Book: Бомба из прошлого



Бомба из прошлого

Дж. Сеймур

БОМБА ИЗ ПРОШЛОГО

Посвящается Джиллиан

ПРОЛОГ

24 марта 1993

— Ну-ка, парни, поживей, — прохрипел он. — Проснитесь. Толкайте.

Но они как будто и не слышали прозвучавших в его голосе злости и тревоги.

Ледяной дождь начался, когда тележку с грузом только-только вывезли из бункера участка номер 19. К тому времени, когда они достигли пункта назначения, снежная крупа сменилась настоящим густым снегопадом.

Трое солдат сзади сопели от натуги. Землю сковала тонкая корка льда, и сапоги то и дело скользили. Сам он шел справа от тележки, подпирая груз плечом. Таким образом он мог удерживать тележку на середине дороги и одновременно направлять ее к контрольно-пропускному пункту. Позади остались ворота в окружавшем участок номер 19 проволочном ограждении, впереди их ждали КПП и, через полкилометра, главный контрольный пост. Даже он, майор Олег Яшкин, отслуживший в 12-м Управлении тридцать два года, не мог ничего поделать с колючим ледяным ветром. Форма у него была, конечно, получше, чем у солдат, а шинель потолще и потеплее, но и они не спасали от наступающего с севера, от Архангельска, Новой Земли или полуострова Ямал холодного фронта. Сейчас погода была на его стороне.

Впрочем, выказывать слабость перед холодом майор Яшкин не имел права. Офицер его положения и звания был богом в глазах трех несчастных. Он гнал их вперед, подстегивая крепким словом каждый раз, когда тележка замедляла ход. Майор выбрал их с особой тщательностью. Мальчишки, которым еще нет двадцати, интеллектом не блещут, грузом не интересуются, исполнительны. Он забрал парней из казармы, и с тех пор они выполняли его распоряжения. Упираясь плечом в груз, майор думал о том, что раньше такие ребята ни за что не попали бы в 12-е управление, что их способности не дотягивают до установленного обязательного уровня, но за годы хаоса и смятения уровень призывников резко упал, и Управлению волей-неволей пришлось пересмотреть стандарты. Сейчас это устраивало его, а причинами злости были те самые хаос, смятение и предательство.

Тележка соскользнула влево, один из солдат споткнулся, и майору пришлось вытягивать ее на середину дороги. Резкое напряжение отдалось болью в плечах и предплечьях, но и она лишь на мгновение отвлекла его от ходящих по кругу злых мыслей.

— Взяли, парни! Ну-ка, налегли. Или мне одному все делать?

Дорогу им преградил шлагбаум, белый, с диагональными красными полосками. Из караульной будки вышел часовой. Налетевший порыв ветра едва не сбил его с ног. Оставшийся в будке сержант сидел за столом и никак не проявлял намерения отдаться на волю стихии. Каких-либо проблем майор Яшкин не ожидал, хотя беспокойство и не отпускало. В конце концов именно он отвечал за безопасность участка номер 19 и Зоны. Состоявшие под его командой подразделения несли патрульную и караульную службу. Какие могли быть проблемы? И все же тревога не уходила, поскольку то, что он делал в тот холодный, ветреный день, было достаточным основанием для предания его военному трибуналу и вынесения смертного приговора. Приговоры исполнялись быстро: осужденного выводили в тюремный двор, ставили на колени и убивали выстрелом в затылок.

Возле шлагбаума майор приказал своим солдатам остановиться, выпрямился в полный рост и козырнул отдавшему честь караульному. За грязным стеклом будки вытянулся сержант. Яшкин козырнул и ему, хотя вовсе не был обязан это сделать. Потом прошел к задней части тележки, поднял прикрывавший груз брезент и стряхнул налипший на него снег. Под брезентом лежали два металлических картотечных ящика и завернутый в черные мусорные мешки и перевязанный веревкой небольшой предмет, заметить который караульный не успел. Шлагбаум поднялся. Сержант вылез из будки — не нужна ли майору помощь? Помощь не потребовалась.

Два контрольных пункта прошли, остался третий.

Между тем пульс огромной базы уже почти замер. Ученые-физики, инженеры, техники, химики, военные, управленцы — все те, кто содействовал биению могучего пульса, — разошлись по домам; остались только дежурные смены. В окнах домов, стоящих по обе стороны от дороги, погас свет.

Через двадцать минут майор, три солдата и тележка прошли через внешние ворота. Если бы караульные у последнего шлагбаума обыскали тележку, они обнаружили бы контейнер примерно в метр длиной и две трети метра шириной, а в нем камуфляжный мешок с нанесенной через трафарет надписью «Номер серии РА-114» и следующим далее номером мотострелковой части, за которой он числился. Но майор показал им только край двух каталожных ящиков, а вовсе не оружие под условным наименованием «РА-114», вернувшееся вместе с дивизией передового базирования из восточногерманского города Магдебурга.

Накануне вечером майор Яшкин изменил или уничтожил все документы, касавшиеся «РА-114». Теперь, если верить бумагам, «РА-114» не только не существовало, но и даже не было произведено. Сумерки сгущались, день клонился к вечеру Похолодало, и ледяной дождь сменился снегом. Тележка, покряхтывая, катилась по окраине лежащего за ограждением города, и колеса оставляли за собой похожие на трамвайные линии. Асфальтированная дорога осталась позади, дальше шла гравийная. До дома оставалось недалеко. Мимо проползали березовые и сосновые рощицы, крохотные участки, на которых местные жители выращивали овощи, домишки с печными трубами, из которых тянулся темный дымок, тающий в бездне набирающей силу метели. Будь то, что майор вытащил из бункера участка номер 19, меньше и легче, он вынес бы это через дырку в проволочном ограждении, где уже не было никакой сигнализации и никаких часовых — в войсках шло сокращение.

Все смешалось и спуталось в Арзамасе-16, городке без имени и истории, не отмеченном ни на одной карте Нижегородской области. Этому городку майор отдал годы жизни, профессионализм и преданность. И ради чего? Олег Яшкин не считал себя ни предателем, ни вором — он чувствовал себя обманутым и преданным.

Дом у него был одноэтажный, наполовину кирпичный и наполовину деревянный. Невысокий забор отгораживал дорогу от небольшого огорода. За тускло освещенными окнами помещались гостиная, спальня, ванная и кухня. Майор Яшкин жил здесь восемнадцатый год, с тех пор как переехал с женой из блочного дома за колючей проволокой. Детей у них не было. Майор не рассказал ей о том, что сделал, но попросил испечь яблочный пирог и оставить его на крылечке перед домом.

Солдаты сняли с тележки каталожные ящики и завернутый в мусорные мешки контейнер и получили в награду пирог. Придя на следующее утро на службу, майор напишет приказ, согласно которому все трое будут переведены в части, дислоцирующиеся поближе к тем местам, откуда их призвали, и в сотнях километров от Арзамаса-16. На всю подготовку у Яшкина было лишь четыре дня, но он не терял время зря. Поздно вечером, лежа в постели, он расскажет жене о том, как обошлись с ним четырьмя днями ранее.

Солдаты забрали тележку и растворились в снежном вихре.

Ящики были тяжелые, но майору все же удалось перетащить их мимо занесенной снегом машины к крыльцу. Они сыграли свою роль. Остался только завернутый в мешки предмет, РА-114. Поднатужившись, майор перенес его за дом. Зайдя в сарай, он снял шинель, китель и брюки и повесил на вбитые в стену гвозди. Потом, уже поеживаясь от холода, переоделся в рабочий комбинезон, взял инструменты, кирку и лопату, и вышел во двор. Накануне сосед Яшкина, занимавший должность замполита, долго наблюдал за ним из-за забора, а потом спросил: «Что ты делаешь, Олег? Роешь себе могилу? Не старайся так, тебя уже не видно». Яшкин ответил заранее подготовленной ложью насчет лопнувшей трубы. Замполит расхохотался. «Много в туалет ходишь, Олег, вот трубы и не выдерживают». Сосед вернулся в дом. Дверь захлопнулась. Майор работал до полуночи. Выбравшись, наконец, из ямы, он забрал фонарь и прошел в кухню. Жена ни о чем его не спросила.

Яшкин опустил завернутый в мешки контейнер на край ямы и с минуту стоял, переводя дух. Оружие, лежавшее в контейнере, могло выдержать перевозку по любому бездорожью. Он подтолкнул контейнер к яме, и тот, перевалившись через край, свалился с двухметровой высоты на глинистое дно, где от растаявшего снега уже собралась лужа воды. Яшкин не видел, как лег контейнер, да это было и неважно.

Возле дома уже давно, несколько недель, лежали полоски свинцовой обшивки, которыми майор собирался обложить печку, но теперь использовал по другому назначению: накрыл ими пластиковый контейнер. Оставалось только засыпать яму землей, похоронить то, что он принес домой.

Яшкин хотел закончить все до того, как жена вернется домой. В Зоне предмет, лежавший на дне двухметровой ямы, называли «Жуковым» — в честь советского полководца, Георгия Константиновича Жукова, прославившегося победами под Ленинградом и Сталинградом, освободившего Варшаву и взявшего Берлин, самого известного из героев Великой Отечественной войны. Жуков умер девятнадцать лет назад, и тот факт, что оружие назвали именем человека, внушавшего страх не только врагу, говорил о многом. Майор Яшкин, офицер 12-го Управления, знал, что свинцовые листы будут маскировать радиационное излучение.

Он не знал, когда вскроет это захоронение, да и не особенно об этом задумывался. Сейчас ему предстояло рассказать жене о том, какое будущее их ждет. Сделать это нужно было сегодня, не откладывая на другой день. Она еще не знала, что 20 марта в 16.05 его вызвали к командиру, а в 16.11 он вошел в кабинет генерала, который, не предложив даже присесть, но, уставившись в лежащий на столе лист, сообщил, что из-за уменьшения финансирования численность размещенных на территории Арзамаса-16 подразделений 12-го Управления сокращается на тридцать процентов и офицерам с большим сроком службы и высокой зарплатой грозит увольнение к концу текущего месяца. Потрясенный новостью, майор Яшкин успел лишь спросить, что будет с пенсией подлежащих сокращению офицеров. Генерал пожал плечами и развел руками, как бы говоря, что и сам ничего не знает. Далее Яшкин узнал, что последним днем службы станет для него последний день месяца, и что домик, который он занимает, будет передан ему в знак благодарности за долгую и верную службу. Никаких торжественных мероприятий не запланировано. Ни речей, ни прощания с Управлением, в котором он прослужил тридцать два года. Генерал взял ручку, вычеркнул из списка фамилию майора Яшкина и бросил взгляд на часы, давая понять, что список большой, что своей очереди дожидаются другие, так что вы, товарищ майор, уж выметайтесь, пожалуйста, побыстрее.

Он вышел из кабинета, словно оглушенный, и пересек приемную, не глядя на дожидавшихся вызова других офицеров. Какое унижение! До сих пор Олег Яшкин полагал, что заслужил уважение со стороны государства и что оно примет во внимание его заслуги. Конечно, он помнил, как годом ранее были уволены другие, но разве можно поступать так же с офицером, отвечающим за сохранность боеголовок? И вот теперь такой позор! Все тридцать два года службы были оценены в восемь минут — столько времени пробыл майор в кабинете какого-то бюрократа, которому не хватило смелости даже посмотреть ему в глаза.

А между тем работа, которой он занимался, отнюдь не утратила своей важности. И меньше ее не стало. Помимо ядерных боеголовок,[1] на складах — в подземных бункерах и наземных деревянных сооружениях — хранились также боеголовки к артиллерийским снарядам, торпедам и минам. Их доставляли сюда для демонтажа — так сказать, перековывали мечи на орала, — потому что государство не могло больше платить по счетам. Сопроводительные документы валялись, никому не нужные, в коробках на захламленных столах; сами же боеголовки складировались партиями для отправки в цеха по утилизации, находящиеся в самом конце участка. Майор взял одну боеголовку, и этого никто не заметил.

Он служил великой стране, супердержаве. Но государство не могло больше оплачивать его услуги. Злость и гнев нашли, наконец, цель. Майор бросил последние комья мерзлой глины. Весной, когда потеплеет, он посадит здесь овощи. В окнах, за спиной у него, зажегся свет. Жена вернулась из храма Святого Серафима, куда ходила мыть полы и убирать пыль.

Майор Яшкин сбросил рабочий комбинезон, снова надел военную форму и вернулся в кухню, где вымыл руки теплой водой и выпил кофе, в который добавил изрядную порцию водки. Потом, изобразив улыбку, вышел к жене. Позже, когда они лягут в постель и, ища тепла, прижмутся друг к другу, он расскажет ей о том, как с ним поступили, и добавит, что починил трубу, о чем она уже на следующий день сообщит соседке.

Майор Яшкин не знал, какое будущее ждет захороненный во дворе контейнер. К краже боеголовки его подтолкнули обида и гнев, но что делать с украденным, он еще не знал. Зато знал, что ненавидит тех, кто унизил его. Впервые за всю сознательную жизнь им руководила не преданность Родине, а ненависть.

За окном, скрывая холмик свежевскопанной земли, падал снег. Белый и чистый.



ГЛАВА 1

9 апреля 2008

Его внедрили в семью в самом начале года. Терпеливо ожидая у передней двери, Джонатан Кэррик слышал, как мать отчитывает детей за неорганизованность. Он улыбнулся. Потом с площадки донеслись шаги — мать вела их по широкой лестнице, мимо двух итальянских картин шестнадцатого века, таких больших, что повесить их следовало бы в галерее. Увидев Кэррика, женщина состроила гримасу.

— Думаю, Джонни, мы уже готовы.

— Уверен, мы наверстаем время, миссис Гольдман. Не проблема.

Он, конечно, приврал, но лишь самую чуточку. По утрам улицы между этим домом в Найтсбридже и школой в Кенсингтоне — она называлась «международной», потому что в ней учились отпрыски очень богатых семей из многих стран, — всегда были забиты автомобилями. После внедрения в семью жизнь Джонатана Кэррика превратилась в один сплошной обман, и ему приходилось постоянно быть настороже, чтобы не сказать лишнего.

— И не беспокойтесь, к собранию они успеют — я вам обещаю.

Из двери, ведущей в кухню, появилась служанка с двумя пластиковыми контейнерами с фруктами и сэндвичами. Это тоже было составной частью утреннего ритуала. Дети брали контейнеры с собой, съедали на ланч то, что им давали в школе, и контейнеры возвращались домой в целости и сохранности. Фрукты и сэндвичи поступали на кухню и доставались Кэррику и Роулингсу, через которого Кэррик и попал в семью, или же Григорию и Виктору.

— Пожалуйста, милые, быстрее, — поторопила детей миссис Гольдман.

Сельма и Питер скатились по ступенькам. Девочке было девять, мальчику — шесть. Жизнерадостные, бойкие, веселые и счастливые.

— Доброе утро, мистер Кэррик… Привет, Джонни… — Допускать фамильярное к себе отношение в присутствии их матери было бы неверно, а потому он сурово сдвинул брови, буркнул что-то насчет опоздания и посмотрел на часы. Его демонстративная строгость была оценена по достоинству — Сельма рассмеялась, Питер захихикал.

Держа в руке ключи от машины, он ожидал у тяжелой двери. Вышедший из кухни Григорий обошел детишек, служанку и миссис Гольдман и подошел к Джонатану. Взгляды их на мгновение встретились, мужчины едва заметно кивнули друг другу. Познакомиться с ним толком Кэррик не успел, а русский телохранитель даже и не скрывал неприязненного отношения к появившемуся в доме чужаку. Разговаривать о чем-то не было необходимости — за три месяца процедуру довели до совершенства. Кэррик пробежал пальцами по контрольной панели у двери, набрал код, отключил сигнализацию и открыл дверь, хорошо смазанную, но тяжелую из-за вставленной в нее стальной пластины.

Григорий сбежал по ступенькам, бросил взгляд вправо-влево и, не обнаружив ничего подозрительного, махнул рукой. Следующим по ступенькам, неловко и прихрамывая, спустился Кэррик. «Мерседес» стоял у тротуара. Кэррик подошел, открыл дверцу, сел за руль, включил зажигание и, подав назад, открыл заднюю дверцу. Дети заняли свои места и пристегнулись. Щелкнули пряжки, дверцы закрылись, и Кэррик отъехал от тротуара.

Он еще раз посмотрел в сторону дома. Миссис Гольдман стояла на верхней ступеньке и, помахав рукой, послала им вслед воздушный поцелуй. Глядя на эту женщину, Кэррик мог бы назвать ее симпатичной, хотя в тонких чертах проступало что-то резкое, грубое, жестокое. У нее были красиво очерченные скулы и рельефные ключицы. В светлых волосах как будто запутались лучи утреннего солнца. Одета она была неброско — юбка, блузка, вязаный шарфик на шее. Как и во всех остальных взрослых в этом доме, Кэррик видел в ней опасность для себя.

Каждое утро он отвозил детей Иосифа и Эстер Гольдман в международную школу и привозил их обратно уже после занятий. В промежутке между поездками в школу сопровождал миссис Гольдман на художественные выставки, благотворительные приемы, коктейль-пати, в театр или на концерты. В общине новых русских, сравнительно недавно обосновавшихся в Великобритании, она держалась скромно, но не незаметно. Была проницательна и остроумна, украшая тем и другим скорее мужа, чем какие-то общественные мероприятия. Кэррик не мог точно сказать, сколь долго продлится его работа в семье, но полагал, что срок исчисляется неделями, а не месяцами. Ехал он осторожно, не спеша.

Проблема заключалась в том, что высокие ожидания, возлагавшиеся на него руководством, не оправдались: он проник в дом, но внутри него оставался на положении постороннего. Так, например, Кэррик не знал, куда отправились утром Иосиф Гольдман, Виктор и даже Саймон Роулингс. Сидевшие позади дети молчали; их маленькие, пухлые пальчики ловко бегали по контрольным панелям «гейм-бойз». К тому времени, когда Кэррик приехал за детьми, Иосиф Гольдман, Виктор и Саймон Роулингс уже уехали. Никто бы, конечно, не стал критиковать его за то, что он не знает, где они, но руководители операции, потребовавшей привлечения больших ресурсов и средств, ждали большей отдачи.

Время от времени он поглядывал в зеркальце заднего вида. Джонатан не знал, есть ли у него «хвост» и далеко ли отстала машина поддержки. Его наняли для одной-единственной цели — не допустить возможного похищения детей, которые были весьма соблазнительной добычей, если учесть, что их отец стоил сто миллионов фунтов стерлингов. Бронированный «мерседес» шел немного тяжеловато, а в кармане пиджака у Кэррика всегда лежал баллончик с перечной смесью. Он чувствовал себя ужасно одиноким, но ничего не мог с этим поделать — такая уж была у него работа.

Подъезжая к школе, он присоединился к очереди из дорогих спортивных автомобилей и семейных купе с затемненными стеклами. Выпускать детей из машины Кэррик не спешил и дверцу открыл только тогда, когда поравнялся с парнями из школьной охраны. Он не был ни нянькой, ни шофером, ни привратником. Джонатан Кэррик, Джонни, как называли его все знакомые, служил в полиции и считался восходящей звездой на небосводе маленького, тайного уголка столичного управления, называвшегося 10-м Директоратом отдела серьезных преступлений. И до сих пор цель — сам Иосиф Гольдман — ускользала от него.

Он остановился у тротуара и открыл заднюю дверцу.

— Все, ребята, выходите. Всего хорошего.

— Пока, Джонни. И тебе всего хорошего.

— Не забывайте хорошо учиться.

— Конечно, Джонни, а как же иначе? А ты заедешь за нами сегодня?

— Да, мне сегодня повезло. — Кэррик подмигнул, и дети вылезли из машины. Как всегда, эти паршивцы не удосужились захлопнуть дверцу, и ему пришлось делать это самому. Ехать за детьми — поручение важное, но чтобы операция принесла успех, ему нужно было возить Иосифа Гольдмана и Виктора, то есть занять место Саймона Роулингса.

* * *

Все получилось просто и обычно.

Сидя на кожаном заднем сиденье «ауди» восьмой модели, Иосиф Гольдман дожидался возвращения Виктора. Впереди, откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза, сидел водитель, Саймон Роулингс. Гольдману нравился этот человек: он никогда не начинал первым разговор, не задавал вопросов, хорошо водил и, похоже, ничего не замечал. Двигался он легко, быстро и бесшумно, в чем не было ничего удивительного, поскольку в свое время Роулингс служил сержантом в парашютно-десантном полку. С самого начала, едва перебравшись из Москвы в Лондон, Иосиф Гольдман решил, что в телохранителях у него будут только свои, а вот шофером — только англичанин.

Впрочем, в то утро в его голове крутились другие мысли. Крутились уже давно, последние два месяца после возвращения из Сарова, городка в Нижегородской области. Он мог бы и даже, наверно, должен был отказаться от полученного предложения, но не отказался. Каждый день на протяжении всей прошлой недели Иосиф Гольдман проверял по Интернету, какая погода стоит в Нижегородской области. Особенно его интересовала температура воздуха. Судя по показателям последних двух дней, звонка следовало ожидать сегодня, и потому телефон в кармане Виктора был настроен исключительно на прием. Ничего подобного ему еще не подворачивалось, а потому не раз и не два за последние два месяца Иосиф Гольдман лежал ночами на спине, рядом со спящей Эстер, и не мог уснуть — голова шла кругом от масштаба замысла. Бизнес, ради которого он регулярно приезжал в порт Хэридж, шел почти сам по себе, позволяя отвлекаться на другое.

Над автопарком с пронзительными криками носились чайки. Справа тянулись складские помещения, а над их крышами нависали краны и белая махина пассажирского судна. «Морская звезда», принимавшая на борт 950 пассажиров, только что вернулась из первого в этом сезоне круиза по Балтийскому морю, в программу которого входило посещение Санкт-Петербурга. Два пассажира, два пенсионера, предъявят на таможне пару больших кожаных чемоданов и скажут, что купили их по смешной цене в России. Просто, но эффективно. Его томило ожидание звонка. Пролетевшая над машиной чайка загадила ветровое стекло, и Роулингс, негромко выругавшись, выскочил из машины и принялся энергично вытирать пятно тряпкой.

Наблюдая за набережной, Иосиф Гольдман увидел Виктора, катившего перед собой тележку с двумя огромными чемоданами. Внезапно Виктор остановился, выхватил из кармана телефон, поднес к уху секунд на десять и снова убрал в карман. Тележка повернула к «ауди». Гольдман открыл дверцу и выскочил из машины. Человек, наблюдавший за парковочной площадкой, увидел бы десятки автомобилей, больших и маленьких, дорогих и дешевых, в которые грузились чемоданы и прибывшие пассажиры. Роулингс, закончив протирать стекло, вернулся на свое место. Иосиф Гольдман уже убедился, что не прогадал, взяв на работу этого человека, который ничего не видел и не слышал, но прекрасно водил машину. И вот теперь Роулингс представил своего друга, который помогал в работе, отвозил в школу и привозил домой детей и сопровождал супругу Гольдмана, Эстер.

Он вдруг поймал себя на том, что затаил от нетерпения дыхание.

— Ну что? Что они сказали? — нервно спросил он.

— Дали ответ на наш запрос, — спокойно ответил Виктор. — Связь плохая, слышно отвратительно, но ответ повторили три раза. Да… да… да… Мне еще показалось, что у них там машина тарахтела.

— Значит, одно только слово, да?

— Только одно.

— Итак, началось.

— Они уже в пути, — сказал Виктор, — и, по их расчетам, дорога займет неделю.

Лишь теперь осознав всю важность, всю грандиозность и опасность замысла, Иосиф устало выдохнул, но уже через секунду, взяв себя в руки, спросил:

— Что думаешь? Отказаться еще не поздно?

— Отказываться уже слишком поздно. Предложение сделано, цена назначена, они согласились. Колесо закрутилось, дело пошло.

Гольдман моргнул, потом щелкнул пальцами. Виктор протянул ему ключи от чемоданов. Гольдман открыл замки, откинул ремни, расстегнул «молнии». Сдвинув в сторону грязную одежду, он нащупал в каждом из чемоданов тайник и достал несколько перехваченных эластичной лентой пакетов со стодолларовыми банкнотами. В каждом было по сто тысяч, и в каждом тайнике оказалось по пятьдесят пакетов. В итоге получилась кругленькая сумма в один миллион долларов. Такую сумму Гольдберг[2] получал дважды в месяц, с апреля по сентябрь включительно. Он поправил принадлежавшую пенсионерам одежду, застегнул «молнии» и затянул ремни.

— Из Петербурга приходит миллионов двенадцать, из Таллина миллионов семь, из Риги около девяти. Это морским путем. По суше еще миллионов двадцать. Я отмываю эти деньги и получаю свою долю — четыре миллиона. Больше рынок принять не может. На тех двоих, что сейчас в дороге, мы заработаем одиннадцать миллионов.

— Твоя доля — пять с половиной миллионов. По сравнению с этим все, что мы получаем морем, дерьмо собачье.

Виктор работал с Иосифом Гольдманом с 1990-го, когда они жили еще в Перми. К Гольдману его приставили по приказанию Ройвена Вайсберга с задачей оберегать и защищать.

— Что это за жизнь, если в ней нет никакой опасности? — сухо хохотнул Гольдман. — Что это за жизнь, если в ней под ногами только дерьмо собачье?

— Ты ему сейчас скажешь?

— Я ему позвоню.

Звонок длился недолго. Три-четыре слова, и связь оборвалась.

Ехали быстро, но не нарушая скоростной режим. Целью их был склад в промышленной зоне городка Колчестер в Эссексе. Следуя заведенной практике, Саймон Роулингс дважды применил испытанный прием из арсенала контрнаблюдения: сделал четыре круга на Хорнсли-Кросс и сбросил скорость до минимальных двадцати пяти миль в час на полосе с односторонним движением. Никто не нарезал с ними круги на Хорнсли-Кросс, никто не притормаживал вместе с ними. Обычное дело. Сведение риска до минимального уровня. На складе в промышленной зоне два чемодана с миллионом американских долларов перенесли в контейнер, которому, после загрузки его самым лучшим стаффордширским фарфором, предстояло отправиться в греческую зону на острове Кипр. Ройвен Вайсберг разрабатывал бизнес, Иосиф Гольдман отмывал деньги, а новые русские миллионеры и рейдеры могли спать спокойно, зная, что их золотые яйца лежат в надежном месте и им ничто не угрожает.

Иосиф Гольдман, отмывавший наличные для законных инвестиций, считавшийся крупной птицей в Директорате и полагавший, что его положение стабильно и безопасно, более всего хотел бы повернуть время вспять. И пусть бы те двое, что отправились в путешествие длиной в тысячу шестьсот километров, никуда не высовывались, а торчали в своей богом забытой глуши. Но время, о чем вполне мог бы сказать ему Виктор, редко поворачивает назад. Возвращаясь в Лондон, он думал о старичках в старой жестянке с грузом, который мог принести ему половину от одиннадцати миллионов долларов. Время пошло. Часики тикали.

* * *

Отъезд планировали с тем вниманием и точностью, каких и стоило ожидать от двух бывших офицеров. Все детали предстоящего путешествия — общее расстояние, время в пути, скорость, маршрут движения — были рассмотрены, взвешены, обсуждены, проанализированы, согласованы и приняты.

Выехать планировали на рассвете, как только утренние лучи тронут серое весеннее небо. Сосед пообещал жене, что они вернутся через две недели, что беспокоиться не о чем, что дров запасено больше, чем на две недели, что продуктами они обеспечены, что счета могут подождать, что в машине ему будет тепло, а что им придется две недели обходиться без душа, так это никого не касается. И не надо волноваться, ведь они не в Афганистан отправляются и не к китайской границе и не на Балтику. Небольшое путешествие, всего-то на две недели, туда и обратно.

Уже позже Игорь Моленков, сосед и деловой партнер Олега Яшкина в данном предприятии, подумал, что жена его напарника, похоже, каким-то образом почувствовала опасность, о которой сам он не задумывался, а Яшкин не говорил. Гордость, самомнение и злость толкали вперед, заставляли не думать об опасности и риске, не считаться с ними. И вот они в пути, и машина бежит по дороге, проложенной через густые леса национального парка, мимо застывших в неподвижности огромных болот.

Злость никак не унималась и не ослабевала, оставаясь такой же острой и пронзительной, как и в тот день и час, когда родилась. Острой, как когти кружащего над парком и высматривающего добычу орла. Острой, как когти обитающего в лесной глухомани медведя. Накапливаясь день за днем, злость, вызванная унижением и предательством, и привела его в конце концов в этот жалкий «дэу-полонез», где он и сидел теперь рядом с соседом и с дорожной картой на коленях. До пункта назначения оставалось более полутора тысяч километров.

С самого начала договорились по возможности избегать основных магистралей, и вот теперь он ощущал последствия этого решения на каждой выбоине и каждой кочке. Груз лежал сзади, и подвеске приходилось нелегко.

И все же злость нашла выпускной клапан. Она загнала его в разбитую колымагу с дышащим на ладан двигателем и скрипучим корпусом. Его жена легла в могилу двадцать четыре года назад. Их сын, Саша, сгорел заживо в попавшем в засаду танке у перевала Саланг, пополнив собой длинный список потерь злосчастной афганской кампании. Саша был идолом, непререкаемым авторитетом и примером для сына его брата, Виктора. Он, полковник Игорь Моленков, помог своему племяннику поступить на службу в Комитет государственной безопасности. Однако из КГБ Виктор ушел уже через два года, чтобы заняться новым, только что возникшим и очень прибыльным охранным бизнесом. Он работал с криминальными группировками Перми, потом уехал за границу, а в феврале этого года вернулся и даже навестил дядю. С той встречи все и началось. Обед приготовила жена соседа: жареная на гриле курица, картошка, квашеная капуста и бутылка отдающего уксусом вина сочинского производства. За обедом звучали намеки на благодарность за «крышу», а когда племянник уехал на своем серебристом «БМВ», на столе остался небольшой конверт, как будто они заслужили не только словесную благодарность, но и подачку.



Вот тогда и начался серьезный разговор. Жена Яшкина, та, которую он называл не иначе как «мать», ушла спать, а мужчины засиделись. За одной бутылкой последовала другая, а потом настала очередь откровений. Яшкин рассказал о зарытом в огороде контейнере и, словно в подтверждение своих слов, указал на скрытый снегом холмик за окном. Накинув пальто, они отправились в отель, где остановился Виктор. Разбудили. Подождали, пока уйдет спавшая с ним девушка. Рассказали о закопанном на огороде контейнере. Начальное недоверие постепенно сменилось волнением. Прозвучала цена. В пятом часу утра они вышли из номера Виктора. Каждый держал в руке новый мобильник, а в голове полученные инструкции: какие сообщения будут получены и как на них отвечать. Девушка, которую прогнали из номера, сидела внизу, в фойе. Увидев, что они уходят, она бегом бросилась наверх, демонстрируя цвет своих трусиков.

Сообщение пришло в назначенное время.

В утренних сумерках, перед рассветом, они раскопали тайник, подняли свинцовые листы и, сопя и матерясь, достали завернутый в мусорные мешки контейнер. Уже рассветало, когда они сорвали пластик и увидели боеголовку, такую чистую, что при свете фонаря можно было прочитать серийный номер. В первый момент Моленкову даже стало страшно. А вот сосед не испугался. Боеголовку завернули в новые мешки, перевязали проволокой и перенесли в багажник старенького «полонеза», сразу же осевшего под немалым весом. Сверху ее прикрыли брезентом. Потом уложили свои мешки и — это предложил Моленков — повесили над задними дверцами свою старую военную форму.

Прежде чем выехать, полковник в отставке Игорь Моленков прошел по дороге и, отыскав наилучшее для приема место, достал полученный от Виктора мобильный телефон. Требовалось немногое: набрать уже введенный номер и трижды произнести слово «да».

И вот теперь они уже подъезжали к Мурому.

Во что втягивает его этот согнувшийся за рулем старый дуралей, спрашивал себя Моленков, глядя на Яшкина. Хотя нет, не так. Старых дураков здесь двое. Они оба виновны. Оба переступили порог и оказались в уголовном мире. Оба… машина резко затормозила, и его бросило вперед, на ветровое стекло. Моленков едва успел вскинуть руки, закрывая лицо.

Остановились. Яшкин сидел неподвижно, закусив желтыми зубами бледную нижнюю губу.

— Почему стоим?

— Колесо лопнуло.

— Не может быть.

— Заднее левое. Ты что, не почувствовал, как мы на что-то наскочили?

— Запаска есть?

— Есть. Старая да лысая. Новая мне не по карману.

— А если и запаска дырявая?

Яшкин пожал плечами. Слева от дороги растянулось широкое озеро. Судя по лежавшей слева от сиденья карте, они проехали всего лишь сорок восемь километров и уже получили пробитое колесо, которое надо менять на старое и лысое, а до пункта назначения еще 1552 км. И делай, что хочешь — топай ногами, ругайся, проклинай.

Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

* * *

На йоркширской пустоши есть огромные белые сферы. Антенны растянулись вдоль пересекающего Кипр горного хребта. Громадные «тарелки» стоят на крышах зданий в предместье Челтнема. За большими компьютерами, установленными как по всему Соединенному Королевству, так и за периметром безопасности военной базы на средиземноморском острове, работают и британские специалисты, и сотрудники американского Агентства национальной безопасности.

Каждый день они перехватывают миллионы телефонных звонков, факсов и почтовых сообщений со всего Северного полушария. Подавляющее их большинство отбраковывается как не представляющее никакого интереса. Незначительное меньшинство сохраняется и попадает на стол аналитиков Центра правительственной связи, работающих в зданиях под «тарелками» в том самом глостерском городке. Что попадает к аналитикам, а что идет мимо них, то решают триггеры. Активируют триггер запрограммированные слова, фразы, произнесенные на десятках языков, а также специфические числа, если они внесены в память компьютера. И еще географические пункты. Определенные области находятся под постоянным наблюдением. Как только компьютер фиксирует сигнал из такой области, память моментально отыскивает совпадения и устанавливает связь. Мужчины и женщины, сидящие перед мониторами в затемненных комнатах, не понимают, что означают те или иные триггеры. Они — всего лишь фильтры, безвестные и безымянные.

Город Саров в Нижегородской области Российской Федерации значится среди тех, что снабжены триггером. Все входящие и исходящие международные звонки четко фиксируются, а местонахождение звонящего или принимающего определяется с точностью до сотни метров.

Звонки, о которых пойдет речь, поступили на монитор молодой женщины, работавшей на третьем этаже главного корпуса ЦПС в крыле «Д». Четырьмя днями ранее был зафиксирован звонок на мобильный в Саров. Длительность соединения составила восемь секунд. Звонивший находился где-то в лондонском районе Найтсбридж. На этот раз звонили уже из Сарова, а приняли звонок в портовом районе восточно-английского города Хэридж. Соединение продолжалось всего лишь четыре секунды. Тот же хэриджский телефон отметился еще раз, когда звонок с него, сделанный уже из Колчестера, приняли в неустановленном пункте возле польско-белорусской границы.

Дежурившая у монитора молодая женщина не понимала значения полученной информации — это было за пределами ее уровня доступа, — но она впечатала код, открыла надежный электронный канал и передала информацию о звонках, добавив как приложение спутниковые снимки. Один из них показывал грунтовую дорогу в Сарове, идущую с востока на запад. С севера к дороге подступал лес, южнее тянулись небольшие одноэтажные дома. На следующем снимке была видна автомобильная стоянка в Хэридже, на третьем — промышленный парк на окраине Колчестера, на четвертом — улица в Найтсбридже. На последнем снимке был виден смешанный, березы с соснами, лес, широкий круг, занимавший единственное расчищенное место, и проходящий рядом железнодорожный путь… Все так просто.

Она вышла из-за стола и подошла к кофеварке.

Паутина сплелась.

Триггеры не сработали бы, если бы звонок был принят на расстоянии двадцати пяти километров от города. Кто-то допустил ошибку. Сообщения и приложения, отправленные молодой женщиной, уже достигли Лондона и попали в чудовищно безобразное здание на южной стороне Темзы, дом на Воксхолл-Бридж, или ДВБ, как называли его все, кто в нем работал.

* * *

Деревья раскачивались под ветром. Их высаживали исключительно по прямой, так что они образовывали прямоугольные формы, свидетельствовавшие о том, что здешний лесник питал слабость к порядку казарменного типа. Казалось, даже ели росли здесь строго вертикально. Между ними, бросая дерзкий вызов установленному порядку, виднелись хаотично разбросанные березы. Лишенные силы хвойных, они торопливо тянулись вверх, спеша ухватить свою долю естественного света. Многие из них согнулись едва ли не пополам под тяжестью высыпавшего за зиму снега. Кроны елей шевелились, двигались с ветром, но, посаженные близко одна к другой, почти не позволяли дневному свету добраться до колючей лесной подстилки. Ройвен Вайсберг сидел на земле между деревьев и ждал звонка.

С неба падал легкий дождь, но дувший с востока, из-за реки, ветер и густые кроны отклоняли капающую воду. Редкие струйки стекали между берез, но там, где сидел Ройвен, было сухо. Впрочем, личный комфорт его совершенно не заботил. Ройвен думал о том, что случилось здесь более шестидесяти лет назад, и снова вспоминал те истории, что знал наизусть. Он слышал пение мелких птах и крик совы. Его это не удивляло, потому что место издавна, еще до тех событий, о которых Ройвен вспоминал, называлось Совиным лесом. Удивительно было другое: за весь день сова подала голос только раз, утром. А еще сюрпризом стало птичье пение. Ему говорили, что птицы здесь не живут — не строят гнезда и не откладывают яйца — после тех страшных событий. Они порхали невысоко над землей, садились ненадолго на ветку, выдавали трель и улетали. Наблюдая за ними, Ройвен не находил объяснений такому поведению. Как могут они столь беззаботно радоваться жизни? Неужели не знают, что это за место? Неужели не понимают, что здесь на всем лежит проклятие массовой смерти?

За спиной зазвонил телефон. Ответ занял несколько секунд, и покров тишины снова опустился и на него, и на деревья.

В тишине всегда включалось воображение. Его не интересовал Михаил, стоявший где-то неподалеку, метрах в пятидесяти от него, прижавшись спиной к стволу дерева, над кучкой окурков. Он не пытался представить, как будет сопротивляться и кричать албанец, которого Михаил приведет завтра на склад. И даже не задумывался о последствиях принятого Михаилом звонка.

Ройвен как будто видел их, оживших призраков его мыслей. Они спасались бегством. Героизм одних и паника многих определяли его существование. Он был их созданием, их порождением. Неясные фигуры перемещались, как будто плыли над землей то быстро, то мучительно медленно, просачиваясь мимо крепких стволов елей и колышущихся ветвей берез. Для него они были так же реальны, как лес. Казалось, стоит лишь протянуть руку — и дотронешься. Страшная, жуткая, рвущая душу картина. В окружающей тишине слышался вой собак, выстрелы, сирены.

Здесь, в Совином лесу, хранилось наследство Ройвена Вайсберга. Он не знал, что сделанный со спутника снимок этого места был отправлен приложением в здание, известное как ДВБ, и что фотография запечатлела серо-белый холмик. Такой холмик находился сейчас и неподалеку, метрах в восьмидесяти от него, но его скрывали ели и березы. Для Ройвена история, имевшая начало, была ценна только в том случае, если имела и конец. Он знал ее от начала до конца.

Эту историю ему рассказывали много раз. Она стала кровью, бегущей по его жилам. Он сам был ее ребенком, знал каждую строчку, каждый эпизод. Маленьким мальчиком он плакал у бабушки на плече, когда она рассказывала ему об этом.

И вот теперь Ройвен рассказывал ее себе. Рассказывал так же, как это сделала бы она, с самого начала. Над ним шумели деревья и пели птицы, на него падал дождь. Это была история Анны, и он знал, что никогда, до самой смерти, не сможет забыть ее или избавиться от нее. Не сможет и не захочет.

* * *

Однажды летним утром 1942-го нам сказали приготовиться покинуть Влодаву. Большинство наших уже уехали в предыдущие четыре месяца, но куда они попали, мы не знали. Домой нас не пускали, так что жить приходилось в синагоге и вокруг нее. Место это обнесли оградой, отделив от поляков, так я узнала, что мы — евреи, что мы не такие, как другие, что мы — недочеловеки.

Я не знала, куда мы поедем. Если среди нас и были такие, кто знал что-то, они не рассказывали. Я верила всему, что мне говорили. Нам сказали, что каждый может взять по одному чемодану или сумке, и в последний час перед отъездом все — мужчины, женщины, дети — собирали самое ценное, старики зашивали в подкладку пальто золотые монеты, а старухи выковыривали брильянты из ожерелий, колец и брошей и прятали в одежду.

В синагоге постоянно не хватало продуктов, и в то утро мы, кажется, не завтракали и отправились в путь голодными и уже усталыми.

После того как нас построили и пересчитали, офицер сказал, что мы пойдем в пересыльный лагерь, а оттуда нас отправят на новое местожительство, в Украину. Проходя по улицам, некоторые из нас заметили, что дома, где они жили, уже заняты поляками.

Мы держались вместе — я, папа и мама, два моих младших брата и старшая сестра, родители папы и отец мамы, три моих дяди и две тети. Мы надели наши лучшие одежды. Впереди колонны ехал на белом коне офицер, сзади — тоже немцы на лошадях, а по бокам шли пешие украинские солдаты. За мостом через Влодавку была деревня Орчовек. Я никак не ожидала, что деревенские встретят нас так, но за почти два года, что мы прожили возле синагоги и не видели поляков, многое изменилось.

Люди стояли по обе стороны дороги, как будто их предупредили, что мы будем идти. Они кричали на нас, бросали в нас камни и грязь, оскорбляли. До войны, когда не было занятий, я часто работала у отца в часовой мастерской. Среди тех, кто стоял вдоль дороги, я узнавала людей, которые приносили в ремонт часы. Они благодарили его за работу и нередко просили подождать с оплатой. Я не понимала, почему нас ненавидят. В моего отца плеснули отходами. Грязь попала на шарф, который мне подарили на восемнадцатилетие. Я посмотрела на немецких офицеров, но они вовсе не собирались нас защищать, а только смеялись.

За Орчовеком, где дорога поворачивала на восток, к деревне Собибор, конный офицер повел нас к железнодорожной ветке, которая шла к Хелму. Помню, что в конце лета 1942-го часто шли дожди. Дорога была разбитая. Я оказалась одной из немногих, кто надел лучшие туфли, и одной из многих, кто потерял обувь в грязи и шел по лужам босиком.

Те, кто постарше, не поспевали за офицером на белой лошади, и те, кто помоложе, помогали им, поддерживали, но некоторым все равно приходилось бросать чемоданы на дороге. Я помогала родителям отца, братья помогали дедушке, а сестра, хотя и болела полиомиелитом, помогала нашим тетям. Немцы покрикивали на отстающих, а кого-то даже подгоняли плетками.

Потом подошел состав. Увидев вагоны, я подумала, что в них перевозят скот — они были грязные и ужасно воняли. Я сказала, что на восток нас наверняка повезут в других, но отец почему-то не засмеялся, хотя и был человеком веселым и никогда не унывал, даже в синагоге.

Мы шли по лесной дороге часа два. Офицер на белом коне выкрикнул какой-то приказ, и украинцы стали сгонять нас прикладами в кучу. Я подумала, что мы прибыли в пересыльный лагерь. Он был большой, и его окружала колючая проволока с вплетенными в нее еловыми ветками, так что видны были только крыши каких-то зданий и караульные вышки с солдатами и пулеметами. Я заметила, что пулеметы смотрят на нас. Но разве мы — старики, женщины, девчонки — могли представлять какую-то угрозу для вооруженных солдат? Что мы могли им сделать?

Я была такая наивная. Может быть, и к лучшему.

Нас построили у ворот. Пять шеренг по двадцать человек в каждой. Женщины с детьми впереди, мужчины позади. Мама попыталась поцеловать папу в щеку, но украинский солдат отогнал ее прикладом. Папа сказал что-то, но я не расслышала.

Офицер на белой лошади оглядел нас, как какой-нибудь кайзер или император, и указал на меня плеткой. Солдат схватил меня за плечо и вытащил из строя. Почему? Почему меня? Мне было восемнадцать, и старшая сестра говорила, что я красивая, и что волосы у меня отливают, как вороново крыло. Мужчины в синагоге шептались за моей спиной, но мама никогда ни о чем таком со мной не говорила. Из всей группы вывели только меня одну.

Меня повели к другим воротам, главным. Перед тем как войти, я остановилась и повернулась, но меня ударили по ногам сапогом, и я никого не увидела. Ни маму с папой, ни братьев с сестрой, ни дедушек с бабушкой, ни тетей и дядей.

Меня вели по дорожкам, окруженным с обеих сторон колючей проволокой, на которой висели еловые ветки. Потом я услышала шорох ног, негромкие, усталые голоса, хриплый кашель и отрывистые крики. Передо мной открылись другие ворота. Я прошла дальше. Ворота закрылись за мной. Там стоял запах… неприятный запах… Но никто: ни едва волочившие ноги мужчины, ни кашлявшие надсадно женщины, ни немцы с плетками и автоматами, — как будто не замечали этой вони, этого запаха гари и тлена.

Ко мне подошла еврейка и повела к длинному, приземистому сооружению. Я узнала, что она — Капо, и что я должна ее слушаться. Потом послышались другие звуки. Выстрелы. Как одиночные, так и очередями. Я спросила, кто стреляет и почему, но Капо не ответила.

Позднее, уже к вечеру, я узнала, что попала в лагерь номер 1, и что утром меня отправят на работу. Потом лагерь накрыло черное дымовое облако. Я заметила, что с неба падают мелкие чешуйки серого пепла.

Я ничего не понимала, и невежество спасло меня. Оно стало моим благословением. Простодушные не знают зла. Но невинность не вечна и долго защищать от зла она не может.

* * *

— Ну как, капрал, справишься?

— Без проблем, сержант.

— Уверен? Может, хочешь, чтобы я подержал тебя за ручку?

— Обойдусь.

Перебрасываясь нехитрыми шуточками, они как будто возвращались в доброе старое время, когда Саймон Роулингс был сержантом, а Кэррик — капралом парашютно-десантного полка. На гражданскую службу Роулингс пришел уже с военной медалью. Каждый из них сказал бы, что в минуту смертельной опасности человек забывает даже о старой, проверенной годами дружбе. Их дружба закалилась на улицах иракских городов: когда взорвавшаяся у дороги бомба швырнула «лендровер» в кювет и тяжело раненный капрал Кэррик почти потерял сознание, сержант Роулингс шел в патруле и отставал от «лендровера» на две машины. Именно он взял командование на себя и принял решительные меры: позаботился о раненом и организовал оборону, обеспечил посадку вертолета и добился, чтобы капрала доставили в госпиталь на военной базе, расположенной в пустыне неподалеку от Басры. И пока Кэррик дожидался отправки домой, в Англию, именно сержант Роулингс навестил его в госпитале.

— Вот что я тебе скажу, капрал. Прыгать и скакать ты уже вряд ли будешь, да и носить этот берет тебе, по-моему, осталось недолго. Как и мне. Думаю, пора найти работенку полегче. В прошлый отпуск мне предложили место в охранной фирме. Сейчас этот бизнес на подъеме, вакансий немало, и берут обычно спецназовцев, морских пехотинцев да десантников. Пули там свистят не так часто, да и задницу рвать не приходится. Надеюсь, у тебя все заживет, так что будем на связи.

Сержант ушел, оставив листок с номером телефона, а на следующий день Кэррика эвакуировали домой. Нога, после того, как рану почистили и зашили, выглядела далеко не так плохо, как в развороченном «лендровере». Врачи поставили его на ноги и дали костыли. Сначала он едва ковылял, но потом мышцы и кости срослись, так что от ранения остались только неприятное воспоминание да легкая хромота.

Парашютистам хромать нельзя, а вот полицейским можно. Кэррик ушел из армии четыре года назад, а уже через три месяца после демобилизации поступил в полицию Западной Англии. Ему было тогда тридцать два года, и нога представляла собой не самое лучшее зрелище. Но время шло. Он сменил место работы и специализацию. Ему показали фотографию из службы наблюдения. Иосиф Гольдман, русский, занимающийся отмыванием грязных денег, стоял на ступеньках своего лондонского дома в окружении двух русских телохранителей, тогда как третий, крепкий, поджарый парень, открывал дверцу бронированного «ауди» восьмой модели.

— Я знаю его… Господи, он же спас мне жизнь в Ираке. Точно, он. Сержант Роулингс, рота «Зулу» 2-го парашютно-десантного полка…

Им устроили как бы случайную встречу, за которой последовало собеседование у Иосифа Гольдмана. Не последнюю роль сыграли, должно быть, как рекомендации Роулингса, так и растущие опасения самого Босса, почувствовавшего горячее дыхание то ли конкурентов, то ли агентов Москвы. Так или иначе, но Кэррику предложили работу. Куратор сказал, что у них есть три месяца, после чего будет решено, есть ли смысл продолжать операцию или ее стоит свернуть. Офицер по связи пояснил, что трех месяцев должно хватить, чтобы решить, были ли средства потрачены с пользой или выброшены на ветер.

Время шло, но результат оставался нулевым. Кэррик отвозил детей в школу и привозил домой после занятий, возил Эстер Гольдман по магазинам, выставкам и мероприятиям, но большую часть времени проводил в подвальной комнате, где следил за мониторами и ждал вызова наверх. Компанию ему чаще всего составлял Григорий. Ближе всех к семье был Виктор, доверенный человек Иосифа Гольдмана. Саймон Роулингс, водитель Босса, никогда о нем не говорил и напоминал моллюска, постоянно прячущегося в раковине.

— За последние две недели ни одного, черт возьми, выходного.

— Что, сержант, даже в бар сходить некогда? — усмехнулся Кэррик, уже зная, каким будет ответ.

— Ну, ты наглец, капрал. Я уж и не помню, когда в последний раз пропускал стаканчик. Может, ты подскажешь?

— Скажу только, что при мне такого не было.

— И не только при тебе. Это продолжается вот уже три года, пять месяцев и две недели — с тех пор, как я сюда попал. В паб я еще заглядываю, но выпивки себе позволить не могу. Завязал.

— Ладно, тогда счастливо. А если попозже?

— Может быть, там будет видно. Шутка, Джонни.

Кэррик понимал: здесь так заведено, и изменить сложившийся порядок невозможно. Вся семья и в первую очередь Босс зависели от Саймона Роулингса именно потому, что на него можно было положиться. Он стал незаменимым. И при этом — в чем Кэррик почти не сомневался — Роулингс понятия не имел, чем занимается его хозяин.

— Ладно, тогда всего хорошего…

Роулингс забрал пальто и вышел из дежурной комнаты. Григорий оторвался на секунду от телевизора — шла передача о домашнем ремонте — и лениво помахал рукой. Кэррик взглянул на часы, подошел к доске с крючками и взял ключи от «мерседеса». Пора забирать ребят из школы.

* * *

Во всем здании именно его не любили больше всех. За исключением двух человек — генерального директора и личного помощника — у него не было здесь ни друзей, ни приятелей, ни верных товарищей. Каждое утро через главные ворота в этот массивный дом у реки входило до двух тысяч человек, и каждый вечер они проходили через те же ворота в противоположном направлении. Еще больше народу работало здесь в ночную смену и в выходные. Кроме Фрэнсиса Петтигрю и Люси, никто не знал его достаточно хорошо и никто не мог бы замолвить за него доброе слово. Подобно вирусу, неприязнь распространялась по этажам ДВБ сверху вниз, от руководителей департаментов и начальников отделов к заведующим подотделами, а через них к шоферам, аналитикам, машинисткам, архивистам, охранникам и столовским работникам. Основой неприязни была его неприкрытая грубость, нежелание, как выражался Шекспир, «наводить на лилию белила» там и тогда, где и когда другие охотно пользовались самыми нежными кисточками, нетерпеливость, вспыльчивость и упрямый отказ соглашаться с заниженными стандартами. Знавшие его за пределами работы поговаривали, что жена обращается с ним, как с непрошеным гостем, а их единственный ребенок живет где-то далеко-далеко, чуть ли не на другом краю света. Говорили также, что ему нет никакого дела до чувств самых близких.

Кристоферу Лоусону исполнился шестьдесят один год, из которых тридцать восемь было отдано Секретной разведывательной службе. Никто не называл его Крисом, и никто не пытался обратиться к нему с товарищеской фамильярностью. Надменный, грубый, колючий, он каким-то образом сохранял свое место. Его последний ультиматум был принят; начальство отступило перед выдвинутым требованием. Его высшую ересь пропустили мимо ушей. Другие мужчины и женщины с примерно таким же стажем службы тоже выдвинули требования: в каком корпусе они желают работать, чем согласны заниматься, а чем нет. Всех их вежливо выпроводили на пенсию, а их пропуска аннулировали. Третьи, осмелившиеся озвучить самую страшную ересь — что «война с международными террористами» проигрывается, что в ней вообще невозможно победить, что тектонические плиты глобальной мощи сдвинулись и на прежнее место их уже не вернуть, — получили ярлыки пораженцев и были изгнаны до конца недели.

Причина того, что Кристофер Лоусон остался в своем кабинете, заключалась в непревзойденном умении собирать информацию. Если бы не этот талант, его уже давно выставили бы за дверь, как и всех прочих.

— Стервятники кружат над вами, Кристофер, но я не позволю им добраться до ваших костей, — сказал генеральный директор. — Я вас не отдам. И буду держать подальше от арабского отдела. Займетесь нераспространением ядерного оружия. Возьмете русское направление. Хочу напомнить, хотя и не рассчитываю на вашу память, что пятно от крови остается на ковре навсегда. Я ценю вас и защищаю, сам при этом подставляясь, так что не злоупотребляйте моей поддержкой.

А Люси, его личная помощница, сказала:

— Мне наплевать, мистер Лоусон, что говорят о вас другие. Я останусь и перевода просить не буду. Не сомневайтесь, ножки моего стула застыли в бетоне.

И что Лоусон? Разумеется, ему и в голову не пришло поблагодарить этих двоих за поддержку.

Да, его сильно не любили. Но столь же сильно — пусть и с неохотой — уважали. Уважение рождалось из успехов. Успех был следствием способности вычленять и идентифицировать, казалось бы, незначительные крупицы информации и полностью фокусировать внимание на них. Этому нельзя научиться у инструкторов. Такой талант редок. Бог наделил им Кристофера Лоусона, и он понимал это, а потому свысока смотрел на коллег, начисто лишенных его чутья. Именно на его мониторе появилась информация о звонках, связанных с русским городом Саровом.

Неделя прошла тихо и спокойно. Лоусон просмотрел пару газет, в которых писали о сокращении вооружений. Люси привела в порядок его компьютерные файлы. Потом ему на глаза попалось слово «Сэров». Он знал, где находится этот город, знал, что там делают, знал, какое название носил Саров в советское время… Газеты полетели в сторону. Кристофер Лоусон почуял след, и его глаза заблестели.

ГЛАВА 2

9 апреля 2008

Он заметил — звонить в дом стали намного чаще, чем раньше.

В тот день, после полудня, привезли цветы. Огромный букет едва поместился у него в руках. Часом позже к дому подкатил другой фургон — для миссис Гольдман доставили платье из магазина на Хай-стрит, которому она покровительствовала. Оба фургона подъезжали едва ли не вплотную к главной двери, так что Кэррику пришлось сначала выглядывать в «глазок», а уже потом открывать дверь и расписываться в получении.

Наверху активность заметно повысилась, что нашло отражение и в изменении модели передвижений самого Иосифа Гольдмана.

Перемену в настроении и частоте звонков Кэррик почувствовал, когда поднялся по передним ступенькам, — комнаты, где семья жила, завтракала и обедала, смотрела телевизор и проживала свою жизнь, находились на втором этаже, а спальни на третьем. Еще выше, в тесных мансардных помещениях, куда попасть можно было только по узкой задней лестнице, спали русские телохранители и экономка.

Прямого запрета не было, но Кэррику дали понять, что без приглашения или сопровождения ему наверху делать нечего. На этот раз он поднялся наверх дважды, сначала с букетом, потом с коробкой, но оба раза в сопровождении Ирэн.

Все в доме как будто куда-то спешили. Причина этой спешки оставалась для него загадкой. Проблема Джонни Кэррика заключалась в том, что ему приходилось вести двойную жизнь — выполнять работу шофера, не навлекая на себя подозрений, и собирать информацию, не забывая об осторожности и постоянно пребывая начеку. Теперь в доме что-то изменилось, другой стала сама атмосфера.

Стоя с букетом цветов за спиной экономки, наблюдая одним глазом за хозяйкой, которая, вскрикнув от восторга, торопливо вскрыла конверт и вслух читала выражение благодарности за щедрый взнос в Благотворительный фонд помощи детям Чернобыля, Кэррик другим глазом увидел за приоткрытой дверью Виктора, разговаривавшего по мобильному телефону. Рядом с ним нетерпеливо переминался с ноги на ногу Иосиф Гольдман, которому приходилось одновременно слушать и жену, и телохранителя. Кэррик спускался вниз, когда зазвонили два телефона. Поднявшись через час по той же лестнице, он услышал за той же дверью приглушенные голоса Виктора и Иосифа Гольдмана. Хозяйка, развернув и приложив к себе платье для коктейля, прошлась по комнате. В какой-то момент взгляды их встретились, ее глаза озорно блеснули, и Кэррик, отреагировав так, как того и требовала ситуация, прошептал одними губами:

— Прекрасно, мэм, вам очень идет.

Расчет, конечно, строился на том, что присутствие в доме Иосифа Гольдмана опытного полицейского, сумевшего благодаря таланту и выдержке за короткий срок достичь первого уровня в таком закрытом учреждении, как 10-й директорат, поможет раскрыть все секреты русского мафиози.

Сам Кэррик надеялся, что постепенно, по мере того как семья и телохранители будут привыкать к нему, он станет в доме если не своим, то хотя бы не чужим. Надежды не оправдались. В результате даже теперь, по прошествии нескольких недель, о жизни и незаконной деятельности Иосифа Гольдмана он знал почти столько же, сколько и в тот день, когда Кэти вручила ему для ознакомления досье, а Джордж, его куратор, ввел в курс дела, и Роб, его связник, провел подробный инструктаж о действиях в условиях критической ситуации. Его общение в доме ограничивалось узким кругом из миссис Гольдман и детей. Экономка Ирэн то ли не знала английского, то ли не считала необходимым пользоваться им. Рабочую комнату, располагавшуюся рядом с кухней, он делил с Григорием, молчуном, который либо спал в кресле, либо курил, либо смотрел футбол по одному из спутниковых каналов. Что касается Саймона Роулингса, имевшего прямой доступ к Боссу, то бывший сержант склонностью к пустому трепу не отличался.

Разговоры с Роулингсом, когда они оставались вдвоем, не выходили за рамки полузабытых тем: командировка в Северную Ирландию, патрулирование границы, вторжение в Косово, бои в Южном Ираке. Все, что представляло интерес для Кэррика, старательно обходилось. Подозрительных взглядов охранников он на себе не ловил, но они, похоже, жили по твердо установленным правилам полной секретности и молчания. Откровенно говоря, никаких доказательств преступной деятельности, которые можно было бы предъявить в суде, Кэррик так и не собрал.

Сам Иосиф Гольдман относился к новичку равнодушно и едва замечал его присутствие. Неизменно вежливый, но всегда отстраненный. Встречались они редко — на лестнице, в холле, — но и тогда Босс не проявлял к нему ни малейшего интереса. Как дела, как доехали до школы, нравится ли ему машина — вот и все вопросы. Подойти к объекту ближе не получалось. Гольдман вежливо улыбался, но за улыбкой и тихим голосом стояла стена. Легкий, быстрый, элегантный и подтянутый, в дорогом костюме, с короткой стрижкой и модной трехдневной щетиной, Босс ничем не выделялся среди прочих эмигрантов-бизнесменов, приехавших в Лондон, чтобы сделать себе имя и нажить состояние. Неприятное ощущение неудачи крепло с каждым днем, а вот успехом и не пахло. Еще хуже приходилось при встречах с куратором и связником. На их лицах он видел разочарование и знал, что не сможет сообщить ничего нового и при следующей встрече, на барже. «Жучков» в доме и в машине не было — каждый день начинался с того, что Григорий проверял комнаты и автомобили.

Но вот теперь в привычном пульсе домашней жизни появилось что-то новое. Пульс этот участился и окреп. Кэррик не знал, что случилось, но чувствовал — что-то произошло.

Он сидел в «дежурке», перечитывал газету и поглядывал на мониторы.

Если ситуация не изменится, причем в ближайшее время, Джордж и Роб сядут за калькулятор, Кэти предоставит расчет затрат в соотношении с результатами, и начальство решит, что операцию пора сворачивать. А ему придется идти к Роулингсу: «Извини, сержант, и спасибо за помощь, но такая работа не для меня. Попробую найти что-нибудь в этом же роде, но в местах погорячее. В любом случае, я тебе благодарен». Саймон Роулингс парень хороший, прямой и честный. Он, конечно, расстроится. Что предложат потом, Кэррик не знал. Может быть, скажут при следующей встрече. Неприятное это дело — провал.

* * *

Иосиф Гольдман предавался воспоминаниям. Услышал голос Михаила, потом Ройвена Вайсберга и как будто перенесся в прошлое.

Русский еврей, Иосиф родился в Перми, городе, до которого даже фирменный скорый идет двадцать часов. Когда-то именно в Перми Чехов вдохновился идеей «Трех сестер». Потом название города стало ассоциироваться с лагерем особого режима, Пермь-36. Сегодня о Чехове вспомнят немногие, куда прочнее в памяти людей связь с Архипелагом, где содержались и трудились политические узники и обычные уголовники.

Ройвена Вайсберга он знал с десяти лет. Евреи, составлявшие в городе меньшинство, всегда держались вместе. В противном случае их били, унижали и запугивали. С самого начала отношения двух мальчиков строились на взаимной выгоде. Ройвен, бывший на четыре года старше, одним из первых понял, что Иосиф обладает редким талантом понимать деньги, их истинную ценность и пользу, которую они могут принести. Он прекрасно разбирался в цифрах, что и помогло им достичь определенного баланса: Иосиф нуждался в защите и в то же время понимал, где эту защиту можно найти. Они стали неразлучны.

Ройвен крышевал детей, чьи родители были номенклатурой, определявшей жизнь города: известный врач центральной больницы, директор завода, милицейский чин. Крыша защищала не от снега и дождя, а от отморозков, слонявшихся по школьным коридорам и спортплощадкам. Что Ройвен Вайсберг взял под свою «крышу» мальчишку и получает за это деньги, понравилось не всем. Пришлось пустить в ход кулаки. Доходило и до ножей, и до свинчаток. На какое-то время школа, находившаяся за оперным театром имени Чайковского, превратилась в бетонные джунгли, по которым пронесся небывалый шквал насилия. А потом наступил покой.

Директриса и начальники из Отдела образования сначала пришли в ужас при виде сидящих за партами учеников, физиономии которых украшали синяки и боевые шрамы, а потом подивились наступившему внезапно миру. Директриса, женщина умная и решительная, быстро установила причину и волны насилия, и последовавшего за ней умиротворения, а поняв, купила «крышу» и для себя. Купила у еврейского подростка, Ройвена Вайсберга. Целых три года никто из учеников не попадал в больницу, а кражи школьного имущества полностью прекратились. Директриса не писала никаких отчетов и объяснений того, почему статистика правонарушений сначала взлетела, а потом упала. Выводы отчета, так и оставшегося ненаписанным, совпали бы с рассуждениями еще одного еврейского мальчишки, Гольдмана. Крышующий не знал страха, отличался небывалой жестокостью и не терзался угрызениями совести из-за того, что отправил кого-то на больничную койку Что касается самого Иосифа Гольдмана, то он с одиннадцати до тринадцати лет был банкиром.

Никто не учил его искусству инвестиций, основам экономики, управлению финансами. Писклявым, еще не ломавшимся голосом он объяснил Ройвену Вайсбергу, куда можно вложить доходы от крышевания, что следует купить и как лучше спрятать деньги. Велосипеды, кожаные куртки, алкоголь поставлялись на продажу именно тогда, когда их не хватало, и спрос достигал пика. Новый бизнес вышел за школьные стены и распространился на городские улицы. Навещая уличных торговцев, здоровяк Вайсберг предупреждал их об опасности пожаров, а приходивший после него Иосиф Гольдман, мальчишка с прыщавым лицом и в больших очках на горбатом носу, на коленке рассчитывал месячный доход ларька и определял стоимость «крыши». С теми, кто отказывался платить, случалась неприятность — их ларьки сгорали. С конкурентами, предлагавшими свою «крышу», разбирались жестоко. Равных Ройвену Вайсбергу в городе не было.

Потом появились перебежчики. Косноязычные, неуклюжие мальчишки из других банд приходили и умоляли принять их в бригаду. В восемнадцать лет Вайсберг стал авторитетом в одном из самых бандитских городов Советского Союза, а Гольдман — его бригадиром. В их распоряжении было больше двадцати боевиков, на которых и держалась бандитская «крыша». А потом Вайсберг исчез.

Когда друга забрали в армию, Иосифу Гольдману едва исполнилось тринадцать. Он остался без «крыши». Баланс силы качнулся. «Крыша» обвалилась, а без нее город Пермь превратился в мрачное, пугающее место. Гольдман залег на дно и переключился на теорию, размышляя над тем, что делать с накоплениями. За последующие два года недавнего бригадира трижды избили, разорвав при этом одежду и раздавив очки, и он считал, что легко отделался — по крайней мере его не связали по рукам и ногам и не бросили в Каму.

Через два года Ройвен Вайсберг вернулся в Пермь — еще более крепким, закаленным, жестоким, — и Иосиф Гольдман снова оказался под «крышей». Он знал, кому обязан всем. В тени «крыши» они оба пошли вверх. Таунхаус в Найтсбридже, вилла возле Албуфейры на альгарвском побережье, пентхаус с яхтой в Каннах и статус мультимиллионера с охраной для себя и семьи — ничего этого не было бы без Вайсберга.

Он оделся. В соседней комнате жена надела доставленное днем маленькое черное платье. Вечером их ждал прием по случаю запуска новой коллекции в галерее на Корк-стрит, и Иосиф знал, что, возможно, примет участие в аукционе и поборется за акварельный пейзаж, цена на который может подняться до четверти миллиона. Наградой победителю станут аплодисменты за щедрость, ведь половина выручки пойдет на благотворительность. Сзади к нему подошла Эстер. Он уловил аромат ее духов, повернулся, поцеловал в плечо и попытался застегнуть ожерелье, но пальцы, обычно такие уверенные, как будто онемели. Эстер даже вскрикнула тихонько, когда застежка защемила кожу.

Что случилось? Что отвлекло его?

Причин было много.

Два месяца назад Виктор уехал по семейным делам в Саров и вернулся с предложением о покупке. Через курьера Иосиф известил Вайсберга о предложенном товаре и о согласованной цене. На товар уже нашли покупателя. Дело сдвинулось. Но иметь дело с такими вещами ему еще не приходилось. Они могли провернуть выгоднейшую сделку и загрести кучу денег, в которых, вообще-то, никто из них не нуждался. Но деньги были властью и подтверждением власти.

И, наконец, этим утром два старичка отправились в далекое путешествие.

Вот что отвлекало Иосифа Гольдмана и вот почему пальцы у него были в этот вечер такие неловкие.

Он не заметил красной отметки на шее жены. Сказал, что на мероприятие в галерею можно взять с собой Григория и Виктора, а Джонни останется дома с детьми.

— Саймон не приедет? — спросила она.

— У него сегодня выходной. Ничего, Джонни с детьми справится.

— Он им нравится. И мне тоже.

— Саймона лучше оставлять для нас, — сказал он с наигранной небрежностью, — а за ребятами и Джонни присмотрит.

Ройвен Вайсберг, услышав о предложении из Сарова, ухватился за него обеими руками, как будто не видел никакого риска. Иосиф же — может быть, потому что давно не видел своего защитника и не ощущал над собой защитной ауры его уверенности, — уже давно не находил себе места. Эта сделка его пугала.

Эстер нахмурилась.

— Милый, у тебя все хорошо? Ты не заболел?

— Все в порядке.

— Это из-за того, что у Саймона выходной? Он…

— Забудь! — бросил он. — И Саймона, и Джонни — забудь. Думай лучше о том, что нас ждет. Делай то, что у тебя получается, то, что ты умеешь, а я буду делать то, что хорошо получается у меня.

* * *

— Не рвись без нужды, Кристофер. Мир вертится и без тебя. Вот придет беда, тогда и носись как сумасшедший.

Высказывания Клипера Рида, будь они записаны, могли бы стать Библией для Лоусона, но ему это было ни к чему, потому что он помнил их все и знал наизусть, со всеми интонациями.

Он и носился как сумасшедший. И Люси заразил своим сумасшествием. Саров, при всей своей важности, проблемы не представлял — о Сарове он знал все. Как, впрочем, и любой ветеран, успевший застать времена холодной войны. На мониторах, его и ее, висела карта Найтсбриджа с выделенной на ней одной, конкретной улицей и тремя зданиями на ней. Номер двенадцатый представлял собой мастерскую нескольких архитекторов; студии располагались внизу, старший партнер занимал верхний этаж. Номер четырнадцатый был сдан в аренду на сорок девять лет некоему Иосифу Шломо Гольдману, который и проживал в нем с семьей и обслугой. И, наконец, номер шестнадцатый находился в собственности некоего благотворительного фонда, помогавшего «дамам», оказавшимся в «нелегком положении». Проследив звонки по мобильному, сделанные из одного их этих зданий, Люси установила связь с Саровом и глухим лесом у реки Буг. Об этой реке он тоже знал много, как знал обо всем том, где прошла когда-то Красная Армия.

— Поверь мне, Кристофер, — говорил Клипер Рид. — В этот бизнес влезть можно, было бы окошечко приоткрыто. И если оно приоткрыто, не воспользоваться случаем — преступление. Окна — я по своему опыту знаю — имеют обыкновение захлопываться перед тем, кто не решается ухватить свой шанс. Здесь не совещание собирать надо — просто прыгай.

Насчет того, что архитекторы могут быть как-то связаны с Саровом или заболоченной лесной глухоманью в восточном уголке Польши, у него были сильные сомнения. Что касается благотворительного фонда, то его из короткого списка вычеркнула Люси. Она работала с ним с 1980-го. Если бы его выгнали после отказа работать в ближневосточном отделе, она, не раздумывая, ушла бы вместе с ним. Люси жила в небольшой квартирке за рекой и проводила вечера в компании длинношерстного голубого кота по кличке Норвежский Лес. Она не задавала вопросов, если знала ответы, и говорила только тогда, когда это было нужно. За это ее и ценили. Кристофер Лоусон никогда не повышал на нее голос, не критиковал и не оспаривал ее мнение. В других отделах высказывали предположение, что они любовники, но большинство сходилось на том, что Люси не любит никого, кроме своего кота, а Лоусон только свою работу. Две родственные души…

Теперь Лоусон спустил собак на офицера по связи из «этого бардака за рекой», потребовав немедленно направить запрос в здание на северной стороне Темзы. Ему нужны подробные досье на Иосифа Шломо Гольдмана и всех тех, кто проживает под одной с ним крышей. В заключение Лоусон рявкнул, что сделать это необходимо сейчас же, и что задержки он не потерпит. Люси тем временем связалась с источником в спецотделе Скотланд-Ярда. Она никогда не укоряла Лоусона за грубость по отношению к другим, и те, кто испытал на себе жгучую хлесткость его языка, с изумлением обнаруживали, что в общении с ней он вполне способен демонстрировать минимальный набор любезностей.

— Жизнь никого не ждет, Кристофер, — разглагольствовал Клипер Рид. — Мгновения удачи проплывают мимо, как паутинка, как бабочка. — Ты либо хватаешь такой миг, либо упускаешь его. И, поверь мне, эти мгновения никогда не возвращаются. Так что хватай и держи покрепче.

С тех пор как Кристофер Лоусон в последний раз работал с американцами, учился у них и слушал их, минуло двадцать шесть лет. Источник в спецотделе вышел на связь раньше, чем офицер по связи из секретной службы. Люси записала под диктовку несколько фамилий, Лоусон выхватил у нее листок и пробежал глазами список: Иосиф Шломо Гольдман, Эстер Гольдман, их дети, Григорий и Виктор, какая-то женщина, значившаяся «экономкой», а также Роулингс и Кэррик. Лоусон заявил, что этой информации недостаточно, что ему нужно больше по каждому и что он идет на самый верх, к директору.

Люси знала, что ему не назначено, но именно в этот день недели директор принимает у себя политиков, проявляющих особый интерес к сбору информации и, следовательно, являющихся союзниками.

— На первый взгляд, Кристофер, мы имеем дело с бесформенными, спутанными клубками. Искусство нашей профессии в том и состоит, чтобы распутывать их, придавать пряже форму. В наше поле зрения попадают люди — мужчины и женщины. Некоторые знают друг друга, иные нет. Одни связаны, другие никогда не встречались. Ты видишь эти клубки, видишь спутанные узлы. Ты смотришь на них до тех пор, пока в хаосе не проступает порядок, пока нити не образуют узор. И вот тогда к тебе приходит успех. Ты идешь туда, куда ведут нити. Сквозь хаос.

Наверху, в приемной — политики задержались в кабинете, где их угощали кофе и крохотными, на один укус, пирожными, — Лоуренс обрисовал ситуацию директору, успев уложиться в отведенные секунды.

— Дело в Сарове, Фрэнсис. Я не могу игнорировать то, что так или иначе связано с этим городом. Спроси, куда я двинусь дальше, и я скажу, что не знаю. Даже представления не имею. Но Саров требует внимания. Я не знаю, с кем мы имеем дело, но надеюсь выяснить это до конца дня. Есть у меня чувство, что, когда колесо закрутится, лишнего времени уже не будет. Поверь, все связанное с Саровом, означает, что в деле замешаны серьезные люди.

* * *

Он наблюдал за домом из-за деревьев. Ждал, пока покажется тот, кто нужен. Но в доме не было никого, кроме собаки.

Сгустилась тьма, и кроны перестали защищать от льющего сверху дождя. Капли падали на голову и на плечи, защищенные толстой кожаной курткой. Время от времени Ройвен Вайсберг вытирал лицо. Гораздо чаще он запускал руку под рубашку и почесывал предплечье в том месте, где темнел застарелый рубец.

Человека в доме звали Тадеуш Комиски, ему было семьдесят три, и он родился в этом доме. Информацию Вайсберг получил от священника, школьного учителя и соцработника. Он знал то, что рассказала ему бабушка, и надеялся, что еще до конца дня услышит то, что хотел узнать. Расстанется ли Комиски с нужными сведениями добровольно? Вряд ли. Значит, придется применить силу. Впрочем, пока дом оставался пустым.

За спиной у него ждал Михаил. Как всегда, спокойный, молчаливый, невозмутимый. Ройвен Вайсберг смотрел на дом. Его глаза давно привыкли к темноте. Дом построили на вырубке, иначе, в окружении елей и берез, его вообще не было бы видно. Вайсберг и так различал лишь силуэт. Света в доме не было, в противном случае он просачивался бы под дверью. Не было и огня — над трубой не вился дымок. Перед домом стоял грузовик без двигателя, а чуть в стороне — конюшня с повисшей на петлях дверью. Когда-то о конюшне заботились, теперь она медленно разваливалась. Вайсберг чувствовал, что надо уходить.

Собака в доме почуяла его присутствие.

Как? Ответа на этот вопрос Ройвен Вайсберг не знал.

Судя по тону лая, пес был большим догом. Если так, то его придется убить. Вайсберг не испытывал по этому поводу никаких чувств. Михаил тоже. Он приходил за Комиски уже трижды и ни разу его не застал. Что ж, в четвертый должно повезти.

В лесу Вайсберг хотел найти могилу. В полукилометре отсюда стоял памятник, к которому вела проселочная дорога — по ней ездили лесорубы. Памятник представлял собой невысокий округлый холмик из пепла. Могил здесь было немало, и в них, под слоями перегнивших листьев и иголок, лежали, может быть, сотни, а может быть, тысячи скелетов. Место их упокоения не отмечал ни камень, ни какой-либо другой знак. Он приходил сюда и раньше, приходил, чтобы узнать, где лежит одно-единственное тело. Рано или поздно Камински[3] скажет. Но поляк не появлялся.

В лесу ухнула сова. Ухнула, как и в ту ночь, когда могилу заполняли телами.

* * *

Расстояние не мешало, глаза у Тадеуша Комиски оставались такими же зоркими, как и в детстве.

Живности в лесу было много: лоси, кабаны, волки рыскали по всему национальному парку, растянувшемуся к западу от дороги на Люблин. Он слышал крик совы, охотившейся неподалеку от его дома. Зрение у Тадеуша Комиски было никак не хуже, чем у лося, кабана, волков и совы, не хуже даже, чем у орла, сидевшего у макушки ели рядом с гнездом.

Весь день и весь вечер он наблюдал за мужчиной в толстой кожаной куртке. Всю свою жизнь, с шести лет, он знал, что этот человек придет, сядет и будет ждать… Придет из-за его отца. Из-за того, что тот сделал. Возвращаться в дом на опушке Тадеуш Комиски не решался, хотя там и сидел его некормленый пес. Пес и подсказал, что мужчина в куртке сменил позицию, перейдя от памятника ближе к дому Всю жизнь он носил бремя знания, что этот человек придет. Раньше, в молодости, бремя не давило так сильно. Он уже не помнил, сколько раз, три или четыре, видел его в лесу, и сколько лет прошло с тех пор, как он увидел его впервые.

Люди приезжали сюда каждое лето. Проходили по тропинке от парковочной площадки к горке пепла, минуя фундамент башни. Обходили горку по кругу, останавливались у памятника и иногда клали живые цветы. Некоторые углублялись в лес, следуя по проложенным лесниками тропам, слушали птиц и, напуганные чащей, тревожно озирались. Потом поспешно уходили.

Ему шел сейчас семьдесят второй год. Отец, возложивший на него пожизненное бремя, умер более сорока лет назад, мать годом позже, и оба испустили дух здесь, в этом деревянном доме, за которым наблюдал сейчас человек в кожаной куртке. Может быть, дом уже давно надо было спалить. Облить бензином и сжечь. Чтобы не осталось ничего. На нем лежало проклятие. В 1964-м он женился на Марии, а через одиннадцать месяцев она умерла при родах на той самой кровати, где умерли его отец и мать. Он похоронил жену с мертворожденным ребенком в грубо сколоченном сосновом гробу. Если бы он встал у камня, то увидел бы за невысокой стеной деревья вдоль Буга и кладбище, но он не был там много лет. Из-за того, что сделал отец, на дом легло проклятие. Оно убило его мать, его жену и ребенка, девочку, которая так и не жила никогда. А проклятие жило.

Наказание за зло, совершенное отцом, перешло на него самого. Тадеуш не забывал о нем ни на минуту. Ответственность лежала и на нем. Это он шестилетним мальчишкой прибежал домой и рассказал отцу о том, что видел. Отец, возможно, и не поверил ему, потому что заколебался, но тут мать напомнила об обещанном вознаграждении. Он отвел отца в лес, и зло было сотворено в надежде на награду — два килограмма сахара. В тот день, когда на дом было наложено проклятие, шел тихий дождь.

Тадеуш различал контур плеч сидящего под деревом человека, а когда тот поворачивал голову, даже различал отблеск лунного света на бледной коже. Мужчина не кашлял, не шевелился, только просовывал иногда руку под куртку и, похоже, почесывал правое плечо, но насекомые, обитавшие в лесной подстилке, наверно, уже ползали по нему. Он не потягивался, не хрустел костяшками пальцев. Раньше, вечером, Тадеуш Комиски видел, как незнакомец осторожно и бесшумно прошел по лесу в поисках, вероятно, той могилы, что служила отметиной содеянного зла и причиной проклятия… А ведь вознаграждения отец так и не получил.

За спиной человека в куртке, в двухстах метрах от памятника, сидел другой. Он тоже наблюдал и слушал, но еще и курил сигареты.

Тишину нарушал только крик совы да шум дождя. Тадеуш Комиски ждал, пока чужаки уйдут. Ждал, хотя и знал, что и тогда, когда они уйдут, покоя не будет — рано или поздно они вернутся. Может быть, их звала могила. Проклятие сводило его с ума, из-за него у Тадеуша Комиски случались галлюцинации.

Совершенное в шесть лет навсегда сломало его жизнь.

* * *

Они тронулись дальше.

— Твоя тачка, майор, это история нашей жизни.

— Наша жизнь, полковник, дерьмо. Согласен, что и моя тачка ничем не лучше.

— Какая жизнь, такая и машина. Ломаная. И то, и другое — дерьмо.

— Знаешь, когда я только купил ее, в 1986-м, она казалась мне сказкой, чем-то вроде медали. Машина — это символ, знак личного успеха. Четыре цилиндра, 1500 кубиков, последняя модель… Почти «фиат». По утрам, выезжая на ней, я чувствовал себя — извини, друг, — счастливым. Я гордился собой.

— И все равно это кусок дерьма.

Первый день путешествия еще не закончился, а они уже потеряли четыре часа.

Не успели поднять задок, как полетел домкрат, подточенный той же ржавчиной, что уже погрызла дверцы и кузов. Машина осела на левое заднее. Моленков вытащил домкрат, а Яшкин со злости зашвырнул его в прибрежные камыши. Потом они сидели на запаске у скособочившегося «полонеза» и ждали помощи. Каждую проезжавшую машину встречали криками, жестами и мольбами о помощи. Первые четыре пролетели мимо. Пятая машина, фургон, остановилась, но шофер сразу обратил внимание на просевший зад и пару раз попытался выяснить, что такое тяжелое везут в багажнике под брезентом двое старых вояк. Пришлось от его помощи отказаться. Уже темнело, когда остановился купе. У сидевшего за рулем школьного учителя истории, чья жизнь, похоже, тоже была своего рода историей, нашелся нужный домкрат. За то время, что ставили запаску, они узнали, как зовут его, жену и детей, где он преподает, каких успехов добились его ученики и чем он увлекается. Уставшие от ожидания и рассказов спасителя, они все же поблагодарили его и помахали на прощание. Четыре часа коту под хвост.

— В этом мире, Игорь, кто-то побеждает, а кто-то проигрывает, и…

— Какой глубокий психологический анализ текущего состояния общества! Ничего другого от бывшего политработника я и не ожидал. Кому же демонстрировать прозорливость, как не замполиту.

— Ах ты, гад… Это ведь твое колесо полетело. И машина твоя. А что касается победителей и проигравших, то в нашей стране эти два типа контактируют друг с другом очень не часто. Первых — мало, а вторых слишком много. Ситуация у нас редкая. Мы — проигравшие, нас выперли из армии после многих лет верной службы. Мы — жертвы тотального неуважения. У нас нищенские пенсии, которые и получить-то нелегко. Но мы сделали скачок в новый мир, в мир победителей. Разве тебя это не бодрит? Нет? А должно бы.

Яшкин задумчиво нахмурился, а потом задал вопрос, давно не дававший ему покоя.

— По-твоему, я делаю это только из жадности и зависти к другим?

Ответ бывшего замполита не заставил себя ждать.

— Нет, дело не в жадности и не в зависти. Я всю жизнь работал с людьми и всегда искал в них слабое место. В тебе этого нет. Они нас предали. Они создали государство, где властвуют преступники, где правит коррупция; государство, пораженное отвратительными болезнями; государство, в котором верность и честь не в почете. Ты не сделал ничего такого, чего должен стыдиться. Я помню тот вечер, когда ты рассказал мне о том, что спрятано у тебя на огороде. Ты нервничал, потому что рассказывал о самом большом твоем секрете. Помню, я еще тогда позавидовал твоей выдержке и твоему мужеству. Не каждый смог бы вытащить из Зоны то, что вытащил ты. Время для разговоров прошло — будем делать дело.

Яшкин усмехнулся и повернулся к приятелю. Усталое лицо с резкими чертами, длинные седые волосы убраны назад и перехвачены на затылке резинкой, возле глаз — глубокие морщинки, на щеках — серая щетина. Он знал, как нелегко ему приходится, — жизнь катится к закату, а рассчитывать не на что. Они оба оказались в одной дырявой лодке. Губы растянулись в улыбке.

— У меня такое чувство, что «полонез» не подведет.

Они пожали друг другу руки. Свет фар пробивался сквозь сумерки. Дорога бежала вперед — мимо широких озер, по шатким деревянным мостам, через дремучие леса. В багажнике, накрытый сумками и брезентом, лежал груз, доставить который они взялись. Руки крепко держали руль, и дорога убегала вдаль.

* * *

Ее предупредили насчет того, с кем предстояло встретиться. За Кристофером Лоусоном, сказал начальник, закрепилась репутация отъявленного грубияна. Прижимая к груди картонную папку, она прошла по Миллбанку на северной стороне реки, мимо высоких башен, галереи Тейт, военно-медицинской школы, потом повернула к мосту и, оказавшись на другом берегу, увидела перед собой громоздкую массу зданий, в которых размещалась другая секретная организация.

Рабочий день закончился, и основной поток служащих, спешащих к станции Воксхолл, откуда электрички развозили их по домам, поредел. Она обнаружила его легко — не слишком высокий и даже без растущих со лба рожек — и улыбнулась, потому что он уже дважды посмотрел на часы. Ее это не беспокоило — в любом случае до назначенного времени оставалось еще более тридцати секунд.

Он смотрел мимо нее — наверно, ждал кого-то постарше, скорее всего мужчину. Ей сказали, что он будет в плаще и трилби — «с ковчега его, что ли, сняли», — добавил начальник. Вообще, все это выглядело странно. Зачем встречаться на каком-то идиотском, продуваемом холодным ветром мосту, если существует такая вещь, как электронная почта, и масса других, куда более комфортных и укромных местечек — как на ее берегу, так и на его. Но ничего не поделаешь, приказ есть приказ. Наверно, именно так привыкли делать дела эти замшелые ветераны.

Она не отличалась высоким ростом, была молода и скорее всего не отвечала каким-то его стереотипным представлениям — ее это только бодрило. Подойдя ближе, она увидела худощавое, с заостренными чертами лицо и щетину, успевшую отрасти после небрежного утреннего бритья.

— Мистер Лоусон? Вы ведь мистер Лоусон, не так ли?

Он машинально взглянул на часы.

Она протянула руку. Поздоровались.

— Хочу сказать вам, мистер Лоусон, что мне нравится мокнуть под дождем, нравится, когда ноги превращаются в ледышки, а ветер путает волосы. Мне вообще по душе такие встречи, al fresco. Так что пока я еще здесь и пока меня не сдуло с моста и не унесло куда-нибудь, давайте перейдем к нашему делу.

Так и поступили. Спустились по ступенькам к мокрой скамеечке.

В пластмассовом пакете лежало досье и подборки материалов с фотографиями, которые кто-то предусмотрительно заламинировал. Биографии лежали в папке.

— Сначала коротко о каждом, хорошо? — сказала она.

Лоусон кивнул. Ей определенно это нравилось — конспирация, обстановка, игра в шпионов.

— Итак, верхушка — Иосиф Гольдман. Русский, родился в Перми. Уголовное прошлое. Специалист по отмыванию денег. Связан с Ройвеном Вайсбергом, крупным мафиозо, проживающим сейчас в Берлине. Здесь это все есть. Дальше…

Он слушал ее, не прерывая. Слушал, как ей казалось, внимательно, но при этом взгляд его то скользил по реке с тянущимися по ней буксирами и баржами, то останавливался на здании правительства.

На башне пробили часы.

Потом она показала фотографии Эстер Гольдман, возвращающуюся из магазина и нагруженную пакетами, и детей с ученическими ранцами. Лоусон ничего еще не сказал и ни о чем не спросил. Другие уже наверняка засыпали бы ее вопросами; все хотели бы показать свою проницательность и напомнить, кто здесь главный. Весь интерес Лоусона проявлялся в том, что у него едва заметно подрагивали губы. Очередь дошла до фотографий телохранителей и экономки, лицо которой вышло немного смазанным.

— А вот это Саймон Роулингс. — Она стряхнула дождевые капли с фотографии мужчины в приличном костюме и с по-военному короткой стрижкой. — Бывший сержант, бывший десантник. Водитель и охранник. Ничего криминального за ним не числится, ни в чем особенном не замешан. Награжден военной медалью за Ирак. Абсолютно честен. Пользуется полным доверием работодателей. Судя по тому, что я читала, парень идет по жизни под девизом «ничего не вижу, ничего не слышу». Работает на Гольдмана, но в его делах не участвует. Все указывает на то, что неприятности ему не нужны и с криминалом он никак не связан. Из тех, кого называют служаками. Есть еще один.

Она закурила. У них на службе курение было под запретом — там правили настоящие табачные фашисты, — но раз уж ее вынудили сидеть на холоде, да еще и под дождем, то разве не имеет она права хотя бы получить удовольствие от сигареты? Дымок достиг его носа, но никакой неприязненной реакции не последовало — он не стал ни поджимать губу, ни хмуриться раздраженно. Не такой уж и зануда. Она положила на колени последнюю фотографию, и на нее тут же упал комочек мокрого пепла.

А вот этот уже интересен по-настоящему. Джонатан Кэррик, тридцать шесть лет — предположительно. Числится у Гольдмана младшим охранником. Возит хозяйку по магазинам и выставкам, детей в школу, в общем, парень на побегушках. Тоже бывший десантник, служил в Ираке, получил ранение и демобилизован по увечью. Но не все так просто. Скажем так, мистер Лоусон, Кэррик не тот, кем кажется. По документам он профессиональный телохранитель, но наши компьютеры показывают, что информация по выданным это имя страховым свидетельствам и водительскому удостоверению, а также его воинской службе была стерта и изменена три месяца назад. Обычная практика в отношении полицейских, работающих под прикрытием. Вы можете затребовать сведения у 10-го директората — мол, интересы национальной безопасности и все такое, — потому что, как мне представляется, он оттуда. Понимаете?

— Понимаю, — негромко проворчал Лоусон.

— Получается, что Гольдман замешан во что-то крупное. И раз уж они пошли на то, чтобы внедрить в его окружение своего агента, значит, ситуация там серьезная. Вот только положение Кэррика в доме далеко не самое выгодное — он где-то внизу. Пожалуй, у меня все. Что-то пригодится?

— Возможно.

Она передала ему папку. Поднялась. Он поблагодарил ее, сдержанно, чинно, но она почувствовала неловкость, как будто и такое выражение благодарности было для него чем-то непривычным, незнакомым.

Ощутив прилив смелости, вынесший ее едва ли не на грань безрассудства, она спросила:

— Так что вы думаете? По-вашему, затевается что-то серьезное? Опасность действительно велика?

— Возможно.

— И как бы вы, мистер Лоусон, оценили ее по десятибалльной шкале?

Он посмотрел на нее пристально. В тусклом свете фонаря, пытающегося рассеять вечернюю хмарь, блеснули глубоко посаженные глаза. Он помолчал, обдумывая вопрос, и ей показалось, что эти странные глаза завораживают, гипнотизируют. Голос, когда он заговорил, прозвучал иначе — скрипуче, строже.

— Вас это не касается и в ближайшее время касаться не будет. Подготовились хорошо. Адекватно. По десятибалльной шкале? От одиннадцати до тринадцати. Доброй ночи.

Она снова прошла по мосту, дрожа от холода и ветра, думая о Джонатане Кэррике, агенте под прикрытием, и о том, что теперь его ожидает.

* * *

Вернувшись в кабинет, Кристофер Лоусон просмотрел полученные документы. Ситуация требовала неотложных действий, и он сделал то, что подсказала интуиция. На папке значился номер телефона, и он снял трубку. Ему ответили, что человека, за которым закреплен этот номер, сейчас нет. Можно ли позвонить ему домой? Можно. Голос в трубке прозвучал твердо, решительно, с шотландским акцентом. Лоусон вытащил из стопки соответствующую голосу фотографию и положил перед собой. Ключ, пожалуй, найден, а ключи ведь для того и существуют, чтобы открывать ими двери. Он всегда следовал за чутьем, потому что этому его учил Клипер Рид.

— Мне нужен список внештатников.

— Особые требования? — уточнила Люси.

— Даже не знаю. Общие навыки, сообразительный — посмотрите, кто у нас есть. Назначьте встречу в «Принце Альберте», в дальнем баре, через полчаса.

— Будет сделано.

Он поднялся из-за стола, подошел к сейфу, набрал цифровую комбинацию. На четырех полках стояли картонные коробки из-под обуви, забитые оборудованием, считавшимся стандартным набором времен «холодной» войны, тех времен, когда он только постигал премудрости профессии под руководством Клипера Рида: ручки-пистолеты, пузырьки с невидимыми чернилами, полые папье-маше, служившие контейнерами для микрофильмов, миниатюрные фотоаппараты «минокса» и прочие вещицы — осколки ушедшей жизни, ценимые теперь лишь очень немногими. Перебрав пузырьки с таблетками, на каждом из которых имелся соответствующий ярлычок, он взял один и закрыл сейф.

Почему-то снова вспомнилась та девушка на мосту. Офицер по связи. Удивительно. Милая и, как ни странно, толковая. А еще… Люси, никогда не повышавшая голос, сообщила из приемной, что агент будет ждать через двадцать восемь минут в дальнем баре «Принца Альберта».

* * *

В дверь позвонили. Человек, державший палец на кнопке, был фрилансером, сотрудничавшим с Секретной службой на непостоянной основе и получавшим пятьдесят фунтов за час плюс накладные расходы. Работа сваливалась нечасто и обычно бывала либо слишком обыденной, либо чересчур грязной, чтобы поручать ее штатному сотруднику. Немало таких агентов были готовы в любой момент принять звонок, явиться в назначенное место и, выполнив поручение, получить деньги, которых вполне хватало на сносное существование.

В ответ на звонок дверь открыла женщина в домашнем халате, державшая на руках плачущего ребенка.

— Да?

— Извините за беспокойство. Память — что решето. Мы с Саймоном договорились встретиться, но где именно я уже не помню. Он дома?

— Вы из его команды? Я про дартс…

Именно за быстроту реакции и способность мгновенно вписываться в любую ситуацию ему и платили пятьдесят фунтов в час — наличными, без всякой бумажной волокиты.

— Так и есть, в команде… пока они там с дротиков на копья не перешли.

— Саймон уже ушел. — Женщина прижала ребенка к груди. Плач прекратился. «Когда-то была ничего», — подумал агент.

— Вот видите, у меня уже из головы вылетело. Иногда собственную фамилию забываю. Где сегодня игра?

— В клубе на Боллз-Понд-роуд, по правой стороне, перед мини-маркетом. Перейдете на Эссекс-роуд, пройдете по Энглфилд-роуд, повернете налево, на Бовуар — только не пропустите — и увидите. У Саймона зеленый «гольф».

— Огромное спасибо. Вы очень мне помогли.

Агент улыбнулся на прощание. Ребенок снова заплакал.

* * *

Он еще раз посмотрел на фотографию, чтобы получше запомнить лицо. Дверь распахнулась, и изнутри ударила волна шума — музыка, громкие голоса, смех.

— Давай, Саймон, ты следующий! — крикнул кто-то. — Дабл-топ, десятка и пятерка, и мы победили.

— Твой стакан на столе, — добавил второй голос.

Саймон Роулингс, бывший сержант-десантник, а ныне телохранитель русского мафиозо и член команды по дартсу, бросил взгляд в сторону и, отыскав свой стакан среди других, полных и пустых, шагнул к линии перед ярко освещенной доской. Дротики лежали перед ним. За спиной толпились игроки — свои и чужие. Первый дротик попал именно туда, куда Саймон и целил — в десятку. Свои восторженно взвыли, противники испустили стон разочарования. Он приготовился бросать второй, и никто даже не обратил внимания на подошедшего к подносу незнакомца. Никто не заметил появившейся из кармана бутылочки спирта, содержимое которой мгновенно оказалось в стакане с «кока-колой».

Саймон Роулингс попал в десятку и восторженно вскинул руку. Теперь все его внимание сосредоточилось на секторе пять… Никто не увидел, как незнакомец выскользнул из бара, и не услышал, как закрылась дверь.

* * *

Вечер был тихий, как всегда. Кэррик сидел один в дежурной комнате. Виктор и Григорий ушли с Боссом и его женой. Домработница помыла посуду, прибралась и расставила тарелки в кухне, после чего поднялась на площадку у детской и устроилась в большом уютном кресле. Там ей предстояло провести весь вечер.

Тишина ему не нравилась. Тишина ведет к самоуспокоенности, а в такой работе самоуспокоенность почти наверняка смерть.

Джонни Кэррик уже прочитал газету и разгадал два кроссворда. Телевизор был выключен.

Жизнь его состояла из двух половинок, которые то складывались, то расходились, и он мог бы с полным правом сказать, что испытал на себе всю тяжесть обмана. Одна из этих половинок была его фактической биографией, другая — легендой. В тот вечер, сидя перед мониторами, он думал о настоящей своей жизни, о детстве.

В свидетельстве о рождении значились имя матери, Агнесс Кэррик, и адрес ее родителей, Дэвида и Мэгги Кэррик, школьных учителей. Та графа, где должно было стоять имя отца, пустовала. Свидетельство было подлинное, и в него при желании мог заглянуть каждый — бандит, частный детектив или русский мафиозо, — кто пожелал бы проверить его данные.

Мониторы показывали несколько картинок — переднее крыльцо, задний сад, заднюю подвальную дверь, лестничную площадку у детской. Из всех камер наблюдения поворачивалась только одна, та, что стояла над передним крыльцом. Если и была на свете работа скучнее, чем смотреть вечером на мониторы, то Кэррик о таковой пока еще не знал.

По указанному в свидетельстве о рождении адресу желающий мог бы обнаружить домик в деревне Кингстон, окна которого выходили на устье реки Спрей. Сюда приходил нереститься шотландский лосось, и с рекой же были связаны самые яркие детские воспоминания: весной на Кейрнгормском хребте таяли снега, и бурный поток, неся с собой громадные камни, устремлялся к серому Северному морю. Впечатляющее зрелище для мальчишки. В прочих отношениях жизнь приятными сюрпризами не баловала. Джонни узнал, что мать его в двадцать лет отправилась искать счастья в Лондон, завела там роман с женатым мужчиной и через какое-то время вернулась в родительский дом уже с ребенком. Потом она нашла работу на фабрике в Мосстодлохе. Мальчику пришлось нелегко. Бабушка и дедушка искали опору в церкви, куда ходили каждое воскресенье. Они и старались любить внука-бастарда, но любовь эта давалась им с трудом. Тогда же Джонни узнал библейское значение своего имени. Сохранилась в памяти и такая картина: старик сжимает его запястья и горячо шепчет в лицо: «Скорблю о тебе, брат мой Ионафан; ты был очень дорог для меня; любовь твоя была для меня превыше любви женской». Деда звали Дэвидом, и мальчишке казалось, что они и впрямь братья, и что старший постоянно присматривает за ним, не спускает с него глаз. Порой от такого неослабного внимания делалось душно; хотелось убежать на берег реки, сесть на камень и наблюдать за тюленями и выдрами, не чувствуя на себе тяжелого взгляда деда. Реальное детство стало частью легенды. Джонни окончил школу в городе Элджин. Ранним июньским утром он сел в автобус и уже через несколько часов переступил порог призывного пункта в Инвернессе, где попросил зачислить его в парашютно-десантный полк. К такому выбору юношу подтолкнул дед — Дэвид Кэррик ужасно боялся высоты.

Зазвонил телефон.

Он резко выпрямился. Глаза метнулись сначала к мониторам, потом к телефону, стоявшему сбоку на полке и подключенному к отдельной линии. Телефоны, которыми пользовалась семья, в подвале не звонили. Кроме него, в дежурке никого не было, и он снял трубку. Звонили из другого мира, мира легенды.

Джонни коротко представился.

— Боже, это ты, сержант? Ты?

Голос принадлежал Саймону Роулингсу, но звучал непривычно — хрипло, напряженно, через силу.

— Что случилось?

— Чертова жизнь придавила, вот что случилось. Самому не верится. Разрешили сделать один звонок, и я звоню тебе. Был в клубе, играл в дартс. Ты меня знаешь, я не принимаю. После игры сажусь в машину, отъезжаю. Через сотню ярдов, я и повернуть не успел, останавливают. Проверяют на алкоголь — результат положительный. Если бы не это, ни за что бы не поверил. Объясняю, что, должно быть, кто-то чего-то подлил, а полицейский в ответ, мол, все так говорят. Я говорю, у вас что-то с прибором не так. Сержант отвечает, нет, с прибором все в порядке. В общем, ночь проведу здесь, так уж заведено. Хуже всего то, что теперь меня лишат прав на двенадцать месяцев. Я им объясняю, мол, ребята, без прав мне хоть в петлю лезь — разводят руками. Так что расскажи Боссу. Когда увидимся, не знаю, потому что Босс будет рвать и метать. Если…

Из трубки полетели короткие гудки.

ГЛАВА 3

9 апреля 2008

Виктор рассказал все Боссу.

— Нет, это невозможно, — покачала головой Эстер. — Такого не может быть.

Они лишь недавно вернулись с приема, и Виктор уже успел побывать в дежурке. Вечер прошел хорошо. Новая жизнь в Лондоне вообще складывалась для Иосифа Гольдмана успешно, его повсюду принимали, ему повсюду были рады. Он купил какую-то картину, переплатив за нее едва ли не вдвое, но зато, когда молоток упал в третий раз, получил богатую порцию аплодисментов. Многие поздравляли его, благодарили за щедрость; организаторы благотворительного фонда для страдающих от лейкемии, рака щитовидной железы и почечной недостаточности детей Чернобыля один за другим подходили, чтобы пожать ему руку; Эстер сияла от удовольствия. Потом вернулись домой. Дверь открыл Джонни. Выглядел он не лучшим образом, но Иосиф Гольдман ничего такого не заметил. Григорий с Виктором спустились в дежурку выпить кофе. Эстер, присев на подлокотник кресла, массировала мужу шею, когда Виктор вернулся с неприятной новостью.

— Не могу поверить, что Саймон сделал это. Невероятно.

О «невозможном» Виктор рассказал спокойным, лишенным каких-либо эмоций голосом. Коротко, четко — только факты. Ничто в словах Виктора не отражало его личного отношения к случившемуся. Вне контроля остались только глаза, в которых, не особенно таясь, застыло презрение к иностранцу, допущенному так близко к семье. Виктор не был человеком Гольдмана. Когда-то эти двое, Виктор и Михаил, работали в аппарате Комитета государственной безопасности в Перми и занимались политическими диссидентами. Потом они перешли в другой отдел и, уже работая с уголовной полицией и предлагая бизнесменам защиту от бандитов во время массовой распродажи государственной собственности, поняли, что оказались по другую сторону баррикад. Они ушли из КГБ, перебрались через баррикады — переступая, когда требовалось, через канавы, — и предложили свои услуги Ройвену Вайсбергу. Они придали бизнесу некий оттенок респектабельности, принесли с собой глубокое знание практической работы и разветвленную сеть контактов. Они остались вместе и тогда, когда Ройвен, устав от Перми, переехал со своим финансовым советником в Москву, но расстались, когда Гольдман перенес свой офис в Лондон, а Вайсберг обосновался в Берлине. В глубине души Гольдман знал — и эта уверенность оставалась непоколебимой, — что Виктор служит в первую очередь Вайсбергу, а уж потом ему. Ройвен жил в Берлине просто и скромно и иностранцев на работу не брал. Иосиф так жить не хотел и не мог.

— Не верю. — Эстер даже хлопнула себя раздраженно по колену. — Саймон не пьет. Это же смешно.

Что делать? Стоит ли придавать случившемуся значение? Так или иначе, нужно было принимать решение. Виктор вернулся из России с заманчивым предложением. Иосиф Гольдман рассмотрел его и передал Ройвену Вайсбергу. Лично он отверг бы такое предложение сходу, не раздумывая, но решение зависело не от него. Он до сих пор помнил, как удивился, когда ему сказали, что сделка получила одобрение, что товар выставлен на продажу и что уже есть договоренность о доставке. Проворачивать операции такого масштаба ему еще не приходилось, но и возражать Вайсбергу смелости не хватило. И вот теперь, когда дело шло к завершению, его доверенный водитель-британец оказался в камере полицейского участка по обвинению в пьянстве за рулем.

— Нужно что-то делать. Пригласить адвоката. Как-то вытащить Саймона. — Эстер развела руками, включив в этот широкий жест и мебель, и предметы искусства, и ковры, и шторы. — И зачем все это, если ты ничего не можешь предпринять?

В его глазах Эстер была прекрасна. Ею восхищались в любой компании, мужчины смотрели на нее с вожделением, она удовлетворяла его в постели и почти ничего не просила. Когда Эстер поднимала руки или откидывала голову, брильянты в кольцах, браслетах и ожерельях вспыхивали десятками огоньков. Он ни в чем ей не отказывал.

Иосиф Гольдман нахмурился. В Москве или Перми проблема решалась бы одним телефонным звонком милицейскому начальству. Но здесь был Лондон, и имя Ройвена Вайсберга здесь ничего не значило. Связаться с патроном незамедлительно, прямо сейчас, он не мог. Все удовольствие от прекрасно проведенного вечера испарилось из-за того, что чертов шофер напился и попал в полицию, а жена бросила вызов, поставив под сомнение его способности.

— Так ты будешь что-то делать?

Он поднялся, отодвинул ее, прошел к столику с телефоном, поднял трубку и набрал внутренний номер. Ощущение беспокойства, не покидавшее его последние дни — он постоянно видел перед собой одну и ту картину с двумя спешащими к месту обмена мужчинами, дожидающимся их покупателем и консультантом, приглашенным для проверки подлинности товара, — достигло той степени, когда хотелось лишь добраться до постели, уснуть и забыться. Услышав ответ, он попросил Виктора прислать наверх Джонни Кэррика. Ему нравился Саймон. Он даже доверял ему до определенной степени; в присутствии водителя в машине никогда не говорили о делах. Саймону очень хорошо платили, и Гольдман считал, что благодарность англичанина должна выражаться в самодисциплине.

Он медленно положил трубку. Может быть, Виктор прав? Может быть, в доме действительно не должно быть иностранцев? Но ведь без них никуда не денешься.

В дверь постучали.

— Войдите.

* * *

Сесть вошедшему не предложили, так что пришлось стоять. За спиной он чувствовал присутствие Виктора.

Иосиф Гольдман прошелся по комнате.

— Что я могу сделать, Джонни? Я вообще могу что-то сделать?

Кэррик подумал о человеке, вытащившем его из покореженного «лендровера», наложившем ему на ногу шину, без которой он наверно остался бы калекой, остававшемся с ним и травившем анекдоты до прилета вертолета. Он подумал о том, кто навестил его в полевом госпитале перед возвращением домой.

— Откровенно говоря, сэр, думаю, что ничего. Даже если вы пошлете туда самого лучшего адвоката, то всего лишь привлечете к себе внимание.

Он вспомнил их как бы случайную встречу. Служба наружного наблюдения установила бар, где бывал Роулингс — так надежнее, чем на улице, — и он пришел туда, заметил играющего в дартс сержанта, дождался удобного момента, а потом разыграл притворное удивление — как же тесен мир!

Эстер Гольдман выпрямилась в кресле.

— Мы должны сделать все, что только возможно в такой ситуации. Что возможно?

Он подошел тогда к стойке, спросил, обернувшись, что взять, и услышал ответ: «кока-колу», лед и лимон, как обычно. Сам взял лайм с содовой, соврал, будто завязал с выпивкой и нисколько не жалеет. Потом, перекрикивая шум, задал банальный вопрос: чем занимаешься?

— Ничего, мэм. Пусть все идет своим чередом. Простите, если для вас это прозвучит жестоко, сэр, но он сам попал в неприятное положение и сам должен из него выпутаться. Что бы вы ни делали, из камеры Саймона вам сегодня не вытащить.

Сколько лжи наговорил он тогда в пабе! О себе. О службе. Он ведь мог бы остаться в армии. Не в парашютно-десантном полку, но в тыловых службах, в связи или разведке. Его такой вариант не устроил. Дальше начиналась легенда. Он обратился в охранную фирму — бывших десантников там принимали с распростертыми объятиями. Подготовленная в 10-м директорате легенда вполне могла бы выдержать проверку: он мог назвать адрес конторы в Лидсе, где всем заправляли парень и две девушки и где могли подтвердить легенды не менее полудюжины работающих под прикрытием агентов. Ложь лилась до тех пор, пока Саймона Роулингса не позвали в игру.

Иосиф Гольдман резко повернулся.

— Чем это грозит Саймону?

Кэррик видел — Босс обеспокоен и раздражен. Согласно легенде, он окончил курсы телохранителей (это можно было проверить) и выполнял задания по сопровождению старлеток и миллионеров (это тоже можно было проверить). На самом же деле Джонни Кэррик ушел из армии по медицинским показаниям. На собеседовании в полиции Эйвона ему посчастливилось попасть к бывшему морскому офицеру, который заметил, что Джонни Кэррик и после ранения находится в лучшей форме, чем другие соискатели. Потом был испытательный срок длиной в полгода, после чего его перевели в Брайдуэлл, где он оказался самым старшим из новичков и где понял, что ему жутко недостает риска и ощущения опасности.

Все произошло случайно. Службе безопасности коронного суда потребовалось срочное усиление для охраны агента под прикрытием, показания которого могли утопить целый наркосиндикат. Полицейские расположились по всему зданию суда, на каждой площадке, в каждой кабине лифта, у каждой двери. Кэррик слышал кое-какие разговоры: агент с риском для жизни проник в банду, вышел на весьма серьезных людей и добыл ценнейшую информацию, но теперь охотились уже на него. Кэррик обратился к офицеру, поддержавшему его кандидатуру на собеседовании. Тот отговаривать не стал: «А почему бы и нет? Терять тебе нечего — в худшем случае откажут. Мой совет — попробуй». Суд еще продолжался, а Джонни уже подал заявление в отдел по тяжким преступлениям.

— Рискну предположить, сэр, хотя я с полицией и судом дел и не имел, что Саймона отпустят, а потом вызовут в суд. Скорее всего его признают виновным и отнимут водительские права на год-полтора.

— Точно? — спросила жена Босса.

— Да, мэм. В самом крайнем случае, при исключительных обстоятельствах, могут оправдать или ограничиться штрафом без лишения прав.

— Ты мне нравишься, Джонни.

— Спасибо, сэр.

— Ты хорошо справляешься с работой и детям тоже нравишься.

— Спасибо, мэм.

Иосиф Гольдман бросил взгляд на жену, и та едва заметно кивнула в ответ. Босс поднял голову и посмотрел мимо Джонни, на стоявшего у него за спиной Виктора. Легкая заминка… неуверенность… В эту долю секунды Кэррик успел подумать о Саймоне Роулингсе, человеке, который спас ему жизнь и, возможно, ногу, который никогда не брал в рот спиртного и которого он, Кэррик, только что предал. Гольдман снова перевел глаза на него.

— Ты займешь его место, Джонни.

— Вы очень добры, сэр. Спасибо. Только вот в чем дело, сэр. Завтра вечером мне нужно быть в одном месте. Семейная проблема, сэр, и очень важная для меня. Буду признателен, если позволите. Я договаривался с Саймоном. Еще раз спасибо, сэр. И вам спасибо, мэм. Спокойной ночи.

Он повернулся к двери. Виктор не спускал с него глаз, но Кэррик даже не посмотрел на него. Одна дверь захлопнулась, но зато теперь перед ним открылась другая, та, на которую он и не рассчитывал. Вот только подниматься по лестнице — дело трудное. Нужно заботиться о сохранении легенды и всегда быть готовым к новой проверке.

* * *

Он наклонился и аккуратно стер грязь с ботинок. Потом взял старую газету и старательно протер кожу. Будь рядом речка или озерцо, он бы вымыл обувь, но воды не было. Он не боялся испачкать салон машины, но не хотел выслушивать укоризненные слова бабушки, которая не дала бы спуску, если бы внук притащил грязь домой. Лишь убедившись, что ботинки вытерты начисто и грязи не оставят, Ройвен Вайсберг выбросил бумажку, обулся, завязал свободно шнурки и открыл дверцу.

Он никогда не садился сзади, если машину вел Михаил и с ними никого больше не было. В зависимости от настроения ехали либо молча, либо с разговорами. Иногда Ройвен рассказывал Михаилу о своих планах и предлагал дать им оценку, иногда совершенно его игнорировал. Бывший комитетчик не смел и рта открыть без разрешения, не говоря уж о том, чтобы как-то комментировать решения и действия Босса. Между ними были две разницы. Ройвену Вайсбергу не платил никто — он платил Михаилу. Ройвен Вайсберг был евреем — Михаил евреем не был. И все же самым близким человеком — за исключением бабушки, — Вайсберг считал своего телохранителя. Ему шел сороковой год, и он мог предоставить «крышу» кому угодно: бизнесмену, политику, нефтяному магнату, но и сам при этом нуждался в надежном прикрытии. Михаил постоянно носил на поясе пистолет «Макаров» и ППК в «бардачке». Его верность хозяину подверглась испытанию и с честью это испытание выдержала.

На дорогу уходило около шести часов. Ройвен Вайсберг знал, что в город они вернутся на рассвете, когда солнце еще не поднимется над горизонтом, а вот бабушка уже поднимется и будет его ждать.

Маршрут уводил их сначала на юг, к Хелму, затем к Люблину и дальше, уже по автостраде, к Варшаве и Познани. От Познани самая лучшая в Польше дорога идет к германской границе. Ранним утром таможенники и пограничники еще дремлют в своих будках, так что проблем не возникнет. А там еще час пути, и он уже дома, где его встретит бабушка.

Ройвен Вайсберг платил многим — курьерам, водителям, киллерам, — но никого не подпускал к себе так же близко, как Михаила, который спал в соседней комнате, всегда имел при себе оружие и мог распознать опасность. Эта способность подвела его только один раз, а спасала в десятках случаев. Михаилу даже дозволялась минимальная фамильярность, которую Вайсберг не позволил бы и Иосифу Гольдбергу, талант которого заключался в умении манипулировать деньгами.

Машина выехала с пустой парковки. Свет фар скользнул по деревьям, за которыми скрывался ветхий деревянный домик с запертым в нем голодным псом. Хозяин же дома остался незамеченным.

— Не веришь, что я отыщу могилу?

Михаил добавил газу. Спорить на требовавшей внимания лесной дороге ему, похоже, не хотелось.

— Если хочешь найти, то рано или поздно найдешь. Я тебя понимаю.

Пролетавшая низко над дорогой сова попала в лучи фар и метнулась в лес. Он обещал бабушке, что найдет могилу, а ее срок на земле истекал.

— Когда вернемся… Сколько у нас дней?

— Пять.

— Тогда поищу еще. — Он легонько потрепал Михаила по руке. — Мне это нужно.

Ройвен Вайсберг закрыл глаза, чтобы не видеть пролетавшие за стеклом ели и березы. В голове у него снова зазвучал глухой голос, рассказывавший о том, что случилось с евреями в этом лесу.

* * *

Теперь я знаю все. Мне повезло пребывать в невинности целую неделю.

Я в лагере № 1. Сплю на верхнем из трех ярусов в женском бараке. Я там младшая, уже не девочка, но еще не женщина. Первые ночи я все время плакала, и другие женщины ругались, говорили, что я мешаю им спать. Мне так хотелось быть с папой и мамой, со всеми нашими. Когда меня спрашивали, почему я плачу, я отвечала, что хочу быть со своей семьей, что боюсь, как бы их не отправили на восток, на новое поселение. Одни женщины ругались, другие посмеивались надо мной, но только через неделю кто-то рассказал мне правду.

В первую неделю я не выходила из лагеря № 1 и из всего мира видела только небо над головой. Видела облака и тучи, видела дождь, а потом два дня лишь солнце. В лагере № 1 находились и мужчины, но нам запрещалось разговаривать с ними, а по дорожке между мужской и женской зоной прохаживались патрули из украинцев под командованием немецкого офицера. На третий день немецкий офицер застрелил кого-то из мужчин. Это случилось рано утром, когда заключенных построили на перекличку. Тот мужчина болел. Его пытались поддержать, но он не устоял на ногах, упал на землю прямо перед офицером, и его вырвало прямо на сапоги. Офицер убрал ногу из-под головы несчастного, достал из кобуры пистолет, взвел курок, прицелился и выстрелил. Пуля попала в голову, и к рвоте на сапоге добавилась кровь. Убитый так и пролежал всю перекличку, и только когда все отправились на работу, тело унесли. Я не верила глазам, но к лагерным воротам его тащили те же люди, что пытались помочь несчастному. Они взяли его за ноги и тащили так же, как какой-нибудь мешок с мусором.

В тот же день я видела в окно мастерской, где работала, как какой-то человек принес в лагерь сапоги. Он отмывал, наверно, целый час, потом плюнул на них и протер напоследок собственной рубахой.

Большинство заключенных работали на территории лагеря № 1, но некоторых выводили за его пределы — рубить лес. Некоторых из женщин забирали в офицерский поселок — убирать и мыть посуду. В швейных мастерских шили немецкую форму, а в обувной делали кожаные седла. Работы хватало и для механиков, и для плотников.

Меня в первый же день отправили на работу в кухню. Мы готовили еду для всех, мужчин и женщин, кроме офицеров. Баланда, которую мы варили, была отвратительная и мерзко пахла, и только голод заставлял людей проглатывать ее. В ту первую неделю я постоянно думала о своих: где они, как, кормят ли их так же ужасно, как нас. Лагерь был клеткой, и я не знала ничего о том, что происходит за его пределами, за колючей проволокой, на которой висели еловые ветки. Когда ветки высохли и иголки осыпались, так что появились просветы, вместо старых притащили новые. Удивительно, что я оставалась в неведении целую неделю. А потом вдруг прозрела.

На седьмой день мы разогревали баланду в железных котлах, стоявших на кирпичах, между которыми разводили огонь. Пожилая женщина рядом засыпала в котел картошку и репу; мяса нам не давали. За нами присматривала капо — еврейка из Хелма по имени Мириам. Ее все боялись, и она всегда ходила с плеткой. В какой-то момент то ли от усталости, то ли потому, что разболелся живот, я, позабыв про Мириам, сказала соседке, что моя сестра такое есть не станет.

Стояла жара, и поэтому окна в кухне были открыты. Соседка еще не успела ответить, как я вдруг услышала вдалеке стук колес, а потом долгий визг колодок останавливающегося поезда.

Соседка отвернулась и ничего не сказала, а Мириам вдруг хлестнула меня плеткой по спине. Я обернулась. «Послушай, что я тебе скажу, — прошипела Мириам. — Мы здесь живем по звуку. Уши — наши глаза. Подходит поезд. Играют музыканты. Мы слышим эти звуки. Слышим команды на немецком, крик, стоны, вопли, которые заглушает мотор. Потом мы слышим гусей. Кто-то из заключенных входит в загон, где держат гусей, и начинает их гонять. Гуси кричат так, что не слышно ни людей, ни мотора. Длится это все недолго. И снова приходит поезд, и снова играет оркестр, и снова команды на немецком, крик, стоны, вопли… Так происходит каждый день. Так было и в тот день, когда здесь появилась ты… Не беспокойся за свою сестру и за ее здоровье, потому что она давно уже мертва. Все, кто приехал с тобой в том поезде, погибли в тот же день. И давай-ка, мешай поживее, а то баланда получится совсем пустая».

Вот так я узнала, что утраченная невинность не возвращается.

* * *

Перебравшись по мосту через Оку, они оказались в старинном русском городке.

— Здесь говорят, что Муром — самый красивый город во всей России, — заметил Яшкин.

— Пусть себе болтают. — Моленков зевнул и даже не потрудился прикрыть рот.

— Горький писал, что тот, кто не видел Мурома от Оки, тот не видел красы России.

— Пошел он.

— Здесь родился богатырь Илья Муромец. И, кстати, вон и памятник ему. — Яшкин указал в окно. На подсвеченном постаменте красовался громадный, втрое больше реального размера, Илья Муромец в полном богатырском облачении и с мечом на поясе. — Хорош.

— Да ну его…

— Между прочим, тут неподалеку есть монастырь, основанный еще тысячу лет назад.

— Плевал я на монастырь.

— Из Мурома и калачи пошли. Я про это в путеводителе прочитал.

— Мне вся эта хрень — богатыри, калачи да монастыри — ни к чему. Сейчас без четверти полночь, и я устал, как собака, и хочу спать.

Яшкин пожал плечами.

— Я это все рассказываю, чтобы ты не уснул.

Он тоже зевнул, потянулся и поморгал глазами. В Сарове, где Яшкин подрабатывал частным извозом, он всегда спал во второй половине дня. При мысли о том, что ему, офицеру 12-го управления, приходится зарабатывать на жизнь, мотаясь туда-сюда на старенькой развалюхе, становилось горько и обидно. День выдался долгий. Будь возможность, он свалился бы замертво на кровать и проспал часов пятнадцать.

Рядом устало заворочался Моленков.

— Надо поспать.

Яшкин свернул на узкую улочку. Проезжая через площадь с собором Христа Спасителя, он увидел уходящие к куполу леса. Деньги на старые и никому не нужные памятники у них находятся, а вот на достойную пенсию человеку, отдавшему жизнь 12-му управлению, этих денег нет. Он остановил машину у закрытых дверей гостиницы. Моленков уже уснул, но Яшкин его разбудил.

Они поднялись по ступенькам, постучали. Через какое-то время кто-то, шаркая ногами, подошел к двери с другой стороны. Звякнула цепочка, лязгнул замок. В лицо ударил свет. Свободные номера? Заспанный портье оглядел гостей и решительно покачал головой. Через стеклянную дверь у него за спиной Яшкин увидел стойку и висевшие на доске ключи. В следующий момент стекло отразило недовольную физиономию Моленкова. Дверь захлопнулась. Снова лязгнула задвижка.

Они заехали еще в две гостиницы. В последней их даже впустили в фойе, но не дальше. Девушка за стойкой уклончиво объяснила, что свободных комнат нет, а ключи на доске означают, что в номерах «идет ремонт». В зеркале у нее над головой переминались два пожилых, небритых, с посеревшими лицами мужика. Вернулись к машине.

— Нас не впускают, потому что мы не внушаем доверия, — вздохнул Яшкин. — Ты в зеркале себя видел?

— Что будем делать?

Отставной майор ухмыльнулся отставному полковнику и пожал плечами.

— Надо бы умыться да привести себя в порядок, но я сейчас к Оке не поеду. Так что давай найдем какой-нибудь парк и переночуем в машине.

Машину поставили под старым вязом. Моленков устроился впереди, уткнувшись животом в рычаг коробки передач, и моментально захрапел. Яшкин лег сзади, спиной к брезенту и тому, что под ним скрывалось.

* * *

— Ты в порядке? Не заболел?

Сак вскинулся, и стопка книг на столе едва заметно покачнулась. В глазах склонившейся над ним уборщицы отражалось беспокойство.

— В порядке, — сбивчиво пробормотал он.

— Извини, но выглядишь ты не очень. Как будто с привидением встретился.

Он открыл книгу, но даже не посмотрел на страницу. Женщина начала уборку от его стола, словно для того, чтобы выразить свое недовольство тем, что кто-то еще задержался в библиотеке, и этот кто-то не учитель или ученик, а всего лишь лаборант в белом халате. Он решил не обращать на нее внимания и никак не отреагировал ни тогда, когда пылесос загудел под столом, рядом с его ногами — она даже не извинилась, — ни тогда, когда тряпка, которой уборщица протирала стол, проползла в сантиметре от его локтя. Взгляды их более не пересекались, и она двинулась дальше — с пылесосом и тряпкой.

Он называл себя Сак. Имя выросло из его расколотой жизни, расколотых культур и расколотых рас. Для матери, урожденной англичанки, он был Стивеном Артуром Кингом. Для отца — Сиддиком Ахмедом Хаттабом. В семье матери его «англизировали». Приезжая к родственникам отца в пакистанский город Кветта, он становился азиатом. В колледже его называли расовым гермафродитом. Теперь имя Сак вполне его устраивало, и ребятам, с которыми он работал, оно тоже нравилось. Впрочем, сам он считал уникальным не свое имя, а свое положение лаборанта.

Он закончил Империал-колледж при Лондонском университете летом 1997 года в возрасте двадцати двух лет с отличными оценками и степенью по ядерной физике. Больше всего его успеху радовались родители, мать — некогда мисс Кинг, а ныне миссис Хаттаб, и отец. И вот, одиннадцать лет спустя после всего случившегося с ним, он оказался на должности лаборанта в средней школе. Работа оказалась унизительно легкой и не требовала никакого напряжения. Но с тех пор, как его мир рухнул, Сак позволил себе поддаться на уговоры. Будь у него исповедник, он, возможно, признал бы, что предложил себя добровольно, по собственной инициативе. В глазах агентов по найму, чей офис находился на вилле в северном предместье Кветты, Сак имел два неоспоримых преимущества.

Он чувствовал себя отвергнутым и преданным.

С 1997-го по 2002-й Сак работал в секретном мире ядерного оружия.

В 2002-м его отправили в Соединенное Королевство — затаиться и ждать.

Человек он был замкнутый, суровый, среднего возраста, что подтверждали обозначившиеся залысины, романтического в нем осталось мало, и соответствующие мысли посещали его редко. Утром с ним вышли на контакт. Он шел в школу, когда какой-то мужчина — ни лица, ни одежды, ни даже цвета кожи Сак не запомнил — толкнул его в плечо, а секундой позже в руке у него оказался сложенный листочек. Он обернулся, но увидел только тянущихся в школу учеников.

Саку приказывали отправиться в путь; далее следовали детали.

Он не пошел домой, а остался в библиотеке — один на один с историей о том, что с ним сделали.

* * *

Ветер с Персидского залива, гулявший над портом Дубай, раскачивал кабину крана, еще не достигшего высоты тридцатисемиэтажного Всемирного торгового центра, но уже приближавшегося к ней.

Глядя сверху вниз, человек с прозвищем Ворон видел огни бухты, правительственных офисов, яхт-клуба, пристаней и вдалеке, в море, стоящих на якоре контейнеровозов и танкеров.

Он сидел в узком пространстве за креслом крановщика. Вороном его прозвали из-за пронзительного, каркающего голоса. Голосовые связки Ворон повредил еще двадцать с лишним лет назад, когда его задело осколком снаряда, выпущенного советской 122-миллиметровой гаубицей. Тот период жизни остался тайной, а тем, кому потребовалось узнать происхождение шрамов, было сказано, что они остались после успешной операции на горле. На стройплощадках Дубая его знали как Ворона.

Обязанности Ворона заключались в том, чтобы обеспечивать эффективную работу разбросанных по всему побережью строительных бригад. Свое дело он знал хорошо, его услуги ценились, у него было немало знакомых среди архитекторов и подрядчиков. Потенциальные покупатели недвижимости восторгались им. Тот факт, что он сам, получив от крановщика сигнал о возникшем в тросах напряжении, отправился на вызов, невзирая на поздний час, служил, как говорили знавшие Ворона профессионалы, лишним доказательством его ответственности перед заказчиками.

Те, кто так говорил, ничего не знали.

Крановщик лишь накануне вернулся в Дубай после месячного отпуска, проведенного в родном Пешаваре, горном районе на границе с Пакистаном. Увидев Ворона, крановщик достал из потайного кармана аккуратно сложенный листок. Ворон поблагодарил рабочего и прочитал сообщение, бывшее ответом на его записку, посланную месяцем раньше с тем же самым курьером. В кабине, раскачиваемой ветром на высоте в двести пятьдесят футов над землей, не было ни «жучков», ни камер. Прочитав записку, Ворон разорвал ее на мельчайшие кусочки, которые отдал на волю стихии. Белые крошки разлетелись во все стороны, привлекая чаек.

Крановщик спросил, хороши ли новости.

— Не хуже, чем тросы твоего крана, — прокаркал Ворон.

Они рассмеялись, и два этих смеха — отрывистый, резкий и глубокий, горловой — смешались в один, прозвучавший в ночи над пустынным берегом, темными водами залива, яхтами и дхоу.

Ворон переступил через щель бездны, из кабины в корзину, и крановщик отправил его вниз.

Затем — такие люди не спят — он отправился на поиски своего хавалдара, жившего в собственном доме за рыбным рынком. Хавалдар подготовил для Ворона детали сделки, оформленной в Пешаваре, в лагере у подножия большой горы. Пройдя по запутанному маршруту в одну сторону, бумага и назад вернулась по тому же маршруту, в подкладке брюк крановщика. Хавалдар, к которому направлялся Ворон, поддерживал в финансовом мире связи с приверженцами исламской веры и мог гарантировать проведение операций с большими денежными суммами и иными средствами без использования каких-либо электронных средств, а значит, не оставляя следов.

Ворон выбрался из корзины сам. Ветер трепал волосы, но на губах играла улыбка.

— С тросами все в порядке, — сказал он подошедшему бригадиру. — Крановщик, как старая баба, испугался собственной тени. Причин для беспокойства нет.

* * *

Раз в две недели Люк Дэвис задерживался до глубокого вечера.

Девушка, дежурившая в ночную смену и сидевшая дальше по коридору, возилась с автоматом — брала то ли кофе, то ли шоколадку. За соседними столами давно уже никого не было, верхний свет приглушили. Люк знал, что девушку сменят в шесть часов утра, и немного завидовал ей — после его ухода она сможет в полной мере насладиться тишиной, покоем и одиночеством. Он убрал все лишнее со стола, положил последний файл в небольшой сейф на уровне колена, закрыл дверцу и набрал код.

Постороннему рабочее место Люка Дэвиса рассказало бы о нем немного. Несколько лет назад штат сотрудников Секретной службы был переброшен из старой башни Сенчури-хаус в желто-зеленое угловатое здание на набережной Альберта, у восточного входа на мост. Здание это служило своего рода памятником современной архитектуре, а потому многими осмеивалось и мало кому нравилось. Люк занимал сторону меньшинства и считал, что более подходящего дома для службы, принадлежать к которой он имел честь, просто не найти. Но одним только экстерьером дело не закончилось — внутри парад сдержанности продолжался. После консультаций с дорогостоящими специалистами и в целях создания рабочей атмосферы все стены и перегородки были освобождены от посторонней «ерунды»: картинок, календарей, фотографий, смешных распечаток и прочего. На перегородке у стола Люка, рядом с «мышкой» и клавиатурой, остались три фотографии: Люк в академической шапочке и мантии с аккуратно развернутым дипломом первой степени, удостоверяющим его успехи на отделении Восточной Европы и славянских языков; он же собственной персоной перед мостиком через речушку Миляска, на том самом месте, где Гаврила Принцип застрелил эрцгерцога, прославив Сараево и развязав Первую мировую войну, — единственная его заграничная командировка была как раз в Боснию и Герцеговину; улыбающаяся девушка в белой каске ООН и с немного надутыми, словно она посылает воздушный поцелуй, губами. Вокруг нее — пустыня, позади — хижины из сухих веток, рядом — мальчишка-африканец с проступающими под кожей ребрами. Люк называл ее своей девушкой, но сейчас она находилась то ли в Дарфуре, то ли в Афганистане, то ли в Ливане, и фотографии исполнилось по меньшей мере два года. В общем, три эти фотографии практически покрывали всю сознательную жизнь Люка Дэвиса. Он вышел из-за стола, подошел к шкафчикам у дальней стены и открыл свой.

Люк стоял спиной к двери и не слышал, как она открылась. Он стащил плащ, в котором пришел на работу, и взял с полки мотоциклетный шлем…

— Люк Дэвис? Вы ведь Люк Дэвис, да?

— Да, я. То есть я — это он. — У него был мягкий южно-йоркширский акцент, от которого он давно и безуспешно пытался отделаться. Акцент играл против него, степень играла за, и Люк считал, что в этом противостоянии вред, причиняемый акцентом, перевешивал пользу, приносимую степенью.

— Хорошо, что я вас застал. Меня зовут Уилмот. Уилмот Дагги. Из отдела учета. Уже уходите? Извините. Вы на мотоцикле? Не самая лучшая ночь для такой прогулки. Для вас есть назначение. На одну-две недели. Приступать надо незамедлительно. Мне позвонила Пэм Бертран, она ведь шеф вашего отдела, да?

Парень вел себя как-то уклончиво и чего-то явно недоговаривал.

— Куда меня командируют?

— В отдел по нераспространению ядерного оружия. В распоряжение мистера Лоусона. Срок не определен, но по крайней мере не навечно. Вы…

Он надел шлем.

— Я ничего этого не слышал.

— Санкцию дала Пэм, я тут ни при чем.

— Этот парень, Кристофер Лоусон, первостатейное дерьмо.

— Пэм так и сказала, что вы не обрадуетесь. Но ей приказали сверху. Боюсь, тут уже ничего не изменишь. Как говорится, раствор застыл.

— Его уже давно следовало отправить на пенсию. — По спине поползла струйка пота, а голос прозвучал пронзительнее, чем обычно. Девушка, заступившая на ночное дежурство, вернулась и, перестав жевать шоколадку, уставилась на него. Ну и черт с ней. — А что, если я заболею?

Курьер ухмыльнулся.

— Вытащат из постели и душ принять не дадут. Может, попробовать самоубийство?

— В этом здании более неприятного типа не найдешь. Пережиток да еще…

— И именно в его распоряжение вас и отправляют. В отдел нераспространения ядерного оружия. Третий этаж, западное крыло, кабинет семьдесят один. Все ясно?

Люк сдался.

— Ладно. Сейчас слетаю домой, прихвачу болеутоляющих и…

— Мистер Лоусон ждет вас… сейчас. — Курьер рассмеялся. — Да, чуть не забыл… Пэм сказала, санкцию дал сам директор. Удачи.

Дэвис сердито стащил плащ и швырнул вместе со шлемом в шкафчик. Потом захлопнул раздраженно дверцу и, прошествовав мимо ночной дежурной, вышел в коридор.

В конце коридора Люк Дэвис сердито стукнул кулаком по кнопке вызова лифта. Кристофер Лоусон был одним из тех немногих, кто еще помнил Добрые Старые Времена и непрестанно о них говорил. Тогда — в пятидесятые, шестидесятые, семидесятые, в годы холодной войны — все работало распрекрасно. В отличие от нынешних времен, жалких и бесцельных. Дэвис имел за спиной пять лет службы, и до назначения в Сараево ему указывали другие — краснорожие старперы, бормотавшие что-то о временах Потопа и Ковчега. К тому времени, когда он вернулся с Балкан, их уже убрали. Сохранился только один. И пусть в столовой не хватало мест, один столик всегда оставался свободным, чтобы он мог поесть за ним в одиночестве и без помех. Историй о его грубости хватило бы на целую книгу. Дэвис вышел из лифта и выругался. Голос, пролетев по коридору, ударился о дальнюю стену и эхом вернулся к нему, словно в насмешку над его стараниями.

Он постучал.

Вышедшая в коридор женщина взглянула на его заламинированное удостоверение и жестом предложила войти.

Лоусон сидел спиной к нему и с трубкой у уха, в которую и кричал:

— Если я говорю, что мне нужны два агента и вот такое оборудование завтра к семи утра, то я и имею в виду именно то, что говорю. Это понятно мне и должно быть понятно любому, кто не полный идиот. Я уже сказал, где и когда мне все это нужно. В семь и ни минутой позже.

Он бросил трубку и повернулся.

— Вы Дэвис? Люк Дэвис?

— Да.

— Сколько лет на службе?

— Пять.

— Что ж, вполне достаточно, чтобы все узнать и стать экспертом. Вы все знаете?

— Думаю, когда вам сообщили о моем переводе, вы затребовали мое досье, прочитали отчеты моего начальства и знаете, на что я способен, а также…

— Если мне понадобится речь, я так и скажу. Когда речь мне не нужна, я требую короткого, в одно, два или три слова, ответа на вопрос. Саров. Что значит для вас это слово?

Люк едва не взбесился.

— Извините, это имя человека или название какого-то места?

— Мне понадобился год — год, а не пять, — чтобы узнать, что такое Арзамас-16 и Саров, но тогда на службу брали людей иного качества. Явитесь в половине седьмого утра. Отправляйтесь и учитесь.

Красный от унижения, с горящими щеками, Люк Дэвис выскочил из кабинета, прошел мимо впустившей его женщины и толкнул дверь. Ни об Арзамасе-16, ни о Сарове слышать ему еще не доводилось, но в его распоряжении было шесть часов и двадцать шесть минут, чтобы все узнать.

* * *

Проехав на автобусе, Джонни Кэррик последнюю милю прошел пешком. Это стало для него привычкой с тех пор, как он попал в дом Иосифа Гольдмана. Как и не пользоваться мобильным телефоном. Для агента под прикрытием нет ничего хуже, чем звонить своему связнику с улицы. Здесь не определишь, наблюдают за тобой или нет. Другая ошибка — воспользоваться мобильным сразу после ухода с работы. В первое время Кэррика постоянно страховали — кто-то сопровождал его с работы, в рабочее время где-то поблизости постоянно курсировала машина поддержки. Но за прошедший месяц ничего не случилось, угрозу опасности сочли преувеличенной, и парни из группы поддержки получили другие задания. Если бы он рискнул сейчас позвонить и доложить о последних новостях — проколе Саймона Роулингса и предложении подняться чуть повыше и занять его место, — то попал бы скорее всего на Кэти, но никак не на Роба и не на Джорджа, своего куратора. Уж лучше не рисковать. Дело терпит. Он еще не знал, когда они соберутся на совещание и будет ли случившегося достаточно для того, чтобы принять решение о продолжении операции. Не мог он гарантировать и того, что назначение расширит его возможности.

Он устал, вымотался и ничего не чувствовал. Саймон Роулингс поступил с ним по-человечески и ничем не заслужил такого отношения, предательства и обмана. Но что поделаешь, если мир, в котором живешь, требует этого. Здесь используется все, каждый человек. Отношения здесь не учитываются.

Этот вопрос уже задавали ему на собеседовании.

— Скажем прямо, Джонни, пусть это и прозвучит грубовато, надеюсь, коллеги простят мне эту вульгарность. Поработав с объектом, вы проникнитесь к нему симпатией, привыкнете к его окружению, начнете видеть в людях лучшие стороны, но ваше задание останется прежним: поломать им всем жизнь, обмануть их и уйти со сцены. Справитесь? Сил хватит?

В группе, проводившей собеседование, их было трое: суперинтендант из отдела убийств — он-то и задал этот вопрос, дивизионный коммандер, женщина в накрахмаленной блузке и идеально отглаженной форме, и психолог, средних лет мужчина с пронзительным взглядом, наблюдавший и ничего не говоривший.

— Я буду в первую очередь полицейским, — ответил Джонни. — Мой долг в таковом качестве состоит в том, чтобы получить доказательства преступной деятельности. Для меня это — на первом месте. Я сделаю свою работу.

Друг в Бристоле, человек постарше и поопытней, советовал не распространяться, отвечать коротко и по делу, не терять бдительности и выказывать искренность и честность, демонстрировать уверенность и твердость.

— Вы сможете жить в изоляции? — спросила женщина. — Сумеете выдержать в ситуации, где все — ложь? Вам придется полагаться только на себя и существовать в постоянном обмане. Поверьте, это нелегко.

Джонни до сих пор помнил свои ответы.

— В детстве мне не приходилось рассчитывать на компанию. Предоставленный самому себе, я обходился своими силами. Мне не требовался кто-то еще, чтобы пожаловаться на жизнь, поплакаться кому-то в жилетку. Я не был дома с тех пор, как ушел из него и поступил на службу. Я два месяца провалялся в госпитале, инвалидом, и никто не навестил меня. Я не боюсь одиночества. — Собеседование закончилось быстро, всего лишь девяносто две минуты, тогда как у других оно растягивалось до трех часов. Он все сделал правильно и произвел нужное впечатление. Джонни не сомневался, что его приняли. Я сделаю свою работу — вот они, нужные слова. Я обойдусь своими силами. Другие вопросы касались более детальных аспектов: как он поведет себя, живя с наркоманами, проститутками, рядом с педофилами. Жуткие слова, но только слова.

Запомнилось и напутствие суперинтенданта из отдела убийств, который подался вперед и негромко сказал:

— Ты сможешь позаботиться о себе. Но мы всегда будем рядом. Для нас безопасность наших людей — самое главное. Мы просим их, приняв во внимание реальности, подвергнуть себя риску и обречь себя на не очень приятную жизнь. Но если ситуация обострится, играть в героев не нужно. Человек важнее задания, и мы ждем от своих, что они не станут рисковать сверх меры, а вовремя уйдут со сцены.

Джонни Кэррик поднялся по ступенькам дома, комнату в котором снял за две недели до поступления к Гольдману.

Он открыл дверь, подобрал письма и пошел наверх. Там, на втором этаже, его ждала обставленная самым необходимым комната, ставшая его домом. Комната, где он был один и где не нужно было лгать.

ГЛАВА 4

10 апреля 2008

Может быть, из-за случившихся накануне перемен Кэррика в то утро не отпускало ощущение, что наблюдают за ним пристальнее и внимательнее, чем обычно.

— Чем глубже проникаешь в организацию, чем шире открывается перед тобой дверь, тем больше к тебе внимания. — Так говорил инструктор на курсах подготовки. — Естественное подозрение, которое люди питают к постороннему, тем более иностранцу, полностью подавить нельзя. Каждый шаг вверх означает, что тебе нужно быть еще осторожнее.

— В самом начале курсов они проводили ролевую игру: испытуемому предлагалось купить сильнодействующий наркотик, обменять фальшивые деньги, напиться, после чего его подвергали допросу, проверяя психологическую устойчивость в условиях стресса.

Переднюю дверь открыл Григорий. Кэррика оглядели, словно он был куском мяса на сковородке. Ни привета, ни приглашения войти. Может быть, Григорий почувствовал в нем конкурента, потенциального претендента на его место? Кэррик радушно улыбнулся, но и этот жест остался без ответа. Выглядело это несколько странно: трудно поверить в опасность, когда с лестницы доносятся веселые детские крики, а из кухни тянет свежесваренным кофе. Он спустился в дежурку.

— Ты считаешь, что справишься и с изоляцией, и с необходимостью постоянно лгать и все время быть начеку, но никакой гарантии никто из нас дать не может, — говорил инструктор. — Ролевые игры — дело хорошее, но реальную ситуацию они заменить не могут. Если почувствуешь, что срываешься, что вот-вот можешь расколоться, бросай все и уходи. Не разыгрывай из себя героя, мачо. Не считай, что это провал. Если ты не выдержал под прессом, это не значит, что ты слабак.

Его лишали сна и допрашивали с применением особой техники избиения, когда на теле почти не остается следов. Его учили ставить маячки и «жучки». Семь его товарищей осилили весь курс, но двое провалились и ушли. Больше о них не вспоминали. Кэррик зарекомендовал себя хорошо, подтвердив все то, что сказал на собеседовании и после, когда дал обещание себе самому, что не дрогнет ни под прессом, ни под стрессом.

Зазвонил телефон.

Виктор вызывал наверх. Григорий проводил его непроницаемым взглядом до самой двери. На инструктаже говорили, что эти двое, Григорий и Виктор, из какой-то Перми, что оба бывшие офицеры какой-то спецслужбы и уже давно связаны с семьей Гольдманов, при которой выполняют обязанности телохранителей.

Виктор встретил его на втором этаже. Жесткий взгляд в упор. И ни слова. Впрочем, Кэррику хватило и взгляда, который ясно передал мысленный посыл: что бы ты ни делал в этом доме раньше, доверия к тебе пока нет. Интересно, подумал вдруг Джонни, какое у Виктора любимое оружие? Пистолет? Вряд ли, слишком чисто. Скорее кирка. Или дрель. Или кусачки. Вот это его бы порадовало. Он снова улыбнулся, изображая из себя открытого, прямодушного, но не глупого парня, незаметного, как стул или диван. Виктору, конечно, жутко не нравилось присутствие в доме чужака, но сам он говорил на английском плохо, а Григорий и того хуже. Семье же требовался человек не только надежный, но и разбирающийся в обстановке: знаках, картах, правилах и…

Виктор не среагировал на улыбку.

— Вызывали?

Русский ткнул пальцем в дверь.

— Мистер Гольдман ждет тебя.

Джонни прошел в гостиную. Сверху все еще доносились крики детей, но кричали они на русском, и в них не было ничего настораживающего. Будь он настоящим телохранителем и шофером русского эмигранта, чистого с точки зрения закона, семья ему, наверно, даже нравилась бы. По крайней мере жаловаться было не на что. Но Джонни видел документы, читал материалы и потому жил в доме под маской.

В гостиной никого не было, но едва Джонни сделал пару шагов, как дверь, за которой помещался небольшой кабинет, распахнулась, и Босс вышел ему навстречу с двумя билетами — кажется, на самолет — в руке.

— А, Джонни…

— Вы меня спрашивали, сэр? — Кэррик взял тон капрала, обращающегося к офицеру среднего звания — уважительный, без дерзости и подобострастия. Позу он тоже принял соответствующую — ноги слегка разведены, спина прямая, руки за спиной.

— Никак не могу поверить в то, что вчера случилось.

— Да, сэр, понять трудно.

— Как я уже сказал вечером, тебе придется занять место Саймона.

— Да, сэр. Если вы так хотите.

Краем глаза он уже заметил на билете логотип агентства на Кенсингтон-Хай-стрит.

— Отвезешь детей в школу.

— Да, сэр.

— Потом подбросишь меня в Сити. Виктор там не справится.

— Да, сэр.

— Заберешь сначала меня, потом детей.

— Конечно, сэр. Прошу извинить, но, как я уже упоминал, у меня сегодня неотложная встреча. Семейные дела, сэр.

— Да, ты говорил.

— Мне нужно быть на месте к шести. В будущем, сэр, я никаких встреч назначать не стану, не известив предварительно вас.

— Хорошо.

Джонни подумал, что Босс выглядит не лучшим образом: усталый, бледный, словно не выспался или обременен какими-то тяжелыми раздумьями. Пальцы нервно мяли билеты. Инструктор предупреждал: выкачивать из объекта информацию только в крайнем случае. «Вижу, у вас билеты, сэр. Куда-то собрались?» — такой вопрос в данных обстоятельствах прозвучал бы совершенно неуместно.

— Тогда я пойду, сэр. Отвезу детей.

— Да, Джонни, спасибо. А потом мы поедем в Сити.

— Хорошо, сэр.

* * *

— У меня нет времени заниматься ерундой. Либо у вас есть человек в этом доме, либо его нет. Так что?

Часы показывали начало девятого. Лоусон получил дело и теперь упивался своей властью. Часом раньше в дверь его офиса, кабинет семьдесят один на третьем этаже, осторожно постучали, и он сам — Люси еще не пришла — впустил молодого человека по фамилии Дэвис. На вопрос, выяснил ли он, что такое Саров, молодой человек полусонно кивнул. Познакомился ли он с историей Арзамаса-16? Еще один кивок. Проверять познания Дэвиса каким-нибудь хитрым вопросом Лоусон не стал. Узнав, что теста не будет, молодой человек, похоже, огорчился. Лоусон заметил, что он опоздал на целую минуту. Дэвис угрюмо извинился. День начинался неплохо. Познакомить напарника с деталями операции можно будет потом, если позволит время.

Лоусон вышел из кабинета. Дэвис последовал за ним. Они прошли по мосту Воксхолл, но повернули не к Скотланд-Ярду, а в сторону Пимлико. Остановившись у невзрачного, замызганного офисного здания, Лоусон поднес руку к кнопке звонка и, отвечая на вопрос невидимого портье, назвал фамилию человека, к которому они пришли. Их направили на второй этаж.

— Я задал простой вопрос, требующий простого ответа: да или нет. Итак, повторяю: у вас есть там свой человек?

Комната выглядела так, словно здесь давно ничего не менялось, а на железной оконной раме, видневшейся в просветах жалюзи, отчетливо проступали пятна ржавчины. Из мебели наличествовали два каталожных ящика, письменный стол и книжный шкаф, содержимое которого пряталось за дверцей из матового стекла. На столе две фотографии — с высшими полицейскими чинами и семейная. Ему даже показалось, что за мгновение до того, как он явился сюда с Дэвисом на буксире, помещение продезинфицировали. Он представился и назвал Дэвиса. Двое других оказались Робом и Джорджем.

— Садитесь, Крис, и расскажите, чем я могу вам помочь.

— Кристофер, с вашего позволения, — отрезал он, давая понять, что пришел сюда вовсе не за тем, чтобы вести переговоры или выслушивать туманные объяснения. — Итак, да или нет?

Джордж занервничал, заворочался, сцепил и расцепил пальцы. Его партнер, Роб, с отсутствующим видом смотрел в щелочку между полосками жалюзи. Джордж с шумом втянул воздух и медленно выдохнул.

— Я жду.

Джордж закусил нижнюю губу.

— Разве дело затрагивает вопросы национальной безопасности?

— Я встал сегодня в три часа ночи. Полагаю — иначе меня бы здесь не было, — вы уже получили указание или прямой приказ представить мне всю информацию по делу и оказать полное содействие. Вы намерены чинить мне препятствия? Если так, то гарантирую, в ближайшее время у вас появится возможность проводить больше времени с семьей. Да или нет?

Джордж бросил взгляд на коллегу, словно ожидая от того помощи и поддержки, но Роб даже не повернулся. И тогда заместитель комиссара полиции (именно эту должность занимал Джордж) прогнулся. Как цинично говаривал Клипер Рид, прогибаются все — надо только врезать покрепче. «Государственные чиновники, — проповедовал Клипер, — неизбежно идут на попятную, стоит только пригрозить досрочным уходом на пенсию». За минувшие тридцать лет Лоусон так и не обнаружил в его поучениях и наставлениях сколь-либо серьезных изъянов.

— Да, — тихонько пискнул Джордж, словно потеряв вдруг выработанный за годы службы командный голос.

— Спасибо. Не понимаю, почему мы шли к этому так долго.

— Я подтверждаю — с большим нежеланием, — что наш сотрудник действительно работает в доме Иосифа Гольдмана, где выполняет оперативное задание в рамках расследования, начатого отделом тяжких преступлений. Иосиф Гольдман подозревается в отмывании денежных средств, полученных преступным путем. Никаких данных, указывающих на то, что расследование каким-либо образом затрагивает интересы национальной безопасности, у меня нет.

— В доме есть «жучки»?

— Этот вопрос тоже относится к национальной безопасности?

— Есть или нет?

Сцена с закушенной губой повторилась, только теперь пальцы попытались разогнуть скрепку.

— Ни аудио-, ни видеоустройств в доме нет. Комнаты проверяются каждый день. По этой же причине нет маячков на автомобилях.

Лоусон откинулся на спинку стула, как будто находился на своей территории и чуть ли не у себя дома. Тот очевидный факт, что его здесь если не ненавидят, то уж наверняка с трудом терпят, доставлял ему явное удовольствие. Клипер Рид всегда говорил, что любить разведчика невозможно, а потому и добиваться любви бессмысленно. Клипер Рид остался в его памяти смахивающим на зверя великаном в вечно мятой шляпе, потрепанном плаще, с огрызком сигары в зубах, хлесткой шуткой на языке и поучением в кармане. Грубость — инструмент доминирования, и сейчас без нее было не обойтись, потому что обратный отсчет уже пошел.

— Как дела у вашего человека?

— Не так хорошо, как хотелось бы.

— Что ему мешает?

— Обстоятельства.

Ответы приходилось вырывать, как больные зубы, но Лоусон — при необходимости — мог орудовать и плоскогубцами. Голос проскрежетал, словно железо по стеклу, и полицейский, казалось, съежился, будто над головой у него засвистели пули. Дэвис, сидевший за спиной у Лоусона, затаил дыхание — такого наступления он не ожидал.

— Я не любитель пустых угроз, так что слушайте внимательно. Либо вы идете на полное сотрудничество, либо вы уже сегодня освободите кабинет и уедете домой. Без надежды вернуться. Тактика увиливания со мной не пройдет. Итак, какие обстоятельства ему мешают?

Джордж с усилием сглотнул, словно одна мысль о возможности обсуждения работающего под прикрытием агента воспринималась им как личное оскорбление.

— В доме он на положении младшей прислуги. Отвозит детей в школу, сопровождает хозяйку. И она, и дети рассматриваются как цели для потенциальных похитителей, поэтому наш человек совмещает обязанности шофера и охранника. С самим Иосифом Гольдманом практически не работает. Объект — «мишенью» мы называть его не имеем права, поскольку это нарушает права человека, — постоянно находится под охраной двух русских головорезов. Есть еще Роулингс…

— Бедняга Роулингс. — Лоусон криво усмехнулся.

— Роулингс — ваша реплика мне непонятна — к преступной деятельности объекта отношения, по нашему мнению, не имеет. Не понимаю, что вас так забавляет. Дело серьезное. Наш человек подвергается большому риску. Работа опасная и тонкая, и смеяться тут не над чем.

Кристофер Лоусон открыл кейс, достал несколько фотокопий и протянул полицейскому. Тот взял бумаги, бегло просмотрел фотокопии, прочитал заключение, в котором удостоверялся факт управления автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и значилось имя нарушителя.

— Невероятно. — Джордж покачал головой и отодвинул бумаги. — Роулингс не пьет. Вообще. Это какая-то бессмыслица.

— Смысл есть, — возразил Лоусон. — Кое у кого появляется возможность для продвижения по службе, что только на пользу нам. Когда вы с ним встречаетесь?

Ему сказали. Он попросил, не объясняя, как намерен воспользоваться полученной информацией, принести досье на работающего под прикрытием агента. Возражений не последовало. Джордж неохотно снял трубку и распорядился принести досье. Все молчали. Лоусон снова откинулся на спинку стула, словно испытывая крепость ножек. Роб остался у окна, наблюдая через щель в жалюзи за полетом чаек. Вид у него был потерянный, как у человека, утратившего нечто ценное, например веру. Принесли досье. Девушка в высоких, на шнуровке ботинках выглядела грозно, будто готовилась к стычке с врагом. Дополнительную миловидность ей придавал искаженный гневом ротик. Лоусон с первого взгляда зачислил ее в категорию «девушка Пятница». Папку она протянула своему начальнику, но Лоусон перехватил ее, выбросив руку с быстротой атакующей змеи. Секунду-другую папку держали две руки, потом одна, та, что послабее, опустилась.

Лоусон поднял папку над плечом. Ее взяли. Зашуршали страницы. Все молчали. Он подумал, что у Роба, наверное, уже ничего не осталось от ногтей, а все чайки над пристанью отслежены и пересчитаны. Снова зашуршали бумаги. Лоусон поднял руку, принял файл и, не говоря ни слова, передал девушке, которая обожгла его полным ненависти взглядом.

Не обошлось, конечно, без последней попытки. Мяч в корзину послал Джордж.

— Наш человек работает в очень трудных обстоятельствах. Действовать необходимо крайне осторожно, не подвергая его ненужному риску.

Лоусон загадочно улыбнулся, ничем не выдавая своих намерений. Клипер Рид называл агентов грибами разведчика. «Знаешь, Кристофер, — говаривал он. — Их лучше держать в темноте и подкармливать дерьмом». Лоусон всегда посмеивался, когда техасец изрекал такого рода истины.

— У меня дела. Прошу извинить. Джентльмены, леди… Спасибо, что нашли для меня время. Дело идет к развязке, и, полагаю, для него потребуются смелые люди.

* * *

Дождь усилился. На участке от Познани до границы скорость пришлось сбросить, а на подъезде к мосту образовалась целая очередь из тяжелых грузовиков. Шесть часов превратились в десять, но последний отрезок, по автобану, прошли быстро.

Машина миновала серое, массивное здание российского посольства, обогнула ворота и повернула влево. В стороне остался памятник убитым евреям — огромное пространство темных каменных блоков, напоминающих ряды гробов. Ворота подземного гаража открылись, и автомобиль, съехав вниз, остановился. Вайсберг открыл глаза.

Дома.

Мужчины поднялись на лифте. Так было всегда: Михаил сопровождал хозяина от машины до лифта, а потом от лифта до двери пентхауса. Бывший кагэбэшник, он прекрасно знал теорию ближней защиты и умело применял ее на практике. Потенциальная мишень наиболее уязвима в момент прибытия к месту назначения.

Ройвен Вайсберг вставил ключ в замочную скважину и осторожно повернул.

Он знал, что она ждет и будет бранить за опоздание, и уже приготовился объяснить, что задержался из-за разлившейся речушки к западу от Познани. Едва открыв дверь, он услышал ее шаркающие шаги. Михаил всегда оставался с ним до этого момента и, лишь убедившись, что все в порядке, спускался вниз, мыл машину и ехал на заправку. Бабушка и внук оставались одни.

Он обнял ее.

Она утонула в его медвежьих, удивительно нежных объятиях и подставила поочередно обе щеки. Он прижался губами к сухой, морщинистой коже. Помутневшие, словно застланные дымкой глаза влажно блеснули. Влажными они были от инфекции, но не от слез. Ройвен никогда не видел ее плачущей. Ему шел сейчас сороковой год, и последние тридцать пять лет заботилась о нем, помогала ему и любила его — она. Потянувшись к нему, старушка поднялась на цыпочки. Маленькая, 1,61 м. Легонькая, меньше 48 кг. Одетая во все черное: черные туфли без каблука, толстые черные чулки, черная юбка, черная блузка и — для нее зима еще не закончилась — черный кардиган на плечах. Ни украшений, ни косметики. Волосы — белые. Такими белыми, как свежий снег, они были всегда, сколько он себя помнил.

Ройвен разжал объятия, и она посмотрела на него снизу вверх.

— Ты опоздал. Я ждала. Приготовила ужин, а теперь все уже испортилось.

Он рассказал о залитой водой дороге к западу от Познани, об очереди у моста через Одру.

— Ты поел?

— Нет.

— Тогда я что-нибудь приготовлю. Но сначала прими душ. Умойся и приходи в кухню — все будет уже готово.

Он не стал говорить, что не хочет есть, что у него давно уже нет аппетита.

— Что нашел?

Ройвен рассказал о поисках в лесу, на которые потратил целое утро, и о том, что так и не нашел никакого углубления, которое могло бы обозначать могилу. Рассказал, как сидел потом под деревом и слушал пение птиц, а еще позже, уже вечером, наблюдал за деревянным домом в лесу.

— И ты не видел того мерзавца, что был тогда ребенком?

Он ответил, что Тадеуша Комиски в доме не было, а был только пес, который и предупредил хозяина лаем.

Старушка сжала кулаки.

— Но когда-нибудь ты его найдешь?

— Найду, — пообещал Ройвен, глядя в глаза цвета чая с небольшой добавкой молока. Но слез в них не было. Он сказал, что два человека уже выехали, что их путешествие началось и что назад дороги нет. Не слишком ли велик риск? Нет, ему так не кажется.

Он наклонился, поцеловал ее в лоб и пробормотал, что ей приходилось рисковать куда сильнее.

— От тебя плохо пахнет. Иди и умойся.

И Ройвен Вайсберг, бывший авторитетом в Перми в двадцать один год, державший в руках овощной и фруктовый рынок, возглавлявший бандитскую империю в Москве и крышевавший иностранных бизнесменов в двадцать восемь, а теперь контролировавший нелегальное предприятие в германской столице и собиравшийся провернуть самую крупную и самую рискованную в своей жизни сделку, послушно отправился в душ. Потому что так велела бабушка.

Ройвен никогда и ни в чем ей не отказывал и не перечил.

* * *

— Ты спал?

— Да. Пока ты меня не разбудил.

— Выспался? Или только что уснул? Я потому спрашиваю, что мы вроде бы собирались выехать пораньше.

Глядя на майора Яшкина, скорчившегося на заднем сиденье «полонеза», Моленков вытер лицо. Сам он чувствовал себя отлично, потому что успел спуститься к реке, умыться и почиститься. На берегу было двое рыболовов, но они ничего ему не сказали, а он ничего не сказал им. Старая привычка — занимайся своими делами и не суй нос в чужие. Умывшись, он прошел до ближайшей булочной, купил свежего хлеба и вернулся к машине.

— Надо было разбудить меня пораньше. У нас сегодня долгий путь. Триста двадцать километров.

— Не хотелось тебя беспокоить. Ты спал с ней, как мамаша с ребенком.

— Пошел ты.

— Ты даже обнял ее одной рукой. И как, живая?

Яшкин моргнул, потом улыбнулся и провел грязной ладонью по брезенту.

— В каком-то смысле — да.

— Ты чувствовал ее пульс? Ее дыхание?

Яшкин выбрался, согнувшись, из машины, выпрямился и ткнул Моленкова пальцем в грудь.

— Чего ты хочешь?

— Прежде всего, я хочу поесть, а еще узнать побольше об этой штуковине. Понять, что она собой представляет.

— Почему сейчас? Почему не раньше? Или…

— Послушай, я ни о чем не жалею. Что сделано, то сделано. Просто спрашиваю.

Они спустились к реке.

— Ладно, слушай. Скажу только раз, повторять не буду. У нас это называется МАФВ — малое атомное фугасное вооружение. Не знаю точно, но, по-моему, эту малышку собрали где-то между шестьдесят девятым и семьдесят четвертым. Они поступали в распоряжение специальных подразделений, которые придавались механизированным дивизиям. Каждые шесть месяцев их надлежало возвращать на техобслуживание. В девяносто втором или девяносто третьем вернули в последний раз, уже для демонтажа. Эту я забрал через неделю после доставки. Ну вот и все. Пойду умоюсь.

Они вместе спустились к реке. Яшкин зачерпнул пригоршню воды, плеснул на лицо и выругался — вода была ледяная.

— Эту я на складе не видел, но двумя неделями раньше в Арзамас-16 из Украины привезли похожую партию. Как офицер по безопасности, я мог пройти на любой склад, в любое подразделение. Мне показали, как производится демонтаж. Принципиально устройство довольно простое. Вся сложность в инженерной части. По крайней мере так мне сказали. Само устройство находится в холщовой сумке с лямками и ручками. Открываешь сумку — видишь что-то похожее на бочонок с плотно завернутыми клапанами. Отвинчиваешь — видишь литую форму, проводки и все такое. Боевое взрывчатое вещество упаковано в сферический контейнер. Без детонатора устройство никакой опасности не представляет. Инженерная часть весьма сложная. Деталей мне не рассказывали, да я бы и не понял — говорю то, что видел.

Пока Яшкин умывался, Моленков наблюдал за приятелем и пытался представить то, о чем услышал.

— Во взрывчатом веществе находится то, что специалисты называют «косточкой». Это такая маленькая штучка, меньше теннисного мяча, размером со средний апельсин. Абсолютно круглая. «Косточка», хотя и маленькая, но очень тяжелая и весит килограмма четыре с половиной. Это плутоний. Есть еще высокообогащенный уран, но там процесс другой. У нас используется плутоний. По научному, Pu-239. Вообще-то я даже держал ее в руке.

— Ты держал ее в руке? — недоверчиво спросил Моленков.

— Да. Надевал рукавицу и держал. Впрочем, как мне сказали, никакой необходимости в рукавице не было. Pu-239 не опасен. А вот ощущения довольно странные. Эта штука была теплая.

Моленков зажмурился, представляя товарища с теннисным мячиком на ладони, а когда открыл глаза, Яшкин уже вытирал руки.

— Теплая?

— Как тебе сказать… Не горячая, но и не холодная, как металл. Я ощутил природное тепло, а не холод смерти.

Моленков повернулся и пошел к машине. Краем глаза он заметил, как у одного из рыбаков запрыгал поплавок. Второй уже спешил к нему на помощь. Моленков крикнул приятелю, что купил свежего хлеба. Следующим пунктом на их маршруте была Коломна. Он вытянул руку и развернул ладонь, представляя на ней теплый, живой апельсин.

— Можно мне увидеть мистера Гольдмана? Ради Бога…

— Мистер Гольдман занят, распорядился не беспокоить, — сказал Виктор.

Кэррик наблюдал за происходящим из холла, затаившись в тени. Все развивалось в полном соответствии со сценарием. Его бывший сержант, Саймон Ролингс, стоял на верхней ступеньке, но вход в дом преграждал Виктор, рядом с которым переминался Григорий. Выглядел Ролингс не лучшим образом — глаза красные, под глазами мешки, на щеках и подбородке щетина.

— Я хочу увидеть его! Или миссис Гольдман! — повысил голос бывший сержант.

— Невозможно. Миссис Гольдман тоже занята. Мне поручено передать вам конверт и уведомить, что вы здесь больше не работаете.

Кэррик увидел, как Виктор протянул туго набитый конверт, а Ролингс его вскрыл. В конверте лежали банкноты по пятьдесят фунтов. Одна бумажка выскользнула и, подхваченная ветерком, отлетела и упала в сторонке. Наклоняться, спускаться ниже, поднимать ее бывший сержант не стал. Убрав во внутренний карман конверт, он остался на ступеньке.

— Вот, значит, как. Такой, значит, конец.

— Вы здесь больше не работаете. Пожалуйста, верните ключи.

— Меня подставили. Вы что, не понимаете? Мне что-то подсыпали. Вас это не интересует?

— Пожалуйста, ключи.

Рука нырнула в карман и вынырнула с ключами. Сержант бросил связку — умышленно низко; Григорий согнулся и поймал. Глядя на Ролингса, Кэррик понимал — его бывший сослуживец безнадежно проигрывает.

— У меня одежда внизу, — проворчал он. — Она мне нужна.

Виктор щелкнул пальцами. Это тоже было предусмотрено. Стоявший чуть позади него Григорий поднял и передал черный пластиковый пакет. Кэррик сам упаковывал вещи: запасной костюм, смена белья, пара рубашек, носки, ботинки, а также комбинезон, рабочие перчатки, фонарик, баллончик с перечным газом, лопатка и пара замусоленных книжек.

По-видимому, в качестве ответного жеста на проявленное ранее неуважение, мешок передали так, что он упал к ногам Ролингса.

— Вы что, не слышали? Мне подсыпали что-то в выпивку. — На губах у него сохла пена. Ролингс поднял голову, скрипнул зубами. — Так ты в порядке, капрал? Выглядишь огурчиком. Освоился, а? Голоса не подаешь? Занял мое место? Что-то я тебя не слышу. Хорошая карьера открывается. Меня подставили, ты идешь вверх. А теперь послушай сержанта. Хорошенько послушай. Если они меня вздули, то и тебя вздуют. Вот тогда вспомнишь мои слова.

Сержант повернулся, наклонился и, подобрав улетевшую было банкноту, сунул ее в карман. Потом вскинул на плечо пакет с одеждой и выпрямился.

— Обо мне не беспокойтесь. Проблем не будет, за рекомендацией обращаться не стану. Вы обо мне не услышите, я вас забуду. Шагайте, парни, да только не вляпайтесь в собственное дерьмо.

Все прошло удачно, и сержант, получив месячное жалованье, ушел с достоинством, не оглянувшись. Провожая его взглядом, Кэррик приблизился к двери. Когда-то Ролингс, можно сказать, спас ему жизнь, а потом вспомнил и предложил работу. И вот теперь его нет рядом. Сверху долетел голос Гольдмана:

— Джонни, я буду готов через пять минут.

Виктор закрыл дверь, и Кэррик в последний раз увидел одинокую фигуру человека с мешком на плече и остатками былого достоинства в позе и походке.

* * *

Джонни вел машину аккуратно, ровно, и пассажир успокоился и погрузился в собственные мысли. Будь за рулем «ауди» Саймон Роулингс, наверняка пришлось бы понервничать — тот воспринимал дорогу как противника, — а Иосифу Гольдману и своих проблем хватало.

Пути назад не было. Всю свою жизнь он находился в тени Ройвена Вайсберга, играя в планах и схемах хозяина не более важную роль, чем какой-нибудь пермский бригадир или московский боевик. Он лишь отмывал грязные деньги. Его мнения никто не спрашивал, его преданность принималась как данность. Перебравшись в Англию, они оказались на новой территории, столкнулись с новыми опасностями, попали в новое окружение и при этом лишились пути отхода. Он вздрогнул, словно очнувшись после кошмара. Бумаги в руках дрогнули. Отгоняя стоящий перед глазами образ, он тряхнул головой.

— Хорошо водишь, Джонни. С тобой спокойнее.

— Спасибо, сэр.

* * *

— Если вас не затруднит, может, скажете, что мы делаем и почему?

— Вы лучше стойте и не машите руками, не привлекайте к себе внимания. Наблюдайте.

Отвечая Дэвису, он даже не повернулся и почти не шевелил губами. Взгляд его как будто приклеился к входу в здание чуть ниже по улице. Любезности и объяснения Кристофер Лоусон считал пустым сотрясанием воздуха.

— За чем я должен наблюдать?

— За тем, что, надеюсь, вскоре увидите. И болтовней дело не ускорить.

Примерно то же самое Кристофер Лоусон услышал много лет назад, когда оказался в компании Клипера Рида. Стояла тихая, теплая ночь, ветерок рябил воду Ландвер-канала, вдалеке светила прожекторами стена. Они были вместе всего лишь второй раз. Поток вопросов — Кристофер задавал их нетерпеливым шепотом — оборвался, когда здоровяк-американец резко заметил, что молчание большая добродетель, чем вздор. «В нашем ремесле лучше держаться спокойно, смотреть, ждать и наблюдать, чем трепаться по пустякам». Пристыженный, он молча смотрел на воду, слушал уток и играющее за стеной радио. К тому времени, когда Кристофер познакомился с техасцем в британской резидентуре на территории старого Олимпийского парка, за тем уже закрепилась кличка Клипер. Приехав на встречу, американец выпил подряд четыре чашки чаю, попросил принести второй чайник, а потом, через час, и еще один, на что резидент сухо заметил, что для удовлетворения неиссякаемой жажды гостя им, пожалуй, придется сгонять чайный клипер вверх по Шпрее. Далее последовало пятиминутное обсуждение достоинств торговых судов девятнадцатого века. Вот так Чарльтон А. Рид-младший стал Клипером Ридом. Кличка прилепилась и вскоре дошла до окопавшихся в Грюнвальдском лесу американцев. Дошла и была принята. Она стала таким же фирменным знаком техасца, как и термос в кожаном футляре, который он носил вместо плечевой кобуры. В состав джентльменского набора входили горячая вода, пластмассовая коробочка с чайными пакетиками и бакелитовая кружка. При последней встрече Кристофер сделал американцу подарок, купленный и упакованный в сувенирной лавке при гринвичском музее. Бумага полетела на пол, картонка была безжалостно разодрана, и в руке старика оказалась кружка с изображением идущего под полными парусами чайного клипера. Клипер Рид мрачно усмехнулся и, взглянув на своего протеже, проскрипел: «Не позволяй себе сантиментов в дружбе. Будь самим собой и к черту остальных». В своей профессиональной жизни Лоусон всегда руководствовался учением Клипера Рида, ставшего иконой конторы.

— Ладно. Смотрю, наблюдаю и…

— И болтаете, а этого делать не следует. Просто ждите и смотрите.

Мимо неспешно прошел мужчина в плотной серой куртке. Лоусон даже не взглянул на него — этого и не требовалось, — а Дэвис… Дэвис, похоже, даже не заметил незнакомца.

На эту улицу в Сити солнце заглядывало редко. Слишком узкая, зажатая с обеих сторон высокими зданиями, она, казалось, не знала иного цвета, кроме серого. Темные пятна, оставленные на каменной кладке выхлопными газами, указывали на то, что сюда заглядывают автомобили, но сейчас улица была пуста. Таковой ей предстояло оставаться еще три четверти часа, когда двери откроются и временные обитатели Сити выйдут покурить, купить сэндвич или потолкаться в баре.

Но время исхода еще не наступило.

К черту. Сколько ни смотри, ничего особенного все равно не увидишь. Вот продавец газет у раскладного столика. Вот подъехавший фургончик выбросил на тротуар пачки свежих газет и уехал. Вот мужчина в черном анораке с шерстяной подстежкой поднял капюшон, купил газету и, прислонившись к стене, внимательно просматривает страницу — похоже, его интересуют не биржевые показатели, а собачьи или лошадиные бега в Кэтфорде. Но не это главное; объект его наблюдения — прячущийся в уличной тени дверной проем с дальней стороны от газетного киоска и изучающий газету парень в анораке. Вот дверь открылась… Швейцар в мундире со старой орденской ленточкой вышел на тротуар, выкурил половину самокрутки, потушил, сунул окурок в жестяную баночку и исчез за дверью.

Поскольку чертов грубиян так и не поделился с ним никакой информацией, Люк Дэвис не знал, сколько еще ему торчать пугалом на тротуаре. Через три четверти часа на улицу хлынут толпы работников и, что не исключено, кто-то хлопнет его по плечу: «Привет, Люк! Как дела?» — и он увидит парня, с которым вместе учился или подавал документы в министерство по делам Содружества. — «Так ты там и остался? А я нет. Ушел туда, где деньги. Похоже, они везде, куда бы я ни пошел. Рад был тебя увидеть». Хорошо еще, что из одноклассников никого не будет. Большинство выпускников той шеффилдской средней школы, в которой он учился, пошли кто на стройку, кто в таксисты, кто в армию. Будь целью Люка Дэвиса деньги, он не выбрал бы долю государственного служащего, не прозябал бы в СИС и не жил бы в Камден-тауне, в квартирке, напоминающей комнату в студенческом общежитии. Его соседями были два учителя, мелкий клерк из управления по налоговым и таможенным сборам, практикант из «Теско» и парень из службы пробации. Видел он их редко.

За спиной кто-то шумно выдохнул.

Удивительно, но он не видел, как черный «ауди»-седан с тонированными стеклами прошуршал мимо по улице и остановился у входа в офис. Не видел, как мужчина в черной куртке с капюшоном сложил газету и двинулся вперед. Не видел вообще ничего. А потом вдруг увидел и заморгал. Он узнал водителя, который обошел машину сзади и открыл заднюю дверцу. Мотор работал.

— Не шевелитесь, — сказал голос в ухо Люку Дэвису. — Дернетесь — ударю.

Водителя он узнал по фотографии из досье, которое им показывали утром. А потом увидел, что человек в черной куртке уже стоит у следующих дверей, прикрывая газетой лицо. И что другая его рука опущена в карман.

* * *

Григорий вышел через стеклянные внутренние двери, пересек тротуар, остановился у задней дверцы и широко ее распахнул. Кэррик прошел ускоренный, двухнедельный курс подготовки телохранителей, занимаясь по специальной программе с людьми, работавшими в частном секторе. 10-му отделу эти занятия обошлись больше, чем в две тысячи фунтов. Григорий, как могло показаться, такой подготовки не прошел. Стоял он как-то понуро, расслабленно, опустив голову, словно рассматривал носки ботинок.

Босс шел следом, но в фойе задержался и вроде бы сказал что-то сопровождавшему его мужчине. Возможно, реплика касалась того дела, которое они обсуждали. Кэррик стоял у передней дверцы с правой стороны, чтобы сразу сесть и отъехать. Босс, продолжая что-то говорить, ступил на тротуар и шагнул к машине…

Человек в куртке с опущенным капюшоном, появившийся из соседних дверей, казался черным на фоне серого камня. Небрежно одетый, с темной щетиной на щеках и подбородке, двигаясь на удивление легко, пружинистой походкой спортсмена, он моментально сблизился с Боссом.

Черт… вот черт… В последний момент Кэррик увидел пистолет в руке незнакомца. Пистолет был с коротким черным дулом, под цвет рукава. Кэррик хотел крикнуть и не смог.

Рука с пистолетом взлетела. Босс увидел незнакомца и застыл с открытым ртом, не закончив фразы. Кэррик оттолкнулся от машины. И куда только девалась хромота? И куда, черт возьми, девался Григорий?

Краем глаза он увидел, что Григорий пригнулся, вжался спиной в машину и вскинул, словно защищаясь, руки. Из-под ладони вырвался пронзительный вскрик. Пистолет дрогнул…

Кэррик не раздумывал — действовал. Времени оценить ситуацию не оставалось. Он выскочил из-за машины, едва не споткнулся о бордюр и прыгнул. Врезавшись плечом в живот незнакомца, Кэррик услышал первый выстрел.

Он оглох. Не слышал даже собственного крика. Если кричал. Второй выстрел. В сантиметрах от головы. И только тогда Кэррик понял: стреляют не в него, цель — Босс.

Незнакомец упал. Они вместе свалились на тротуар. Первым сработало обоняние — в нос ударил запах пороха, фастфуда и чили, вместе с жаром выдоха. Незнакомец охнул. Щетина жесткая, серая — парень немолод.

Пальцы сами схватили куртку, правое колено ушло в живот стрелка. Сильно. Незнакомец задохнулся от боли. Сталь звякнула о камень мостовой — пистолет отлетел в сторону. Оглянулся — Григорий так и не очухался, Босс на коленях, закрывает руками голову.

Прижав незнакомца одной рукой, Кэррик ударил второй в лицо. Ударил коротко, без замаха. В переносицу. Ногой отбросил пистолет — тот запрыгал по камням и исчез под машиной.

Он поднялся. Незнакомец остался лежать, постанывая и прикрывая руками самое дорогое. Похоже, дышал он с трудом.

Кэррик не был полицейским. Он состоял на службе у Иосифа Гольдмана. Он поднял Босса, обнял, как ребенка, за плечи, подтащил к машине, втолкнул в салон, захлопнул дверцу. Шагнул к Григорию, схватил за шиворот, швырнул на переднее пассажирское сиденье.

Остальное заняло считанные секунды. Обежал «ауди» спереди, прыгнул за руль, дал газу и почувствовал, как заднее колесо переехало что-то. Пистолет. Заметив, что Григорий не закрыл дверцу, наклонился, захлопнул.

Машина умчалась.

В конце улицы — в крови еще бурлил адреналин — бросил взгляд в зеркало заднего вида. Кэррик не удивился бы, увидев преследователей, но в зеркале отразился только стоящий на четвереньках незнакомец. Он поднял что-то с тротуара, сунул в карман, наклонился за пистолетом и, подобрав, побрел прочь. Кэррик отвел глаза и, заметив впереди перекресток, взял вправо.

Сердце стучало. Руки как будто налились свинцом и норовили сползти с руля. Кто-то тронул его за плечо. Босс. В ушах шумело, и слов Кэррик не расслышал.

Выехали из Сити. Рядом дрожал пепельно-серый Григорий. Босс вцепился в куртку и не отпускал.

Наверно, сработал рефлекс — другого объяснения у Кэррика не было.

* * *

Пустая, если не считать продавца газет, улица. Первым на ней появился швейцар. Спустился по ступенькам на мостовую. Открыл жестянку, достал окурок, затянулся пару раз, бросил на тротуар, где только что дрались двое мужчин, затоптал и отшвырнул подальше.

Как будто ничего и не случилось, подумал Люк Дэвис. Он совершенно ничего не понял. Никто не глазел из окон. Ни одного зеваки рядом. Не завывали полицейские сирены. Появившаяся неведомо откуда женщина купила газету. Из подъехавшего грузовичка службы доставки выгрузили какие-то ящики, и он, посигналив фарами, уехал. Мужчина в черной куртке с капюшоном исчез в неизвестном направлении. Люк Дэвис сохранил присутствие духа и ясность мысли — как-никак его этому учили, — но сомнения все же одолевали: а не привиделось ли ему все это?

Рядом кто-то хмыкнул.

— Шоу кончилось. Идемте.

— Извините, мистер Лоусон. Не сочтите за идиота, но разве мы не были сейчас свидетелями вооруженного нападения на Иосифа Гольдмана? И… это ведь был Кэррик?

— Никаких имен. Это в высшей степени непрофессионально. Называйте его Ноябрем.

— Кэррик дрался с киллером?

— Я же говорил — наблюдайте. Все дело в восприятии.

— Я и наблюдал. И даже побежал бы на помощь, если бы вы меня не остановили. — В цепких, сжавших его запястье пальцах силы оказалось куда больше, чем можно было предположить.

— Если бы вы вырвались, мне пришлось бы — как я и предупредил — сбить вас с ног, и тогда вы встали бы не раньше, чем через неделю.

— Так что же я все-таки видел?

— Решайте сами. Мне с вами нянчиться некогда.

Лоусон повернулся и зашагал прочь, и Люку ничего не оставалось, как последовать за ним. Что он видел? Ясное и понятное словно затуманилось.

* * *

— Если бы не он, я был бы уже мертв. Да, да, никаких сомнений.

Иосиф Гольдман расхаживал по комнате. Жена, хорошо знавшая супруга, молчала.

— Все так, как и рассказывают. Жизнь пролетела перед глазами. Ты уже готов отправиться в рай или в ад… или куда там еще. Невероятно, как это все можно увидеть в один миг. Я видел Пермь, Москву… был с тобой, с детьми. Все это пролетело перед глазами, пока я стоял там, на тротуаре, и смотрел, как поднимается пистолет, как он целится прямо в меня. Я видел палец на спусковом крючке. И, знаешь, палец уже побелел от напряжения. Я знал, что он вот-вот выстрелит, что я умру, но его сбил с ног Джонни.

Он говорил и говорил, сбивчиво, путано, то и дело вытирая платком пот страха. Никогда еще смерть не подбиралась к нему так близко.

— Понимаю ли я, что у меня есть враги? Конечно. Понимаю ли, что ты, любимая, и наши дети могут стать мишенями? Конечно. Я знал, что меня могут похитить ради выкупа, но никогда не думал, что могу умереть, как бродячая собака, на улице… И вот это почти случилось. Откуда он взялся? Будто лев…

Иосиф Гольдман остановился на полушаге и, словно подкошенный, свалился на диван. Много раз, и в Перми, и в Москве, он докладывал Ройвену Вайсбергу, что тот или другой клиент просрочил платеж или смошенничал, подсунув недействительный банковский счет. Он знал, что через два-три дня после такого доклада в газете появится фотография окровавленного тела или сообщение о взорванной машине. Но зная это все, он считал себя, бизнесмена, застрахованным от таких неприятностей.

— Прошлым вечером мы были среди избранных. Сегодня утром я разговаривал с людьми, которые делают бизнес, владеют виллами, играют в теннис… А потом едва не погиб. И погиб бы, если бы не Джонни. Скажу честно, я струсил. Съежился от страха и только ждал смерти. Я едва не закричал, чтобы он кончал меня поскорее, не мучил. Григорий, этот придурок, даже не шевельнулся. Только скулил. По-моему, он то ли кричал, то ли хныкал. Вместо того чтобы делать свое дело, защищать меня. И вот что еще. С этой минуты я никуда не поеду и не пойду без Джонни. Отныне Джонни всегда будет со мной.

Иосиф Гольдман наклонился над кофейным столиком — с модными глянцевыми журналами, приглашениями и брошюрками — и взял жену за руку.

— Думаешь, Виктор был бы лучше? Или Михаил? Сомневаюсь. Когда Ройвена подстрелили, Михаил убил того парня, но только потом, когда Ройвен уже был ранен. Джонни защитил меня. Я всего лишь его хозяин, не родственник. Он и сам мог получить пулю. Я спросил его, уже в машине, почему он едва не пожертвовал собой ради меня. Знаешь, что он ответил? «Мне за это платят, сэр». Просто, да? Вот такой он человек. Невероятно. Я обязан ему жизнью.

Она наклонилась и поцеловала его руку.

— Теперь он будет со мной везде. Повсюду. И завтра он поедет со мной.

ГЛАВА 5

10 апреля 2008

— Миссис Гольдман требует тебя наверх, — сказал Виктор. Невозмутимый, бесстрастный, скрытный. Понять его трудно. Другое дело Григорий. Весь день после обеда Григорий просидел в дежурке. Не разговаривал, просто смотрел перед собой угрюмым, затуманенным взглядом. Казалось, он ничего вокруг не видел и не замечал. С этим все было ясно. Григорий оказался неудачником, и Кэррик подумал, что с ним все кончено; его можно заменить в любое удобное время и никогда больше не вспоминать. Виктор, который был старше и занимал более высокое положение, совещался наверху с Боссом и его женой, и Кэррик предположил, что они подробно обсуждают происшествие. Посидев в дежурке с молчавшим все это время Григорием, Кэррик успокоился — руки и подбородок перестали трястись, — и рывком встал из кресла. Нужно съездить за детьми.

— Да, конечно.

Виктор придержал дверь. Не из желания выказать уважение, но давая понять, что его хотят видеть немедленно. Произошли два события, объяснить которые он не мог. Саймон Роулингс должен был ехать на «ауди» в Сити, но его отстранили по обвинению в вождении в пьяном виде, хотя бывший сержант не пил. И там же, в Сити, произошло вооруженное нападение с попыткой убийства, но ничто в поведении членов семьи или самого Босса, ничто в самой атмосфере дома не указывало на то, что покушения ждали или боялись.

Он поднялся вверх по золоченой лестнице. На стене, на уровне глаз, висели картины, подсвеченные мягким светом. Он остановился, чтобы стереть грязь с колена и локтя.

Когда Кэррик окончил тренировочный курс и получил назначение в отдел тяжких преступлений, ему сказали: «Нам кажется, сотрудничество с вами будет полезным. Больше всего мы ценим, что вы не занимались полицейской работой — вы спокойны, на вас можно положиться, и вы новичок. Мы считаем, вы больше похожи на военного, чем на полицейского. У вас превосходная биография десантника и ее легко проверить. Мы можем использовать вас как вышибалу и телохранителя. Все будет отлично. Добро пожаловать в команду».

К нему прикрепили куратора, Джорджа, назначили связника, Роба, и приставили Кэти, которая следила за порядком в офисе. Как-то она сказала ему — хотя и не должна была, — что после первого задания в его личном деле на полях появилась сделанная от руки приписка: спокоен, уравновешен, не пьет. На первом задании его прикомандировали к группе детективов из северного Лондона, наблюдавших за владельцами клуба.

Виктор постучал и, не дожидаясь ответа, открыл дверь. Вся семья расположилась на диване. На коленях у Иосифа Гольдмана сидел Питер, а Эстер Гольдман крепко обнимала Сельму. Он вошел.

Владельцами клуба были братья Джед и Баз. Клуб находился неподалеку от Грин-Лэйнс, в Хэринджи, где они вели дела с турками. Братья были осторожны, умны и производили качественные наркотики. Кэррик провел в клубе семь месяцев, но в ночь полицейского налета взял отгул и все пропустил, но обещание сдержал — наркотиков нашли немало. И что лучше всего, ему не пришлось выступать свидетелем обвинения. Полицейский под прикрытием, который выполнил задание и может не давать в суде показания, получает большой временной бонус. После налета и проведенных арестов Кэррик выпил стаканчик с детективами, всего один, и ушел в ночь, оставив их напиваться. Они никогда не узнают его настоящее имя — только то, что указано в поддельном удостоверении личности. Они больше не увидят и не услышат его. Около трех месяцев назад он прочитал в вечерней газете, что Джед и Баз получили по пятнадцать лет. Неплохое прибавление в тюремном контингенте — парни, в общем-то, забавные, но уж больно жадные.

Гольдманы были в шоке. Одно дело, когда у тебя есть защита, люди, готовые тебя отвезти, следить за домом и открывать двери, и совсем другое, когда тебе в лицо тычут короткоствольный пистолет и нападающий даже успевает выпустить две пули. На фоне диванных подушек Босс выглядел съежившимся. Сын обнимал отца за шею. Жена Босса сидела с прямой спиной, но обнимала за плечо дочь. Не каждый день муж и отец возвращается домой с работы с рассказом о том, что его пытались убить, а с другой стороны, не все отцы отмывают большие деньги из Восточной и Центральной Европы.

— Мы хотели бы поблагодарить вас, Джонни, — сказала жена Босса.

Забрав детей, Кэррик, конечно же, ничего им не сказал. Проводил взглядом наверх, а потом спустился в дежурку. Интересно, что им сказали. «У папы был тяжелый день»? Нет, такое не пройдет.

Эстер слегка подтолкнула дочь локтем, будто что-то затевалось, и девочка встала с дивана и скрылась за спинкой, откуда появилась уже с большим, просто огромным, букетом цветов. Такого количества красных роз в одном букете Кэррик еще не видел. Знал ли кто-нибудь, что ему нравятся эти ребята? Джордж и Роб знали. Лицо девочки выражало особое чувство, в котором смешались благодарность, страх и уважение — наверно, ей только что сообщили, что Джонни рисковал собой ради ее папы. Она исполнила реверанс, который, должно быть, разучила в свои девять лет, занимаясь в танцевальном классе частной школы, отдала ему цветы, и Кэррик понял, как сильно привязался к ним, как полюбил за их добродушные, невинные шутки в машине.

Он покраснел и почувствовал, как горят щеки. Никогда еще Джонни Кэррику не дарили цветы.

— Это вам, Джонни, с нашей благодарностью, — сказала Эстер Гольдман. — Можете подарить их дорогому для вас человеку.

Он держал цветы под мышкой. Эстер, конечно, не была невинной овечкой и знала, какими делами занимается муж, но ей досталась определенная роль, и она ее играла. Она взяла детей, прошла мимо них с Виктором и вышла из комнаты. Кэррик и забыл, что Виктор в комнате — скрестив руки на груди, он молча стоял и наблюдал.

Иосиф Гольдман моментально оживился, словно получил заряд энергии, выпрямился и заговорил совсем другим тоном:

— Я бизнесмен, Джонни, который покупает и продает, торгует на свой страх и риск. Я добился успеха и поэтому у меня много завистников. Я эмигрант, к тому же еврей. Мне не нужно внимание. Ты удивишься, но я не связался с полицией и не сообщил о покушении. В моих интересах, Джонни, оставаться в тени. То же самое касается Эстер и детей. В моем деле требуется осмотрительность, и сенсационные заголовки в газетах могут только повредить. Полиции ничего не известно о покушении и о твоем геройском поиске. Понятно?

— Да, сэр.

— Джонни, мое отношение к полиции и желание избежать внимания со стороны общественности доставляет тебе какие-то проблемы?

— Никак нет, сэр.

— Та улица — одна из немногих в Сити, где нет камер наблюдения. Я узнал это случайно, в разговоре, когда встречался с местными. Сегодня днем Виктор съездил туда и поговорил с продавцом газет, который заверил его, что ничего не видел. Ты имеешь что-нибудь против?

— Нет, сэр.

Интересно, сколько заплатили этому продавцу? И не отмечает ли он уже свою удачу в ближайшем баре?

— Ты уже оправился?

— Вполне, сэр.

Он попытался вспомнить, что случилось, собрать воедино всю картину покушения. Воспоминания были слишком свежи — колено побаливало после удара в пах, костяшки пальцев слегка распухли от соприкосновения с переносицей незнакомца.

— Ты будешь вознагражден за то, что сделал сегодня, и, надеюсь, оценишь щедрость награды. Кроме того, я пересмотрю условия, на которых тебя приняли на работу. Я хочу приблизить тебя к себе, Джонни.

— Как скажете, сэр.

— У тебя с паспортом все в порядке?

— Да, сэр.

— Завтра мы с Виктором уезжаем за границу. Вечером у тебя семейные дела, да? К семи утра ты должен быть здесь. Поедешь с нами. Уезжаем примерно на неделю. Что случилось утром, теперь уже в прошлом — больше об этом никаких разговоров. У меня есть возможность выяснить, кто стоит за покушением, и я это выясню. Спасибо, Джонни. Увидимся утром.

Кэррика не спросили, удобно ли ему это, нет ли у него своих планов, но ничего такого он и не ожидал. Джонни лишь понял, что благодаря удаче шагнул вверх по лестнице, и даже чувствовал что-то вроде гордости за оказанное доверие.

Он кивнул и повернулся. Виктор открыл ему дверь.

* * *

Встав у окна, Иосиф Гольдман отодвинул пальцем занавеску. Джонни Кэррик как раз сошел вниз по ступенькам.

— Ему можно доверять? — спросил он Виктора.

— Ты сказал, что стреляли два раза. Григорий тоже так говорит. Он не остановился, не думал и не колебался. Он действовал. Застыть, замереть на месте — нормальная реакция при покушении. Григорий так и сделал. Он — нет.

— И о чем это говорит?

Виктор усмехнулся, но не потому, что ему было смешно.

— Возможно, парню не хватает ума и воображения. Возможно, все дело в том, что он служил в армии в звании не старше капрала. С мозгами он был бы офицером. Доверять ему можно, но в определенных пределах.

Иосиф Гольдман смотрел на своего спасителя, который остановился на ступеньках. Огромный букет казался ярким пятном на фоне серого костюма. Постояв секунду-другую, Джонни Кэррик ступил на тротуар и быстро зашагал в сторону.

— Мне нравится то, что он не стремится узнать о нас что-то. Он как машина, робот: вопросов не задает, не подслушивает, там, где ему нечего делать, не появляется. Никаких сюрпризов. Да, парень определенно заслуживает ограниченного доверия.

Виктор мрачно усмехнулся.

— Если возьмешь Кэррика с собой, его увидит Ройвен. А у того завоевать доверие ох как нелегко! Не удивлюсь, если Ройвен посмотрит на парня да и отправит домой.

Тротуар опустел.

— Если бы ты был там и видел то же, что и я, то понял бы, почему я ему доверяю.

* * *

Женщина, с которой пришлось разделить письменный стол, с ним не разговаривала, но Люка Дэвиса уже ничто не удивляло.

В папке лежали распечатки. Он мог бы зацепить ее, подколоть, мол, и не знал до сегодняшнего дня, что у них здесь еще каменный век, но по нескольким брошенным в его сторону настороженным взглядам понял, что наткнется на прочную оборону. Кто бы мог подумать, что в этом здании еще есть такие углы, где люди пользуются бумагой. Он знал, что его вопросы только смутят ее, что она уйдет от прямого ответа, промямлит что-нибудь вроде того, что, мол, таковы предпочтения мистера Лоусона.

Вернувшись в отдел, Люк Дэвис вытерпел поток насмешек и издевок, посоветовал коллегам исчезнуть, посмеялся сам и, включив компьютер, скачал карты. Теперь они лежали перед ним на столе.

Скрепив распечатки скотчем, он получил огромную карту от Лондона на западе до Сарова на востоке. А ее линейка была под рукой.

Линии образовали выразительный узор, напоминающий паутинку на заиндевевшем окне. Он уже прочитал о Сарове, городе святого Серафима, канонизированного православной церковью в 1903 году, и об Арзамасе-16, закрытом городке, в котором были созданы «Джо-1», первая ядерная, и «Джо-4», первая термоядерная бомбы. Линии на карте пересекали пространство между Саровом и Лондоном, Саровом и Колчестером в Эссексе, соединяли восток Польши и Берлин. Другие линии шли к Персидскому заливу. Картина прояснялась, и с ней крепла озабоченность.

— А это что такое?

Словно испуганный кролик, он крутанулся на стуле и больно ударился коленом о край стола — черт, даже не услышал, как в комнату кто-то вошел.

— Линии показывают звонки, — ругая себя за рассеянность, объяснил Люк.

— Я вижу, что они показывают.

— Я только хотел помочь…

— Как может помочь то, что я и так знаю? Думаете, мы тут дети или идиоты? Пустая трата времени. А вот то, что нам дали зеленый свет, это отлично. Знаете, у нас здесь есть люди, которые только тем и заняты, что придумывают оперативные имена. Правда. Роются в этой чертовой греческой мифологии или военном мусоре. «Шок и трепет»! Директор сказал, что с фактами у меня негусто. Тут с ним не поспоришь. А еще он сказал, что если я прав, то надо искать…

Он выдержал театральную паузу.

— Иголку в стогу сена, — подсказал Люк. — Вот черт…

— Не выражайтесь, молодой человек, — укорил его старик и вдруг — что случалось, наверное, не чаще, чем полное солнечное затмение, — улыбнулся. — Да, таково название операции.

Лоусон потянулся через стол, практически оттолкнув Люка локтем, взял толстый маркер из корзины и небрежно написал на картонной папке одно-единственное слово — «СТОГ». Потом исполнил нечто, отдаленно напоминающее джигу, как будто теперь, с обретением кодового названия, все и начиналось по-настоящему.

— Найти иголку в стоге сена — дело нелегкое, да? — осторожно спросил Люк Дэвис.

— Да, нелегкое, если она там есть, — ответил Лоусон.

* * *

Они не разговаривали четыре часа. Яшкина это раздражало. Ему бы следовало сосредоточиться на дороге, но молчание пассажира, штурмана, действовало на нервы. Он ничего не говорил, когда они подъезжали к перекрестку, только показывал рукой — направо, налево или прямо. Чуть ли не каждый час он набирался сил, чтобы поставить вопрос ребром, и в конце концов сделал это у реки в Муроме, но ответа так и не получил.

Яшкин устал, проехав более трехсот километров по проселочным дорогам, и проголодался, так как не ел нормальной пищи, а только проглотил бутерброд из какого-то ларька в деревне. В обед он выпил всего один стакан кофе, и его мучила жажда. Олег Яшкин, майор 12-го Управления в отставке, понимал, что так или иначе вопрос поставлен, и отставному замполиту придется на него ответить.

Из темноты вынырнул дорожный знак — до Коломны двадцать километров. Пожалуй, лучше покончить со всем сейчас, а не откладывать на потом. День заканчивался — больше откладывать было нельзя, и уж кто-кто, а отставной замполит должен уметь решать такие проблемы.

— Я должен знать… Ты сожалеешь?

— Честно?

— Да. Ты сожалеешь о том, что мы сделали?

— Немного. Когда ты рассказывал об этой штуке, описывал ее, говорил, что она теплая, я подумал, а сработает ли она? Насколько она эффективна? Да, отчасти я сожалею о том, что мы за это взялись.

— Через полчаса мы будем в Коломне. Можешь сесть на поезд или автобус и вернуться домой. Подойдешь к забору, позовешь мою жену и скажешь, что ее муж — тупой, безмозглый идиот.

— А ты?

— Я поеду к Бугу один.

— Почему?

— Я могу передать тебе дословно все, что было сказано при моем увольнении. Могу рассказать все, что делал в конторе в последний день с точностью до минуты. Я помню каждый свой шаг от кабинета до машины — никто меня не поблагодарил. Могу рассказать, как практически умирал с голоду зимой потому, что мне не выплачивали пенсию. Обо всех пьяницах, наркоманах, больных, всех, кого приходилось возить в машине. Как приходилось бродить по рынку, отыскивая что-нибудь подешевле и продавая все, что только можно продать, даже что-то дорогое и ценное. Нет, я поеду к Бугу. Что бы ни случилось.

— Да пошел ты, Яшкин. Один ты не доберешься.

— Доберусь. И речку найду без тебя.

— Сомневаюсь, что найдешь даже Беларусь. Так и вижу, как ты колесишь по Украине, а может, и по нашей славной России. Нет, я не смог бы.

— Бывший замполит может говорить загадками, но бывший офицер службы безопасности не настолько образован, чтобы их разгадать. Что значит «не смог бы»?

— Не смог бы, чертов ты идиот, позволить тебе заблудиться. Без меня и моего знания карты ты пропадешь.

— Где же тогда сожаление? Куда ты его засунул?

Моленков ответил, но так тихо, что Яшкину пришлось наклониться к нему, чтобы расслышать, что он говорит.

— Я не спрашиваю, сработает она или нет, поскольку тогда чувство вины за то, что мы делаем, только усилится. Возможно, я подсознательно убеждаю себя, что она не сработает, что она вообще не представляет никакой опасности. Убеждаю себя, чтобы заглушить чувство вины. И я точно не собираюсь мстить за то, что с нами сделали. Дело в деньгах. Я мечтал о них, я тратил их в мечтах снова и снова. Стыдно ли мне? Нет. Я делаю это ради денег. Черт! Мы пропустили поворот направо.

— Ты слишком много болтаешь.

— Я уже забыл, что такое сожаление.

— Ты пропустил поворот из-за своей болтовни.

Он сдал назад и развернулся в три приема. Задние колеса соскользнули с дороги и из-под шасси полетели камни. Груз потянул назад, но Яшкин резко газанул и выровнял машину.

На въезде в Коломну в глазах уже рябило от усталости. Чтобы не заснуть, он пытался разговаривать.

— Слушай, что я прочитал об этом городе. По последней переписи, его население составляет сто пятьдесят тысяч человек. Город основан в 1177 году и имел стратегическое значение из-за слияния здесь Москвы-реки и Оки. Сегодня это важный железнодорожный узел.

Он зевнул, не удержав век, и почувствовал, что потерял руль, но выровнять автомобиль все же успел. Вокруг замигало и закружилось, встречные огни слепили.

— Да наплевать мне…

В тот момент Яшкин собирался объяснить, зачем ему надо говорить, — устал, весь на нервах, а тут еще друг сожалеет о том, что ввязался в это дело. Уж не струсил ли? Или слишком близко принимает все к сердцу? Когда Моленков сказал, что поедет с ним до конца, его подхватила такая волна облегчения…

Он врезался в новенький блестящий «БМВ» третьей серии. Старый проржавевший бампер чиркнул по серебристому крылу «БМВ». Задние габариты разлетелись осколками. Взвизгнули тормоза. Молодой мужчина в черной кожаной куртке — наверняка жди неприятностей — вылез из машины, осмотрел повреждения и сжал кулаки.

Яшкин не колебался. Они два дня ехали по проселочным дорогам, и разобрать номера под слоем грязи не смог бы и орел. Он развернул «полонез» в полуметре от незнакомца и услышал, как тот ударил кулаком по крыше. Моленков показал ему палец. Яшкин рванул вперед, как сумасшедший, и остановился только через пару километров. Он вышел из машины и осмотрел табличку. Цифры проступали, хотя и не очень четко. Узнает ли о происшествии милиция? Станут ли они искать скрывшийся с места происшествия красный автомобиль?

Они проехали Коломну и за древней крепостью нашли видавшую виды придорожную гостиницу, имевшую лишь одно, но несомненное преимущество в виде безопасной парковки во дворе и сняли комнату.

* * *

Рядом с ним остановилось такси. Сак знал почти всех водителей в этой части Дадли, но этого видел впервые.

Стекло опустилось. Водитель — алжирец или марокканец, как показалось Саку, — спросил его имя. В школе, где он работал лаборантом, его звали Стивеном Кингом. Водителю он назвался Сиддиком Хатабом.

— Повторите.

— Сиддик Ахмед Хатаб.

— Как звали вашего отца?

Он ответил. Садилось солнце, дети возвращались из школы. На другой стороне поселка стоял мотель, в котором останавливались коммивояжеры и дальнобойщики после дальней дороги и приезжающие в город на свадьбы или похороны. Он понимал, почему водитель так осторожен: аресты за последние два года показали ненадежность телефонной связи и электронной почты. Названное имя устроило человека за рулем; он усмехнулся, открыл «бардачок» и, взяв лежавший там конверт, протянул Саку.

Он взял его, быстро сложил и засунул в карман. Дыхание сбилось. Такси уехало. Со стороны могло показаться, что он всего лишь указал водителю дорогу.

Найдя укромное место, где людей было поменьше, Сак достал конверт. Проверил билеты, прочитал указанные на них даты и снова убрал.

О нем вспомнили. Его разбудили.

Окончив университет в 1997 году, Сак попал на работу в Научно-исследовательский центр ядерного оружия в Олдермастоне. Там он был Стивеном Артуром Кингом, бакалавром наук, и занимался незначительной, но интересной для него работой. Он чувствовал себя частью большой команды, стоящей на передовых рубежах науки. Жил в общежитии для квалифицированного персонала. Наслаждался жизнью, читал в библиотеке о ранних гигантских лабораториях и испытательных моделях, чувствовал себя частью элиты. Пять лет спустя его выбросили за ворота без права обжалования и отобрали пропуск.

Возвращаясь на поезде домой, в Уэст-Мидлендс, он уронил голову на руки и плакал от пережитого позора. Его унизили и оскорбили.

Так родилась ненависть.

* * *

К вагончику, где работал Ворон, подошел какой-то мужчина.

В дверь легонько постучали, и он открыл. Ему вручили пакет. Дверь закрылась. Ворон не видел лица курьера, но точно знал, что пароль, который ему дали, теперь будет изменен.

Вскрыв пакет, он обнаружил билеты на самолет, канадский паспорт и карту с указанием места встречи с братом по вере и уголовниками. Был там и контактный адрес хавалдара в Гамбурге. Его задача — проследить, чтобы уголовники получили деньги. Ворону не нравились такие люди, но времена были суровые, и выживать становилось все труднее.

Слишком многие арестованы и брошены в американские тюрьмы; слишком много агентурных сетей распалось; слишком много планов, уже практически готовых к исполнению, сорвалось. Но теперь их ждет величайшая победа, и та небольшая роль, которая отведена ему, Ворону, имеет первостепенное значение. Он будет общаться с преступниками, будет платить кафирам за поставленный товар предоставленными хавалдаром американскими долларами. Кто именно будет поставщиком — неважно, пусть даже и неверные.

С годами ненависть в его сердце не угасла. Он закрыл пакет и спрятал его в сейфе в полу. Работа с неверными и уголовниками оправдывалась великой целью.

Ворон вернулся к работе — надо было подсчитать, сколько тонн цементной смеси необходимо к следующей неделе. Вот только проследить за ее доставкой в Дубай он уже не сможет, потому что отправится на встречу с презираемыми им уголовниками.

* * *

Ройвен сидел в тени. Эта часть склада была территорией Михаила.

Когда-то давно, еще в Перми, у них с Михаилом были дорогие породистые собаки — два ротвейлера и немецкая овчарка. Сущие звери, которые подчинялись только ему, Михаилу, и его бабушке. Она умела обращаться с этими монстрами, но на всех прочих собаки наводили ужас. Тем не менее Ройвен считал, что Михаил намного страшнее их. Когда они переезжали из Перми в Москву, он спросил бабушку, что делать с собаками. И она сказала: «Пристрели их. Если тебе нужен пес, надень ошейник на Михаила». Она ушла и больше о собаках речь не заводила, но сначала подошла к ним, погладила и наклонилась, чтобы они облизали ей лицо. Ей, предавшей их и вынесшей им приговор.

Две недели на этом стуле сидел болгарин, пытавшийся прибрать к рукам проституток на Курфюрстендам. На грязном цементном полу еще виднелись пятна крови. Те, кто уже держал под контролем шлюх на Курфюрстендам, платили за «крышу», и вот две недели назад конкурента устранили. О том, что бизнес под надежной защитой, они узнали, прочитав статью в «Моргенпост» и посмотрев по телевизору репортаж о страшной находке на берегу Тегельского озера. Ройвен был в отъезде — проводил разведку на Буге, — но знал, что сделал Михаил, и знал, что его клиенты тоже в курсе. Он не сомневался, что им это понравилось.

Теперь на стуле сидел албанец.

Албанец был иммигрантом из Приштины и занимался продажей фальшивых паспортов. Подделки не отличались высоким качеством, но вполне конкурировали с другими, которые продавали нелегалам из стран, не входящих в Европейский Союз. Эти люди отдавали по десять тысяч долларов даже за плохой паспорт. Но Ройвен Вайсберг прикрывал бизнес русских и румын, делавших качественные паспорта. За день до отъезда в Польшу он пришел к албанцу и спокойно предложил ему перевести бизнес из Берлина в любое другое место — в Дрезден, Росток или Лейпциг. Но тот плюнул ему в лицо.

В тот же вечер албанца схватили прямо на улице, когда он гулял со своей дочкой, и привезли на склад в районе Кройцберга, между каналом и Шпрее. Девочке пришлось самой искать дорогу домой. Связанный, он сидел на стуле, где сидел до него болгарин, и пытался изображать из себя смельчака, но затем увидел, что его ждет, и слегка переменился в лице.

От стены шел кабель под напряжением. Среди многочисленных штекеров был один для электрической дрели. На столе возле дрели лежали небольшая бензопила, сварочная горелка, лампа и заряженный пистолет. Сообщение должно было дойти до двух торговцев паспортами, которые прочитают «Моргенпост» и увидят новости по телевизору.

Стул был привинчен к полу. К нему привязали албанца. Рубашку задрали. Ему не вставили кляп и не завязали глаза, чтобы он видел, как его будут пытать, и мог кричать. На помощь все равно никто не придет. Прямо как в Перми и Москве. Но в империи Ройвена это была лишь верхушка айсберга. Он имел связи на Сицилии и в Милане; мог организовать «крышу» для любого американского бизнеса на территории России; перевозил наличные в Лондон, где ими занимался Иосиф Гольдман. Но эта, незначительная, часть бизнеса, защита сутенеров и торговля паспортами, тоже немало его интересовала.

Крики затерялись в стальных перекрытиях высоко над головой албанца. В них утонуло и ровное жужжание дрели. Сверло прошло через коленные чашечки. Ройвен смотрел.

Он выжил, когда его избили в армии, выжил после покушения в Москве, когда его ранили в руку. Он знал боль, но не страх. За два года службы в армии, на базе в Калининграде, его много раз избивали сержанты и офицеры за продажу украденного со складов военного оборудования и за организацию поставок афганского героина. Он ни разу не закричал. После того как его избили в четвертый раз, он взял в долю полковника и стал торговать спокойно. Способность терпеть боль от побоев сделала еврея Ройвена Вайсберга героем среди новобранцев. Он никогда не ныл, зная, что только опозорил бы свою бабушку.

Хватит. Албанец потерял сознание от боли, и Михаил пристрелил его. Подошел сзади, поднял пистолет и сделал один выстрел. Ройвену показалось, что где-то закричали гуси. Если бы албанец не потерял сознание, Михаил запустил бы бензопилу. Кровь брызнула на цементный пол и на водонепроницаемый фартук.

Наступила тишина. Гусь молчал. Вайсберг посидел немного, затем взглянул на часы. Сказал Михаилу, что надо поторопиться, иначе они опоздают. Тело нужно перенести к каналу Телтоу, от накидки избавиться, бензопилу, дрель и сварочную горелку спрятать в сейф. Склад снова поступил в распоряжение гнездившихся под крышей голубей. Тело унесли. На складе остался лишь легкий запах крови.

* * *

Я запомнила все до мельчайшей детали. Я могла бы и сейчас пройти по тем дорожкам с закрытыми глазами. Я знала, сколько нужно времени, чтобы пройти лагерь от начала до конца.

Женщины, лежавшие в бараках на соседних койках, сказали, что я не имею права на невинность. Думаю, они завидовали мне, потому что меня моя невинность защитила, а их нет. Мне рассказали, что произошло.

Их привезли на поезде. Польских евреев и евреев с Востока. Они знали, что погибнут, поэтому с ними обращались с особенной жестокостью. Их так запугали и измучили долгой дорогой, что они потеряли способность сопротивляться. Немцы даже не скрывали, что у них нет шансов выжить. С евреями, прибывшими с Запада — из Голландии или Франции — обращались по-другому. В поезде западных евреев было около тысячи, и немцы делали вид, что встречают их. Обычно они приезжали в лучших вагонах с сиденьями, обитыми тканью. Они привозили с собой багаж. Они были хорошо одеты. Они приезжали на эту маленькую станцию посреди леса, не зная, куда их привезли и чего ожидать. Вагоны отсоединяли от локомотива и перегоняли на запасной путь. Из окна вагона они видели цветы в горшках, встречающий их оркестр и молодых евреев, одетых в форму железнодорожников. Им помогали сойти с поезда, у них принимали тяжелый багаж.

Сначала их отводили в здание, где вежливо просили оставить багаж, а женщин — сумочки. Затем вели через ворота во второй лагерь. Когда ворота за ними закрывались, они уже были мертвы, но не знали об этом. Мужчин отделяли от женщин, но детей оставляли с женщинами. Их загоняли на огороженную территорию на открытом воздухе. Специальные люди уже искали в их вещах драгоценности и деньги. Выполнявшие эту работу евреи могли прожить на неделю или месяц больше. К евреям с поезда обращался шарфюрер СС Герман Михель — молодой человек, слегка за тридцать, с гладким, как у ребенка, лицом. Стоя на невысоком балконе, он приносил извинения за те трудности, которые они перенесли во время поездки из Голландии или Франции, говорил, что рад их видеть, что из-за ужасных санитарных условий этого лагеря, в котором они задержатся ненадолго, пока их не перевезут на поселение на Востоке, им нужно помыться и пройти дезинфекцию. Он описывал в ярких красках ту жизнь, что их ожидает после воссоединения с мужьями или женами. Он говорил так красноречиво и был так мил, что зачастую в конце речи ему даже аплодировали.

Потом офицер в белой куртке, похожий на доктора, вел евреев из Западной Европы во двор и просил раздеться. Во дворе были охранники-украинцы с автоматами и немцы с хлыстами, но обман еще не раскрывался, и евреи сохраняли спокойствие. Они раздевались. На улице мог идти снег или дождь, могло светить солнце, среди них были молодые и старые, красивые и уродливые, но все они должны были раздеться догола. Их вели в Трубу.

Немцы называли ее Химмельфартштрассе, Дорога на небеса. До дальних ворот было около ста пятидесяти метров, под ногами лежал песок. Труба была достаточно широка, чтобы трое шли в ряд. Что там дальше, за Трубой, из-за сосновых веток, торчавших из колючей проволоки, никто не видел. «Доктор» шел очень быстро, и охранники сзади поторапливали их. Перед выходом из Трубы женщинам остригали волосы. Через несколько метров их встречали еще одни ворота.

Офицер, «доктор», работал очень искусно. Он разговаривал, мог пошутить, а потом вдруг открывались ворота, за которыми находились двери камер. Над камерами было написано: «Душевая». Люди втискивались внутрь. Камеры представляли собой небольшие помещения, размером четыре на четыре метра, и в каждую немцы загоняли более сотни человек. В шести камерах находилось более тысячи человек. Потом двери закрывались.

Теперь уже и французские и голландские евреи, так же, как и польские, украинские, белорусские, понимали, что их обманули. Тем временем следующий поезд уже прибывал на станцию, и снова играл оркестр, и деньги с драгоценностями исчезали из багажа, а одежда отправлялась на сортировку. Это была самая настоящая производственная линия.

Перед тем как включался двигатель, многие пели.

«Слушай, о Израиль! Господь всемогущ! Господь един!»

Шум возрастал, и его заглушал двигатель.

Немец Эрих Бауэр отвечал за бесперебойную работу двигателя, снятого с тяжелого русского грузовика. Его звали Газмейстер, а помогал ему украинец Эмиль Костенко. Я слышала, что двигатель сломался только один раз, и евреям пришлось ждать в камерах четыре часа, прежде чем его починили. Их травили углекислым газом, который подавался из выхлопной трубы двигателя в камеры. Они кричали, но из-за шума двигателя крики напоминали далекую артиллерийскую канонаду. В последние мгновения жизни несчастные обращались к Богу: «Господь, мой Господь, почему Ты оставил меня?»

Двигатель Газмейстера и его помощника убивал тысячу мужчин, женщин и детей за двадцать минут.

Когда двигатель выключался, все были уже мертвы, и в камерах царила тишина. Двери в дальнем конце открывались, и команда евреев принималась выносить тела и готовить камеры для следующей партии — возможно, они уже слушали теплые слова ободрения или раздевались, или шли через Трубу. Большинство трупов так и остались стоять, потому что падать было некуда.

Двадцать минут давки в камере, чтобы умереть. Два часа после схода с поезда до смерти от отравления.

Однажды обнаженная женщина напала в Трубе на немцев и украинцев, и ее застрелили. Тех, кто выжил, штыками загнали в камеры.

Однажды старик-еврей бросил песок немцу в лицо и сказал, что его рейх исчезнет, как дым. Его застрелили.

Большинство принимали смерть безропотно. Немногие имели возможность или силу воли, чтобы сражаться… Мы смогли. Мы работали в лагере и знали его назначение, знали, что будет с нами, когда мы перестанем приносить пользу. И мы хотели выжить, но не знали, как. Если бы мы этого не хотели, не цеплялись за жизнь, работая в лагере, Собибор бы не выжил тоже. Лагерь смерти существовал только благодаря нам.

Я узнала все. Я утратила невинность. Я хотела жить.

В лесу было темно. Тадеуш Комиски сидел возле могилы. Он держал в секрете место, где закопал труп, возле каких деревьев и на каком расстоянии от дома.

Лето 2004-го четыре года назад по радио назвали самым тяжелым за последние пятьдесят лет. Из-за проливных дождей Буг вышел из берегов и затопил поля. Дороги оказались блокированными, а деревья вымывало с корнями. Могила вскрылась, и останки показались из-под земли. Непрекращающиеся дожди размыли слои хвои и перегнивших листьев.

Он помнил их, молодого мужчину и женщину. На костях сохранились обрывки лагерной одежды. Он перенес останки. Форма истлела, и кости рассыпались, но он постарался сделать все достойно. Взял лопату с длинной ручкой и выкопал могилу поглубже. Этот человек проклял Тадеуша, но он снова похоронил его и, прежде чем предать тело земле, пробормотал молитву.

Если бы он не боялся, что его увидят — как случилось позавчера, — он положил бы на это место маленькие букетики цветов. Но он не мог. Цветы увидят. Преступление будет раскрыто.

Он не знал никого, кто жил бы с таким проклятием, чувствуя такую вину.

Тадеуш Комиски молча смотрел на могилу.

* * *

Он собирал ежевику. Маленький Джонатан. Мама была на работе, на фабрике, а бабушка и дедушка не обращали на него внимания, и он бродил сам по себе. Под ним, на вершине затопленной скалы, рыбак с огромной удочкой на лосося раскидывал разноцветную наживку с длинными птичьими перьями. Джонатан собирал ягоды и бросал их в пластиковую миску.

Джонни дремал, но не спал. Иногда он был ребенком, который слышит тонкий крик скопы над рекой Спрей, а иногда взрослым, и утки громко шумели за бортом лодки. Он слишком устал, чтобы спать.

Осенью тепла было мало, и лишь в редкие годы ежевика поспевала до наступления холодов. Ему было лет восемь или девять, но он чуть ли не до минуты помнил день, когда обшаривал берега реки в поисках кустов ежевики.

Баржа называлась «Летняя королева» и стояла у берега совсем другой реки. Ее держали два каната, крепившиеся к вбитым в землю железным прутьям. Там его ждала Кэти. Она приготовила поесть, но он только поковырялся в тарелке. Джонни знал, что ей не терпится отправиться с ним в постель, но он пожаловался на усталость, и она отстала от него. Он снял ботинки и в одежде растянулся на кровати. Ну и вечерок. Выйдя из дома Гольдманов, он прошел вниз по улице с букетом цветов в руках, повернул за угол и, поняв, что его не видно, практически упал на железное ограждение. Сил хватило только на то, чтобы не упасть. Его трясло.

Мальчишка Джонатан собрал целую миску ягод. Радостный крик с реки, изогнутая дугой удочка и серебристый всплеск, когда рыба забилась в сетке. Он видел, как ловко рыбак убил лосося ударом молотка. На глазах выступили слезы, но он смахнул их. Смерть рыбины не имела значения. Тот день вспомнился по другой причине.

Если бы он не пережил заново тот момент детства, то внезапная стрельба на улице, наложившись на усталость от постоянного стресса жизни во лжи, сокрушила бы его. Он снова увидел благодарные лица Гольдманов и потрясающее великолепие подаренных цветов. Кэти принесла Книгу, и ему бы уже следовало записать все, что случилось в течение дня. Таково было обязательное правило для каждого работающего под прикрытием агента — при первой же возможности зафиксировать все произошедшее. Он должен был записать события последних дней — рутинные поездки с детьми и миссис Гольдман, известие о задержании Саймона Роулингса, внезапное продвижение по лестнице, покушение со стрельбой на улице и обещание Иосифа Гольдмана приблизить его в будущем к себе. Все это должно было попасть в Книгу, но не попало.

Почему взрослому человеку вспомнился именно тот день, с лососем и ежевикой? Он вернулся домой, тихо пробрался в кухню и поставил наполненную до краев миску возле раковины. Он ничего не сказал дедушке с бабушкой и прошел в свою комнату. Ждал, когда его похвалят и скажут спасибо. Слышал, как вернулась с работы мать, как она обрадовалась, увидев ежевику, как благодарила родителей. Ей даже в голову не пришло, что это мог сделать ее сын. Они приняли благодарность и ничего не сказали. Сущий пустяк в жизни ребенка — не получить признания заслуг за собранные ягоды, — но это навсегда оттолкнуло его от семьи. Он так и не смог забыть тот день. Тогда он подумал, что может прожить и один, без друзей.

Он и был теперь один. Кэти бросила его. Он лежал в одиночестве и страдал. Кэррик ударил лбом по лакированным доскам, как будто это могло избавить от проклятой меланхолии. Встал и потряс головой, словно хотел избавиться от демонов. «Летняя королева» принадлежала родителям Кэти, и в августе и сентябре они неспешно ходили на ней по каналам и речкам Южной и Средней Англии. Все остальное время лодка была в распоряжении Кэти, которая использовала ее в качестве конспиративной квартиры для встреч с работающими под прикрытием агентами. Здесь их опрашивали после выполнения задания, и здесь же они делали записи в Книге и отсыпались. Каждый месяц ее родители приезжали на выходные, заводили старый фордовский двигатель и перебирались на другую ветвь канала или на Темзу — просто так, без всякого плана, куда придется.

— Ты там, Кэти? — негромко спросил Роб.

За иллюминатором промелькнул луч фонарика. Эго-массаж, так это у них называлось. Может, им всем это требовалось? Роб считался экспертом по части избавления от сомнений главного врага, работающего под прикрытием агента. Джордж мог запросто поднять самооценку. Кэррик был не первым и не последним, кто в них нуждался.

— Я здесь. Поднимайтесь.

— На этом поле обретается, по-моему, половина всех оксфордширских коров, — проворчал Джордж. — Я уже три раза наступал на их лепешки. А что случилось с пристанью?

— Забита лодками. Прогулка вам только на пользу, сэр.

Он никогда не обсуждал с Кэти свое задание. Она дважды работала под прикрытием. Первое дело — роль проститутки в расследовании торговли девочками по вызову в районе Кингс-Кросс в Лондоне. Конкурентки расцарапали ей лицо, клиенты осыпали бранью каждый раз, когда она под тем или иным предлогом отказывалась сесть в машину. Группа поддержки всегда держалась поблизости. Потом Кэти выдавала себя за подругу агента, который отслеживал импорт оружия из Хорватии. Ее присутствие служило ему хорошим оправданием — не надо было спать с проститутками и пьянствовать ночи напролет. Дальше дело не пошло: Кэти пришлось выступить с показаниями в суде, после чего карьера агента под прикрытием для нее закончилась. Ее перевели на спокойную должность в офис Джорджа в Пимлико. Кэррик считал, что она лучше всех — естественная, спокойная, честная, искренняя и, самое главное, преданная, — а он в тот вечер подвел ее. Он спустил ноги с кровати.

И услышал незнакомый голос:

— Не обижайтесь, но место можно было выбрать и получше. Я бы так и сделал.

С палубы донесся звук шагов. Кэррик пригладил волосы, заправил рубашку в брюки, надел туфли и завязал шнурки.

— Прекрасные цветы, Кэти, — усмехнулся Роб. — Я своей девушке таких не дарю.

— Он принес.

— По собственному опыту знаю: если парень тратится на цветы, значит, ему есть что скрывать. У тебя с ним проблемы?

— Нет, просто он сегодня как выжатый лимон. А букет… да, целая охапка.

И снова голос незнакомца:

— Как мило. Только мы с коллегой приехали не ради вашей мыльной оперы. И я бы выпил кофе.

Кэррик выскользнул из каюты, закрыл за собой дверь и прошел через мини-кухню.

Он кивнул Джорджу, поздоровался за руку с Робом и посмотрел на гостей. Один был постарше, в костюме, с аккуратно подстриженными седыми волосами. Второй — помоложе, в свободной куртке с капюшоном, надетой поверх мятой клетчатой рубашки, и линялых джинсах. Рыжие волосы взъерошены. Цветы, которые он принес Кэти, лежали на столике в пластиковой корзинке.

— Я еще не придумал имя себе и своим коллегам, — заговорил тот, что постарше, — но вы Н — Ноябрь. Я, разумеется, знаю ваше настоящее имя, но оно в ближайшее время вам не понадобится. Вы — Ноябрь.

— Боюсь, ситуация меняется слишком быстро, и мы…

Джорджа перебил Роб:

— Смотрю на тебя и, извини, выглядишь ты не лучшим образом. Все в порядке, старина?

Кэррик скорчил гримасу.

— В порядке. Но не совсем. Два момента. Первое — Роулингса взяли прошлой ночью за вождение в пьяном виде, а, насколько я знаю, он вообще не пьет. Парня уволили. Теперь Босса вожу я. Второе. Сегодня в Сити Босса пытались застрелить. Выпустили две пули. Нам крупно повезло, что обе прошли мимо. В отчете этого нет. Теперь я — любимчик Босса. Утром мы уезжаем. Куда, не знаю. Выгляжу не лучшим образом? Да. Но я еще жив. В общем, все в порядке. Кто эти джентльмены?

Джордж отвел взгляд.

— Я знаю не больше того, что сказал. Повторяю: ситуация меняется очень быстро.

— Что ты имеешь в виду?

— Эти джентльмены из разведки, — сказал Роб.

— Что? Шпионы?

— Я — как мне четко дали понять — не попадаю в круг посвященных. — Джордж пожал плечами. — Теперь Иосифом Гольдманом интересуются с точки зрения обеспечения национальной безопасности.

— Лично я ничего подозрительного не заметил, — заявил Кэррик.

— Тогда, Ноябрь, вы смотрели не туда, куда надо, — отрезал тот, что постарше.

— Бред, — вспылил Кэррик. — Если бы что-то было, я бы…

— Вы не слушаете. Я был бы очень признателен за кофе, но еще больше хочу закончить эту прелюдию.

— Простите, но меня, черт возьми, чуть не убили. Если вы не расслышали — в меня стреляли два раза, так что не говорите мне, кто бы вы там ни были, что я не делаю свою работу. Ясно?

— Эти джентльмены имеют полномочия с самого верха, и они требуют, чтобы ты перешел в их распоряжение. — Джордж произнес это негромко, рассматривая на ковре грязь, которую принес на своих ботинках.

— Дело у нас забрали. Извини и все такое. — Роб нервно потер ладони.

— То есть вы умываете руки?

Все промолчали. Ни Роб, ни Джордж не смотрели Кэррику в глаза.

— Все так. Теперь мы можем приступить к делу? — нарочито спокойно спросил тот, что постарше. — Дневное представление окончено и… кофе, пожалуйста.

— Может, переходить к делу немного рановато…

Старший агент вздохнул. Не от раздражения или досады, а от того, что впустую потрачено бесценное время.

— Что, если я откажусь? Что, если я скажу вам поискать кого-нибудь еще? Что, если я скажу, что меня не интересует ваше расследование? — Кэррик чувствовал, как его начинает трясти. Не от злости…

Агент постарше пристально посмотрел на него.

— Три очень честных вопроса, Ноябрь, которые заслуживают очень кратких ответов. Мне варить кофе самому?

Кэти ушла. Проходя мимо Кэррика, она быстро дотронулась до его руки, словно говоря, что и хотела бы помочь, но не может.

— Перейдем к делу. Отказ — не вариант. Нужны ли вы мне? Не особенно. Предпочел бы я заменить вас человеком из моей организации? Несомненно. Но только у вас одного есть доступ, который мне нужен…. Подождите минутку, Ноябрь, и подумайте. Вы же понимаете, что я пришел не просто так. Не ради развлечения. Я забираю вас и направляю в весьма опасную зону, отдавая себе отчет в том, что дело может затрагивать интересы национальной безопасности. У меня есть команда, которая будет заниматься по мере возможности обеспечением вашей безопасности. Не люблю произносить громкие речи. Наконец-то кофе. Благодарю вас.

Он взял у Кэти, одарившей его сердитым взглядом, чашку растворимого кофе.

— Предпочитаю не давать послаблений, но мне объяснили роль этой юной леди, которая к тому же досконально изучила отчеты по Иосифу Гольдману. Я намерен привлечь и ее. Предлагаю присесть. Ах, да, джентльмены, доброй ночи.

Он отпустил Роба и Джорджа. Кэррик видел, как второй прикусил губу, а первый пожал плечами, как будто они сняли с себя ответственность за все дальнейшее. Оба чувствовали себя неудобно и не знали, что еще сказать. Кэррик понимал, что передача работающего под прикрытием агента в другое подразделение рассматривается обоими как провал, удар по самолюбию и признание непрофессионализма. Они ушли, громко топая, поднялись по трапу и спрыгнули на берег, раскачав при этом баржу.

Агент помоложе швырнул на стол портфель, отодвинул цветы и обратился к старшему:

— Предлагаю следующее. Вы теперь Гольф, а я буду Дельта. Пойдет?

Кэррику показалось, что старший агент, Гольф, на мгновение смешался, как будто не мог решить, насмехаются над ним или нет, но замешательство быстро прошло.

Кэррик слушал, а Кэти стояла у него за спиной, положив ладони ему на плечи.

— Вы узнаете самую малость того, чем мы располагаем. Скажу прямо, чем больше вы знаете, тем выше риск того, что в случае провала, если вас станут пытать, вы сорвете всю операцию. А вас будут пытать…. Для нас и для тех, кого мы считаем потенциальными врагами, ставки слишком высоки.

Он щелкнул пальцами. Дельта открыл портфель и достал карту. Листы были скреплены скотчем. Их пересекали длинные линии. Потом из портфеля достали фотографии, и он увидел снимки Иосифа Гольдмана, Виктора и какого-то здоровяка с мертвыми, холодными глазами. Палец Дельты остановился на этой фотографии.

— Вы пойдете с ними. Думаю, они приведут вас к нему. Буду говорить откровенно, Ноябрь. Этот человек, Ройвен Вайсберг, беспощаден, как хорек в кроличьем садке, и если вы провалитесь — хотя мы, конечно, постараемся вас вытащить, — то, без сомнения, умрете. Все должно быть предельно ясно. Провалитесь — и вам конец.

ГЛАВА 6

11 апреля 2008

Кэррик уже в третий раз проверил сумку.

Когда он проверял ее в первый раз — пальцы онемели от напряжения и сделались неловкими, — то придумал оправдание. Он сказал Виктору, что у него нет зубной пасты и ему надо сходить за ней в пассаж. Он подумал, что может встретить там кого-то из своих. Секундный контакт, случайная встреча — у него могут спросить дорогу или попросить прикурить… Он прошел триста ярдов до аптеки, задержался внутри, отстоял в очереди. Потом медленно побрел назад. Никто не подошел. Никакого контакта. Не имея возможности сообщить номер рейса и пункт назначения, он передал информацию текстовым сообщением. Джонни Кэррик жил в мире теней и нуждался в свете, который могли принести контакты со своими. Если агент под прикрытием не верит, что поддержка рядом, он острее чувствует свое одиночество. И это постепенно убивает.

Работая в 10-м отделе вместе с Джорджем и Робом, Кэррик ничего такого не чувствовал. Он ощущал свою оторванность, изолированность, и ему это не нравилось. И конечно, он всегда мог отказаться. Имел на это право, и Полицейская федерация поддержала бы его. Кэррика задело, что они даже не пытались его отговорить или ободрить, а приняли его согласие как должное. Теперь время ушло, и изменить ничего нельзя. Виктор крикнул с лестницы, что они выходят через пять минут.

Ни Григорий, ни домработница ничего ему не сказали. Они и не скрывали, что воспринимают Кэррика как чужого. Он надел свой лучший костюм, плащ. Никакого оружия. Он мог защитить Иосифа Гольдмана только своим телом, чутьем и быстротой реакции. Однажды это уже помогло. Такая у него теперь репутация — ловец пуль. Домработница готовила на кухне еду, а Григорий смотрел телевизор. Кэррик поднялся по лестнице и поставил свою сумку возле входной двери.

Фактор доверия был тем хребтом, на котором держалась операция по захвату Уэйна на Майорке. Так сказал Джордж, и старший детектив, ответственный за операцию, решительно кивнул. Нельзя требовать доверия или преданности — это надо заслужить. Тогда группа поддержки была рядом. В пояс брюк вшили провод от микрофона, который находился в пуговице — единственное подходящее место, учитывая адскую жару. Ему пришлось сослаться на аллергию, чтобы не лезть в бассейн вместе с Уэйном и его подручными и остаться в рубашке в тени. Ребята сработали отлично и арестовали Уэйна с бандой в Роттердаме во время приема контейнера из доков. Но это уже в прошлом, а в чертовом настоящем и будущем ему места нет.

Григорий поднялся по лестнице и стоял за спиной.

Босс спустился с семьей со второго этажа, поцеловал детей и обнял жену.

Первым на улицу вышел Виктор. Осмотрелся, проверил. Кэррик уже подогнал машину к входной двери, и Григорий протирал капот. Появился Босс, бледный и напряженный. Жена выглядела растерянной, а дети, похоже, уловили настроение родителей и крепко вцепились в отцовскую руку.

Виктор кивнул и открыл заднюю дверцу. Крышка багажника была поднята. Кэррик бросил в багажник свою сумку, мягкую кожаную сумку Босса и Виктора и пошел к водительской двери.

«Ауди» отвалила от тротуара.

Он посмотрел в зеркало заднего вида, увидел, что за ними никого нет, и поймал озабоченный взгляд Босса. Тот, казалось, ничего не замечал.

Виктор наблюдал за Кэрриком.

Кэррик чувствовал на себе внимательный, изучающий взгляд Виктора. Но что можно узнать, наблюдая за выражением лица водителя? Казалось, Виктор пытался узнать какую-то правду о нем, чувствовал в нем чужого…

Кэррик выехал на главную дорогу, что вела на запад, в Хитроу. Он играл роль аккуратного водителя и постоянно посматривал в зеркало, но не заметил, чтобы за ними следили на машине или мотоцикле. Кэррик не пропустил бы «хвост», в конце концов этому его учили. Сейчас он чувствовал себя одиноким и едва сдерживал нервную дрожь.

Вы пойдете с ними… Так сказал тот старик на барже.

Земля уходила из-под ног, он тонул и не видел ничего знакомого, за что можно было бы ухватиться.

* * *

— Хорошо, что заглянул, Кристофер… о, да это Люк — Люк Дэвис. Жаль, что не пересекались раньше, Люк. Я слышал о вас много хорошего… А теперь, Кристофер, расскажи-ка мне все.

Впервые, более чем за пять лет с момента поступления на службу, Люк Дэвис попал в лифт с ограниченным доступом. Лифт вел на верхний этаж восточного крыла ДВБ, где помещались офисы генерального директора. Он считал себя человеком независимым, свободным и либерально мыслящим и собственная нервозность неприятно раздражала. Люк кивнул в ответ — наверно, немного хмуро, — и взгляд Фрэнсиса Петтигрю задержался на нем чуть дольше, чем необходимо. Ненавидя себя за слабость, он улыбнулся и еще раз кивнул. Заискивающе. Как подчиненный. Открывать рот Люк не спешил, это могло выдать его происхождение: дом в Шеффилде, отец — мойщик окон, о котором он слышал последний раз почти четыре года назад, мать — школьная повариха, и братья — водитель грузовика, водопроводчик и автомеханик, едва сводивший концы с концами. Он ощущал свою ущербность. На стене висели две биты для крикета — с автографами, но сам Люк Дэвис не играл. На другой стене — панорамная фотография виллы на фоне холмов Тосканы, но сам Люк жил как бедняк в Камдене. На приставном столике, в серебряной рамке, стояла фотография жены и троих детей, а вот у Люка Дэвиса не было даже постоянной подружки. Эти двое дружили, и Люк не входил в их круг.

— Я прочитал твое заключение. Боже, в котором часу ты его писал? Ты хотя бы спал? Завидую твоей выдержке. Так вот… я нашел кучу намеков, предположений, подозрений и предчувствий. Но я вряд ли смогу отправиться с этим в Объединенный Комитет Разведки. Ни одного стоящего факта.

Дэвис слегка повернул голову и уставился на Лоусона. Речь директора произвела убийственное впечатление, и он подумал, что Лоусон сейчас взорвется, но тот сдержался. Похоже, такая оценка директора нисколько его не задела.

— Одни скажут: Кристофер, что на этом мы далеко не уедем… даже не уползем. Другие скажут, что необходимо что-то более конкретное, доказательства, которыми потом можно поделиться с остальными. Но ты предлагаешь иное. Ты просишь меня поддержать операцию «Стог» и сохранить все в секрете. Это значит, что если тревога ложная, то коллеги из других отделов ничего не узнают — а они с удовольствием посмеялись бы, увидев, что мы сели в лужу, — а если твои предположения верны, то имеющихся ресурсов будет недостаточно для решения проблемы. Если мы потерпим неудачу, нам этого не простят. Ты ставишь меня в весьма затруднительное положение.

Он говорил так, как будто выносил вопрос на обсуждение комитета по развлечениям какого-то гольф-клуба, хотя Люк Дэвис ни в каких гольф-клубах никогда не состоял.

— Откровенно говоря, Кристофер, если бы здесь не стояло твое имя, я посчитал бы идею неосуществимой. Но здесь стоит твое имя. Ты указал необходимые для операции ресурсы и временные рамки, и я их принимаю. Я только хочу предупредить, что ты должен немедленно вызвать кавалерию, если добудешь доказательства заговора. Я так понимаю, дело Клипера Рида живет и побеждает, а?

Люк Дэвис заметил, как по губам Лоусона скользнула мимолетная улыбка. Уголки этих самых губ едва заметно дрогнули, но появившиеся морщинки тут же разгладились. Он понятия не имел, кто такой Клипер Рид.

— Итак, ты встретился С агентом, которого называешь теперь Ноябрем, завербовал парня и отшил его кураторов. Опыта у тебя побольше, чем у меня, но я, как Глава ведомства, допущу ошибку, если не скажу, что ты требуешь слишком многого от этого молодого человека. Ты взвалил на его плечи тяжелую ношу, но оправдан ли такой шаг? Сможет ли Ноябрь выполнить поставленную задачу?

Они провели на барже почти час. Наблюдая за Ноябрем и в основном помалкивая, Дэвис пришел к выводу, что тот испытал последовательно целую гамму переживаний. Злость, враждебность, потом некоторая расслабленность, как будто он принял неизбежное, гордость оттого, что они обратились именно к нему, и, наконец, явно выраженная усталость. Девушка держалась прекрасно. В ее глазах пылала враждебность, а руки на протяжение всего разговора оставались на плечах Ноября. Она морально поддерживала их человека.

— Насколько я помню Клипера, для него ситуация была бы абсолютно ясной. Как я уже говорил, он — все, что у нас есть.

— Понимаю, но ему придется очень нелегко.

Лоусон встал.

— В такие моменты необходимо использовать все, что только возможно. Кроме него, у нас ничего нет. Я буду на связи.

— Ты не забудешь про кавалерию?

— Если потребуется.

— Удачи, Кристофер. Надеюсь, ты ошибаешься, и все это лишь сумасбродная затея. Если ты прав, то мы столкнулись с ситуацией, последствия которой могут быть катастрофическими. Но ты и сам это понимаешь. Приятно было познакомиться, Люк.

Лоусон задерживаться не стал. Закрывая за собой дверь, Люк обернулся и увидел, что директор стоит у окна и смотрит через зеркальное стекло. Может, он любовался городским пейзажем, а может, думал о тех самых катастрофических последствиях. Люк мог бы поклясться на Библии, что его губы шевельнулись, произнося беззвучно: он — все, что у нас есть. Он понял, что попал в мир, о котором ничего еще не знает.

Люк закрыл дверь и поспешил за Лоусоном. Разговор с директором как будто воскресил Добрые Старые Времена, чему старик был несказанно рад. Получил новую игрушку, очередного агента, нашел очередную забаву. В кабину лифта они вошли вместе, и там Люку были даны инструкции относительно дальнейших действий.

* * *

Из Коломны они выехали на рассвете, даже не позавтракав. По расписанию на день, которое составил Игорь Моленков, в этот день предстояло проехать сто шестьдесят километров. Пункт назначения — Калуга. Такая скромность объяснялась тем, что проложенный маршрут проходил по окольным дорогам к югу от Оки. Узкие дороги не позволяли обогнать трактор, грузовик или даже повозку без риска вылететь за обочину. Заросшие высокой травой и сорняками, они могли скрывать глубокие канавы. Состояние полотна оставляло желать лучшего, так что Яшкину приходилось постоянно быть начеку и объезжать выбоины.

Прошел почти час, как они ускользнули незаметно из мотеля, забрав машину с закрытой на ночь парковки. Стражи правопорядка пока еще не попадались, но напряжение не уходило. Новенькая «БМВ» могла принадлежать человеку с положением. Возможно, он сообщил о ДТП и о том, что нарушители скрылись с места преступления. Моленков разложил на колене карту. Яшкин сидел рядом, мурлыча под нос какой-то незнакомый мотивчик.

Сельский пейзаж оставался унылым и однообразным. Редкие деревни, деревянные дома с убогими сараями, в которых содержался домашний скот. Из труб тянулся дымок. Растянувшиеся вдоль дороги нераспаханные поля прерывались березовыми рощами. Дождь шел не переставая. Река, когда они подъехали ближе, заметно поднялась и грозила выйти из берегов. Судя по карте, через три километра их ждала большая развязка на пересечении двух автострад: М6 Волгоград — Москва и М4 Москва — Ростов-на-Дону.

Моленков посмотрел на часы. Если бы сын не сгорел заживо в танке, сегодня он отпраздновал бы свой сорок первый день рождения. Каким бы он был? Наверняка имел бы семью, возможно, уже начал бы лысеть, отпустил животик. Они отобрали у него сына, ставшего всего лишь единичкой в никому не нужной статистике идиотского конфликта. На базу в Душанбе не прислали даже гроб. Никто из командиров не нашел времени, чтобы извлечь обугленные останки из попавшего в засаду подбитого танка. Его просто столкнули с дороги. Тело сына оставили воронью, крысам и мародерам, забравшим его жизнь. Его сын, Саша, крепко дружил с Виктором, из-за чего ранним зимним утром он и отправился с Яшкиным в одну из гостиниц Сарова.

Занятый своими мыслями, он едва заметил огромную эстакаду, на которой сходились две автострады. Как изменился в лице Яшкин, когда ему сообщили, что товар продается! Виктор передал им два мобильных телефона. Он до сих пор помнил код, который набрал при первом звонке. Потом телефон выбросили в реку. Код был такой: ###****51332365. И два старых, безмозглых идиота тряслись от возбуждения, расшифровывая его: ### — подтверждение того, что сделка состоялась, каждая звездочка представляла собой четверть миллиона американских долларов, которые заплатят за доставку, а цифры — географическое местоположение, восточную долготу и северную широту, куда необходимо доставить товар. Тот телефон утонул в реке, со второго сделали один звонок, сообщили дату отъезда. Второй телефон тоже выбросили. Они проезжали под автострадами, по которым шло движение с юга и юго-востока в Москву. Над головой громыхали грузовики. Моленков заметил кривую улыбку на лице друга и скорчил гримасу, потому что забыл указать направление. Яшкин ткнул его локтем в бок. Они проехали мимо припаркованной патрульной машины. Яшкин подался вперед, разглядывая указатели, чтобы не повернуть на Москву или на Ростов и Волгоград. Сзади взвизгнула сирена, и дрему как рукой сняло.

Он посмотрел в зеркало заднего вида, но ничего не увидел из-за спрятанного под брезентом груза. В боковом зеркале замигали синие огоньки.

— Черт.

— Что?

— Ты что, оглох? — прошипел Моленков. — Не слышишь?

Яшкин пожал плечами.

— Стар уже. И что я должен слышать?

Моленков опустил стекло, и дождь брызнул в лицо.

— Теперь слышишь?

— Скорость мы не превышали.

— А про «БМВ» забыл?

— Что будем делать?

Звук приближался. Завывала сирена, сверкали огни. Новый седан мог обогнать их и на трех колесах. Моленков снова ругнулся. Он заметил, как быстро отреагировал Олег Яшкин: нога ударила по педали газа, голова качнулась к лобовому стеклу, подбородок почти уперся в руль. Зачем? Бесполезно. Милицейская машина была уже рядом с ними, запрыгнула на обочину, из-под колес полетела грязь, и вот она уже впереди. Все бесполезно. Две ухмыляющиеся рожи, взмах руки, приказывающий им остановиться. А что такого? Всего лишь немного поцарапали этот чертов «БМВ» да разбили пару фонарей. Седан притормаживал, не давал проехать, а отставной полковник Игорь Моленков думал о том, что находилось под брезентом на заднем сиденье. Он полез назад. Время идет, а привычки остаются. Пошарил в боковом кармане сумки, нашел, что искал, и придал лицу каменное выражение. Или он получит полмиллиона долларов, или проведет остаток жизни в колонии строгого режима.

— Останови машину и молчи.

— Я могу сбросить их в кювет.

— Останови машину! Хоть раз сделай, черт возьми, что я говорю. И заткнись.

Они вышли из патрульной машины. Тот, что покрупнее, держал во рту сигарету; рубашка расстегнута. Второй поменьше и моложе. У обоих оружие в поясной кобуре. Они медленно приближались. Моленков провел ладонью по орденским планкам. Тупые ухмылки на самодовольных рожах. Они подошли к окну с его стороны, и пепел от сигареты упал на капот машины.

Начало обычное.

— Нарушаем.

— Вы превысили скорость в зоне ограничения.

— Штраф или придется задержать.

Элементарное вымогательство. Моленков все еще прикрывал медали рукой — пока еще рано. Эти двое даже не потрудились достать квитанции об оплате штрафа. Он подумал, что их смена, наверное, скоро заканчивается. Здоровяк бросил сигарету на капот. Молодой выдохнул дым в лицо Моленкову.

— Что везем, отец?

— Откройте багажник и покажите, что у вас там.

Он вылез из машины и выпрямился. В полный рост, под дождем. Расправил плечи, выставил награды, вцепился взглядом в гаишников. Медали блеснули. У любого полковника их набиралось на три ряда — за долгую службу, за участие в парадах, за то, что протирал штаны.

— Позор! — заорал он.

Ухмылки исчезли.

— Вы позорите форму и свою страну! Шпана!

Он как будто вернулся в прошлое.

— Хулиганье! Мусор! Вам бы только по ларькам шарить!

Они подтянулись, вытащили руки из карманов.

— Думаете, не знаю, кто ваше начальство? А ну-ка встали, как положено!

Замялись. Оробели. Вытянули руки по швам.

— Посмотрите на себя. Что за вид? Где ваша выправка? Ты, застегни пуговицы.

Глаза сверкнули и тут же потухли.

С холодным презрением:

— Застегнуть.

Пальцы забегали по пуговицам.

— А ты? Что за распущенность! Ты слуга народа или цыганский вор?

Молчание.

— Рубашка грязная. Я бы на такой своей собаке спать не позволил. Стоять смирно, когда к тебе обращаются!

Они подтянулись. Здоровяк вобрал живот, губы его тряслись.

— Я всю жизнь отдал служению России. Мой сын отдал за Россию жизнь, и отец моего друга погиб за Россию не для того, чтобы такое дерьмо, как вы, могло воровать и позорить службу. Выброси сигарету!

Сигарета улетела в лужу и потухла.

— Теперь ваша машина. В каком она состоянии? Не вилять!

Он повел их к патрульной машине. На заднем сиденье валялись банки из-под напитков, обертки от бутербродов, пачки сигарет и журналы.

— И вы так ездите на работу? Вы — позор своего ведомства. Вы позорите свою форму и профессию. И я работал, чтобы обеспечить безопасность таких уродов, как вы? Машину привести в порядок!

Подчинились. Весь мусор свалили в пластиковый пакет. Когда они почти закончили, Моленков приказал им убраться на обочину. Гаишники отъехали. Он незаметно подал знак, и Яшкин повернул ключ. Моленков забрался в машину и крикнул через окно, что они должны благодарить бога за то, что он не доложит об их поведении своему другу, начальнику управления в Коломне. Патрульные застыли по стойке смирно, и Игорь Моленков выдохнул с облегчением. Сплошной блеф, и если бы его раскрыли…

Яшкин сжал ему руку.

— Я все видел. Они отдали честь. Ей-богу, как дети на параде. Наверно, обрадовались, что ты не поехал прямо в Управление.

Они засмеялись. Не захихикали, не заулыбались, а истерически заржали. Они хохотали без остановки, машина виляла по дороге, и Моленков уронил голову на грудь Яшкина. Тому пришлось оттолкнуть друга, чтобы не потерять управление.

— Ты был великолепен, — признал Яшкин. — Теперь я не сомневаюсь, что мы доберемся до Буга. Ничто и никто нас не остановит.

* * *

Они сидели «подковой» вокруг Кристофера Лоусона и слушали. Ветер не унимался.

— Вы должны понять, джентльмены, что мы имеем дело с совершенно разными людьми, у которых один общий дефект. Они прибудут в назначенное место из разных точек, между которыми нет очевидной связи. Всеми руководит тот самый дефект. Они все накопили обиду на общество. Теперь она ведет их. Ни любовь, ни верность не дают такой мотивации, как обида. Я полагаю — и это не досужее рассуждение — следующее. Со склада в Арзамасе-16 похищена ядерная боеголовка и в данный момент вывозится с ее территории. Еще одно предположение. Ее купят или уже купили преступные элементы. Далее. Боеголовку продадут тому, кто захочет ее взорвать. Вне всякого сомнения, существует совершенно определенная опасность. Она многогранна, но все участники сделки связаны фактором обиды. Если мы найдем ее истоки, то поймаем и этих людей. Мы оглушим зверя, наступим ему на горло и отрежем голову. Итак, джентльмены — и леди, — добро пожаловать в операцию «Стог». Сейчас я всех вас представлю.

Их было восемь, включая Кэти. Люк Дэвис сидел возле Лоусона на сложенной утренней газете, чтобы не испачкаться. Местом сбора стала набережная Виктории. Ребята из российского подотдела провели бы презентацию в затемненной аудитории с показом на экране карт и фотографий. Люк даже предложил одну из комнатушек на первом этаже, где стояло необходимое оборудование, но наткнулся на стальной взгляд Лоусона и понял, что все будет так, как хочет старик — как в старые, добрые времена. Ход его рассуждений был ясен: на открытом воздухе нет спрятанных в стенах или потолке микрофонов, а значит, если дело дойдет до расследования, и улик никаких не останется.

— Сначала имена. Я, не знаю почему, Г — Гольф. Мой юный коллега — Д, Дельта. В наши ряды затесалась кукушка, но мы постараемся принять ее. Она будет Ч — Чарли. Запомните — она не одна из нас. Наш человек, на которого мы возлагаем большие надежды, Н — Ноябрь. Цели будут помечены для удобства цифрами. Цель номер один — Иосиф Гольдман. А теперь вернемся к остальным. Эту команду я собирал несколько лет. Начнем с Багси.

Багси, опрятный, щеголеватый мужчина невысокого роста, выделялся разве что размером очков с толстыми линзами. Он сидел на корточках на траве и, казалось, не слышал ни слова из того, что сказал Лоусон.

— Занимается электроникой. В моей команде с тех пор, как окончил колледж. Мой вам совет — никогда не жалуйтесь на иностранную еду. Заведете Багси — не остановите, и сами потом пожалеете. Способен замучить до полусмерти разговорами о голубях. Будет отвечать за аудио- и видеонаблюдение, «жучки» и все такое, и если Ноябрь нацепит микрофон, то следить за этим также будет Багси. Теперь Эдриан и Деннис.

Они сидели на перилах спиной к реке. Одному было лет под пятьдесят, второму — слегка за пятьдесят. Они были так похожи, что, казалось, пришли вместе из одного квартала, принадлежали к одной фанатской кучке или явились с деловой встречи менеджеров низшего звена. Более всего к ним подходило слово «средний» — среднего роста, веса, телосложения. Они носили самую обычную одежду, какую носит большинство людей их возраста. Напарники, они и сидели рядом.

— У меня нет ни малейшего представления, откуда взялись эти имена. Парни они простые, самые обыкновенные, но дело свое знают. Отвечают за мобильное и пешее наблюдение. На них — слежка за Ноябрем и доклад о его передвижениях. Также отвечают за контрнаблюдение и выявление «хвостов» — на их языке это называется химчисткой. Насколько я их знаю, они редко довольны тем, что есть. Будут ныть, что им нужна дюжина оперативников, что вдвоем им не справиться. В данном случае мы руководствуемся бюджетом и практическими особенностями операции. Так что их у нас двое. Дальше, Шринкс.

Тот, кого назвали Шринксом, ухмыльнулся и помахал рукой. Дэвис подумал, что он всего на три-четыре года старше него. Шринкс излучал волны уверенности, и ему даже не надо было открывать рот, чтобы подтвердить это. Он непринужденно сидел на корточках и, казалось, не чувствовал холодка от реки: рукава закатаны, жилетка расстегнута, с шеи на кожаном шнурке свисает украшение в виде зуба животного, спутанные волосы падают на воротник.

— Он всегда был Шринксом, с самого начала работы с нами. Пытается доказать, что «шринк» — это психиатр, а он — психолог. Не обращайте внимания. В наше время участие такого рода специалиста в полевой операции сомнения не вызывает. По-моему, раньше мы неплохо обходились и без них, но я вынужден с этим смириться. Он будет оценивать, насколько сможет, моральное и психологическое состояние Ноября по мере развития операции и давать заключение относительно целесообразности его дальнейшего использования. Обращу ли я хоть малейшее внимание на его рекомендации — увидим позже. Дальше Стрелок.

Довольно маленького роста, он сидел со скрещенными ногами на дорожке и постоянно оглядывался. Еще когда они шли на набережную, Дэвис заметил рану на его лице и легкую хромоту. Потребовалось несколько минут, пока Лоусон представлял Багси, чтобы вспомнить, где он видел его — в этой самой куртке и свитшоте с капюшоном.

— Сколько я его знаю, он всегда был Стрелком. Отвечает за нашу безопасность. Мы можем подойти к той стадии, когда один человек с такой задачей уже не справится. Не будем жаловаться, а будем работать. Вы должны подчиняться каждому его слову, которое — наряду с моим — закон. Даже в лучшие моменты хмур, недоволен и раздражителен. Причина нынешнего недовольства в разбитом носе — пострадал в ходе нашей операции. Опытный снайпер, бьет без промаха.

Дэвис вспомнил покушение, схватку, сухой выстрел, удар коленом в пах, пистолет на мостовой и рев уносящегося по улице автомобиля. Он все видел, но понимание пришло только теперь. Так вот оно что… Рот у Люка открылся сам собой.

— И, наконец, чужой в наших рядах. Мисс Ч — Чарли.

Она сидела в сторонке, хмурая, со сведенными к переносице бровями. На ней были джинсы, спортивная толстовка и крепкие ботинки. Казалось, девушка нарочно старалась выглядеть непривлекательной, ради чего отреклась от всех проявлений чувственности, но эффект получился обратный, хотя и красавицей Люк бы ее не назвал. Он вспомнил, как она стояла за спиной Ноября, держа руки на его плечах. Уже тогда она показалась ему сильнее и жестче Ноября.

— Я не просил Чарли, но вынужден был пойти на небольшую уступку, так как чувствовал себя обязанным. Мне предложили взять ее в команду, чтобы получить контроль над Ноябрем и отделаться от его прежних хозяев. Она знает Ноября, его сильные и слабые стороны, работала с ним с самого начала полицейского расследования по делу об отмывании денег — этим занимался наша Иосиф Гольдман. Ее границы определены — позволит себе лишнего, мигом отправится домой на самолете. Вот и все.

Вопросов не было. Присутствовавшие были профессионалами, опытными оперативниками, которым вовсе не обязательно слушать собственный голос. Надо признать, Кристофер Лоусон — этот деспот и грубиян — сработал великолепно и ловко всех себе подчинил.

— В завершение хочу сказать, что этим утром они вылетели в Берлин, и мы следуем за ними. Мой коллега, Дельта, проник в компьютер турагентства и выяснил, где они заказали номер. По моей оценке, Берлин — перевалочный пункт. Куда они, а следовательно, и мы, направимся дальше, я не знаю. Где развернутся основные события — не представляю, но обещаю, что мы там будем.

* * *

Буг разлился, уровень воды в реке серьезно повысился. Дожди, пролившиеся в центральных районах Украины, побили все рекорды. На канале, соединявшем Буг и Днепр, открыли ворота шлюза — в надежде, что течение заберет с собой прибывавшую воду. Обретя силу грязевого потока, Буг несся вдоль границы с Польшей на юго-востоке и поворачивал на север.

Прибывая с каждым часом, река уже образовала новую, более внушительную границу между Польшей, Украиной и Беларусью. Другие большие европейские реки давно сделали эту работу, но политики и союзники все изменили. Эльба больше не является границей между Востоком и Западом, как было сорок лет. Изменил свой статус и Одер, отделявший в недалеком прошлом большую часть Германии от Западной Польши. Большинство последних преобразований в сфере культуры и политики отвели роль барьера Бугу.

На конференции, проводимой при поддержке ООН и посвященной выработке основ по защите и использованию трансграничных течений, один ученый сказал коллеге:

— Купание в Буге — самоубийство. Лично я не стану есть ничего, что выращено в пределах нескольких километров от него. Его загрязненные воды заливают прилегающие луга и поля. На польской границе Буг представляет собой грязную сточную канаву. Сейчас уровень воды в реке слишком высок для рыбаков. Но поздним летом, когда Буг вернется в свое русло, рыбак, пожелавший съесть свой улов, должен быть сумасшедшим или умирать с голоду. Река несет огромное количество пестицидов и гербицидов, ядовитых химикатов, включая тяжелые металлы и фосфор, неочищенные сточные воды, поступающие из районов, где проживает почти три миллиона человек.

Ученый допил свой кофе.

— Я не знаю, слышали ли вы прогнозы? Нет? Мощные ливни над Украиной. К концу недели начнутся наводнения.

Буг обозначил барьеры, которые и без этого видны невооруженным глазом и совершенно понятны: католическая вера Польши отделена от православной Украины и Беларуси, а западноевропейская демократия — от обществ, находящихся под влиянием восточного соседа. Старые враги сошлись на реке, и вражда не погасла, но река разделила ее. Уровень воды поднимался, волны бились о защитные стены, и казалось, что у Буга есть душа, что он обижен и разозлен и потому бросает людям вызов своим наступлением.

Коллега доел последний кусок пирога.

— Наводнения принесут еще больше грязи. Не надо ссылаться на меня — я не хочу возвращаться туда. Это опасно и чертовски неприятно.

— Кто это? Кого он привез? — спросил Ройвен Вайсберг.

— Телохранитель из Англии, — ответил Михаил.

— Виктор не с ним?

— С ним. И этот тоже.

— Зачем он ему понадобился?

— Вчера было покушение. На него произвела впечатление реакция новичка.

Старуха бродила как привидение — туда-сюда, в комнату, из комнаты. Она слушала, но не вмешивалась.

— Что Виктор сказал?

Михаил пожал плечами.

— Я не разговаривал с ним.

— Не пойму, зачем Иосиф взял с собой новенького. В такое время… В чем смысл?

— На объяснения не было времени.

Старуха стояла возле двери и наблюдала за ним. Она вытянула шею, чтобы лучше слышать, и клок белых волос упал на мочку правого уха. Она никогда не вступала в разговор, пока внук не спрашивал ее мнения. Он не спросил. Когда он был еще совсем маленьким, она вбила ему в голову, что доверять людям можно крайне редко, да и то с большой осторожностью. Ройвен знал, что в ее душе нет места для доверия.

— Иосиф живет в Лондоне, как откормленная свинья. У него что, мозги размякли? А если ошибся?

— Возможно, но я очень удивлюсь, если ошибется Виктор. Он для того и нужен — предотвращать ошибки.

Ройвен Вайсберг использовал ошибки других людей. Когда он был еще подростком, один авторитет согласился делиться с ним частью прибыли, получаемой от пермских таксистов. В девятнадцать лет он отодвинул этого авторитета, а когда тот стал возмущаться, избил его до полусмерти. Вернувшись из армии, он обнаружил слабость другого авторитета, который не мог справиться с конкурентами, торговавшими мясом на базаре. Он взял своих парней — среди них были Михаил и Виктор, — пригрозил, что пристрелит конкурентов, выгнал их с рынка и утопил авторитета в Каме. Чужие ошибки открыли дорогу в Москве и потом позволили подняться в Берлине. Ошибки лишали людей положения и приводили к тому, что они валялись в луже крови на полу или их топили в бочке с цементом и сбрасывали в реку.

— Ты сказал Иосифу, что не стоит приводить незнакомого человека?

— Он ответил, что это не обсуждается.

Об этом можно было бы и не говорить — бабушка наблюдала за ним от двери, и в ее взгляде сквозило подозрение, — но почти все падали из-за собственных ошибок. Михаил нахмурился: никто из авторитетов сам не выбирал время, чтобы уйти — оставить власть, влияние, положение и деньги. Все заканчивалось, когда человек допускал ошибку. Им предстояло многое обсудить, а они говорили — теряя впустую время — о телохранителе, которого притащил с собой Иосиф.

— Что ж, мы проверим чужака еще до дела. — Ройвен улыбнулся хитро, как крадущийся кот. — Посмотрим, что он собой представляет, и ему очень повезет, если он нам понравится. А уж если не понравится…

* * *

«Транзит» с агентами шел впереди. Люк Дэвис понимал сложившийся порядок старшинства. За рулем их машины сидел шофер из автомобильного пула агентства. В голове у Люка вертелось с полсотни вопросов, но он молчал, так как не знал, с чего начать. Они двигались по автостраде на запад и уже прошли первый указатель поворота на аэропорт. Интересно, о чем думают люди в «транзите»? Он представил, как они тихо переговариваются, обсуждают те или иные детали, как возникают и крепнут связи, определяющие необходимый уровень эффективного сотрудничества. Для Лоусона эти связи никакого значения не имели, но Люку вопросы не давали покоя. Наконец, он выбрал с чего начать.

Как там сказал директор? Я так понимаю, дело Клипера Рида живет и побеждает.

И что ответил Лоусон? Насколько я помню Клипера, для него ситуация была бы абсолютно ясной. Как я уже говорил, он — все, что у нас есть… В такие моменты необходимо использовать все, что только возможно. Кроме него, у нас ничего нет.

— Можно задать вопрос, мистер Лоусон?

Старик оторвал глаза от сканворда на последней странице газеты.

— Да, если это относится к делу.

Вопросов хватало. Почему они не воспользовались помощью дружественных спецслужб? На какой фактической базе построена операция? К чему такая спешка и как можно работать при отсутствии плана? Вместо этого он спросил:

— Кто он? Думаю, у меня есть право знать. Послушать, так он вроде оракула, вознесенного на пьедестал вами и директором. Кто такой Клипер?

Глядя в ясные глаза, он представил, как там включился некий механизм и пришли в движение маленькие колесики. Что рассказать? И рассказать ли вообще что-то? И вдруг лицо смягчилось, как будто Лоусон забылся и перестал быть собой. Лицевые мышцы расслабились, челюсть утратила свою обычную агрессивность, на губах появилась улыбка.

— Он из ЦРУ. Его звали Клипер Рид. Был резидентом в Берлине, отвечал за Центральную Европу.

— Каким он был?

— Крупным, сегодня его назвали бы толстым, и высоким. Густая шевелюра, которую он скрывал под мягкой фетровой шляпой. Курил сигары. И голос… Мог и шептать чуть слышно, и реветь, как сирена. Его хорошо знали в семидесятые и…

— Как он попал на пьедестал?

Шофер свернул к аэропорту.

— Не перебивайте. Просто слушайте. Это дети перебивают, чтобы услышать собственный голос. Он обеспечивал прикрытие под видом продавца запчастей для чехословацких тракторов. Мог достать все, что угодно для румын, болгар, поляков или немцев из ГДР, когда в их тракторном парке возникали проблемы. Мы так и не узнали точно, как он получил тот контракт, но ему это удалось. Вы не представляете, сколько колхозов с неисправными тракторами находилось поблизости от взлетно-посадочных полос советских бомбардировщиков и перехватчиков, и какие виды на военно-морские базы открывались из обычных прибалтийских ферм. Почти десять лет он ездил по этим странам с чиновниками министерства сельского хозяйства или министерства экономического развития, которые ели из его рук. Вы бы поинтересовались историей ведомства, в котором работаете, мне бы и рассказывать не пришлось. Он мог подкупить любого агента, у него был нюх на людей. Понятно? Он чувствовал слабость каждого и знал, как ее использовать. Это позволяло ему предсказывать действия противника и играть на опережение тогда, когда другие пасовали. Мне выпала честь работать с Клипером Ридом, и Петтигрю был моим подчиненным целых девять месяцев. Слово «икона» слишком затерто в наше время, но Клипер Рид был настоящей иконой. Он был лучшим разведчиком своего времени.

— И он передал вам завет мудрости, которого вы и придерживаетесь.

Он произнес это с утвердительной интонацией.

— Вы не понимаете, поэтому и саркастичны. В наше с Клипером время не было компьютеров, на которые вы так полагаетесь, не было Интернета, электронной обработки. В наше время люди не боялись запачкаться. Они умели ходить по краю. Теперь вам понятно, кто такой Клипер?

Люк Дэвис поджал губы, посмотрел на него тяжелым взглядом и, как ему показалось, проник под маску Старого Доброго Времени — тех проклятых, давно ушедших дней.

— Вы не договорили. Что с ним случилось?

— Провалился, конечно. Это неизбежно. Убрался из Будапешта за двенадцать часов до предполагаемого ареста и перешел через австрийскую границу, что само по себе уже невероятно. Вечно это продолжаться не могло, но он продержался долго.

— А потом отмечал свой успех в Берлине?

— Да, немного…

Дэвис перебил его.

— А как же агенты? Они-то остались? Что было с ними? Расскажите. Их арестовывали, пытали, сажали в тюрьму, расстреливали?

Со взлетно-посадочной полосы долетел рев самолета. Они въехали в туннель аэропорта Хитроу и как будто окунулись в неживой желтоватый свет.

Добродушие испарилось, лицо окаменело, во взгляде проступила холодная жесткость, и подбородок снова выдвинулся вперед.

— Они были агентами. Добровольцами. Сами выбирали себе дорогу. Жизнь агента коротка. Если повезет — несколько месяцев, не повезет — пара недель. Агент не протянет долго, если его посылают в самую гущу событий. Вам еще многому надо научиться. Они сгорают.

* * *

Кэррика подбросило и тряхнуло. Салон содрогнулся. Он вспомнил посадки в Басре — транспортный самолет заходил по крутой спирали, выравнивался и жестко садился. Но сейчас они были в Берлине, а не на войне.

Он повернулся к Иосифу Гольдману и вежливо улыбнулся, как бы желая сказать, что он все понимает и сочувствует. Одной рукой Босс вцепился ему в рукав, а другой — в рукав Виктора; лицо побледнело и блестело от пота. В подготовленном Кэти досье говорилось, что его Босс — главный игрок в большой международной игре. Он отмывал деньги для русских мафиозных группировок — как, впрочем, и для других. Теперь им заинтересовалась контрразведка, занимавшаяся вопросами национальной безопасности. И этот человек до смерти боялся летать. Его трясло, когда самолет попадал в воздушные ямы. Кэррику был неведом этот страх: он мог выпрыгнуть с парашютом из самолета или с воздушного шара с высоты восьми сотен футов. Если он чего и боялся, так это остаться в одиночестве.

Виктор сбросил руку Иосифа Гольдмана со своего рукава, а Кэррик оставил. Весь полет Босс просидел между ними.

Они прошли таможню и паспортный контроль. Паспорт Иосифа Гольдмана был на другое имя, но с его фотографией.

Кэррик не знал, где группа поддержки. Они с Виктором несли свои сумки, а Иосиф Гольдман — свою. Кэррик сказал, что так надо для того, чтобы телохранители имели свободу действий, если понадобится.

Их встречал крепкий, плотный здоровяк. Он обнял Виктора. На улице ждал «мерседес». Кэррик думал о том, как перевернулась его жизнь, как люди, с которыми он работал, развернулись и ушли, даже не попрощавшись с ним.

Их повезли в Берлин. Кэррик старался играть свою роль, роль телохранителя, но в какой-то момент поймал себя на том, что взгляд его просто скользит по улицам незнакомого города.

ГЛАВА 7

11 апреля 2008

Кэррик вышел из машины первым. Начиналась рутина. Машина остановилась, появился швейцар, а он уже стоял на тротуаре и внимательно осматривался. Основания для осторожности были. Как мог промахнуться тот урод с такого близкого расстояния? Ладно, события вчерашнего дня можно разобрать в другой раз, а сейчас важно сосредоточиться на работе. Он стоял чуть сбоку от дверцы автомобиля.

Ни ползущих медленно машин, ни подозрительных типов — ничего необычного или настораживающего. Только на другой стороне улицы, отделенной от отеля транспортным потоком, толпились зеваки. Проблема заключалась в том, что Кэррику следовало изображать из себя человека, за спиной которого двухлетний опыт работы телохранителем, а не двухнедельный, как было на самом деле. К тому же на курсах они занимались немного другим: обучение проводилось для охраны большими силами, человек в восемь или девять, при возможной внешней поддержке полиции. Кэррик просто не знал, чего ожидать. Все вокруг спешили по своим делам — взрослые в костюмах, молодежь в джинсах и свитерах или свитшотах, женщины с покупками и колясками, дети, прогуливающие школу, и старики, кутавшиеся в шарфы от холода. И только двое мужчин на другой стороне улицы никуда не торопились и безучастно наблюдали за происходящим.

— Все в порядке, мистер Гольдман, выходите и, пожалуйста, побыстрей.

Заметно встревоженный, Босс все же благодарно кивнул ему.

— Выходите из машины, мистер Гольдман, и прямиком к двери.

Все представлялось каким-то искаженным, нереальным, словно это некие кривые зеркала отбрасывали гротескные отражения. «Соберись, — сказал он себе, — не распускай сопли». Он заглянул внутрь, взял русского за руку и вытащил из машины. Босс схватил его за рукав — с отчаянием, тревогой и надеждой.

— Все в порядке, мистер Гольдман, пойдемте.

Игра захватила его полностью. Он осмотрелся, увидел за спиной Босса Виктора и направился к вращающимся дверям, когда прямо перед ним появился вдруг незнакомец. Кэррик даже не заметил, откуда он взялся. Возможно, алкаш или наркоман — нетвердая походка, покачивается, небритая физиономия, одежда выглядит так, как будто в ней спали. Вроде бы молодой, но уже какой-то потертый, волосы спутанные.

Кэррик схватил его за плечо, резко оттолкнул. Наркоман свалился на тротуар. Кэррик посмотрел вниз и увидел грязное лицо с умоляющими глазами. Опасности незнакомец не представлял, и бить его не стоило. Он отодвинул нищего в сторону, дверь открылась.

Швейцар неприязненно посмотрел на него и затараторил по-немецки.

— Я не говорю по-немецки, — сказал Кэррик и направился к лифту в конце вестибюля.

Швейцар окликнул его на английском. В его голосе уже отчетливо слышалась злость.

— Он питается отбросами с кухни, сэр, и никому не мешает. В некотором смысле мы уважаем его, сэр, за то, какой он есть.

Кэррик не ответил. Он хорошо справился со своей ролью. Босс с Виктором уже были в кабине, он шагнул внутрь и нажал кнопку. Через стеклянную дверцу Кэррик видел спину швейцара. Наверно, у того были причины так разговаривать с телохранителем постояльца отеля. Швейцар вышел на улицу через вращающиеся двери, нагнулся и поднял бродягу с тротуара. Кэррику показалось, что он что-то сунул ему в руку. Деньги? Позади него стоял безучастный Виктор, но Иосиф Гольдман вроде бы успокоился после этой демонстрации силы, и его настроение поднялось. Они поднялись на этаж, где находилась регистратура.

— Добро пожаловать, джентльмены, — приветствовала их девушка за стойкой. — Вы заказывали три номера, а не два. И один суперлюкс, правильно? Заказано на двое суток, отъезд тринадцатого апреля, верно? Распишитесь здесь, пожалуйста.

Босс черкнул что-то неразборчивое. Кэррик просто поставил инициалы.

Им выдали электронные ключи. Кэррик вернулся к лифту, и они поднялись на шесть этажей. Прошли по пустому коридору. Пока Босс открывал дверь, он стоял рядом.

— Я составлю график, — сказал ему Виктор. — А теперь принеси вещи.

Вот так. С ним обошлись, как с мальчишкой на побегушках.

Он спустился в вестибюль, думая, что надо бы заключить подобие перемирия со швейцаром, чтобы тот помог организовать парковку прокатной машины в подвале отеля. О машине договорился человек в Берлине, но Кэррику его имя не сообщили. Швейцар принял крупную купюру и не выразил никакой благодарности, как будто честно ее заработал, да еще и посмотрел на него холодным взглядом, давая понять, что презирает наемников русского бандита. Кэррик достал из багажника три сумки. Он не знал, куда они направляются — отъезд тринадцатого апреля, верно? — и хватит ли им одежды или придется покупать. Человек, приходивший на баржу, сказал, что в Берлине риск для него возрастет и… если вы провалитесь — хотя мы, конечно, постараемся вас вытащить, — то, без сомнения, умрете. Все должно быть предельно ясно. Провалитесь — и вам конец.

Он повесил на каждое плечо по сумке и взял в руку третью. На другой стороне дороги, в дверном проеме, мелькнула сгорбленная фигура нищего, которого он швырнул на тротуар. Двое мужчин, которых Кэррик заметил раньше, все еще стояли на том же самом месте.

Кэррик занес сумки в отель. Теперь его жизнь зависела от того, насколько хорошо он сыграет роль. Роль, которую знал очень плохо.

Он разнес сумки по номерам, и ему объяснили график дежурств и отдыха.

В своем номере Кэррик растянулся на кровати и заснул.

* * *

Они подождали, пока служащий в форме не отогнал машину.

— Что думаешь? — спросил Ройвен Вайсберг.

— Забавно. Малыш держал папу за руку, как будто было темно и он испугался.

— Он отшвырнул бомжа.

— Безвредного бедолагу.

Они наблюдали за входом в отель на Йоахимшталер. Ройвен развернулся и пошел к метро. Был еще один вопрос, который он не задал Михаилу. Вообще-то, в голове у него вертелось много вопросов. Но он не задал ни одного. Проявил ли этот парень, записавшийся в отеле как Кэррик, качества профессионального телохранителя, когда оттолкнул бродягу? Был ли он просто профессионалом или же профессионалом преданным? Они шли по улице, и вопросов становилось все больше. Бывают ли вообще преданные телохранители? На что способен телохранитель, защищая собой хозяина? Можно ли доверять телохранителю? Можно ли доверять Кэррику, как утверждает Гольдман? Заслуживает ли доверия сам Михаил? Последний вопрос, так никогда и не заданный, лежал на душе Ройвена Вайсберга тяжелым камнем. Его подстрелили именно тогда, когда телохранителем был Михаил.

Они дошли до станции Уландштрассе и спустились по ступенькам. Вайсберга подстрелили в Москве. В те горячие дни он пробивал себе дорогу на территорию, захваченную другими группировками: отбивал клиентов и давал им «крышу», подобранную из бойцов спецназа и офицеров госбезопасности. Он нажил себе опасных врагов. В Москве Ройвен не ходил по ресторанам — для таких, как он, это слишком опасные места. Он сам устранял конкурентов в ресторанах. Ройвен жил в постоянном напряжении; дом, в котором бабушка готовила ему еду и ухаживала за ним, окружил высокими стенами, поставил сигнализацию и охранников. Он не ездил за рулем шикарного «мерседеса», а водил старые машины, на которые никто не обращал внимания. И все-таки его подстрелили, когда он выходил из банка. За свою жизнь Ройвен допустил не так уж много ошибок, но посещать банк три пятницы подряд было ошибкой. Он вышел на улицу и приостановился, выбирая место, где спуститься — ступеньки были плохо почищены от снега. Михаил шел сзади, а не перед ним. Человек с пистолетом возник совершенно неожиданно. Ройвен услышал выстрел, прыгнул влево и скатился на пару ступенек, где выставил себя прекрасной мишенью для повторного выстрела. Выстрел этот и прозвучал, и только тогда Михаил отреагировал.

Он выстрелил в грудь и два раза в голову; засек запаниковавшего и попытавшегося удрать водителя и уложил его выстрелом прямо в голову. Они побежали и запрыгнули в свою машину. Видно было, что Михаил считает себя героем. Ройвен поблагодарил его — нашел слова, несмотря на то, что рука начала неметь. Они не поехали в больницу. Дома бабушка промыла рану, вскипятила воду и достала из своего набора ножницы, пинцет и нож, чтобы удалить из раны волокна от пальто. Накладывать шов она не стала. Ройвен знал, что бабушка научилась лечить давным-давно. Он ни разу не вскрикнул, пока она чистила рану — просто не посмел. На следующей неделе Виктор и Михаил застрелили шесть человек, и новый бизнес полностью перешел под их контроль. Это был его первый шаг в многомиллиардную индустрию смерти, и убийства принесли ему абсолютную власть.

Когда Михаил ушел, бабушка спросила:

— Почему он находился сзади, а не перед тобой? Почему стал стрелять только после того, как в тебя выстрелили два раза? Чем он рисковал? Доверяй только себе. Никогда не полагайся на других. Береги себя.

Он стоял на платформе в ожидании поезда. Михаил был в шаге от него. Ройвен думал о Кэррике, который отбросил бродягу, и о безграничном доверии на лице Иосифа Гольдмана, когда тот держал Кэррика за руку.

К платформе с грохотом подошел поезд.

Бабушка сказала, что выживание зависит только от него самого, от нее и ее историй, которые он знал наизусть.

* * *

Как сильно я хотела жить? Как часто я хотела умереть?

Я всегда хотела жить.

В первом и втором лагере жили евреи, которые отвечали за функционирование Собибора. Мало кто из них не хотел жить. Я помню только два случая, когда пленники бежали к проволочному ограждению и пытались перелезть, точно зная, что украинцы на сторожевой вышке пристрелят их. Я поняла, что жизнь — как пламя свечи. Мы стараемся укрыть и защитить даже самые страшные страдания. Те из нас, кто знал, что их ждет, что они обречены, иногда нападали на охранников, когда их высаживали с поезда. Их расстреливали на платформе или избивали прикладами и тащили в Трубу. Большинство из них, ожидающих скорой смерти, проводили последние минуты жизни в молитве.

Мы, заключенные первого и второго лагеря, несмотря на всю мерзость существования, не считали смерть избавлением. Немногие верили, что смерть несет свободу. Нашей целью было выжить, проснуться следующим утром и увидеть солнечный свет. Некоторые говорили, что они обязаны выжить, чтобы рассказать о зверствах в Собиборе. Для большинства вдыхать свежий воздух, аромат сосен, забыть о клубах дыма, вырывающихся из горящих печей, было единственной радостью.

За периметром лагеря находился бордель для украинских охранников. Сначала там не было евреек, только проститутки из Люблина. Поговаривали, что они старые, страшные и больные. Еще рассказывали, что один крестьянин из Злобека продал в бордель свою двенадцатилетнюю дочь, потому что украинцы хотели молоденьких.

Немцы из СС не пользовались проститутками из Люблина. Они брали евреек. После того, как я узнала об этом, то ждала целый месяц, когда меня отведут в бордель, который немцы называли Ласточкиным Гнездом. Я знала, что однажды вечером за мной придут. Потянулись дни ожидания. Я могла убить себя: съесть стекло, плюнуть в лицо офицеру, и меня забили бы до смерти, могла броситься на проволоку, и меня пристрелили бы. Но я ждала.

За три дня до того, как меня забрали, я поняла, что ждать осталось недолго. Доставлять еврейских девушек в Ласточкино Гнездо должны были надзирательницы. Надзирательница, которая следила за нами в швейном цехе, подошла ко мне сзади. Она склонилась над моим плечом и взяла меня за грудь. Казалось, она взвешивала ее, как фрукты на рынке во Влодаве. Потом ее рука спустилась ниже и похлопала меня по животу, проверяя под свободной спецовкой, стройная я или нет. После этого прошло три дня. Я выдержала, потому что хотела жить.

Это случилось в пятницу, поздним февральским вечером. Было холодно. Мы сидели в бараках. Я лежала на своей койке, когда за мной пришла надзирательница. Она остановилась в дверях, указала на меня и кивнула. За месяц, что прошел с того момента, как я узнала о борделе, из лагеря забрали шестерых девушек. Вернулась только одна. Она всегда сидела в одиночестве в углу лагеря или отдельно от всех в мастерской, на скамейке, или съеживалась на своей койке и беззвучно плакала. Она ничего не рассказывала.

Когда надзирательница вывела меня в темную, прохладную ночь и повела к внешним воротам, то сказала: «Если хочешь увидеть рассвет — будь энергичной. Не спорь с ними и делай вид, что тебе нравится».

В доме играл граммофон. Надзирательница вывела меня через ворота лагеря, и мы зашли в дом с черного хода. Я услышала очень громкую музыку и крики. На кухне надзирательница приказала мне раздеться и достала из шкафа небольшую ванну. Я шагнула в нее, и она поливала меня водой из кувшина. Надзирательница намылила меня и вытерла полотенцем. Мне дали нижнее белье с французскими ярлыками. Я подумала, что оно принадлежало одной из француженок, которых привезли в пульмановских вагонах и которые ничего не знали о Собиборе. На них было лучшее нижнее белье и шелковые колготки — ведь они ехали к «своему новому дому на Востоке». Одежду связали в аккуратный маленький узел, потом они пошли по Трубе, думая, что сейчас помоются и переоденутся. Я надела лифчик, трусики, пояс с подвязками и шелковые колготки убитой девушки. Меня причесали и побрызгали отвратительными духами. Надзирательница подвела меня к двери и сказала: «Покажи, что тебе это нравится, угоди им. Тогда останешься в живых. Покажешь ненависть — умрешь. Тебе решать». Она открыла дверь, втолкнула меня в комнату, и я услышала, как дверь за мной захлопнулась. Шум, музыка и крики оглушили. Они смотрели на меня.

Мне сказали танцевать. Я была дочерью часовщика из Влодавы, а не шлюхой, и умела танцевать только под музыку своей родины. Они хлопали в такт, и я пыталась танцевать. Мне не стыдно за это, потому что я хотела выжить.

Они были пьяны.

Они все были старше меня, но моложе моего отца.

То ли я плохо танцевала, то ли их пожирала похоть, но меня толкнули в спину и поставили подножку.

Я оказалась на ковре. С меня сорвали нижнее белье. Один из них сделал себе бандану из шелковых колготок, и я узнала начальника украинских охранников. Я лежала голая. Но моя мама и бабушка тоже были голые, когда их вели по Трубе, и у них не было шансов выжить. Я смирилась со своей наготой и стерпела их взгляды, потому что такова была цена.

На меня набросился первый. Он хрипел, дергался, ругался. Он не снимал форму, только расстегнул брюки и раздвинул мне ноги коленом. У меня пошла кровь. Они видели ее, и их это возбуждало. Стаканы полетели в огонь. Я закричала от боли. Это возбудило их еще больше. Первого столкнули с меня, когда он еще не закончил, потому что остальные тоже хотели почувствовать мою кровь. Когда на меня залез третий, я начала двигаться. Мне пришлось сделать это, чтобы не умереть. Я поднимала бедра, когда он входил в меня, и опускала, когда выходил. Кого-то вырвало на меня, и блевотину вытерли носовыми платками. Они все пользовались мной, за исключением старшего офицера. Все, не считая шарфюрера СС Гельмута Шварца, который обычно следил за работой узников за пределами лагеря, прошли по мне, а потом пустили меня по второму кругу. Я лежала на ковре, пока последний не слез с меня.

Вот тогда он повел меня наверх. Они подбадривали шарфюрера Шварца, когда он заходил со мной в комнату. Он накинул мне на плечи халат. Я поняла, почему. Возле кровати стояла фотография его семьи. Отец в форме обнимал дочь за плечи, а мать с гордостью смотрела на мужа и подрастающего ребенка. Я напоминала ему дочь. Он сидел на кровати и держал меня за руку. Он готов был расплакаться, и будь у меня нож, я перерезала бы ему горло. Но тогда меня бы убили.

Я стала собственностью шарфюрера Гельмута Шварца. Я играла роль его дочери, и всякий раз, когда меня приводили к нему в комнату, этот ублюдок ласкал меня. Он не пользовался мной, только ласкал, и я должна была стонать и тяжело дышать, как будто мне это приятно. Это была опасная игра. Один эсэсовец, Грот, полюбил еврейку и смягчил нам — животным, недочеловекам, — условия. Когда он уехал в отпуск, девушку застрелили в Трубе. Австрийских евреек, Рут и Жизель, которые работали актрисами в Вене и были намного красивее меня, забрали в бордель и застрелили на следующее утро. Я не знала, останусь ли в живых.

Он уехал в отпуск в Мюнхен — повидаться с женой и приласкать дочь. Я была беззащитна, и женщины помогли мне — намазали лицо сажей, чтобы я выглядела старше. Я шаркала с опущенными плечами, чтобы грудь не была так заметна. Прибыли молодые девушки, их забрали, но я в бордель уже не возвращалась. Обо мне забыли, и я осталась жить.

Той ночью, когда они дрались друг с другом за право быть следующим, я ни разу не захотела смерти. Я знала, что мне поможет только Бог, счастливый случай и я сама. Я забыла, что такое любовь, и научилась ненавидеть.

* * *

— Не понимаю. Зачем мы здесь?

Они были в зоопарке.

— Чтобы вы лучше поняли, где мы и что будем делать.

— Мистер Лоусон, я не был в зоопарке с детства.

Ну, не смешно ли? В аэропорту их встретил заместитель берлинского резидента. Все втиснулись в микроавтобус, удобно расселись, и заместитель отвез их в город. Автомобиль остановился на боковой улочке возле старого зоопарка. Лоусон вылез и жестом пригласил Дэвиса следовать за ним. Они вытащили сумки и направились к небольшому, скромному отелю. В холле старый носильщик приветствовал Лоусона как блудного сына. Появившейся откуда-то пожилой женщине, скорее всего хозяйке, Лоусон поцеловал руку. Они бросили сумки и ушли, не зарегистрировавшись. Дэвис спросил, где микроавтобус и остальные. Старик объяснил, что никогда не останавливается в одном отеле с командой. И добавил загадочно:

— Им есть, чем заняться. Возьмут машину и примутся за работу. А мы прогуляемся.

Обрушившийся на город ливень заставил укрыться под аркой перед зоопарком. Потом Лоусон — он, оказывается, бегло говорил на немецком — купил два билета, и они прошли на территорию зоопарка.

Воняло. Люк Дэвис никогда не был в тюрьме, но знал людей, которые рассказывали, что там воняет, как в зоопарке. Причиной запаха мог быть корм, подстилка, моча, зеленоватая вода в бассейнах или испражнения животных. Вонь застряла в носу и усиливалась по мере приближения к клеткам с дикими кошками. Люк обратил внимание на тигрицу, которой только что принесли еду. Она зажала здоровенный кусок свежего розового мяса огромными лапами, лизнула его, и глаза ее вспыхнули недобрым огнем. В голове вертелась сотня банальных вопросов. Но он промолчал. Почему поход в зоопарк важнее заселения в отель? И что, интересно, делает сейчас разношерстная команда с дурацкими кодовыми именами?

Они дошли до бассейна с бегемотами. Он был закрыт на реконструкцию. Открытие намечалось через неделю. Лоусон, похоже, расстроился.

— Может, все-таки перейдем к повестке дня? По-моему, день сегодня дождливый, и мне бы не хотелось еще раз вымокнуть. Экскурсия, конечно, интересная, но…

Лоусон направился к вольеру с птицами, за которым прохаживались пингвины.

— Вы в центре Европы, молодой человек, а не на острове в открытом море. Здесь все определено последней войной. Она затронула границы, отношения, связи. Этот зоопарк был лучшим в Европе, но мы разбомбили его. Смотрителям пришлось отстреливать львов, иначе они вырвались бы на улицу и напали на людей. Слоны погибли под бетонными завалами. Жители убивали оленей и птиц, чтобы пропитаться. Меня раздражает, что бассейн с бегемотами закрыт. Один хитрец — Кнаучке — пережил бомбардировку, спрятавшись в грязи бассейна. Его вытащили, откормили, и он дал жизнь новому поколению. Из пяти тысяч животных на начало войны выжило только девяносто.

— К чему вы клоните? — озадаченно нахмурился Дэвис.

— Я думал, это понятно даже идиоту. Город дышит историей. От прошлого не избавиться, мы все его узники. Чтобы понять настоящее, нужно вдохнуть здешнюю историю. Или вы, нынешние гении, считаете себя выше этого? Вы так высокомерны и самодовольны, что не можете найти место для истории и боитесь, что она затмит блеск вашей славы? Узнав историю, легче понять и мотивы поведения людей. Людьми, за которыми мы охотимся, руководит искаженное понимание истории.

— Вы приходили сюда с Клипером?

— Хорошее место. Здесь нет микрофонов, отсюда трудно вести наружное наблюдение. Здесь мы встречались с людьми, обговаривали детали…. Да, мы частенько сюда приходили. Идемте дальше.

— Можно я вернусь в отель и надену сухие носки?

— Нет.

Они вышли из зоопарка. Лоусон прибавил шагу. Они прошли мимо современных зданий посольств Японии, Саудовской Аравии, Мексики, Малайзии и Индии. Дэвис спросил, почему они идут пешком, и Лоусон ответил, что атмосферу города можно почувствовать, только прогуливаясь по улицам, а не разглядывая его через стекло автомобиля. Дэвис предположил, что скорее всего Клипер Рид гулял по Берлину, и Кристофер Лоусон слепо его копирует. Ему не нравилось такое отношение. Они пришли к зданию, облицованному гладким серым камнем. За открытым проходом виднелся двор с голыми деревьями в дальнем конце и невысокий постамент в центре и статуя, изображавшая обнаженного человека. Под мраморной табличкой на стене лежал венок и букет свежих, желтых цветов.

— Вы, конечно, знаете, в честь кого установлена эта статуя?

— Понятия не имею.

— Клаус фон Штауффенберг.

— Никогда о нем не слышал. Извините и все такое, — проворчал Люк.

— Боже, невежество молодости. Двадцатого июля 1944 года он заложил бомбу под столом совещаний в «Волчьем логове» Гитлера. Пытался убить фюрера и потерпел неудачу. Гитлер выжил, а фон Штауффенберга, вернувшегося самолетом в Берлин, схватили и расстреляли на этом самом месте. Я пытаюсь показать вам, в какой неразберихе нам придется действовать. Для большинства даже в те мрачные дни, когда стало ясно, что война проиграна, он был предателем. Почти никто не считал его героем. Сегодня его в лучшем случае уважают. Лично я, молодой человек, не выношу никаких суждений. Я не защитник демократии, не проповедник свободы, а простой наблюдатель. В нашем мире очень мало ясности, и этого нельзя забывать.

Дэвис догадался, кому принадлежат эти слова. Скорее всего первым их произнес Клипер Рид. Он попытался представить их — огромного, толстого техасца и молодого англичанина, который во всем слушается американца.

— Разве нет правых и виноватых? Разве мы не можем выбирать сами?

— Вы — офицер разведки. Или собираетесь им стать. Ищете сахар или сахарин — сделаетесь унылым пустословом. Идемте. Вам еще многое надо увидеть. Я буду сражаться с врагами не на жизнь, а на смерть, но я никогда не стану их судить.

* * *

Они не разговаривали — просто смеялись. Но сейчас его друг притих. «Что теперь мучает бывшего замполита?» — думал Яшкин, следя за дорогой. Они свернули в деревню, купили в магазине хлеба и поспешили дальше. Гряда невысоких холмов заслонила Оку, но Калуга обещала снова показать им реку. Там заканчивался третий этап их поездки. Оставалось еще четыре. Вдоль дороги тянулись темные, пропитанные влагой поля. Ехавший перед ними трактор тащил прицеп с навозом. За рулем сидел пожилой мужчина, рядом подросток. Несколько километров они тащились за трактором, дыша навозной вонью. Яшкин подумал, что это и есть Россия, его Россия. Они были крестьянами — стойкими, упрямыми, молчаливыми. Людьми, которых всегда использовали и обманывали. Трактор сильно дымил. Если бы он решил стать крестьянином, то сделался бы трактористом.

На душе у Моленкова, наверное, накипело, и теперь чувства вырвались наружу.

— Яшкин, ты видел?

— Видел что?

— Взрыв.

— Какой взрыв? Ты о чем?

— Ты видел ядерный взрыв? Своими глазами?

Врал ли когда-нибудь майор в отставке, Олег Яшкин, своему другу, полковнику в отставке Игорю Моленкову? Он такого не помнил.

— Нет.

— Я думал, видел, в Семипалатинске-21.

— Я никогда не видел ядерного взрыва — ни большого, ни маленького.

Он не помнил, чтобы врал другу даже по мелочам. Если бы у него оставалось последнее ведерко угля для кухонной плиты и его друг пришел и попросил немного, он бы поделился, не задумываясь. Он никогда не врал другу.

— По-моему, я видел в твоих бумагах, что у тебя был допуск к секретной работе по сопровождению боеголовок в Семипалатинск-21 и на полигон?

— Да, я сопровождал груз, но на испытаниях не присутствовал. — Еще одна ложь.

— И ты упустил такую возможность?

— Я не видел взрыв и не был на полигоне, так что давай закончим на этом.

Боеголовку везли в Казахстан из Арзамаса-16. Поездка заняла пять дней, и, тогда еще лейтенант, Яшкин был в составе подразделения 12-го управления. Он не знал, какова мощность боеголовки, но знал, что взорвать ее предполагалось глубоко под землей, а значит, ни грибовидного облака, ни вспышки, как раньше, при испытаниях «Первой молнии» и водородной бомбы РДС-37, не будет. Он видел взрыв только одной бомбы. То был «Проект-37». Яшкин не мог рассказать все честно, потому что тогда Моленков бросил бы его. По краю полигона в Семипалатинске-21 проходило высохшее русло реки Чаган, и шахту вырыли там. В нескольких километрах от этого места находился бункер с усиленными стеклами. Он сидел в бункере, слушал обратный отсчет и не знал, чего ожидать. Русло реки вдруг дрогнуло, из глубины земли взметнулся столб камней, грязи и песка. Бункер наполнился грохотом. Бетонный пол задрожал, люди прижались к стенам, со стола полетели чашки с кофе. Поднявшееся в небо облако заслонило солнце. Достигнув высоты, оно повисло и не рассеивалось много часов, а землю накрыли осадки в виде пыли.

На следующий день он оказался в числе тех, кому разрешили отправиться к месту взрыва. Он увидел кратер глубиной в сто и шириной в четыреста метров. Взрыв изменил рельеф. В результате взрыва образовалась плотина, которая весной перекрыла течение реки, а когда растаял снег, образовалось новое озеро. Через год после увольнения он узнал, что озеро Чаган — мертвое, заражено радиацией. Нет, он не мог рассказать другу о том, что видел.

— Ладно, как скажешь.

Он нетерпеливо посигналил. Трактор сдвинулся в сторону, уступая дорогу для обгона. Места едва хватило, но вопросы прекратились, и ему не надо было больше врать. Моленков схватился за приборную панель и пристегнулся.

Самое невероятное, что Олег Яшкин видел в своей жизни, — это взрыв русла реки Чаган. Любой, кто прогуливался потом вблизи озера, быстро умирал.

— Мы прошли сегодня неплохой отрезок и заслужили право на ванну и приличный ужин.

Разговор перекинулся на пиво — что они будут пить вечером, сколько в Калужской области пивоварен и хороши ли они, как часто придется ночью бегать в туалет, — и они снова рассмеялись.

Хавалдар сказал Ворону — проиллюстрировав слова внушительным жестом, — что деньги будут.

Ворон ответил, что гарантию дают люди, на которых всегда можно положиться и что обещанная сумма не является десятипроцентным авансом, уже выплаченным в Дубае.

Хавалдар сообщил, что необходимая информация отправлена с курьером в Германию, что подтверждение прибытия курьера уже получено и что договоренность об осуществлении платежа достигнута.

Ворон сказал, что утром улетает в Дамаск, где его следы окончательно затеряются.

Они вместе помолились — мусульмане, прораб и банкир, потом обнялись. Молился хавалдар страстно, а объятие его оказалось крепким. Он подумал, что Ворон — очень важный человек, если ему доверяют совершить покупку на десять миллионов американских долларов. Он проводил гостя до ворот виллы и спросил, вернется ли тот когда-нибудь в Дубай. Ворон неопределенно пожал плечами. И тогда хавалдар задал вопрос, который волновал его с самого первого момента встречи: что обеспечивает устойчивость гигантского крана под ветрами Залива? Терпеливо и подробно Ворон объяснил ему систему разновесов стрелы. На хавалдара его ответ произвел сильное впечатление. Провожая гостя взглядом, он думал о том, что является частью огромной сети, одним из многих колесиков в огромном механизме. И люди, о существовании которых он никогда даже не узнает, тоже являются колесиками в этом механизме.

* * *

— Я уеду на пару дней, — сказал он за ужином.

— Как это? — спросил отец. — До окончания занятий еще три дня.

— Школьная лаборатория сейчас закрыта. На осень запланирована поездка в Европу, но чтобы все прошло гладко, нужно начинать подготовку уже сейчас.

Он врал легко — хорошие были учителя.

— Тебе это на пользу, — сказала мать.

На их лицах, в карих глазах отца и голубых глазах матери, он увидел облегчение. Они не знали истинную причину, почему в тот январский день 2002 года их сын появился на пороге гостевого домика в тот момент, когда они готовились принять клиентов. У него было с собой два чемодана. Потом он вяло пытался подыскать работу по специальности под именем Стивена Артура Кинга. Его кандидатуру постоянно отклоняли, резюме оставалось без ответа, поэтому пришлось работать с отцом и помогать матери убирать комнаты для гостей. Прошлым летом он отправился к родственникам отца в Пакистан и провел там семь недель. Вернулся Сак бодрым и жизнерадостным — родители заметили перемену и обрадовались, — и вскоре ему предложили работу в соседней средней школе. «Работа пусть не самая важная, — сказал его отец другу, — но стабильная». Сак предполагал, что должность лаборанта слишком скромна, чтобы значиться в списках организаций, где ему отказали.

— Только на пару дней.

Тот день начинался, как обычно. Сак доехал на велосипеде до работы и, прежде чем отправиться в центрифугу, позволил себе выпить кофе и поболтать с коллегами. Потом его вдруг вызвали — срочно — в здание администрации. Назвали номер кабинета. Там его ждали трое. Он узнал Саммерса — главу службы безопасности Олдермастона. На улице он постоянно курил большую трубку, и его знали все. Второго представили как сержанта службы безопасности. Третьего мужчину не представляли ни по имени, ни по роду занятий — теперь Сак полагал, что тот был из контрразведки — и перед ним лежало личное дело Сака. После небольшого вступления Саммерс смущенно повертел трубку.

— Об этом нелегко говорить и вам, и мне. Вы понимаете, что четыре месяца назад, после случившегося в Нью-Йорке, мир перевернулся. Атака на башни-близнецы… перспективы несколько поменялись. Мы очень тщательно изучили вашу биографию и обнаружили, что у вашей семьи есть связи с Пакистаном. Мы ни в чем вас не обвиняем, у нас нет претензий к вашей работе, и мы не сомневаемся в вашей преданности. Однако в эти тяжелые времена национальная безопасность требует от нас принятия жестких решений. Мы вас «отпускаем». Это не увольнение, но ваш допуск к секретной работе, учитывая сложившуюся ситуацию, аннулирован. Вашу команду проинформировали, строго конфиденциально, что контракт с вами расторгнут, и я гарантирую, что они не поддержат вас, если вы пожелаете подать на нас в суд. Вы проработали у нас пять лет и вместо рекомендаций получите щедрую компенсацию за полгода. Деньги будут выплачиваться по графику. Будете шуметь, платежи прекратятся. Кроме того — только не сочтите это угрозой, — мы опровергнем любое публичное заявление обвинениями в ваш адрес, поставим под сомнение вашу профессиональную компетенцию. Вы — жертва этой войны. Ваша семья в Пакистане убедилась в этом. Мне очень жаль, но так уж получилось, и об апелляции не может быть и речи. Надеюсь, вы найдете другую работу, не связанную с ядерным оружием и материалами. У вас есть вопросы?

Вопросов не было.

Кузина отца, жившая в Уэст-Бромвиче, занималась обновлением второго номера — так решили, потому что летом гостей было мало. Племянник отца из Брили-Хилл должен был установить новый, усовершенствованный душ в ванной комнате третьего номера. Для его родителей это было намного важнее поездки сына в Европу с учениками.

* * *

Последний пароходик. Весь день после обеда они гуляли по улицам современного Берлина и Лоусон без конца что-то говорил. Осмотр панорамы конструкций из стекла и бетона, казалось, вопивших о корпоративном благополучии, он прокомментировал так:

— Мираж достатка, в котором нет места комфорту. Величественные фасады, за которыми скрывается пустота. Попытка скрыть историю города обречена на провал, пока живы старики. Пережитое сидит глубоко под кожей, а общество поражено коррупцией на верхнем уровне.

Глядя на новомодные лавочки в общественных парках и развалившихся на них пьяниц, бомжей и наркоманов, он глубокомысленно изрек:

— Деньги кончились. Экономическое чудо так и осталось миражом. Город — это то место, где выживают крысы с самыми острыми клыками и большими когтями. Где красота и шарм? Этот город — как мешок с крысами. Здесь Клипер учил меня ремеслу. Тогда тут тоже хватало крыс, так что с тех пор ничего не изменилось.

Шел сильный дождь, и на палубе никого не было. Они сидели в салоне; кроме них, там укрылась только одна парочка, которая разговаривала по-французски и больше целовалась, чем смотрела на достопримечательности. В баре бездельничали три девушки, но Лоусон отмахнулся от них, когда они предложили кофе или напитки. Люк Дэвис терпел, хотя так и не понял еще, куда они направляются.

Они проплывали мимо величественных, заново отстроенных зданий, в которых во время войны размещались службы Бормана, Шпеера, Гесса и Риббентропа. Здесь же находилось гестапо с его укрепленными подземными бункерами.

— Прошлое повелевает нами, от него не убежать, — вещал Лоусон. — Кто знает прошлое, тот может противостоять современным угрозам. Кто им пренебрегает, тот беззащитен.

Они проплывали мимо здания, табличка на котором извещала, что здесь находится музей «Штази». Бронзовые статуи мужчины в форме агента Службы безопасности ГДР и рабочих, символизировавших сеть информаторов, подвигли Лоусона на очередную сентенцию:

— Тот менталитет еще жив. Тот менталитет — это «жучки» и микрофоны; друг, который доносит на друга; дочь, предающая отца. Сейчас его сдвинули на восток, за Буг. Он живет в Украине, Беларуси и России. Люди, которые его породили, до сих пор сидят в офисах в Варшаве, Будапеште и Праге. Поэтому мы не привлекаем их ко всем операциям. Они собирали даже запахи. В стеклянных, герметично закрытых бутылках — вроде тех, в которых ваша мать хранит свеклу в уксусе, — лежали носовые платки, носки и нижнее белье. По ним собаки брали след. В одной бутылке, которая хранится в подвале на Норманненштрассе, есть смятый окурок сигары. Сигары Клипера Рида.

Они проплыли мимо фрагмента Берлинской стены. Прошло семнадцать лет с того времени, как ее снесли, и холодная война — война богов — закончилась. Она определенно закончилась для Люка Дэвиса, но не для Лоусона…

— Теперь они сожалеют, что разрушили почти всю стену. Надо было ее оставить. Тогда мир был бы прост, ясен и понятен и не превратился в болото, в котором мы все барахтаемся. Посмотрите на эту часть стены — она такая узкая, всего лишь с бетонный блок, однако разделила культуры, словно пропасть шириной в милю. Здесь я был с Клипером Ридом. Я скучаю по тем дням, когда полем битвы была идеология, а не этот проклятый бизнес на вере.

Они подошли к станции посадки пассажиров на Потсдамерплац. Люк подумал, что Лоусон — просто сумасшедший, невменяемый. По крайней мере, у них есть с собой психиатр. Надо будет с ним поговорить.

Голос из громкоговорителя попросил посмотреть вперед. Лоусон оживился. До этого он понуро сидел в кресле и даже не смотрел в окно, по которому барабанил дождь. Теперь старик резко дернулся и выпрямился. Глаза вспыхнули.

Тот же голос объявил, что они приближаются к Обербаумбрюкке, построенному в 1896 году, — самому красивому мосту в Берлине в девятнадцатом веке, и…

— Вот зачем я взял вас с собой. Вам нужно почувствовать ширину реки, а не просто стоять на берегу и смотреть по сторонам. Мы с Клипером были на левом берегу, а Наперстянка на правом, где Берлинская стена. Он работал на Центральном телефонном узле в восточном секторе. Контактировать с ним всегда было нелегко, а поддерживать легенду становилось все труднее — это было примерно за шесть месяцев до того, как Клипер сбежал в Будапешт. Он давал результат. Мы использовали студентов по обмену, военных с правом доступа в Восточный Берлин, туристов — всех, у кого была виза, — чтобы привозить пленки, записи и списки телефонов министерств, но тот парень был не настолько важен, чтобы проводить полномасштабную операцию по эвакуации. Видите ли, он был нужен только, когда мог работать. Наперстянка был отличным агентом, но вовсе не бесценным, и его срок использования истек.

Низкое облако и моросивший дождь скрыли мост. Люк Дэвис смотрел в окно. Мост покоился на семи низких арках из красного кирпича. По верхней платформе шел поезд, а нижняя пустовала. Посередине располагались две башни-близнецы — они раскинулись над центральной аркой, к которой направлялся пароход. Голос сообщил, что мост был взорван в 1945 году, чтобы советские войска не смогли им воспользоваться. После объединения Берлина его восстановили; центральной аркой занимался испанский архитектор.

— Его просто бросили на произвол судьбы. Мы сообщили полиции на этой стороне, что «кое-кто» попытается перейти границу. Они подготовили надувной плот и скорую помощь, но ему надо было пройти половину пути. Мы контролировали его полгода и считали порядочным молодым человеком, но, конечно, не могли дать ему моторку и предложили воспользоваться автомобильной камерой и грести изо всех сил. На той стороне стояли боны и заградительные сетки; мы не знали, как он с ними справится, но это была уже его проблема. Мы не заметили, как он оказался в воде.

За бортом вспенились брызги, и пароходик сбавил ход перед мостом. Дэвис подумал, что в конце сезона, когда мост будет загружен и появится солнце, фотографии на память получатся более удачными. Волновой след разгладился, и пароходик остановился. Он посмотрел в темную глубь воды, и почувствовал ужас прыгающего вниз человека.

— Мы поняли, что он в воде, только когда его выхватил прожектор. Луч замер на нем. Агент был на камере, как мы и предложили. Потом вспыхнули красные линии трассирующих пуль. Четыре очереди. Одна из этих очередей, должно быть, слегка зацепила его. Он закричал. У него уже не было шансов. По нему открыли огонь из пулеметов и винтовок. Потом прожектор потерял его — камеру пробило, и он ушел под воду. Мы ждали, потому что были многим ему обязаны. А утром узнали, что его нашли мертвым, запутавшимся в заградительной сетке. Я был молод и немного переживал.

Люк скользнул взглядом по левому берегу со старыми, обветшалыми зданиями. Интересно, а где стояли Лоусон с американцем, где ждала команда с плота и скорая помощь? Ему показалось, что он слышит вой сирен и треск выстрелов; свет прожекторов ослепил его.

— Клипер никогда не выказывал эмоций. И в тот раз просто предложил выпить пива. Мы пошли в бар. Выпили по четыре или даже пять кружек пива и полбутылки шнапса. Просидели несколько часов в баре с алкашами и сутенерами. Вот тогда я и узнал кредо агента. Он говорил: «Потеряешь одного агента — найдешь другого. Сблизишься с агентом, проникнешься к нему чувствами, и от тебя уже нет пользы. Обращайся с ними, как с придорожной грязью. Попользовался и выбрасывай». Мы вышли на улицу, и он добавил: «Агенты — всего лишь средство достижения цели. Ты им ничего не должен». Я привел вас сюда, молодой человек, чтобы вы знали, откуда я вышел и куда иду.

Они сошли на следующей остановке, Янновицбрюкке. Теперь Люк Дэвис уже считал Кристофера Лоусона не сумасшедшим, а жестоким, холодным и крайне омерзительным старикашкой. И тому агенту, что находился где-то здесь, они были обязаны гораздо большим, чем когда-то Наперстянке. И то, что требовалось от него — нынешнего агента, а не какого-то призрака проклятого прошлого, — было ужасно.

* * *

Кэррик заступил на четырехчасовое дежурство. Он проспал четыре часа, потом уселся в жесткое кресло с прямой спинкой возле входной двери апартаментов. Дверь была заперта на цепочку. Он подумал, что день потрачен впустую, так как он почти ничего не узнал.

Гость был один. Бритоголовый русский в кожаной куртке и высоких ботинках, выглядевших так, словно они являлись частью некоего обязательного реквизита. Он пришел, когда Кэррик спал, а дежурил Виктор. Иосиф Гольдман вышел с русским из комнаты и проводил до двери в коридор. Кэррик проводил его взглядом, вернулся в номер и накинул цепочку. Если бы он сейчас заполнял Книгу, то написал бы так: «„объект“ номер один два часа общался с неустановленным мужчиной (предположительно, русским), после чего выглядел взволнованным, как будто находился под сильным психологическим прессом». Босс задержался в прихожей и долго стоял, выпячивая губы и глотая слюну, будто размышляя, не поделиться ли проблемой с телохранителем, и все же не стал этого делать, но взял Кэррика за рукав, сжал его руку, потом отпустил и прошел в свою комнату. Кэррику показалось, что он выглядит более подавленным, чем после покушения, когда его сажали в машину. «Интересно, все ли собрались?» — подумал он, но ответа не нашел.

ГЛАВА 8

12 апреля 2008

Машину вел Виктор, а Кэррик сидел на заднем сиденье. Широкие улицы города и парки Шарлоттенбурга остались позади. Они ехали по автостраде на запад. Ему не сказали, куда, только то, что он постоянно должен быть рядом с Боссом. Он кивнул, а потом и ему сообщили, что намечается встреча с партнером Босса, Ройвеном Вайсбергом. В памяти всплыли слова: Ройвен Вайсберг будет так же беспощаден, как хорек в кроличьем садке, и если вы провалитесь, хотя мы, конечно, чертовски постараемся вас вытащить, то, без сомнения, умрете. Все должно быть предельно ясно. Умрете. Дорога была обсажена березами, за которыми виднелись красивые дома. К ним вели скромные дорожки с предупредительными знаками в местах пересечения с автострадой. Он мог разглядывать дома за деревьями, потому что такая у него была работа — внимательно следить за окружающим.

Иосиф Гольдман тронул его за плечо.

— У тебя есть собственность, Джонни?

— Нет, сэр, боюсь, что нет.

— Почему?

— Я все время переезжаю с места на место. Некогда обживаться, сэр.

— Здесь хорошие дома. Ниже по дороге — еще лучше. Мы едем смотреть дом.

— Да, сэр.

— Знаете, Джонни, всегда лучше владеть домом, чем снимать его.

— Уверен, вам лучше знать, сэр.

В голове завертелись цифры. Он прикинул, сколько стоит жилье в центральном Лондоне и как оно далеко от возможностей констебля, учитывая его зарплату и то, что он должен отдавать в отдел каждый фунт, каждый пенни, полученный от мафии. У него не было своей квартиры, не было крыши над головой. Он жил то в студиях, то в крошечных квартирках, которые чаще всего располагались в подвалах или под крышами, на перестроенных чердаках, откуда видны только трубы и телевизионные антенны. Последним пристанищем был офис на Пимлико, где его разместили после выполнения важного задания и где он оставался, пока не был привлечен к расследованию по делу Иосифа Гольдмана. С тех пор как он поступил на службу в 10-й, постоянного жилья, к которому он как-то успел бы привязаться, у него не было. Он не держал семейных фотографий, сувениров, милых сердцу безделушек. Он жил в стерильных условиях и мог с легкостью закрыть за собой дверь, зная, что с той стороны его ничего не ждет. Лучше всего оставаться неприметным, ни к чему не привязываться. Любую деталь легенды могли проверить, и от него требовалась особенная осторожность. Инструкторы постоянно вбивали в голову, что преступники выживают благодаря своей подозрительности. Кэррик чувствовал, что пришло время, когда придется очень постараться, чтобы поддержать легенду, а потому еще внимательнее исполнял свои обязанности: смотрел в окно, заглядывал в зеркало заднего вида и полностью сосредоточился на роли телохранителя. На то имелись свои причины. В Лондоне нападавший успел выстрелить в упор два раза и… Впереди он увидел мост из тяжелых стальных балок.

Босс что-то тихо сказал по-русски на ухо Виктору. Они въехали на стоянку. Машина плавно остановилась. Два озера соединялись здесь узким каналом, над которым нависал мост. Вдалеке он увидел дома, наполовину скрытые еще не распустившимися деревьями, а за ними — отреставрированный особняк.

Кэррик открыл дверцу.

— Мы идем на встречу с моим партнером по бизнесу, Ройвеном Вайсбергом, — сказал Босс. — Держись рядом. Он покажет мне дом, который я, может быть, куплю.

— Я буду рядом, сэр.

По мосту проходили две пешеходные дорожки. Машины проносились в обе стороны. Кэррик заметил, что часть пути из центра Берлина Виктор проехал быстро, а потом глянул на часы и немного сбавил скорость, чтобы не прибыть слишком рано. Пересекая мост, Кэррик посмотрел вниз и увидел небольшие лодки с поднятыми парусами, лебедей и других птиц. Место показалось ему красивым и спокойным.

Навстречу им шли двое мужчин в кожаных куртках: один в длинной, другой — в короткой. Оба коротко подстриженные, с суровыми лицами. Кэррик прошел больше половины пути, когда вспомнил о фотографии, которую ему показывали на барже, и подумал о хорьке, бесшумно крадущемся ночью, и об испуганных кроликах, сбившихся в уголке своего садка. Он узнал Ройвена Вайсберга по фотографии, которую показал Дельта. В голове снова прозвучал голос Гольфа. На Ройвене Вайсберге была короткая кожаная куртка, старая и потертая, и Кэррик прикинул, что она намного дешевле той, что носит его спутник. Стереотипы — вещь опасная. В его профессии поддаваться им нельзя. Человек со сложившимся заранее мнением попытался бы искать в этих людях карикатурные еврейские черты. Их не было.

Они спустились с моста. За ним находилась большая вилла, стены которой хранили старые отметины от пуль. Окна были заколочены, вокруг дома шла широкая дорожка для велосипедистов и любителей прогуляться у озера. Вилла, прохожие, велосипедист с прицепленной детской коляской — Кэррик заметил все. Такова его работа — наблюдать.

Над плечом раздался голос:

— Джонни, познакомьтесь с моим партнером, Ройвеном Вайсбергом.

Мужчина в более дорогой и представительной куртке сделал полшага вперед, как будто услышал слова Босса.

Так легко… Мысли сорвались и помчались наперегонки. Такого на курсах подготовки не проходили. Так просто, а значит, очень легко допустить ошибку. Он видел фотографию Ройвена Вайсберга, сделанную полгода назад немецкой службой по борьбе с организованной преступностью. Ноги налились свинцом. Вот оно что! Если он сделает полшага вперед и поприветствует мужчину в короткой куртке, все поймут, что он знает Ройвена Вайсберга, потому что видел его фотографию.

Кэррик протянул руку мужчине в длинной куртке, который, как он знал, не был Ройвеном Вайсбергом. Улыбнулся натужно. Сердце колотилось.

— Меня зовут Джонни. Рад познакомиться с вами, сэр.

Мужчина холодно усмехнулся, но не подал руки.

— Это не Ройвен, — сказал Гольдман. — Это его друг.

Ройвен сделал шаг вперед и протянул руку. Кэррик постарался изобразить смущение. Ройвен сжал его руку, словно тисками, и что-то сказал Иосифу Гольдману. Потом отпустил руку Кэррика и приятели обнялись. О чем они говорили?

Босс повернулся к нему.

— Мой партнер спрашивает, Джонни, зачем я тебя взял. Я ответил, что ты спас мне жизнь, и это достаточно веская причина.

Достаточно веская? Кэррик видел, что Ройвен размышляет над этим, слегка нахмурившись. Потом русский развернулся и пошел. Кэррик увидел строения за деревьями и подумал, что Босс, возможно, собирается купить дом для своего бизнеса. Он знал, что прошел тест, но не обманывал себя, что это был последний, и почувствовал тошноту в горле.

— Мост Глиникер, — сказал Лоусон. — Протяженность — двести метров. На этом мосту мы обменивали пленников. Когда было на кого менять. Невероятно волнительное зрелище с удивительной хореографией. Ровно в назначенное время — часы были синхронизированы — двое с разных сторон начинали движение и встречались в центре моста. По-моему, они никогда не смотрели друг другу в глаза. Видите здание на другой стороне, молодой человек? Оно было под завязку набито вооруженными агентами Службы безопасности ГДР. На подготовку обмена уходили месяцы, и все могло сорваться в последний момент. Конечно, территория была американская, но Клипер часто брал меня с собой, чтобы я это увидел. Потом мы шли в Шлосс, построенный для принца Карла, брата Фридриха Вильгельма Третьего, в качестве охотничьего домика. Там было кафе и…

— Можете не говорить, мистер Лоусон. Вы пили чай.

— Да, по большей части.

Он смотрел вдаль и в конце моста видел Кенигштрассе и широкую дорогу на Потсдам. Судьба благословила его, снова приведя сюда, и его наполняла радость.

Ехали на двух машинах. Чарли и Дэвис следовали за микроавтобусом, за рулем которого сидел Стрелок. Сегодня собралась вся команда. Стрелок подъехал к мосту над Ванзее и остался в машине вместе с Багси и Психиатром. Эдриан и Деннис шли по разным сторонам моста. Лоусон понимал, что им будет тяжело вести наблюдение с такого расстояния, особенно если учесть, что мост выпуклый, но зато они хорошо видели Ноября и цель номер один. На спине у него был передатчик, на запястье — микрофон; кнопка включения голоса находилась в кармане, в ухо вставлен наушник.

Лоусон поднял руку, коснувшись манжетой губ. Палец в кармане нажал на кнопку.

— Это Гольф. Отходим, сохраняем визуальный контакт. Конец связи.

Он услышал смешок.

— Отстали от времени, Гольф. Мы говорим — «держать глаз». Вас понял. Прием.

Солнце светило в лицо. Он как будто помолодел и сбросил с плеч десяток лет — как змея отбрасывает кожу. Микроавтобус проехал в направлении моста.

Дэвис не унимался.

— Наверно, чтобы человека обменяли на мосту Глиникер, он должен был занимать высокое место в вашей шпионской иерархии. По крайней мере повыше, чем Наперстянка. Что для вас считалось приемлемым обменом?

— Если к ним попадал наш летчик, старались вытащить его. Или кто-то из наших.

— Ноябрь — один из наших?

— Провокационный и бессмысленный вопрос.

— Просто хочу знать, припасти ли пиво или пару чайных пакетиков… на всякий случай.

Машина остановилась.

— Если вы считаете, что операция зависит от вашего присутствия, то обманываете себя. Самолеты в Лондон вылетают из Темпельхоффа каждые два часа; уверен, свободное место найдется.

Молодой человек угрюмо хлопнулся на заднее сиденье, Лоусон уселся спереди. Похоже, события набирали ход. Чарли, девушка-кукушка, повела машину через мост, и в его верхней точке он увидел неспешно идущих Эдриана и Денниса. Русские и Ноябрь шли впереди и остановились перед виллой, фасад которой был закрыт строительными лесами. Люк Дэвис… Неплохой парень, но не хватает крепости, и, конечно, ему еще только предстоит уяснить кое-какие реалии ремесла. Агент стоял слева, ни во что не вмешиваясь.

* * *

Разговор зашел о деньгах.

— По десять миллионов евро через банк на Кайманах или Багамах. Столько мы должны заплатить, Ройвен. Если мы заплатим слишком много и быстро, то продавец забеспокоится. Если заплатим мало и будем много торговаться, продаст другому. Двадцать миллионов евро мы получим по первому требованию. Это умеренная цена за два объекта.

Ройвен Вайсберг стоял рядом с Иосифом Гольдманом. Когда речь шла о деньгах, он прислушивался к Иосифу. Виктор, Михаил и молодой, слегка прихрамывавший англичанин стояли в стороне и не слышали, о чем идет речь. Ройвена Вайсберга не интересовали ни инвестиции, ни прибыль, о которой говорил Гольдман, но он чувствовал возбуждение человека, которому сама возможность совершить выгодную сделку доставляла огромное удовольствие. Оба здания казались ему кричащими и претенциозными. Он считал, что они привлекут внимание налоговой службы. Подобных вложений у него было немало, но все они оформлялись на подставных лиц.

— Да, я могу это сделать. Предоставь это мне, и я все улажу. Думаю, Ройвен, это именно то, что тебе нужно, и в Берлине нет более подходящих объектов для вложений. Здесь, за Кенигштрассе, между озером и Потсдамом, создается новая резиденция финансовой элиты. Считай, дело сделано.

Кэррик подумал, что Иосиф Гольдман выберет один из этих домов для себя — если он когда-нибудь переедет сюда из Лондона, — и будет жить в нем с Эстер и детьми. Гольдман считал, что адрес уже сам по себе служит заявлением о финансовой состоятельности. За Ройвеном Вайсбергом числилась лишь квартира в центре города — небольшая, для него и бабушки. Иосиф Гольдман добавил, что теперь шага не сделает без молодого англичанина, Кэррика, и тут же рассказал о нападении на него в Сити. Ройвен уже слышал эту историю, но перебил только раз и задал один-единственный вопрос: есть у Иосифа причина опасаться за свою жизнь?

— Никакой причины. За все время в Лондоне не случилось ничего, что могло навести меня на мысль о возможной попытке убийства. Говорю тебе, мне повезло один раз, всего один, но этого оказалось достаточно. Моего идиота-водителя полиция арестовала за вождение в пьяном состоянии. Джонни получил повышение. Я разрешил ему отвезти меня в город. Собрание закончилось, я вышел на улицу, и на меня напали. На Григория, которого выбрал для меня ты, напал столбняк. Если бы не Джонни, я бы с тобой сейчас не разговаривал.

Разговор снова перешел на деньги.

— То дело, о котором мы говорили, оно продвигается?

Ройвен кивнул.

Иосиф шумно выдохнул.

— Ты сильно рискуешь ради нас… У меня все готово.

Ройвен шлепнул его по руке.

— Если бы ты спросил у меня совета, я бы не…

Он отвернулся.

— Но ты не спрашивал.

Ройвен прибавил шагу. Дома, которые они собрались покупать, как будто нисколько его не интересовали. Сначала Иосиф Гольдман, а потом и остальные — Михаил, Виктор и англичанин — поспешили следом. Ройвен подумал, что у этого парня, Джонни, хорошее лицо… открытое, даже честное… Три дня назад двое выехали с грузом из Сарова, а он ни с кем не посоветовался. Не захотел. Ройвен вспомнил, что и его охранник, Михаил, в свое время среагировал на опоздание, и ему прострелили руку. Михаил не стал рисковать своей жизнью. Честное лицо…

* * *

На парковке Багси обошел машину. Когда он начинал карьеру, электронные отслеживающие устройства были размером с кирпич и, чтобы их установить, требовались зажимы и кронштейны — они всегда помогали лучше, чем магниты, которыми пользовалась полиция. Он считал, что электронные следящие устройства представляют повышенную опасность. Тогда, как и теперь, их называли «метками».

Машину, на которой цель номер один и Ноябрь ездили к озеру, Багси обошел всего лишь раз. Больше и не требовалось. Он провел поверхностный осмотр. В стальном ящике в багажнике микроавтобуса лежал целый набор «меток» всевозможных размеров — от спичечной коробки до сигаретной пачки. Поставить «метку» легко, как и сорвать всю операцию.

Он отошел от машины. Багси понимал, как важно поставить «метку», но, оценив всю степень риска, он с сожалением покачал головой. В идеальном мире, о котором Багси, как профессионал, всегда мечтал, он определил бы марку и модель автомобиля, потом позвонил в салон, где его купили, и ему прислали бы выставочный образец. Автомобиль отвезли бы в мастерскую и подняли на рампе. Он облазил бы его вдоль и поперек и нашел наилучшее место для установки «метки». Потом активировал бы устройство и проверил качество сигнала. Багси гордился своим профессионализмом и умением выбрать наиболее укромное место, откуда сигнал шел бы с минимальными помехами.

Если бы они представляли организованную преступную группировку — а так оно, по словам Лоусона, и было, — то имели бы доступ к лучшему оборудованию. Проблема заключалась в том, что бандиты располагали, как правило, более качественным оснащением, чем то, которое выдавали Багси в мастерских промышленной зоны Кенсингтона. По своему опыту Багси знал, что высокоорганизованные преступные группировки применяют следующую хитрость: проезжают несколько километров, останавливаются, включают детектор и ищут «метку». Хорошая тактика. Батарейки «жучка» работают не более двадцати часов и запускаются дистанционно. Цель начинает движение, передатчик включается, но времени прервать передачу сигнала, когда включают детектор, практически нет — детектор засекает даже самый слабый сигнал, и операция проваливается.

Багси прошел мимо микроавтобуса к машине — для доклада.

Он думал, что их шеф спит, но, когда забрался в машину, увидел, что Лоусон сидит с открытыми глазами. Чарли проницательно наблюдала за ним.

— Установить «метку» незаметно не получится. Жаль, но придется обойтись без нее.

Лоусон кивнул. Похоже, доклад Багси нисколько его не расстроил.

— Неподходящие условия. Чем делать работу неудовлетворительно, лучше совсем ее не делать. Остается только непосредственное наблюдение.

— Прекрасно, — вспыхнула Чарли. — Получается, мы его бросаем, да? Вы что, не понимаете, в каком он дерьме? Как мы сможем держаться рядом, если на машине нет «метки»? Мы просто бросаем его на произвол судьбы или у вас есть определение получше? Я думала, вы здесь эксперт.

— Если вы не в курсе, мисс, то, поставив на машину «метку», которую могут обнаружить, мы подвергнем агента большему риску. Да, я — эксперт, и это мое заключение. И, кстати, нацепить на него микрофон значит поставить его в еще более рискованное положение. Я делаю свою работу, когда это возможно. Понятно, мисс?

Багси вернулся к микроавтобусу, открыл дверцу, забрался внутрь и уселся на заднем сиденье. В машине больше никого не было — остальные следили на мосту за Ноябрем. Эдриан и Дэвис будут наверху, ближе всех. Он видел Ноября, когда тот шел по мосту. Агент выглядел бледным и потерянным, каким-то неуверенным… Есть от чего. Агент был один, отрезан от них. Он подумал о еде, проглоченной без аппетита прошлой ночью в отеле. Он терпеть не мог есть за границей и истосковался по домашней пище. Был бы вчера дома — в деревне возле Гилдфорда, съел бы тарелку мясных колбасок и приготовленную женой картошку-фри с острым соусом.

Ноябрь остался без связи. Они могли упустить его, потерять визуальное наблюдение, но все это было лучше, чем провал операции. Провал убивает репутацию.

* * *

Она набросилась на него первой.

— Вы оценивали риск, мистер Лоусон?

Он смотрел на нее спокойно и твердо.

Его молчание еще больше ее разозлило.

— Вы знаете о существовании закона о здоровье и безопасности, который применим не только к вашему кровельщику, но и к нему?

Он холодно улыбнулся, отчего тонкие губы слегка растянулись.

Голос Кэти Дженнингс разнесся по салону.

— Получается, никакой оценки риска, никакой ответственности, и вы считаете это нормальным. Но там, откуда я пришла, подобное признается ненормальным.

Он сидел, наклонив голову, и смотрел через лобовое стекло на мост.

— Операция получила одобрение сверху?

Он слегка нахмурился, как будто она была надоедливой мухой, которую надлежало прихлопнуть.

— Как насчет обязанности соблюдать осторожность? Или в ваших идиотских играх такого понятия не существует?

— Пока не сорвались на истерику, выслушайте, пожалуйста, и поймите, что сейчас вы работаете в совершенно другом мире. Запомните это.

Лоусон выпрямился. Ее просто проигнорировали. Он вышел из машины и оперся на капот. Кэти посмотрела вдаль. Они возвращались по мосту. Джонни Кэррик показался ей вялым. Он медленно шел за Гольдманом; русский телохранитель был впереди… «Метки» на машине нет. Если слежка сорвется, он останется один. Они не имели никакого права просить его об этом, но как ей сказали — здесь другой мир. Хороший парень, лучший среди них, Люк, быстро шел впереди группы по дорожке моста. У него была красивая, спортивная походка, и он шел не оглядываясь. Она заметила, что Багси выскочил из машины и поспешил вперед, чтобы перехватить его у начала моста. Он что-то говорил и указывал на озеро. Наверное, сообщал Люку, что на машине нет «метки». Она выругалась, но легче не стало.

* * *

— Извините, мистер Гольдман. Мне надо в туалет.

— Что, Джонни?

— Там, внизу. — Кэррик указал на бетонное здание за кафе. — Я быстро.

Туалеты находились возле дорожки, которая вела к озеру. Самое подходящее место. На мосту перед собой он заметил высокого парня — Дельту. Оставалось только надеяться… Кэррик проводил в доме Гольдмана по два-три дня, не имея контакта со своим связником, и это его не беспокоило. Однажды он целую неделю не заполнял Книгу, хотя записать было что. Он никому не признался бы, но, увидев шедшего впереди агента, почувствовал себя лучше, как будто получил заряд бодрости. И только себе он признался бы, что партнер Босса, Ройвен Вайсберг, излучал опасность. И как только ему удалось разгадать ловушку. Поспать в перерыве между сменами не получилось, и усталость уже сказывалась. Кэррик знал, что его ждут новые, более серьезные проверки.

К туалету вели ступеньки с перилами для стариков. Весьма кстати. Там, на лодке, когда говорил, что справится со стрессом, он чувствовал себя куда увереннее.

Кэррик толкнул дверь. Мелочи не было, поэтому он бросил на тарелку, которая стояла на столе перед служителем, банкноту в пять евро. Старик даже не поблагодарил. Кэррик вошел в мужской туалет, посмотрел на кабинки и увидел, что все три двери приоткрыты. Никого. Сзади открылась дверь, но он не повернулся.

Тихий голос с легким йоркширским акцентом.

— У тебя, наверно, мало времени… Пришел сказать, что мы рядом.

— К черту. Скажи что-нибудь важное.

— Полегче, дружище. Мы следим за тобой и…

— У меня нет на это времени. «Метку» поставили?

Люк смешался.

— Нет.

— Нет? Какого черта?

— Не было времени и возможности. Что ты узнал?

— Что я узнал? Я узнал, что ко мне относятся с такой же нежностью и доверием, как к крысе. Вайсберг и его громила подозревают…

— Мы будем рядом. Обещаю.

— Чертовски успокаивает. Я не знаю ни русского, ни немецкого; не знаю, куда меня ведут. Я как слепой.

— Мы всегда рядом.

— Великолепно. Сильно отстаете?

Он услышал шаги, скрип двери и произнес громко:

— Простите, ничем не могу помочь. Я не говорю по-немецки.

Кэррик застегнул ширинку. В дверях стоял Виктор. Он постучал по часам.

— Извини, что заставил ждать.

Он вышел из туалета вслед за Виктором.

* * *

Яшкин склонился над рулем и, не отрываясь от дороги, заговорил:

— Проезжаем Брянскую область. И вот что тебе нужно знать. Общая площадь — три с половиной миллиона гектаров, из них половина под сельское хозяйство, треть — леса…

— Ты несешь эту чушь, потому что тебе интересно или чтобы не заснуть?

Моленков зевнул и даже не потрудился прикрыть рот. Зубы у него были плохие, все в дырках.

— Это образование. Образование — важная часть нашей жизни. Даже в конце жизни мы должны стремиться к знаниям. Я прочитал много книг об экономике и истории Брянской области. Ты знал, дружище, что на Куликовом поле монах Пересвет вызвал на бой и победил Челубея? Я знаю.

— В тот день шел дождь?

— Откуда мне знать? Прояви побольше уважения к истории своей страны. Сейчас мы возле Бородино, где Наполеон сильно потрепал русскую армию, но его собственная ослабла настолько, что он едва добрался до Москвы. Это произошло 7 сентября 1812 года. Он выиграл одну битву, но проиграл войну.

— А 7 сентября 1812 года был дождь?

— Да что с тобой, Моленков?

Дорога шла через леса и поля. Унылый, неприветливый пейзаж прорезали поднявшиеся реки. Дождь, несильный, моросящий, но настойчивый, упорный, нес с собой туман и превращал в лужи каждую колдобину. Не желая рисковать, Яшкин держал строго сорок километров в час.

— Ты будто пересказываешь учебник или путеводитель.

— Я еще раз спрашиваю: что с тобой?

— Мне плевать и на Челубея, и на Наполеона. Я думаю, дружище, что наше дело намного важнее всех этих пустяков.

— И все-таки что тебя беспокоит?

Ни сам Яшкин, ни его друг сентиментальностью и склонностью к ностальгии не отличались, но с каждым часом этого безрадостного путешествия по пропитанной влагой равнине решимость понемногу ослабевала, а душевные сомнения крепли. Он попытался представить, о чем сейчас думает Моленков. Какая у нее будет цель? Кто доставит ее до цели? Он не знал. И главный вопрос — сработает ли она? Здесь он мог оправдаться хотя бы тем, что не имеет об этом ни малейшего представления. Он не Курчатов, не Харитон и не Сахаров; не академик и не ученый из Арзамаса-16. Он — Олег Яшкин, майор в отставке, которого вышибли из армии с нищенской пенсией, таксист, развозящий алкашей и наркоманов.

— Хочешь поговорить об этом? — спросил Моленков.

— Нет.

— Не хочешь говорить?

— Да.

— Мы везем эту чертову штуковину, а ты не хочешь о ней говорить?

— Уже поговорили.

И снова услышал вздох. Попробовал бы он поговорить в таком духе с полковником и замполитом до своего увольнения — получил бы выговор, понижение в должности и, возможно, ссылку на Дальний Восток или в Заполярье, на полигоны Новой Земли. Но те времена прошли.

— Знаешь, какой сегодня день?

— Нет.

— Знаешь, что случилось в этот день?

Годовщина гибели его сына, Саши, сгоревшего в танке у входа в туннель Саланг в Афганистане? Нет. День рождения сына? Тоже нет. Смерть жены? Нет. Что еще? Он помнил день, когда друг вошел к нему в кабинет и рассказал, какой испытал шок, когда увидел физика, директора исследовательской зоны Арзамаса-16, копающим в поле картошку. Но это было не в апреле.

— Я не знаю, что случилось в этот день. Прошу прощения, но я всего лишь невежественный болван и знаю очень мало.

— В этот день я бежал 1500 метров.

— На каком уровне?

— Финал отборочных соревнований к Олимпиаде. Призеры должны были представлять Советский Союз на семнадцатой Олимпиаде в Риме. Если бы я пришел в числе первых трех, то поехал бы в Рим на финал Олимпийских игр и состязался с великим Хербом Эллиотом, который должен был взять золото. В тот день на отборочных соревнованиях я показал свой лучший результат. Мне был двадцать один год, и спортивные успехи позволили поступить на службу в органы госбезопасности. Я до сих пор помню стадион, толпу и судью со стартовым пистолетом.

— А скажи-ка, друг, каким ты пришел к финишу?

— Последним, а каким же еще?

Машина вильнула. Яшкин затрясся от смеха. Одной рукой он держал руль, а другой схватил друга за рукав. На глаза выступили слезы. Друг хохотал вместе с ним. Каким-то чудом ему удалось объехать огромную лужу. Моленков обнял его за плечи и притянул к себе.

— Больше я об этом не буду, — простонал он сквозь смех.

— Было бы неплохо посмотреть здешних скаковых лошадей, — сказал Яшкин. — Красивые животные.

Дождь колотил по жестяной крыше домика лесника. Вода просачивалась и капала с потолка на пол. Он сидел за столом, и перед ним лежал дробовик. Сидевший рядом пес положил голову ему на колени. Время от времени Тадеуш Комиски поглаживал его по голове. Он знал, что надо идти, заготавливать дрова.

Расчищая посадку, лесорубы отбирали самые лучшие, самые стройные деревья, сучья и ветки. Стволы перевозили на железнодорожную станцию в деревне и обрезали их до необходимой длины — они служили подпорками в угольных шахтах далеко на юго-западе. Погрузка происходила у платформы, той самой, которой пользовались давным-давно, в те годы, когда он был еще ребенком и… волна воспоминаний обрушилась на него.

Он ездил на работу на стареньком тракторе; брал с собой бензопилу и топор и отправлялся к одной из свежих вырубок.

Умел он немногое, и опыта у него было маловато, но поддерживать двигатель трактора и бензопилу в рабочем состоянии кое-как удавалось. Трактор подарил тесть, когда он женился на Марии в 1965 году. Позволить трактору заржаветь, отказаться от него означало предать память жены, которая умерла после рождения мертвого ребенка. Старую, размытую дождями могилу он увидел из кабины трактора. С могилой было связано проклятие, и теперь ему казалось, что за ним постоянно наблюдают.

Приезжая на вырубку, Тадеуш находил оставленные лесорубами обрубки, которые можно было попилить и поколоть. За день работы получался целый прицеп смолистых сосновых дров. В печке они трещали и плевали смолой, но тепла давали много. Он тащил прицеп по глухим лесным тропинкам, выезжал к дороге и торопливо проскакивал через нее — у него не было ни прав, ни страховки. Разбитый проселок вел к дому священника. Там Тадеуш сваливал дрова в кучу. Их использовали для отопления церкви, дома священника и домов тех прихожан, которым недоставало сил заниматься заготовкой самим. За это ему платили — пусть немного, но все же. Денег хватало, чтобы купить в деревенском магазине хлеб, молоко, сахар, а если он привозил много дров, то оставалось еще на лапшу быстрого приготовления, бульон для супа и сушеное мясо для собаки.

Мужчина сидел в лесу, прислонившись спиной к дереву. Это он потревожил собаку. Он ждал его, Тадеуша, и с ним вернулось проклятие. В тот день поработать не получилось.

В животе заурчало. Сам он голод переносил легко, но еды для собаки осталось только на один день.

Тадеуш Комиски знал: только тревога за собаку может выгнать его в лес, где ждет проклятие, могила и чужак.

* * *

— И вот мы получаем операцию «Стог», разработанную и проводимую нашим дражайшим Кристофером Лоусоном, который находится сейчас в Германии.

Ее никогда еще не приглашали на совещания столь высокого ранга. Они проходили раз в неделю. Офицеры Секретной разведывательной службы и Службы безопасности приходили на брифинг, но делились друг с другом минимумом информации. Обычно совещания посещал начальник отдела со своим заместителем, но в этот день он отправился в госпиталь на операцию по удалению грыжи и должен был вернуться только через четыре дня, поэтому заместитель взял на брифинг Элисон. Представители Службы безопасности уже закончили доклад о текущих операциях за границей, и теперь люди из СИС отвечали любезностью на любезность.

— Насколько я понимаю, мы уже контактируем с вами в расследовании, касающемся этого русского мафиози, Иосифа Гольдмана, который живет в Лондоне. Не поймите меня неправильно: все, чем занимается Кристофер Лоусон, имеет непосредственное отношение к национальной безопасности. Его полностью поддерживает Петтигрю, но само название — «Стог» — должно нам кое-что говорить. Вы же понимаете, о чем я, — иголка в стоге сена и все такое. По-моему, такого рода поиски редко заканчиваются удачей.

Разговор коллег. Недоверие между двумя службами уже давно стало притчей во языцех. В Секретной разведывательной службе считали, что в Службе безопасности работают махровые бюрократы, которым можно доверить только мытье посуды; Служба безопасности в свою очередь видела в агентах соперничающего ведомства заносчивых педантов с внушительным списком сомнительных достижений. Вот почему пользы от еженедельных брифингов было мало. На этой неделе встреча проводилась на территории ДВБ, но не в главном здании, представлявшем собой уродливый архитектурный выкидыш, а в приемной за его пределами. Брифинги были пережитками прошлого и проводились по инерции, после теракта в Лондоне в июле 2007 года. Тогда, после взрывов, устроенных четырьмя смертниками, обе службы нашли удобный повод для обвинения друг друга в недостаточном сотрудничестве и попытались таким образом снять с себя вину за провал.

— Что касается операции «Стог», то мы не будем оповещать о ней союзников и друзей. Можете делать собственные выводы. На этом предлагаю с ней и закончить. Перейдем к более важным делам, операциям «Сапфир» и «Ниневия». Надеюсь, вы согласитесь выпить с нами кофе, прежде чем отправитесь к себе.

Операция «Сапфир» касалась контрабанды стрелкового оружия с Балкан в Великобританию, а операция «Ниневия» представляла собой, по сути, расследование убийства американскими солдатами мусульманина из Манчестера в перестрелке на юге Багдада. Совещание закончилось, а ей снова вспомнился пожилой мужчина, с которым она встретилась под дождем у моста, его сдержанно-вежливые ответы и скупая похвала ее докладу. Надвигающаяся угроза?.. Где мы по шкале от одного до десяти, мистер Лоусон? Глядя в его глаза, она не видела в них никакого безумия, а слушая его ответы, проникалась его уверенностью: От одного до десяти? Где-то между двенадцатью и тринадцатью. Она поверила каждому его слову. И вот теперь коллеги поносили Лоусона почем зря.

Она подошла к столу с кофеваркой. Вода кипела. Налила себе полную чашку.

— Я не видел вас раньше, — сказал голос за спиной. — Надеюсь, мы не слишком вас утомили.

Элисон ответила, что, вообще-то, нашла встречу интересной и информативной, что ее начальник лежит в больнице и поэтому она здесь.

— Такие встречи необходимы. Я заметил, вы делали заметки, стенографировали, так что теперь у нас не будет недоразумений насчет того, кто что сказал и когда. Тяжелый день — все эти выяснения, попытки свалить вину на другого… Меня зовут Тони, а вас?

Она ответила, что ее зовут Элисон, и доклад по операции «Стог» показался ей особенно интересным и познавательным.

— А, пропавшая иголка.

Она сказала, что передавала информацию по Иосифу Гольдману через реку и встречалась с мистером Лоусоном.

— И что вы думаете о нашем дорогом Кристофере Лоусоне, вдохновителе операции «Стог»?

Она пожала плечами и сказала, что всего лишь сыграла роль курьера.

— В таком случае, Элисон, вам невероятно повезло. Кристофер Лоусон — дерьмо. В этом здании его все люто ненавидят. Обожает оскорблять подчиненных, унижает их, когда это больней всего, на глазах у коллег, и получает от всего этого какое-то извращенное удовольствие.

Она заметила, что он покраснел, вспомнив, вероятно, как обошелся с ним Лоусон.

— Я опоздал. С кем не бывает? Первая поездка в Берлин. Любой мог ошибиться. Встреча с агентом была назначена на 14 часов в кафе в районе Моабит. Мне показалось, что встреча в 16 часов. Естественно, агент не стал ждать два часа. Лоусон, будь он проклят, орал на меня при всех, просто взбесился. На следующее утро принес запечатанную коробочку. Вручил мне ее демонстративно, на глазах у всех. Пришлось ее открыть. Внутри были ручные часы с Микки-Маусом. Знаете, что он сказал? «Когда маленькая стрелка указывает на левое ухо, это четырнадцать ноль-ноль». Никогда этого не забуду. Он напоминал мне об этом каждый раз, когда приходил в отдел. Люди для него — пустое место. Он просто использует их.

Она не узнала по этому описанию человека на мосту, но вспомнила, как капала вода на пластмассовую папку. Что она там говорила? А вот этот уже интересен по-настоящему. Джонатан Кэррик… Скажем так, мистер Лоусон, Кэррик не тот, кем кажется… Обычная практика в отношении полицейских, работающих под прикрытием… И вот теперь совсем другие слова. Слова, словно ставшие для нее холодным душем: Люди для него — пустое место. Он использует их. В памяти всплыли два лица: мужчины постарше, в широкополой фетровой шляпе, и другого — со спокойными, неприметными чертами и решительно выступающим подбородком. Она хотела угодить и произнесла имя Джонни Кэррика.

Вместе с коллегой Элисон прошла по этажам Службы безопасности и направилась к мосту. Взглянув вниз, она увидела скамейку, возле которой показывала фотографии. Так случилось, что она предала Джонни Кэррика и чувствовала теперь ответственность за него. Боже…

* * *

Он осмотрелся. Высоко под потолком — слабые лампы; мебель массивная, темного дерева. Двери выкрашены в темно-коричневый цвет. Он как будто попал в царство теней.

У двери Михаил крепко обнял Виктора, а в зале Босс стиснул в объятьях Ройвена Вайсберга. На пороге кухни Гольдман расцеловал хрупкую пожилую женщину, одетую во все черное. Если бы не блеск коротких, седых волос, заметить ее было бы трудно. Потом их представили друг другу.

Он осторожно, чтобы не причинить боль, пожал ей руку, но она крепко сжала его ладонь пальцами, напоминавшими куски кривой проволоки, и молча посмотрела ему в глаза. Взгляд у нее был удивительно проницательный, и ему казалось, что она видит его насквозь. Все время, пока она держала его руку, Ройвен и Гольдман говорили о чем-то у него за спиной. Объясняли его присутствие? Осталась ли она довольна? Он не знал. Наконец старуха разжала пальцы и поманила его головой. Он пошел за ней. Они пришли на кухню, в которой тоже было темно. Кухня выглядела современной, но с прекрасным оборудованием и сенсорной плитой резко контрастировали старый, выщербленный стол и два поцарапанных плетеных стула. На плите стояла помятая кастрюля, в которой кипела вода. Впечатление было такое, будто в роскошную современную квартиру впустили старую жизнь. Стол был накрыт на одного человека, но он заметил набор потертых тарелок с отбитыми краями. Она указала на кресло.

Кэррик сел.

Жизнь у нее вряд ли была легкой, и это сказывалось. Он это понимал. Когда они ехали по Берлину, Босс сказал, что она — бабушка Ройвена Вайсберга. Из окна кухни открывался вид на ночной Берлин. Кэррик подумал — и при этом ухмыльнулся про себя, — что за такую квартиру женщина может умереть, а мужчина убить. Однако эту мебель у него на родине не взяли бы даже в комиссионку. Такое добро осталось бы нераспроданным. Кэррик уже заметил, с каким почтением Гольдман относится к Ройвену Вайсбергу. Понятно, что Вайсберг занимал в их иерархии более высокое место.

Кэррик повернулся.

На подносе стояли четыре стакана и четыре тарелки с едой. По запаху он понял, что она приготовила вареную свинину, картошку и капусту. Кэррик встал, подумав, что будет правильно отнести поднос, но она не приняла предложенную помощь, подняла поднос и вышла из кухни.

Не надо было соглашаться… надо было послать всех к черту.

Взгляд зацепился за картину. Кэррик не разбирался в искусстве. Он посещал галереи только вместе с Эстер Гольдман. В самой картине чувствовался класс, но рама… как будто из лавки старьевщика — в галереях, куда ходила жена его Босса, валялась бы в кладовке. Другое дело — картина… Джонни Кэррик не был ни туп, ни косноязычен, но, глядя на картину, которая висела между горкой и креплением для сушки белья, он не смог бы объяснить ее ценность. Очень простая, с ощущением глубины. Мягкие, охряные цвета старых, переживших зиму листьев, темный навес сосен, золотистый ковер на земле и ветви, простирающиеся в бесконечность. Он встал из кресла и подошел поближе, вглядываясь, пытаясь понять, что означает пейзаж, где может находиться это место, и почему именно картина — самая красивая вещь в доме. Была здесь еще и фотография — в дешевой деревянной рамке, потертая и изломанная, как будто долго хранилась в сложенном виде. Фотография стояла в горке, за стеклом. Ничего особенного на ней не было: лес и молодая женщина с ребенком на руках. Ее белые волосы выделялись на фоне черных стволов деревьев. Она крепко прижимала к себе ребенка.

Надо было уйти. Придумать оправдание, не подниматься на борт самолета, вернуться в офис на Пимлико и признаться, что ему страшно.

На плечо опустилась рука с острыми, как скрученная проволока, пальцами. Он вздрогнул и обернулся, словно мальчишка, которого поймали за шалостью. Старуха указала на кресло. Кэррик сел.

Бросить и сбежать. Может, еще получится.

Она поставила перед ним тарелку. Вареное мясо, картошка и капуста. Старуха встала перед картиной и сложила на груди руки, заслонив плечом фотографию молодой женщины с белоснежными волосами и ребенком на руках.

Кэррик ел. Она наблюдала, и он не знал, о чем она думает.

ГЛАВА 9

12 апреля 2008

У него было четыре свободных часа. Кэррик не узнавал себя: ему бы пойти в комнату, запереть дверь и поставить возле кровати будильник. Он не узнавал себя, потому что никогда прежде не чувствовал такой неопределенности и опустошенности.

Он сделал только часть задуманного — зашел в комнату, запер дверь, завел будильник, но раздеваться не стал и не полез под одеяло. Присел на край кровати. Казалось, стены сжимаются и душат. Из коридора доносились неясные звуки — шум телевизора, голоса и шаги, — но ему было все равно. В глубине души он чувствовал, что не продвинулся в расследовании ни на шаг. Кэррик просидел на кухне почти три часа, и старуха постоянно крутилась рядом, но так и не признала своим. Никакого общения — словно его там не было. Он поблагодарил ее за еду — по-английски, это понял бы даже идиот, но она не отреагировала. Предложение сходить с подносом за тарелками осталось без ответа — старуха пошла сама. Но, стоя к ней спиной, он чувствовал прожигающий шею взгляд. Если Кэррик поворачивался и пытался посмотреть ей в глаза, она прятала их. Когда они уходили, он протянул ей руку, но она спрятала свои за спину. Кэррик не знал, о чем они разговаривали, но ясно представлял проблему: если он в ближайшее время не станет для них своим, то потеряет время и ничего не узнает; если же попробует надавить, за ним станут наблюдать с еще большей подозрительностью.

Кэррик вышел из комнаты, прошел на цыпочках по коридору мимо двери в прихожую, где в кресле сидел Виктор, и двери в спальню Гольдмана.

Спускаясь вниз на трясущемся лифте, он держался за поручень — так ослабели ноги.

Полутемный вестибюль. Дверь закрыта. Кэррик подергал ее, чувствуя, как поднимается паника. Подошел ночной портье с ключом. Холодный ночной воздух остудил пот на лбу и шее. На нем был только пиджак, куртка осталась в номере.

За козырьком на дорогу капал дождь. Он вышел на улицу и услышал, как сзади закрылась дверь.

Перед ним возвышался величественный массив церкви, руины, ставшие памятником. Оранжевый свет уличных ламп отражался в каплях дождя на старых, почерневших от пожаров камнях. Кэррик не знал название церкви и ее историю. Он втянул голову в плечи и пошел быстрее, обходя площадь. Уныло и обреченно пробили часы — то ли час, то ли полчаса. Струйки дождя стекали по лбу и щекам. Несколько человек пили пиво прямо из бутылок. Кто-то из них позвал его, другой, пошатываясь, подошел ближе. Он оттолкнул бродягу и поспешил дальше. Но всего этого — машин, алкашей, проституток и наркоманов — было мало, а больше было пустоты и гулких шагов. Он вышел за главные ворота и пересек боковые улицы между Кляйштрассе и Хохенштауфенштрассе. Окна в квартирах и офисах погасли.

Если Кэррик надеялся, что прогулка по незнакомому городу поможет ему обрести себя, то он ошибся.

Он промок, замерз и не знал, что делать.

Вывеска на углу дома подсказала, что он вышел на Фуггерштрассе. Давила усталость… Снова пробили часы, но он даже не посмотрел, сколько осталось от тех четырех часов. Крутая лестница привела к массивной двери, запертой на ночь от бродяг на цепочку или засов. Под кнопкой звонка — латунная табличка. Читать, кто работает в здании и чем занимается, он не стал.

Кэррик неуклюже сполз на мокрый коврик, втиснулся в угол и прислонился одним плечом к стене, другим к двери, подтянул колени к груди, обхватил ноги руками и закачался. Он не мог стать невидимкой, не мог съежиться, сморщиться, исчезнуть. Разум затуманился. Сейчас он не осознавал всех последствий того, что произойдет, если его не будет в номере, когда на столике возле кровати прозвенит будильник. Всем наплевать — Кэти, Джорджу, который бросил его, этому Гольфу. Что они знают о Михаиле, Викторе, Вайсберге и старухе, его бабушке? Что они знают об одиночестве? Ни одной живой душе нет до него никакого дела. И не он будет виноват, если пропустит звонок будильника. Мимо быстро прошел какой-то мужчина. В руке он держал зонтик, но дождь все равно попадал на лицо, и нос у него был мокрый.

Нет, он не узнавал себя.

Джонни Кэррик забился в угол у двери, опустил голову на руки, и решимость его угасла.

— Что думаешь? — спросил Эдриан.

— Он выдохся, — ответил Деннис.

— Да, с этим не поспоришь.

— Он готов сдаться, выбросить белое полотенце, потому что выдохся.

Они были в конце Фуггерштрассе на перекрестке с Мотцштрассе. Пройдя по улице, Деннис отметил дверь, возле которой сидел их человек, Ноябрь. Они разительно отличались друг от друга, увлекались разными хобби, но в своем ремесле дополняли друг друга. Деннис утверждал, что его периферическое зрение охватывает 140 градусов, Эдриан претендовал на все 160 градусов. В свободное от оперативной работы время они читали для новичков лекции на курсе наблюдения и учили необходимости развивать «третий глаз» — то есть наблюдать, не поворачивая головы, — периферическое зрение. Сейчас вертеть головой, чтобы увидеть Ноября, и не требовалось.

— Рад, что у него нет «хвоста»?

— Мы бы заметили.

— Надо позвонить шефу, учитывая его состояние.

— Если он выдохся, то все пропало.

Деннис включил сотовый телефон, занимавший довольно много места в кармане куртки из-за встроенных кодирующих устройств, набрал номер и ждал ответа. Пятьдесят три, женат, детей нет. Чтобы расслабиться, он надевал фартук, вставал у плиты и готовил что-нибудь из французской кухни. Своего коллегу, стоявшего сейчас рядом под дождем на перекрестке, он считал лучшим напарником, но профессиональные отношения с личными не смешивал и для Эдриана никогда не готовил. Общим было мастерство наблюдения — следить и оставаться незамеченным.

— Мистер Лоусон?… Конечно, извините. Небольшая проблема с Ноябрем. Мы сидели в машине возле отеля, когда он вышел. Я дежурил. Разбудил Эдриана. Парень вышел погулять, но, похоже, сам не знал, куда идти. Дождь, а он без пальто. Промок насквозь. Сейчас сидит под дверью… Подождите.

Эдриан дернул Денниса за рукав. Прошептал:

— Добавь красок. Скажи, что он готов выйти из игры.

— Вам надо подъехать, мистер Лоусон, и побыстрей. Похоже, мы его теряем… Да, да, перекресток Фуггер и Мотц… Поспешите, мистер Лоусон.

Деннис отпустил руку, нажал кнопку отбоя.

— Ну как?

— Пришлось нажать — сейчас не до нежностей.

Окажись они случайно вместе в баре или купе поезда, общих тем для разговора нашлось бы немного. В любой ситуации на первом месте для них было одно: меня не должны запомнить, узнать или описать. Деннис полагал, что сейчас такой опасности нет. Эдриан придерживался того же мнения. Но самое трудное — если, конечно, Ноябрь останется в игре, — ждало впереди. Деннису часто приходилось вести наблюдение за работающими под прикрытием агентами, наблюдать за ними издалека, оставаясь невидимым и неслышимым. Он знал, какой стресс они испытывают, можно сказать, чуял его запах, и благодарил судьбу за то, что никогда не окажется на их месте.

— Сказал, сколько его ждать?

— Нет.

— Привезет всех?

Деннис скривился.

— А ты как думаешь, если все летит к чертям? Если он не вытянет, мы все пойдем ко дну.

* * *

— Мы никому не доверяли, — произнесла она высоким, свистящим, как будто дула в дудочку, голосом. — Искать доверие — все равно, что искать тепла и уюта там, где его нет.

Он лежал на самой обычной железной кровати. Комковатый матрас не защищал от жалящих стальных пружин. Он спал на этой кровати, на этом матрасе с самого детства. Ее дали ему в первую же ночь в доме бабушки. Ройвену было тогда четыре года, и его ноги едва доставали до середины кровати; теперь они с нее свисали. Бабушка верила, что кровать сделает его сильнее.

Она поставила на деревянный табурет треснувшую китайскую кружку с теплым молоком. Такую же кружку она приносила ему каждый вечер перед сном, когда он жил у нее. И каждую ночь он ждал, пока в комнате станет тихо. Потом шел в туалет, выливал теплое молоко в унитаз и смывал. Он ненавидел его вкус, но не смел ей в этом признаться. Она говорила, что доверять глупо, и ее глаза, как и всегда при разговоре на эту тему, сужались в щелочки и сверкали, словно само слово «доверие» означало что-то непристойное, непотребное.

— Доверяя, слабеешь, — добавила она.

Ройвен рассказал о том, как сильно полагается Гольдман на своего нового телохранителя.

— Доверяя человеку, делаешься зависимым от него. Ты должен доверять только себе, как это делали мы.

Он рассказал, что Гольдман доверяет новичку, потому что тот спас ему жизнь, не думая о себе.

— Доверие — это мягкость, нежность и жалость. Там, где была я, их могли позволить себе только мертвые.

Массируя впадинку на плече, куда угодила пуля, Ройвен напомнил, что в свое время Михаил не смог защитить его, потому что среагировал слишком поздно. А вот новичок, кажется, заслуживает доверия.

— Кажется? Всего лишь кажется? Не делай ничего, пока не проверишь его как следует. Доведи его до такого состояния, когда он готов будет сломаться. Я не приму его в своем доме, пока ты этого не сделаешь. Не желаю его больше видеть.

Она ушла. Он чувствовал запах молока на табурете за кроватью. От кровати болели спина и бедро, но он не смел жаловаться. На такой же кровати его отец, Яков, провел свои последние дни и ночи в колонии к северу от Перми, умирая в мучительном кашле от плеврита. Его не стало, когда сыну было четыре года. На такой же кровати он спал в армии. Его сослуживцы плакали, когда их избивали сержанты. Он — не плакал никогда.

Ройвен не слышал, как она вернулась, лишь увидел, как открылась дверь. Бабушка посмотрела на него.

— Ты не выпил молоко.

— Жду, когда остынет. Выпью. Как всегда.

Кутаясь в тонкую, темную шаль, она стояла за железной спинкой кровати.

— Ты помнишь, что я говорила о доверии?

— Конечно.

Он слушал ее не в первый раз и, как всегда, видел деревья Совиного леса, бетонные опоры центральной вышки и дорогу, которую шестьдесят пять лет назад называли Дорогой на небеса. Он видел все и слышал ее голос.

* * *

Через несколько месяцев после того, как я попала в лагерь, прошел слух, что из Влодавы привезли триста еврейских девушек. Шел февраль 1943 года, и я сильно удивилась — думала, в городе уже не осталось евреев. Должно быть, они были последние.

Я их не видела. Если бы увидела, наверно, нашла бы знакомых девушек, тех, с кем ходила в школу, и тех, которые приходили с родителями в отцовскую мастерскую. Ходили слухи, что их привезли на поезде и потом разделили: стариков отделили от молодых, матерей от бабушек, а детей послали в Трубу первыми. Триста евреек остались.

Говорили, их отправили на хранение — как мясо в холодильник. После того как их родственников и друзей отправили в Трубу, заиграл оркестр, и обманщик в белом халате повел их за собой под конвоем украинцев. Двери закрылись, затарахтел двигатель…

Тогда мы не знали, зачем в Трубе оставили триста молодых евреек. Мы не были дураками. Когда человек живет рядом со смертью так долго, как мы, ощущение реальности обостряется. Мы не знали точно, но кое о чем догадывались. В тот вечер в бараках — среди тех, кто хотел прожить еще неделю или месяц, — говорили только о еврейских девушках в Трубе. Их оставили там, где обычно складывали чемоданы и дорожные сумки. Думаю, девушки поверили в то, это им сказали, потому что кухне в нашем отсеке приказали приготовить для них суп и выдать хлеб. Впервые тем, кто попал в Трубу, готовили пищу. Они уснули с верой.

На следующий день, 11 февраля — даже не знаю, как нам удавалось отмечать дни, — слухи стали дополняться подробностями. Нас забрали с обычной работы. Сортировку драгоценностей, денег и одежды остановили. Портных и сапожников забрали с рабочих мест. В прачечную направили больше людей для стирки парадной немецкой формы и чистки сапог. Меня с несколькими женщинами послали в Ласточкино Гнездо, где помещалась служба С С, а других — в комендатуру, прозванную Веселой блохой. Нам приказали отскоблить и выдраить до блеска полы. Надзиратели не говорили, в чем дело, но мы понимали, что ожидается приезд высокого начальства. Мужчины разглаживали сосновыми ветками песок на территории лагеря. Помню, погода стояла солнечная и морозная, но снег не шел уже больше десяти дней. Было страшно холодно, с крыш бараков свисали сосульки, но в Ласточкином Гнезде горел огонь, поэтому нам было хорошо. Не думаю, что кто-то из нас говорил о девушках, которым пришлось спать на морозе. Я — нет.

Прошла еще одна ночь. Мы мерзли на нарах и прижимались друг к другу, чтобы согреться. Начался новый день.

12 февраля. Нас снова отвели в Ласточкино Гнездо на уборку, хотя чище быть уже не могло. Из окна второго этажа я видела объезжавших лагерь конных полицейских. Немцы нервничали; надзирательницы били только за то, что кто-то на секунду отрывался от работы.

Нас уже вели назад в лагерь, когда пришел поезд. Внешние ворота были открыты. Он выходил из вагона, и мы увидели его. Потом нас привели в лагерь, и мы не могли больше ничего разглядеть. Я запомнила эту сцену навсегда: он — в длинном кожаном плаще, очки без оправы и лес вскинутых в приветствии рук. Мириам Блок, старая женщина, знала его. Она выжила только потому, что была лучшей швеей в лагере. Она видела его раньше и сказала, что это — Генрих Гиммлер.

Теперь мы знали, почему триста евреек из Влодавы до сих пор живы. В сарае для багажа они провели двое суток. Верили ли они еще в ту ложь, что им наговорили? Сохраняли ли спокойствие? В тот день мы занимались обычной работой и слушали. Меня отправили на сортировку одежды. Неделю назад пришел поезд из Голландии, и одежда голландских евреев была намного лучше той, что носили евреи из Польши, Украины и Белоруссии. Одежду голландских евреев должны были отправить в Германию для пострадавших от бомбежек. Надзиратели в тот день были злы и не жалели плеток. Нас предупредили, что может прийти проверяющий, но мы не должны ни смотреть на него, ни разговаривать, а только выполнять свою работу.

Он не пришел к нам.

Мы слушали. Время пришло. В Ласточкином Гнезде Гиммлеру подали кофе. Потом его повели по очищенной от снега дороге, а комендант объяснял ему процедуру. Мерзавец в белом халате произнес речь о необходимости дезинфекции евреев, и повел их — триста евреек — по Дороге на небеса. Наверное, они верили ему даже тогда. Гиммлер посмотрел, как их обрили, как они разделись догола и дрожали от холода, а после этого поспешили за человеком в белом халате в узкую Трубу — к дверям камер. Все это время за ними следовали вооруженные украинцы. Думаю, они использовали только три камеры и Гиммлер, наверное, прошел вслед за ними, чтобы лично увидеть, как открываются двери камер, как туда загоняют людей и запирают двери на засовы.

Мы слушали. Некоторые говорили потом, что слышали женское пение — молитву отчаявшихся. Я не слышала. Я собирала шелковые блузки и срезала этикетки из Амстердама, Роттердама и Эйндховена, когда заработал двигатель. Евреи завопили, а потом наступила тишина.

Перед отъездом Гиммлер поужинал в Ласточкином Гнезде. Мы узнали потом, что он поздравил офицеров и представил коменданта к званию гауптштурмфюрера, а его заместителя Ниманна к званию унтерштурмфюрера. Он уехал. Мы лежали на койках в бараках и слышали, как тронулся поезд. Улыбался ли он, когда впервые увидел еврейских девушек?

В ту ночь, 12 февраля, я так и не смогла уснуть, зная, что триста евреек из моего города задушены выхлопными газами Газмейстера ради того, чтобы продемонстрировать Гиммлеру эффективность процедуры. Я осталась жива. Я увидела новый день. Моя ненависть осталась со мной. Я выжила — а они нет, — чтобы увидеть, как рассвет проникнет в окна барака. В тот день прошел новый слух. Говорили, что немцы потерпели поражение от русских в битве под Сталинградом и отступили… Но я не поверила — как и в то, что кто-либо другой может спасти меня. Мы все были сами по себе.

* * *

— Где он?

Эдриан кивнул в сторону улицы.

— Третья дверь с конца по этой стороне, — сказал Деннис.

— Я пойду сам. — Лоусон направился к указанной двери. Дэвис и Чарли шли за ним. Он прибавил шагу, а когда понял, что они не отстают, раздраженно щелкнул за спиной пальцами, но Дэвис и Чарли не остановились. Когда ему позвонили, он дремал и успел лишь натянуть одежду поверх пижамы.

Ему снова вспомнился Клипер Рид. Для каждой ситуации у него была своя история. Для подобной тоже. Деннис сказал по телефону, что есть опасность потерять агента. О чем-то похожем рассказывал и Клипер, сидя на лавочке в парке, у старой крепости в Гданьске.

Он прошел под арку. Присмотрелся. Агент сидел, съежившись, в позе зародыша, обхватив руками колени. Плечи его дрожали, голова поникла. После звонка от Денниса он принял решение ничего не говорить Шринксу.

Лоусон обернулся, поймал взглядом Дэвиса и девчонку, Чарли.

— Стойте там. Ни в коем случае не вмешивайтесь. Это не ваше дело.

Он нагнулся. Хлопнул Ноября по щекам. Агент вскинул голову и удивленно посмотрел на него.

— Ты готов меня слушать?

Агент промолчал.

— Я не собираюсь сейчас обсуждать твое состояние. И вести умные разговоры насчет того, кто ты такой и зачем здесь, не буду. Но хочу напомнить кое о чем. Ты — доброволец. Ты согласился на это сам.

Агент напрягся. Глаза полыхнули злостью. Уже лучше.

— Нельзя быть добровольцем в понедельник, заторопиться куда-то во вторник и все бросить в среду. За тобой целая команда первоклассных агентов, а ты тут скорчился и распустил сопли. Тебе это нравится?

Ноябрь сжал кулаки, и Лоусон подумал, что парень сейчас закипит от злости.

— Ты жалок. Ты полностью разочаровал людей, которые с тобой работают. Да, работа не самая легкая, но ты, сынок, выбрал ее сам. Встань и иди, причем быстро, но сначала расскажи мне коротко и ясно об ужине у Ройвена Вайсберга. С датой отъезда определились?

Агент поднялся. Лоусон наклонился поближе, положил руку ему на плечо, почувствовал, как напряглись мышцы. Выслушав, кивнул.

— Для начала хорошо. Мы здесь, рядом, — думай об этом. А еще о том, что ты всего лишь винтик в сложной, отлаженной машине. Сегодня ты подвел не только себя, но и всю команду. Это не должно повториться. Когда станет жарко, у тебя, может, и появится причина забиться в угол, но не сейчас. Мы только начали, так что за работу, молодой человек.

Кэррик толкнул плечом Лоусона так, что тот едва не упал, и ему пришлось схватиться за стену — там, где была медная дощечка, — чтобы не потерять равновесие. Его как будто обожгло злостью. Так и должно быть. Цель достигнута.

Ноябрь сделал пару шагов и остановился. Лоусон смотрел. Постояв секунду-другую и как будто приняв какое-то решение, агент зашагал по улице, четко и уверенно, едва ли не строевым шагом. Лоусон перевел дыхание. Агент дошел до угла — плечи расправлены, голова поднята, — повернул на другую улицу и скрылся из виду.

— В этом не было никакой необходимости, — сердито зашептал Дэвис. — Вы обошлись с ним жестоко и…

— Вы молоды, неопытны и слишком мало видели, — невозмутимо оборвал его Лоусон, — так что ваши комментарии абсолютно неуместны.

— … и грубо. Бесчеловечно. Мне противно участвовать в этом. Вы сделали карьеру, перешагивая через людей и…

— Держите свои игрушки в коляске. — Он вдруг почувствовал, что чертовски сильно устал, и медленно побрел туда, где ждали остальные. Она подбежала к нему. Малышка Чарли. Ее голова запрыгала у его локтя.

— Я все слышала и все поняла, — сухо заговорила она. — Я собрала крошки вашей мудрости, которыми вы пожелали поделиться с нами, низшими созданиями. Если бы люди, с которыми я работаю, узнали, что вы сейчас сделали, то выстроились бы в очередь, чтобы дать вам хорошего пинка. Очень ловко, мистер Лоусон. Для вас самое главное — победить. Любой ценой, не так ли?

Он не стал говорить ей, что поражение неприемлемо. Если его предположение верно и боеголовку везут сейчас из далекого Сарова куда-то на границу для продажи и дальнейшего использования, то они просто не имеют права проиграть.

— Как прошло, мистер Лоусон? — спросил Эдриан.

— Он в порядке.

— Вправили ему мозги, мистер Лоусон?

— Сделал, что было нужно.

Он опустился на сиденье и моментально уснул.

* * *

Он осторожно, чтобы не разбудить, поцеловал жену в обе щеки. Вышел на цыпочках из комнаты и прокрался по коридору. В детской он так же осторожно простился с дочерьми — поцеловал каждую в лоб.

В прихожей Ворон надел ботинки, взял сумку и повесил на плечо. Он не оставил после себя ничего: ни мобильного телефона, ни ноутбука. Ничего, где можно было бы найти улики. Он открыл дверь — над Персидским заливом занимался рассвет. Неподалеку, на стройплощадке, высился кран. Его ждало такси. Ворон не знал, когда вернется домой, к жене и детям. Если вообще вернется. Он надеялся, но уверенности не было.

Такси тронулось. Пусть он никогда не увидит любимую жену и детей, но если оружие достигнет цели, пережить жертву будет легче.

Такси везло Ворона в аэропорт.

* * *

Уснуть не получалось — Сак не мог не думать о последствиях того, что собирался сделать. Он лежал на узкой кровати, смотрел в потолок, и в голове безостановочно кружились неспокойные мысли.

Если бы в самом начале путешествия его внезапно окружили люди с оружием, что бы он сделал — убежал или застыл на месте с поднятыми руками? Был бы у него шанс поднять руки или его сразу же пристрелили бы? Он видел себя, распластанного ночью на дороге, с приставленным к уху пистолетом или лежащим неподвижно, истекающим кровью от пулевых ранений на глазах у боязливо держащейся в сторонке толпы.

Он снова вспоминал разговор в кабинете Саммерса, начальника Службы безопасности. Ваш допуск к секретной работе, учитывая сложившуюся ситуацию, аннулирован. В эти тяжелые времена интересы национальной безопасности требуют принятия жестких решений. Сейчас он сомневался, что кто-нибудь в Олдермастоне помнит, когда он, словно зомби, возвратился из администрации в общежитие, убрал комнату и сложил свои вещи. Вряд ли кто-нибудь помнит, как он дошел до главных ворот, вставил в автомат карту — зная, что делает это в последний раз, — и направился к автобусной остановке. Было страшно, но помогала ненависть.

В доме стояла тишина. Он тщетно пытался уснуть. Одна мысль не давала покоя.

В конце пути он уже не будет каким-то школьным лаборантом. Он станет важным человеком, нужным и значительным, посвященным в планы тех, кто его нанял. Он сможет ходить с высоко поднятой головой, потому что его мнение и знания — не ради денег. Им руководила не жадность, не корысть — его поступки подчинялись принципу.

* * *

Игорь Моленков не спал. Яшкин кое-как дремал, но его дыхание прерывалось стонами. Все тело ныло и болело — каждый мускул, каждый сустав, — и стоило пошевелиться, как становилось еще хуже. Он сидел на бетонном полу, и два шерстяных одеяла не очень-то спасали от холода. Хорошо хоть, что механики закончили работу и стало тихо.

В пути он потерял счет времени. Унылая пустошь с мокрыми лесами, залитыми полями и разбухшими реками осталась позади. Они доехали до промышленной зоны на окраине Брянска. Шел дождь. Двигатель сдох — без всякого предупреждения. Просто перестал работать. С тех пор как умерла его любимая жена, прошло двадцать четыре года — точнее, двадцать четыре года, один месяц, две недели и четыре дня. Она умерла внезапно, без предупреждения. Лежала на больничной койке, слушала его болтовню, потом повернулась к окну, по которому хлестал дождь, и просто умерла. Машину пришлось толкать почти километр — он сзади, Яшкин со своей стороны, держа руль. Сзади вытянулась колонна машин, все сигналили, но никто не помог. На середине Комсомольской улицы, уже на въезде в город, Яшкин повернул к небольшой автомастерской.

Моленков упал на багажник и попытался отдышаться.

Договаривался Яшкин. Мастерская, конечно, уже закрывалась. Пришлось заплатить сверху.

Механик сказал, что машина будет готова к утру. После диагностики выяснилось, что причина в электрике, и им посоветовали найти ночлег.

Яшкин ответил, что они переночуют здесь, на полу, рядом с машиной. Механик предложил освободить багажник, прежде чем загонять машину на подъемник. Яшкин отказался и загадочно, с намеком, подмигнул, словно был матерым вором и перевозил краденое или контрабанду. Пришлось дать еще денег. В карман механика, этого треклятого вымогателя, перекочевало больше половины того, что у них было.

Они не могли пойти в кафе вдвоем. Моленков отправился в ночь и принес булочки, сыр и два яблока. Они поели и улеглись на грязном, промасленном полу.

Час назад Моленков услышал, как завелся двигатель — старушка, надо признать, бегала, как молоденькая. Он попробовал разбудить Яшкина, сказать, что мотор в порядке, но тот выругался и повернулся на другой бок.

Моленков переменил позу и поморщился от боли. Бетонный пол — не самое лучшее для отдыха место. Под потолком горела пыльная лампочка. Сначала Моленков засомневался, но потом понял, что прав. По замасленному полу возле ямы рыскала крыса.

Он пригляделся и увидел, что зад машины как будто осел.

Хлынувшие в голову мысли — что они везут и зачем, сколько она весит и что они с Яшкиным наделали, — окончательно прогнали сон. Рядом раздался взрыв кашля. Яшкин дернулся, вскинул голову и потер глаза.

Потом ухмыльнулся и ткнул товарища кулаком в плечо.

Боль в теле проходила, и Моленков улыбнулся.

— Никогда бы не поверил, но в этом дерьме, на полу, я спал, как младенец. Впервые так выспался. Что случилось? Ты спал?

Моленков не ответил.

Яшкин обнял его за плечи.

— Знаешь, я могу спать, где угодно. Отлично отдохнул. Не печалься, старина, все могло быть хуже.

Моленков встал, подошел к яме, подтянулся, открыл багажник и достал свою сумку. Вынул бритву, кусок мыла, помазок и пошел в заднюю комнату, где был вонючий туалет и грязная раковина.

— Мы с тобой — отличная команда! — крикнул вслед Яшкин. — Так что смотри веселей!

* * *

Кэррик вышел из ванной комнаты.

Включил на полную душ и стоял под горячей струей столько, сколько смог вытерпеть, пока кожа не стала красной. Казалось, тело вдохнуло тепла. Он насухо вытерся полотенцем. Промокший костюм, рубашка и туфли валялись на ковре.

Прозвенел будильник. Он пришел в отель пятнадцать минут назад, показал карточку ночному портье — иначе бы не пустили. В номере он посмотрел в зеркало, увидел себя, промокшего и взъерошенного, и разделся. Неизвестно зачем — разве что для компании — включил телевизор.

Кэррик выключил будильник. Голый, он стоял посредине комнаты, скалился и скреб ладони ногтями, словно пытался избавиться от того, что сделал. Ночные обиды уже позабылись… По телевизору шла реклама. Он вытащил из шкафа пакет для грязного белья и положил в него одежду и туфли. Написал на пакете свое имя и номер комнаты, как будто это могло пригодиться в будущем. Оделся. У него был только один комплект одежды. По телевизору передавали прогноз погоды. Он застегнул рубашку, завязал галстук, пригладил волосы, вытер вторую пару обуви носовым платком, взял бумажник и сотовый телефон. Он был готов, и до начала его смены оставалось три минуты.

Пакет с грязным бельем он оставил за дверью. Прошел по коридору, постучался. Если бы его не выследили, если бы тот чертов старик не примчался на Фуггерштрассе, то он не стоял бы сейчас перед дверью, и все было бы кончено. Прошел бы паспортный контроль, сел в самолет, потом автобусом в Лондон и прогулка до Пимлико: прости, Джордж, и все такое, но это не для меня. Есть еще что-нибудь?

Дверь открылась, и он увидел Виктора.

Кэррику показалось, что русский изучает его: глаза пробежали по прическе, лицу, узлу галстука, чистой рубашке, отутюженному костюму, который долго висел в шкафу и уже избавился от морщинок, и туфлям.

Его вдруг как будто огрели дубинкой по голове. Зачем охраннику, заступающему на смену в четыре утра, принимать душ и бриться, как будто намечается вечеринка, надевать чистую рубашку, костюм и менять обувь? Ему все равно сидеть в кресле четыре часа. Он не мог ответить на этот вопрос, и не знал, что думает по этому поводу Виктор. Как не знал и того, мог ли русский час или два назад подойти к его двери, постучать и не дождаться ответа. Сам Виктор был в ношеной обуви с развязанными шнурками, мятых брюках и расстегнутой рубашке без галстука. Волосы взъерошены. Когда Виктор повернулся, чтобы взять пиджак, Кэррик увидел у него за поясом пистолет.

— Есть что-нибудь, что я должен знать? — спросил он.

Ему показалось, что Виктор улыбнулся, но тот лишь покачал головой.

— Что у нас на утро?

Теперь Виктор точно улыбнулся. И ушел.

ГЛАВА 10

13 апреля 2008

Они ехали из нового центра Берлина.

Кэррик сменился только под утро и поспал не больше часа, когда Виктор постучал в дверь и сказал, что надо вставать и одеваться и у него в запасе не больше десяти минут. Завтрак пришлось пропустить. Виктор держался по-другому, уверенно и самодовольно, словно принял какое-то решение.

Он же и сел за руль. Кэррик устроился рядом, Босс — сзади. Никто не разговаривал. Виктор полностью сосредоточился на дороге — заканчивался час «пик». Коммерческий центр с его башнями из стекла, стали и бетона остался позади, пошли старые улицы. Здесь было много вывесок и знаков на турецком, вдоль канала вытянулась длинная цепочка торговых киосков и павильончиков. Город вкатывался в привычный дневной ритм. Тут и там на балконах болталось вывешенное для просушки белье, в воздухе висел запах жареного мяса, на тротуарах вставали горки овощей и фруктов. В колонках гремела музыка. Где они? Кэррик не знал, потому что впервые оказался в Берлине. Не знал он и куда они направляются — ему никто ничего не сказал, а спрашивать ему не полагалось. Он сидел рядом с Виктором и старательно играл роль телохранителя.

Босс выглядел подавленным, что было особенно заметно в сравнении с излучавшим уверенность Виктором. Похоже, эти двое согласовали маршрут заранее, но решили не посвящать в свои планы Кэррика.

Ощущение тревоги, приближающейся опасности нарастало, но установить ее источник и, следовательно, подготовиться он не мог. В отделе такого рода ситуации обсуждались постоянно. Тема восприятия угрозы и интуитивной реакции на нее рассматривалась ежедневно. Там действовал непреложный закон — безопасность офицера есть приоритет первостепенной важности, — но этот закон никак не принимался в расчет Гольфом, отчитавшим его как мальчишку на глазах у всех. В 10-м отделе все было расписано до мелочей. От агента вовсе не требовалось подвергать свою жизнь опасности и предпринимать рискованные шаги единственно ради достижения цели расследования. Встречи с объектами рекомендовалось проводить по возможности в людных местах, ресторанах, барах, фойе отелей, чтобы группа прикрытия всегда имела возможность разместиться где-то неподалеку и в случае необходимости быстро прийти на помощь. Иногда контакт с агентом терялся, и тогда для руководителей операции наступали трудные времена, вроде тех, что бывали на заре космической эры, когда спускаемая капсула выходила из зоны радиосвязи и наблюдатели на земле замирали в ожидании позывного. За чаем и кофе в офисах Пимлико говорили о том, что первое правило действующего под прикрытием агента — продумать вариант эвакуации. Где дверь? Куда она ведет? Кэррик не знал, есть ли поблизости — или, если уж на то пошло, вообще где-то — группы поддержки и не представлял, каким может быть потенциальный вариант эвакуации, но ощущение опасности давило все сильнее.

Они проскочили мимо еще одного уличного рынка.

Здания за окном выглядели все хуже, повсюду были заметны следы небрежения и упадка, тени тянулись дальше…

Женщины, дети, старики в кепках с приклеенными к губам сигаретами враждебно смотрели на пересекающую их территорию большую, дорогую машину.

Они вырвались наконец из кольца серых строений, и тут же, словно по команде, дождь застучал по крыше, и «дворники» задвигались живее.

Кэррик не сразу заметил, что перед ними тупик — высокий стальной забор с острыми шипами и рядами колючей проволоки. Их встретили открытые ворота. Какой-то человек жестом предложил Виктору проезжать. Лицо мужчины скрывал шарф. Глянув в зеркало, он увидел, что железные створки уже сошлись. Помня первое правило, Кэррик огляделся — весь участок окружал забор с колючей проволокой, и другого выхода, кроме ворот, видно не было. За спиной часто задышал Иосиф Гольдман. Рядом усмехнулся Виктор. Машина остановилась перед старым кирпичным складом. Несколько окон с разбитыми стеклами, другие заколочены. Из ржавых труб низвергались потоки воды, под карнизами зеленела трава.

В кирпичной стене открылась маленькая дверь. Босс прошел первым, Кэррик за ним, Виктор замыкал короткую процессию.

В 10-м отделе лекции читали разные люди. Некоторые были из ФБР, но большинство представляли тот контингент уже немолодых агентов, которые больше не работали под прикрытием. Одни делились опытом сами, другие только отвечали на вопросы. Да, они все искали запасной выход. Нет, они никогда не сбегали трусливо. Да, ощущение опасности знакомо каждому. Нет, никто не швырял в окно лампу, не выходил из комнаты под благовидным предлогом, чтобы уже не вернуться, наплевав на задание. Последний из приходивших в Пимлико фэбээровцев использовал слово «замороженный» для обозначения агента, выведенного из игры потому, что его жизни угрожала слишком большая опасность. Станет ли вытаскивать его Гольф? Черта с два.

Под ногами шуршало и потрескивало битое стекло. В одном месте Гольдман поскользнулся, наступив на собачье дерьмо. Они прошли в просторное помещение бывшего цеха, где стояли когда-то станки, а теперь не было ничего. Дождь падал через дырки в высоком потолке и стучал по бетонному полу. Должно быть, кто-то услышал их. Прозвучавший резко окрик эхом отскочил от стен.

Они остановились.

Голос донесся из-за деревянной перегородки. Гольдман вскинул голову, оглянулся и после секундного замешательства повернул к ней. Из-за перегородки наперерез ему вышел Михаил. Боссу пришлось остановиться. Михаил молча кивнул, потом, смерив взглядом Кэррика, молча указал на стоявший неподалеку стул.

Вариантов не осталось. Стул с широкими, массивными подлокотниками был привинчен к бетонному полу и напоминал тот, что стоял в столовой у дедушки, где вся семья собиралась только после воскресной службы. Вот только у того стула не было кожаных ремней на подлокотниках. Как не было и темных пятен на полу, которые никто не удосужился оттереть. На столе, стоявшем в нескольких шагах от стула, лежала беспроводная дрель, а под ним небольшая цепная пила.

За столом сидел Ройвен Вайсберг, и Иосиф Гольдберг направился к нему. Кэррик успел заметить, как побледнел Босс.

Рядом, чуть сбоку, стоял Михаил. Кэррик видел бородавку у него на носу, шрам на правой щеке и крохотные оспинки от прыщей. Судя по запаху, русский недавно ел салями. В следующий момент Михаил развел в стороны его руки и заставил раздвинуть ноги. Кэррика обыскали. Грубые, сильные пальцы прошлись по спине, залезли подмышки, ощупали пояс и нырнули ниже, к паху. Грамотный, профессиональный обыск. Так обыскали бы и в полиции, если бы искали скрытый микрофон. Но на нем не было ни микрофона, ни рекордера, ни маячка. Михаил отступил и указал на стул.

Кэррик не стал садиться.

В 10-м отделе это называлось «пылесосить». Все инструкторы постоянно твердили, что работающий под прикрытием агент должен быть готов к обыску. Ситуации рассматривались самые разные. Как и меры реагирования. Во всех случаях модели поведения доводились до автоматизма многократными упражнениями.

Когда Кэррик не подчинился, Михаил сначала нахмурился недоуменно, а потом толкнул его в грудь.

Вариант с эвакуацией уже отпал. Рассчитывать на прибытие группы поддержки не приходилось. И тогда Кэррик сделал полшага вперед.

* * *

Ройвен Вайсберг поднял голову как раз в тот момент, когда англичанин шагнул вперед, а Михаил в изумлении уставился на него. Забавная сцена. Эти двое напоминали двух боевых петухов или двух голодных крыс. Вот только игра здесь шла другая. Слишком серьезная и важная. Все случилось так быстро, что Ройвен не успел и глазом моргнуть, как его телохранитель впечатался в перегородку, и Кэррик без особых церемоний заставил его раздвинуть ноги.

— Разрешаю, — подал голос Ройвен.

Англичанин, как ему сообщили, раньше служил в армии и с Михаилом обошелся по-военному. Дальше последовала стандартная процедура, выполненная быстро, четко и эффективно. Обыскав Михаила, Кэррик вынул из плечевой кобуры пистолет и небрежно бросил Ройвену. Тот поймал.

Отличная сцена. Как в театре. Ройвен положил «Макаров» на стол. Закончив и не найдя никаких «жучков», англичанин удовлетворенно кивнул, отступил к стулу и сел. Ройвен заметил, как побледнели сжавшие подлокотники пальцы. На том, чтобы проверить Кэррика, настоял Михаил. Виктор его поддержал. Иосиф Гольдман всем своим видом показывал, что не желает участвовать в происходящем. А ведь это он притащил с собой чужака.

Ройвен повернулся к финансисту.

— Рассказывай. Все.

Он презирал Гольдмана. Тот делал, что умел, оказывал услуги, но никогда не принимал стратегических решений. Мелочь. Шавка под ногами.

Он презирал Гольдмана еще и потому, что тот, признавая за собой долг, ничего не сделал для человека, спасшего ему жизнь. Ни голоса не подал, ни шага не сделал, чтобы защитить своего человека от подозрения. Ройвен откинулся на спинку стула. Дальнейшую работу делали люди, которые были с ним с самых первых дней, когда он еще держал «крышу» в Перми. Пятнадцать лет назад они пришли к нему из органов и с тех пор повсюду следовали за ним. За Ройвена Вайсберга эти двое были готовы на все.

Вопросы сыпались один за другим.

Кто и как вышел на Кэррика?

Чем он занимался раньше?

Почему согласился работать на Иосифа Гольдмана?

Потом — перемена.

На кого он работает?

Перед кем отчитывается? Как часто?

Вопросы-ловушки чередовались с вполне невинными, самыми обычными. Ройвену было трудно следить за допросом — английский он знал не очень хорошо и за Михаилом не поспевал, — но его интересовали не столько ответы, сколько выражение на лице сидящего на стуле человека.

Когда он демобилизовался? Сколько времени после демобилизации оставался без работы? Сколько сменил мест работы? Сколько получал у прежних хозяев?

Кэррик отвечал. Виктор записывал ответы. Потом он позвонит Григорию и передаст информацию для проверки. Как часто он встречался с Саймоном Роулингсом до того, как тот сделал предложение? Как часто встречался со своим контактом? Что ему известно о бизнесе Иосифа Гольдмана?

Пока Ройвен ничего не заметил — ни ошибок, ни неуверенности. Но то было только начало.

Кэррику сказали показать мобильник. Михаил взял телефон и передал Виктору. Вопросы, нередко повторяющиеся, продолжались, а тем временем Виктор проверял звонки и сообщения. Ройвен обратил внимание, что англичанин отвечает коротко и четко, не сбивается, из всех вариантов выбирает наиболее ясный и довольствуется минимальным объяснением. Проверив память, Виктор наклонился к шефу и негромко сообщил, что со времени прибытия в Берлин Кэррик не сделал и не принял ни одного звонка.

Но этого было мало. На столе еще лежала дрель, а под столом — пила.

— Слишком уж гладко у тебя получается. Объяснений не слышно.

— Я все объяснил.

— Кто для тебя Иосиф Гольдман?

— Хозяин.

— За которого ты готов умереть?

— Я делаю то, за что мне платят.

— Служишь и докладываешь? Часто?

— Чушь. Ты же ничего не знаешь.

— Как часто ты встречался со своим куратором?

— Ты служил в полиции?

Ройвен заметил, как вздрогнул Михаил.

— Я спрашиваю…

— Ты был дерьмовым полицейским. У нас в Ираке были такие дознаватели, в сравнении с которыми ты — ноль.

Михаил сплюнул.

— А кто ты? Ангел? Свалил кого-то, кто якобы напал на Гольдмана? Это же была подстава. Так? Получил шанс отличиться, втереться в доверие. Удобно, да?

— Ты ведь не был в боевой ситуации, так? Откуда ж тебе знать, как человек себя поведет? Ты просто невежда.

— Уж больно удобная история. Плохо верится.

— Спроси, как было, у мистера Гольдмана. Он там был.

— А ты, значит, такой молодец, что готов умереть за постороннего? С чего бы это?

Виктор только что стоял рядом с Ройвеном, но теперь он мягко, по-кошачьи, прошел вдоль перегородки и встал за стулом, на котором сидел англичанин. И снова Иосиф Гольдман ничего не сказал, не вступился за своего человека.

— Побывал бы на войне, не спрашивал, а раз не был, то и не поймешь, — негромко ответил Кэррик.

Пока он не допустил ни одной ошибки, и все же Ройвен еще не принял окончательного решения. Странно было то, что человек на стуле абсолютно не выказывал страха.

* * *

Моленков все же не выдержал. Вопрос крутился в голове с того самого времени, как они выехали из гаража.

— Так ради чего все это?

Яшкин нахмурился.

— Что для чего?

— Ну, мы отвозим эту штуковину, продаем и…

— Какую штуковину? У нас ее называли «Жуковым» или, как я уже говорил, малым атомным фугасным вооружением. Серийный номер РА-114. Сейчас она в безопасном состоянии, так что не бойся, не укусит.

— Ты постоянно меня обрываешь, слова не даешь сказать. Я просто размышлял вслух.

— Бормочешь что-то, как выживший из ума старик. Для чего это все? Вот ты мне и скажи.

Мотор старенького «полонеза» работал четко, и мысли у бывшего замполита укладывались гладко, не прерываясь. Денег не осталось, но зато двигатель получил то, без чего обходился лет десять, а то и все пятнадцать. Пейзаж за окном не отвлекал, и в голове, словно вирус, росло нехорошее, не дававшее покоя предчувствие.

Теперь Моленков начал заново.

— Нам платят — дело решенное. Мы получаем деньги и…

— Мы получаем миллион долларов. Делим его пополам. Вот и все.

— Ты такой самоуверенный.

— А ты? Замполиты — не самоуверенные? Вот уж кого в армии не любят, так это замполитов. Что, разве не так? Так.

— Пусть так. Согласен, спорить не буду. Только и вы тоже большой популярностью не пользуетесь. Так что мы в равном положении. Нас никто не любил, а мы плевать хотели. Смешно было бы спорить. И все-таки… чего ради?

Дело, конечно, давнее, но Яшкин не забыл, кем был Моленков. Когда кого-то — чиновника, техника, служащего — приглашали в определенный час на беседу к замполиту, каждый, кем бы он ни был, какую бы должность ни занимал, начинал нервничать, потеть, заикаться и объяснять, что именно сказал кому-то, забыв об осторожности, и что имел в виду. Равную власть над людьми имел разве что сотрудник службы безопасности, который мог за обедом в столовой негромко напомнить о вынесенных за пределы Зоны секретных документах. Одной этой реплики бывало достаточно, чтобы любой из работавших в Арзамасе-16 начинал дрожать от страха.

— Что чего ради?

— Дружище, ты просто делаешь вид, что не понимаешь.

— А ты говори прямо. Да не забудь предупредить перед поворотом на Трубчевск. Там дорога на Погар. Ну, слушаю.

Моленков вздохнул.

— Полмиллиона долларов. На что они нам?

Яшкин не ответил.

— Что мне делать с такими деньгами? — продолжал замполит. — Спрятать под матрас? Купить домик в Ницце или Каннах? Или, на худой конец, на черноморском берегу? Прогулять? Положить в банк?

Яшкин нахмурился. На щеках проступили желваки. Но он снова ничего не сказал.

— Меня до сих пор злость распирает. Не могу простить, как с нами обошлись. Выгнали. Пенсию и ту вовремя не платят. Кем я был и кем стал? Зимой мерзну. Весь год хожу полуголодный, покупаю самое дешевое. А вокруг все воруют. Коррупция, беспредел, преступность, СПИД, наркотики… Итак, старина, что же мне делать с полумиллионом долларов?

За окном тянулись голые поля. Речка разлилась от растаявшего снега. Поникшие леса… горизонт за туманной дымкой…

— Мы строим планы, мечтаем, шутим… Домик на Средиземном море или в Сочи… богатство… А скажи, ты уедешь из Сарова? Ведь твоя хозяйка хочет провести оставшиеся годы поближе к монастырю, в тиши и благодати. Хочет приносить цветы к могиле святого Серафима. Помнишь, рассказывала, как его избили разбойники, а он призывал их помиловать? Ей ведь наверняка захочется быть там в юбилей его канонизации. Нам с тобой на это наплевать, но не ей. Нет, твоя уезжать не захочет. Разве ты ее бросишь? Или получишь деньги, вернешься домой и спрячешь их в кубышку? Будешь тратить потихоньку, чтобы не привлечь к себе внимания? Ну? Ответь мне? На что тебе деньги?

— По-моему, сейчас будет поворот, — сказал Яшкин. — Следующий — Трубчевск, а оттуда — на Погар.

— Ты мне ответишь или нет? — разозлился Моленков. — Да или нет?

— Нам бы сейчас поворот не пропустить, — сухо, не повышая голоса, сказал Яшкин. — А то придется круг делать.

— Ладно. Не хочешь отвечать, так расскажи хотя бы, как ты ее вынес.

Яшкин говорил об этом не раз. И всегда одно и то же. В рассказе не менялось ровным счетом ничего. После приезда в Саров Виктора, сына его умершего друга, майор повторил эту историю раз десять. Как подправил документы, как явился на склад с тремя солдатами и тележкой, как отвез ее домой, миновав все посты.

— Сейчас бы такое уже не прошло, — сказал Моленков.

— Тогда ситуация была другая, — пожал плечами Яшкин. — Было открытое окно, и я им воспользовался.

* * *

В тот же день и тот же час американский генерал из Стратегического командования наведался в гости к русскому генералу из 12-го Управления. Американец приехал в Нижегородскую область с инспекторской проверкой Федерального ядерного центра, расположенного возле Сарова. С русским он познакомился на Ближнем Востоке, где они работали в группе по проверке ракетных установок. Опытные военные, они говорили на одном языке и прекрасно понимали друг друга. Перерыв для кофе стал удобной возможностью для откровенного разговора. Американец, имевший при себе диктофон, наговаривал наблюдения и замечания, которые пригодились бы впоследствии для составления отчета, предназначенного для комитета Конгресса.

— На мой взгляд, — негромко говорил он, — наши прежние опасения и подозрения в отношении существующей здесь системы безопасности безосновательны. Охрана периметра базы осуществляется силами спецназа при поддержке боевых вертолетов. Личный состав этих войск хорошо мотивирован. Люди получают достойное вознаграждение. Ученые и техники не выходят больше на улицу из-за того, что им не выплачивают зарплату. Я лично видел установленные на складах и вокруг них современные американские сенсоры наподобие тех, что стоят у нас в Лос-Аламосе. Случаи мелких краж материалов и оборудования сведены на нет. Специально для меня открыли один из бункеров, где хранятся ядерные боеголовки. Две стальные двери надежно защищают бункер как от обычного оружия, так и от ядерного удара. Офицеры 12-го Управления контролируют обслуживающий персонал. Выводы следующие: база в Сарове в руках серьезных, знающих людей. Утечка, по моему глубокому убеждению, невозможна. Руководство заверило меня, что и в прошлом такого рода случаев отмечено не было.

* * *

— Вот он. Поворачивай вправо.

Яшкин кивком поблагодарил товарища. Накануне Моленков пообещал не затрагивать больше больную тему, но надолго ли его хватит?

— Ну что, самое трудное еще впереди? — спросил бывший замполит.

Господи, когда же он замолчит!

— Впереди. Самое трудное — граница. Мы пересечем ее завтра. Скажи, ты болтаешь, потому что хочешь слышать собственный голос, когда трусишь, или потому что хочешь поделиться своим драгоценнейшим мнением? Завтра у нас трудный день. Завтра — граница. Какое там стоит оборудование и с чьей стороны, с нашей или белорусской, я не знаю. Есть ли какие-то детекторы и насколько они чувствительны, тоже не знаю. А теперь, друг мой, давай помолчим, ладно?

— После границы нам ехать еще пятьсот километров. Ты как, выдержишь?

— Не волнуйся. Место встречи определено, там нас будет ждать хозяин Виктора. Думаю, он в своем деле разбирается.

— Да кто он такой? Обычный уголовник, ни больше, ни меньше. Впрочем, у него ведь есть миллион долларов.

— Мой опыт общения с такими ребятами ограничен, но что-то подсказывает, что он будет очень осторожен. Проблема — граница, а не люди, которые знают, как позаботиться о безопасности. И не задавай больше дурацких вопросов. Те, кто нас встретит, представляют безопасность — я признаю это открыто — не так, как мы.

* * *

Виктор схватил его за горло, но еще раньше, когда Михаил только подал сигнал, он первым делом схватил англичанина за запястье и накинул ему на руку ремень. Михаил пристегнул к подлокотнику другую руку. Впервые после долгого перерыва они работали вместе, два старых приятеля, два сослуживца. Виктор не любил вспоминать день, когда ему приказали ехать в Лондон.

Он завел пилу, и в нос ударил запах бензина. Мотор заработал только с четвертой попытки, взревел, и цепь понеслась по зубцам. Теперь пила дергалась чуть ли не под носом у англичанина, хотя сам Виктор близко к нему не подходил, опасаясь удара ногой. Со стороны все выглядело, наверно, эффектно, но применять пилу по прямому назначению, как в Перми или Москве, он не планировал — слишком много крови.

Михаил держал в руке дрель, то и дело нажимая на кнопку.

Дрель работала аккуратнее.

Бросая в лицо англичанину вопросы, наступая на него, то шипя, то срываясь на крик, Михаил ставил одну цель: запугать. Ничего не получалось. Время уходило. В Перми, когда они с Виктором только перешли на службу к Вайсбергу, ему быстро вбили в голову главное: ты должен внушать страх. Без страха никуда: ты не продашь «крышу», не привлечешь клиентов, не заставишь отступить конкурентов. Он внушал страх, и ему хорошо за это платили. И вот теперь Михаил чувствовал, что время на исходе. Иосиф Гольдман скулил, как паршивая собачонка, а Ройвен Вайсберг уже дважды менял позу, словно давая понять, что устал от спектакля с вопросами, на которые нет ответов. По лбу катился пот. В свое время Михаил провел немало допросов и мог бы по пальцам пересчитать случаи, когда приходилось повышать голос. Теперь же, понимая, что времени остается все меньше и меньше, а результата нет, он кричал все громче, держа дрель у коленной чашечки англичанина. За всю свою жизнь Михаил ни разу не был в церкви, никогда не опускался на колени, не возносил молитву и не верил в ангелов. Сейчас он не верил сидящему перед ним человеку, но ощущал исходящую от него опасность.

Он уже не сдерживался. Английские слова мешались с русскими. Голос срывался.

— На кого ты работаешь? На полицию или СИС? Как выходишь на контакт? Нападение на Гольдмана было подставой, да? Какую задачу тебе поставили? Что им нужно? Кто цель — Гольдман или Вайсберг? Они знают о посылке?

И в ответ звучало одно и то же:

— Я уже говорил… уже говорил… уже говорил…

На вопросы по-русски англичанин не отвечал.

Рука дрогнула, и дрель едва не задела колено. У него ничего не получалось. Рука начала уставать. Все было так, как и сказал Виктор. Михаил тонул и цеплялся за соломинку.

— Ты оставил за дверью номера пакет с мокрой одеждой. Зачем? Зачем ты выходил, если шел дождь? Ты встречался с контактом?

И англичанин вдруг вздрогнул и напрягся. Вот оно! Наконец-то. Дрель взвыла, едва не цепляя штанину.

— Ты выходил в дождь. Ты встречался со связником.

Выдох.

Есть! Михаил не убирал дрель. Он ждал признания. В уголке губ проступила улыбка. Сейчас… сейчас англичанин ответит.

И он ответил.

— Твой хозяин, Ройвен Вайсберг, он ведь поймал пулю в руку. Я видел. А где в это время был ты? Где ты был, когда ранили твоего шефа?

Он уже приготовился вогнать сверло в коленную чашечку, но его остановил тихий голос.

— Хватит.

Он остановился. Снял палец с курка. Дрель умолкла. Михаил никогда бы не ослушался Вайсберга. Вайсберг был единственным человеком, которого он боялся, а потому даже теперь, когда от победы его отделял всего один шаг, он не посмел ослушаться приказа. Пальцы разжались, и дрель упала на растекшуюся по бетонному полу лужу.

— Отпусти его, — сказал голос.

Рядом с Ройвеном Вайсбергом трясся и скулил Иосиф Гольдман.

Наклонившись, чтобы расстегнуть ремень на запястье, Михаил поймал взгляд англичанина — его глаза смеялись.

* * *

Он был в микроавтобусе.

Шринкс должен был источать властность, уверенность и компетентность, но он сидел молча, вобрав голову в плечи.

Полчаса назад он отодвинул дверцу, выскользнул из салона, подошел к легковой машине и сказал Лоусону, что их человеку угрожает реальная опасность, а материалы визуального наблюдения позволяют сделать вывод о неспособности агента удержать легенду.

— Когда мне потребуется ваше мнение, я вас спрошу, — ответил Лоусон, — а сейчас оно мне не нужно.

Дверца захлопнулась. Коллега Лоусона, Дэвис, закатил глаза и пожал плечами. Шринкс вернулся в микроавтобус.

Работать с Лоусоном ему еще не доводилось. Конечно, о старике поговаривали всякое, но Шринкс списывал их на зависть — этого в их конторе всегда хватало. С другой стороны, он работал в команде достаточно долго, чтобы понимать — критика в адрес старика вполне обоснованна. Что ж, по крайней мере наблюдать за таким субъектом было занятно. И все же центром его внимания оставался другой.

Ноябрь. Шринкс видел, как по длинной подъездной дорожке к складу подъехали машины. Кто-то сунул ему бинокль, и он вдруг увидел перед собой голову Ноября, сидевшего на переднем пассажирском сиденье. Лицо мелькнуло и исчезло. Что можно понять на таком расстоянии? Шринкс заметил лишь бесстрастные черты, широко открытые глаза и бледность, естественное следствие шока. Вывод был очевиден, и он пошел к Лоусону и заявил, что агент беззащитен и крайне уязвим. Он всего лишь высказал свое профессиональное мнение и получил… Что? Ему заткнули рот. Грубо и бесцеремонно. А если бы Лоусон принял его рекомендацию?

Представить дальнейшее было нетрудно. Они вошли бы и вытащили парня… Он вдруг услышал приглушенный, но достаточно четкий, чтобы перекрыть крики носящихся над водой чаек, вой пилы. Лоусон, этот «интересный субъект», не выказал ни нерешительности, ни сомнения, отказываясь выслушать его мнение. Вот кого бы заполучить для исследования… вот кого бы уложить на кушетку… Его наука, судебная психология, никогда не отличалась точностью, и люди, никогда не терзавшиеся сомнениями, всегда увлекали Шринкса.

В ДВБ, где ему выделили крохотный закуток на втором этаже в медицинской части, Шринкс — он ненавидел свою фамилию, но куда ж от нее деться — работал два дня в неделю. Еще три дня он проводил в университетской больнице на Блумсбери, где числился в штате отделения психиатрии. Большинство его коллег в университетской больнице занимались теми или иными психическими расстройствами, Шринкс же исследовал всевозможные аспекты человеческого поведения. Он заседал в нескольких отборочных комиссиях, принимал участие в планировании курсов и курировал молодых офицеров. Обычно к нему прислушивались, с его мнением считались, а рекомендации ценили. Впервые за все время высказанным им профессиональным советом не просто пренебрегли — его проигнорировали.

Целью этого большого, нескладного и уже немолодого — ему оставалось два месяца до тридцати шести лет — мужчины было перейти в ДВБ на постоянную работу. Свойственная этой службе особая культура секретности, принцип необходимого знания всегда его привлекали. Само здание ДВБ было пропитано ощущением сдерживаемого волнения. Шринкс даже не скрывал, что те два дня в неделю, когда он пробегал по мосту, показывал на входе карточку охраннику и входил в святая святых, приносили ему огромное счастье. Вот только в выражении этого энтузиазма приходилось осторожничать. Он жил с Петрой, скульптором по дереву, и они вместе снимали однокомнатную квартирку в Ислингтоне. Шринкс не мог откровенно поделиться с ней своими чувствами, не мог рассказать, где именно пропадает два дня в неделю, а Петра, работавшая с утра до вечера в мастерской, понятия не имела, где он пропадает. Даже сейчас, сидя с поджатыми ногами в тесном микроавтобусе, Шринкс получал огромное удовольствие от сознания своей причастности к особенной, тайной жизни.

И вот теперь его амбиции оказались под угрозой.

Услышит ли он через эти рассыпающиеся кирпичные стены крик ужаса и боли?

Если вернуться в ДВБ в составе группы, потерявшей своего самого ценного агента, на амбициях можно будет ставить крест. А раз так, то нужно сделать все, чтобы операция завершилась успешно. Шринкс задумчиво потянул себя за волосы, накрывавшие воротник рубашки. Сидевшая рядом девушка нервно грызла ногти. Багси тупо смотрел в одну точку. Стрелок насвистывал одну и ту же мелодию. А потом на приемнике, лежавшем на коленях Денниса, замигал светодиод.

Автобус дал задний ход, а когда Шринкс выглянул в окно, то увидел сворачивающую за угол машину.

— Извините, но что случилось? — с облегчением спросил он.

— Эдриан нашел более удобное для наблюдения место, — ответил Деннис.

Шринкс представил, как дверь склада откроется и двое или трое мужчин вынесут тяжелый сверток. Как же мало ему известно о непосредственной работе той службы, которой он восторгается и с которой хочет связать свою жизнь. Одно дело сидеть в приемной комиссии, слушать, как молодые парни и девушки представляют свои резюме и довольно неубедительно излагают причины, подтолкнувшие их к решению поступить на службу в ДВБ, — там все просто и ясно. Здесь — по-другому. Здесь он увидел — пусть даже мимолетом — лицо человека, подошедшего к последней черте и сознающего это.

Да, Шринкс мог бы сказать многое, если бы его попросили. Он сказал бы, что агент, работающий без реальной поддержки, должен иметь супермотивацию. Нет, он не может мнить себя доблестным рыцарем, вступившим в схватку с преступным миром, но должен быть заточен на успех. Личный успех. Он мог бы сказать, что некоторая доза стресса благотворительна для такого агента, что недостаток стресса губителен для него и ведет к успокоенности и самодовольству, но что уровень стресса за кирпичной стеной превышает все допустимые нормы. В паузе, когда один кандидат выходил из комнаты, а другой еще не успел войти, Шринксу нравилось отпускать глубокомысленную реплику насчет того, что он ищет «организованный ум».

У двери этого старого, давно заброшенного трехэтажного здания, на осыпающейся штукатурке виднелись следы от пуль. В самой двери была широкая щель на месте оторванной доски, и Шринксу казалось, что если заглянуть туда, то можно увидеть последний акт трагедии с выносом окровавленного тела.

* * *

Ему никто не помогал, да он и не просил о помощи.

Лестница была старая, и нескольких ступенек недоставало. Те, что сохранились, жалобно скрипели и прогибались. Там, где брешь была слишком велика, Лоусон опускался на колени и полз на четвереньках, но никто не обращал на него внимания. На втором этаже — там когда-то размещался жилой блок — обнаружились дверь и окно. Проблема заключалась в том, что птицы загадили оставшиеся от пола доски. Эдриан первым добрался до окна. Дэвис и девушка, Чарли, шли по балкам, на которых и лежали сохранившиеся половицы. Балки оказались узкие, не больше пары дюймов в поперечине. Дэвис продвигался первым, вытянув назад руку, за которую держалась Чарли, перемещавшаяся мелкими, нерешительными шажками. Расстояние от балок до пола первого этажа составляло не меньше двадцати пяти футов, так что падение ничего хорошего не сулило.

Следующим, с видом проигравшего жребий неудачника, на балку ступил Багси; за ним, вытянув руку и держась за его плечо, последовал Шринкс. Отступать им было некуда, потому что за ними шел он. Ожидая своей очереди, Лоусон огляделся. Может быть, здесь жили сквоттеры. Дождь продолжался, и вода лилась через дырки в крыше, едва не попадая на балку. Багси и Шринкс добрались до половиц у окна и присоединились к Эдриану, Дэвису и Чарли. Лоусон сделал первый шаг… Никто не смотрел на него, никто его не подбадривал, и в конце никто не протянул ему руки. Он тяжело выдохнул.

Из окна открывался вид на пустырь, уходившую в никуда дорогу и приземистое здание склада с одной-единственной небольшой дверью. Лоусон увидел припаркованные напротив входа автомобили и наблюдавшего за воротами мужчину.

Дождь усилился.

— Вид шикарный, мистер Лоусон, — заговорил Дэвис. — И что за шоу нас ожидает? Трагедия или комедия? Лично я ставлю на трагедию. Жестокость русской мафии хорошо известна, в этом их превосходят разве что только албанцы. Прошлой ночью, мистер Лоусон, вы вполне могли бы, черт возьми, снять беднягу с задания и отменить операцию. Вы прекрасно видели, в каком он состоянии. Но ведь это не в вашем стиле, так, мистер Лоусон? Вы устроили парню нагоняй, отчитали как мальчишку и снова отправили в это змеиное гнездо. У вас весь свои понятия, свой кодекс, начертанный рукой несравненного Клипера Рида, не так ли? И что? Посмотрите, в какую передрягу угодил по вашей вине наш человек.

Лоусон хорошо помнил рассказ Клипера Рида о встрече с одним молодым поляком. Разговор проходил в парке, в южной части Гданьска, под стенами построенной Наполеоном крепости. Поляк, которому едва исполнился двадцать один год, работал на железной дороге и в том разговоре несколько раз упомянул, что не может больше давать информацию по тем поездам, что проходят через станцию под покровом ночи. Клипер отчитал его, не стесняясь особенно в выражениях, и вскоре получил два сообщения, в одном из которых упоминался состав с двадцатью четырьмя грузовиками «МАЗ-543», оборудованными пусковыми установками для ракет «Скад-В». Ракеты эти способны нести как химические, так и ядерные боеголовки, и информация об их ввозе на польскую территорию стала самым большим успехом Клипера Рида в 1978 году. Сообщений от молодого поляка больше не поступало. Парень не ошибся, его время действительно истекло. Из Варшавы выслали американского дипломата, Вашингтон ответил тем же. Клипер Рид сошел со сцены и занялся торговлей запчастями для тракторов; поляк исчез совсем — может быть, его забили насмерть в камере, может быть, повесили или расстреляли. По крайней мере Клипера он не выдал. Позднее техасец говорил, что парнишка ему нравился, был честным и порядочным, но его жизнь — «не будем лукавить, Кристофер» — значила не больше, чем те сведения о провезенных через Гданьск советских ракетах. В тот вечер, когда курьер — канадский студент по обмену — доставил эту информацию, Клипер Рид и Лоусон выпили две бутылки игристого немецкого вина и несколько чашек «Эрл Грея».

— То, что вы сделали, останется на вашей совести, — прошипел в ухо ему Дэвис. — Это вы отправили парня на смерть. Не зря же они притащили его сюда. Можно представить, что с ним сделают. Вы как себя после такого чувствуете, а, мистер Лоусон?

Эдриан толкнул его в бок и передал бинокль. Он не успел подстроить резкость, как рядом кто-то прошептал:

— Не может быть. Невероятно.

— Вот уж ни за что бы не подумал, — пробормотал Дэвис.

— Стокгольмский синдром, — выдохнул Шринкс. — Но мне бы и в голову не пришло… Это только вы на такое способны, мистер Лоусон.

Лоусон настроил наконец четкость.

Впереди, словно убегая от всех и всего случившегося там, торопливо шагал Иосиф Гольдман. Сзади тащились два телохранителя, Виктор и Михаил, оба явно недовольные, с сердитыми лицами. Лоусон сдержанно усмехнулся. Его человек, Ноябрь, шел неуверенно, слегка заплетающимися шагами и наверно бы даже упал, если бы его не поддерживал Ройвен Вайсберг. Лоусон видел все с абсолютной ясностью. Вот Ройвен поднял руку и, как будто они были друзьями, потрепал Кэррика по щеке.

Лоусон знал, что такое стокгольмский синдром. И не только знал, но и ставил перед собой цель создать этот синдром.

— Это триумф, мистер Лоусон, — сказал Эдриан. — Нам надо спешить.

Все побежали вниз по ступенькам. Багси и Шринкс помогали друг другу не упасть. Никто не оглянулся. Лоусон побежал за ними. В шестьдесят с лишним, когда до пенсии осталось рукой подать, не очень-то и побегаешь. На балке он пошатнулся. Не надо было смотреть вниз. Нога соскользнула, и Лоусон понял, что падает, но не вскрикнул. Лишь увидел перед собой лица близких: жены, Лавинии, и сына, Гарри. Они смотрели в другую сторону…

Уже падая, он зацепился за чертову балку ногой и ухватился левой рукой. Повис. Внизу пять человек пробежали к выходу. Вверх не посмотрел никто. Еще немного, рука не выдержит, и тогда он упадет.

Лоусон собрал последние силы. Поднатужился. Подтянулся. Встать он уже не мог. Отдышался и пополз по балке. Добравшись до конца, вцепился в доску. Поднялся. Перевел дух. Потом спустился по ступенькам и вышел во двор. Странно, что, приехав в Берлин, он лишь сейчас, в первый раз, вспомнил о жене и сыне.

Машина уже ушла, но микроавтобус ждал его. Лоусон влез в салон. То, что он сказал, беззвучно, не шевеля губами, было обращено к тому, кого здесь не было.

— Как ты сказал, старина, так все и вышло. Ты бы видел, с кем мне приходится работать.

Виктор вел машину с каменным лицом.

Иосиф Гольдман положил руку на плечо Кэррика и, наклонившись, негромко спросил:

— Как ты узнал, Джонни?

Сыграй, притворись простаком.

— Узнал что, сэр?

— Как ты узнал, что Михаил был с Вайсбергом, когда того подстрелили? Ему повезло — пуля попала в руку, но прошла навылет, не задев кость. Но как ты узнал?

— Я ничего не знал, сэр. Просто угадал. Если бы не угадал, наверно, остался бы без коленной чашечки.

За спиной у него глухо усмехнулся Гольдман.

— Когда в Ройвена стреляли, Михаил был с Ройвеном, но среагировал слишком поздно. Опоздал. Вот ты, когда на меня напали, не опоздал. А ты парень догадливый.

— Да, сэр.

ГЛАВА 11

13 апреля 2008

Он сидел в кухне, молча уставившись в одну точку и словно не замечая никого. Старуха приготовила кофе и поставила перед ним чашку. Он машинально кивнул. Она долго мыла посуду, потом тщательно вытерла тарелки, расставила все по местам и начала готовить обед: почистила овощи, нарезала мясо. Он чувствовал ее взгляд, но понимал, что так, недоверчиво, она воспринимает не только его, но и людей вообще.

Подав кофе, она забрала поднос с четырьмя чашками и чайником и вышла из кухни. Ее не было три или четыре минуты. Кэррик остался у стола, а остальные, Виктор и Ройвен, Иосиф и Михаил, переместились в гостиную. Когда дверь открывали, он слышал голоса, но, не зная языка, не понимал, о чем там говорят. Через какое-то время Михаил принес поднос.

Кэррик ожидал, что русский поблагодарит хозяйку и уйдет, но этого не случилось. Михаил ополоснул чашки и чайник, аккуратно вытер их полотенцем и поставил на сушильную доску. Вроде бы ничего особенного, но психолог интерпретировал бы такое поведение как показатель подчиненного, зависимого положения.

Мысли снова вернулись к тем страшным секундам, когда наконечник дрели вертелся в дюйме от его колена. Кэррик не мог сейчас сказать, насколько близок он был к тому, чтобы расколоться, признаться, прокричать правду, сделать что угодно, лишь бы только жужжащее стальное жало отодвинулось. Признанием он выиграл бы минуту или даже больше, но, несомненно, был бы уже мертв сейчас и лежал в какой-нибудь канаве или наспех вырытой могиле. Мысль о том, насколько близко он подошел к роковой черте, насколько реальной была вероятность смерти, до сих пор не выходила из головы.

На тренировочных занятиях в 10-м отделе им говорили, что, находясь под давлением, в ситуации, когда на него упало подозрение, агент под прикрытием не должен пытаться вывернуться или оправдаться, но должен в какой-то момент попытаться развернуть ситуацию. «Смени направление, перейди в контратаку, поставь их в положение обороняющихся, вынуди отвечать на твои вопросы», — так говорил инструктор. «Покажи, что ты возмущен подозрениями. Заставь их поверить в твою невиновность», — советовал другой.

Все преподаватели на курсах сходились на том, что агенту нужно быть готовым к тому, что его легенда окажется под угрозой, и соответственно к ответному удару.

Насчет намерений Михаила сомнений не было. Русский запросто раздробил бы ему коленную чашечку. Он помнил вкус адреналина — реакция на незапланированную опасность — и то облегчение, что пришло после слов Ройвена Вайсберга.

Он помнил, как шел к машине, едва передвигая онемевшие ноги, и знал, что наверняка бы упал, если бы Ройвен не поддержал его, обняв рукой за плечи.

Прежде чем выйти из кухни, Михаил подошел к столу и пристально посмотрел на Кэррика. Если бы не присутствие старухи, русский наверно бы плюнул ему в лицо. На курсах в 10-м отделе им говорили, что никакое руководство, никакой инструктор не в состоянии предусмотреть всего, а значит, многие решения придется принимать спонтанно, по ходу развития кризисной ситуации. В его случае кризисное напряжение создавала дрель с бешено вертящимся наконечником. Если бы он не заметил шрам на руке Вайсберга в момент, когда тот снимал пальто, все могло бы пойти по-другому. Но он заметил и, даже не проанализировав толком, что может означать этот шрам, построил обвинение против Михаила. Полуосознанное предположение оказалось верным, пусть и не на сто процентов. Он ткнул пальцем в небо и попал. Это и спасло. А потом адреналин схлынул, оставив оцепенение, бесчувствие, пустоту.

Кэррик помнил слова, их звучание, интонацию, но не знал, что они означают. Хватит. Отпустите его. Он помнил, как недоверчиво метнулись глаза у Михаила, помнил, что слышал бормочущего что-то Иосифа Гольдмана, помнил, как Ройвен Вайсберг поднялся, шагнул к стулу и, отстранив Михаила, подозвал Виктора, который и расстегнул ремни на подлокотниках.

Ройвен Вайсберг не только спас его от боли, он спас от смерти. Глядя на чашку перед собой, Кэррик думал о том, что не сидел бы здесь, если бы не Вайсберг. Он до сих пор чувствовал силу его пальцев, взгляда, голоса. Да, он был обязан этому человеку жизнью.

— Вечером выезжаем, — сказал Михаил.

Кэррик пожал плечами, но промолчал. Не стал требовать объяснений — куда, когда, зачем? Он знал, что Михаил не верит ему. Знал, что в его лице обзавелся опасным врагом. За домом, вероятно, уже наблюдали. Если они нашли его ночью, то скорее всего проследили и до склада. Они могли предположить, зачем его привезли туда и что с ним там делают. И тем не менее не стали вмешиваться. Ему едва не раздробили колено. Если бы не Вайсберг, его забили бы насмерть и закопали.

Кэррик, наверно, тысячу раз пересчитал нерастворившиеся крупинки кофе на дне чашки. Он поднял наконец глаза и увидел картину, но сколько ни всматривался в тень за деревьями, так и не нашел никакого скрытого смысла. Он лишь знал, что именно Ройвен Вайсберг, а не те, кто отправил его сюда, спас ему жизнь. И только Ройвен Вайсберг мог защитить в будущем.

* * *

Как всегда, она собрала его вещи.

— Зачем он тебе нужен? Зачем ты берешь его с собой? Только потому, что он принадлежит кому-то другому? Чтобы поиграть?

Ройвен стоял перед кроватью. Две рубашки, белье, джинсы и теплые носки уже лежали в сумке.

— Когда это я хотел чего-то, чтобы поиграть? — спросил он.

— Он служит Иосифу. Ты поэтому хочешь его забрать?

— Нет.

— Он не твоей крови и не твоей веры.

— Мне все равно, какой кто крови, а веры у меня никогда и не было.

Она протяжно вздохнула.

— Ты совсем его не знаешь.

— Я видел, чего он стоит, и этого достаточно.

— У тебя же есть Михаил.

— Да, есть. Только Михаил защитить меня не смог. У Иосифа есть Виктор и Григорий, и они тоже не смогли его защитить.

— То есть тебе так нужна защита, что ты готов взять чужака?

— Мы едем в такое место и будем иметь дело с таким товаром и такими людьми, что надежный человек не помешает.

— Чужак.

— Человек, показавший, на что годится.

Она застегнула «молнию». Сумка была старая, потрепанная. Он вспомнил, с какими сумками приехал в отель Иосиф Гольдман. Их было три, все дорогие, красивые, качественные. Его сумка приехала с ним из Перми. Давным-давно он купил ее на рынке у торговца, который стал первым его клиентом, первым, кто заплатил ему за «крышу». Тогда у него было двое конкурентов, предлагавших торговцу те же услуги. Объяснить им, что к чему, большого труда не составило. Замок еще работал, ручки держали, дырок не было, так что новая, дорогая пока и не требовалась. Она сама стирала ему одежду и сама ее гладила. Служанку не брали. Никакой роскоши.

— А ты уверен, что ему можно доверять?

— У меня нет глаз на затылке.

— У тебя есть Михаил.

— Он и спереди-то меня не прикрыл, — с горечью ответил Ройвен.

— И долго ты будешь держать его при себе? Чужака?

Он мягко улыбнулся. Взял ее за руки.

— Ты же сама однажды доверилась чужаку.

Она никогда не плакала. С тех далеких дней, когда его отец умер в колонии от плеврита, мать уехала далеко-далеко на восток, чтобы работать где-то певичкой в баре, а его самого подбросили бабушке с одной лишь сменой белья, он ни разу не видел ее плачущей. Одна мысль постоянно стучалась в голову, мысль, которую он так же упорно гнал: что будет, если она умрет? Его бабушке, Анне, шел сейчас восемьдесят пятый. Силы на исходе. Осталось недолго… Нет, он не мог, не хотел об этом думать.

Ее историю Ройвен знал наизусть…

* * *

25 сентября. В лагерь за колючей проволокой осень пришла быстро. Лето 1943-го выдалось дождливое, и в воздухе постоянно ощущалась сырость. В тот день из минского гетто пришел поезд, доставивший в лагерь около тысячи семисот евреев. Среди них было несколько пленных офицеров Красной Армии.

Пленных русских солдат привели в лагерь строем, и мы видели их из окон рабочих бараков. Один из них выделялся с первого взгляда. Высокий, коротко стриженый, с болезненно-землистым лицом, в пилотке и форме советского офицера. Их привели рано утром, а в полдень, когда объявили перерыв, мы вышли из бараков и окружили их. Они еще не освоились и держались вместе. Было их человек десять, и сюда они попали лишь потому, что еще могли работать. Четыре дня их везли сюда в клетках для скота, не давая ни есть, ни пить, не позволяя сойти даже по естественной надобности.

Конец сентября был для нас тяжелым временем. Мы все, те, кто еще цеплялся за жизнь, вдруг поняли, что беда подступила совсем близко, что кольцо отчаяния затягивается. Слухи ходили разные. До прихода этого поезда из Минска никаких других не было целых три недели. Говорили, что лагерь собираются закрыть, и мы понимали, что если это случится, никто из нас не выживет. Мы жили только потому, что жил лагерь. Закроется лагерь, и нам не жить. Без него наше существование просто не имело смысла.

Те из нас, кто еще хотел жить, создали что-то вроде комитета по организации побега. В последние месяцы несколько мужчин из тех, кого посылали в лес на заготовку дров, ухитрились сбежать. Комитет подсказал им, где спрятаться, как и где искать партизан и куда лучше не идти, чтобы не попасться на глаза польским крестьянам. Каждый раз, когда кто-то из посланного за дровами отряда сбегал, остальных, как и пойманных, расстреливали. Возглавлял комитет Леон Фельдхендлер из Люблина.

После первого же разговора Леона с пленным мы все узнали последние новости. Звали этого русского еврея, единственного среди пленных офицера, Саша Печерский. Он имел звание лейтенанта и сражался на передовой. Леон встречался с ним несколько раз, и содержание их разговоров сразу становилось достоянием всего лагеря.

Тот день выдался хмурый, тучи закрыли солнце, и лишь к северу от лагеря небо полыхало красным отсветом пожара, а над горизонтом поднимался дым. Печерский спросил, что горит. Леон попросил его больше об этом не спрашивать, но русский не отставал. И тогда Фельдхендлер объяснил, что это горят те, кого привезли утром на поезде. Он рассказал Саше о Дороге на небеса, о газовых камерах, о газмейстере Бауэре и его изобретении и рабочих командах, которые отвозят убитых в лес и хоронят в общих могилах или просто сжигают тела. Вот откуда дым и отсвет пламени на тучах. Присутствовавшие при этом разговоре говорили, что в глазах Саши блестели слезы.

Один молодой солдат, примерно моего возраста, стоял в шаге от русского офицера. Лицо у него было чистое и гладкое, ни бороды, ни усов, только пушок на щеках. Леон как раз объяснял Саше, что там за дым, когда солдат повернулся и посмотрел на меня. А я посмотрела на него. Он был такой красивый. Высокий, с тонким лицом и нежными пальцами, остриженный наголо. Он улыбнулся мне. За все те месяцы, что я провела в лагере, мне никто еще не улыбался. Он сказал, что его зовут Самуил, а я покраснела и назвала свое имя. Зачем я это сделала, сама не знаю. Если я и выжила в том лагере, то потому лишь, что никому не доверяла — ни мужчинам, ни женщинам. К нам подошел немец, эсэсовец, и пленных повели на работу.

На следующий день по лагерю пробежал слух о Печерском.

Тот эсэсовец, Френцель, повел бригаду в лес, за дровами. На обратном пути он приказал, чтобы пленные пели. По-русски. И что они пели? Гимн? Любовную песенку? Печерский, он был у них за старшего, сказал петь «Если завтра война». Под эту песню они и вернулись в лагерь. Френцель слов не понимал, но украинцы понимали, однако ничего ему не сказали.

Если завтра война, если враг нападет,

Если темная сила нагрянет,

Как один человек, весь советский народ

За любимую Родину встанет.

Это был вызов, и все так и поняли.

Еще через три дня о Печерском заговорили снова. В лесу Френцель выбрал толстое дерево и сказал, что никто из русских не повалит его за пять минут. Саша взялся за топор и свалил дерево за четыре с половиной минуты. Френцель предложил ему в награду сигарету, но Саша отказался и от сигареты, и от полбуханки свежего хлеба, предложенной одним из украинцев. Сказал, что ему и лагерной пайки хватает. И вот что я тебе скажу: с появлением Саши в лагере что-то изменилось. Никто не смел бросать вызов немцам и украинцам. О том, чтобы отказаться от подачки, сигареты и хлеба, никто и помыслить не мог. К вечеру в лагере все только и говорили о Печерском.

Каждый раз встречая Сашу, я видела с ним Самуила. Он всегда был с ним, хотя и держался чуть позади, как бы прикрывая тыл. Он повсюду искал меня, а я искала его. Мне казалось, что долгие месяцы в лагере выжгли во мне все чувства, что душа моя остыла навсегда. Но когда я видела Самуила, как будто луч солнца падал на сердце. Все было, словно в первый раз. Я вдруг позволила себе думать о будущем. Я запрещала себе эти мысли, но они все равно приходили.

На четвертый день после прибытия русских пленных прошел новый слух. Говорили, что немцы планируют закончить все работы к 15 октября. Мы знали, что дальше нам не жить. Раньше о конце говорили невнятно, но теперь, когда дату узнали точно, лагерь разделился на две части. С появлением Печерского настроение изменилось. Одни были готовы к сопротивлению, другие предались отчаянию и говорили только о том, как нас проведут по Гиммельштрассе, загонят голыми в камеры, и газмейстер Бауэр откроет клапан. В тот вечер даже охранники вели себя по-особенному: не пускали в ход плетки, не кричали.

Ночью Саша Печерский пробрался в женский барак и встретился с Леоном Фельдхендлером. Я об этом, конечно, не знала. Фельдхендлер сказал, что всецело доверяет Саше и готов помочь в осуществлении побега. Они сидели в самом конце барака и разговаривали шепотом, чтобы никто не подслушал. Самуил пришел с Печерским, и мы недолго постояли у окна, держась за руки. Пальцы у него были тонкие, как у музыканта. Он рассказал, что жил до войны в Перми, а в плен попал, когда пошел в разведку. Я сказала, что жила во Влодаве, что мой отец был часовщиком и что все мои родные погибли, а потом спросила, есть ли у нас хоть какая-то надежда. Он ответил, что мы должны положиться на Сашу Печерского, что все зависит от него, и он — наша единственная надежда. Я спросила, что они задумали. Он не знал.

Надежда была слабым огоньком, и я, чтобы не дать ему угаснуть, питала его верой. Я доверилась человеку, который просто взял меня за руку. Я смотрела в окно и ругала себя за слабость. Деревья за колючей проволокой казались такими далекими, и между нами и лесом стояли караульные вышки и ходили патрули, лежали минные поля и рвы с водой. Помню, в лесу кричали совы.

* * *

Он подошел ближе. За долгие годы Тадеуш Комиски научился передвигаться по лесу быстро и бесшумно.

Они сажали сосны.

На ногах у него были старые сапоги, под ногами — прелые листья и опавшие иголки. День был сумрачный, шел дождь, но он пробирался осторожно, не ступая на сучья.

Саженцы, в метр высотой, привезли на трех тачках. Одни выкапывали ямки, другие помещали в них деревца и подкладывали компост, третьи присыпали ямки землей, четвертые поливали из шланга, протянутого к старой цистерне, пятые разрыхляли землю для новых посадок. Тадеуш подумал, что они похожи на обычную лагерную команду, только без надзирателей, без плеток, без автоматов… Он помнил тех, других, помнил немцев-эсэсовцев и украинцев-караульных. Помнил, хотя и был тогда ребенком.

Мужчины и женщины сажали деревья и расчищали дорожку. Были среди, и люди пожилые, но большинство все же составляла молодежь. Работали они четко, усердно, с желанием — не то что лагерные команды. Он слышал сильные, бодрые голоса, но не слышал смеха.

Тадеуш подошел еще ближе. Люди остановились перекусить. Спрятавшись за деревом, он видел, как они, не обращая внимания на дождь, открывают фляжки и достают сэндвичи из пластмассовых контейнеров.

Последние три дня он почти не ел и теперь жадно ловил запах кофе и бутербродов. Ноги несли вперед, но выйти из лесу Тадеуш не решался.

— Привет, друг, — прозвучал голос за спиной. — Вы тут один? Присоединяйтесь.

Он понял, потому что немного знал немецкий, и сжался, словно попал в западню. С одной стороны, большая группа, с другой — один человек, но голод перевесил страх. Он повернулся. Немец был молодой, гладковыбритый, с приветливым лицом. Застегнув ширинку, он сунул в карман туалетную бумагу и потянулся за стоявшей у дерева лопатой.

Комиски молчал.

— Я вас напугал? Извините. Пойдемте. Меня зовут Густав.

Его взяли за руку. Он не упирался. Когда-то в школе он учил немецкий, но здесь, в лесу, услышал впервые за последние шестьдесят пять лет.

Густав подвел его к группе и что-то сказал своим товарищам. Те закивали, заулыбались. Кто-то протянул бутерброд, кто-то — пластиковую чашку с кофе. Тадеуш с жадностью набросился на еду, торопливо запивая ее горячим кофе. Наверное, из вежливости никто даже не посмеялся над ним. Ему дали еще один бутерброд.

— Мы из Касселя, — объяснил один из немцев. — Антифашистская группа. Евреев среди нас только двое, но национальность для нас не важна. Мы строим мемориал Дороги на небеса. У двоих из нас здесь погибли родные, но остальные приехали потому, что это достойное, благородное дело. Дорога на небеса — это тот путь, по которому евреев вели от железнодорожных платформ к газовым камерам. Обсадим дорогу соснами, расчистим. В этом году не закончим, может быть, в следующем.

Ему дали яблоко и подлили кофе. Горячий напиток ожег губы. Он сжал яблоко.

— Под деревьями поставим камни с именами тех, кто прошел по дороге смерти. И камни, и деревья простоят много лет, и память о том, что здесь произошло, не умрет. Забыть чинившееся здесь зло было бы преступлением.

Тадеуш впился в яблоко зубами.

— Вы ведь уже не молоды. Извините, но, может быть, вы жили здесь в то время? А помните ли что-нибудь?

К нему тянулись руки. Люди предлагали завернутые в целлофан сэндвичи и фрукты. В животе у него заурчало. В ушах завыли сирены, затрещали автоматы, захлопали винтовки — караульные вели огонь с вышек.

— Вы помните… помните… помните… помните?

— Вы были здесь… здесь… здесь… здесь?

Помнил ли он? Да. Это осталось с ним навсегда. Он, Тадеуш Комиски, прожил здесь, в лесу, всю жизнь. Чашка с остатками кофе выпала из пальцев. Пятно растеклось по штанине. Он отбросил недоеденное яблоко, вскочил и побежал.

* * *

Они спустились в подвальное хранилище посольства.

— Могу сказать только одно: хорошо, если бы Лоусон не пожаловал. Ладно. Вот что у нас есть. — Резидент передал Стрелку два пакета. Большие, увесистые, обернутые плотной бумагой, вроде той, в которую он заворачивал когда-то подарки, что посылал детям на день рождения. Только вот подарков в них не было — суд запретил Стрелку любые контакты со всеми его отпрысками от трех развалившихся браков, — и пришли они не с обычной почтой, а с дипломатической курьерской.

— Только не вздумайте открывать их здесь, — предупредил резидент. — Опись я видел, а больше и знать ничего не хочу. Этот чертов Лоусон снова взялся за свое? Ладно, я в ваши игры не играю. Распишитесь.

Стрелок пробежал глазами по документу — речь шла о доставке и получении «неустановленных предметов», — поставил подпись там, где стояла «галочка», и сунул пакеты подмышки. В том, что оказался справа, находился полотняный мешочек с автоматом «хеклер-и-кох»; в том, что слева, — портплед со свето-шумовыми и дымовыми гранатами, девятимиллиметровым пистолетом «глок», боеприпасами в количестве, достаточном для снаряжения пяти магазинов, и полевая аптечка.

— И чтобы не было никакого недопонимания — пожалуйста, передайте это многоуважаемому мистеру Лоусону, — если какой-либо из данных «неустановленных предметов» будет использован в границах Германии, то и его, и вас, и всех прочих, кого он привлек под свое крыло, ждут большие неприятности. Старик ведь все еще живет в «добрых старых временах», да? От меня лично добавьте, что времена, когда мы здесь изображали из себя оккупационную державу, давно миновали. Как говорится, без обид и ничего личного, но убирайтесь-ка отсюда поскорей.

Ему указали на дверь, провели к лестнице, протащили через фойе и чуть ли не вытолкали из посольства.

На бумажные пакеты падали капли дождя. Он прошел по Вильгельмштрассе мимо немецких постовых, пробрался по лабиринту бетонных блоков, установленных на случай террористической атаки. Спорить с резидентом было бесполезно, хотя Стрелок и мог бы кое-что сказать. Дело в том, что ему нравился мистер Лоусон. Прогулка по Вильгельмштрассе, заполненной в этот час толпами спешащих домой госслужащих, давалась нелегко, и дело было вовсе не в двух пакетах. В ванной, перед завтраком, он долго стоял у зеркала, разглядывая интимную часть тела. Прошло три дня, но синяки оставались, радуя радужным разноцветьем. Стрелок не жаловался, нытиком не был никогда. И вообще он был чертовски доволен, что мистер Лоусон позвонил именно ему.

Стрелком он стал двадцать шесть лет назад, когда был молодым морпехом и смотрел на улицы Лондондерри через оптический прицел. От боевика ИРА, когда тот достал из багажника машины карабин М-1, его отделяло добрых одиннадцать сотен ярдов, и тем не менее пуля нашла цель. «Лучшей демонстрации снайперского мастерства я еще не видывал, — заявил потом командир роты. — Да ты, черт возьми, настоящий стрелок». Прозвище прицепилось да так и осталось. Он был Стрелком во взводе спецназа, когда женился на Леанне, был Стрелком в тренировочном центре Лимпстоун, когда женился на Мэвис, был Стрелком во время первой войны в заливе, когда женился на Адели. И остался им теперь, когда уже не был ни на ком женат.

Свернув с Вильгельмштрассе, он увидел вдалеке микроавтобус. Дождь усилился, но бумажные пакеты держались.

Тем, что теперь у него появилась наконец работа, тем, что бессмысленное прозябание в тесной однокомнатной квартирке на окраине Плимута закончилось, он был обязан Кристоферу Лоусону. Больше ему никто не звонил. Ни чертовы жены, ни дети. Друзей у него не водилось, и он убивал время, складывая фигурки солдат времен наполеоновских войн и ожидая звонка. Надо признать, одиночество в компании игрушечных солдатиков давалось нелегко.

Дойдя до микроавтобуса, он отодвинул дверцу и запрыгнул в салон. Все были на месте, кроме Денниса. Лоусон сидел впереди, рядом с Эдрианом. Окна уже запотели. Стрелок втиснулся между Багси и Шринксом, развернул промокшую упаковку и бросил мешочки на колени Дэвису и девчонке. Первый буркнул недовольно, вторая пискнула, но Стрелок пропустил их возражения мимо ушей. Лоусон оглянулся и вопросительно вскинул бровь. Стрелок кивнул.

— Как там мой коллега?

— Обливал вас грязью, мистер Лоусон.

— Чего и следовало ожидать. Если я прав, ему недолго осталось. Что ж, пора приподнять занавес.

Что-что, а приподнимать занавес у мистера Лоусона получалось отлично. Стрелок устроился поудобнее и приготовился слушать.

* * *

— Я уже говорил вам в Лондоне, что речь может идти о доставке ядерной боеголовки с российской территории — а точнее, из бывшего закрытого города Арзамас-16, — для продажи одной русской же криминальной группировке. Я также полагаю, что после завершения этой сделки последует другая, то есть перепродажа боеголовки другому покупателю, который попытается устроить взрыв в одном из городов Западной Европы или Соединенных Штатов Америки. Цель операции «Стог» — помешать сделке. Для достижения этой цели я и пытаюсь внедрить нашего человека, Ноября, как можно глубже в упомянутую организацию. Кое-чего мы уже достигли.

Лоусон взял паузу. Объяснения, по его мнению, лучше давать постепенно, небольшими порциями. Это эффективнее, чем выкладывать все сразу единственно ради того, чтобы удержать внимание публики. Пауза в монологе позволяет осмотреться, понаблюдать за лицами слушателей, отметить, где тебя поддерживают, а где нарастает неприятие.

— Возьмем, к примеру, историю из «Оливера Твиста». Забудьте про самого Оливера и вспомните Сайкса. У Сайкса была собачонка, многократно битая дворняжка, не державшая зла на своего подлого хозяина и повсюду за ним следовавшая. Убив милую девушку, Сайкс сбежал. Добропорядочные граждане бросились на поиски негодяя, желая схватить его, предать суду и повесить, но потеряли след. Сайкс наверняка бы избежал наказания, если бы не преданный пес, который и нашел беглеца. Сравнение, возможно, не совсем верное, но вывод ясен. Преследователи пошли за собакой, и собака привела их к цели. У нас есть собака, которую мы называем Ноябрем. Понятно?

Вопросов не последовало, но Багси пустил по кругу коробочку с мятными конфетками. Лоусон посмотрел на девушку и Дэвиса, обнаружил возмущение и тихо порадовался.

— При каждом удобном случае я старался продвинуть Ноября по возможности дальше — с тем, чтобы он как можно меньше зависел от нас. Он не должен думать, будто его спасение в наших руках. Пока у нас это получается, и мы приближаемся к цели. Сегодня все это видели. Ноябрь и Ройвен Вайсберг шли вместе. Связь установлена. Ройвен Вайсберг — а к нему нас привела наша собачка — крупная фигура в мире организованной преступности, человек, который вполне способен купить и продать изделие из Арзамаса-16. Он…

Его прервал тонкий, пронзительный голосок сзади:

— Я не собираюсь это слушать. Вы что же, вознамерились использовать Джонни Кэррика — да, черт возьми, у него есть имя, а не только файловый номер и кодовая кличка, — в качестве наживки, какой-то полудохлой рыбешки, нанизанной на крючок только ради того, чтобы подцепить вашу чертову щуку? Парень заслуживает много лучшего, чем вы предлагаете.

— Вы очень мило это сформулировали, дорогуша. Как я уже сказал, наш человек внедрен в мир Ройвена Вайсберга. Если мои предположения верны, в ближайшие часы Вайсберг отправится на встречу с продавцами, чтобы получить у них боеголовку. Наш человек должен повести нас за ним, указать, где состоится встреча. А потом уж в игру вступим мы. Вопросы?

Девчонка поежилась, и Дэвис обнял ее за плечи, взяв на себя роль утешителя. Лоусон видел это, как видел и то, что она уже готова возмутиться, обрушить на него град вопросов, но… вся ее злость так и осталась при ней.

Зато заговорил Багси.

— Я задний ход давать не собираюсь. Не поймите меня неправильно, шеф. Я, как и все мы, только «за». Но насколько безопасна эта штуковина? Думаю, мы вправе это знать.

— Уроните ее на ногу, Багси, и никакого грибовидного облака не будет, а будет синяк на пальце. Устройство начинено плутонием или высокообогащенным ураном. Обложите боеголовку несколькими килограммами взрывчатки, вставьте детонатор, подведите шнур к кнопке или пульту дистанционного управления, и у вас на руках то, что называют «грязной бомбой». Такая бомба способна заразить город настолько, что население придется эвакуировать. Ройвен Вайсберг намерен купить ее и затем продать. Иосиф Гольдман нужен для того, чтобы сначала расплатиться, а потом принять платеж. Надеюсь, с вашей помощью — и Ноября, конечно, — нам удастся его остановить. Вопросы?

Напряжение возросло, но еще не выплеснулось.

— А вы не думали поделиться своими подозрениями? — подал голос Дэвис.

— С кем?

— Ну, для начала, раз уж мы в Германии, с местной Службой безопасности. Они ведь наши союзники. Или нет?

— Ненадежные, обремененные бюрократическими процедурами. Следующий вопрос?

— Если устройство из России, а холодная война окончена, то почему бы не поставить в известность русских?

— Вот уже десять лет русские называют инсинуациями все наши заявления насчет уязвимости их ядерного арсенала. Они просто не согласятся признать факт пропажи боеголовки и объявят любую информацию на этот счет провокацией. Так холодная война действительно закончилась?

— Получается, между миром и Армагеддоном только мы и стоим? И мы слишком гордые, чтобы разделить с кем-то бремя ответственности за судьбу человечества. Значит, только мы и он?

— Примерно так, — согласился Лоусон.

— Но это же смешно.

— Тем не менее так оно и есть.

— А если у нас не получится? Если мы потеряем их? Что тогда? Или вы предложите сходить попить пива? И мы будем сидеть в баре и ждать Большого Взрыва?

— Полагаю, мы все понимаем вашу озабоченность.

— Черт бы вас побрал, мистер Лоусон… Кстати, а Клипер Рид был бы того же мнения? Если вы провалите…

— Я не намерен проигрывать. — Он постарался не выдать, как глубоко оскорбили его эти слова. Какое непочтительное отношение к Клиперу. Но не объяснять же, что техасец достоин большего уважения. С Клипером были связаны его лучшие годы, и он до сих пор помнил, как переживал, когда американец срочно уехал из Берлина. Лоусон уже тогда знал, что в Штатах друга ждет отставка. Однажды, двадцать семь лет назад, он даже написал письмо в отдел кадров ЦРУ, но оно вернулось в чистом конверте с припиской «корреспонденция не переправляется согласно полученным от адресата указаниям». Остались только воспоминания, шутки да наставления. То письмо он бросил в шредер и больше не писал и даже не пытался узнать, что случилось с его наставником. Но прошлое сохранил, сберег. И вот теперь какой-то молокосос позволяет себе насмехаться над великим человеком. — С вашей помощью я не проиграю.

Наступившая в салоне тишина как будто придавила всех.

* * *

Он чувствовал себя чужим в этом городе. Никогда прежде Ворон не бывал в Дамаске. Снятый им дом находился в двух улицах от северного края площади Семирамиды. Продукты он купил на улице и принес с собой в квартиру.

Лежа на кровати, он слушал, как шуршит над головой электрический вентилятор, но и этот монотонный звук не помогал отвлечься. Мысли не давали покоя. Ворон не испытывал ни обиды, ни возмущения. И в самолете, который доставил его в Сирию, и на улицах древнего города он размышлял о своем положении и том, что уготовано ему будущим. Некоторые, оказавшись в похожей ситуации, заставляли себя не думать о любимых, находили женщину и начинали новую жизнь. Он не мог. Не мог представить себя с другой, не мог представить, что держит на руках других детей. Они не знали, что он сделал и что собирается сделать. Те, кого он оставил, понятия не имели, кто он в действительности. Но скоро они все узнают.

Так будет. Этого не избежать. В ранний, предрассветный час, через неделю, месяц или год дверь его дома распахнется, и на виллу хлынут люди из министерства внутренних дел, а за ними и американцы из ЦРУ. Комнаты обыщут, мебель перевернут, а его забившуюся в уголок семью забросают вопросами. Так будет. Никакая осторожность, никакая секретность не спасет — следы остаются всегда. После окончания операции всегда всплывают имена. Сама атака откроет дорогу будущим расследованиям. Сейчас о нем никто не знает, но через несколько часов после взрыва, когда компьютеры отследят все маршруты, его имя и фотография материализуются из пустоты. Он пустится в бега, будет скрываться, пока однажды не допустит ошибку или не попадет на предателя. И выдержит ли любовь жены и детей то испытание, что ждет их впереди, когда следователи перевернут весь дом.

Он принесет им боль и не сможет даже попросить прощения. Он — солдат, призванный на войну и получивший шанс ударить по врагу.

* * *

— Пожалуйста, не надо. Не делай этого, — сказал Сак.

— Что случилось? — Мать стояла у входа в кухню, подбоченясь и растерянно качая головой.

— Ничего не случилось.

— Я уже сказала, что нам нужен адрес того места, где ты будешь находиться. Это естественно. Чтобы связаться с тобой…

— Нет.

— С чего вдруг такая таинственность? Ты же едешь по школьным делам. Они ведь знают, где ты будешь.

— Не надо звонить в школу. Им это не понравится.

Его отец, не больше матери понимавший, что происходит, подал голос с дивана.

— Но ты же сам сказал, что ты не сможешь принимать звонки на мобильный.

— Не звоните в школу. — Он сорвался с места, взбежал по ступенькам и скрылся в своей комнате.

Захлопнув дверь, Сак бросился на кровать.

Что они там делают? Отец наверняка опять растянется перед телевизором, а мать, прибравшись на кухне, уйдет спать. Он смутил обоих. Все началось с реплики матери. «Ты сказал, что не знаешь, как называется отель, в котором остановишься. Если нам вдруг понадобится связаться с тобой… По мобильному мы не дозвонимся, но в школе ведь должны знать…» Конечно, она ни о чем не догадывалась. Святая невинность. Но она и раньше уже ловила его на лжи. Какой из него конспиратор…

Но теперь дороги назад нет.

Был момент, когда он стоял перед металлическими воротами виллы на окраине Кветты… Тогда он еще мог. Но вместо того чтобы повернуться и уйти, набрался смелости и позвонил. Потом, под большим ореховым деревом, сидя на выжженной земле, наслаждаясь радушным приемом, он уже не мог и не хотел отступать. Впервые за всю жизнь он ощущал собственную важность, значимость. Не смог отказаться и позже, когда по пути из школы его подозвали к подъехавшему автомобилю и сказали, что и когда надлежит сделать. Не попросили, а приказали взять отпуск на работе, объяснить причину отъезда семье и оставить дома телефон, потому что мобильный, если его включить, можно отследить.

Он лежал на кровати, а у двери уже стояла собранная в дорогу сумка. Неудавшаяся жизнь проплыла мимо. Сак не представлял ни всего масштаба той игры, в которую включился, ни того, сколько еще людей участвуют в ней вместе с ним.

* * *

— Послушай, Яшкин…

— Что?

— Да не перебивай! Я только хотел сказать, что мне уже лучше.

— Отлично. Жаль выпить нечего. Могли бы отметить.

Погар проехали давно, за спиной остался и унылый городишко Стародуб. Теперь они были на трассе М13. Не потому, что сами ее выбрали — просто ничего другого не оставалось. Впереди их ждали Клинцы, где планировалось переночевать. Моленков чувствовал, что дурное настроение друга объясняется именно этим решением. Их обгоняли все кому не лень, и каждый считал своим долгом посигналить, потому что каждый видел в стареньком «полонезе» досадное недоразумение, помеху.

— Ну, чего надулся? Обиделся, что я не спросил, почему тебе полегчало?

Моленков улыбнулся.

— Мог бы вежливо осведомиться, и я бы любезно ответил и объяснил.

— Пошел ты. Так в чем дело?

— Знаешь, я наконец-то чувствую, что удача с нами. Понимаешь? По моим расчетам, через тридцать пять минут мы будем в Клинцах и…

— Я ничего о Клинцах не знаю. Ни о его истории, ни об архитектуре, ни о промышленности. И где мы будем спать, тоже не знаю.

— Ты можешь не встревать? Получается, что за пять дней мы покрыли почти три четверти пути. Мы живы-здоровы, не подрались, не поломались. И с каждым километром все ближе к цели, к миллиону долларов. Неплохо, да? Вот почему я думаю, что удача с нами.

— Веришь в удачу, дружище?

— Верю. Разве не удача, что часовой не остановил тебя на КПП, не проверил тележку и не нашел ту штуку? Разве не удача, что я, политработник, не засек, что именно ты прячешь у себя на участке, и не доложил, куда следует? И разве не удача, что ты, друг мой, доверился именно мне? Да, я верю в удачу.

Моленков, посерьезнев, кивнул.

— Думаю, ты ее заслужил.

Мимо проносились большегрузные машины. Пассажир одного грузовика, опустив стекло, прокричал что-то обидное. Яшкин ответил неприличным жестом. Моленков повернулся и, проклиная годы и занемевшую поясницу, провел рукой по брезенту. Его жена умерла, сын тоже. Почему им не хватило немного удачи?

— Хочешь узнать, что такое удача? — усмехнулся Яшкин.

Он повернулся — в глазах приятеля вспыхнули лукавые огоньки.

— Готов послушать?

— Валяй.

— Слышал, как повезло ученым Арзамаса-16, проводившим первое испытание?

— Нет.

— Случилось это 29 августа 1949 года. Операция под кодовым названием «Первая молния» проходила на семипалатинском полигоне. Программой создания атомной бомбы руководил тогда Лаврентий Берия. На испытание он приехал лично. Устройство взорвали, оно сработало, что стало настоящим триумфом для Игоря Курчатова. В небе еще висел «гриб», а Берия уже зачитал поздравительное письмо от Сталина, адресованное ученым, которые обеспечили успех проекта. Потом, уже в тесном кругу, Курчатов сказал, что им всем, и ему в том числе, по-настоящему повезло, и что, кроме поздравительного письма от вождя, у Берии был при себе другой документ: приказ расстрелять виновников провала. Так что если бы бомба не взорвалась, их бы просто расстреляли. Один конверт лежал в правом кармане Берии, другой — в левом. Да, Курчатову, можно сказать, повезло. А вот тем, кто жил в зоне радиоактивного заражения, повезло куда меньше. Их ведь никто не эвакуировал и даже не предупреждал об опасности. Как всегда, за удачу надо попотеть. Что-то ты не больно весел, старина. По-моему, мы свою удачу заслужили. Осталось только забрать причитающееся.

Они свернули с трассы М13 и покатили к Клинцам.

* * *

Тяжело отдуваясь, Лоусон подошел к машине. Дэвис следовал за ним с сумками. Машина стояла у тротуара, позади микроавтобуса, в полутора сотнях метров от отеля.

Девушка, Чарли, открыла заднюю дверцу.

— Они впереди. Все уже загрузились, сейчас отъезжают. Мы тоже готовы.

Лоусон проскользнул на заднее сиденье и резко захлопнул дверцу. Терпеть рядом с собой Дэвиса он не собирался. За последние часы они едва обменялись несколькими фразами. Продолжать общение не было ни малейшего желания. Лоусон предпочитал покой и тишину. Минут десять назад, еще в номере, он, складывая вещи в сумку, заметил вдруг лежавшую рядом с блокнотом ручку и, наклонившись за ней, зацепил локтем телефон. После отъезда из Лондона он так ни разу и не позвонил Лавинии, а еще раньше ни словом не обмолвился, куда собирается. Он мог бы поднять трубку, набрать номер, сказать что-нибудь на автоответчик или даже поговорить с ней самой.

— Все в порядке?

— Лучше не бывает, — с противной ухмылкой отозвался Дэвис.

— Мы готовы, — добавила Чарли.

Телефон, трубку которого он так и не снял… номер, который так и не набрал… Лоусон нахмурился. Его не было дома две ночи, и вполне возможно, что Лавиния этого даже не заметила.

— Небольшая коррекция. — Его как будто осенило. Боже, что же с ним было? Как он мог забыть? Совершенно из головы вылетело. А ведь… Сидевшие впереди повернулись и уставились на него. — Выскочило из памяти. Люк… Прошу извинить.

Он рассказал, что нужно сделать.

Потом выбрался из машины, забрал из багажника сумку и направился к микроавтобусу. Черт возьми, а ведь если в ДВБ станет известно, что Кристофер Лоусон пропустил деталь собственного плана, в коридоре выстроится, пожалуй, длиннющая очередь желающих взглянуть на него хоть одним глазком. Он отодвинул боковую дверцу.

— Я с вами, джентльмены. Они выедут завтра.

* * *

За рулем автомобиля, стоявшего позади машины Гольдмана, сидел Михаил. Ройвен подошел и открыл дверцу. Иосиф Гольдман выскользнул наружу из салона с проворством крысы. Ройвен что-то сказал ему. Гольдман не ответил, только вытаращился удивленно. Ройвен ткнул пальцем в Кэррика, который сидел с равнодушным видом человека, не подозревающего, о чем идет речь. Гольдман вроде бы попытался возразить, но Ройвен не стал даже слушать и только нетерпеливо тряхнул головой.

Понурый, явно расстроенный Гольдман вернулся к машине с той стороны, где сидел Кэррик. Рядом с ним Виктор, все слышавший и все понимавший, бесстрастно смотрел прямо перед собой. Кэррик открыл дверцу.

— Он хочет, Джонни, чтобы ты поехал с ним.

— Извините, сэр?

— Ройвен хочет, чтобы ты ехал в одной с ним машине.

— Я работаю на вас, мистер Гольдман. Как скажете, так и будет.

Гольдман опустил глаза.

— Спасибо, Джонни. Поезжай с ним.

— Если вам так надо, мистер Гольдман.

— Да, Джонни, так надо.

Он перешел в «ауди». Михаил встретил его ледяной улыбкой. А что, если он все же не прошел то испытание, дрогнул? Что, если он уже покойник? Но ведь Ройвен потом даже помог ему пройти от склада к машине. Непонятно.

Ройвен протянул ему мятную конфетку. Совсем непонятно.

Михаил дал газу, и они помчались в берлинскую ночь. На восток.

ГЛАВА 12

14 апреля 2008

В Варшаву приехали на рассвете. Небо на востоке еще только начало сереть. И все вокруг было серое. Серое небо отделяла от серой земли повисшая в воздухе полоска дыма. Почему его пересадили из машины Гольдмана в машину Вайсберга, Кэррику так никто и не объяснил.

За шесть часов, что они провели в пути, его ни о чем не спрашивали. Михаил с ним не разговаривал, лишь иногда перебрасывался парой фраз с Вайсбергом — на русском. Молчание угнетало. Радио работало, но сообщало только метеосводки и комментировало дорожную ситуацию. В машине было тепло, и в долгие отрезки тишины Кэррика начинало клонить ко сну. В конце концов он решил, что, забирая его к себе, Вайсберг лишний раз хотел обозначить, кто здесь главный. Все просто. У кого-то оказалось что-то ценное и желаемое, и Вайсберг, как и положено вожаку стада, взял то, на что положил глаз.

Уже за Познанью, приближаясь к Варшаве, Кэррик понял, что ошибся в своих рассуждениях. Сталкиваясь с прежними противниками, он видел, что ими руководит жадность, потребность занять преимущественное положение в существующей иерархии, получить очередное звание. В преступном мире жадность — важнейший фактор. Но как ни старался он приклеить привычные ярлыки к Ройвену Вайсбергу, как ни пытался подогнать его под тот или иной стереотип, результат получался неизменно неудовлетворительный. Никаких признаков хозяйки, жены или любовницы в квартире он не заметил — всем там явно заправляла старуха, бабушка Вайсберга. Богатства или хотя бы достатка тоже не увидел. Старая, массивная мебель наверняка бы оказалась на свалке где-нибудь в Лондоне или Бристоле. Не было роскошной машины — спидометр «ауди» накрутил больше ста тысяч километров. Самая обычная одежда, далеко не стильная прическа. На улице мимо такого пройдешь и не заметишь.

Хотя нет. Он, Кэррик, заметил бы, если бы только посмотрел Вайсбергу в глаза.

За окном потянулись предместья польской столицы, и мысли приняли новый оборот. За спиной у него, на свободном сиденье, лежала брошенная небрежно кожаная куртка с потертыми рукавами и обтрепанными обшлагами. Сам Вайсберг сидел в чистой, аккуратно выглаженной рубашке с короткими рукавами. Там, в Берлине, он снял куртку сразу после того, как пересадил Кэррика из машины Гольдмана в свою. Потом, когда он усаживался сзади, правый рукав задрался, и Кэррик снова увидел след от пулевого ранения.

Теперь, когда Михаил свернул на эстакаду, он решил, что понял этого человека. Там, на складе, настроение резко изменилось после того, как Кэррик, доведенный до предела, перешел в контратаку и бросил телохранителю обвинение в трусости и нерасторопности.

Когда Иосиф Гольдман похвастал, что его защищает человек, готовый встать под пули, чтобы заработать своей кусок хлеба, вот тогда Ройвен Вайсберг ощутил свою уязвимость в мире постоянной опасности. Над этим можно было бы посмеяться — один преступник, обеспокоенный своей безопасностью, забрал у другого телохранителя с такой же легкостью, как забирают бронежилет. Потребность в безопасности, в защите — вот в чем дело. Однажды в детстве дед взял Кэррика с собой в горы. Стояла золотая пора осени, пора гона, когда олень-самец, вожак стада, покрывает своих самок. Вооружившись биноклем и подзорной трубой на треноге, дед с увлечением следил за происходящим, Кэррик же отчаянно скучал и ожил только тогда, когда соперничество между самцами едва не переросло в прямое столкновение.

Несколько молодых оленей приблизились к вожаку, и тот ответил на вызов угрожающим ревом. Малодушные отступили, но смельчаки вступили в бой — рога ударили в рога, брызнула кровь.

Иногда такие схватки заканчивались победой молодого претендента, и тогда старый вожак уходил с поляны, где паслось стадо. Когда такое случалось и свергнутый повелитель удалялся — униженный и одинокий, — дед Кэррика приходил в возбуждение, громко вопил и теребил внука, призывая брать с него пример.

На курсах и в офисе, когда время позволяло, опытные офицеры всегда подчеркивали, что каждый крупный преступник больше всего боится быть свергнутым молодым конкурентом. Такие люди не уходили, конечно, на покой, не удалялись на виллу с бассейном и патио и не отказывались от старых привычек. Нет, они до последнего старались держаться на плаву, цепляясь за силу и власть. И едва ли не все заканчивали одинаково — надевали стальные браслеты, потому что хотели провернуть еще одну, «последнюю», большую сделку или погибали от пули киллера прямо на улице. Кэррик помнил, с какой силой сжал его плечо Вайсберг, когда они шли от склада к машине.

Машина свернула с эстакады на съезд и вскоре остановилась перед отелем, уходившим, казалось, едва ли не под облака. К ним поспешили носильщики, но Михаил решительно покачал головой. Припарковавшись, они взяли свои дорожные сумки и вошли в фойе. К стойке портье подошел один Михаил, он же и взял электронные карточки-ключи. Кэррику, как, впрочем, и Вайсбергу, не пришлось даже расписываться. Через несколько минут к ним присоединились Гольдман и Виктор. Интересно, что за все то время, пока Кэррик служил у Гольдмана, он никогда не воспринимал его иначе, как «объект» и считал мелкой рыбешкой в сравнении с Вайсбергом, которого на протяжении двух дней знакомства никогда не воспринимал как «объект».

Ему сказали, что можно отдохнуть и выспаться, поскольку потом будет не до отдыха и сна. Стоя перед лифтом, а потом уже в кабине, поднимающейся к сороковому этажу, он не сразу вспомнил, кто есть на самом деле, какое задание выполняет и что дело касается национальной безопасности. Иногда все бывает так сложно…

* * *

Он стоял у окна с зеркальным стеклом, по которому неутомимо стучал дождь.

— Я вот думаю, не наложат ли они в последний момент в штаны?

Виктор пожал плечами.

— Предложение исходило от них. Если бы они не рассказали, откуда бы я что-то узнал?

Ройвен состроил гримасу.

— Будем надеяться, что они все-таки приедут.

— У них свой интерес.

— Оба уже не молоды. Такое путешествие для них в новинку. Все незнакомое.

— Я сам за них отвечаю.

— Ты в них веришь?

— Да.

Окна его номера выходили на Дворец культуры, памятник сталинской эпохи. Ройвен облизал нижнюю губу.

— У нас все согласовано?

Виктор озадаченно посмотрел на него.

— Идти на попятную поздно. При всем уважении, шеф, отступать нельзя. Сделка есть сделка. Дело не только в нас и в тех двоих. Завязано много людей, и колесо уже закрутилось.

Ройвен изобразил улыбку и лишь тогда повернулся к Виктору.

— Ладно. Раз ты с ними договорился и раз уж ты в них уверен, так тому и быть. Сделаем все, как условились. Ты понимаешь, что я делаю это из-за прошлого?

— Да.

— Что нам известно об этих двоих?

— Мы знаем, что они выехали, и этого достаточно. — Виктор помолчал. — Хочу спросить тебя кое о чем.

Вайсберг выслушал. Вспомнил, что говорила бабушка. Вспомнил, как Иосиф Гольдман расхваливал своего телохранителя. Он даже принял предложенный совет. А потом схватил Виктора за руку, сжал ее сильными, как тиски, пальцами, и, понизив голос, сказал, что для Джонни Кэррика эта проверка станет последней.

* * *

Она распознала его сразу и вывела заключение: хорош. Во-первых, не пользовался этими дурацкими прозвищами, так что она не была для него Чарли, а он не был Дельтой. Объяснил легко, с улыбкой, так что она и сама усмехнулась.

Они остановились у двери. Он позвонил.

Обедая в кафе на Гарденбергерштрассе, Люк Дэвис смешно копировал Лоусона — делал заказ, не заглядывая в меню, выбирал вино с таким видом, будто никто, кроме него, в винах не разбирается. Впечатление испортил лишь английский акцент, с которым Люк изъяснялся на немецком. Сама Кэти сидела на том самом месте, где тридцать с лишним лет назад сидел сам Лоусон, и, глядя на Люка, думала, что с ним можно неплохо провести время, но не больше.

Он нажал на кнопку три раза. Три долгих звонка.

Потом они вернулись в тот же пансионат, из которого лишь недавно выписались, и Люк взял себе свою комнату, а ее записал в ту, что занимал Лоусон. Ближе к ночи они — по его настоянию — посидели в баре и немного выпили и поговорили. Она оттаяла и рассказала о своей работе. Оба впервые делились такого рода впечатлениями с посторонним, и Кэти решила, что это, наверно, из-за возраста. Поднявшись наверх, остановились у двери. Постояли, поулыбались друг другу. Потом он пожелал ей спокойной ночи, а она — того же ему. Ночь и впрямь оказалась спокойной. Кэти хорошо выспалась и открыла глаза только тогда, когда рядом хлопнула дверь. Единственное, о чем они не поговорили — потому что скучно и не смешно, — это о Ноябре. Сказать по правде, после того, как он сел в «ауди» и уехал, а Лоусон вдруг внес изменение в план, она как-то не вспоминала о Джонни Кэррике.

На звонок ответил голос — резкий, сухой, донесшийся из зарешеченного динамика.

И снова Люк показал себя с наилучшей стороны. Оказывается, он говорил не только на немецком, но и на русском. Причем, достаточно неплохо, чтобы не испугать старуху.

Он представился студентом, евреем. Кэти тоже была студенткой, но не еврейкой. Он изучает историю Холокоста, она — современную историю России. Фрау Вайсберг им порекомендовали как свидетельницу событий Второй мировой войны. Откуда у них адрес? Его дала им Эстер Гольдман, проживающая сейчас в Лондоне. Разве миссис Гольдман не предупредила? Жаль. Она говорила, что никто лучше не расскажет о страданиях и героической борьбе еврейского народа. За дверью послышался вздох. Звякнул ключ. Дверь открылась.

Когда они репетировали этот разговор, Кэти спросила:

— Откуда ты знаешь, что она пострадала во время войны?

— Женщина с ребенком в лесу. Фотография в кухне. Это партизаны. Ей не было еще и двадцати, а волосы уже седые. Понятно, что пострадала. Что еще?

— Она может позвонить Гольдману на мобильный. Проверить, приходил ли к ним кто-то.

— Звонить не станет — все звонки отслеживаются. Вопрос безопасности.

— Ладно, а если позвонит Эстер Гольдман?

— Тогда мы погорели. Но я практически уверен, что и в Лондон она звонить не станет.

Кэти состроила гримаску.

— Ладно, если что, отвечать тебе.

Лифт шел плавно и быстро.

— Не забудь старый прием с ванной. Тебе нужно увести ее. Главное — внуши, что ты безобидна.

Она и сама знала, что к чему, поскольку прошла соответствующую подготовку и закончила те же курсы, что и Джонни Кэррик. Опыт работы под прикрытием у нее уже был — внедрение в группу украинских и албанских проституток, работающих напротив станции Кингс-Кросс. Играя роль наживки, ей нужно было выявить сутенеров. Потом ее задействовали в еще трех операциях. Что делать, она знала, но против дополнительного инструктажа не возражала.

Чушь и бред. Вот что открывает двери.

Кэти умела улыбаться — мило, слегка наивно, трогательно, — и Люк Дэвис тоже был хорош. Их угостили чаем. Слабым и невкусным. Кэти улыбалась, Люк кивал, словно все, что говорилось, шло прямиком от Бога. Впрочем, задерживать их никто не собирался. Не прошло и пяти минут, как Анна Вайсберг заявила об этом ясно и недвусмысленно.

Кэти еще раньше заметила в поведении старухи признаки сильного волнения. Ответы ее становились все короче, пока не сократились до одного-единственного слова. Наконец хозяйка поднялась и направилась к двери. Тут Кэти и вступила. Нельзя ли воспользоваться туалетом? Пожалуйста. Прием срабатывал всегда. Ей показали. Она вошла. Не сразу отыскала выключатель. Прислушалась — шаркающие шаги удалились. Интересно, есть ли у нее какая-то другая одежда, кроме черной, или она постоянно носит траур? Кэти спустила воду и вышла в прихожую.

— Боюсь, миссис Гольдман ошиблась, направляя нас сюда, — сказал по-английски Люк. — Анна Вайсберг была в лагере и жила в лесу с партизанами. В лесу у нее родился ребенок. Ей не хочется об этом вспоминать. Говорит, нам лучше подождать ее внука.

— Скажи ей, Люк, что мы ей очень благодарны. Спасибо за чай и за то, что впустила нас в свой дом. Надеюсь, мы не очень ее потревожили.

Люк перевел.

Задерживаться еще они не могли. Кэти и так чувствовала себя неудобно. Хитрость помогает пробраться в чужой дом, но не поможет там остаться. Они вторглись в чужую жизнь, в чужое одиночество, ей показалось, что старуха уже жалеет, что впустила чужаков.

Дверь закрылась. В замке повернулся ключ. Лязгнул засов. Но они побывали в крепости и даже оставили там троянского коня.

— Что мы узнали?

— Трудно сказать. — Люк Дэвис пожал плечами. — Мы попали в дом крупного игрока, но меня смутила обстановка — обычная русская квартира. Никаких следов роскоши, богатства. Если речь идет о большой сделке, как утверждает Лоусон, то каков мотив? Скажу одно: она поседела в лесу, когда ей было двадцать.

— Разве эмоциональный стресс может стать причиной поседения?

— Думаю, что да, но точно не знаю.

— Значит, закончили?

— Да. Будем догонять наших.

Кэти кивнула и, достав телефон, набрала номер Лоусона. Доложить сейчас? Нет, можно позже. Она не стала хвалить напарника, расписывать его достоинства, изобретательность и ловкость — в конце концов у него было всего полминуты, чтобы поставить подслушивающее устройство. Ей показалось, что Лоусон в любом случае не запрыгает от радости. Лучше не терять время и поспешить в Варшаву.

Кэти села за руль, а Люк развернул карту.

* * *

Судя по указателю, до таможенного поста осталось два километра.

Почти до самого конца, прежде чем принять неизбежное и пристроиться к хвосту ползущей неторопливо очереди, они спорили, решая, не стоит ли взять вправо или влево и поискать объезд. В итоге сошлись на том, что иного варианта, кроме М13, нет. Расстелив на коленях карту, Моленков провел пальцем по линии границы и негромко выругался. Дорог не было, а вот речушек хватало, и форсировать их сейчас, когда они вышли из берегов, было бы безумием. Леса выглядели внушительно даже на карте.

Свои шансы они упустили раньше, когда не свернули ни на юг, к Климово, ни на север, к Сватску.

Поначалу вытянувшиеся на сотни метров машины двигались, пусть и медленно, но потом очередь замерла.

Моленкова бил кашель. Яшкин выглянул в окно. Стекла были подняты, но вонь отработанных газов все равно просачивалась внутрь. Маленький «полонез» оказался между тяжелыми грузовиками, беспрерывно выдыхавшими порции сизого тумана. Во рту пересохло, першило в горле.

Есть ли у белорусских пограничников современные детекторы для сканирования пересекающих территорию страны автомобилей? Есть ли у них приборы, фиксирующие радиоактивное излучение? Яшкин полагал, что нет, а Моленков просто не знал. Взвесив «за» и «против», решили рискнуть: Беларусь — отсталая страна, ее экономика застряла на уровне начала прошлого века, а раз так, то никаких устройств для обнаружения плутония в защищенной боеголовке у них нет.

И еще одно обстоятельство не давало Яшкину покоя. Наверное, если бы они проскочили к таможенному пункту с ходу, он не придал бы ему значения, но чем дольше тянулось ожидание, тем сильнее одолевало его беспокойство. В армии это называлось «человеческим фактором». Напыщенный, раздувающийся от сознания собственной важности служака не только проверит документы, но и обязательно пожелает обыскать машину. Яшкин понимал, что ничего такого может и не случиться, что он сам себя пугает, но тревога разрасталась.

Подав машину на несколько метров вперед и глядя перед собой на мерцающие впереди задние огни и плывущие мимо ветрового стекла облачка выхлопов, он поделился своим беспокойством с Моленковым.

— Я к тому, что она ведь даже не спрятана, а едва прикрыта. Вот и скажи мне, что нам делать. В конце концов ты столько лет прослужил замполитом и сам был чванливым, мелким бюрократом, не имеющим иного статуса, кроме того, что дает мундир.

Слушая его, Моленков усмехнулся и, справившись с очередным приступом кашля, покачал головой.

— А на себя взглянуть со стороны не пробовал? Или ты был каким-то другим?

Яшкин поднял руки.

— Так что будем делать?

С минуту Моленков молчал, задумчиво морща лоб и постукивая пальцем по подбородку. Когда же он поджал наконец губу, Яшкин понял — решение есть.

— Ты прав. Форма.

— Не темни. Ты о чем?

— Идиот, ты же сам сказал, что статус определяет форма. Чиновник превращается в ничто, когда снимает форму.

— Но нас ведь он встретит в форме. Таможенники, что наши, что белорусские, на работе всегда в форме и ради нас с тобой оголяться не станут.

— Но у нас тоже есть форма. Мы взяли ее, толком не зная, зачем, но давай попробуем. Только вот что. Разговаривать буду я, а ты молчи.

Они проехали еще немного и снова остановились. Яшкин снял ногу с педали газа.

— Переодеваемся полностью?

— Да. И медали не прячь.

— Ладно, — усмехнулся Яшкин и выключил двигатель. — Какой же я дурак! Кто еще способен понять менталитет таможенной крысы, как не бывший замполит?

Они выбрались из машины, размялись. Моленков снова закашлялся. Забрав из машины мундиры, они отошли в сторонку, в тень, и, не обращая внимания на моросящий дождь, переоделись. Очередь сдвинулась, и стоящие за «полонезом» грузовики отчаянно сигналили.

— Ну, как я выгляжу? — спросил Моленков.

— Отлично. Образец мелкого бюрократа.

Моленков в шутку ткнул его кулаком в грудь, и Яшкин едва не согнулся от боли. Позади них свистели, кричали, сигналили и матерились. Собрав в охапку одежду, они вернулись в машину и быстро догнали ушедших вперед. Переключая передачу, Яшкин услышал, как звякнули глуховато медали. А вот мундир сидел плохо, словно его хозяин усох на пару размеров. На Моленкове форма выглядела не лучше, но расстраивать друга он не стал.

— Помнишь, какую власть имела когда-то эта форма? — спросил Моленков.

Яшкин кивнул.

— За год до увольнения ко мне привели сержанта. Его поймали у 12-го участка с тремя печатными машинками, которые он собирался вынести через брешь в ограждении. Парень стащил не радиоактивные материалы, не план расположения складов, не техническое описание секретного устройства, а всего лишь три печатных машинки. Бедняга так испугался меня и моего мундира, что обмочился со страху Я приказал ему вернуть машинки на место и влепил пару нарядов в караул на северный периметр, где, как ты знаешь, всегда холоднее. Он чуть не расплакался от благодарности и все пытался что-то сказать. Если б не солдаты, которые его привели, наверное, хлопнулся бы на колени. Вот такова сила этой формы.

— А мне как-то пришлось разговаривать с одним спецом по взрывчатке. Мужик подвыпил на вечеринке и принялся всем рассказывать, что мы отстали от американцев лет на десять, что боеголовки не обслуживаются должным образом из-за нехватки средств и многие могут даже не сработать в нужный момент. Я отчитал его по первое число — за «пораженческое настроение», «распространение лжи» и все такое. Он стоял передо мной, сжавшись от ужаса. Думал, что я отправлю его в лагерь. Я два раза был у него в гостях. Наши жены считались подругами. Заводить дело означало бы брать на себя кучу хлопот: писать рапорты в Москву, проводить расследование, снимать показания со свидетелей. Когда я сказал ему идти домой и впредь держать язык за зубами, с этим придурком случился обморок. Фамилию его называть не стану, но в Арзамасе-16 он был одним из лучших специалистов, и заменить его было бы трудно. Из кабинета беднягу выносили на руках. Такова власть мундира.

Яшкин притормозил, подождал, дал немного газу.

— А ты встречался с ним потом, потом демобилизации, уже без мундира?

— Три года назад проходил мимо музея. Я, конечно, был уже не тот — постарел, да и одет был как бродяга, — но он меня узнал. Лицо у человека меняется не так сильно, как тело. Так вот он прошел мимо, глядя сквозь меня. Считал себя элитой, а меня жалким функционером.

— Я тоже встретился с тем сержантом. Он играл в парке с детьми и сразу меня узнал, хоть на мне и было потрепанное пальто.

— А почему ты думаешь, что он тебя узнал?

— Потому, что он подошел и плюнул мне под ноги.

Неожиданно для себя самого Яшкин врезал кулаком по дверце, да так, что рука занемела, но боли не почувствовал.

— Мы ничем им не обязаны, — зло сказал он. — Ничем.

Моленков хмуро кивнул и провел ладонью по мундиру.

Так они и стояли в очереди, метр за метром продвигаясь вперед, к таможенному посту. И один, и другой молчали, думая только о том, что ожидало их впереди, и ни о чем больше.

* * *

Она была из тех, кого редко помнят. А если помнят, то быстро забывают. Способности ее так и остались непризнанными и, следовательно, невостребованными, благодаря чему, возможно, в характере преобладало упорство, доходящее порой до упрямства.

Последние два дня и две ночи офицер по связи Элисон постоянно думала об одном и том же. Операция «Стог», Джонни Кэррик и постоянное, гнетущее чувство ответственности не давали сосредоточиться ни на чем другом. Она могла бы взять чистый лист бумаги, провести сверху донизу вертикальную линию, написать слева «Опасность действительно велика?.. И как бы вы, мистер Лоусон, оценили ее по десятибалльной шкале?», а потом справа — «По десятибалльной шкале? От одиннадцати до тринадцати».

Если сухопарый грубиян Кристофер Лоусон прав, если над страной действительно нависла смертельная опасность, то тогда она поступила верно — и с моральной, и с профессиональной точки зрения, — назвав имя Джонни Кэррика, работающего под прикрытием агента 10-го отдела. С такого рода проблемой Элисон столкнулась впервые, но обращаться к своему непосредственному начальнику с надеждой, что он снимет бремя с ее плеч, оставив в то же время в состоянии полной неосведомленности, не намеревалась. Решение пришло около четырех часов ночи, как нельзя вовремя.

Возможности ее рабочего компьютера были огромны. С его помощью Элисон могла получать доступ к банковским счетам, операциям с кредитными карточками, получать информацию по водительским удостоверениям, телефонным разговорам, пенсионным схемам, спискам избирателей, брачным свидетельствам и свидетельствам о рождении. Она могла вскрыть чужую жизнь, развернуть ее и исследовать.

Она могла — потом — даже найти оправдание такого рода вторжению, но сейчас это заботило ее меньше всего. Информация развернулась перед ней на экране. Он сам, жена, сын, адрес…

Элисон почувствовала, что может сбросить с себя хотя быть часть тяжкого бремени.

* * *

Она ехала без остановок. Большая машина с мощным двигателем глотала километры, лежащие между восточными окраинами Берлина и эстакадой у въезда в Варшаву.

Длинный перегон был для Кэти Дженнингс чем-то вроде очередного испытания. Ей шел сорок второй год, и росла она в неприметной вустерской деревушке неподалеку от Малвернских холмов. Ее отец был инженером, мать преподавала в младших классах. После выхода на пенсию родители поделили свою жизнь на две части: в одной половине они приводили в порядок интерьер «Королевы лета», в другой — плавали по каналам Южной и Западной Англии. Родители достигли некоторой свободы, а вот дочь пока еще нет.

В девятнадцать лет Кэти думала, что, поступив в столичную полицию, получит то, чего ей так недоставало, — независимость и драйв, то, чего добились отец и мать. Потом пришло разочарование. Первые радости быстро померкли. Четыре года назад она решила, что адреналина добавит переход в 10-й отдел. Поначалу так и было. Она побывала на каком-то испанском острове, где вся ее работа сводилась к тому, чтобы сидеть у карточного стола в компании любительниц сыграть по-крупному и подбирать обрывки их бессмысленной болтовни. Потом ее перевели в Пимлико. Там Кэти занималась документацией, готовила чай и вела дневники за Роба и Джорджа. Она даже не знала, вменили ли ей офисные обязанности потому, что во всем остальном она доказала свою несостоятельность, или же существовало более простое объяснение: ее присутствие облегчало жизнь другим. Кэти знала, как работает система, и, весьма вероятно, Роб и Джордж со страхом ждали того дня, когда она уйдет и им придется искать кого-то, кто так же разбирается в документации, готовит хороший чай и кофе и знает, какие им нравятся сэндвичи. Кэти Дженнингс стала профессионалом по части жалоб и вздохов, но никогда этого не показывала.

День клонился к вечеру, когда они въехали в город.

Следуя стереотипу, можно было бы предположить, что она закрутит роман с Джонни Кэрриком. Звезда отдела, парень, которому доверяли самые рискованные задания, был свободен. Переспать с ним вовсе не означало разбить чей-то брак. Интрижка с Джонни Кэрриком обещала тот самый, желанный драйв. Но драйва хватило ненадолго. Он просто не тянул — вечно усталый, вымотанный, дерганый. Постельные сеансы на борту «Королевы лета» становились все короче, скучнее, теряли притягательность тайны. К чертовой матери.

Обо всем этом и размышляла Кэти Дженнингс, ведя машину по улочкам варшавских пригородов. Она видела, как Джонни выходил со склада, опираясь на плечо Ройвена Вайсберга, их главной мишени. Все сложилось, и герой ее романа, звездный парень Джонни Кэррик, окончательно померк и сдулся. Жестоко?

Сидевший рядом Люк Дэвис говорил мало, в ее жизнь не лез, начальника из себя не строил и умничать не пытался.

Ей нравилось в Люке Дэвисе то, что он не вздрагивал, когда она переключала передачу или давила на педаль газа. Дважды ее пробирала дрожь, когда, выскакивая из-за идущего впереди грузовика, она видела летящую навстречу махину, водитель которой вовсе не собирался уступать полосу. Еще чаще сердце стучало в ушах, когда она, не снижая скорости, входила в крутой поворот и проносилась над обрывом. Кэти умела водить, имела категорию профессионального водителя и вполне комфортно чувствовала себя при ста сорока милях в час. Люк не замирал, не охал, не закатывал глаза. Даже не опирался рукой на приборную панель. Может быть, он и впрямь воспринимал ее всерьез как надежного профессионала, а не символ женского присутствия в мужском мире, каковым и был 10-й отдел.

Люк помог ей съехать с эстакады, подсказал, где и куда повернуть, так что они сами нашли нужное место и в конце концов припарковались рядышком с микроавтобусом на стоянке у церкви, напротив величественного, из стекла и бетона, фасада отеля.

— Отлично прокатились, — негромко сказал он. — Спасибо.

Кэти состроила гримасу. У него были красивые, изящные руки и приятный акцент. Он не старался выдать себя за кого-то, кем не был, и ей это нравилось. Она успела оценить его еще в Берлине, когда они наведались к бабушке Ройвена Вайсберга.

Люк подошел к автобусу. Боковая дверца отъехала в сторону, и Кэти увидела на заднем сиденье Кристофера Лоусона.

— Ну, что узнали?

— Ничего такого, о чем следовало бы докладывать по мобильному.

— Этого и не требовалось.

— Я разговаривал с ней.

— Вот как?

— Анна Вайсберг побывала в лагере. После побега скрывалась в лесу. Там у нее родился ребенок. Тогда же она и поседела. Женщина очень сильная, не в физическом, конечно, смысле, волевая. Я видел ее фотографию и картину.

— Что за картина?

Люк слегка запнулся.

— Описать довольно трудно. Мрачный, словно туда никогда не попадает свет, пейзаж… сосны, березы… Плохое место… как будто пропитанное страхом и ненавистью. Она не сказала, где это.

— Собибор, где же еще.

Лоусон откинул голову и закрыл глаза, но губы шевелились, словно повторяя снова и снова это слово… Собибор… Собибор…

Люк сказал, что хочет поискать, где тут перекусить, а Кэти сказала, что поищет туалет, и дверца микроавтобуса захлопнулась. Она почему-то подумала о Джонни, о том, что вот так же, только в переносном смысле, захлопнула дверь в трудный для него момент. Впрочем, переживать по этому поводу она не собиралась.

* * *

Кэррик чувствовал, что атмосфера меняется, напряжение сгущается, и в центре этих перемен, но одновременно и как бы вне их — он.

Еще одна прихожая, еще одно глубокое, удобное кресло, еще одна спальня за закрытой дверью. Мимо, даже не взглянув на Кэррика, прошмыгнул Иосиф Гольдман. Из спальни донеслись негромкие голоса, но говорили по-русски, и он ничего не понял. Выйдя, Гольдман снова ничего не сказал, но взглянул украдкой, и этот взгляд подсказал Кэррику, что шеф сделал еще одну уступку. Такой взгляд он замечал у Гольдмана и раньше: перед поездкой на склад и потом еще раз, когда Ройвен Вайсберг посадил его, Джонни, в свою машину. Глаза их встретились, но Гольдман тут же отвел взгляд и поспешил выйти.

В прихожую, не постучав, словно выделенная Кэррику территория значила не больше, чем какой-то коридор, вошел Виктор. Кэррик вскочил. Так полагалось. Услышал шаги за дверью номера — вставай. Повернулась дверная ручка — вставай. Поднявшись, он блокировал проход в комнату, так что Виктору пришлось обходить его. При этом русский едва заметно усмехнулся. Через пару минут, также без стука, вошел Михаил. Шагов Кэррик не слышал и подниматься начал только тогда, когда повернулась ручка. Михаил на мгновение остановился перед ним и толкнул в грудь, заставив сесть. Все случилось быстро, и лицо у русского осталось бесстрастным, только глаза полыхнули злостью. В руке он держал карту города.

Что-то происходило, но что? Атмосфера менялась, и в этой новой атмосфере Кэррик чувствовал, что теряет уверенность. Кому верить? На кого полагаться? За углом не было группы поддержки с привычными автоматами «хеклер-и-кох» и двумя магазинами. Два голоса, Михаила и Виктора, вскинулись и тут же опали, но спорили эти двое, похоже, не между собой. Значит, они нападали на Ройвена Вайсберга.

Кому верить? Кроме Вайсберга, некому Внутренняя дверь отворилась.

Теперь в руке у Михаила был черный, оснащенный шкалой и короткой антенной ящичек размером с толстую книжку в бумажной обложке. Не говоря ни слова, русский обошел прихожую, нацеливаясь антенной на розетки, телефон и телевизор. Остановившись перед детектором дыма, он приподнялся на цыпочках и поднес прибор к датчику. Прибор лишь негромко, ровно гудел, но не попискивал.

Закончив со стенами и потолком, Михаил подошел к Кэррику, встал перед ним и, наклонившись, едва не ткнул в грудь антенной. Кэррик знал, какой реакции от него ожидают и что нужно делать. Резко выпрямившись, он схватил прибор и ткнул им русскому в низ живота. Несколько секунд мужчины смотрели друг другу в глаза, потом Кэррик выпустил черный ящичек и отвернулся.

Этим жестом он достиг своей цели, всколыхнул угасшее было соперничество и поникшую злость.

Из комнаты уже вышел Вайсберг, за спиной которого маячил Виктор. По губам первого скользнула усмешка — зрелище доставило ему удовольствие.

— Уезжаем сегодня вечером, — сказал он и, подумав или только сделав вид, добавил: — Ты знаешь Варшаву, Джонни?

— Я в Варшаве впервые, сэр.

— Тогда я покажу тебе ее. Поедем в Старо Място. Я буду твоим гидом.

— С удовольствием, сэр. Спасибо.

Зачем? У него не было ответа. Зачем такому человеку, как Вайсберг, гулять с ним по городу, да еще и изображать экскурсовода? Он не знал.

ГЛАВА 13

14 апреля 2008

Кэррик вышел из отеля через вращающуюся дверь и сразу же услышал пронзительный вой сирены. Кто-то: пожарные, скорая помощь или полиция — спешил на вызов. А может, промчался конвой какого-то политика. Если бы не сирена, если бы он не оглянулся, то, наверное, и не увидел бы ее.

Она сидела на низенькой каменной стене, отделявшей тротуар от школьного двора, по которому с криками носились дети. На коленях у нее лежал журнал, но смотрела она не в журнал. Между ними было метров сто, и визуальный контакт возник сразу, но она как будто смотрела сквозь него, на что-то, что находилось у него за спиной. Еще два или три дня назад появление Кэти обрадовало бы его, подняло дух, придало сил и в любом случае укрепило уверенность. Но теперь Джонни Кэррик был уже другим.

Компанию ей составляли Гольф и молодой человек, называвший себя Дельтой. Возможно, были и другие, но он сильно сомневался, что они где-то рядом.

Да, зрительный контакт привел бы его в восторг…

Спасение — в профессионализме. Инструкторы постоянно твердили об этом: агент может почувствовать себя в изоляции, может решить, что его бросили, что о нем забыли, но не пойти ко дну, если ухватится за профессионализм. За спиной у него носильщики под надзором Виктора загружали в тележку чемоданы Иосифа Гольдмана. Кэррик повернулся и подошел к машине Гольдмана, стоявшей за «ауди» Вайсберга. Какой-то парень, вооружившись мягкой тряпочкой, полировал крыло. Большого энтузиазма он не демонстрировал, всем своим видом и совершаемыми движениями показывая, что результат труда его не интересует. Одет он был в линялые джинсы и плотную кожанку, что, по-видимому, считалось здесь чем-то вроде униформы, стрижку носил короткую, а его шею обвивала вытатуированная змея. На Кэррика парень даже не взглянул. Кэррик поставил на землю сумку и, повернувшись к Виктору, вопросительно поднял брови — в какую машину садиться? В ответ Виктор захлопнул дверцу. Говорить, что ли, разучился? Пару дней назад такое демонстративное молчание, нежелание общаться ничуть бы его не задело. Он поднял сумку и бросил в багажник.

Значит, придется побыть туристом и сходить на экскурсию. Зачем?

Кэррик повернулся — на другой стороне улицы, за автомобильной стоянкой и проволочной оградой, на каменной стенке сидела она.

Он закрыл багажник, повернулся и, обойдя приглядывавшего за сумками Виктора, бросил:

— Я за жевательной резинкой.

Виктор не ответил.

— В киоск.

Виктор нахмурился.

— Здесь покупать не собираюсь. — Кэррик кивнул в сторону отеля. Он знал, что нарушает правила, что поступает неосторожно, что встреча не подготовлена, но придумать толкового объяснения не мог. — За их цену покупать не собираюсь.

Русский пожал плечами — мол, делай, что хочешь. Кэррик не знал, сколько Гольдман платит Виктору — может быть, тысяч двести пятьдесят евро в год или даже больше. Лично ему обещали новые условия — не за участие в отмывке денег, а за новую должность, — вроде бы сто тысяч евро в год. Почему человек, работающий у Гольдмана, не может заплатить два евро за жевательную резинку в отеле и идет через улицу в киоск или бар, чтобы купить то же самое за один евро? Сэкономить одно евро? Так ли уж это важно? Вопрос, который мог потянуть за собой другие. Его инструктора наверняка бы содрогнулись.

Кэррик попытался отшутиться.

— Наверно, у меня это в крови — не бросать деньги на ветер. Если можно купить дешевле, зачем брать дороже?

Он повернулся и пошел по улице.

На углу улицы Кэррик повернул и остановился, ожидая, когда загорится зеленый, а заодно и проверить, нет ли слежки. Он увидел идущего по тротуару Гольфа — того мерзавца, что устроил ему выволочку в Берлине. Вот и шанс. Кэти с ним не было, и он вряд ли мог сказать, что его это как-то задело. Оглядываться Кэррик не стал, а потому и не знал, что делает Виктор.

Светофор мигнул.

Кэррик перешел на другую сторону улицы и смешался с толпой. Дверь библиотеки Британского Совета приоткрылась, и он успел заметить постер, предлагавший поездку из Лондона в Озерный край. Впереди показался магазинчик, у входа в который расположился газетный киоск.

* * *

— Где он? — спросил Михаил, подходя к машинам. — Или еще не спустился?

— Пошел за жвачкой, — объяснил Виктор.

— За жвачкой?

— Да, в отеле для него слишком дорого.

— Шутишь.

— Нет.

— Куда он пошел?

— Туда, за угол.

— И сколько ж он сэкономит?

— Понятия не имею. Его сумка в моей машине.

Михаил скривил гримасу.

— Надеюсь, место скоро освободится. Думаю, наш друг отправится в плаванье без лодки.

Он вытащил из кармана сложенную карту города и принялся объяснять, водя пальцем по мятой бумаге. Виктор слушал, не перебивая, и только одобрительно кивал. В службу безопасности они пришли в один и тот же год, работали вместе в одном и том же городе, Перми, расследовали одни и те же дела, а потом вместе ушли к Ройвену Вайсбергу. Под его крылом они крышевали одних и нагибали, а то и убивали других. Потом хозяин перебрался в Берлин, а Иосиф Гольдман уехал в Лондон. Но дружба выдержала и расставание. За долгие годы эти двое стали братьями и появление чужака восприняли как личное оскорбление.

— Что ж, если что-то есть, найдем.

— Думаю, что есть.

— Найдем, проведем парня к реке и отправим… на дно.

* * *

Отправляясь на задание, Багси неизменно брал с собой журнал «Бритиш хоуминг уорлд». Причем, не один, а как минимум три номера. Если операция затягивалась на неделю и больше, журналы читались и перечитывались по много раз. Верные спутники, они помогали Багси не так остро переживать неудачи.

Весь день он вел наблюдение за двумя машинами, но столь ожидаемая возможность так и не представилась. В кармане у него лежал маячок, но прилепить его не получалось.

Багси успел изучить раздел, посвященный продаже птиц, просмотрел цены, сравнил стоимость предлагаемых кормов… Без журналов он, наверно, сошел бы с ума.

Ему уже давно стало ясно: промаркировать машину Вайсберга не удастся. Возле нее постоянно околачивался громила-телохранитель. Потом появился парень с жуткой татуировкой на шее, который принялся полировать и без того сияющее крыло. Предпринять в такой ситуации вылазку означало поставить под угрозу всю операцию, но и не поставить маяк на машину означало не меньший риск. После сумасшедшего броска из Берлина в Варшаву — мчались так, словно за ними гнались черти, — их старенький микроавтобус пребывал в плачевном состоянии.

На брифинге Багси внимательно выслушал шефа и сделал для себя кое-какие выводы. Ему приходилось участвовать во многих операциях, но эта, судя по масштабу угрозы, выходила из общего ряда. Шеф поставил перед ним четкую задачу: поставить маячок. Но задача оказалась невыполнимой. После того как в машины погрузили сумки, шансы на успех сошли практически к нулю.

Итак, очередная нервотрепка, ожидание, а потом сумасшедшая гонка, в которой все будет зависеть от водительских умений Эдриана и Денниса, и им это сильно не понравится.

* * *

— Времени в обрез. Выкладывай. — За спиной у него стоял Лоусон.

— Вы-то, черт возьми, не спешили.

Лоусон повернулся. Кэррик указал на коробочку с жевательной резинкой, стоявшую на полке над головой продавщицы. Выглядел он не лучшим образом и напоминал хорошо всем знакомого зайца, попавшего под лучи фар. Агент терял психологическую уверенность, и процесс явно набирал ход.

— Я здесь. Мы здесь. Что нового? — Как и положено старшему, он говорил спокойно и сдержанно.

— Для начала, мне чуть не раздробили коленную чашечку. — В голосе прорвалась истерическая нотка. — Как бы вам такое?

— Ваша коленная чашечка осталась на месте, так что давайте ближе к делу.

— На том чертовом складе меня допрашивали — кстати, эти громилы и сейчас мне не верят, — а где были вы?

Времени на тесты — определить, кто перед ним, трус или герой, — не было. Клипер придерживался того мнения, что там, где настоящий герой обмочится, трус просто найдет предлог, чтобы уйти в тень. Лоусон видел, что агент достаточно смел для решения поставленной перед ним задачи, а потому сказал то, что могло бы поддержать его в должном состоянии.

— Рядом. Мы были рядом. И с оружием. Мы могли вмешаться в любую секунду, но тогда сорвали бы большую игру. Не хотелось бы подгонять, но давайте не будем терять времени, ладно?

В магазин, протиснувшись мимо стоящего у двери и наблюдавшего за улицей Люка Дэвиса, вошли двое мальчишек. Женщина за прилавком сложила руки на груди, терпеливо ожидая, когда же мужчины, говорящие на непонятном языке, решат, наконец, что же им нужно.

— Думаю… да… О какой «большой игре» идет речь?

— Вам это знать необязательно. У вас своя задача и своя цель — Ройвен Вайсберг. Держитесь поближе к нему. Как можно ближе.

— Вы как это себе представляете? И кем меня считаете? Я что вам, робот?

Мальчишки купили какие-то сладости и вышли, а продавщица снова приняла позу терпеливого ожидания.

— Вы как сюда пришли? Под каким предлогом?

— За жевательной резинкой.

— Ну так купите. — Лоусон повернулся к Дэвису. — Слышали? Купите ему, что надо. Место назначения… Куда едете дальше?

— Не знаю. Мне ничего не сказали. — Кэррик вздохнул. — Послушайте, дело-то ведь простое. Надо…

— Кто вам доверяет? Кто противники?

— Ройвен, похоже, доверяет, а Михаил и Виктор нет. Но вы же и сами знаете, если, как говорите, были там, на складе.

От него не укрылось, как полыхнули щеки и напряглись желваки на скулах. Но все-таки старик сдержался.

— Мы были там. Близко. — Гладить по шерстке не стоит. Коротко, по-деловому — такой тон не позволяет раскисать. Иногда человека приводят в чувство пощечиной, пусть и не в буквальном смысле. — Хватит, мы здесь не расследованием занимаемся. Давайте подумаем, что у нас дальше. Соберитесь, возьмите себя в руки. «Жучок» поставить?

— Меня утром проверяли. И комнату тоже.

— Понятно.

— Нам нужна система связи. Желательно через каждые несколько часов. И мне нужна ориентировка — что именно требуется узнать. Так будет проще.

— Нет, молодой человек. — Лоусон выпрямился — физические данные не позволяли ему добиваться того устрашающего эффекта, которого так легко достигал Клипер Рид, — и несколько раз ткнул агента пальцем в грудь. — Здесь я принимаю решения и я представляю власть. Вот так проще. Как я уже сказал, у вас одна цель и один объект — Ройвен Вайсберг. Позже, когда станет ясно, куда вы направляетесь, я, может быть, — может быть! — поставлю вам «жучок». Не сегодня. Это вариант на будущее. И все, на что вы можете рассчитывать, это обычный маячок. Не передатчик и даже не микрофон. Занимайтесь тем, что вам поручено, и только этим. Меня вот что интересует: зачем вы понадобились Вайсбергу?

— В него стреляли, ранили в руку. Еще в Москве. Когда на Гольдмана напали, и мне удалось уложить того психа… В общем, Гольдман представил меня в лучшем виде, и Вайсберг решил, что я должен стать его ангелом-хранителем.

— Вот как? Весьма кстати для нас. — Лоусон заметил, что агент не уловил его иронии. Время уходило. — Значит, конечный пункт неизвестен, так?

— Я же сказал. Вы что, не слышали? Конечный пункт неизвестен. Я знаю только то, что будет сегодня.

— Боюсь, времени на разговоры у нас нет. И что сегодня?

— Вайсберг хочет показать мне Старый город. Зачем, не представляю. В отель возвращаться уже не будем. Мы с ним прогуляемся пешком, потом нас подберут, и поедем дальше. Куда, не знаю. Так вы будете рядом?

— На расстоянии вытянутой руки, можете мне поверить.

— Не так-то это легко, — грустно пробормотал Кэррик.

Лоусон забрал у Люка Дэвиса купленную жевательную резинку — целых семь штук — и сунул Кэррику в карман. Ободрил улыбкой.

— Никто и не обещал, что будет легко.

— Я отрезан… связи нет…

— Держитесь поближе к Вайсбергу.

— Без его поддержки я — труп.

— Вот и не теряйте эту поддержку. — Лоусон повернул Кэррика к выходу, кивнул Дэвису, чтобы открыл дверь, и подтолкнул агента в спину. Тот споткнулся, но устоял и, не оглядываясь, пошел прочь. Лоусон досчитал до десяти. — Поболтал бы еще, да некогда.

Он вышел из магазина. Дэвис закрыл за ними дверь. Их агент уже дошел до поворота, кивнул и скрылся за углом.

— Ваша оценка?

— Парень на грани. Ему и держаться уже не за что.

Лоусон хмыкнул. Улица пропахла дымом так, словно весь народ с утра до вечера только и делал, что курил — сигареты, сигары, трубки, — и теперь этот пропитанный дымом воздух хлынул в его, Лоусона, легкие, а им хоть бы что.

— Ничего, удержится.

— Долго ли?

— Достаточно. Осталось немного. Вопрос в другом, молодой человек: удержимся ли мы?

— Не понял.

— Поймете. Теперь ведь все лежит на нас.

Они прошли мимо сидевшей на прежнем месте Кэти Дженнингс и направились туда, где ждали остальные. Напротив отеля Лоусон остановился, словно любуясь величественным фасадом высоченного здания. Их человек тем временем подошел к машинам, но остался в стороне от двух русских телохранителей. Может ли он гарантировать его безопасность? Уверенности не было. Продержится ли Кэррик до конца? Альтернативы он не видел. Кэррик стоял один, понурившись, и весь его вид, как показалось Лоусону, выражал отчаяние.

* * *

Ройвен Вайсберг стоял у окна, прижавшись лицом к стеклу. Он видел, как Кэррик подошел к Виктору и Михаилу, видел мужчину, наблюдавшего за машинами, видел, как Михаил взглянул на часы, как опустил голову Кэррик.

Он хотел верить в преданность этого человека, хотел, чтобы его самого охранял человек, сумевший защитить Иосифа Гольдмана. Ройвен и сам не раз отдавал приказ убить человека, пользовавшегося услугами телохранителей. На основании наблюдений он пришел к одному выводу: в кризисный момент телохранитель в первую очередь думает о собственной безопасности и только потом о безопасности хозяина. Каждый раз, когда по его приказу убивали человека в Перми, Москве или Берлине, телохранители оставались живы. Не их кровь стыла на тротуарах. Он до сих пор помнил жуткий миг, когда, выйдя из банка, увидел направленный в лицо пистолет. Помнил, что Михаил вовсе не бросился закрывать его собой. Телохранители говорили о себе, что их задача не в том, чтобы «ловить свинец». Помнил, как ударила пуля — ощущение такое, словно огрели молотом, — как руку пронзила боль, как закачался мир, и он понял, что падает. Помнил, как с опозданием отреагировал на случившееся Михаил. Да, он выстрелил, убил нападавшего, подобрал гильзы и только затем подошел к тому, кто ему платил, и осмотрел рану.

Иосиф Гольдман преподнес совсем другую историю.

Ройвену Вайсбергу хотелось верить в преданность Джонни Кэррика, и все же он согласился устроить англичанину еще одну проверку.

Оглядев комнату и прихожую, Ройвен вышел в коридор, закрыл за собой дверь и направился к лифту. Больше всего на свете ему недоставало преданности. Он хоронил многих, кто полагался на своих телохранителей: тех, кто заранее заказывал себе трехметровые памятники из малахита или серпентина, тех, на чьи тела лили водку и бросали банкноты, тех, чьи набальзамированные лбы целовали выжившие соперники. Он не знал ни одного авторитета, который мог бы поклясться в полной преданности охранника.

Бабушка всегда учила его относиться к людям с подозрительностью, но он помнил ее собственную историю.

* * *

Так не должно было случиться. Но случилось. Оно зародилось, окрепло и расцвело. Даже там, в том страшном месте.

Это чувство.

Как удалось им выходить его и взрастить?

Любовь.

Да, любовь. Любовь. Нежность. Забота. Робость.

Я не знала, как долго она проживет. Мои родители любили друг друга и думали, что так будет всегда, что они не расстанутся до самой смерти. Они и представить не могли, что их разлучат и голыми прогонят по Дороге на небеса люди, не понимающие любовь и не признающие ее. Я сама не верила в любовь, пока судьба не свела меня с Самуилом. Для нас любовь была украденными мгновениями. Мгновениями в очереди за едой, когда встречались наши взгляды. Мгновениями у окна мастерской, мимо которой он проходил в составе рабочего отряда. Он поворачивался к окну, и лицо его светилось радостью. Мгновениями во дворе, когда мы стояли вечером и просто смотрели друг на друга, пока не звучал сигнал разойтись. Иногда наши пальцы касались друг друга — его, мозолистые, загрубевшие от работы, и мои, исколотые иголкой.

Однажды он принес мне цветок. Сказал, что это дикая орхидея и что он нашел ее в лесу. Цветок был маленький, хрупкий, с фиолетовыми лепестками. Он принес его из лесу, спрятав под рабочей курткой, а подарил вечером, в сумерках, когда щеток совсем поник. Но я представила, каким он был, и в благодарность поцеловала Самуила в щеку. Физические контакты между мужчинами и женщинами в лагере строго запрещались, и меня могли застрелить на месте, с вышки. Я унесла цветок в барак и положила под соломенный тюфяк, на котором спала.

Мы жили рядом со смертью. Наша любовь могла пережить один день или целую неделю. Мы понимали, что всех нас ждет один конец и что никто не переживет сам лагерь. Если его ликвидируют, нас никто не станет никуда перевозить. Все могло закончиться в любую секунду, и тогда нас погнали бы — испуганных, кричащих, раздетых — по Трубе, навстречу смерти. И тогда, в самый последний миг, мы, женщины, запели бы гимн и спросили бы у Бога, почему Он нас покинул.

Любовь не прибавила мне сил. Теперь мне приходилось тревожиться за другого.

Я доверилась. И, доверившись, потеряла часть силы. Мне это не нравилось, но я ничего не могла с собой поделать.

13 октября я встретила Самуила вечером, и он рассказал, что нужно делать. Еще раньше я заметила, как несколько человек выскользнули из одного из мужских бараков. Среди них были Печерский и Фельдхендлер.

Он сказал, что мне нужно раздобыть одежду потеплее и надеть ее на следующий день.

14 октября был первый день суккота, который идет за Йом Кипуром. Я была не очень сильна в вере, а в лагере она и вовсе не казалась мне чем-то важным.

Мы ходили по кругу — он в одну сторону, я в другую, — и в короткие мгновения встречи я получала от него инструкции. Он сказал, что на следующий день мне нужно держаться поближе к нему и делать то, что делает он.

Самуил ушел, а я сделала еще три круга. Я понимала, какую тайну он доверил мне.

Я прошла еще один круг. Начался дождь. Капли падали на колючую проволоку и блестели в свете прожекторов. За колючей проволокой был ров, а за рвом — минное поле. Он видел, что я отозвалась на его любовь, и сам доверился мне, хотя и не мог быть уверен, что я не пойду к Капо, украинцам или даже к эсэсовцам. Нашлись бы такие, которые бы пошли.

Все, что он сказал, могло означать только одно: попытку побега. Я не была дурой. Дураки в лагере не выживают. Но могли ли мы, безоружные и изможденные, справиться с охранниками, сломить мощь тех, кто называл себя высшей расой?

В ту ночь я не спала. А кто бы смог уснуть, зная то, что знала я? Во всем женском блоке только у меня под тюфяком лежала сломанная, высохшая, но прекрасная дикая орхидея. На следующий день мне предстояло узнать, что возможно, а что нет, и куда приводит доверие.

* * *

Кэррик ехал в машине с Ройвеном Вайсбергом, за рулем сидел парень с татуировкой на шее. Вышли у неубранной кучки прошлогодних листьев, на пересечении улиц Мила и Заменгофа. Оба автомобиля тут же умчались, но Кэррик успел заметить, с какой ненавистью взглянул на него Михаил. Лицо Иосифа Гольдмана не выражало ровным счетом ничего, и на своего спасителя он даже не посмотрел, как будто поставил на нем крест. Зачем Вайсберг привез его сюда? В чем цель предполагаемой прогулки?

Кэррик искал ответы и не находил, а спрашивать не спешил. Какое-то время Вайсберг стоял молча у кучи листьев, потом повернулся к нему, но вовсе не для того, чтобы дать какое-то объяснение этой странной экскурсии.

— Ты не еврей, Джонни?

— Нет, сэр.

— Имеешь что-нибудь против евреев?

— Вроде бы нет, сэр.

— Знакомые евреи есть?

— До того как поступить на работу к мистеру Гольдману, таких знакомых не было.

— Знаешь, что случилось с евреями в этой стране, в этом городе, здесь?

— Немного, сэр. Только то, что нам говорили в школе.

— Здесь было еврейское гетто. — Ройвен говорил спокойно, тихо, даже с ноткой благоговения. — Сюда согнали евреев со всей Варшавы и ближайших городов. За стенами гетто собралось почти полмиллиона человек. Отсюда их, тех, кто не умер от голода и болезней, увозили в лагеря смерти. В апреле 1943-го немцы решили ликвидировать гетто и отправить всех в лагеря. К тому времени туда удалось переправить достаточно оружия, чтобы начать восстание. Ты не еврей, Джонни, поэтому не буду утомлять тебя подробностями. Восстание продолжалось без нескольких дней месяц. Люди, руководившие восстанием из подземного бункера, предпочли плену самоубийство. У них была своя организация, во главе которой стоял Мордехай Анилевич, но ты не еврей и потому, наверно, ничего о нем не слышал. Гетто уничтожили, всех евреев убили. Мы сейчас стоим на том месте, где находился бункер.

— Спасибо, сэр.

— За что ты благодаришь меня?

— Вы рассказали мне о том, чего я не знал.

Они прошли по улице. Возле парка, все еще заметенного прелой листвой, стоял памятник из больших гранитных блоков. Вырезанные на сером фасаде фигуры изображали полуобнаженных женщин и голых по пояс мужчин, некоторые из которых держали в руках оружие.

— В этом городе много памятников, Джонни, но мертвых не вернешь.

— Да, сэр.

— Стал бы ты презирать человека, который смотрит в прошлое и не может забыть то, что тогда творилось?

— Если бы я был евреем, сэр, если бы то, о чем вы рассказали, случилось с моими соотечественниками, с моими родными, то ни забыть, ни простить не смог бы.

Ройвен Вайсберг положил руку ему на плечо. Они перешли на другую сторону улицы.

— Скажите, сэр, разве те люди, восставшие, не получили помощи? Разве христиане-поляки не помогли им?

— Христине пришли. Пришли и стояли за немецким кордоном. Они надели свои лучшие платья и костюмы и смотрели, как уничтожают гетто. А когда все закончилось, поляки выстроились на улицах и смотрели, как ведут к поездам выживших, тех, кто жил с ними в одном городе, по соседству. Нет, евреям никто не помог.

Вайсберг по-прежнему говорил спокойно, бесстрастно, не выдавая эмоций. Глядя на остроконечные шпили и купола церквей, Кэррик думал, что это, наверно, и есть Старый город.

* * *

— Куда направляетесь?

— Мы едем в Минск, там у нас встреча однополчан.

К ним подошли двое таможенников. Один наклонился к Моленкову, другой просматривал документы.

— Где служили?

— Мы занимались охраной особо важных военных объектов. — Моленков с улыбкой похлопал по медалям. Таможенник усмехнулся.

— Насколько я понимаю, товарищ полковник, такая встреча не обойдется без выпивки, а?

Моленков повернулся к Яшкину. За спиной у них, едва прикрытый брезентом, лежал груз, за который им грозило пожизненное тюремное заключение, и который стоил миллион американских долларов. Груз, хранивший в себе четырехкилограммовый шар плутония, Pu-239. Моленков сделал серьезное лицо.

— Майор Яшкин, вы допускаете, что на встрече боевых товарищей в Минске будет иметь место распитие спиртных напитков?

— Ни в коем случае.

— Ни в коем случае, — торжественно и с полной серьезностью повторил Моленков.

— И, кстати, — вставил Яшкин, — мы никогда не употребляем до завтрака, а завтракаем, вы уж поверьте, очень рано.

Таможенники расхохотались и вернули паспорта. Моленков вспотел.

— Даю руку на отсечение, — сказал своему товарищу один из таможенников, — что эти старперы налижутся еще до полудня.

Яшкин повернул ключ зажигания.

Еще километр — и белорусская таможня. Над вагончиком — печально обвисший флаг. Дальше — деревья, тучи и горизонт. Руки дрожали, на лбу выступили крупные капли пота, и Моленков ничего не мог с этим поделать. Вытащив из кармана носовой платок, он вытер лицо и шею, потом смял платок и сжал пальцы в кулак. Не помогло. Они пересекли едва заметную на асфальте белую линию и остановились.

— Что ты знаешь об этой проклятой стране?

Яшкин пожал плечами.

— Немного. Знаю, что когда два парня, участвовавших в международном соревновании по воздухоплаванию, сбились с курса и оказались над Белоруссией, их шары расстреляли боевые вертолеты. Оба погибли. Дипломаты от Соединенных Штатов и Европейского союза уехали из страны из-за постоянного давления и запугивания. Здесь убивают журналистов, бросают в тюрьму оппозиционеров. Власти ведут словесную войну с Москвой и Вашингтоном. Это государство, где до сих пор бродит тень Сталина. Здесь правит один человек. Экономика в состоянии стагнации. Никто не любит Беларусь, а ей на всех наплевать.[4]

— И им это нравится?

— Особенно ветеранам вроде нас с тобой.

Свет никак не менялся на зеленый, и опущенный шлагбаум никак не поднимался. Наконец из вагончика кто-то вышел и махнул им рукой — проезжайте.

— Видишь, Моленков? Здесь ни черта никто не работает. Детекторы радиоактивности? Какие, к дьяволу, детекторы! Разве свиньи летают?

К машине подошел человек в форме. Моленков неуклюже сполз с сиденья, вышел из машины и медленно выпрямился. Медали звякнули. Таможенник неторопливо обошел «полонез», остановился у заднего колеса, наклонился к окну. Моленков протянул паспорта, но произнести речь о братстве двух народов и встрече ветеранов-однополчан в Минске не успел.

— Что везете? Есть ли запрещенные предметы?

Моленкова снова пробил пот.

* * *

Она похвалила сад. Отметила со вкусом подобранные обои. Восхитилась стилем прически миссис Лавинии Лоусон. Ее пригласили в кухню и угостили чаем, а она приятно удивилась цветочному дизайну чашки. Ничего особенного, просто применила на практике то, чему учили инструктора.

Должно быть, она слушала их внимательно и что-то усвоила, потому что в противном случае ее вряд ли пустили бы дальше крылечка. Но победа мало что для нее значила.

— Спасибо, что согласились со мной встретиться, — сказала Элисон.

Жена Кристофера Лоусона поднялась, чтобы помыть посуду.

— Я вам очень признательна. Понимаю, мой визит некстати…

Хозяйка повернула к ней ухоженную головку. За мозаичным стеклом виднелся ухоженный сад, довольно большой для скромного домика в юго-западном пригороде Лондона.

— Меня никто сюда не посылал, и я никого в известность не ставила. Мой начальник, наверно, расшумится, если узнает, что я у вас побывала. Мне хотелось бы объяснить, зачем я здесь. У вас три варианта, миссис Лоусон. Вы можете попросить меня уйти, и я уйду. Можете позвонить мне на службу или в офис вашего мужа, и меня уволят в самое ближайшее время. А можете поговорить со мной, и я вас выслушаю. Видите ли, у меня проблема.

Тарелки, чашки и бокал были вытерты и заняли свои места в буфете, но при этом миссис Лоусон почти не сводила глаз с гостьи.

— Я не занимаю никакой важной должности, выполняю скучную работу и в настоящее время поддерживаю связь между своей службой и службой вашего мужа. Некоторое время назад мне поручили передать ему кое-какую информацию — я не хочу останавливаться на деталях, — и мы встретились в дождь, неподалеку от набережной. Нужды в том не было, но я назвала ему имя работающего под прикрытием полицейского, занятого важным расследованием и подобравшегося близко к главной цели. Подумала, что это может помочь вашему мужу Мистер Лоусон сказал, что речь идет об угрозе государству, и я решила, что будет правильно назвать имя нашего агента. У нас о вашем муже отзываются не слишком хорошо. Я объясняла такое отношение обычной мужской завистью, но потом побывала у него на службе и услышала то же самое. Мистера Лоусона характеризуют как человека эгоистичного, крайне самоуверенного, беззастенчиво использующего людей ради достижения своих целей. Миссис Лоусон, я вверила вашему мужу судьбу человека и теперь не могу отделаться от сомнений. Что если я поступила неправильно? Вы, разумеется, ничем мне не обязаны и можете указать на дверь и сломать мою карьеру. А можете поговорить со мной.

Готовясь к встрече, Элисон выбрала стиль уличного подростка: коротко подстриженные темные волосы, никакой косметики, никаких украшений. Она даже отказалась от сережек. Искренность и простота стали ее девизом. Обычно это срабатывало.

— Вам известно, чем я занимаюсь? — спросила хозяйка.

Еще одно оружие — честность и прямота.

— Прежде чем прийти к вам, я заглянула в личное дело. Вы ведь помогаете жертвам насилия, да?

— Наши улицы захлестнула волна преступности.

— Да.

— Денег не хватает, ресурсы недостаточны, а число пострадавших постоянно растет.

— Понимаю.

Ей предложили еще кофе, и она не стала отказываться. Супруга мистера Лоусона оставила на краю раковины посудное полотенце, вернулась к столу, села напротив Элисон и отодвинула свежую, но еще не раскрытую газету.

— Что ж, моя милая, я действительно могу выставить вас за дверь и сломать вашу карьеру. Вы ведь не бывали здесь прежде?

— Нет.

— Тогда слушайте.

И Элисон слушала. Она умела слушать, могла подтолкнуть собеседника к откровенности одним лишь взглядом невинных глаз.

— Пять дней в неделю я выхожу из дому в семь часов утра и возвращаюсь в семь часов вечера. Вам повезло застать меня сегодня. Я почувствовала себя не очень хорошо — наверно, простудилась — и осталась дома. По выходным я занимаюсь документацией, проверяю счета, читаю отчеты. Понимаете ли, мы ведь фактически и не живем вместе. Да, мы обитаем под одной крышей, спим в одной постели, едим за одним столом, но на разговоры у меня уже не хватает сил. Он сам готовит себе завтрак, я готовлю ужин и решаю кроссворд, он — какую-нибудь головоломку. Перед сном мы читаем — недолго, минут десять — и засыпаем. Утром идем к одному и тому же поезду. Идем вместе и обычно всегда спешим. Он никогда не возвращается домой раньше меня. Вы понимаете, что это за жизнь? Мы всего лишь бываем рядом.

Когда-то нас связывал сын. Теперь уже не связывает. Он во Вьетнаме, в районе Плейку, помогает местным компаниям наладить производство строительных материалов, которые можно было бы продавать в Европу. Он не приезжал домой уже два года и в последний свой приезд они с отцом не обменялись друг с другом ни словом. Откровенно говоря, я тоже давно с ним не разговаривала. У нас нет общих увлечений — у меня на них просто не хватает времени. Раньше мы вместе отдыхали, теперь — нет. Я езжу в Италию и Францию, где беру уроки живописи. Он — когда им удается выставить его в отпуск — отправляется в Западные графства, ходит по деревням, отыскивает церкви четырнадцатого и пятнадцатого веков, останавливается в дешевых пансионатах. Кристофер живет ради работы.

Он — одержимый. Все остальное не имеет для него никакого значения. Думаю — сам он никогда не признается, — Кристофер рос в одной из тех военных семей, где проявление чувств не одобряется, потом попал в интернат и университет. Мы познакомились в Оксфорде, где у него, кстати, дела шли совсем неплохо, а по окончании его завербовали в секретную службу по рекомендации кого-то из старых знакомых. Кристофер из тех людей, которые считают, что нельзя откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Это противно его натуре. Установив однажды такие стандарты, он до сих пор их придерживается, а тех, кто не дотягивает, считает слабаками и неудачниками и отбраковывает. Рано или поздно этому наступит конец. Ему устроят проводы, закатят вечеринку, на которой меня, конечно, не будет. Дом придется продать, купим что-нибудь поскромнее в Кингсвере или за рекой, в Дартмуте. Может быть, тогда мы и найдем друг друга.

Знаете, мы были нормальной парой, с ребенком. Его послали на три года в Берлин. Мы ходили гулять на Олимпийский стадион. Каждую неделю мне приходилось принимать гостей, развлекать коллег мужа и их жен. Как-то в субботу он пригласил одного американца. Я даже поругалась с ним из-за этого — число гостей нарушилось, и мне едва удалось найти для пары секретаршу из резидентуры. Звали его немного странно, Клипер А. Рид-младший. Я подавала лосося с салатом — уверяю вас, милочка, это блюдо запомнится мне надолго, — когда он закурил первую сигару. Потом была говядина, что-то еще, фруктовый салат и меренга, а он все курил и курил, дымя как паровоз, рассыпая пепел по скатерти. Я дошла до сыра, а он закурил вторую. При этом рот у него не закрывался, и он не ел и не пил вина, а только требовал чаю, и мне пришлось несколько раз бегать в кухню за чайником. Поначалу гости пытали не обращать на него внимания и разговаривать между собой, но получилось наоборот. Этот американец никого не слушал и не слышал, кроме себя самого. К концу обеда все за столом слушали только его лекцию об искусстве шпионской работы, которую он перемежал анекдотами: о стычках со «Штази» и КГБ, о победах и поражениях, о закладке тайников и приемах наблюдения. Можете мне поверить, все были зачарованы. В комнате стояла такая тишина, что — простите за клише — было слышно, как муха летит. После одной истории — об агенте, подстреленном и утонувшем в Шпрее, возле Обербаумбрюкке, — все еще долго молчали. Он рассказал об этом абсолютно бесстрастно, как будто речь шла о задавленном на дороге кролике. На этом вечер, собственно говоря, и закончился. Помню, гости почти сразу стали расходиться. Кристофер ни разу об этом не упоминал и во время рассказа оставался равнодушным слушателем, но я сердцем почувствовала, что он был там и агент погиб у него на глазах. И вот что я вам скажу, моя милая, мой муж подпал под чары этого американца. Клипер Рид полностью его изменил, слепил по своему образу и подобию. Не стоит, наверно, и говорить, что к обеду его я больше не приглашала.

Где Кристофер сейчас? Не знаю. Его жизнь — работа. Он может быть где угодно. Я в его дела не посвящена. Он вернется, постирает одежду, возможно, даже погладит, но ничего мне не скажет. Он не из тех, кого называют крестоносцами, кто идет в бой под знаменем патриотизма или какой-нибудь идеологии, но для него неприемлемо поражение. Взять хотя бы эти глупые кроссворды в газетах. Он бесится, если не может их решить, но внешне это никак не выражается, и он никогда не обратится за помощью. Вариант с неудачей никогда даже не рассматривается, и никакие разговоры о поражении им не воспринимаются. Вот почему он лишился любви собственного сына и поставил на грань разрыва наши отношения.

Боже, как время бежит! Я, наверно, задержала вас. Знаете, я впервые рассказала кому-то о Кристофере. Следовало ли вам называть ему имя того полицейского? Не знаю. Помогла ли вам чем-то? Сомневаюсь. Я не знаю, где мой муж и какой опасности подвергается. Теперь, после всего, что вы услышали, ваше отношение к нему изменилось? Или он по-прежнему вам нравится?

Элисон поднялась.

— Вы очень мне помогли. Прошу извинить за то, что отняла у вас столько времени. И, знаете, я не на стороне большинства — мне нравится ваш муж. То, во что он замешан, близится, как мне представляется, к завершению. И спасибо вам.

* * *

В тот же день Ворон приехал из аэропорта в город.

На вокзале его встречали. Контакт знал свое дело. Ворон лишь в последний момент заметил быстро приближающегося мужчину, а потом почувствовал, как в ладонь вложили свернутый в трубочку листок. Лицо мужчины совершенно не запомнилось.

Он стоял на тротуаре узкой улочки с магазинами, жилыми домами и отелем. Здесь не было того богатства, что бросалось в глаза на каждом шагу в Заливе. Серые бетонные стены с невзрачными дырками окон, тусклые витрины со скупым набором выставленных для продажи вещиц. Бумажка, переданная контактом, оказалась кусочком карты с улицей, на которой он стоял. Фойе отеля освещалось чахлым светом слабосильной лампочки. Он назвал вымышленное имя, вымышленные паспортные данные и заплатил наличными за ночь вперед. Ему вручили ключ и конверт с написанным карандашом номером комнаты. Ворон оторвал уголок конверта и увидел краешек авиабилета.

Нужно ли гостю что-нибудь? Может быть, женщина? Ворон покачал головой и улыбнулся в сморщенное лицо за стойкой далеко не первоклассного отеля «Белгрейд». Потребности в женщинах он не испытывал. Ни сейчас, ни раньше.

* * *

На платформе в Вулверхемптоне Сак ожидал поезда на Бирмингем. График допускал опоздание в один и даже два часа. Атмосфера в доме становилась все тяжелее и тяжелее, и каждый раз, когда он появлялся из комнаты, на него сыпалось все больше и больше вопросов. Когда вернешься? Почему с тобой нельзя будет связаться? Достаточно ли у тебя денег? Карточки? Наличные? Так что уехать пришлось пораньше.

На вокзале в Бирмингеме ему предложили сесть на прямой поезд до Лондона. В Лондоне он переедет на вокзал «Евростар», сядет на ночной поезд и к утру будет на месте.

Сак испытывал приятное волнение — ему доверяли, его ценили.

* * *

Ему показали памятники и таблички на стенах.

Кэррик стоял перед громадной композицией из отлитых в бронзе фигур — в военной форме, с касками на голове, винтовками, автоматами и гранатами в руках, они как будто перебегали от одного укрытия к другому. Ройвен Вайсберг сказал, что монумент установлен в память о другом восстании, восстании поляков-католиков, случившемся через год после падения бункера и руководимом людьми, которые не сделали ничего, чтобы помочь евреям. Кэррик видел — на фоне красной кирпичной стены — статую мальчишки с автоматом и со сползшей на лоб каской. Под руку бронзовому ребенку кто-то сунул букетик цветов. Поляки-христиане, сказал Ройвен, поддерживали своих, но не поддерживали евреев. Они прошли по тем же улицам, на которых когда-то расстреливали пленных, и увидели таблички, отмечавшие места, где находились командные пункты повстанцев. Они прошли над люками, которые вели в канализацию, через которую осуществлялось снабжение повстанцев и через которую немногие выжившие потом ушли из города. Кэррик держался бесстрастно — в конце концов он ведь всего лишь слуга, охранник, — но резкие высказывания Вайсберга в адрес тех, кто, сражаясь за свою свободу, ничем не помог евреям, задели его крепко. Здесь все пропиталось горечью поражения. Здесь повсюду вставали тени, напоминавшие о бойне неслыханных масштабов.

— Хочешь знать, сколько народу погибло в том восстании? Говорят, здесь полегло двадцать тысяч бойцов и двести двадцать пять тысяч мирных жителей. Но, Джонни, евреев погибло еще больше.

Уже смеркалось, когда Ройвен провел его через широкую площадь, мимо закрывавшихся на ночь магазинчиков. Хлопали ставни и двери. Кареты с запряженными лошадьми еще ждали туристов, но улицы почти обезлюдели, а начавшийся дождик прогнал и последних прохожих. Впереди лежал Старый город, и Кэррик, следуя за Вайсбергом, все еще не знал, зачем они идут туда.

ГЛАВА 14

14 апреля 2008

Теперь Кэррик понял. Теперь он знал, что было сделано и почему.

Ройвен Вайсберг привел его на главную площадь Старо Място. Они миновали Королевский замок и собор и свернули за угол у магазина, с витрины которого продавщицы убирали украшения из янтаря. Площадь была длинная и широкая, и впереди они увидели бронзовую статую обнаженной женщины, наготу которой прикрывал круглый щит. В поднятой руке она держала короткий меч. Со всех сторон площадь окружали старые четырехэтажные дома с облезлой тускло-розовой, бледно-желтой и грязно-серой штукатуркой. Но цвет зданий был теперь не важен — он все понял.

Контрнаблюдение. В памяти остался давний вечер в одном колчестерском пабе. Они все, новички роты «браво» 2-го батальона, молча слушали ветерана-сержанта, успевшего послужить в провинции и любившего поделиться с молодежью приемами выживания. Доказательством знания предмета, о котором шла речь, служила медаль «За безупречную службу». Себя сержант — отчасти потому, что никак не мог повлиять на исход операции, — считал приманкой и всегда говорил о своей роли с энтузиазмом. Теперь и сам Кэррик оказался в роли живца. В роли, из которой трудно выйти целым и невредимым.

Они пересекли площадь. Официанты сворачивали навесы и убирали зонты, защищавшие выставленные на тротуар столики и стулья. Ситуация диктовала лишь один вариант: следовать за Вайсбергом.

Теперь он по крайней мере представлял, о чем разговаривали те трое, Вайсберг и двое телохранителей, в номере отеля. Разумеется, его держат под наблюдением. Сколько их — он не знал. Они были на мосту Глиникер и на улице в ту дождливую ночь. Они же направили Лоусона к киоску возле отеля, куда он пошел за жевательной резинкой. Они следили за ним и сейчас.

От чего зависела его жизнь? От того, насколько они хороши.

Остановившись перед витриной, Вайсберг притворился, будто рассматривает последние оставшиеся образцы украшений: часы, подвески, ожерелья, браслеты. Пройдя чуть дальше, он сначала задержался у входа в ресторан, где тщательно изучил наружное меню, потом у церкви, к которой спешили немногочисленные прихожане, — начиналась вечерняя служба.

Насколько они хороши, те, что ведут его сейчас? Кто они? Лучшие в своем деле или просто первые попавшиеся, кого Лоусону удалось оторвать от кабинетной рутины? Они вышли на широкую террасу. Дождь слабел, но ветер еще налетал порывами на каменные стены. Какой-то парень запускал воздушного змея. Вайсберг внимательно посмотрел на него, потом на бьющегося в темнеющем небе змея и, потянув Кэррика за рукав, указал взглядом вверх. Найти змея оказалось непросто — алое пятнышко, трепещущее в вышине. Паренек отпустил бечеву, и оно устремилось к тучам, поднявшись, наверно, на добрых четверть мили. Змей над рекой… будь она проклята.

Судя по всему, именно к реке Вайсберг и вел его — лучшего места, чтобы закончить игру, не сыскать. Сумерки сгущались. Скоро, совсем скоро, Виктор и Михаил вынырнут из тени и шепнут своему шефу пару слов. Что они скажут, ему не узнать. Он даже не поймет, выиграл эту партию или проиграл.

Кэррик шагнул к краю стены. Кусты и деревья спускались к самой воде. Несколько светлых пятнышек — лебеди? — неторопливо плыли к дальнему берегу, где их ждала тихая заводь. А на ближнем берегу тени тянулись к Висле. Не зная, что скажут Михаил и Виктор, сможет ли он в последний момент нырнуть в эту тень, спрятаться и убежать?

Спасет ли его кто-то?

Кэррик закусил губу. Алое пятнышко скрылось из виду. Спасет ли его Ройвен Вайсберг? Если «хвост» обнаружат, если Виктор и Михаил доложат, что они «под колпаком», захочет ли Ройвен помочь ему? Нет. Можно сколько угодно смотреть в его холодные глаза, пытаться прочесть что-то в выражении плотно сжатого рта, но так ничего и не понять.

И все же придется верить в Ройвена Вайсберга. Оставив в одиночестве парнишку со змеем, они повернулись, спустились со стены и зашагали назад, в Старо Място. Узкая улочка привела к невысокой арке. Вайсберг вдруг остановился, и Кэррик наткнулся на него. Может быть, он просто забыл, куда поворачивать, вправо или влево?

Обычно Кэррик редко заговаривал первым без особой на то причины, но напряжение требовало хоть какой-то разрядки.

— Спасибо, сэр, — сказал он и сам не узнал этот тихий, почти дрожащий голос. — Красивое место. Здесь все дышит историей.

Вайсберг удивленно взглянул на Кэррика и, взяв за плечо, с силой сжал пальцы.

— Истории здесь почти не осталось. Все уничтожила война. После восстания в гетто здесь был пустырь. Дома появились потом, их поднимали по кирпичику. Это подделка, обман. Все обман.

* * *

Деннис шел впереди, Эдриан следовал за ним. С того места, где остановился Эдриан, была видна невысокая арка над улицей. Штучка в ухе держалась отлично, потому что была сделана специально для него. Времена проводков, которые приходилось прятать под одежду, давно миновали. Прибор в ухе мог выполнять функции и приемника, и передатчика, но Эдриан, как и Деннис, предпочитал носить микрофон на запястье, в данном случае на рукаве куртки, чтобы прикрывать рукой рот, когда говоришь. Чревовещатель из него получался неважный, так что приходилось шевелить губами.

— Э-Первый. Как думаешь, горлышко здесь? Д-Первый, прием.

Ответ прозвучал тихим шепотом.

— Д-Первый. Думаю, горлышко здесь. Зачем еще было тащить его сюда? Э-Первый, прием.

— Э-Первый. Цель Два под аркой с Ноябрем. Да, вижу. Д-Первый, прием.

Эдриан закурил — повод поднести руку ко рту, — и проходившая неподалеку парочка, туристы-немцы, одарила его теплой улыбкой.

— Э-Один. Положим, горлышко здесь. Ты готов? Д-Первый, прием.

— Д-Первый. Я готов. Э-Один, прием.

Он не стал выбрасывать сигарету. Вообще-то Эдриан не курил, и дома на двери у него висел грозный стикер «Здесь Не Курят», но бросить сигарету на чисто подметенный тротуар означало привлечь к себе внимание, то есть совершить самый большой для профессионала грех. Ему и без того приходилось нелегко. С одной стороны, нужно держаться поближе; с другой — не дать себя раскрыть. Никто не обращает внимания на человека, который спокойно гуляет и никуда не спешит, и все замечают того, кто торопится. Подвернувшаяся как нельзя кстати мусорная урна позволила избавиться от сигареты, и Эдриан облегченно вздохнул. Он шел за «объектом» — к «горлышку».

В родном для Эдриана мире наблюдения процесс подразделялся на три стадии. Они видели, как русские сели в две машины. Особого внимания заслуживал, конечно, «объект». На их языке это называлось «лифт». Путешествие началось. Когда оно закончится, это будет называться «домом». Промежуток между этими крайними пунктами, началом и концом, именовался «контролем». Хотя никакого контроля, по сути, и не было. Сейчас он спешил передать наблюдение Деннису, для чего необходимо было пройти «горлышко». «Горлышко» — это место, обычно достаточно узкое — мост, вход куда-то, спуск в метро, — где «объект» может легко оторваться и затеряться, и которое находится под наблюдением. Конечно, на первом «горлышке» их заметят вряд ли, но ведь будет еще и второе, и третье.

Но делать нечего: ты должен идти туда, куда тебя ведут. Бросить нельзя — потеряешь цель.

Эдриан прибавил шагу и обошел Денниса под аркой. Сигарету в зубы, щелкнул зажигалкой, взгляд в сторону — Деннис опустил руку к карману, указывая пальцем вправо. Эдриан послушно свернул вправо, в темный переулок. Влево даже не посмотрел. Если это «горлышко», то русские скорее всего там. За последние дни он видел их несколько раз — на мосту и на Ванзее в Берлине, но никогда их не искал. Продолжая идти, он вдруг увидел впереди знакомые силуэты. «Объекта» и Ноября.

Снова за сигарету.

— Д-Один. О’кей, вижу «объект». У нас проблема. Э-Один, прием.

— Э-Один. Проблема? Всего лишь? Выкладывай. Д-Один, прием.

— Д-Один. Смешно, да. Проблема в том, что у нас тут целый караван с прицепом. Надо делать «коробочку». Д-Один, отбой.

— Э-Один. Понял тебя. Предоставь это мне. Д-Один, прием.

Он увидел урну и выбросил сигарету. Караван с прицепом. Так называли старый способ пешего наблюдения, когда ресурсы ограничены, и ты можешь только идти за «объектом» по улице, держать дистанцию и иметь наготове газету и пачку сигарет. Потом этот прием забраковали. Забраковали прежде всего потому, что при его использовании возникали ситуации вроде той, в которой он оказался несколько минут назад, когда обогнал Денниса.

Часто ли вы видите бегущего по улице человека? Ему нравилось задавать этот вопрос своим ученикам. Разве человека запоминают не тогда, когда видят? Нынешняя практика заключалась в том — и этому они с Деннисом учили на занятиях, — чтобы использовать построение «коробочкой». Именно эту модель отрабатывали с новичками на стадии контроля. При таком варианте «объект» как бы оказывался в «коробке», а наблюдатели, занимавшие позиции как впереди, так и позади, перемещались вместе с ним. «Коробочка» работала прекрасно, но сейчас Эдриан не имел в своем распоряжении этого инструмента.

Он выругался.

Сейчас должно быть второе «горлышко».

«Объект» остановился перед короткой, крутой лестницей. Эдриан скосил глаза влево… вправо… Ничего. Ступеньки вели вниз, к небольшому парку. И там, в парке — он отметил это в первую очередь, — сгущавшуюся темноту рассеивали уличные фонари, своего рода варшавский вариант викторианских фонарей Лондона из фильмов о Шерлоке Холмсе. Сейчас или никогда.

Читая лекции новичкам, Эдриан всегда с удовольствием говорил о «пожарных зарубках». Выражение это было из числа его любимых и неизменно вызывало у новобранцев мрачные ухмылки. «Пожарные зарубки» ранжировались от единицы до десяти, и десятка означала, что наблюдатель раскрыт. «Объект» и Ноябрь спускались по ступенькам. Выражаясь простым языком, Эдриан и Деннис были слишком ценными фигурами. Решение задействовать их далось нелегко. На улицу их выпускали только в крайнем случае, когда речь шла о чем-то действительно серьезном, и Эдриану еще не доводилось иметь дело с чем-то более серьезным, чем «грязная бомба». Он мог бы, приняв вид бывалого оперативника, бросить своим ученикам что-то вроде «на следующей стадии уходим». Сказать такое на практическом занятии ничего не стоит. Эдриан прекрасно представлял последствия такого решения: возможная потеря «объекта», выход на связь, доклад… Худшего кошмара не придумать. И ему придется с этим жить. Он прибег к старому, испытанному приему, наклонился, развязал и снова завязал шнурки и выпрямился. Они были уже внизу и поворачивали влево, к самому дальнему фонарю. Эдриан повернулся спиной к ступенькам. Закурил.

— Д-Первый. Думаю, это и есть «горлышко». Нет, не думаю — уверен. Я за ними не пойду. Принимай. И… удачи. Их двое, но будет и третий. Э-Один, прием.

В ухе щелкнуло. И больше ничего. Тишина. Эдриан вернулся в переулок, постоял перед темной витриной галереи со старыми гравюрами в блеклых рамках, досчитал до пятидесяти — секунды показались годами — и снова направился к ступенькам. Он шел медленно и в какой-то момент вдруг понял — как будто кто-то вколотил эту мысль в голову обухом топора, — что еще никогда не занимался делом такой важности. И вслед за этим, осознав весь масштаб опасности, пришел страх.

* * *

Он не стал спешить, даже зная, как переживают коллеги. Подождал, пока увидит сам. Они шли ему навстречу.

«Химчистка» наоборот. Деннис устраивал это достаточно часто. «Химчисткой» на профессиональном сленге назывался оперативный прием, когда «горлышки» устанавливались по определенной схеме с целью установить, висит ли на агенте «хвост». Агент шел по заранее определенному маршруту с прохождением находящихся под наблюдением точек. Здесь все было наоборот. Деннис не видел русских, хотя уже знал, как они выглядят, и мог бы легко опознать, если бы они появились. То, что он их не видел, еще не означало, что они не устроили несколько «горлышек». В профессиональном плане иллюзий у Денниса почти не осталось.

Иллюзией было бы считать, что бывшие офицеры КГБ уступают тебе в искусстве наружного наблюдения. Да, он не упускал из виду Ройвена Вайсберга и агента, но расслабляться себе не позволял, поскольку любая расслабленность вела к потере концентрации. Деннис видел, что агент под стрессом, и что давление нарастает. Они не разговаривали. Русский мафиозо шел чуть впереди агента, молчал и даже не смотрел на витрины и окна ресторанов, из которых выходили последние посетители. В интересах безопасности агента было бы разумно отступить, но отступить значило потерять след, который — об этом сказал мистер Лоусон — вел к «грязной» бомбе. Держа в руках жизнь агента, Деннис мог защитить его только за счет профессионализма.

Он достал из кармана носовой платок, высморкался и негромко произнес:

— Контроль. Мне нужна девушка… как там ее. Нужна срочно. Нас двоих здесь мало. Д-Один, прием.

— Д-Один. Ждите, — прохрипело в ухе. — Она будет Ч — Чарли. Ч-Один. Куда доставить? Контроль, прием.

Они прошли мимо. Деннис повернулся к окну, следя за отражением. Вот почему им, ему с Эдрианом, нравилось работать с Лоусоном. Старая школа, надежные, проверенные приемы. Он замер, чувствуя, как напряглось все тело, приклеившись взглядом к стеклу. «Объект» чуть впереди, агент на полшага сзади. Вот бы обернуться, пожать бедолаге руку, шепнуть что-нибудь обнадеживающее, но… Глядя в витрину, Деннис проследил их маршрут — пара направлялась в конец улицы. Он снова прикрылся носовым платком.

— Контроль. Доставьте Ч-Один к старой стене, Барбакану. Они направляются туда. Пусть знает, что это «горлышко». Д-Один, прием.

— Понял, Д-Один. Сделаю. — Пауза. — Уже побежала. Контроль, прием.

Он не знал, где будет третье «горлышко» — на узкой улочке или у стены, возле ворот, — и, как поступил бы на его месте любой турист, посмотрел на карту. Да, Деннис уважал людей, прошедших школу КГБ. Два года назад он даже побывал в Москве. Тогда большие надежды возлагались на новейший шпионский тайник — электронный почтовый ящик, встроенный в «камень» из армированного пластика. «Камень» оставляли в парке и маскировали листьями, землей. Человек, завербованный ДВБ, парковался метрах в двадцати от закладки и «сливал» информацию в микропередатчик. Возможно, он делал это каждую среду. Возможно, человек из посольства приезжал туда же каждую пятницу и, держа на коленях лэптоп, выбирал из «камня» закачанную в него информацию.

Денниса отправили с обычным, рутинным заданием: проверить, функционирует ли почтовый ящик и не скомпрометирован ли он. Работа отняла две недели. Две недели в холодном городе, две недели — по средам и пятницам — наблюдений за пареньком из посольства, две недели без приличного обеда и достойного вина. Потом доклад в посольстве лично резиденту. Что он видел? Трижды видел мужчину в машине, пользовавшегося одной и той же зажигалкой, металлической «зиппо». Дважды видел женщину, которая в первый раз была блондинкой, а во второй брюнеткой, в одних и тех же сапогах с металлическими пряжками.

Деннис рассказал резиденту обо всем, что видел, а потом дал свое заключение: ФСБ, наследница КГБ, идентифицировала закладку и держит почтовый ящик под наблюдением. С этим мнением и осознанием того, что исполнил роль вестника, принесшего плохую новость, он и улетел домой. Через месяц или чуть больше в газете появилось сообщение о задержанном и обвиненном в измене русском, а также о том, что двое британцев, шеф резидентуры и какой-то парнишка, состоящий в штате посольства, обвинены в шпионской деятельности, которую вели под прикрытием дипломатической работы. Ему не поверили. А вот мистер Лоусон ему бы поверил.

Да, Деннис высоко ценил профессионализм бывших кагэбэшников. И то, что он их не видел, не означало, что их здесь нет.

Да, Лоусон бы поверил ему, но скорее всего сказал бы, что ставки слишком высоки, чтобы отзывать оперативников. С шефом никогда ничего не знаешь наперед, но по крайней мере он бы поверил Деннису.

Покружив по улочкам и еще раз пройдя по площади, он пустился в обратный путь, прикидывая, где могут быть сейчас Вайсберг и Кэррик и введена ли в действие по крайней мере часть «коробочки». Впрочем, больших надежд на нее он не питал. Одно дело — вести наблюдение за каким-нибудь джихадистом в Лондоне и иметь в своем распоряжении пару автомобилей, мотоцикл и дюжину, как их называли, «топтунов», которые держали бы цель в «коробке», и совсем другое, когда ресурсы ограничены. Деннис прибавил шагу — идти быстрее он не хотел, но и сдерживаться больше не мог. Ситуация складывалась отвратительная — ни он, ни Эдриан не имели возможности вести визуальное наблюдение, и это не просто раздражало, а бесило.

В стороне осталась шумная свадебная компания — мужчины в своих лучших костюмах, женщины в нарядных платьях. Они заполнили едва ли не всю маленькую площадь, окружив засыпанную опилками клумбу с розовыми кустиками и еще нераскрывшимися бутонами. На опилках лежали принесенные молодыми людьми букеты в ярких упаковках. Здесь начиналась новая жизнь, здесь рождались надежды и расцветал оптимизм. Оказывается, в мире — черт бы его побрал — есть еще и хорошие новости.

В ухе пискнуло.

— Контроль. Я на месте. На стене, к западу от Барбакана. Наблюдаю цель. Ч-Один, прием.

Он резко выдохнул. Колени вдруг стали словно ватные. Голос прозвучал уверенно, четко. Ему бы порадоваться — адреналин, погоня и все такое, — но радости не было. Только прошедшее волной облегчение — наконец-то есть прямое наблюдение. Но долго ли еще продолжится игра?

* * *

Его разбудил пес, лежавший на своем обычном месте, у печи, возле двери. Он поднял голову, навострил уши и громко залаял. Потом вытянул передние лапы, выпустил когти и поскреб дверь. Лай сменился угрожающим, глубоким, идущим из нутра рыком.

Тадеуш прислушался и, услышав машину, которая и разбудила собаку пол минуты назад, поднялся со стула. Два дня во рту не было ни крошки, и теперь его качнуло, так что пришлось опереться на стол. Сумерки спустились рано и принесли с собой дождь, а света в домике тоже не было. Ни чая, ни кофе он не пил — только воду. Мотор тарахтел все ближе. Похоже, за рулем сидел человек основательный и осторожный, избегавший залитых дождем колдобин и рытвин и старавшийся объезжать их по обочине.

Луч фар скользнул по окну у запертой надежно двери, и пес снова подал голос.

Тадеуш медленно, держась поближе к стене и избегая света фар, двинулся к окну Подъехав ближе, машина повернула. Свет ушел в сторону. Он шагнул к столу, взял в руки дробовик. Проверил, переломив стволы на колене. Оба были заряжены. Тадеуш снова занял позицию у окна.

Машина остановилась. Фары погасли. Его обступила темнота.

Застонала, открываясь, потом хлопнула дверь. Скрип шагов по мокрой земле — кто-то шел к двери. Палец сам лег на спусковой крючок. Пес затих, но прижался к его ноге и хрипло дышал, напряженный, готовый прыгнуть, если дверь начнут ломать. Тадеуш всегда знал, что рано или поздно они придут. Придут под покровом тьмы. Придут за ним. Наложенное проклятие требовало мщения, и это означало, что однажды за ним придут.

В дверь постучали. Не агрессивно, не сильно — осторожно. Страх, сидевший в нем с того времени, как в лесу появился человек, наблюдавший за его домом, немного отпустил. Стук повторился. Он остался на месте, а пес негромко зашипел, но не залаял.

Потом — голос:

— Тадеуш… Ты здесь, Тадеуш?

Он не ответил, но опустил ружье.

Голос прозвучал немного нервно.

— Тадеуш? Ты ведь там, за дверью. Это я, отец Ежи. Пожалуйста, ответь, если ты там.

Священник, конечно, слышал собаку. Он шагнул к столу и положил дробовик на старую газету.

— Ты же дома, Тадеуш. Открой. Впусти меня.

Он вернулся к двери, отодвинул засов, повернул ключ и шепнул что-то на ухо псу, который улегся на прежнее место у плиты. Тадеуш открыл дверь и увидел едва заметно проступающий в темноте силуэт. Священник чиркнул спичкой и поднял руку В другой руке он держал тяжелый с виду пакет.

— Ты здоров, Тадеуш? Почему без света? Болен?

Хозяин отступил, скрутил полоску газеты, сунул в печь. Уголья еще не остыли, и бумага схватилась сразу. Он поднес ее к масляной лампе. Гость огляделся, и Тадеуш заметил, как скривилось его лицо, как дернулся нос, дрогнули губы.

— Нельзя так жить, — качая головой, сказал священник. — В грязи, с этой вонью, без света. Нельзя. И не нужно.

Отец Ежи посмотрел на раковину, в которой лежала грязная посуда двухдневной давности. Столько дней он ничего не ел.

— Дома есть хоть какая-то пища?

Тадеуш покачал головой и подумал, что свет лампы выдает его стыд.

— Можешь сварить кофе?

Он развел руками, показывая, что в доме нет даже этого.

Священник вытер табурет и сел. Повернулся к столу, аккуратно повернул ружье — так, чтобы стволы смотрели в окно, — и поставил на колени пакет. Лицо у него было бодрое, обветренное, щеки блестели чистотой. Из кармана пальто гость извлек бумажный пакетик с двумя печеньицами и протянул их собаке. Пес, живо поднявшись с места, тут же слопал их и положил голову на колени заботливому незнакомцу.

— Ты долго не приходил, Тадеуш. Не привез обещанные дрова. Честно говоря, дров осталось совсем мало, и в следующее воскресенье мы сожжем последние. Есть такая пословица: Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Это, конечно, шутка, потому что ты не гора, а я не Магомет. Просто подумал, что ты заболел, что не смог нарубить и наколоть дров, вот и решил навестить.

Что ответить? Он не знал. А потому ничего не ответил и только опустил голову. Священник погладил пса по холке.

— Я попросил Магду узнать, бывал ли ты в магазине, и она подтвердила, что ты и там не появлялся. Вот почему я и укрепился в мысли, что тебе нездоровится и что ты голодаешь. Это все Магда собрала.

Священник открыл пакет. На картонном подносе лежал завернутый в фольгу пирог. Тадеуш Комиски склонил голову в знак благодарности.

— Теперь я вижу, что ты не болен. По крайней мере не телом. Думал, с тобой что-то случилось — поранился, упал или сильно простудился. Но вот смотрю я на тебя, вижу, как ты прячешься в темноте, держишь ружье под рукой, и одолевает меня печаль. Я священник, и ты не обязан отвечать мне, но… Скажи, ты сделал что-то плохое? Почему ты прячешься от мира?

Он никак не мог отвести взгляд от пирога, приготовленного Магдой, домоправительницей отца Ежи, который между тем отправил в пасть изголодавшейся собаки еще одну печеньицу.

— Ты совершил какое-то преступление? Обидел кого-то? Взял чужое? Признание очищает. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Тадеуш облизал пересохшие губы. Из леса донесся глухой крик совы. Он не ответил.

— Прежде чем отправляться сюда, я навел кое-какие справки и попросил сделать то же Магду. Деревенские считают тебя странным, не таким, как они, но никто не сказал, что ты сделал что-то плохое, обманул кого-то или причинил кому-то боль. Тем не менее ты напуган и держишь наготове оружие. Вот я и спрашиваю себя: почему немолодой уже человек, живущий в лесу, в доме, где родился, держится особняком? От кого ему защищаться? Кого бояться? Я еще молод, всего лишь семь лет назад закончил краковскую семинарию, и плохо разбираюсь в людях. Но я знаю, что исповедь очищает, и вижу, что на тебе лежит какая-то вина.

Слезы подступили к глазам, и Тадеуш вытер их рукавом.

— Чем мог провиниться человек, если он не преступник? Насколько мне известно, ты родился в этом самом доме, который охраняешь теперь с собакой и ружьем, в 1937 году. Ты не кажешься мне человеком, способным на преступление, но ты и ребенком жил в этом лесу. Ты жил в доме, который стоит так близко от того места. Однажды к нам в семинарию приезжал раввин из Германии. Мы слушали его с особенным вниманием. Он рассказывал о Холокосте, а на следующий день мы поехали в Аушвиц-Биркенау. Всего час езды на поезде от Кракова. Он произнес слова, которые я запомнил навсегда. Слова, с которыми провожали его те, кто был в том лагере и кому повезло выжить. Вот эти слова: «Для евреев немцы были злом, но поляки-христиане были еще хуже». Ты ведь был тогда ребенком? Можешь не отвечать, но помни — только исповедь очищает человека от чувства вины. И вот что я скажу, Тадеуш. Если только тебе представится возможность — а такое случается очень редко — исправить причиненное зло, воспользуйся ею. И, пожалуйста, привези нам дров. В последние дни нам пришлось нелегко.

Священник поднялся и вышел.

Вдвоем, Тадеуш Комиски и пес, они съели мясной пирог, поделив его пополам. Исправить зло… Слова эти звенели у него в ушах. Он смел на ладонь оставшиеся на столе крошки и дал псу вылизать картонку.

* * *

Он вздрогнул и на мгновение застыл от шока, но Ройвен Вайсберг их не увидел.

Они шли по стене, а внизу, справа, виднелся крепостной ров, окружавший когда-то Старо Място. Внизу слева лежала улица, заполненная пешеходами, расходившимися по домам после закрытия магазинов и кафе. Людской поток обтекал их с двух сторон, как встретившийся на пути камень. Со стороны они походили на влюбленных: он обнимал ее за плечи, ее рука лежала у него на поясе. Лица молодого человека Кэррик не видел — он уткнулся в ее волосы, — но она в какой-то момент подняла голову, и их взгляды встретились.

Еще секунда, и они прошли мимо.

Видеть Кэти, девушку, с которой проводил часы на узкой койке в крохотной яхте, в объятиях другого мужчины… Картина осталась в памяти незаживающей раной. Следуя за Вайсбергом, он ощущал боль воображаемого предательства.

* * *

— Контроль. Вижу цель. На стене. Идут на запад. Ч-Один, прием.

Кэти отстранилась, но Люк Дэвис взял ее за руку, и они пошли дальше. Наверно, так было нужно, потому что за ними могли наблюдать. Она и раньше это делала, обнимала мужчин, держалась за них и ничего при этом не чувствовала. Обычный прием, рутина, то, чему ее обучали с самого начала, после перехода в 10-й отдел. Он сжал руку, и она не сопротивлялась, когда их пальцы переплелись.

Сигарета. Рука ко рту.

— Ч-Один. Молодец. Спасибо. Все хорошо. Можете возвращаться, дальше мы вдвоем справимся. Удачи. А-Один, прием.

Сигарета пыхнула, выпустив в вечерний воздух тоненькую струйку дыма.

* * *

Яшкин не знал, что делать. Друг потел, но почему?

Печки в «полонезе» не было, но он все же наклонился и опустил стекло с правой стороны.

Пот, гримаса боли и страх в глазах. Тут что-то серьезное. Да, на таможне бывший замполит устроил настоящее представление, это надо признать. И, конечно, он нервничал и потел. Но тот пот был практически незаметен, а сейчас капли катились по лбу и срывались с кончика носа. Там Моленков продемонстрировал и командный голос, и умение игнорировать неудобные вопросы, и способность держать ситуацию под контролем: увел таможенника от багажника, где, прикрытая брезентом, лежала она, и сам забросал его вопросами. Доедут ли они на этих покрышках до Минска? Можно ли здесь проверить уровень масла? Они даже подняли капот и выяснили — к удивлению Яшкина, — что уровень масла вполне удовлетворительный.

А Моленков все не унимался. Какое шоссе ведет в Минск: М1 или М20? Не лучше ли им проехать через Бобруйск? Нет ли у таможенника родственников в армии? Каков прогноз погоды на завтра и не обещают ли дождь?

Сидя в машине, Яшкин слышал звон медалей, приглушенные голоса и даже восклицания. Затем последовали рукопожатия, выражения благодарности и пожелания счастливого пути. Моленков и таможенник расставались закадычными друзьями. Отъехав от контрольного пункта, они остановились у первого же кафе, зашли в туалет — безупречно чистый, не то, что в Сарове — и переоделись в гражданское. Медали перекочевали в сумку. Путешественники купили свежего хлеба, сыра, банку соленых огурцов и перекусили. Моленков накинулся на еду с несвойственной ему жадностью, которую Яшкин принял за реакцию на стресс.

И вот теперь он вскинул руки к груди и тяжело задышал. Пот полился еще обильнее. Моленков застонал.

Стон перешел во вздох, почти всхлип. Губы скривились в гримасе боли. Пальцы впились в воротник.

— Яшкин… — прохрипел Моленков.

— Что?

— Мне плохо… серьезно…

— Вот как?

— У меня сердечный приступ.

— Неужели?

— Может, остановишься?

— Зачем?

— Нет, давай в Гомель. Там есть госпиталь.

— Может, есть, а может, нет.

— Яшкин… больно… в груди…

Он не стал ни прибавлять, ни сбавлять. Только посматривал на знаки, чтобы не пропустить поворот на Добруш.

— Бога ради, Яшкин… у меня сердечный приступ. Я сейчас умру… Пожалуйста, друг, сделай же что-нибудь…

Яшкин съехал на обочину.

— Выходи.

Моленков кое-как вывалился из машины. Яшкин остался. Его приятель сделал несколько шагов в сторону и согнулся.

Яшкин наклонился к открытой дверце.

— Перво-наперво, расстегни ремень. Давай, давай, не стесняйся. Вот так… так… Теперь пуговицы на брюках. Молодец. Не беспокойся, никто, увидев тебя со спущенными штанами, останавливаться не будет. Руки на живот. И помассируй его как следует. Еще… еще… А теперь пульни-ка газами. Отлично. Глубокий вдох. Выдох. Ну как, полегчало? Сердце больше не шалит?

— Обожрался, вот в чем твоя проблема. И не надо было так спешить. А потом еще долго сидел. Ремень сдавил живот, вот пища и застряла. Боль — следствие образования кислоты в пищеводе. Ну что, едем дальше?

Пристыженный и потрясенный, Моленков вернулся на свое место и захлопнул дверцу. Яшкин снова влился в поток грузовиков и легковушек.

— А как ты догадался, что у меня не сердечный приступ? — спросил через какое-то время Моленков.

— Ты руки держал не там.

— Как это? Я держался за сердце.

— Нет. Сердце выше. Ты страдал желудочной диспепсией, обострившейся вследствие переедания. Ты же лопал хлеб с сыром, как свинья желуди.

Яшкин поморщился — Моленков выпустил остатки газов, и ремень безопасности сразу ослаб.

— Сейчас мне уже лучше. — Бывший замполит рыгнул. — А тогда я думал, что умираю.

— Смотри повнимательнее, как бы не пропустить поворот.

— А что бы ты сделал, если бы у меня случился сердечный приступ? У нас ведь график. — Моленков вытянул руку. — Вон он, знак. Поворот на Добруш и Ветку.

Яшкин знал, что сделал бы, случись у друга приступ, а потому и воспользовался удобным предлогом, чтобы не отвечать.

* * *

Молодой человек определенно напрашивался на неприятности. Что ж, раз так, то он их получит, решил Лоусон. Люк Дэвис вел себя, как жеребенок на лужку, — бил копытом травку.

Все, кроме Денниса и Эдриана, собрались в микроавтобусе. Стрелок устроился сзади с картой на коленях. Лоусону Стрелок нравился — спокойный, говорит только по делу. Багси снова заметил, что агенту нужен маячок — все согласились, и дальнейшей дискуссии не потребовалось. Его Лоусон тоже уважал. Шринкс был возле собора, когда агент и «объект» прошли мимо. Видел их не более пятнадцати секунд и с расстояния в двести метров, но рассмотрел хорошо с помощью карманного бинокля. Добавить к сказанному было нечего, так что он промолчал. И Чарли, эта девчонка, тоже показала себя с лучшей стороны: к месту вышла вовремя, задание выполнила, вот только тащить с собой Дэвиса было необязательно, но тот сам проявил ненужную инициативу Что ж, по крайней мере она не пассажир, а вполне адекватный член группы. И только Люк Дэвис рвался в бой. Пожалуй, пришло время поставить парня на место.

Пора с этим кончать. Лоусон вышел из салона, зная, что Дэвис последует за ним. Сделав несколько шагов в направлении Королевского дворца — весьма неплохо, кстати, отреставрированного, — он услышал, как за спиной хлопнула дверца.

— Можно вас на минутку, мистер Лоусон?

— Если что-то важное, время найдется всегда.

Дэвис встал перед, заслонив собой вид на дворец, бывший некогда домом короля Станислава-Августа. Неподалеку высилась конная статуя короля Сигизмунда III. Лоусон был здесь с Клипером Ридом.

— Мистер Лоусон, я хочу выразить протест и несогласие с вашими методами.

— Вот как? Интересно.

Когда-то, лет тридцать с хвостиком, он стоял здесь с Клипером, ныне торговцем запчастями к тракторам. Был июльский вечер, и собравшаяся толпа не спускала глаз с циферблата часов на башне Сигизмунда.

— Я видел его! — взорвался Дэвис. — Он прошел совсем близко от меня. На него жалко смотреть. Я видел его лицо. Парень раздавлен. Даже если он выживет, его ждет серьезный посттравматический стресс. Он просто в нокауте.

— Неужели?

Часы на башне Сигизмунда остановились в тот момент, когда первая бомба, сброшенная самолетом «люфтваффе» в ответ на восстание 1944-го, попала в башню и сломала механизм. Собравшиеся в тот вечер на площади ждали, когда часы снова заработают, и стрелки наконец пойдут. Они оба пребывали тогда в отличном настроении, потому что провели удачную встречу, установили контакт с инженером с Центрального телеграфа. Инженер согласился сотрудничать в обмен на королевский шиллинг и президентский серебряный доллар.

— Вы бросили его, предоставили самому себе. Это позорно и бесчестно. Вы, конечно, со мной не согласитесь. Он ведь для вас всего лишь жертвенный барашек, а вы, изображая из себя Бога, играете его жизнью. Вам ведь наплевать на него, верно?

— Ничего другого, кроме банальностей, я от вас и не ожидал, а теперь убедился, что мои ожидания редко расходятся с действительностью.

— То, как вы ведете это дело… это непрофессионально. Мы даже не пользуемся помощью местных, хотя наши возможности ограниченны. Наверно, в вашем извращенном сознании польская контрразведка остается пристанищем тайных коммунистов, тех, кого вы помните по добрым старым временам. Я знаю, что говорю, потому что когда служил в Литве, наш резидент…

— Вы были скучны, когда начинали, а теперь просто занудны.

— Вам ведь на всех наплевать, да? Вы не способны понять, что такое приличия, достоинство и гуманность.

Мысленно Лоусон вернулся в 1984-й. К тому времени Клипер Рид уже вернулся в Штаты, а он еще раз приехал в Польшу, прошел с экскурсией по дворцу, заглянул в апартаменты короля Станислава Августа, в зал Каналетто, в часовню, где стояла урна с сердцем Костюшко, вождя национального восстания восемнадцатого века. Он побывал в кабинете, где ночевал Наполеон по пути в Москву, и в танцевальном зале, где ему представили самых достойных дам страны, чтобы он мог поскорее выбрать любовницу.

Между тем Дэвис не унимался.

— Но на этот раз вы так просто не отделаетесь. Можете не сомневаться. Я сделаю все, чтобы вас вызвали на заседание комитета по этике, высекли и выставили за дверь. Вы не просто старомодны. Вы не просто пережиток, динозавр. Вы, мистер Лоусон, человек необычайно себялюбивый. Возомнив себя Богом, вы играете людьми и считаете это позволительным. Вам нет до них никакого дела.

Он ощутил знакомую усталость. В глазах стало расплываться, дворец как будто поплыл.

— Вы ничего не знаете. Вы — мальчишка, молокосос. Вам стоило бы заняться бумажной работой. Ступайте. Убирайтесь.

— Вы не думаете об агенте, и я добьюсь, чтобы вас отстранили. Такие, как вы, потеряв человека по небрежности и нерасторопности, только махнут рукой и скажут: «Ладно, идем-ка выпьем пива». Вам, с вашей черствостью и бессердечием, нет места в нынешнем мире.

Его негромко окликнули.

Лоусон обернулся и увидел высунувшегося из микроавтобуса Стрелка, который указывал в сторону ступенек, спускающихся от площади к Висле. Он не знал и не мог знать, что случилось — защелкнулся ли капкан или их человек прошел проверку. Ждать оставалось недолго. Прожитые годы навалились вдруг на спину. Лоусон повернулся и направился к невысокой стене над длинным спуском.

* * *

Кэррик стоял в тени, там, куда его привели. Рядом стоял Виктор. Фонари здесь стояли далеко один от другого, и их свет не рассеивал тьму, но достигал реки. Михаил прошептал что-то на ухо Вайсбергу.

У него не было лампы, чтобы запустить в окно, да и окна тоже не было. Он не знал, далеко или близко группа поддержки. На тротуаре — что слева, что справа — ни души. Дождь лил все сильнее. Рядом, в темноте, неслышно несла свои воды река, и Кэррик чувствовал ее могучее движение и холод. Он замер, зная, что жизнь его зависит сейчас от того, что скажет и как отреагирует Ройвен Вайсберг. Все остальные находились слишком далеко. Его могут бросить в реку живым, могут ударить ножом в спину, а уже потом перекинуть тело через парапет. Михаил отступил в тень, и понять что-то по его лицу Кэррик не смог.

Ройвен Вайсберг подошел к нему, поднял руку, крепко схватил за шею и, наклонившись, поцеловал — сначала в левую щеку, потом в правую.

— Я не извиняюсь.

Кэррик изобразил недоумение.

— Вам совершенно не за что извиняться, сэр. Вы ничего такого не сделали.

— Нам нужно было прогуляться по Старому городу.

— Как скажете, сэр.

— Нужно, потому что этого хотели Михаил и Виктор. И мне пришлось послушаться их, потому что они со мной уже много лет. Если бы ты оказался не тем, за кого себя выдаешь — я-то в тебе уверен, а вот они нет, — если бы ты оказался агентом, подосланным полицией или контрразведкой, то за нами установили бы слежку. Эти двое, Михаил и Виктор, опытные ребята и хорошо знают свое дело. Так вот они сказали, что никакой слежки не было. Но я не извиняюсь.

— Слежки не было, потому что я не агент, — негромко сказал Кэррик, чувствуя, как уходят последние силы. Ройвен Вайсберг обнял его и помог вернуться туда, где ждали машины. В одной сидели Иосиф Гольдман и парень с татуировкой на шее. Кэррика посадили в другую, и дверцу ему открыл Михаил.

Перед тем как сесть, он выпрямился и посмотрел русскому в глаза:

— В моего босса не стреляли — в твоего стреляли.

Машину вел Михаил. Они проехали по широкому и высокому мосту, переброшенному через Вислу, и повернули на восток. Михаил наклонился, открыл «бардачок», и Кэррик увидел, что туда положили для него: пистолет «Макаров», две обоймы и кобуру.

Теперь они спешили. Но куда и зачем? Кэррик не знал.

ГЛАВА 15

15 апреля 2008

— Один учитель в школе сказал как-то, что я взрослый не по годам, что у меня тело ребенка и голова мужчины. Понимаешь, Джонни?

Ответ не предполагался, и Кэррик промолчал. Он сидел впереди, рядом с Михаилом, и негромкий голос Вайсберга звучал у него за спиной.

— Мой отец умер рано, а мать отправилась куда-то на восток, на буровые, зарабатывать деньги стриптизом, так что я жил с бабушкой. Может быть, поэтому и повзрослел до времени. В моей жизни не нашлось места для такой роскоши, как детство. Всему, что требуется, что необходимо в жизни, меня учила бабушка. Чтобы выжить, нужно драться. Она постоянно говорила мне это. Я ведь еврей. Сомневаюсь, Джонни, что ты поймешь, каково это — быть евреем в России, как вчерашней, так и сегодняшней.

Кэррик смотрел перед собой, хотя и видел только вырванный фарами из темноты кусочек дороги. За окном пробегали городки и деревушки, поля и луга.

— Жили бедно. У нас не было ничего — ни денег, ни ценностей. Бабушка работала уборщицей, и ей, как еврейке, доставались всегда самые трудные участки — туалеты, залы ожидания. Ее не принимали на постоянную работу, и в конце каждого месяца она не знала, что будет делать в следующем. Глядя на нее, я понимал, что значит быть евреем. Каждое утро она повторяла слова, запомнившиеся мне на всю жизнь: чтобы выжить, надо драться. «Представь, — говорила она, — что тебя бросили в Каму — так называется река, на которой стоит Пермь, — и ты, чтобы не захлебнуться, должен грести, биться изо всех сил — иначе утонешь». Вот так и жилось еврею в Перми. Я дрался, я не сдавался и не пошел ко дну. У меня был один бизнес — выжить.

Кэррик слушал и молчал. Все эти люди напоминали ему случайных знакомых в баре отеля: ты проводишь с ними вечер, и все о чем-то говорят, а потом расходятся по номерам, чтобы никогда уже не встретиться. Он вспомнил себя — мальчишкой в школе, не слишком прилежным учеником, часто скучавшим на уроках. Вспомнил, как учитель читал поэму Генри Лонгфелло, привлекшую почему-то его внимание. Потом он нашел ее в антологии и выучил наизусть.

Корабли, что проходят ночью, говорят друг с другом огнями,

Лишь сигнал в темноте, лишь далекий голос,

Так и мы в океане жизни говорим, проходя, друг с другом,

Только взгляд, только голос и снова темнота и молчанье.

Немногое осталось в памяти со школьных дней, но эти строчки врезались крепко.

— В двенадцать-тринадцать лет меня записали в «нарушители дисциплины», обвинили в том, что я «оказываю негативное влияние». Несколько раз учителя били меня, но чаще просто отправляли домой. И каждый раз бабушка возвращала меня в школу. Она учила выживать, и я учился драться. Драться — это посмотреть противнику в глаза и дать ему понять, что ты не боишься — не боишься проиграть, не боишься боли, не боишься ничего. И пусть он больше тебя и сильнее, ты должен выискивать его слабости и использовать их для победы. Когда учитель бил меня, я шел ночью к его дому, разбивал окно и поджигал дверь. Я слышал, как кричит его жена и плачут дети, и знал, что утром он будет заискивать передо мной и вежливо улыбаться. Если кому-то из старших ребят не нравилось, что я отнимаю деньги у их знакомых, приходилось драться. В драке в ход идет все — ботинки, кулаки, ногти, зубы. Я никогда не проигрывал. И те, кто видел, что верх всегда за мной, переходили на мою сторону. Дети приносили деньги — крали у родителей, — и я брал их под свою защиту. У меня было много денег и только один знакомый еврей, Иосиф Гольдман. Он и распоряжался моими деньгами.

В темноте, убаюканный ровным ходом машины, Кэррик вдруг понял, что не только он живет двойной жизнью, но и Ройвен Вайсберг тоже.

— Если занимаешься бизнесом, ты должен постоянно его расширять. Стоять на месте нельзя. В Перми, в районе, где жила бабушка, я создал первую свою империю, и тот район стал полем битвы. Я создавал собственную «крышу» и переманивал под нее торговцев, которых крышевали другие. Бабушка всегда помогала мне: перевязывала и накладывала швы, делала то, что умела. Ни разу я не пришел домой, чтобы рассказать ей о поражении. Она бы презирала меня, если бы я отступил или проиграл. Потом была армия. Пришлось несладко. Мне крепко доставалось, но я никогда не плакал и никому не жаловался. В армии я тоже занимался бизнесом, покупал и продавал и каждую неделю отправлял деньги Иосифу Гольдману, который остался на гражданке, потому что у него обнаружилось плоскостопие. В армии бизнес шел хорошо. Я продавал оборудование со складов, а покупал наркотики. Даже старшие офицеры обращались ко мне, когда требовалось что-то достать, а я мог достать все и контролировал рынок. Отслужив, я вернулся в Пермь. Ты слушаешь, Джонни? Интересно?

Ложь, объединявшая их, скрывала одиночество, изоляцию и недоверие. Кэррик мог бы спросить, куда они мчатся, к какой цели так отчаянно спешат, но не спрашивал. Он уже знал, какой сильной может быть боль одиночества, боль от осознания своей полной изолированности от людей, невозможности кому-либо довериться, завести друга.

— После возвращения из армии мне пришлось заново восстанавливать свое положение в Перми. Снова пришлось драться, но победа осталась за мной. Прежде чем браться за что-то, я всегда советовался с бабушкой. Мне удалось взять под свой контроль самый большой пермский рынок, что было огромным достижением для еврея. Тогда же ко мне пришли Виктор и Михаил. Я понял, что в Перми делать больше нечего, и уехал. Бабушка, Иосиф Гольдман, Михаил и Виктор уехали со мной. В Москве все повторилось. Никто не хотел допускать к бизнесу чужака, но потом противники поняли, что я не отступлю, и предложили компромисс. Им уже не хотелось воевать. В бизнесе, Джонни, нельзя расслабляться, отдыхать в тенечке и посматривать на все со стороны. Ты должен бежать — все быстрее и быстрее. Из Перми в Москву, из Москвы в Берлин. Бежать и не останавливаться. Понимаешь, Джонни?

Джонни понимал, что проникается симпатией к сидящему у него за спиной человеку, делящемуся с ним своим одиночеством и ищущему у него доверия. И, как ни странно, он не хотел терять его доверие.

* * *

Город с важностью носил им же самим некогда присвоенный титул «Ворота в мир» и мог похвастать крупнейшим и самым современным контейнерным портом. Гамбург стоял на реке Эльба, в шестидесяти пяти милях от Северного моря. Отсюда флотилии грузовых судов отправлялись во все точки планеты.

Прилетев из Белграда в Мюнхен, он доехал на такси до железнодорожного вокзала и купил билет до Кельна, откуда затем уже ночным поездом добрался до Гамбурга. День только начинался. Повисший низко туман сдерживал наступление утра, с серого неба падал дождик, но Ворон шел открыто, не прячась. Инструкции и график, исполнять и соблюдать которые требовалось неукоснительно, выдали раньше, и он четко им следовал. Удаляясь от Хауптбанхоффа, Ворон пересек пустынную площадь, на которой только-только разворачивались продавцы цветов и торговцы фруктами и овощами. На Штайнштрассе он, как и требовалось, свернул налево.

Машин на улицах было немного, так что призыв к первой молитве не заглушили ни рев двигателей, ни полицейские сирены. Заметив возвышающийся над каминными трубами минарет, Ворон взял курс на него. В каком-то смысле мечеть была его ориентиром. В ней молились люди, направившие затем самолеты на Башни-Близнецы и Пентагон. Думая о них, он устыдился собственной слабости и нерешительности, но тут же отогнал эту мысль. Мир не остановился, и началась новая война. Многие погибли, многие оказались за решеткой и в камерах пыток. Держа в голове схему маршрута, Ворон свернул к нужному дому, подошел к двери и нажал третью из семи кнопку сверху.

За дверью откашлялись и попросили назвать себя.

Он произнес нужное слово в спрятанный под решетку микрофон.

Щелкнул замок. Дверь открылась.

Ворон поднялся на площадку третьего этажа, подождал, пока откроется еще одна дверь, и вошел в квартиру.

Пожилой мужчина нерешительно спросил, как прошло путешествие.

Он ответил, что все прошло хорошо, и в знак благодарности за внимание склонил голову.

Его уведомили о достигнутой договоренности: переводе облигации стоимостью в один миллион американских долларов в один из банков Лейпцига, которая после введения кодового числа будет переведена на счета, открытые на имя двух русских, Олега Яшкина и Игоря Моленкова. Еще одна сумма, размером уже в десять миллионов долларов, поступила на счет для выплаты некоему Ройвену Вайсбергу, также гражданину России.

Платежи эти могли быть осуществлены для заключения сделки по купле-продаже некоего устройства, удостоверить возможности которого надлежало специалисту.

Ворон добавил, что необходимую проверку проведет квалифицированный эксперт.

Мужчины обменялись рукопожатием, обнялись, расцеловались, и Ворон снова оказался на улице, все еще окутанной туманом, поднимающимся от озера Бинненальштер, канала Оберхафен и реки Эльбы.

* * *

Усталость после бессонной ночи давала о себе знать. Тяжело, едва волоча ноги, Сак брел в сторону от Хауптбанхоффа. Во внутреннем кармане лежал британский паспорт — его пришлось предъявить перед посадкой на поезд Брюссель — Кельн, выписанный на имя Стивена Артура Кинга. Другим паспортом, согласно которому он являлся гражданином Пакистана Сиддиком Ахмедом Хаттабом, Сак воспользовался на вокзале Сент-Панкрас, откуда выехал накануне вечером. На площади, укрытые от дождика полосатыми навесами, уже стояли киоски, торговавшие цветами, фруктами и овощами.

Он, конечно, мог бы улететь из Бирмингема прямиком в Гамбург, но те, кто планировал маршрут, такой вариант запретили. Из Лондона Сак выехал последним, ночным, поездом и потом долго, трясясь от страха, сидел на вокзале в Брюсселе. Огромный зал погрузилс