усмехнулась Каркуша. – Хотя надо признать, он действительно супер!

Школьный двор быстро наполнялся старшеклассниками. Клим всматривался в толпу, выискивая глазами Зою. А вот и она! Зоя неуверенно остановилась на крыльце, щурясь от весеннего солнца. Увидев Клима, приветственно махавшего ей рукой, она сделала глубокий вдох и, радостно улыбаясь, двинулась ему навстречу.

– Привет… – сказала Зоя, остановившись перед парнем.

Чтобы посмотреть в лицо Клима, Зое пришлось задрать голову – парень был гораздо выше ее. Клим не ограничился только приветствием, он обнял девушку и поцеловал ее в порозовевшую щеку.

– Ну, пошли? – осведомился он, беря Зою под руку. – Давай мне рюкзак, он у тебя неподъемный!

Тополян и Каркуша чуть не свернули себе шеи, глядя вслед удаляющейся парочке. Катя перевела взгляд на Тополян и прыснула со смеху. На Свету было жалко смотреть: на ее лице было написано неподдельное отчаяние. И еще изумление, и еще досада, в общем, целый букет разнообразных эмоций.

– Нет, Кать, это что же такое происходит, а? – еле пришла в себя Тополян. – Ты видела? Этот красавчик – и наша Зойка! Уму непостижимо! Слушай, а может, он слепой, а? Может, он ее просто не видит?

– Успокойся, он не слепой и не глухой, и вообще никаких явных дефектов я у него не заметила. А ты чего страдаешь? Завидуешь? И кто тебе мешает с таким же познакомиться? – попыталась урезонить подругу Каркуша. – А между прочим, я, например, очень рада за Зою. Я, конечно, не знаю, что этот парень собой представляет, но уверена, что гораздо лучше в него влюбиться, чем в Фишку. Согласись!

– Для кого лучше? Для Зойки-то, естественно, лучше. Нет, ну где она его отхватила, а? И каким образом? Да она рядом с ним, как… как воробей рядом с павлином! – не могла успокоиться Тополян.

– А вон Ермолаев идет! Эй, Ермол, давай сюда! – завопила она собиравшемуся покинуть школьный двор Ермолаеву.

– Ну, чего такое? – недовольно пробурчал Юрка, подходя к девушкам.

– Слышь, Ермол, мы только что такое видели, отпад! – возбужденно зачастила Тополян. – К Зойке нашей та-а-акой мачо причалил, супер! Высоченный, красивый, как Аполлон, фигура, все в порядке. Прикидываешь, а?

– А-а, да видел я его, – нарочито зевнув, небрежно заметил Ермолаев. – Они с Зойкой в «Молодежном» тусовались позавчера.

– Ты их видел в кино? И что? Как они там вообще? – Тополян сама толком не знала, что же ей хочется услышать от Ермолаева, поэтому и ее вопросы прозвучали не очень внятно, но Ермолаев, очевидно, ее понял, потому что дал исчерпывающую информацию:

– Да ничего, прохаживались в обнимку по фойе, потом, наверно, пошли кино смотреть. Вид у них оченно романтический был, это да. Видать по всему, любовь-морковь у них.

Фишкин рассеянно листал учебник биологии. Сосредоточиться на законах генетики ему было архисложно, практически невозможно. Более чем странное поведение Зои не выходило у него из головы. Вот и сегодня она отменила занятия с ним. С ним, которого она слепо и бескорыстно любит! И снова ничего толком не объяснила. Занята, мол, вечером, и все. Понимай как хочешь. Получается, что она навязывает ему свои условия, а он, как ослик на веревочке, идет у нее на поводу!

Фишкин отшвырнул учебник и нервно забегал по комнате. Ситуация явно выходит из-под его контроля, и это ему сильно не нравится! Да и кому же понравится дурацкая зависимость от прихотей какой-то девчонки! То она может заниматься, то не может.

«Все, хватит! – твердо решил обозленный Фишкин. – Завтра же ей скажу: если, мол, взялась со мной заниматься, то занимайся, а если у тебя времени нет, так скажем друг другу досвидос – и все дела!»

Злился Фишкин в основном на себя, злился за то, что его почему-то так задевает Зоино поведение.

«Она там с каким-то красавчиком по кино шастает, а я должен сидеть и ждать, когда она соизволит нагуляться? Нет уж, фиг вам!» – накручивал себя Фишкин, еще не осознавая, что все его эмоции вызваны одним-единственным чувством – ревностью.

Только ревность эта была как бы неполноценной, ущербной. Фишкин ревновал Зою не потому, что она была ему действительно дорога, нет. Его ревность являлась ревностью собственника – он привык к ее немому обожанию, к тому, что в Зоиных глазах он, Фишкин, неотразим и идеален. И его такое положение вещей устраивало полностью, тешило его самолюбие, повышало его значимость в глазах одноклассников и в собственных тоже.

В общем-то ничего особенного в том, что Зоя в него влюбилась, Фишкин не усматривал. Он искренне считал себя далеко не последним покорителем женских сердец. Да в него любая может влюбиться! Правда, на деле получалось не особенно удачно. Его давнишняя любовь, Лу Геранмае, не удостаивала его даже взглядом, Каркуша тоже обходила своим вниманием. Зоя Колесниченко одна любила его от всего сердца, с такой чистосердечной силой, что Фишкин иногда словно кожей ощущал эту ее любовь к нему, от которой ему даже становилось не по себе.

Привыкнув к Зоиной любви, Фишкин не мог себе представить, что что-то может измениться. Нет, однозначно их общение подходит к концу, выпускной класс, все разбегутся по разным институтам, и этот день все ближе и ближе, и Фишкин ведь собирался поговорить с Зоей именно об этом. О том, чтобы она не надеялась на продолжение отношений, не пыталась его удержать возле себя, не питала никаких иллюзий. Фишкин собирался это сделать с максимальным тактом и доброжелательностью, на которые только был способен. Он и в самом деле не желал причинять сильную боль девушке, которая делает для него столько хорошего. И не хотел, чтобы Зоя вспоминала его потом с плохим чувством. Но ведь он сам, первый, планировал красиво удалиться, так сказать! Выходит, это Зоя его бросила?

«Она меня бросила? Сама, на ровном месте? Мы ведь не ругались, не ссорились, все было совершенно нормально. – Фишкин даже растерялся от внезапно вспыхнувшей догадки. – Но почему? Может, я ее обидел чем-то? Так нет вроде! Да она и не выглядит обиженной, она выглядит… она выглядит не такой, как всегда, это стопудово. В ней что-то изменилось, неуловимо, но она стала другой! Таинственной, что ли, уверенной в себе?»

Фишкин терзался бы догадками и дальше, но его мучения прервал телефонный звонок. Это оказался Ермолаев.

– Слышь, Фишка, чего расскажу? – возбужденно заорал он в трубку. – Прикинь, сегодня Зойкин принц ее прямо возле школы встречал! В щечку ее чмокнул, под ручку схватил – и привет! Там Светка с Катькой прям обомлели, как увидели!

– И что я должен делать по этому поводу? – осведомился Фишкин как мог безразличнее, хотя сердце болезненно екнуло. – Кричать «ура» и бурно радоваться или застрелиться с горя?

– Да я просто тебе последние новости рассказываю. Кроме этой, больше и нет новостей-то. В классе ничего такого не происходит… – огорчился Ермолаев нежеланию Фишкина всласть пообсуждать Колесниченко.

– Ясно, Ермол, вестник ты наш неугомонный. Ну, покеда, мне биологию надо зубрить, – попытался закончить неприятный разговор Фишкин.

– Фишка, ответь мне на один вопрос, хорошо? И я больше не буду к нему возвращаться. – Ермолаев, ободренный молчанием собеседника, продолжал: – Вот скажи, неужели тебя на самом деле не колышет, что Зойка с другим гуляет, а? Ведь она так тебя любила, причем совсем недавно, стихи тебе посвящала, клевые между прочим. Неужели тебе все равно, Фишка? Мне, например, с трудом верится.

– Придется поверить, друг ты мой любопытный. Ну, любила, потом увидела другого, разлюбила, того полюбила… С кем не бывает? Это мелочи жизни, и обращать на них внимание не стоит. – Фишкин изо всех сил старался придать голосу цинично-равнодушные нотки.

– Знаешь, Фишка, – произнес в трубку Ермолаев после некоторого раздумья, – жалко, что я не вижу, куда ты там смотришь, наверх или влево-вправо… Потому как сдается мне, что ты врешь!

Положив трубку, Фишкин обессиленно рухнул на диван. Вот, пожалуйста, еще одно доказательство Зойкиной внезапной измены! Значит, все правда, никакой это не родственник, как в глубине души надеялся Фишкин. И сегодня они снова куда-то идут. Да что же это творится, в самом деле? Нет, здесь что-то другое. Не могла Зоя его так мгновенно разлюбить. Так не бывает, так не должно быть!

«Завтра я припру ее к стенке и заставлю наконец объяснить, что, собственно происходит. И она не выйдет из квартиры, пока я не получу ответа на все свои вопросы», – решил устроить сцену ревности вконец измученный Фишкин, начисто забыв, что собирался деликатно подготовить Зою к неизбежному и болезненному для нее расставанию.

11

– Всем привет! – жизнерадостно поздоровалась Зоя, входя в квартиру Олега с букетом красных роз в руках.

Цветы она купила сама по совету Черепашки. Фишкин прибыл раньше ее и, выйдя из кухни навстречу Зое, хмуро разглядывал три роскошные розы на длиннющих стеблях.

– А это кому? Алик, у тебя что, день рождения сегодня? – с долей иронии в голосе поинтересовался он.

– Ну, Алику я бы подарила что-нибудь более существенное, – засмеялась Зоя. – Это мои цветы. Правда, красивые? Алик, дай, пожалуйста, вазу, я пока поставлю их в воду, а то завянут!

– Давай я сам поставлю. А что значит – твои? Ты их, что ли, купила? – удивился Фишкин.

У него в голове пронеслась мысль, что Зоя идет вечером в гости, но девушка пожала плечами:

– С какой стати я бы сама себе розы покупала? Мои, в смысле мне их подарили… Ну, что там у нас сегодня по плану, Вадик? Алгебра или геометрия? Да, пока не забыла – сегодня мы часик позанимаемся, и я побегу. Ладно? Мне еще кое-куда надо успеть! – Зоя лучезарно улыбнулась как ни в чем не бывало.

Фишкин опешил. Нет, это уже слишком! Мало того что она пропускает занятия с ним из-за свиданий с каким-то мачо, так она еще и к нему, как она утверждает, горячо ею любимому, с чужим букетом является! А теперь еще новости! На «часик» всего явилась, будто просто мимо пробегала.

– А по плану у нас вот что, – решительно изрек Фишкин, – я бы хотел с тобой поговорить.

Он резко встал с табуретки, плотно закрыл дверь и, отойдя к окну, повернулся к Зое.

Фишкин нервничал. Как начать разговор, он представлял себе плохо. Устроить сцену, лезть с вопросами – значит, дать понять Зое, что он неравнодушен к ней. А этого как раз он и старался избежать. Ничего вообще не выяснять и оставить все как есть, сделать вид, что ничего странного не происходит, он тоже был не намерен. Фишкин почувствовал, что попал в дурацкое положение. Ведь стоило ему открыть рот и задать хоть один вопрос, касающийся необычного Зоиного поведения, как она тут же подумает, что он ее ревнует!

«А я что делаю? – спросил сам себя Фишкин. – Скорее всего, это и есть ревность, и Зоя будет совершенно права, если так решит!»

– Ну, ты передумал, что ли, Вадик? – нарушила затянувшуюся паузу Зоя. – Давай заниматься, а то у меня очень мало времени!

– Передумал – что? – искренне удивился Фишкин, которого мучительные размышления увели далеко от действительности.

– Ну, ты поговорить со мной хотел о чем-то, помнишь? – небрежным тоном произнесла девушка.

Зоя нервничала тоже, и гораздо больше, чем Фишкин. Огромным усилием воли она заставила себя принять спокойно-бесстрастный вид. Ведь, судя по настрою Вадима, именно сейчас она должна узнать, как он отреагировал на все эти ее ухищрения с Климом.

– А-а, да, это я помню… Я, собственно, вот что хотел сказать. – Фишкин вдруг ясно понял, что не сможет прямо спросить то, что хотел. – Если тебя напрягают занятия со мной, то, может, закончим на этом? Мне и так неловко отнимать у тебя столько времени.

– Напрягают? С чего ты взял? Нисколечко не напрягают! Я обещала тебе помочь и, если ты помнишь, сама предложила тебе это! Откуда такие мысли? – удивилась Зоя.

– Ну, ты же в последнее время чем-то занята? Нет, я не прошу отчитываться передо мной о своих личных делах, ни в коем случае! – Фишкин сделал протестующий жест. – Просто мне кажется, что у тебя образовалась напряженка со временем и…

– Не говори глупостей, Вадик! Если это все, то открывай учебник и начнем, – чуть повысила голос Зоя.

Внезапно затренькал Зоин мобильный телефон. Такое случилось впервые – никогда еще занятия не прерывались телефонными разговорами.

– Алло, – взволнованно сказала Зоя в трубку. – Да, я скоро освобожусь. Нет, я не опоздаю, не беспокойся. Хорошо, не забуду. Я их в воду поставила. Пока, до встречи.

Фишкин мрачно смотрел на порозовевшее Зоино лицо и чувствовал себя марионеткой, которую Зоя дергает за ниточки так, как ей заблагорассудится. Или дрессированной моськой, которой Зоя командует: «Заниматься!» – и он покорно зубрит учебники, командует: «Ждать!» – и он ждет. Фишкин явственно ощущал себя втянутым в какую-то непонятную игру, и произошло это так нежданно-негаданно, что он даже не понял, в какой именно момент он оказался как бы подчиненным Зоиным поступкам. Очевидно, они, эти ее поступки, имели какой-то определенный логический смысл, недоступный для Вадима.

Фишкин вопросительно посмотрел на девушку, втайне надеясь, что она сама прольет свет на свои таинственные вечерние похождения. Ах, как безумно ему хотелось узнать, кто названивает ей по мобильнику, кто подарил ей эти красные розы, куда она идет сегодня и с кем, и вообще, каково его, Фишкина, место в Зоиной жизни! Еще три дня назад он был уверен на все двести процентов, что он, Вадик Фишкин, в Зоином сердце на первом, наипервейшем месте! Сейчас он не мог бы утверждать этого столь категорично.

– Хочешь, я тебя провожу? – неожиданно для себя предложил Фишкин.

– Куда проводишь? – В голосе Зои ему почудилось смущение.

– Ну-у, ты же идешь куда-то? Вот туда и провожу! На улице темно, чего одной-то бродить? – Фишкин сделал неуклюжую попытку вызвать Зою на откровенность.

«Ну, не допрашивать же ее в самом деле – с кем, да что, да куда? Бред какой то! Какое он имеет на это право? Да никакого!»

– Ну что ты, спасибо большое. Я не одна, не волнуйся. Все в порядке. – Зоя взглянула на часы. – Да, я вижу, урока у нас сегодня не получится… Мне уже бежать надо! Но завтра, Вадик, я посвящу тебе целых два, нет, три часа, обещаю! Так что готовься, буду гонять по всему материалу.

Когда Зоя выскочила в коридор, из комнаты выглянул Алик.

– Уже уходишь? – чуть разочарованно поинтересовался он. – Что-то ты быстро сегодня. А кстати, давно хотел спросить, да забываю: бабушка-то чем больна? Или она уже выздоровела?

Зоя опешила. Разве она говорила Алику о болезни бабушки? Тем более что Татьяна Ивановна пребывала в добром здравии и не жаловалась даже на головную боль.

– А с чего ты взял, что она болеет, а? – изумилась девушка. – Она в поликлинике последний раз, по-моему, лет пять назад была.

– Ну как же! Мне Вадик сказал, что твоя бабушка болеет, ей покой нужен, а к нему гости понаехали, поэтому вы ко мне и ездите! – недоуменно пояснил Алик.

Зоя и Алик, совсем уж ничего не понимая, одновременно вопросительно посмотрели на Вадима, в этот момент вышедшего из кухни в коридор. Его глаза бегали быстрее обычного, но выглядел он спокойно, и по его виду было не ясно, скажет ли он сейчас правду или начнет выкручиваться.

– Мне показалось, что бабушка твоя плохо себя чувствовала. Ты разве не жаловалась мне? Значит, я все перепутал! Но все равно – пожилого человека беспокоить нехорошо, согласись! – без тени смущения пояснил Фишкин.

С удивлением Зоя отметила, что тон Вадима почему-то стал вызывающим и почти агрессивным. Казалось, еще чуть-чуть, и он станет им грубить.

– Допустим, но при чем здесь ее несуществующая болезнь? – нахмурилась Зоя.

Ее начал тяготить этот странный разговор, и вообще сегодняшнее общение с Вадимом как-то не задалось с самого начала. Она это отлично чувствовала и не понимала почему, а теперь еще эта внезапная агрессия на совершенно ровном месте оставила в ее душе неприятный осадок. К тому же Зоя интуитивно ощутила какую-то фальшь в поведении Вадима, и это ей очень не понравилось.

– Я же внятно сказал – перепутал! Еще есть вопросы? – совсем обозлился Фишкин и вернулся на кухню. – Розы свои не забудь! – крикнул он Зое из-за прикрытой двери.

Когда Зоя добралась наконец до метро, Клим с Черепашкой уже ждали ее.

– Ты чего такая взбудораженная? С Фишкой поссорилась, что ли? – принялась расспрашивать Черепашка, после того как они уселись за столик в ближайшей кафешке и заказали апельсиновый сок и бутерброды.

– Я не знаю, я чего-то не понимаю, Люсь! – Зоя выглядела жутко расстроенной и готова была расплакаться.

– Так, рассказывай все по порядку, – скомандовала Черепашка. – Только без эмоций, голые факты. Например, как он себя повел, когда Клим тебе по мобильнику позвонил?

Чуть успокоившись и взяв себя в руки, Зоя в подробностях пересказала все, что произошло пятнадцать минут назад в квартире Олега.

– Я чувствую, что наше представление с Климом сработало. Вадик разозлился, а это же значит, что он меня ревнует, да? Значит, он ко мне все же неравнодушен, ну, хоть чуть-чуть? Люся, скажи, ты как думаешь? – спросила Зоя, но в ее голосе звучала безнадежность.

– Ревность тоже разная бывает… и необязательно от большой любви, как бы неприятно тебе ни было это услышать, – задумчиво произнесла Черепашка. – Он мог просто испугаться, что ты меньше внимания стала уделять его драгоценной персоне, заботы своей его лишаешь, а его твое хлопанье крыльями вокруг него очень устраивает, ты сама приучила его к этому, и он привык, что ты всегда под рукой, как носовой платок или зубная щетка. Ты прости, Зоя, но я буду называть вещи своими именами, иначе вообще нет смысла говорить на эту тему.

– Да, ты права. Я же не дура, я понимаю, что он сел мне на голову, что он пользуется моим отношением к нему, и я сама в этом виновата, но я не умею любить иначе! Только… меня сейчас другое беспокоит! Ты понимаешь, Люсь, вот этот прикол с больной бабушкой у меня из головы не идет! Зачем он это Алику сказал, а? – Зоя с надеждой посмотрела на Черепашку, словно ожидая, что та мгновенно даст правильные ответы на все ее вопросы. – Ведь я же, наоборот, очень хотела, чтобы мы занимались у меня, а не тащились каждый день на метро и Алику не создавали бы неудобств!

– Ну, я думаю так. Фишке по какой-то причине очень не хотелось приходить к тебе, – изрекла после недолгого раздумья Черепашка, – если он обманул Алика. А тебе навешал на уши лапши, будто он такой деликатный, такой застенчивый, бабушку боится побеспокоить! Лажа это все, поняла?

– Слушай, Зоя, а что этот Фишка тебе наплел про гостей? – неожиданно принял участие в разговоре до этого молчавший Клим. – Еще раз озвучь, пожалуйста.

– Да что приехали родственники с кучей детей, покоя нет, шум-гам… Вот, собственно, и все, – скороговоркой сообщила девушка.

– Слушай… А если он и про родственников все выдумал, а? – воодушевился Клим своей догадкой. – Ты проверяла его слова?

– Нет, с какой стати? Я ему просто поверила, да мне и в голову не пришло, что Вадик… – У Зои перехватило дыхание от чудовищной мысли, что ее любимый мог так цинично ее обмануть.

– То есть можно предположить, что этот Фишка постарался ни в коем случае не допустить приходов Зои к нему домой и самому к ней не приходить, так? – серьезно рассуждал Клим. – Наверно, так. Только зачем все это, почему? Я, например, не понимаю. А ты, Люся, ты что-нибудь понимаешь?

– Клим, подожди. Нельзя же так сразу обвинять человека во всех грехах! – бросилась Зоя на защиту Вадима. – Мы же не знаем ничего про родственников, а может, это как раз правда!

Зоя отчаянно цеплялась за соломинку, хотя в глубине души она уже знала: Вадим ее обманул! Но как невыносимо признаваться себе в этом!

Черепашка тяжело вздохнула и посмотрела на Зою:

– Я, честно говоря, тоже не понимаю, зачем все эти сложности. Но что об этом гадать, если мы не знаем, где правда, а где вранье. От Фишки можно ожидать всего, скользкий он тип, уж извини, Зоя. И поэтому я предлагаю выяснить потихоньку насчет его гостей. Ты как, согласна?

Конечно, Зоя была согласна на все, лишь бы наконец вытащить на свет истину из потемок фальши и лжи, в которых, видимо, заблудился ее самый дорогой человек.

– А может, я у него просто спрошу? Я уверена, он мне скажет правду. И даже если он меня обманул, то наверняка этому есть логичное объяснение. А, Люсь? – упорно продолжала Зоя не замечать очевидного.

– Да, конечно, спроси… У тебя уже все уши в лапше, а тебе все мало, блин! Фишка какой-нибудь бред с ходу выдумает, а ты поверишь и еще жалеть его станешь. – Люся старалась подавить в себе растущее негодование против Фишкина и против Зоиной непроходимой наивности. – Значит, так, – деловито произнесла она, и Зоя с Климом поняли, что у Черепашки созрело какое-то решение. – Поступим просто и естественно. Я завтра после уроков зайду к Фишке домой, вроде бы проведать больного. Никаких подозрений мой приход не вызовет. В случае чего, скажу: Люстра прислала. Ну и взгляну на обстановку, что да как.

Черепашка обвела взглядом ребят. Зоя обреченно кивнула, а Клим, с нежностью посмотрев на Люсю, легко улыбнулся:

– Здорово! Правду говорят, что все гениальное – просто.

Они посидели еще немного за столиком, допили сок, и Клим с Черепашкой проводили Зою до подъезда.

Поднявшись к себе в квартиру и раздевшись, Зоя ощутила такой упадок сил, что у нее все валилось из рук и ноги отказывались ходить, а внутри ледяным камнем давила пустота. Она вдруг явственно ощутила свое полнейшее одиночество, будто находилась в вакууме. Оно навалилось на Зою неподъемной глыбой, казалось, еще мгновение, и она раздавит девушку.

«Клим и Черепашка вместе, сразу видно, что он ее любит. Да и как можно не любить Черепашку? Она такая умная, спокойная, добрая, и им хорошо вдвоем, а я… Я никому не нужна. – У Зои в полном разгаре был приступ самобичевания и хандры. – И самое ужасное – я не нужна Вадиму. Это ясно для меня абсолютно. Хотя… мне все время казалось, будто он хочет о чем-то спросить, но не решается. И эта злость… Значит, он меня все же ревнует, ну, хоть капельку? Как он на розы смотрел, будто на врага! Нет, ему явно не безразлично мое поведение, просто Вадим гордый и не хочет унижаться до сцен ревности! Так, может, еще не все потеряно?»

12

Черепашка уже две минуты стояла на лестничной площадке около двери квартиры Фишкина и нажимала на кнопку звонка. За дверью стояла полная тишина. Пожав плечами, Люся вызвала лифт и спустилась на первый этаж. Выйдя в просторный двор, заросший каким-то неизвестным кустарником, она огляделась. Может, Фишка в магазин выскочил или к врачу пошел? Люся точно знала, что для занятий с Зоей еще рано, и поэтому решила немного подождать. Должен же он когда-нибудь появиться?

Но вопреки Люсиным ожиданиям, появился не Фишкин, а его мама, Татьяна Васильевна. Черепашка увидела ее издали, она медленно шла к дому, неся в обеих руках тяжелые по виду сумки.

– Татьяна Васильевна, здравствуйте! – шагнула ей навстречу Черепашка. – Я вот к Вадику, проведать решила, а его нет.

– А-а, Люсенька, – близоруко сощурилась женщина, – да я и сама его почти не вижу. Уж забыла, как и выглядит.

– Давайте я вам помогу, – предложила Черепашка и взяла из рук Татьяны Васильевны сумку.

– Может, тогда поднимешься к нам, Вадика подождешь? – приветливо улыбнулась мама Фишкина.

Черепашка заколебалась. Продолжительный визит не входил в ее планы, у нее самой дел еще было выше крыши. Но ведь она пришла на разведку, значит, не может уйти, так ничего и не разузнав.

– Хорошо, я подожду, только недолго, – кивнула Черепашка. – А где он вообще может быть?

– Да где угодно. Может, Юрка его на улицу вытащил, а может, в магазин побежал за шоколадкой. Он же сладкоежка ужасный, ни дня без вкусненького не проживет! – охотно сообщила Татьяна Васильевна, открывая дверь ключом.

Черепашка переступила порог и стала незаметно осматриваться. В квартире ничего не напоминало о нашествии многочисленных гостей, да еще с детьми. Но Черепашка решила не делать поспешных выводов.

Татьяна Васильевна разгрузила сумки и включила электрический чайник.

– Давай чайку попьем, – предложила она Черепашке. – Ты пока расскажи мне, как там в классе, что происходит? Знаешь, Вадик очень много занимается, догоняет упущенное. Почти каждый день ездит к вашей однокласснице – Зое. Кажется, так ее зовут. Она такая добрая девушка оказалась, Вадику даже неловко было ее затруднять, но она замечательно ему помогает. Тебе чай с вареньем или с конфетами?

– С вареньем… – рассеянно сказала Черепашка, соображая, как свернуть разговор в нужное русло. – Так он, может, к ней сейчас поехал? Тогда я ждать не буду, мне еще уроки делать.

– Нет-нет, к Зое он вечером уезжает! Я, конечно, рада, что Вадик сможет нормально закончить школу, но я его совершенно не вижу дома, – вздохнула Татьяна Васильевна. – Давненько мы с ним вечерком не сидели за ужином вдвоем. То он в больнице лежал долго, а теперь вот опять занят. Я уж соскучилась!

– Так вы по вечерам одна дома сидите? – полюбопытствовала Черепашка, облизывая ложечку с необычайно вкусным вишневым вареньем.

– Ну да, одна. А с кем же? – слегка удивилась мама Фишкина. – Так-то мне скучать особенно некогда, пока ужин приготовлю, приберусь, то да се, тут и Вадик приходит. Только поздновато он появляется, поели и спать пора. На общение с ним времени не остается. Вот так и живем, Люсенька.

Черепашка хотела еще что-то спросить, но потом решила, что расспросы ничего нового ей не дадут, все и так предельно ясно: Фишкин обманул Зою.

Попрощавшись с Татьяной Васильевной, Черепашка вышла во двор и набрала на мобильнике Зоин номер.

– Зоя, это я! Я все выяснила! – выкрикнула она в трубку. – Надо встретиться, слышишь? Хочешь, я забегу к тебе?

– Конечно, я тебя жду. Но ты можешь прямо сейчас сказать, что ты узнала? – нетерпеливо спросила Зоя.

Ах, как ей хотелось услышать, что в квартире Вадима Люся обнаружила человек десять родственников с бегающими и орущими детьми! Она почти их любила, этих неведомых детей и этих родственников, она готова была их всех просто расцеловать, только бы они существовали, только бы они бегали по квартире с утра до вечера и всем мешали!

Но Люся проявила непреклонность:

– Я сейчас приду и все расскажу, потерпи, пожалуйста! Через десять минут жди!

Эти десять минут показались взвинченной Зое целой вечностью. За короткий промежуток времени она то впадала в беспросветное уныние, то ее сердце сжималось от радостного предчувствия благоприятных новостей. В минуты хандры Зоя, по обыкновению, начинала винить себя во всем происходящем и к приходу Черепашки находилась уже в состоянии неконтролируемой тревоги и паники.

– Ну, что, говори скорее, а то я сейчас просто умру! – бросилась к Люсе Зоя, как только открыла ей дверь.

– Подожди умирать, тебе еще предстоит серьезный разговор с Фишкой! – умерила Зоин пыл Черепашка. – В общем, все так, как я и думала, – никаких родственников нет, не было и, видимо, не планируется в ближайшем будущем. Даже если они и существуют!

Зоя молча смотрела на Черепашку во все глаза, словно ожидая, что она сейчас улыбнется и скажет, что пошутила. Но через мгновенье она осознала, что подруга не шутит.

– Как нет? А ты точно узнала, Люся? Ты с Вадиком говорила или с кем? – потрясенно принялась расспрашивать Зоя Черепашку.

Получив полный отчет о встрече Черепашки с Татьяной Васильевной, Зоя подняла сухие глаза на подругу и очень тихим, измученным голосом спросила:

– Люся, объясни мне… Ты мудрая, рассудительная, ты должна мне сказать. Почему? Зачем он меня обманул, а? Люсь, пожалуйста, что мне делать? Я… я не понимаю, что мне делать дальше, как мне жить? Люсь, скажи мне, как жить?

– Ну, во-первых, дальше я бы попила чаю! У тебя чай есть? – энергичным тоном осведомилась Черепашка.

– Чай? А! Ну да, конечно, есть. Пойдем на кухню. Там, кажется, еще и печенье имеется. Бабушкино любимое, овсяное, – грустно кивнула Зоя, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.

А заплакать Зое хотелось очень сильно, и не просто заплакать, а зареветь горько-горько, некрасиво хлюпая носом и размазывая слезы по щекам кулаками, как в детстве. Только в детстве маленькая Зоя так ревела из-за сбитой об асфальт коленки или, например, когда папа не взял ее с собой на ипподром посмотреть на лошадей. Сейчас, когда Зоя выросла, ее горести выросли вместе с ней, и справиться с ними, оказывается, ох как нелегко!

– Ладно, Зоя, давай решим, как поступить, – зявила Черепашка, после того как заставила подругу выпить чашку горячего крепкого чая с лимоном. – Вернее, решать надо тебе. У тебя, на мой взгляд, есть выбор. Как, впрочем, у всех и всегда. Ты меня слышишь? Всегда в любой ситуации есть выбор. И теперь только ты сама должна его сделать.

– А ты… вот ты что сделала бы на моем месте? Люся, пожалуйста, скажи, вот если бы с тобой так обошелся твой любимый человек? – У Зои снова задрожали губы, и первые, самые нетерпеливые слезинки уже готовы были скатиться из ее глаз.

Черепашка не спеша отпила чай из своей чашки.

– Если честно, я не могу ответить однозначно. Мне очень трудно представить, что Клим способен на подобное поведение. Нет, ты не думай, что в моей жизни было все безоблачно. Нет, у меня тоже случалась безответная любовь, и меня тоже использовали и обманывали самым бессовестным образом.

Черепашка вспомнила десятиклассника Гену Ясеновского, красавца и сердцееда, который неожиданно признался ей, тогда еще восьмикласснице, в любви. Она влюбилась в него слепо и безоглядно, а потом оказалось, что он всего-навсего заключил на нее пари. Она нашла в себе силы пережить предательство любимого человека и сейчас искренне желала Зое того же.

– Но то были другие люди и другие ситуации… – продолжала она спокойным, рассудительным тоном. – А если попытаться поставить себя на твое место, то, наверно, я бы все-таки решилась на откровенный разговор с Фишкой и прямо спросила бы его, почему он наворотил три короба вранья? Мне кажется, ты имеешь полное право знать правду, так ведь? И хватит уже носиться с ним, как с несмышленышем. Фишка прекрасно понимает, что делает и зачем. И неплохо бы и тебе тоже быть в курсе происходящего.

– А знаешь, что неприятнее всего? – произнесла Зоя, выслушав Черепашкин монолог. – Что Вадик ведь не только меня обманул! Он же и Олега тоже обманул, вот что меня напрягает! Нет, ты только представь, ни с того ни с сего вторглись к человеку, создали неудобства, мешаем, ходим туда-сюда. А все из-за чего? Я даже не могу объяснить, в чем причина, потому что сама не знаю! Какой-то полнейший бред, Люсь!

– А кстати, – оживилась Черепашка, – ты мне про этого Олега толком ничего не рассказывала. Что за фрукт такой, а? Он как вообще на вас с Фишкой реагирует? Может быть, он каким-то образом тоже участвует в фишкинском спектакле?

– Да нет, Олег нормальный парень, – вздохнула Зоя. – Он хороший. Даже очень. Я уверена, что он вообще не в теме, как и я. Просто он добрый, и Вадик его легко уговорил. Но я-то чувствую, что мы Олегу мешаем. Он старается быть незаметным – это в собственной-то квартире! Я если и сталкивалась с ним, то всего несколько раз, да и то мимоходом. Ну, один раз, правда, чай вместе пили, я тогда пирожных притащила. Очень здорово посидели, между прочим. Но и в тот вечер он больше молчал и как-то странно на меня поглядывал, как бы исподтишка, но я все равно заметила, вот, а потом сказал, что ему к зачету надо готовиться, и в комнату ушел.

– Да-а, Фишка кого угодно уломать может, если ему приспичит, это правда, – пробурчала Черепашка, отставляя от себя пустую чашку. – Все, я больше не могу, я сегодня чаю напилась на неделю вперед. Слушай, а этот Олег, он симпатичный?

– Олег? Ну-у, в общем-то да, не урод. Правда, не очень высокий, но все равно выше меня. А что?

– Слушай, Зоя, вот ты говоришь, что он на тебя смотрит странно и в то же время как бы избегает, так? – Черепашка загадочно поблескивала стеклами очков в массивной черной оправе, сидевших на самом кончике ее чуть вздернутого носа.

– Ну, так. И что? – невесело пожала плечами Зоя.

– А не кажется ли тебе, подруга, что ты ему элементарно нравишься, а? Ты не задумывалась над этим? Хотя куда тебе задумываться, когда для тебя, кроме твоего неотразимого Фишки, на свете вообще никого не существует! – слегка улыбнулась Черепашка. – Зоя, я тебе в сто двадцать пятый раз повторяю: не на того ты себя растрачиваешь, блин! Посмотри вокруг – там еще люди ходят! Хотя… я тебя понимаю, поверь, очень хорошо понимаю.

– Да ты что, Люсь, с чего ты взяла, что я Олегу нравлюсь? Да он просто из вежливости терпит наши нашествия, вот и все. А сам небось мечтает, чтобы мы оставили его в покое, – изумилась Зоя Черепашкиной фантазии.

– Ладно, пойду я, – встала Черепашка. – Мне еще к Лу надо забежать. Спасибо за чай. А ты бери себя в руки, глаза подкрась, вон какие красные, нос припудри и вперед! Поезжай к Олегу, позанимайся с Фишкой как ни в чем не бывало, а потом вызови его на откровения. И не мямли невразумительно, а задай ему вопрос в лоб: так, мол, и так, я все знаю, и давай колись, для чего ты весь этот театр одного актера устроил? И помни: ты имеешь полное право на правдивые ответы.

– А если он захочет узнать, откуда я про несуществующих родственников узнала? – задала последний вопрос Зоя, открывая входную дверь.

– А тебе необязательно перед ним отчитываться. Мама, очевидно, скажет ему о моем визите. Но даже если он и поймет, что я полностью в курсе ваших отношений, то в этом ничего страшного нет. Согласна? И вообще, это он должен тебе отвечать, а не ты ему. Поняла? Ну, счастливо тебе, созвонимся вечером, о’кей? – Черепашка, помахав рукой на прощанье, сбежала вниз по лестнице.

13

Олег Милоградов готовился к защите диплома. Вернее, честно пытался это сделать. Он рассеянно листал учебник по фтизиатрии, но его мозг упорно отказывался воспринимать смысл написанного. Олег думал о Зое. Он думал о ней постоянно, начиная с того момента, когда она впервые появилась в его квартире.

Две недели назад он распахнул дверь и увидел юную, отчаянно смущающуюся девушку с застенчивым румянцем на щеках и прекрасными серыми глазами. Да, ее глаза были ни на чьи не похожи! В них светились ум, нежность и еще нечто такое, чему Олег затруднился дать название. Позже он понял, что в Зоиных глазах жила любовь, яркая и лучистая, как солнышко, озарявшая своим теплым светом все ее существо.

Олег получил хорошее воспитание, да и от природы был человеком тактичным, с трезвой головой и больше всего на свете не любил навязываться людям. Однокурсники к нему относились дружелюбно, по достоинству оценив его воспитанность и корректность. Случались у Олега и романы, но серьезных отношений как-то пока не сложилось. Девушки предпочитали сильных и уверенных в себе парней, немного нагловатых даже. Олег таким не был. Нет, он умел постоять за себя, отстоять свое мнение и драться тоже умел, если требовалось. Но все же в нем преобладали мягкость, уступчивость, некоторая лиричность. Он не был завсегдатаем дискотек и ночных клубов, где обожали пропадать его однокурсницы. По вечерам Олега чаще всего можно было застать дома, в однокомнатной квартирке, которую он снял, чтобы попытаться обрести самостоятельность и покой, чего невозможно было достичь, живя в общежитии.

Когда в его жизнь невольно вошла прекрасная незнакомка в лице Зои, Олег понял, что это – его девушка, в том смысле, что она необычайно близка ему по духу, по отношению к жизни и людям. Особенно Олег утвердился в этой мысли, когда Фишкин разоткровенничался с ним и выложил ему историю своих отношений с Зоей. Первой реакцией Олега тогда были изумление и восхищение, хотя он всеми силами постарался скрыть нахлынувшие чувства от Вадима за равнодушием и некоторым цинизмом.

«Нет, таких девушек не бывает. Она, наверно, инопланетянка, не иначе», – подумал потрясенный Олег, слушая бахвальство Фишкина про то, как Зоя его любит.

Оказавшись посвященным в подробности Зоиной любви к Вадиму, Олег и вовсе разволновался. Получалось, что Зоины чувства не находят никакого отклика в душе Фишкина, он сам признался Олегу, что девушка ему «по барабану». Интерес его к ней чисто меркантильный – тоже слова Вадима. И что же? Начать ухаживать за Зоей? Да она пошлет его куда подальше, и правильно сделает. Но Олег точно знал, что Зоя должна быть с ним. Только с ним, и точка. А как это осуществить, если она видит одного Фишкина и никого другого не замечает в упор? Включая самого Олега.

Теперь ежевечерние появления Зои стали для парня и вовсе мучительными. Он открывал ей дверь, секунду смотрел в ее счастливо распахнутые серые глаза с загнутыми кверху ресницами, отчетливо понимая, что радость и теплота в ее глазах предназначены не ему, и старался быстрее уйти в комнату, опасаясь показаться Зое любопытным или навязчивым. Сидя над конспектами, Олег печально раздумывал о том, что Зоя влюблена совсем не в того человека, который мог бы оценить ее по достоинству, и о том, что ничего, кроме боли и разочарования, эта влюбленность ей не принесет. Но она еще не знала об этом, а он, Олег, знал. Только изменить ничего не мог.

«Ну, не брякнуть же ей вот так запросто: ты, мол, не на того внимание обратила, он, типа, тебе не пара! А я для тебя готов на все, только бы ты была со мной! Или что-то в таком роде… – невесело фантазировал Олег, уткнувшись в толстую общую тетрадь с лекциями. – Да она же мне никогда не поверит! Просто сбежит от меня и больше не придет».

Этот вечер на первый взгляд ничем не отличался от всех предыдущих. Но Олег, впустив Зою, сразу же почувствовал: что-то в ней изменилось. Неуловимо, совершенно незаметно для постороннего взгляда. Только его взгляд не был посторонним. Он четко фиксировал любые перемены в Зоиной внешности или настроении. И сейчас Олег с удивлением обнаружил: с Зоиного лица исчезло выражение солнечного света, исчезла лучистая улыбка. Вернее, Зоя вежливо ему улыбнулась, как обычно, но ведь глаза, ее необыкновенные глаза оставались серьезными! И грустными-грустными. Словно внезапно повернули выключатель, и они погасли. Или что-то перегорело у Зои внутри.

– Привет! – коротко бросила Зоя Фишкину и замолчала, деловито раскладывая на кухонном столе учебники.

Вадим взглянул на нее изучающе:

– Зойка, ты чего, сердишься на меня? Ну, извини меня за вчерашнее, блин, ну, настроение поганое было, даже не знаю почему. Не злись, пожалуйста, ладно? Ну, давай мириться! – Фишкин схватил Зою за руку и зацепился своим мизинцем за ее мизинец, как мирились в детстве его родители, а может, даже бабушки и дедушки. – Мирись, мирись, мирись и больше не дерись… – приговаривал Фишкин, энергично тряся их сцепленные руки и весело пытаясь заглянуть Зое в лицо.

«Если я сейчас с ним помирюсь, у меня не хватит характера начать выяснять отношения!» – пронеслось в голове у девушки, и она резко высвободила свой палец.

– Мне незачем мириться, – строго сказала она, – я с тобой не ссорилась. И хватит время терять, открывай физику. Давай еще раз все повторим. Кстати, ты когда думаешь в школу возвращаться?

– Мне послезавтра к врачу… – обескураженно промямлил Фишкин.

Такой холодной он еще Зою не видел.

– Вот и славненько! Два урока на повторение, и я рискну предположить, что ты к школе готов, – продолжала Зоя тем же деловым тоном. – Возражения имеются? Нет? Тогда открывай девяносто шестую страницу.

Фишкин тяжело вздохнул и не стал спорить. Он уже догадался, что его училку укусила какая-то муха. Только не мог взять в толк, какая именно.

Благополучно отзанимавшись два часа, Зоя наконец захлопнула учебник и посмотрела на часы:

– А теперь, Вадик, можно задать тебе один вопрос? Только я хочу получить на него правдивый ответ.

– У-у, как официально, будто в суде. Ну, валяй, задавай, я вообще-то не склонен к вранью, если ты заметила. Нет, бывает, конечно, но в исключительных случаях, для дела. – Фишкин старался внешне сохранить легкомысленный вид, хотя сердце екнуло от нехорошего предчувствия. Что еще за подлянку она ему приготовила?

– Для дела, говоришь? А для какого дела ты меня обманул? И не только меня, но и Алика тоже? Нет, мне на самом деле интересно, что лично тебе дало это беспардонное вранье, а? – Зоя старалась говорить сдержанно, но внутри у нее все кипело от негодования и обиды.

– Я? Я тебя обманул? Ты чего, с дуба рухнула, Зойка? Ты подумай, что ты несешь? Разве я могу тебя обманывать? После всего, что ты для меня сделала? – начал спектакль Фишкин.

– Зачем мы как ненормальные таскаемся сюда каждый вечер? Зачем мы влезли к человеку в дом, в его жизнь, а, отвечай? – не слушала пафосные речи Фишкина Зоя.

Девушка чувствовала, что ее тон уже нельзя назвать спокойным, накопленная обида рвалась наружу, высвобождая в ней агрессию, о которой Зоя сама не подозревала.

– Так ты все-таки из-за вчерашнего? Ну, я же сказал, мне показалось, что ты говорила про больную бабушку, понимаешь, по-ка-за-лось! Может человек ошибиться или нет? Как еще тебе объяснить? Извини, не знаю! – Фишкин принял оскорбленный вид и почти успокоился.

Он уже приготовился к тому, что Зоя в конце концов кинется сама извиняться перед ним за свою недоверчивость.

– А родственники с детьми тебе тоже показались? Если так, то, может, тебе к психиатру обратиться, а? Может, у тебя галлюцинации начались? – с издевкой выкрикнула Зоя в лицо обескураженному Фишкину.

– Откуда ты знаешь? Ты что, за моей квартирой следила, вынюхивала? – взволнованно вскочил Фишкин с табуретки и забегал по крошечной кухне.

– Ты всерьез полагаешь, что я способна сидеть в засаде в твоем дворе, чтобы уличить тебя во лжи? Этого еще не хватало! – парировала Зоя. – Я узнала об этом случайно. Ну и что ты скажешь по этому поводу, а?

Фишкин в запальчивости открыл было рот, чтобы крикнуть что-то в ответ, но тут же запнулся. Что он мог ей сказать? Что нуждается в ней и стесняется ее одновременно? Он и сам до конца не понимал, как такое может быть, но ведь он именно так относился к Зое на самом деле. Значит, это возможно?

– А ты… ты разве не обманываешь меня? – схватился Фишкин за неожиданно пришедшую в голову мысль. – Сколько раз я выслушивал от тебя уверения в неземной любви ко мне, а ты… Ты убегаешь от меня к какому-то… Ты меня бросаешь одного, являешься с цветами и еще требуешь от меня искренности? – с детской обидой выкрикнул Фишкин, сжав кулаки.

– Так ты что, меня ревнуешь? – В сердце Зои вспыхнула радость, но она тут же поняла, что он уводит разговор совсем в другое русло, чтобы чувствовала себя виноватой она, а не он.

Иначе говоря, валит с больной головы на здоровую.

Фишкин ничего не ответил. Он совершенно запутался, а этот нелегкий разговор окончательно выбил его из колеи. Больше всего ему хотелось, чтобы его вообще не было, этого разговора, и чтобы с Зоей все оставалось по-прежнему. Но, к сожалению, а может быть, к счастью, ложь всегда выползает наружу, и наступает момент, когда нужно держать ответ за свои слова и поступки.

Растерянное молчание Вадима тоже охладило Зоину агрессивность. Она ощутила безумную усталость и пустоту. Ей было уже все равно, почему Вадим ее обманул. Она уже жалела, что затеяла это бесполезное выяснение отношений. Такой уж он человек, и совершенно очевидно, что правды от него не добьешься. И самое странное в Зоиных ощущениях было то, что она уже не знала сама, любит ли она Вадима или…

Так они и сидели друг против друга, думая каждый о своем, пытаясь разобраться в своих истинных чувствах. Первой нарушила молчание Зоя:

– Вадик, если ты не можешь, то и не говори. Все равно я ничего приятного для себя не услышу. А насчет любви… Да, я очень сильно любила тебя, с самой первой минуты, как увидела. Да, я тебе тысячу раз об этом рассказывала, и это действительно так. И знаешь, раньше я считала, что любовь способна простить все-все, ну, просто абсолютно все, понимаешь? И я прощала тебя, потому что находила оправдание всем твоим жестоким и глупым поступкам. Но, оказывается, так не может продолжаться вечно и всему есть свой предел. И в какой-то момент отчетливо понимаешь, что любви уже нет, а есть только боль, разочарование и пустота. И причины, породившие ложь и обман, становятся неинтересными.

– Нет, подожди. Я скажу. Я знаю, что причиню тебе еще одну боль, но она будет последней, обещаю. Я просто не могу допустить, чтобы ты считала меня каким-то уродом и выродком! – Фишкин собрал все свое мужество и посмотрел Зое прямо в глаза. – Ты понимаешь, во мне как бы два человека живут, один нормально к тебе относится, крайне благодарен за твою заботу и все такое, и этому человеку с тобой клево, очень! А другой… Другой – слабак, трус и обманщик. Этот другой… он ужасно зависит от чужого мнения и… и он стыдится, что ли, выносить на всеобщее обозрение дружбу с тобой. Ну, я не знаю, как мне объяснить. Знаешь, я ведь и сам измучился. Думаешь, я бревно бесчувственное и мне все параллельно? А это не так! Я, наверно, просто трус. Да, трус! Знаешь, я дико испугался, что в классе узнают, что мы с тобой… ну, общаемся, и тот же Ермол станет прикалываться, что ты меня в себя влюбила! А я не мог этого допустить, ну, не мог, и все тут!

Фишкин очень робко положил свою руку на Зоину. Ее пальцы были ледяными.

– Зоя, ты… простишь меня? Помнишь, ты сама говорила мне, что любовь может простить и слабых, и трусливых, и предательство, и лицемерие… Это твои слова, помнишь?

– Да, любовь прощает, это правда, я не отказываюсь от своих слов, – медленно кивнула Зоя, помолчала и затем, твердо взглянув на Вадима, добавила: – Но это если речь идет о любви. А это уже не про меня.

Фишкин встал и стал складывать учебники в рюкзак. Зоя молча наблюдала за ним. Она думала о своем сне, про который мудрая бабушка сказала тогда: «Сколько еще будет в жизни таких костров, не счесть».

– Я уйду первым, если не возражаешь. – Фишкин приостановился возле двери, ведущей из кухни в коридор. – Но все же хочу, чтобы ты знала: сказать, что я люблю тебя, нет, это неправда. Прости меня, что я, может быть, давал тебе повод на это надеяться. Но сказать, что я не люблю тебя, это тоже… совершеннейшая неправда. И объяснить этого я не умею ни тебе, ни себе самому.

Зоя не пошевелилась… ни когда услышала приглушенные голоса Вадима и Олега, ни когда хлопнула входная дверь (навсегда, это она знала точно), закрывшаяся за Фишкиным, ни даже когда в кухню осторожно заглянул Алик. Ей казалось, что внутри у нее нет абсолютно ничего, кроме опустошенности и какой-то невесомости. Зоя не в силах была сдвинуться с места, пошевелить рукой или ногой, ей хотелось вот так сидеть вечно, совершенно одной, и молчать, молчать и ни о чем не думать.

– Зоя, извини, пожалуйста. Я не помешаю? – тихо спросил Алик, остановившись в дверном проеме напротив нее, на том самом месте, где пять минут назад ее некогда самый дорогой человек признался ей в любви, сам того не подозревая.

Признался так странно и витиевато, так откровенно, что Зоя ни на секунду не усомнилась в его искренности. Почему же ей не хочется петь и прыгать до потолка от счастья? Почему же ей в общем-то все равно, что там думает о ней Фишкин?

«А ведь все перегорело. Костер все-таки погас, и я сама его погасила. И почему-то совершенно не жалею об этом», – грустно подумала Зоя.

Она вдруг осознала, что Олег внимательно рассматривает ее, улыбаясь мягкой улыбкой.

– Зоя, Вадик мне сказал, что вы больше не придете заниматься. Извини, но мне необходимо знать: вы с ним поссорились, что-то произошло? – Олег в другой ситуации никогда не позволил бы себе лезть с расспросами, но сейчас он не мог не вмешаться.

Между ребятами пробежала какая-то кошка, определенно, и он должен был выяснить, насколько эта кошка была черной, ведь сейчас эта удивительная девушка встанет и уйдет из его жизни. А он ничегошеньки не знает о ней, даже номера ее мобильника!

– Алик, все в порядке. Я не ссорилась с Вадимом. Я… просто освободилась, – чуть удивленно, еще не веря в собственную свободу, произнесла Зоя и тут же виновато спохватилась: – Ой, извини, я сейчас уйду. Просто у меня был тяжелый день и… и разговор тоже не из легких! И спасибо тебе за твою доброту. Представляю, как мы тебе тут надоели! – Зоя поспешно вскочила и протянула руку к своей сумочке, висевшей на ручке холодильника.

– Подожди, Зоя… Я не хочу, чтобы ты уходила! – Олег сделал протестующий жест, и их руки столкнулись в воздухе.

Зоя немедленно залилась пунцовым румянцем и попыталась отдернуть руку, но Олег крепко и в то же время осторожно держал ее за тонкие пальцы, просительно заглядывая в ее необыкновенные глаза.

Он оказался таким славным, этот Олег Милоградов, что Зое и вправду расхотелось куда-то идти. И как она не замечала этого раньше. Удивительно!

«Впрочем, я многого не замечала вокруг себя, наверно, я была слепа и глуха ко всему миру. Какое счастье, что я могу снова видеть людей!» – подумалось Зое.

Она наблюдала, как Олег наливает ей ароматный чай, раскрывает коробку зефира, как оказалось, припасенного именно для нее, Зои, на всякий случай. Потом они долго сидели на кухне, пили необыкновенно вкусный чай и говорили, говорили, говорили…

– Знаешь, я очень рад, да нет, я просто счастлив, что этот «всякий случай», вопреки всему, наступил! – ласково улыбнулся Олег, кивнув на коробку из-под зефира.

– Я тоже… – чуть помедлив, согласилась с ним Зоя.

* * *

Уже три раза за сегодняшний вечер Лу снимала трубку городского телефона, чтобы проверить, не сломался ли он. Периодически она хватала свой мобильник с той же целью – убедиться в его исправности, набирала первый попавшийся номер, но, не дождавшись соединения, отключалась. Вот и сейчас она взяла в руки свою новенькую «Моторолу» и только собралась войти в записную книжку, как телефон ожил в ее руках, наполнив всю кухню энергичными звуками полифонической мелодии. Этот сигнал Лу поставила на его номер. Только когда звонил он, звучала эта зажигательная ритмичная мелодия, от которой моментально поднималось настроение. Но на всякий случай – а вдруг сбой какой-нибудь? – Девушка все же взглянула на дисплей.

«Так и есть! – радостно подпрыгнуло в груди сердце. – Он!»

На дисплее высвечивалась надпись: «Федор!!!» Когда Лу заносила его номер в записную книжку, она порядком повозилась, прежде чем ей удалось поставить эти три восклицательных знака в конце.

Она не спешила нажимать на соединение. Не хотела, чтобы Федор догадался, с каким нетерпением она ждала его звонка. Но и медлить особенно было опасно – в любую секунду человек, который вот уже целую неделю безраздельно владел мыслями и чувствами Лу, мог отключиться. И еще она боялась, что ее голос будет дрожать и тем самым выдаст безумное волнение, которое охватило в этот миг Лу. Она умела справляться со своими эмоциями, умела, когда нужно, взять себя в руки, каких бы усилий это ни стоило. Дальше медлить уже было нельзя. Набрав полную грудь воздуха, Лу нажала на соединение и поднесла телефон к уху.

– Алло, – тихо и немного нараспев произнесла она.

– Привет, малышка, – услышала она голос, от которого по спине и рукам моментально пробежали мурашки. – Я тебя случайно не разбудил?

– Нет, – сказала правду Лу, но тут же решила немного приврать: – Просто я телевизор смотрела и не сразу услышала телефон. Я очень рада тебя слышать.

– Значит, ты занята… – скорее с утвердительной, чем с вопросительной интонацией проговорил Федор, никак не отреагировав на последнюю фразу Лу. – Жаль, а я хотел тебя в одно местечко гламурненькое пригласить…

– Я свободна, – поспешно возразила Лу, испугавшись, что Федор может передумать.

Федор молчал. Ладонь Лу вспотела, и она, чтобы не уронить трубку, быстро переложила ее в другую руку.

– Федор! – испуганно выкрикнула Лу. – Алло, Федор, ты меня слышишь?

Внезапно на том конце провода послышался щелчок, и секундой позже Лу услышала механический, совершенно бесстрастный голос: «Связь оборвалась».

В эту секунду ей показалось, что это не связь оборвалась, а ее жизнь, внезапно рухнув, полетела под откос – до того девушке было обидно и горько от одной только мысли, что их свидание с Федором может не состояться. В отчаянии Лу смотрела на погасший дисплей своего мобильного телефона…

Но это уже совсем другая история…


Купить книгу "Просто он такой" Воробей Вера + Воробей Марина

home | my bookshelf | | Просто он такой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 21
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу