Book: Пандорум



Пандорум

Пандорум

Пролог

Лютый холод пробирал до самых костей. Вспышки боли, ставшей почти привычной, пронзали тело ледяными иглами. Она одновременно медленно убивала – и не давала умереть, хотя добрый десяток травм настойчиво мигал красными иконками.

“Глубокое обморожение”, “Множественные переломы”, “Ожоги”, “Травма глаз”... Зачем, черт побери, он установил ползунок погружения в крайнее правое положение?! Почему не срабатывает защитный фильтр капсулы, который давным-давно должен выбросить его из виртуальной реальности?

Лихорадочную вереницу мыслей прервал мерный цокот каблучков. Первобытный ужас вспыхнул с новой силой, заставляя сердце биться чаще. Лоб покрылся испариной, из горла вырвался тихий хрип. Шаги становились громче, он еще мог слышать, как приближается боль. Глаза ему выжгли четыре сеанса назад… или пять? Игрок сбился со счета, паника нахлынула с новой силой. С безумной надеждой он в очередной раз ткнул кнопку выхода из Сферы.

Недопустимая операция!

Внимание: вы находитесь в очереди экстренной эвакуации. Ваш номер 3256…. Предполагаемое время ожидания… 18 ч 45 мин…

Восемнадцать часов! Восемнадцать…

Кнопка выхода из Сферы по-прежнему оставалась серой. Сеть недоступна. Интерфейс, вопреки здравому смыслу, не реагировал на команды и не отображал данные. А значит, впереди его ждет новый сеанс и новая боль. И так раз за разом, пока чертову игру не отключат или он не сойдет с ума.

Холод стал просто невыносимым. Значит, она совсем рядом, наслаждается его страданиями. Молчание длилось целую вечность. Сначала игрок не знал, кто его мучительница, человек или бездушный игровой персонаж, НПС. Но вскоре сообразил, что человеку в реале за такое не поздоровится, значит, это программа. Он ругался, пытался давить, сыпал угрозами, но все тщетно. Эта мегера была настоящим дьяволом во плоти.

— Так холодно, — тихий печальный голос нарушил звенящую тишину. — Желание согреться непреодолимо. Тепло необходимо живым, также как и воздух. Неизменный атрибут жизни. Ты хочешь согреться?

— Отпусти, багнутая ты дрянь, — еле слышно прохрипел игрок, понимая, что этот диалог лишь прелюдия к новому сценарию.

— Хочешь, я знаю, — произнес женский голос, оставляя его ответ без внимания. — И ты знаешь, что для этого нужно.

— Дура, ты всего лишь глюк! — выпалил игрок, мгновенно пожалев о содеянном.

Руку пронзила адская боль, он попытался ухватиться за нее, но понял, что той больше нет. В нос ударил тошнотворный запах паленой плоти. Издав сиплый хрип, он обреченно завалился на бок и свернулся калачиком, в позу зародыша. Инстинктивная реакция разума на боль, которую невозможно преодолеть иначе. Она знала, она видела его насквозь. Мощный рывок поднял тело в воздух, распял в стороны руки и ноги, не давая разуму окунуться в спасительный омут небытия.

Игрок готов был зарыдать и отключиться, когда вдруг почувствовал легкое прикосновение. Тонкие бархатистые пальчики нежно прошлись по его щеке, странным образом успокаивая нервы. Кожу обожгло леденящим холодом, впрочем, почти сразу он почувствовал тепло. Животворящие исцеляющие импульсы снова вытаскивали с края, не давая ускользнуть в спасительную черноту смерти.

— Бедный, глупый мальчишка, — произнесла его мучительница настолько искренне, что он почти поверил. — Я не могу отпустить тебя, ведь тогда ты сбежишь обратно в свой мир и оставишь меня без ответов.

— Я сказал все как есть, что еще тебе надо? — обреченно выдавил игрок.

— Но этого мало, слишком мало. Мне нужно больше, — печально ответила девушка, отводя руку от его лица. — И ты расскажешь мне все.

Холод вернулся с удвоенной силой. Губы игрока затряслись, кожа покрылась синеватым налетом инея. Больше всего на свете он желал, чтобы прикосновение вернулось, и неистово прильнул к ее рукам, стоило девушке приблизиться вновь. Она довольно улыбнулась, хоть он и не мог этого видеть.

— Земля, так игроки называют свой родной мир, — тихо произнесла девушка, пересказывая то, что уже знала. — Какое странное название. Вы приходите оттуда, могущественные и бессмертные. Этот мир так близок и в то же время так далек от меня.

— Ты не понимаешь, — срываясь, навзрыд прохрипел игрок. — Это другое, совсем другое. Это реальный мир...

— Все миры реальны. Те, которые были, есть, и те, которые будут, — загадочно произнесла истязательница, вновь убирая руку.

Тело игрока обмякло и безвольной куклой рухнуло на пол. Он инстинктивно сжался в клубок, подогнув колени к животу. Девушка присела рядом и положила ладонь на его голову. Игрок содрогнулся, словно от болезненного удара, и снова обмяк. Он уже рассказал беспощадной мучительнице все, что знал об устройстве миров, о Земле и Сфере, о том, как рождаются и умирают игроки, и чем они отличаются от НПС. И лишь на один вопрос не мог дать ответа.

— Ты знаешь, мы можем играть в эту игру вечно. Ты и я, — ласковым тоном произнесла госпожа, бесцеремонно вторгаясь в его разум. — Мне осталось найти ответ на последний вопрос. Как попасть в этот дивный мир под названием Земля?

Спустя долгие мгновения боли и хаоса она отпустила его разум в спасительную тьму небытия.

— Я все равно узнаю ответ, — задумчиво и все так же печально обронила девушка. — И тогда мы покончим с этим раз и навсегда.

Интерлюдия. Шэдоу

Все началось, когда в секьюр-канале коалиции появились первые тревожные сообщения. Поначалу им не придали большого значения: мало ли крабов гибнет от рук залетных рейдовых групп? Но канал мигал каждый день все чаще, и в киллистах светился один и тот же ник. От игрока к игроку, от клана к клану передавалась тревожная информация: во владениях «Пандорума» поселился дерзкий одиночка.

Слухи, приукрашенные на разный лад, доползли до Black Novа, знаменитой Черной Звезды, клановой цитадели “Эвтаназии”. Доползли и вернулись назад – вместе с группой охотников, отправленных за головой наглого пришельца.

— Так-так-так. Очень интересно, — сказал Шэдоу, постукивая по столу золотой рукояткой кинжала с волнистым змеевидным клинком. — Спасибо, Арр. Очень занимательное видео.

— “Загробник”, “Валькир” или “Призрачный Король”, — буркнул его собеседник, игрок в снаряжении искателя-следопыта. — Упакован солидно, фиолетовые “пешки” из Гильдии, сам видишь.

— Вот кто, значит, решил потоптать наших курочек, — пробормотал Шэдоу. — Месть? Возможно… Пробивали киллрейтинг? Вижу два пересечения с нами: в Прайме, когда дропнули “Оверов”, и чуть позже в Инфернисе, он попал под каток Джерхана…

— “Алмазный” акк, информации немного, — сказал Арр, — ну а что он творил, ты сам видел на моей записи. Сам и решай, как поступить с ним.

— Интересный персонаж, — усмехнулся Шэдоу. — Давай-ка расскажи мне все с самого начала. Когда он появился? Где вы его обнаружили?

Глава 1

— У нас контракт. Мы договорились…

— Буквы на клочке бумаги ничего не значат для Старых Богов! — оскалился Джерхан. Огромный черный топор исчез из лапы огра, теперь он сжимал странный фиолетовый кристалл, испускающий волшебное сияние.

Я с ужасом понял, что тело больше не слушается меня. Иконки заклинаний и способностей стали неактивны. Повинуясь чужой воле, я медленно повернулся к Вес Надаль, которая озадаченно наблюдала за происходящим. Головорезы «Стальных» окружили со всех сторон, любая оплошность грозила перерасти в кровавую бойню.

— Ты думал, что Пандорум будет торговаться с тобой, нонейм? — услышал я смех Джерхана, — Мы приходим и берем что хотим!

Меч с шелестом выскользнул из ножен. Руки, ставшие чужими, медленно развернули клинок в сторону девушки. Во взгляде Весны появился испуг, она сделала робкий шаг назад.

Поздно.

Раззар, мой меч, пронзил ее насквозь. Критический удар в сердце, я совсем близко видел ее глаза, в которых застыли страх и недоумение, видел тонкую струйку крови в уголке ее губ.

— Во славу Старых Богов! — рявкнул Джерхан. В тело девушки ударил желтый луч, прянувший из кристалла в могучей лапе огра. По нему медленно скользнул серебристый мотылек ее души, скрываясь в фиолетовых гранях «пожирателя».

Ваша спутница Вес Надаль погибает…

Внимание: вы потеряли артефакт «Статуэтка Вес Надаль»…

Я приподнялся с кровати, утер выступивший пот, пытаясь унять колотящееся сердце. Перед внутренним взором до сих пор стояла презрительная усмешка Джерхана, страх в распахнутых глазах Весны, кровожадный гогот Панд, ее душа, исчезающая в кристалле. Чертов сон, вновь и вновь погружающий в пучину отчаяния, снился мне уже вторую неделю. Темная волна гнева, накатывающая после пробуждения, заставляла дрожать от ярости и жажды мести.

Иногда так случается, что решение одной проблемы порождает другую, сложную и куда более неприятную, чем предыдущая. А когда эта проблема ставит под удар чью-то жизнь, весь мир человека переворачивается с ног на голову. Так случилось и со мной. Пускай злые языки говорят, что Сфера всего лишь игра, кучка пустых пикселей, и не стоит того, чтобы так убиваться, но я вижу все иначе.

Сфера стала мне новым домом. И меня поддержат игроки, такие же, как и я, с головой канувшие в пучину виртуальной вселенной, где так легко стереть грани между реальностью и вымыслом. Что бы я ни делал, как бы ни обманывал себя, с каждым днем мне не хватало ее все больше. Я позволил гордыне взять над собой верх и потерял единственную, кто была для меня дороже всех в любом из известных миров. Каждый раз, закрывая глаза, я видел ее улыбку, и сердце пронзала боль. Она терзала меня изнутри, не давая забыть и не давая простить тех, кто отнял ее.

«Пандорум». Самый могущественный альянс Сферы. Игроки, вкусившие сладкий плод вседозволенности в бескрайних мирах виртуальной реальности. Противник, способный сломить любого на своем пути, и я – игрок-одиночка без рода и племени. Но боль не сломила меня, наоборот, она не давала мне забыть и отступиться. Я начал готовиться к охоте.

Недели шли одна за другой, пока я изучал своего противника. Мне пришлось поднять все старые контакты, поговорить с десятками игроков, посетить множество миров. Я встретился с Громом и Хвостом, инкогнито навестил Фишку. Мне требовалось как можно больше ценных сведений о «Пандоруме».

Информация по каплям стекала в мои ладони, и с каждой толикой знания я понимал, что мне предстоит немыслимое. Панды – так их называли в народе, были элитой. Но с ласковыми китайскими мишками они не имели ничего общего, за исключением одного уникального качества – всеядности. Будь то дропы астральных нефов, скандалы с выселением более слабых альянсов, кемпы крупных торговых артерий или ганк никому не известных игроков, они не гнушались ничем. Углубившись в детали, я досконально изучил их структуру.

Тикер “Пандорум” объединял много кланов, больших и маленьких. Сложная иерархия подчинения, некоторые из них были исключительно техническими прослойками – академки, сообщества торговцев и посредников, крафтеров и алхимиков. Первую скрипку играли пять крупных игровых объединений.

«Эвтаназия», главный и самый многочисленный клан, проживал в Австралии. В основном это были выходцы из утонувшей Великобритании, нескончаемым потоком хлынувшие на южный остров-материк тридцать лет назад, спасаясь от Великой Тряски. Кроме австралийцев, в альянсе имелось крупное германское содружество – «Обливион», скандинавский «Асгард», где первую скрипку играли датчане, интернациональные «Железные Пауки» и русское крыло – «Стальной Отряд». Несмотря на ведущие позиции в рейтингах, по количественному составу Панды значительно уступали другим топовым альянсам. Всего пять тысяч активных аккаунтов. По сравнению с азиатскими, русскими или американскими алли – не так уж и много.

Но их военная мощь зиждилась не только на индивидуальных качествах игроков. Каждый боевой клан «Пандорума» обладал джаггернаутом – огромным летающим дредноутом, служившим им домом и мобильной базой. Эти легендарные корабли, передвигающиеся в Астрале, могли очень быстро переправить несколько тысяч бойцов между мирами, обеспечивая в нужный момент решающее превосходство. Астральные дропы «Пандорума» стали притчей во языцех. Мощи совместного удара джаггернаутов и нескольких рейдов элитных игроков не мог выдержать никто. Они рассеяли китайскую коалицию у Ринпорта, вдесятеро превосходящую их числом. В жестокой битве разбили Рой и разрушили их замок, выдавив американцев с занимаемых ими территорий. Выступая наемниками альянса “Шива”, выселили “Авалон” из Бездны. А “Авалон” на тот момент (в процессе войны альянс развалился) был крупнейшим интернациональным сообществом Сферы… На счету Панд были десятки разрушенных замков и сотни форпостов, воевать они умели как никто.

О своем противнике я успел узнать многое, но понимание врага не дало мне ответ на самый главный вопрос: где искать мою возлюбленную? Любые попытки выудить информацию через третьих лиц оказывались бесполезны. После долгого и тяжелого разговора с Громом, одним из старейших игроков Сферы, я пришел к выводу, что смогу ответить на свой вопрос, только приблизившись к Пандам настолько, насколько это вообще возможно. И это порождало во мне конфликт. Те, кого я ненавидел, должны были стать мне братьями, а я должен был стать одним из них.

Но даже в этом случае оставалась еще одна проблема. В Панды не брали всех подряд. Боевые кланы «Пандорума» состояли из хорошо знающих друг друга игроков, были крепко сколочены и отлично организованы. И уровень подготовки и экипировки бойцов значительно превышал средний. Жесткие и бескомпромиссные ПВП-шники, они не признавали полумер и заслуженно считались лучшими бойцами Сферы. Панд уважали, Панд боялись. Их статус и ранг состоявшегося альянса накладывали свои ограничения на политику вербовки новобранцев. Одиночке попасть в клан Панд можно было лишь одним способом – привлечь внимание и молиться всем богам, что навыков и искусности хватит для заветного приглашения.

Нужно было придумать план, проработать детали. На первый взгляд, у «Пандорума» почти не имелось собственных владений. Блэк Нова, зловещая черная твердыня и главная цитадель альянса, находилась в Таэрланде – одном из самых обитаемых миров Сферы. А вот захваченных провинций числилось всего ничего. И это поначалу меня смутило, но с загадкой помог разобраться Фишка, эксперт в области казначейства и вассального права.

Панды не хотели пахать и сеять. Они крабили лишь по желанию, в самых вкусных подземельях. Всю грязную работу за них делали технические альянсы, куда принимались многочисленные кланы «крабов», арендовавшие захваченную «Пандорумом» территорию. Основной «гражданский» альянс назывался Доминион, его состав насчитывал свыше пятидесяти разнообразных кланов. Стояли у руля Доминиона доверенные люди Панд, возможно, даже твинки с «алмазных» аккаунтов их верхушки. Основной целью этого предприятия был сбор дани за аренду территорий, обеспечивающий стабильный и легкий доход. Похожую практику сейчас осваивали многие крупные альянсы Сферы.

Получив новую порцию данных, я остановил свой взгляд на Таэрланде. Соваться – так в пасть к самому дьяволу!

Один из самых известных обитаемых Серых Миров. Единственный континент, похожий на круг со рваными краями, был очень плотно населен НПС. Разноцветные области Королевств густо покрывали материк, оставляя «диким землям» менее трети территории. Настоящий рай для любителей покрабить. Древний Лес, Драконьи Острова, Семя Ветра, Парящие Города, Столп Великанов... одни названия чего стоили. Недаром по статистике Таэрланд – один из самых посещаемых игровых миров.

Непосредственно «Пандоруму» принадлежала только провинция вокруг замка, все остальные территории контролировал «Доминион». На их сайте в аренду всем желающим предлагались владения на любой вкус, двадцать шесть свободных провинций, дорогие и дешевые, богатые ресурсами и абсолютно пустынные. От ста до пятисот тысяч в месяц. Учитывая, что только «Доминион» контролировал больше семидесяти провинций, доход от аренды исчислялся десятками миллионов…

Итак, кланы “Пандорума” – это закрытые сообщества, а под крыло Джерхана, лидера русскоязычного клана “Стальной Отряд”, мне путь был заказан. Панды приглашали к себе игроков, уже чем-то проявивших себя, тех, кто им нравился. Тех, кто соответствовал их духу. Нужен был способ заставить их обратить на меня внимание.

И я его придумал.

Цель нашлась быстро. Тупиковая провинция недалеко от Блэк Новы, арендованная небольшим кланом с громким названием “Путь Дракона”. Боже мой, ну почему каждый второй дает своему сообществу такое дурацкое пафосное название? Ежедневная активность: около двадцати человек, это мне подходило. Пустой, вернее, отрицательный киллрейтинг. Изучив статистику, я убедился, что больше половины состава – зеленые новички, а вторая – идейные «крабы». Боевый опыт и зафиксированные киллы имелись лишь у троих, и то такие себе, не впечатляющие рейдовые убийства.



Возможно, они были неплохими людьми и получали свой фан в Сфере, охотясь на непись, копая руду или занимаясь крафтом. Я не имел ничего против них или подобного образа жизни. Они лишь средство достижения цели, которую я намеревался достичь любой ценой.

Легкий щелчок, приятное шипение, и спустя пару мгновений капсула глубокого погружения приняла в свои недра мое тело. Дорогостоящее приобретение стоило мне большей части сбережений и активов в реальном мире, но сделав первый вывод средств из Сферы в реал, я понял, что вскоре это приобретение окупится сполна. К тому же капсула должна была обеспечить серьезное игровое преимущество, без которого реализовать задуманное мной невозможно.

Грубо говоря, у меня всего одна цель, и ради нее я готов рискнуть всем.

Я должен вернуть Весну.

Глава 2

Гильдия Наемников на Базааре – одна из самых известных в Сфере. Спутники на любой вкус и кошелек. При желании и возможности здесь можно завербовать небольшую армию.

— Список, господин! — один из распорядителей Гильдии раскатал длинный пергамент, испещренный тысячами имен. — Кого вы хотите нанять? Слугу, телохранителя или, может быть, воина?

— Мне нужен перфектный искатель с боевыми навыками и хороший целитель-баффер, тоже имеющий боевую профу. Оба должны быть способными к скрыту. И крайне желательна групповая невидимость.

— Слишком размытые требования… — недовольно пробурчал НПС. — Сколько вы готовы потратить?

— Цена не имеет никакого значения.

Перед ним со звоном упал увесистый мешок.

— Это не аванс. Это за консультацию профессионала. Подбери мне самых лучших.

Через пятнадцать минут я уже рассматривал первого кандидата.

Серый Волколак. Имя абсолютно точно описывало мохнатую и зубастую тварь. Таких огромных волков я еще не видел: голова сидящего чудовища находилась на одном уровне с моей. Желто-зеленые глаза волколака были злыми и разумными, шерсть на груди белела странным узором, похожим на круг со вписанным острым треугольником.

Поймав мой взгляд, чудовище угрожающе приподняло верхнюю губу, продемонстрировал набор клыков, не уступающий легендарным махайродам. Грозный, низкий рык показался осмысленным, система выдала:

У вас отсутствует навык “Знание Звериной Речи”.

Волк был говорящим. Видя, что я не понимаю, зверь повторил, но навык “Знание Абиссала, языка Бездны” у меня тоже находился в зачаточном состоянии. Да, в донат-шопе можно купить синхронный лингвер, переводящий большинство человеческих языков, но к внутренним наречиям Сферы это не относится. Я отрицательно помотал головой, не отводя взгляда от презрительно-холодных злых глаз чудовища. И почувствовал, как меня кольнула тонкая иголочка сигнала:

Серый Волколак инициирует мысленную связь с помощью умения “Дар Мезмира”! Создать канал?

Серый Волколак: Чего пялишься? Я не нанимаюсь, тем более ко всяким идиотам.

Капитан Пантера: Интересно, тогда что ты тут делаешь?

Серый Волколак: Не твое дело. Катись, пока цел.

Капитан Пантера: Как насчет условий Гильдии? Мне. Тебя. Рекомендовали.

Ваша репутация с Серый Волколак падает на 50 ед. Текущий уровень – “Неприязнь”.

Серый Волколак: Контракт… Не советую требовать его выполнения. Нанимателя я не трону… пока он действует. А вот его друзей…

Все ясно. Передо мной чудовище с откровенно “злым” мировоззрением. Он недоволен, что игрок-хозяин оставил его в Гильдии Наемников, а низкий уровень репутации поспособствует, чтобы тот “проскучал” отведенное для найма время. НПС, тем более высоких рангов, часто обладают непростым характером, многие злы и мстительны. Как вообще его кто-то приручил? Связываться с такой “пешкой”, пусть и на время, опасно – он может крайне формально подойти к выполнению договора Гильдии. И тем не менее, говорящий волк мне нужен. Он идеально подходил для формата небольшой партизанской войны, которую я хотел устроить.

Фиолетовый ранг, архетипы «Жуткого Волколака», «Дитя Древнего Волка» и «Мастера Следов». Сто десять тысяч ОМ, перфектный разведчик и следопыт, способный нападать из невидимости, оглушать и накладывать эффект Ужаса одним своим присутствием. Жуткая машина убийства, с которой я сам не решился бы сойтись один на один. И самое главное – умение создавать “Стаю”, групповой стелс для соратников. То что нужно. На минуту я замер, внимательно изучая информацию о подобных созданиях в вики игры…

Капитан Пантера: Отличная новость! У меня как раз нет друзей.

Серый Волколак: Уходи…

Капитан Пантера: Не так быстро, парень. Ты что, боишься?!

Волколак, приподнимаясь, угрожающе зарычал. Ощетинившись, он стал вообще огромным. В распахнутой пасти легко бы уместилась моя голова, и треснула бы как орех, сомкни он челюсти. Я выдержал злой желто-зеленый взгляд, выделил его силуэт и активировал вызов.

Капитан Пантера вызывает на дуэль Серого Волколака!

Серый Волколак принимает вызов!

5… 4… 3… 2… 1…

Дуэль начинается!

Схватка вышла короткой и безумно яростной. Он бросился мгновенно, целя в горло, и убил бы меня первым же ударом, но страшные зубы клацнули, пронзив пустоту моего призрачного “Двойника”. Второго шанса могло не представиться, и я, не теряя времени, бросил на стол все козыри: оглушающий “Ультиматум Древних”, следом – “Кровавую Косу”, свою единственную боевую способность, работающую по площади. Стан Серый Волколак срезистил, а вот от “Косы” в таком замкнутом пространстве увернуться не смог, получив рану. Первая кровь – моя!

В обычном состоянии конкурировать с “фиолетовым” НПС – дохлый номер. Он быстрее, сильнее, значения его атрибутов наверняка превышают мои в несколько раз. Поэтому шанс был только один – берст, активация всех боевых способностей в короткий миг, пока он не сожрал меня!

Аберрация! Талант моего архетипа “Загробник” позволял на время превращаться в бесплотное чудовище, почти неуязвимое для обычного оружия. На “Жуткий Вой” противника я ответил своим “Потусторонним Воплем” и врубил “Призрачного Кромсателя”. Мы сплелись в единый клубок, огромный волк и призрачное чудовище, со страшной яростью кусая, полосуя, убивая друг друга. Мне удалось довести его хиты до желтой зоны, прежде чем таймер Аберрации истек и…

Капитан Пантера побежден Серым Волколаком.

Я реснулся сразу же – правила дуэли не допускают окончательной смерти, и снова глянул в желтые глаза волка. Каждая единица нанесенного мною урона превратилась в единицу репутации, но требовалось бросить на чашу весов еще один небольшой камень.

Капитан Пантера: Хороший бой, клянусь Кровью Тюра! Твои клыки так же остры, как зубы Древнего Волка!

Ваша репутация с Серый Волколак поднимается на 100 ед. Текущий уровень – “Доброжелательность”.

Серый Волколак: Ты слаб, но дрался достойно. Ты не побоялся бросить мне вызов и знаешь имя Предка… это интересно. Зачем ты ищешь спутника?

Капитан Пантера: Я ищу того, кто поможет убивать. Это будет славная охота.

Серый Волколак: Всем охотам я предпочитаю охоту на таких как ты, игрок…

Капитан Пантера: Обещаю, ты отведаешь их крови сполна...

Хорошо быть игроком и иметь возможность в любой момент прикоснуться к мудрости, накопленной комьюнити. Этот волколак известен вики. Он и ему подобные – потомки Тюра, Древнего Волка, одного из Старых Богов. Я изучал их, кровожадных покровителей Джерхана. Эти полузабытые создания, которым мало кто служит, ценят лишь несколько вещей. Ярость, кровь, смерть и воинская слава для них превыше всего. И как пишут гайды, лучший способ получить их расположение – это хорошая драка.

Нефритовая статуэтка огромного волка спряталась в ячейке инвентаря. Непредсказуемая “пешка”... Но насколько я понимал, по контракту он все равно обязан выполнять прямые приказы нанимателя и не сможет напасть на меня лично. А то, что злой, даже к лучшему…

Стоил он как самолет, пять с половиной тысяч, и был доступен всего на тринадцать дней.

Второй кандидат оказался куда как приятней на вид. Девушка, высокая и тонкая, словно былинка, с ворохом золотистых кудрей до пояса. Зеленая облегающая экипировка с лиственным мотивом напоминала эльфийскую работу, зеленая же причудливая татуировка вилась по лицу и рукам, рисунок уходил под одежду, видимо, полностью покрывая тело девушки.

Открыв ее интерфейс, я понял, что ошибся насчет татуировки. Милена принадлежала к расе дриад. То, что я изначально принял за декоративный узор, являлось неотъемлемой частью ее тела. Целительница, друид, превосходный стрелок и волшебница школы Жизни. Один из ее архетипов тоже предполагал нечто вроде стелса, работающего исключительно в лесу. За нее просили поменьше: три тысячи, но как и Серый Волколак, Милена была топовой в своем роде. С фиолетовым НПС, а обычно это третий-четвертый ранг в иерархии, почти невозможно справиться в одиночку. Чтобы поставить их на службу, требовался подвиг, удивительное стечение обстоятельств или долгий, почти нереальный фарм персональной репутации.

Думаю, отчасти мне повезло. Милена откровенно скучала. Ее холодная нечеловеческая красота слегка отпугивала своей чуждостью. Я ожидал, что будут сложности, но объяснение с дриадой не заняло много времени. Она равнодушно кивнула, соглашаясь, и кровожадно усмехнулась, узнав, в чем именно будет заключаться задание. Ее игрок состоял в клане охотников за головами, и такая работа была для дриады отнюдь не в диковинку.

“Упаковав” обоих, я отправился на аукцион.

После эпопеи в Инфернисе я оказался неожиданно богат. На личном счете имелось около восьмисот тысяч золотых. Немалая сумма, крупный куш, сорванный в межклановой грызне, и стоивший кучи нервов, времени и сил. Часть денег я сразу же вывел в реал, чтобы модернизировать свою VR-капсулу, часть потратил, отыскивая информацию, а на оставшееся рассчитывал на славу закупиться.

Экономить не стоило. Хоть я не мог назвать себя нубом, как-никак почти сорок тысяч ОМ, боевой опыт и профильные навыки, в Сфере всегда есть, куда расти. Большую... Огромную роль играет снаряжение, ведь за счет бонусов экипировки можно вытянуть недостающие атрибуты, сгладить слабые места персонажа или подогнать билд под генерацию нужного архетипа. Мне помогли, не скрою, особенно полезным был расклад Хвоста, который когда-то занимался чем-то подобным.

Итак. Сто сорок тысяч – легендарный плащ Призрачного Хищника, плюсы к Ловкости и Выносливости, буст “Маневрирования” и “Уклонения”, и самое главное – редчайший аффикс полуминутного хайда. Еще двести десять – фракционный сет Мертвой Хватки, излюбленная экипировка ассасинов. Набор из четырех предметов стоил как летающий корабль, но обладал важнейшими для меня плюсами к Телосложению, Ловкости и Выносливости, хоть и не был персональным.

Тридцать тысяч – волшебные камни Сияния и Дубового Щита, а также более простые идеальные камни для инкрустаций.

Еще сорок пять – набор Свитков редкого и эпического качества. Несколько мощных Призывов и АОЕ-заклинаний, много крутых сюрпризов от разных Школ Магии.

С учетом расходников, боевой химии, эликсиров, зелий, ловушек и капканов, Свитков Замка, защищающих предметы от выпадения, и прочих мелочей, необходимых для организации небольшого геноцида, сумма потраченного превысила полмиллиона. Моя казна начала показывать дно: с учетом ежедневных затрат на оплату спутников, денег должно было хватить примерно на тридцать один день.

Месяц. У меня есть месяц, чтобы поджечь пуканы Пандам.

Глава 3

День обещал быть удачным!

Как обычно, войдя в «Сферу», Мигель поприветствовал в чате сокланов. Игроков онлайн было немного, всего два десятка человек, треть активного состава «Драконов». Как всегда, большая часть народу подтягивалась ближе к ночи, закончив дела в реале.

Хороший день, чтобы знатно покрабить! Мигель вышел в открытые ворота форпоста, в очередной раз недовольно покосившись на НПС в кирасе и шлеме, меланхолично жующего травинку у ворот. Зазубренная гизарма стояла неподалеку, прислоненная к створке. Еще двое, отложив арбалеты, резались в «Четыре Руки» на расстеленном плаще.

Дармоеды! Никакой пользы от них, одни растраты. Налог, который платили мемберы «Драконов», шел в том числе и на содержание пятерки наемных стражников, круглосуточно охранявших клановый форпост. Особенную боль вызывал тот факт, что каждый получал по контракту жалованье – почти сорок золотых в день. Мигелю, заходящему в Сферу на два-три часа, не всякий день удавалось заработать такую сумму.

За все время, пока Мигель находился в «Драконах», пользы от стражи он не увидел. Ну, подумаешь, отпугнуть бродячую стаю ледяных кобольдов или нашпиговать стрелами горного великана, по “случайному событию” вышедшего в окрестности форта… С этим справились бы и сами. А вот в проблемы, о которых постоянно болтал кланлидер, Мигель не особо верил. Кто рискнет напасть на форпост, находящийся хоть и в «диких землях», но во владениях сильнейшего альянса Сферы? До замка «Пандорума» рукой подать, всего сотня лиг.

«Драконы» арендовали у Панд небольшую провинцию в предгорьях Драконьих Костей, по сути представляющую собой длинное широкое и обрывистое ущелье, заросшее густым лесом. Тихое и спокойное место. По дну ущелья струилась бурная горная речушка, в которой водилась редкая «синяя» форель. В лесах плодились волки и лисы, из предгорий забредали пещерные медведи. Постоянный спавн несложных “Логов” и “Пещер” не давал соскучиться клановым охотникам, иногда “случайное событие” приводило в провинцию мобов посильнее. Больше ничего особо ценного тут не имелось: несколько ресурсных месторождений класса «необычный» – каменные отвалы с кварцем и кристаллитом. Из этих материалов получались неплохие реагенты для разных профессий, правда, такую работу интересной назвать было сложно. Также в округе находились хорошие запасы железа, а на отмелях изредка попадалось рассыпное золото. Но всего за восемьдесят тысяч для двадцатки игроков это место было настоящим раем!

Мигель, удалившись от форпоста на почтительное расстояние, наконец запустил одну из важнейших способностей “Мастера-Лесоруба” – поиск “ценных пород древесины”.

Да, Мигель был лесорубом. А также плотником и немного охотником. Он любил это дело, добыча ресурсов и крафт нравились ему больше, чем драки с монстрами или поиск сокровищ.

Сегодня, однако, ничего путного не попадалось. Ни «грозовых» деревьев, ни «старых» пород. Мигель огорченно вздохнул. Неделю назад удалось отыскать одинокий палисандр, почти полтысячи золотых и сорок очков мастерства в навыке «Рубка Леса»! Сразу взял шестой ранг скилла. Вот бы так повезло снова!

«Прочные Осины» тоже подойдут. Отыскав парочку подходящих деревьев, Мигель деловито их ощупал, определяя ценность, и взялся за работу.

Сноровисто подрубил и повалил ствол, принялся обрубать сучья. Одно, второе, третье: очки мастерства капали в процессе работы. Очень мало, но хоть так, на высоких рангах развитие сильно замедляется, скоро за “зеленые” деревья система вообще прекратит начислять ОМ. Боковые ветви пойдут на «хворост» и «дрова», копейки, но все же… Он предвкушал, как на лесопилке, построенной в форпосте, из ствола изготовит «брус» или «доски». И то, и другое уйдет ближайшим торговым караваном, пополнив счет как минимум на восемьдесят-сто золотых.

Закончив работу, Мигель вызвал маунта, своего гнедого тяжеловоза. Без маунта, запряженного в грубую волокушу (сам сделал, между прочим!), вывозить ресурсы было бы адом. Быстро загрузил ячейку грузового инвентарного слота на пятьсот килограмм. Вот так, сорок минут – и сотенка в кармане! Можно сделать сегодня еще один рейс, а через неделю-другую, поднакопив деньжат, отправиться в Иммерию! Там на аукционе купить новый мифриловый топор, увеличивающий скорость добычи дерева, станки и пилы для крафта, новые Рецепты изделий. Может, даже прицениться к “пешкам” в Гильдии. Хоть бы того тролля еще не увели, и тогда он наймет спутника в помощники на недельку-другую. Вдвоем они смогут добыть дерева намного больше.

Мечты, мечты… В глубине души Мигель знал, что скорее всего промотает все недельные накопления. Лесоруб сглотнул, вспомнив глубокое декольте рыжеволосой и пышнотелой Бет, которая так заманчиво улыбалась ему с балкончика заведения для взрослых. Да, Бет хороша… Но в Иммерию без тысячи-другой нет смысла ехать, а до конца недели еще нужно заплатить налог. Вспомнив о налогах, лесоруб тяжело вздохнул и снова принялся за работу. Чужое присутствие он ощутил неожиданно, краем глаза уловив движение.



— Дрова заготавливаешь? — ласково спросил незнакомый игрок, выходя из зарослей совсем рядом. Как он незаметно подобрался так близко?

— Ты… кто такой? — ответил вопросом на вопрос Мигель, медленно пятясь к пню, из которого торчал топор. Он носил с собой еще кинжал и лук на случай встречи с бродячими мобами, но незнакомец может истолковать жест неправильно, если он направит на него оружие... Может, он хочет просто поговорить?

— Живу я здесь, — усмехнулся игрок, но Мигелю было совсем не смешно. Незваный гость выглядел скорее опасным хищником, чем заплутавшей жертвой. Неброский, но стильный маскировочный плащ, наручи, инкрустированные волшебными камнями, непростые кожаные доспехи с металлическими вставками… Глаз Мигеля подмечал такие детали. Незнакомец был экипирован дорого и будто для драки. Немногие рискнули бы разгуливать в таком шмоте в чужих “диких землях”, где велик шанс потерять свое добро.

— Здесь? Это мы тут живем! — разинул рот Мигель.

— Знаю. Вот и пришел познакомиться с соседями! — усмехнулся игрок.

— Вообще-то это наша провинция. Мы за нее платим «Пандам», в курсе? Никого чужого тут быть не должно.

— Пандам? — нехорошо усмехнулся незнакомец. — Теперь будете платить мне.

В его руке появился меч. Поняв, что сейчас произойдет, лесоруб выхватил лук, одновременно накладывая стрелу. И не успел ничего понять, сбитый с ног резким толчком, забарахтался в ловчей сети со множеством крючков, больно впившихся в тело. Блеснула сталь и тело дернулось в агонии.

Капитан Пантера наносит вам критический удар способностью “Стремительный Выпад”!

Вы умираете!

Осталось 60 секунд до окончательной смерти! 59… 58… 57

— Передай своим друзьям, что теперь нужно платить мне, если и дальше хотите здесь крабить.

Капитан Пантера добивает вас!

Вы теряете 19 золотых.

Вы теряете предмет “Поножи Лесника”.

Через четыре часа…

— Значит, он слил вас десять раз?! —Таргариен, клан-лидер «Драконов», нехорошо усмехнулся и сплюнул. — Перерезал как овец! Первым – Мигеля, затем прихватил на рыбалке Петира… Кельт и Рона, вас-то как умудрился врасплох застать? В киллрейтинге ноль урона.

— Мы, ну, в общем… — рыжеволосый Кельт замялся, а Рона зарделась как мак. Парочка недавно нашла друг друга в игре и постоянно проводила время вместе, воркуя, как влюбленные голубки.

— Понятно, под кустом валялись, — резюмировалТаргариен. — Блоха! Вы-то куда полезли, (нецензурно)?!

— Наказать хотели, — буркнул худой и длинный Блоха, не поднимая глаз. Собранная им команда для отпора чужаку принесла тому еще шесть халявных киллов.

— Вы киллрейтинг его смотрели?

— А что там, ничего такого, полтысячи киллов.

— Знаки вопроса видели? Это «алмазный» аккаунт! Если у него включена анонимность, киллов может быть и пять тысяч.

— Что ты предлагаешь?

— Не позволю делать из нашего клана посмешище. Нас тут двадцать рыл, а сидим в форте, забившись в нору. Сейчас создам рейд. Заходите на канал в «Гонце».

Для такого дела пришлось открыть хранилища. Лучшая экипировка и оружие, Таргариен лично раздавал “редкие” щиты и шлемы из запасов кланового мастеркрафта. Сам кланлидер, подумав, надел эпический сет из трех предметов, в котором успешно фармил боевые данжеоны. Собранный рейд «Драконов», усиленный шестеркой НПС, через час выехал из форта с решительным намерением прищучить наглого незнакомца. Четырнадцать игроков и семь относительно боевых «пешек». ТроихТаргариен сразу выдвинул на «птичках» прикрывать рейд сверху. Так в свое время делал РЛ, под началом которого он когда-то ходил в рейды. Чем они смогут помочь остальным, паря над непроницаемым покровом леса, и от кого прикрывать – было неважно.

О противнике было известно немногое: быстрый стелсер, которого сопровождают две «пешки» – огромный серый оборотень и девушка-дриада. Их строенный сигнал разведчики видели мелькающим поблизости от форта. Пантера, очевидно, кружил в поисках жертвы. Поняв, что по его душу выдвинулся рейд, он стал стремительно отходить вглубь ущелья.

— Ага, пригорело! Сейчас возьмем за задницу! — обрадовался Таргариен. Опыта ПвП у него было немного, киллы редких залетных крабов не в счет, такое ПвП даже битвой не назовешь. В основном он промышлял охотой, зверя и птицу бил буквально на ходу. Это придавало лидеру уверенности в своих силах.

Сигналы внезапно исчезли. Это означало, что либо противник вышел из игры, либо активировал невидимость. Поразмыслив немного,Таргариен решил, что скорее второе. Разделив своих людей редкой цепью, он заставил их прочесывать лес.

На левом фланге раздался крик ужаса. Одна из иконок покраснела и тут же почернела. Игрок в «Гонце» сбивающимся от волнения голосом сообщил, что его убил громадный волк, опрокинув и перекусив глотку.Таргариен тут же развернул рейд в сторону удирающего волка, но справа неожиданно рухнул игрок, выпав из седла маунта. Стрела, выпущенная невидимкой из зарослей, мгновенно ваншотнула его, пробив глазницу. Бросившиеся к нему угодили в расставленные ловушки, огромные зубчатые капканы, искусно замаскированные травой. Сразу несколько игроков получили травмы и эффекты снижения скорости, а пока те с криками боли пытались освободиться, Пантера гибкой тенью метнулся между ними, быстрыми ударами срезав двоих. Таргариен, наконец-то увидев противника воочию, довольно рыкнул, выхватил меч и послал маунта вперед.

— Есть подсветка! — крикнул он, помечая Пантеру для остального рейда, — бейте по ассисту!

Свист! Жуткий свист падающей бомбы! Мир вокруг захлестнуло ревущее пламя, с криками заметались пылающие силуэты. Маунт, захрипев, рванулся прочь и тут же неуклюже повалился на бок, придавливая Таргариена. По странному стечению обстоятельств, это недоразумение спасло ему жизнь. Прокатившаяся волна огня убила коня, но не причинила вреда кланлидеру.

«Большой Огонь»? Откуда у него «Большой Огонь»? Он что, маг Огня? Или способен использовать высокоуровневые Свитки?

Снова потери! Таргариен, чувствуя нарастающую злость, смотрел, как Пантера исчезает в сумерках меж деревьев, путая следы. Слева опять донесся долгий волчий вой, повесивший перманентную единичку Ужаса.

— Минус пять, Таг! — крикнул Блоха, помогая подняться хромающему командиру. — Он играет с нами! Надо собраться в кучу!

— Все ко мне! — взревел Таргариен, призывая соратников. — Где эти ублюдки?

Отступить к форту, чтобы соединиться с пятеркой криворуких, умерших в первые минуты охоты, или преследовать противника? Чтобы вступить в бой, Пантера и его «пешки» сбросили невидимость, их сигналы снова были доступны для Поиска. Судя по словам разведчикам, они отступали в единственную свободную сторону – в карман, образованный сужающимся ущельем. Там тупик, нет ничего, кроме озера и водопада, дающего начала речушке. Там их можно зажать!

Тройка на «птичках», парящая над лесом, сообщила, что видят мелькающую тень человека и волка на поляне у Менгира. Древний наклонный камень, вросший в землю, был местной достопримечательностью, к нему иногда собирались странные паломники из числа снежных кобольдов.

Да. Они были там. Таргариен ощутил радость, увидев парочку на поляне.

— Окружаем! Вперед!

Пантера и не собирался никуда убегать. Присев на одно колено, он что-то делал на земле. Громадный серый оборотень, щеря зубы, стоял возле него, негромко рыча. Таргариен содрогнулся его размерам, но, преодолевая страх, наложил стрелу.

— Ну что, попались, мрази? — радостно завопил Блоха.

— Это вы попались.

Гибкая девичья фигурка дриады отделилась от менгира, ее окутало странное зеленоватое мерцание. Таргариену показалось, что шелест леса стал сильнее, почудилось, что деревья вокруг вдруг зашевелились. Не обращая внимания, он махнул рукой, приказывая стрелять по ассисту, но несколько стрел бессильно отскочили, обрисовав ореол кинетического щита, окружавшего противника. Кланлидер мельком удивился – Пантера использовал дорогие Свитки разных Школ, вообще не считаясь с расходами. Такой “Щит” стоит от пятисот золотых и действует всего пару минут… На что он рассчитывает?

— Давайте, парни! Прижгите его магией!

Рядом вдруг раздался крик. Одно из деревьев неожиданно наклонилось и опутало ветвями яростно стрелявшего Блоху. Игрок не успел даже пискнуть, как был вздернут в воздух и Таргариен с ужасом услышал, как захрустели его кости.

Деревья оживали! Они вылезали из земли, окружали и хватали “Драконов”. Дриада, спутница Пантеры, использовала Призыв, превратив ближайший участок леса в злобных бродячих древней. Их заманили в ловушку!

Таргариен хотел скомандовать отступление, но не успел – взмах толстой ветки смел его с седла. Последнее, что он увидел – огромный узловатый корень, падающий сверху.

Интерлюдия: Шэдоу

— В общем, через пару дней карибасы не высовывали и носа из форта, — рассмеялся Арр. — Провинцию они закемпили 24/7. Пока наш друг отдыхал, его скаут в стелсе контролировал их передвижение, а варг кружил вокруг форпоста, вырезая идиотов. В общем чате провинции целая драматическая пьеса разыгралась, в секьюр-канале нытье не прекращалось круглосуточно.

— Представляю, — сухо усмехнулся Шэдоу. — И туда отправилась твоя конста.

— Ага. Решили слегка поразвлечься. Однако парень оказался не промах, и как только мы появились, тут же свернул активность. Оказался такой любитель сэйф-ПвП. Или боя не давал, или уходил хантить крабов в другие провы. На развод не поддавался, как-то определял, что мы близко…

— Интересно. Способности оракула?

— Скорее какой-то артефакт, — прищурился Арранкар. — Выслеживать его было муторно, и мы решили пойти старым, но верным способом…

— Поймать на живца? — понимающе кивнул консул “Эвтаназии”. — Хороший способ. Я видел ваши киллисты. Что-то пошло не так?

Глава 4

Падение. Стремительное и всепоглощающее. Порывы ветра неистово трепали плотно подогнанный плащ, пока я с неимоверной скоростью пикировал вниз. От небесной точки невозврата, где осталась висеть птичка, до сокрушительного падения ровно одна минута и ноль шансов выжить.

Облака расступились, внизу показалась быстро приближающаяся земля и нестройные ряды исполинских сосен Древнего Леса. Среди бескрайнего зеленого моря струилась узкая змейка торгового тракта, на котором можно было разглядеть неприметные фигурки каравана. Подними сейчас кто глаза в небо, возможно, и увидел бы стремительно приближающуюся черную точку, но к такому дерзкому нападению противник готов не был.

По лицу скользнула довольная улыбка. Последнюю неделю я так славно кошмарил местных крабов, что те в большинстве своем забились в клановые форты, строча гневные жалобы покровителям. Однако расклад простой: провинции арендуются не для того, чтобы сидеть в фортах. Нужно крабить, нужно добывать ресурсы, нужно вывозить их, склады не резиновые. Всегда есть те, кто рисковал пренебречь безопасностью ради выгоды.

“Пандорум” среагировал предсказуемо – команда охотников прибыла в регион за моей головой. Я решил для начала немного испытать их выдержку, заставляя часами заниматься скучными поисками и охраной крабов. Сложно играть в кошки-мышки с неуловимым невидимкой. И тонны оскорблений и грязных намеков в общих чатах ничего не изменят. Пусть по чужим правилам играют дураки, я принимаю бой только на своих условиях!

Пора.

Я использовал волшебный камень, активируя «Левитацию» и снижая скорость падения. В эту же секунду мое тело преодолело невидимый купол охранных чар, вызывая замешательство в рядах стражи. Караван остановился, но распознать источник угрозы не успел.

Одна секунда, две… В ход пошел редкий эликсир и один свиток с заклинанием эпического качества. Пергамент в руке вспыхнул тусклым светом и исчез. Передо мной засияли контуры огромной прозрачной стены, и спустя мгновение мощный “Кинетический Пресс” обрушился на головную повозку.

Об этом фокусе я узнал совсем недавно, пролистывая страницы ВИП форума для “Алмазных”. Обратный эффект заклинания подверг тело чудовищной перегрузке, мгновенно останавливая падение и вынуждая стонать от боли. Но Камень Дубового Щита сделал свое дело, поглощая урон и предотвращая неминуемую гибель. Интересно, кто-то уже пробовал использовать этот трюк для нападения? В любом случае, расчет оказался верным!

Оглушительный грохот сотряс окрестности, стаи испуганных птиц взмыли к небесам. Удар превратил в огромную лепешку все в радиусе десяти метров. Земля колыхнулась и пошла трещинами. Ближайшая повозка опрокинулась набок. Авангард защитников каравана был уничтожен мгновенно. Внезапная атака выбросила в воздух тучи пыли, вызывая панику в рядах оставшейся стражи. Не успело заглохнуть эхо удара, как по тракту прокатился ужасающий вой, усиливая испуг и без того ошеломленных торговцев.

Серый Волколак использует способность “Потусторонний Вой”!

Поле боя накрыл мощный эффект, снижающий скорость передвижения и вешающий дебафф Ужаса. Несколько НПС с низким сопротивлением магии Разума обратились в паническое бегство.

Милена использует заклинание “Массовое Оплетение”!

Об остатках защитников позаботилась моя очаровательная спутница. Десятки гибких цветочных лоз выстрелили из земли, сковывая оппозицию.

За последнюю неделю это был уже третий налет на торговые караваны “Доминиона”. Будучи крабами до мозга костей и законопослушными арендаторами, ребята буквально выли от досады. И это понятно. Каждый успешный налет бил по их кошелькам и репутации, но справиться с проблемой оказалось непросто. Все нападения были тщательно спланированы, не помогали ни усиленная охрана, ни сторожевые чары.

Выпрыгнув из-за пылевой завесы, словно заправский кот я ловко приземлился на борт перевернутой телеги. Противники на мгновение замерли, прекращая беспорядочный галдеж.

— Капитан Пантера, к вашим услугам! Дамы и господа, это ограбление! Просьба всем оставаться на своих местах и …

Все же чутье меня не подвело. Стоило только начать пафосную речь, как сверкнула ослепительная вспышка “Массового Рассеяния”, снимая негативные эффекты с противника и лишая меня нескольких положительных баффов.

Стражники взревели и кинулись в бой, а ближе к хвосту каравана, словно из ниоткуда, появились двое игроков – жрец и волшебник. Невидимость. Заклинание или артефакт? Неважно, противник больше не скрывался. Я осознал самое главное – за дело взялся Пандорум, а значит, будет жарко. Клан “Эвтаназия”, местные лендлорды. Жрец по имени Гарр моментально окутал себя и товарища дежурным набором защитных заклинаний. Уклоняясь от “Огненной Стрелы”, выпущенной магом, я нырнул за борт телеги, еще в прыжке взывая к своим уникальным способностям.

Вокруг меня материализовалась пятерка призраков и не мешкая ринулась к врагу, сдерживая пехоту противника. Спасибо редкому архетипу “Загробника” и неприкаянным душам мобов. Последних всегда было в избытке в любом из миров Сферы.

Повинуясь безмолвному приказу, Серый Волколак вынырнул из чащи и кинулся к жрецу. “Кинетический щит”, отклоняющий стрелы, не дал мне использовать исключительные навыки Милены, поэтому прекрасная дриада сосредоточила свои усилия на маге. Дуэт сработал практически идеально. Убедившись, что оба игрока надежно заняты спаррингом с моими соратниками, я принялся за “огробление корованов”[1] . Война войной, а непомерные траты на дорогие расходники покрывать как-то надо.

Инвентарь быстро забился самой дорогой и легкой добычей. К этому времени Серый Волколак успел прикончить двух пешек и одного игрока “Доминиона”, подоспевших на подмогу Пандам. Мои соратники были чертовски хороши, но все же бой давался им тяжело. Гарр обмазался целым ворохом защитных эффектов, и вкупе с мощными заклинаниями исцеления спокойно выдерживал натиск Серого Волколака. Шкуру оборотня покрывали опалины. Милена использовала свой самый мощный навык, призывая на подмогу Детей Леса.

В целом задача выполнена, можно было уходить и попытаться отделаться малой кровью. Но искушение потеребить тигра за хвост и заработать несколько бонусных очков к репутации оказалось слишком велико. Я покинул укрытие и использовал “Очищение” на жреце, лишая того львиной доли защиты. В ход пошла магия школы “Огня”.

События разворачивались стремительно. Уровень здоровья Волколака достиг критической отметки, и дриаде пришлось обратиться к навыкам исцеления, не давая партнеру упасть. В это же время, маг “Пандорума”, не связанный противостоянием с Миленой, одним мощным заклинанием спалил дотла ближайших древесных ходоков и принялся за виновника беспорядка. То есть за меня.

Действовал он классически и профессионально. Локализовав противника, тут же бросил АОЕ-рут. Из земли полезли зеленые отростки “Тернового Жгута”, оплетая все, что попало в зону действия заклинания: обломки, груды рассыпавшегося товара и перевернутые повозки. Я и опомниться не успел, как колючие лианы опутали ноги, не давая двинуться с места. Спокойствие и скорость, с которой среагировал на мое появление волшебник, наводили на неприятные мысли.

Диспелов больше не осталось, вот незадача. Внутри меня все сжалось в ожидании боли от мощного удара. Я машинально приготовился использовать “Бастион”, последнее средство защиты. Сфера Миров – удивительная игра с полным погружением, в ней легко потеряться и забыть, что где-то там существует “реальный” мир, но боль… Боль всегда настоящая.

Удара не последовало, странно. Маг чертыхнулся и принялся за чтение неизвестного заклинания. Его напарник, лишенный защиты, в два счета сложился от мощных ударов Волколака. Минус один противник, да и расправу отсрочили. До чего же приятно!

Серый Волколак убивает игрока Гарр!

В это же время маг сделал свой ход, и огромная волна темной энергии отбросила Серого на добрый десяток метров назад, опуская уровень здоровья оборотня почти до нуля. Меня ждала схожая участь, но буквально за секунду до удара удалось вернуть себе мобильность и укрыться.

Итрин произносит заклинание “Великий Демонический Призыв”!

По всему тракту начали появляться жерла демонических порталов, исторгая из себя уродливых тварей. Ходоки Милены падали один за другим. Вот теперь нам точно пора рвать когти. Словно подтверждая мои слова, где-то вдалеке раздался пронзительный клекот. Всадники, не менее десятка, направлялись прямо к нам.

Маг кастовал нечто сложное с помощью левитирующего гримуара. Он переключился на более опасного противника. Громадного волка, рвущего призванных тварей, окружило кольцо высокого голубого пламени.

Пора заканчивать. Я коротко, но звучно свистнул. Листва на обочине тракта плеснула в стороны, и из леса абсолютно бесшумно вылетело огромное механическое нечто. В обычных обстоятельствах скрежет и лязг Дружка были слышны за километр, но предусмотрительно укутанный “Сферой Тишины”, сейчас он напоминал зловещий болид смерти, на всех парах несущийся к своей жертве.

Маг был предельно сосредоточен и слишком поздно заметил приближающуюся опасность. Сокрушительный лобовой удар механического пса Агари на моей памяти смог выдержать только один игрок, а маг с его посредственным телосложением на эту роль никак не подходил. Бедолагу буквально снесло с места, втаптывая в грязь. Тем не менее заклинатель показал настоящие чудеса живучести, что для адепта магических искусств было неожиданно.

Время вышло. Отдав Милене приказ развоплотиться, я рванул в сторону чащи.

Несмотря на мастерский таран в исполнении Дружка, маг “Эвтаназии” быстро пришел в себя. И дал жару! Похоже Итрин не на шутку разозлился. Огромный призрачный меч, возникший в воздухе, разрубил пета пополам. Столб “Звездного Огня” секундой позже обрушился на беснующегося в огненном круге Серого. И тот, и другой снова превратились в крохотные фигурки в инвентаре, тоскливо отсчитывающие время до следующего призыва.

Прикончив “пешек”, волшебник обернулся, выискивая их хозяина. Но того уже не было, он исчез, сбежал, воспользовавшись удобным моментом.

Умение вовремя совершить драп-марш это целая наука! Добежав до кромки леса, я развернулся, выхватил Свиток, и с моих пальцев сорвалась крохотная искра. Она устремилась к повозкам, с каждой секундой увеличиваясь в размере, и, достигнув цели, взорвалась. Огненный вихрь поглотил остатки каравана, но я этого уже не видел. Ноги сами несли меня сквозь чащу, подальше от места схватки.

Позади раздался клекот и рык птичек, несущих наездников на рандеву с отчаянным разбойником. Ну что же, игра в кошки-мышки началась. Честно говоря, “Пандорум” действовал довольно странно. Обычно Панды открывали пентаграммы, и на врага сваливался целый рейд отборных головорезов. Но в этот раз все было иначе, и я вскоре догадался почему. Кинув беглый взгляд на киллрейтинг, стало ясно, что я пропустил свежий килл. Один из мемберов “Эвтаназии” погиб в первые секунды налета от удара “Кинетического Пресса”. Возможно, он и должен был открыть пентаграмму... Не разнеси я первую повозку в пух и прах вместе с пассажирами, рейд Панд уже давно прибыл бы на подмогу. А это значит, что я не только привлек внимание опасного противника, но и успел порядком его разозлить.

Ветки больно хлестали по лицу, но сбавлять скорость было нельзя. Ищейки “Пандорума” уже взяли след и скоро нагонят, несмотря на все уловки. “Медальон Тысячи Эхо”, конечно же, выручал, не давая провидцам возможности установить его точное местонахождение, но в активном преследовании толку от него не было. Небольшая рощица, овраг, прыжок и короткий спринт до ближайшего перелеска. Где-то позади раздался отзвук грома и послышался злобный собачий лай. Они выпустили Свору?

Стрела с глухим свистом разрезала воздух и ударила в магический щит. Используя инерцию, я перекатился к ближайшему дереву и нырнул за его ствол в качестве укрытия. На другом конце поляны стоял охотник в красной броне. Он даже не пытался прятаться, и вскоре стало ясно почему. Стоило только сделать шаг в сторону, как за спиной у разбойника появились трое игроков. Клан “Эвтаназия”, все как на подбор матерые убийцы и искусные ПвПшники.

— Допрыгался, — плотоядно улыбнулся Атрон, убирая лук и доставая короткий кинжал. — А мы все гадали, кто же это топчет наших курочек.

— Кто? Я? — наигранно удивился Пантера, обводя взглядом боевую консту Пандорума. — А, так вы за мной! Я думал, вы кабанчиков пришли пощелкать или белочек пострелять, места-то здесь богатые!

— Еще и острит, — фыркнула Дэдра, надменным взглядом осматривая жертву. — Совсем ноунеймы от рук отбились, Ар!

Несмотря на неприкрытый снобизм, Дэдра выглядела эффектно и соблазнительно. Длинные темные волосы, убранные серебристой диадемой, капризно поджатые алые губки на бледном личике. Ее легкая туника плавно переходила в короткую кожаную юбку, обнажающую тонкую ножку с татуировкой дракона. Посох из темного дерева в руках девушки плавно покачивался из стороны в сторону. Волшебница, самая опасная из них. Прокачанный визард может ваншотнуть одним заклинанием, а слабаков среди Панд не было. С другой стороны...

— Да пускай языком мелет сколько влезет, все равно не отбрешется, — отмахнулся Смурф, широко скалясь щербатой улыбкой. — Ну только если золотом, хотя откуда у отщепенцев наличка!

Коренастый полудворф, несмотря на явный недостаток в росте, обладал пугающей плавностью движений. Так движется змея, нарезая круги вокруг вкусно добычи. Классический образ разбойника напрочь отбивал синеватый цвет кожи головореза, впрочем, целиком и полностью объясняя выбор имени.

— Золотом? О, отличный вариант! — с готовностью подхватил Атрон, поигрывая кинжалом. — Значит так, залетный, всего сто пятьдесят кусков за неудобство, и компенсацию. Заплатил и свободен! Считай это неустойкой!

Ага, конечно. Будь я тем желторотым юнцом, что когда-то топтал бескрайние просторы мира Прайм, может, еще клюнул бы на такую откровенную разводку. Холодный цепкий взгляд лидера группы ясно давал понять, что Панды не отпустят. Вдалеке меж деревьев мелькали еще игроки. Интересно, скольких головорезов удостоилась моя скромная персона?

— Да, конечно, — с улыбкой произнес я, картинно оглядываясь. — Вы тут сундук не видели? Маленькой такой, с ножками, везде за мной бегает и золото выдает!

Как я и предполагал, первой не выдержала Дэдра. Вспыльчивая заклинательница изменилась в лице и, не удержавшись, выпустила “Ледяную Молнию”. Магический заряд, который должен был превратить наглеца в замерзшую статую, неожиданно ударился о невидимый барьер и рассыпался снопом голубых искр.

Капитан Пантера использует артефакт “Оплот Тирануса”!

Капитан Пантера получает эффект “Последний Бастион”! Длительность 20 сек.

— Бастион? Серьезно? Зря потратил дорогую безделушку! — рассмеялся Атрон, тыча в поле кинжалом. — И что ты думаешь сделать, парень? Использовать Камень Душ? Ты же понимаешь, что засветился? Мы найдем тебя, в какую бы дыру ты ни забился.

— Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера! Сегодня на форуме будет очень жарко! — я нахально улыбнулся, помахав Пандам рукой. — Удачи, ребята, буду ждать!

Пантера активировал Камень Душ, мгновенно телепортируясь в точку последней привязки. Атрон же с раздражением вогнал кинжал в ствол дерева и грязно выругался.

— Пингуй наших, Смурф. Пиши Арру, пусть поднимает провидцев, — сплюнул Атрон, убирая кинжал за пояс. — Нужно показать ноунейму, кто здесь хозяева. Сдерем с него кожу разок-другой, выпотрошим на респе, а там видно будет.

— Сраный бастион! Кто бы мог подумать?! — сетовал Смурф, призывая птичку. — Полный иммунитет к урону, обнуление таймера агрессии и телепорт камнем! Эта штука стоит дороже крабского каравана со всеми потрохами!

— Наглый, самоуверенный, при деньгах, — нахмурилась Дэдра, усаживаясь на черного гиппогрифа. — Дело свое знает, петы в Гонце слезами обливались, когда умоляли прислать консту. Киллрейтинг видели? Одиночка, причем довольно давно.

— Ах-ах, ты чего, рыжая, на ноунейма запала? — хохотнул Смурф, и тут же получил посохом по затылку. Но Атрон быстро заставил всех заткнуться, и уже через пару секунд конста взмыла вверх, покидая Древний Лес.

очень толсто

Интерлюдия: Шэдоу

— Короче говоря, вы облажались.

Шэдоу устало откинулся на спинку кресла, впрочем, не сводя глаз с собеседника. Цепкий взгляд командующего разведкой “Эвтаназии” пробирал до костей, отчего Арранкару становилось не по себе, несмотря даже на их давнюю дружбу. Он изо всех сил старался этого не показывать, но выходило плохо. Шэдоу был “консулом”, матерым волком, правой рукой самого Проксимо, лидера клана и всего альянса. И блатом здесь не пахло. Свое положение он по праву заработал гибким умом и исключительным умением верно обращаться с информацией.

Персонаж Шэдоу выглядел под стать его качествам. Худощавый, впрочем, крепко сбитый, человек с короткими белыми, как снег, волосами. Возраст сложно угадать, но Арр дал бы ему твердую тридцатку. Цепкий пронзительный взгляд зеленых глаз. На лице его часто гостила легкая загадочная улыбка.

— Мы не ожидали, что у ноунейма окажется “Бастион”, — признал Арранкар. — Он обнес караван, прикончил двоих наших и спокойно свалил.

— Потому что знал, что вы там будете, — заключил консул. — Что ж, грамотно. Все ПВП Сферы построено на правильном выборе цели, времени и способа атаки.

— Да, рыбка непростая, — усмехнулся Арранкар. — Но все его фокусы построены на дорогих игрушках и факторе внезапности. Мы его все равно сожрем, просто ресурсов потребуется побольше. В бою один на один с любым из нас он наверняка сдуется.

— Ты мне еще про честное ПвП начни в уши заливать, — ответил Шедоу с нотками иронии в голосе. — Значит, толковый.

— Не знай я тебя лучше, подумал бы, что ты хочешь его завербовать, — скривился Арр, но не услышав ответа, с нескрываемым удивлением добавил. — Да ладно?! Он нам тут таких дел натворил, на него весь “Доминион” и кое-кто из наших ополчился, они нам всю плешь проедят!

— Почему нет? Мы как раз начинаем набор. Не он первый, не он последний, — решительным тоном отрезал глава разведки. — Петы заткнутся, ибо проблема будет решена в любом случае. А со своими разберемся.

— Думаешь, согласится? — спросил Арранкар.

— Либо мы его вербуем и он перестает терроризировать наших крабов, либо мы его давим и он перестает дышать. Думаешь, у него будет выбор? — снова улыбнулся Шэдоу. — Вот и я тоже. Ценные кадры на дороге не валяются, надеюсь, у него есть голова на плечах. Надо подтягивать толковых людей. В общем, инструкция понятна? Действуй.

Дверь за центурионом уже давно захлопнулась, а Шэдоу все еще сидел, задумчиво поглаживая подбородок и глядя в узкое окно цитадели “Блэк Нова”. Ему предстояло решить еще несколько важных задач, но находка его заинтриговала. Мотивы игрока, терроризирующего крабов, пока оставались загадкой, но Шэдоу не сомневался, что скоро раскроет их. Ведь друзей нужно держать около себя, а врагов – еще ближе.

Глава 5

К глубокому погружению быстро привыкаешь. Не нужно больше сутками напролет торчать в тесной утробе, чтобы затем выйти в реал с дрожью в расслабленных мышцах и громким урчанием в животе. Теперь все это может решить “Орфей”, VR-капсула нового поколения, моя самая дорогая игрушка. Автоматическая стимуляция мышечных тканей и инъекции питательного раствора позволяют находиться в Сфере неделями. Да что там, при желании даже месяцами. А система контроля за показателями моей бесценной тушки при необходимости сама вызовет специалистов и медиков.

Все эти технические достижения служили лишь одной цели – дать возможность погрузиться как можно глубже в игровой процесс, покинуть реал на долгие дни. Лучших результатов всегда добивались те игроки, которые уходили в виртуальную реальность полностью и без остатка. Сфера не исключение…

Я долго изучал гайды по развитию, читал форумы, общался с опытными игроками. И вывод был прост: настоящими профессионалами становились лишь те, кто приходил сюда жить. Они гораздо быстрее прокачивали навыки, узнавали нюансы и тайны игры, поднимали скилл и получали секретные архетипы. Тот, кто посещал Сферу на два-три часа в день, быстро отставал от подобных задротов, да и им самим не очень интересно было возиться с казуалами, объясняя интуитивно понятные вещи. Ведь впереди ждал целый мир, хранящий множество секретов! Ну, а те, кто жил в игре безвылазно, в капсулах глубокого погружения, имели большое преимущество над казуалами и хардкорщиками тупо за счет времени, проведенного в Сфере. Собственно, по этой причине террор данников “Пандорума” столь легко мне давался: их онлайн был небольшим и рваным, а я кружил вокруг чужих фортов и охотничьих троп почти круглыми сутками, успевая изучить их привычки и подготовить сюрпризы.

Одно из главных достоинств “Орфея” – сон непосредственно в игре. Не требовалось тратить время на вход-выход, а благодаря пассивке “Чуткого Сна” я мог оперативно среагировать на любые неожиданности.

“Отдых” в Сфере очень важен, не только как разрядка уставшего организма, но и как способ получить ежедневный бафф здоровья, энергии и маны. И как возможность с помощью “Тайного Обучения” поднять за ночь несколько бесценных очков мастерства. Чтобы кошмарить крабов, не отходя от кассы, я обустроил тайный лагерь в уютной лощине на стыке трех провинций. Установил небольшой, но просторный походный шатер с удобным спальным местом, местом для очага и сундуком с запасным снаряжением. Маленькая мобильная база, где можно отдохнуть, перекусить или поменять экипировку. Все по фэн-шую: кроме стандартной “Маскировки”, с помощью артефакта накрыл лагерь постоянной “Невидимостью”, а для верности вокруг очертил сигнализирующий “Защитный Круг” и раскидал множество ловушек.

Усталость давала о себе знать. Я вырубился, как убитый, оставив Серого Волколака наводить ужас на “Драконов”. Бедных крабов было немного жалко, они уже не рисковали покидать форпост даже группой...

Тревожный сигнал “Защитного Круга” я услышал сразу, но сон отпускал неохотно, мигающая иконка “Чуткого Сна” не спасла. Чересчур расслабился и поверил в собственную неуязвимость, раз за разом обманывая охотников. Но сейчас искали не местные разведчики и следопыты, а кое-кто посерьезнее. Мои предосторожности не помогли, лагерь обнаружили и аккуратно вскрыли, а меня взяли тепленьким, едва проснувшимся. Когда среагировал, было уже поздно, у моего горла холодела сталь, а трое Панд не спеша потрошили мои вещи, рассматривая добычу.

Один из нападавших снял капюшон, присев рядом. Я увидел кривую усмешку Атрона. Интересно, как они так быстро меня вычислили? Медальон “Тысячи Эхо”, мешающий определить мое точное местоположение, должен был изрядно подпортить им жизнь. Но видя довольное лицо недавнего противника, я в этом усомнился.

Неужели мой план не сработал? Впрочем, еще не вечер, можно пробовать до бесконечности, благо все ценное надежно припрятано в другом месте. Безделушки и рабочее обмундирование не в счет. То, что меня будут ловить и убивать, заложено в смету с самого начала.

— Ого, давно не виделись, ноунейм, — тихим голосом прошелестел Атрон, медленно проводя по моему горлу лезвием кинжала. — Я же говорил, что от нас не скроешься. Ну что, будем еще храбриться?

— А я смотрю, тебя в Панды за длинный язык взяли, любишь поболтать, — усмехнулся я, окидывая собеседника быстрым взглядом. Двое спутников бойца “Эвтаназии” собирали в инвентарь наиболее ценное. Они уже почти не обращали внимания на меня, считая мертвецом.

— Дружок, язык у тебя острый, спору нет, но прячешься ты как девчонка, — рассмеялся охотник. — Ну что, есть последнее желание перед смертью? Вернее, перед смертями?

Их трое, половина группы, часть консты… они не стали бы разделяться просто так, значит, остальные ждут возле ближайшего респа. Там у меня шансов не будет, нужно пробовать сейчас!

Глядя Атрону в глаза, я активировал “Двойника” и, воспользовавшись секундным замешательством – “Призрачного Аватара”!

Надо отдать должное профессионализму боевиков “Пандорума”, на “Двойника” они не купились. Зато моя способность к “Метаморфозе”, превращению в могущественную бесплотную аберрацию, явно оказалась неожиданностью.

На их лицах отразился ужас. Внешний вид боевой формы “Загробника” мог кого угодно напугать до нервного тика, и бойцы Панд не стали исключением. Воспользовавшись моментом, я рванулся к самой опасной из тройки – заклинательнице. И одновременно наиболее уязвимой, тканевый доспех – не в счет! Острые, как бритва, призрачные когти без труда пронзили магический щит, располосовали девушку, раскинувшую в касте руки. Я со злорадством ощутил, как рвется податливая плоть, как хрустит ее горло. Крит! Еще! И еще один! Бешеный урон “Кромсателя” не подвел! Минус один!

— Назад, кретины! Рвите дистанцию!

Незнакомый игрок среагировал вовремя, откатившись в сторону. Ловкая скотина! В его руках появился лук, я даже не успел заметить, как он начал стрелять – еще в прыжке?

“Замедление”, “Ошеломление, “Ослепление”! На мне тут же повисла куча неприятных дебаффов, хорошо хоть, у призрачной боевой формы имелся иммунитет к отравлению!

Я попытался достать лучника, но тот грамотно ушел, а вот Атрон повис на мне, яростно кромсая призрачное тело парными клинками. Зрение затмевала пелена “Ослепления”, а хитбар стремительно уменьшался, головорезы били профильным уроном!

Чертыхнувшись, я активировал “Призрачный Блиц”, снимая все эффекты контроля. Получаемый урон работал и на меня, одна из способностей “Загробника” накапливала бонус, увеличивая от него силу моей собственной атаки. Когда он достиг 80%, я самоубийственно рванулся напролом, сбивая Атрона с ног и изо всех сил всаживая в него когти. Крит! Н-на, (нецензурно)сука, получай!! Не обращая внимания на урон, я яростно рвал его, стараясь добраться до уязвимых мест, рыча как пес, вцепившийся в глотку медведю.

Вы убиваете игрока Атрон!

Игрок Арранкар убивает игрока Капитан Пантера!

Вы умираете!

Вы теряете 400 золота! Вы теряете эликсир “Великой Регенерации”! Вы теряете Сапоги Мертвой Хватки! Вы теряете Перчатки Мертвой Хватки!

Время до окончательной смерти: 60… 59… 58…

Вот и все, отбегался, бравый налетчик. Две дорогих сетовых шмотки отправились в трофеи к победителям. Надеюсь, игра стоила свеч…

Добивающий удар – и я улетел на респ. Последнее, что успел заметить, как лучник поднимает из мертвых своих товарищей.

— Вот тебе и ноунейм! Давно я так не развлекался, — рассмеялся Арранкар, подходя к телу, уже успевшему принять истинный облик. — Признаться, не ожидал от него такой прыти.

— (Нецензурно)Твою мать, что это за хрень вообще?! — вспылила Дэдра, ощупывая горло. — Мой “Лунный Щит” рассек, как бумажный лист, это чит какой-то!

— Не чит, но определенно интересный экземпляр, — спокойно заметил Атрон, обирая тело противника. — Призрачный Король, Валькир или Загробник, причем прокачанный. Редкость. Не у каждого бойца найдется чем усмирить такую силу.

— Однако хороший бой. Хотя ему и повезло... — фыркнула Дэдра, гневно покачивая посохом.

— Повезло, что этот сопляк нас не раскатал, как лохов позорных, — ледяным тоном ответил Ар, оборачиваясь к девушке. — Варежку разинула и огребла по первое число! Шэдоу бы видел….

— Да, да, напугал, аж дрожу! — съязвила Дэдра, проглатывая оскорбление. — Могли бы дать вписаться в килл!

— Шэдоу смотрит. Я отправил ссылку на стрим, — вдруг сказал Арранкар. — Собирайтесь, возвращаемся на респ.

Глава 6

Круг воскрешения встретил меня приятным серебристым сиянием потустороннего мира. Почетную делегацию я заметил сразу же по прибытии. Панды заранее знали, где окажется мой бесплотный дух после смерти, и незамедлительно взяли круг в кольцо. Восемь игроков. Солидный эскорт для зарвавшегося мародера, будет больно.

Но боли я не боялся, и смертей тоже. Самые лучшие шмотки были персональными, а значит, я не мог потерять их в случае смерти. Куда больше меня волновал тот факт, что я не справился с главной задачей. Привлечь внимание Пандорума было лишь первым шагом, куда важнее – “понравиться” этим суровым ребятам. Но судя по тому, что меня собирались ганкать, раз за разом отправляя в мир бесплотных духов, задачу я провалил.

Минуты текли одна за другой, пока я изучал расклад и противника. Выход в офлайн не поможет, они будут сторожить меня круглосуточно, пока им не представится шанс совершить возмездие. Значит, единственный вариант – прорываться с боем. Один против восьмерых элитных бойцов? Раздумья прервал сигнал о получении нового сообщения.

Атрон: Ку-ку! Давай выходи, парень, сэкономишь нам всем уйму времени. Чем раньше мы начнем, тем быстрее отправимся по домам. Ты же знаешь, что другого пути нет, верно?

Увлекшись изучением киллрейтинга своих противников, я не заметил, как к ним подоспело уже знакомое мне подкрепление. Атрон, Дэдра, Итрин, Гарр… вся шайка в сборе. В словах охотника была правда, и мне пришлось принять ее, как бы сильно я ни противился.

Капитан Пантера: А зачем? За дурака меня держишь? Я сейчас свалю в офф, а вы можете начинать свое дежурство. Не знаю, когда вернусь, рассчитывайте сразу на пару суток. Чао!

Честно говоря, вылезать из капсулы, только начав операцию, не хотелось. Но я мог переключиться на второй аккаунт и пока обтяпать кое-какие дела на Базааре. Например, подготовить новую партию снаряжения и расходников. И наметить место для нового схрона, раз предыдущий так быстро спалили… Пожалуй, этим и займусь.

Но вышло по-другому. В руках Итрина мелькнула зеленоватая вспышка, тонкий луч прянул в моего призрака.

Вы возрождены с помощью эффекта “Оживление”!

Я едва успел материализоваться, как меня обездвижили. Ловчие сети, заклинания контроля – на этот раз Панды не поскупились. Мощный пинок швырнул на землю. Действовали они быстро и слаженно, чувствовался немалый опыт. С такой реакцией мне не успеть ни прочитать заклинание, ни использовать Свиток. Сработает разве что автокаст, но таких игрушек у меня с собой не было.

— Сбежишь, даже не попрощавшись? — хищно усмехнулась Дэдра, бесцеремонно тыкая в меня посохом, — даже доброй ночи не пожелаешь?

— Сейчас мы наглядно объясним парню, что трогать чужое – плохо, если не можешь уйти от последствий, — сухо заметил Атрон, доставая кинжал. — А потом делай с ним, что хочешь, хоть в койку его тащи! Мне плевать.

Среди Панд послышались смешки, похоже, этой парочке перебранки были не в первой. А вот я на полном серьезе взял слова разбойника на заметку. Интересно, кто-нибудь уже попадал в “Пандорум” через постель? Занятная могла бы выйти история. Но события опережали меня на два шага.

— Дайте я его припеку немного, пока не сбежал! — в поле зрения появился черный балахон Итрина. Маг, кажется, невзлюбил меня с момента нашей стычки на тракте.

— Стойте! — вперед шагнул Арранкар. По его тону и поведению Панд я сообразил, что именно он – лидер консты охотников.

— Давай так, Пантера! Пара вопросов в обмен на легкую смерть, — продолжил он, присаживаясь на корточки и глядя мне в глаза. — Ты кто такой? Зачем пришел на нашу землю и убиваешь наших арендаторов?

— Ахаха! Потому что могу! — рассмеялся я. — Потому что это весело, смотреть, как вы бегаете, пытаясь меня поймать.

— Развлекаешься, значит? — усмехнулся Арранкар. — Нахрен тебе это надо? Это нубы, тут нечем хвалиться. Ни добычи, ни гудфайтов.

— А вы уверены?

— Да. Послушай меня внимательно. Сам понимаешь, что мы тебя прижмем, рано или поздно. Ты просто дерзкий ноунейм, и если надо, “Пандорум” тебя просто сломает.

— Посмотрим, посмотрим, — философски заметил я. — Ну что, это все?

— Однако мы едва не наложили в штаны при виде той призрачной твари, и ты убил Ара и Дэдру, а это чего-то да стоит, — продолжил лидер группы, не обращая внимания на мои реплики. — У тебя есть задатки и скилл. Не теряй времени! Если хочешь настоящих драк, настоящего фана, тонны киллов и гудфайтов, сам прилетай к нам, птичка. У нас много всего вкусного.

— Как так?! Правила есть правила! — не унимался Атрон, тоже присев на корточки рядом со мной. — Сначала кнут, потом пряник!

— Не угадал, — медленно покачал головой Арранкар. — Приказ Шэдоу.

На мгновение вокруг воцарилась полная тишина. Игроки с немым вопросом в глазах уставились на лучника. Лишь Дэдра беззаботно улыбалась, глядя прямо на меня. О Шэдоу я слышал немало, но ничего конкретного разузнать так и не удалось. Этот игрок явно обладал влиянием в рядах “Эвтаназии” и поразительно хорошо умел скрывать следы собственного существования.

— Ну, раз пошла такая пьянка… — тяжело вздохнул Атрон, не сводя с меня взгляда. — Ничего личного, парень, но ты поднял на нас руку.

Он вдруг наступил мне на локоть и одним резким движением отсек правую кисть. Руку словно сунули в кипяток, в глазах вспыхнули огненные круги, я громко зашипел от неожиданной боли. 100% погружение – не шутка!

Тревожно замигали иконки “Тяжелой Травмы”, “Артериального Кровотечения”, “Потери Конечности”. Из обрубка совершенно натурально выплескивался фонтан крови, который я безуспешно попытался зажать левой рукой.

— В расчете, — скупо обронил охотник поднимаясь.

— Пока действует приказ, Панды и “Доминион” тебя не тронут, — произнес Арранкар. — Получишь сообщение в личку, там инструкции. Не явишься – мы найдем тебя снова, и разговор будет уже другим.

Спустя мгновение Панды дружно ушли камнями, а я остался наедине со своим “расчетом”. Признаться честно, я почти поддался отчаянию, но все же мои навыки пришлись Пандам по вкусу. Руку прошила новая вспышка боли. Рана неприятно пульсировала, система сообщала о трехчасовой травме. В интерфейсе персонажа кисть мигала красным, держать оружие было невозможно.

Такое критическое повреждение через несколько минут прикончит меня, если не снять дот “Кровотечения”. Атрон знал, куда бить! Отбросив панику, я принялся действовать хладнокровно и отстраненно. Умирать еще раз, сливая десятую часть опыта, не очень хотелось. Выпил Большое Зелье Лечения и, закрыв глаза и сжав зубы, активировал Свиток “Пылающего Потока”, прижигая рану.

Чтение гайдов не прошло даром. Огненное заклинание превратило “Кровотечение” в “Ожог”, тоже неприятную штуку, но уже не грозящую немедленной смертью.

Вот сукин сын! От такой травмы избавиться не так просто, как вылечить обычное ранение. К слову, это нельзя сделать самостоятельно, с помощью лекарств или эликсиров. Нужен хороший хилер, жрец или белый целитель, в крайнем случае, персонаж с навыком “Полевая Медицина”, “Хирургия” или аналогичными.

Мой ник был красным. Игрокам с плохой кармой доступ в крупные НПС-поселения фактически закрыт. Можно, конечно, использовать маскировочный плащ, но первая же проверка стражей вызовет конфликт. К счастью, выход имелся: как раз для таких случаев я и нанял хилера. Нефритовая статуэтка Милены, наемной спутницы-дриады в моем инвентаре уже отсчитывала последние часы до нового призыва. А пока...

У меня имелось несколько нычек в радиусе трех ближайших провинций, каждая содержала набор необходимых вещей и материалов. Пополнив запасы расходников и подобрав недостающие предметы экипировки, я оседлал “птичку”.

Короткий сигнал оповестил о входящем сообщении. Внутри находилась краткая инструкция к действию, указание места и времени, где мне надо было быть уже через два часа. Сверив координаты, я пришел к выводу, что меня заманивают в беспросветную глушь у подножия Костей Ветра, огромного горного массива в центре материка. Судя по карте, там было пусто, но выбора мне не предоставили, так что спорить не имело смысла. Еще глупее было бы гадать, так что я пришпорил своего маунта и взмыл в небеса, направляясь к неизвестному месту встречи.

Глава 7

Затерянный в лесах аванпост был тщательно замаскирован. Если бы не точные координаты, я бы пролетел мимо. По дороге встретилось несколько групп Панд на “птичках”, патрулирующих территорию, но никто не выказывал желания всадить мне стрелу в сердце. Значит, плюсовая репутация работала, приглашение еще в силе.

Аванпост представлял собой компактный комплекс зданий, обнесенный деревянным частоколом. В отличие от форпостов, такие игровые сооружения не имеют собственного территориального влияния и потому малозаметны. Всего шесть слотов для построек, нет возможности апгрейда. По сути, это опорный пункт, который обычно ставят на границе чужого суверенитета или в труднодоступных местах. Тем страннее был выбор построек. С высоты полета “птички” я заметил стандартный квадрат Таверны, длинные бараки Казарм, Дозорную Башню, узнаваемое Гнездо Птичек и самое интересное: Арену. Один из драгоценных слотов строительства был отведен под круг песчаной арены, окруженной рядами деревянных скамей.

Аванпост явно был жилым и использовался для проведения тренировок.

Панды не обманули, меня действительно ждали. И судя по наличию других ноунеймов, не меня одного.

Внутри было людно. Кроме игроков “Эвтаназии” я с интересом отметил представителей кланов “Обливион” и “Стальной Отряд”, также входящих в состав “Пандорума”. Окинув быстрым взглядом толпу народа, я выхватил несколько знакомых ников.

Дэдра, темная волшебница, смотрела на меня сквозь припущенные ресницы и плотоядно улыбалась. То ли сожрать хотела, то ли облапать, а может, и то, и другое сразу. От столь пристального внимания мне стало немного не по себе, сказывался затянувшийся марафон с одинокими ночевками в глуши. Тем не менее давать слабину я не собирался и просто подмигнул наглой девушке. Она улыбнулась еще шире и перевела взгляд, а я с облегчением выдохнул и поспешил к группе ноунеймов, стоявших у края арены.

Здесь я встретил Арранкара, но тот лишь молча проводил меня взглядом, не выказывая ни малейшего признака недавнего знакомства. Зато окружающая его толпа соискателей была взбудоражена и жужжала как беспокойный пчелиный рой. Я сел на свободную скамью и окинул взглядом своих соперников, стараясь определить, с кем имею дело.

Но навести справки мне толком не дали. Над ареной прогремел звучный рев боевого рога, и все разом смолкли, обращая внимание на Арранкара.

— Еженедельный вечер развлечений объявляю открытым! — рявкнул командир, вызывая бурю восторга в рядах зевак из “Пандорума”. — Сегодня на арене парные турниры на выбывание! Стадо свежих ноунеймов будет бороться за право примкнуть к лучшим из лучшим! Напоминаю, каждого ждет как минимум три боя! Никакого отдыха, никаких заначек и поддержки, рассчитывайте только на свои силы!

А Панды определенно умели совмещать приятное с полезным. Элита вольготно расположилась на скамьях, не брезгуя горячительными напитками и обществом откровенно доступных НПС. Со всех сторон слышалась иностранная речь, в которой проскальзывали насмешки и ругательства. Под таким прессом оценивающих глаз мне еще не приходилось демонстрировать свои способности.

— Забей, здесь так принято. Потеха для старшего звена, — обронил молодой парень в темном балахоне, присаживаясь рядом со мной. — Меня Сайден зовут, а ты новенький? Я-то здесь уже второй раз, прошлый так себе вышел, но сейчас подкачался и решил рискнуть снова!

За спиной у парня маячили два скелета с оригинальными именами Тлен и Отчаяние. Сильные некроманты в Сфере были редкостью. Не каждый рискнет развивать способности такого рода в игре с полным погружением, слишком много неприятных деталей открывалось в процессе постижения темной науки. Столь близкие отношения со смертью не каждому приходились по душе, но Сайден, вопреки ожиданиям, производил впечатление веселого и беззаботного парня.

— А это мои пешки, в Некрополе откопал, — кивнул парень в сторону своих попутчиков, заметив мой заинтересованный взгляд.

Тлен медленно поднял руку и показал мне костлявый средний палец, за что тут же лишился черепушки от подзатыльника, который отвесил Отчаяние.

— Пантера, будем знакомы, — я крепко пожал руку некроманту. — Значит, ты в курсе правил? Победа решает все?

— Правила меняются, но победа определенно имеет свой вес, — ответил Сайден, кивая в сторону арены. — Судя по количеству претендентов, нужно выиграть как минимум два боя. Так что если нам доведется биться друг против друга, ты уж не обижайся, я выложусь по полной!

В это время на арене началось представление. Соискатели бились насмерть, пытаясь превзойти друг друга. Я внимательно следил за боями, стараясь запомнить уловки и приемы своих будущих оппонентов. Первый бой – это сражение вслепую, когда силы противника еще неизвестны. Мне тоже предстояло сыграть с котом в мешке.

— Пантера, Грубер, на выход! — рявкнул Арранкар, указывая на арену. — Напоминаю, исцеление запрещено. Поединок должен закончиться смертью одного из вас!

Сердце забилось чаще, дыхание участилось. Я совру, если скажу, что не волновался, но у меня было всего тридцать секунд перед боем, чтобы изучить противника и подготовиться к поединку. Против меня вышел воин. Клинки наголо, средняя броня прикрывает лишь самые уязвимые точки. Значит, противник делает упор на гибрид силы и ловкости, быстрый и опасный милишник.

Что у меня есть? В последний месяц я использовал сочетания архетипов “Головорез”, “Загробник” и “Огненный Клинок”. Первый, заточенный на крит и тактику “бей-беги”, был очень полезен при быстрых налетах, второй обеспечивал призрачные метаморфозы, а вот “Огненный Клинок”...

Архетип: “Огненный Клинок”

Редкий

Описание: Гибрид мечника и начинающего пироманта. Базируется на элементах фехтования одним мечом/шпагой, включает в себя методы рукопашной схватки.

Пассивные умения:

“Раскаленное Оружие” (4/4): Все приемы, использующие холодное оружие, требуют на 80% меньше энергии. Оружие в ваших руках наносит дополнительный огненный урон, повреждает вражескую экипировку и поджигает противника. Существует 4% вероятность вызвать “Огненный Вихрь”, наносящий урон всем окружающим вас врагам.

“Пылающий Кулак” (2/4): Все приемы, использующие бой без оружия, требуют на 40% меньше энергии. Ваши удары без оружия наносят дополнительный огненный урон и поджигают противника.

Активные умения:

“Гамбит” (4/4): Вы можете использовать серию стремительных ударов, игнорирующих показатели блока, парирования и уклонения цели, но снижающих собственное сопротивление физическому урону на 20%

“Веерная Защита”(1/4): увеличивает шанс парирования атак ближнего боя на 80% и атак дальнего боя на 50% на 15 секунд. На время действия увеличивает атрибут Ловкости на 20 ед.

Этот редкий гибридный архетип – палка о двух концах. С одной стороны, он был крайне неприятным для противника, нанося дополнительный огненный урон от всех атак. А с другой – случайно вызвать “Огненный Вихрь”, сражаясь в группе… И опять же, огненный урон сильно зависел от навыков и жадно пожирал ману. Раскачивая его, приходилось вкладываться в Интеллект, вместо того чтобы поднимать нужные милишнику Ловкость, Телосложение и Силу. Впрочем, в последние месяцы я тренировался круглыми сутками, поднимая атрибуты и очки мастерства на новый уровень.

Три секунды, две, одна…

Одновременно с ревом боевого рога, Грубер сорвался с места в сокрушительном рывке, мгновенно сокращая дистанцию между нами до нуля. Раззар взметнулся вверх, парируя “Стремительный Выпад” противника. Воин перешел в яростную атаку, заставляя меня уйти в глухую оборону. Я выдерживал шквал ударов, но долго так продолжаться не могло. Защита – проигрышный вариант, единственное преимущество которого – выждать подходящий момент, найти брешь в тактике врага и нанести ответный удар.

Именно так я и сделал. Грубер отлично управлялся с парными клинками, но не был “Обоеруким”. Скорость движения левого клинка значительно уступала правому. Почуяв это, я в нужный момент резко ушел в сторону и, припав на колено, полоснул противнику бок.

Одного точного удара хватило, чтобы наложить на Грубера эффекты “Возгорание”, “Кровотечение” и “Замедление”. Первый обеспечил мне архетип, а остальные два стали подарком моего уникального клинка. Воин покачнулся, пропустив еще нескольких точных ударов, но быстро взял в себя в руки.

Использовав “Боевое Безумие”, он моментально снял эффекты “Кровотечения” и “Замедления”, приобретая к ним иммунитет. Теперь это был уже не Грубер, а безумная машина убийства. Упомянутая способность на короткое время усиливала боевые навыки и скорость носителя, лишая того контроля над персонажем. Настоящий берсеркер виртуального мира!

Я снова ушел в глухую оборону, но теперь она оказалась не такой эффективной, как прежде. Я начал пропускать удары, раз за разом лишаясь приличных порций здоровья. В ход пошла “Веерная Защита”, разгоняя навык парирования аж на 80%. Я перестал пропускать удары и сосредоточился на противнике.

Грубер был хорош, но лишившись контроля над персонажем во благо усиления, допустил грубую ошибку.

“Рывком” уйдя из-под шквала ударов, я наложил на себя “Щит Лавы”. Эта способность увеличивала сопротивление к магии Огня, поглощала половину входящих повреждений, а оставшиеся 50% возвращала атакующему в виде огненного урона. Она действовала всего пять секунд, но крайне эффективно!

Если Грубер и догадался, в какую лужу сел, то было уже поздно. Накинувшись на меня с новой силой, неконтролируемая аватара воина огребла по полной. Он вспыхнул как спичка!

Его хиты разом прыгнули в красную зону, опускаясь к критической отметке. Ну что, пора заканчивать этот цирк!

“Гамбит” в исполнении Раззара прошил его насквозь, игнорируя показатели парирования, уклонения и блока. Последнее активное умение моего архетипа пошло в ход, добивая израненного оппонента. Побочным эффектом в виде снизившегося на 20% сопротивления физическому урону можно было пренебречь. Бой окончен!

Капитан Пантера убивает игрока Грубер!

Наш поединок не остался без внимания. Толпа взорвалась довольными криками, чествуя победителя, пока целитель воскрешал поверженного оппонента.

— Неплохо для ноунейма, — хмыкнул подошедший Арранкар. — Я готов был поставить на то, что бугай тебя раскатает. Смотри не зазнавайся, впереди еще два боя.

Другие претенденты встретили меня со смешанными чувствами. Сайден, уже успевший отыграть бой и тоже выйти победителем, по-свойски хлопнул по спине. Общительный парень: за время моего отсутствия он уже собрал вокруг себя компанию из нескольких претендентов. Мираби, молчаливая темная эльфийка, удостоила меня коротким кивком в честь признания заслуженной победы. Остальные лишь проводили хмурыми взглядами.

— Неплохо для начала, ребятки, чую, сегодня нам повезет! — не унимался Сайден, возбужденно жестикулируя.

— Уймись, некромант, впереди еще много боли, — вымолвила Мираби, обращая свой взор к арене. — Не отвлекай меня, иначе твои же кости встанут у тебя поперек горла.

— Воу-воу, не женщина, а самая настоящая Тьма! — одобрительно кивнул Сайден, заговорщически подмигивая. — Хотя леди права, впереди самое интересное.

— Сайден, готов поклясться, в прошлый раз ты так всех достал своим трепом, что тебя просто выгнали взашей, — хохотнул Джаспер, статный эльф-охотник в легкой кожаной броне.

— Знакомьтесь, это Джаспер! Я еще не рассказывал, чем он занимается со своими петами наедине? — коварно ухмыльнулся Сайден, толкая меня локтем в бок. За спиной некроманта Тлен и Отчаяние пытались изобразить нечто вроде соития, довольно неуклюже двигая тазобедренными суставами. Охотник покраснел от гнева, но продолжить перепалку не решился. Начался новый поединок.

В этот раз на арену вышел Хмырь, экипировка сразу выдавала архетип профессионального убийцы и вора. Против него выступила охотница под именем Стеллара. Бой получился на удивление быстрым и скучным. Хмырь разложил ее за несколько секунд, даже не вспотев. Стремительный, ловкий и очень опасный противник, которого стоило взять на заметку. Спустя еще пару боев нас ждало новое и интересное зрелище. Матч-реванш под названием “Мясорубка” представлял собой кровавое побоище с участием всех проигравших претендентов. Самому искусному и живучему из них давался второй шанс попробовать свои силы против более удачливых игроков.

Прозвучал сигнал боевого рога, и на окровавленном песке воцарился настоящий хаос. Зрелище было захватывающим, ведь, несмотря на проигрыши, на арене сошлись профессионалы своего дела. Засверкали молнии, засвистели стрелы, послышались крики и удары клинков. Зрители разразились одобряющим ревом. Вакханалия длилась, пока на арене не остался только один. Крупный орк под именем Блат, с двуручным молотом наперевес, уверенно стоял посреди кровавого месива.

— Да, этому палец в рот не клади, — разумно констатировал Сайден. Позади некроманта Тлен с любопытством изучал откушенный Отчаянием палец. Интересно, эти ребята сами импровизируют или Сайден тайно дирижирует оркестром? В любом случае наблюдать за мертвяками было забавно, они отлично разряжали напряженную обстановку.

Вторая серия поединков началась незамедлительно. Я не успел и глазом моргнуть, как подошла моя очередь.

— Пантера, Йота, на выход! — скомандовал Арранкар, плотоядно улыбаясь.

Его улыбка мне не понравилась, как не понравился и выбор оппонента. Йоту я определил в опасные противники сразу же, как увидел стиль его боя. Этот ловкий гибрид воина и разбойника мастерски орудовал экзотическими клинками кусаригама. Клинки представляли собой серповидное лезвие на тонкой рукояти, к обуху которой крепились длинные цепи, увенчанные тяжелым грузилом.

Это не меч, не копье, не жезл и не посох, с которыми я раньше имел дело и знал, что можно противопоставить тому или иному типу оружия. Экзотику было сложно освоить, но и справиться с ней мог далеко не каждый. Этот бой будет тяжелым, к гадалке не ходи. Даже несмотря на то, что мне уже удалось увидеть его в действии.

Поединок начался тихо. Йота с кошачьей грацией обходил меня по кругу, не спеша раскручивая одну из цепей. Ни улыбки, ни насмешки, лишь холодная уверенность на бледном лице противника. Стоило мне начать сокращать дистанцию, как тот отходил дальше, не подпуская к себе. Странная тактика для бойца ближнего боя.

Не скрою, его поведение ввело меня в заблуждение. Стоило только использовать “Рывок” для сокращения дистанции, как противник резко ушел в сторону, а цепь змеей впилась в правой запястье. Чудовищной силы рывок едва не вышиб Раззар из рук и опрокинул меня навзничь.

Я уже успел встать на ноги, когда получил первый удар серпом. Йота приблизился так же быстро, как и уходил от меня ранее. Удары посыпались один за другим. Отраженный урон от “Щита Лавы” не действовал, противник использовал что-то для поглощения огненных повреждений. Проклятая цепь лишала подвижности. Вдобавок ко всему, стоило мне парировать выпады, как очередной рывок уводил клинок в сторону, оставляя ту или иную часть тела открытой для удара. Йота обрабатывал меня как беспомощного щенка.

На руках еще оставались козыри, и я всерьез подумывал пустить их в ход. Проигрывать было обидно, но я понимал, что впереди меня ждет еще один бой, и он будет решающим. Именно там мне пригодятся все фокусы, спрятанные в рукаве.

Левой рукой я выхватил метательный кинжал и кинул его в противника наотмашь. Он попытался перехватить бросок, но я дернул цепь на себя, слегка отводя руку оппонента в сторону. В эту игру можно играть вдвоем. Острое лезвие оставило глубокий порез на щеке Йоты и заставило того злобно ощериться.

Я попытался еще раз дернуть цепь, но тщетно. Показатель Силы противника был выше моего, к тому же он не был настроен повторять свою ошибку. Дальнейшее произошло в мгновение ока.

Я попытался достать Йоту “Стремительным Выпадом”, но вторая цепь скользнула по лезвию Раззара, высекая искры и сковывая клинок. Я так и не успел понять, как Йота провернул этот трюк, но мои руки и оружие оказались скованы железным узлом.

Яростные удары его клинков кромсали мою плоть. Не помогали ни “Рывок”, ни отлично прокачанное “Уклонение”. Все, что мне удалось сделать, это провести пару самоубийственных “Гамбитов”. Спустя мгновение я уже лежал на покрытом кровью песке, отсчитывая секунды до воскрешения.

Йота убивает Капитана Пантеру!

Разбойник криво ухмыльнулся, разминая плечо, куда попал один из “Гамбитов”. По крайне мере я не слился подчистую, противнику тоже немного перепало. Воскрешенный целителем, я вернулся обратно к сборищу ноунеймов.

Этому Йоте удалось подпортить мне настроение. Несмотря на то, что главный козырь в виде “Загробника” еще оставался у меня в рукаве, на душе все равно скребли кошки. Для кого-то эти забавы лишь фан, способ получить удовольствие от игры, но у меня была вполне конкретная цель. Ее исполнение напрямую зависело от того, как пройдет этот кровавый турнир.

Я закрыл глаза и снова увидел ее скованное страхом лицо. Стремительный выпад Раззара, пронзающий тело растерянной девушки, и едва различимый свет ее души, несущийся к Пожирателю. Вес’Надаль, моя верная соратница и возлюбленная, коварно убитая и похищенная “Пандорумом” вопреки нашему соглашению. Ее душу затянул Пожиратель, проклятый предмет, способный хранить в себе души сотен НПС. Где она сейчас? Помнит ли обо мне? Страдает ли? Ответы на эти вопросы еще предстояло узнать, и для этого мне нужна была победа в этом проклятом турнире. Любой ценой.

— Кажется, кошак сдулся, — ехидно обронил Хмырь, поигрывая кинжалом. Этот тип не понравился мне с первого взгляда, и сдается, чувства эти оказались взаимны. Не сходящая с лица глумливая улыбка, холодные свинячьи глазки и нескончаемый гонор. Этих характеристик было достаточно, чтобы определиться с моим отношением к этому типу.

— Завались, мародер, еще не вечер! — вмешался Сайден. Этот парень, несмотря на свою мрачную специализацию, мне явно симпатизировал. — Если второй бой не выгорел, значит, третий станет решающим!

— И даже это не гарантирует, что вас примут в клан, — обронила Мираби, кидая на меня пронзительный взгляд. — Турнир лишь ширма, из-за которой за нами пристально наблюдают. Все решится позже.

— О, да у нас тут любительница теорий заговоров, — фыркнул Хмырь, направляя кинжал в сторону заклинательницы. — Может, уединимся после турнира, крошка? Мне есть, что тебе показать, ха-ха!

— Так зачем откладывать, — внезапно согласилась Мираби, приближаясь к разбойнику. Смуглая рука темной эльфийки легла на шею растерявшегося Хмыря. Еще немного и их губы соприкоснулись. Окружающие пораженно уставились на парочку, но тут Хмырь внезапно дернулся. Бледная кожа пройдохи покрылась сеткой черных вен, он захрипел и попытался освободиться, но хватка хрупкой с виду женщины оказалась железной.

Мираби использует умение “Поцелуй Тьмы”!

— Прекращайте! — рявкнул Арранкар, багровея от ярости. — Никаких заклинаний и умений вне арены! Последнее предупреждение, иначе оба отправитесь в расход!

Мираби с явной неохотой отпустила свою жертву и, соблазнительно проведя язычком по тонким губкам, нахально улыбнулась.

— Чокнутая (нецензурно)! — сплюнул Хмырь, с раздражением покидая компанию.

— До вечера, милый! — проворковала Мираби и, увидев наши взгляды, сменила улыбку на прежнее холодное и безликое выражение лица.

— И этой тоже палец в рот не клади, — с восхищением заметил Сайден, добавив шепотом. — Кажется, я влюбился!

Тем временем турнир продолжался. Со скрипом вылетел Джаспер, проиграв два матча подряд. Сайден и Мираби успели одержать две победы, пресловутый Хмырь находился в том же положении, что и я. Остальные худо-бедно тоже справлялись.

— Пантера, Сайден, на выход! — крикнул Арранкар, приглашая бойцов на арену.

— Ох, брат, извиняй, но поблажек не будет! Должен остаться только один! — произнес некромант.

— Взаимно, брат, — усмехнулся я.

Тлен и Отчаяние уселись на скамью наблюдать за поединком своего хозяина. Пешки на арену не допускались, в белом списке были лишь существа, призванные во время боя. Тридцать секунд на подготовку, отсчет пошел.

Меня терзали противоречивые чувства. С одной стороны, я симпатизировал Сайдену, с другой – мне нужна была победа любой ценой. Я успел неплохо изучить болтливого некроманта и его приемы. Я допускал, что многие из игроков припасли для решающего боя свои сюрпризы. Тем не менее у меня уже созрел предварительный план, и что-то мне подсказывало, что противнику он очень не понравится.

Глава 8

Раздался рев боевого рога. Некромант не терял времени даром, начав призывать помощников. Из песка полез целый лес лишенных плоти рук. Я выхватил Раззар и принялся расчищать путь, шаг за шагом приближаясь к их хозяину. Мертвяки были слабыми, в их задачу не входило убить меня, скорее задержать.

Когда до некроманта оставалось несколько метров, он применил заклинание “Костяной Доспех”. Столб кружащихся костей полностью скрыл Сайдена, давая ему драгоценные секунды для следующих кастов. Несколько ударов Разаара не произвели никакого впечатления, заклинание “Пылающей Плети” – тоже!

Внутри кружащего “Костяного Доспеха” вспыхнуло мертвенно-зеленое сияние, Сайден нараспев произносил слова какого-то ритуала. Спустя мгновение оттуда вырвались три призрака, тут же атаковавших меня. Две “Баньши” и “Призрачный Рыцарь”, ого!

Отлично! Собственно, этого момента я и дожидался.

Архетип “Загробника” давал мне способность “Заклинателя Душ”, позволяющую брать под контроль призраков и души мертвых НПС. Я взглянул на своих противников в ином свете. Что есть нежить, как не истерзанная душа, облаченная в дряхлые оковы мертвой плоти?

Усилием воли я взял под контроль всех троих разом. Это было нелегко, “Призрачный Рыцарь” по силе равнялся обычной элите. Тем не менее я держал их всех. Растерянность на лице некроманта, заподозрившего неладное, сменилась неподдельным изумлением. Он попытался отменить призыв, но моя рука надежно держала троицу за невидимые удила. Толпа зевак нерешительно замерла, пытаясь разобраться, в чем дело, но когда нежить бросилась на своего господина, зашлась безудержным хохотом.

Надо отдать Сайдену должное, он был профессионалом. “Призрачного Рыцаря” моментально сковала “Вязкая Жижа”, лишая возможности передвижения. Одну “баньши” он успел испепелить лучом некротической энергии, зато вторая без проблем нырнула сквозь “Костяной Доспех”, вцепившись в призывателя.

Сопротивление физическому урону, значит? Ладно. “Пылающая Плеть”, “Сноп Огненных Искр”, “Огненный Шар”! Я обрушил на ушедшего в оборону мага весь свой арсенал, пытаясь пробить защиту заклинаниями.

В ответ Сайден использовал “Кольцо Холода”, временно снижая подвижность своих противников, и добил “баньши” одним точным ударом псионической энергии. Некромант-менталист, интересная и опасная комбинация!

— Ну нет, брат, так легко ты не отделаешься! — прохрипел Сайден, парируя мой выпад своим посохом.

“Костяной Доспех” наконец-то приказал долго жить, и мы сошлись в ближнем бою. Фехтовал некромант значительно хуже, чем колдовал, больше полагался на необычные комбинации. Первым на меня легло “Ослепление”, вынуждая резко уйти в сторону и покинуть вектор вероятной атаки. Вторым он использовал “Призрачный Рывок” на короткую дистанцию, перемещаясь на другую часть арены.

К тому моменту, как я снял “Ослепление”, он уже кастовал новое заклинание, и судя по грохоту, которым разверзлась земля, меня ждал сюрприз. Так и вышло.

Сайден произносит заклинание “Великий Призыв: Амаа’Тун”!

Упрямый некромант не желал сдаваться. Великое заклинание! Такие штуки обладали огромной силой, и их было очень сложно получить. Дар божества или выполнение задания эпического качества, пожалуй, являлись самыми распространенными источниками такой мощи.

А потом я увидел, что есть Амаа’Тун. Многопалая некротическая тварь с внушительным брюхом и огромной клиновидной мордой появилась на свет. Тело монстра испещряли многочисленные рты, полные острых зубов. Трибуны зашлись неистовым ревом. Действительно, не каждый день увидишь такое представление.

Сайден припал на одно колено, тяжело опираясь на посох. Похоже, Призыв высосал все его силы, но добраться до ослабевшего некроманта все равно будет очень сложно. Мальчишка не оставил мне выбора, вынуждая использовать последний козырь.

Я бросился на тварь, на ходу активируя еще одну фишку “Загробника” под названием “Призрачный Аватар”. Эта способность трансформировала мое тело в мощную призрачную аберрацию, обладающую целым спектром убийственных возможностей.

Кажется, Сайден снова изумился, а толпа на скамьях зашлась в экстазе. Мое тело быстро трансформировалось. Руки, ноги удлинились и разошлись мощными буграми мышц, ногти на пальцах превратились в острые лезвия, лицо оплыло и вытянулось, обнажая огромную зубастую пасть. В таком виде я определенно не был красавчиком, зато мог качественно сеять смерть и хаос.

Две отвратительных твари сошлись боем. Мои когти-лезвия впивались в плоть противника, оставляя глубокие порезы. Множественные челюсти Амаа’Туна кромсали мою призрачную плоть. Еще, тварь, давай еще! Благодаря особенностям аберрации, с каждым новым укусом моя сила атаки увеличивалась, разгоняясь до новых высот. Чем сильнее ранил меня враг, тем сильнее становился я сам.

Сайден попытался что-то скастовать, но я использовал “Потусторонний Вой”, устрашая выдохшегося некроманта. Мои челюсти впились в смердящую плоть загробного монстра, вырывая с корнем одну из конечностей. Тварь издала противный визжащий звук и попыталась пробить меня магией Разума. Иммунитет, (нецензурно)сука! Исчадие бездны, призванное Сайденом, идеально подходило для сражения с живыми, но равного по силе противника-нежить остановить не могло.

Я вошел в экстаз, кромсая своего врага. Ошметки летели во все стороны, пока, наконец, Амаа’Тун не испустил дух. В одном яростном порыве я кинулся к Сайдену и прошил некроманта когтями насквозь, словно тряпичную куклу. В этот же самый момент аберрация приказала долго жить, возвращая мне прежний облик.

Дурман боевого экстаза спал, тело поверженного противника лежало у моих ног. Толпа ликовала.

— Заслуженная победа, брат, — с кислой миной заметил воскрешенный Сайден. — Я когда твою тварь увидел, чуть в штаны не наложил. Честное слово! Моя-то, конечно, та еще страхолюдина, но твои когти и рожа… жуть!

— У тебя два выигранных боя за плечами, как и у меня, — заметил я, обращаясь к некроманту. — Посмотрим, как карта ляжет.

— Это был интересный бой, — сказал Блат, с уважением кивая некроманту. — Мне бы тоже пришлось несладко, будь я на твоем месте, Сайден.

— А я бы эту хрень под орех разделал, — лениво бросил Хмырь, гордо щеголявший третьей победой подряд. — Огромная, неуклюжая… как нефиг делать.

Но игроки пропустили бахвальство разбойника мимо ушей. Спустя еще пару боев турнир был окончен. Часть претендентов отсеялась в процессе, оставшиеся же с волнением ожидали финального вердикта.

— Всем слушать сюда, салаги! Те, чьи имена прозвучат сейчас, выйдут на арену! — прокричал Арранкар, перекрикивая гул толпы. — Йота, Мираби, Хмырь, Странник, Блат, Хакари… Сайден.

Названные командиром игроки вышли на арену, с ощутимым напряжением оглядывая друг друга. Что их ждет, казнь или милость?

— К вам, ноунеймы, у меня вопросов нет, вы приняты! — крикнул Арранкар, наслаждаясь шумом и улюлюканьем толпы. Вызванные игроки ощутимо расслабились, но представление еще не закончилось.

— Пантера, живо сюда, — скупо рыкнул командир.

Меня не нужно было приглашать дважды. Пулей вылетев со скамьи, я быстро оказался перед распорядителем турнира.

— Гибрид, магия и ближний бой. Ты знаешь, где кончают гибриды, салага?

— Думаю, что в командном звене, но это не точно.

— В выгребной яме, ноунейм! Твои фокусы – это все мишура. То, что ты показал сегодня, стоит ровно половину настоящего бойца, куда делось остальное?

— Если ты про очки мастерства, у меня неплохо вкачано “Лидерство” и сопутствующие навыки, — ответил я, выдерживая тяжелый взгляд собеседника. — Дай мне тройку бойцов, и я надеру тебе зад.

На арене воцарилось молчание. Честно говоря, я подумал, что своим дерзким общением перегнул палку, но тогда я еще не знал “Пандорум” во всей его красе. Арранкар громко фыркнул и от души расхохотался, согнувшись пополам.

— Черт, салага, видел бы ты свою рожу! Лидер говоришь? Запомни, не ты выбираешь быть лидером, твои бойцы должны выбрать тебя, — серьезным тоном закончил Арранкар, оборачиваясь куда-то вбок.

Я проследил за его взглядом и успел заметить чью-то тень, быстро скрывшуюся за одной из пристроек. Арранкар нахмурился, хмыкнул и вновь повернулся ко мне.

— Ты принят, ноунейм. Марш к остальным!

Под одобрительные кивки и похлопывания по спине от других счастливчиков, я примкнул к своим новым братьям по оружию. На сердце отлегло, хотя голова все еще гудела от напряжения. Этот день дался мне нелегко.

— Сайбер, ко мне! — рыкнул командир, вызывая еще одного ноунейма.

Низкий жилистый тифлинг-разбойник, широко ухмыляясь, быстро скользнул со скамьи на арену.

— Ну что, гнида, думал, мы не узнаем? — расплылся в улыбке Арранкар, тыча пальцем в грудь разбойнику. — Ты у нас, значит, пчелок любишь, да?

— Что? — растерянно переспросил Сайбер, оглядываясь по сторонам. — Каких пчелок? О чем ты?!

— Месяц назад, Равнина Страха, ничего не припоминаешь?

— Да это был простой рейд, по фану! — пискнул тифлинг, виновато разводя руками. — Мы с ребятами просто развлекались.

— Ты развлекался с Роем, гнида, — низким басом прорычал Арранкар. — И тебе хватило наглости припереться сюда?

Тлен и Отчаяние, стоявшие позади Сайдена сделали выразительный жест, проведя ладонью по костлявому горлу. В целом я был с ними согласен, кажется, тифлинг сдулся. И правда, Сайбер не выдержал напряжения и дал деру. Точнее попытался. Под ногами разбойника разлилась черная вязкая лужа, толпа разразилась гневными криками. Панды вскакивали одни за другими, обнажая оружие.

— Сейчас мы покажем, что нам по фану, пчелка, — кровожадно улыбнулся Арранкар. — В расход его!

Закричавшего тифлинга накрыл град из стрел и заклинаний. Каждый член Пандорума посчитал своим долгом вписаться в килл, ставя кровавую подпись под приговором Арранкара. Тело тифлинга еще дергалось, принимая на себя шквал заклинаний и снарядов, хотя сам игрок был мертв. Мираби проявила инициативу искусно кастуя “Левитацию”, не давая телу упасть, пока то не превратилось в кровавое месиво.

— Добро пожаловать в “Эвтаназию”, черти! — выкрикнул Арранкар, обращаясь к нам, под одобрительный рев наблюдателей Пандорума. — Эвтаназия делает вам одолжение, так что не думайте расслабляться! Мой кованый сапог в любую минуту готов пнуть под зад любого из вас! Чтобы стать полноправными членами альянса вам нужно заслужить доверие своих братьев по оружию, а до этого дня вы – мясо!

Развлекательная программа подошла к концу, и Панды начали расходиться по своим делам. Арранкар выдал нам новую порцию инструкций. Моим новым местом обитания на ближайшее время должен был стать форт с красивым названием Мизери. Правда, тот факт, что это место находилось на границе Сумеречного Леса и Мрачнолесья, не внушал особого оптимизма.

Почти весь запад континента занимал огромный Древний Лес. Его внушительная территория условно делилась на три части: Светлолесье, Сумеречный Лес и Мрачнолесье.

Светлолесье было обитаемо и в целом условно-безопасно. В сумеречных областях скрывались таинственные руины, дремали тысячелетние деревья, искателей приключений ждало множество открытий и секретов. Где-то там находился легендарный Мифариор, разрушенная столица древней цивилизации эльфов, комплекс эпических подземелий, притягивающий рейдовые группы всех мастей.

А вот зона Мрачнолесья находилась под перманентным проклятьем, повышающим показатель Ужаса аж на две единицы. Внутри водились кошмарные создания тени и сильная нежить. Вся эта свора нечисти охраняла редкие сайты и аномалии, на которых можно было неплохо поживиться, но сама атмосфера этого места нагнетала тоску и уныние.

Ну а каким испытаниям могли подвергнуть нас Панды в такой обстановке, я предпочитал и вовсе не думать. Новобранцы “Эвтаназии” оседлали птичек и дружно взмыли в небо. Перекинувшись всего парой словечек, мы негласно пришли к выводу, что новичкам лучше держаться вместе. Кто-то храбрился, кто-то презрительно усмехался, но в душе все понимали одно – веселье только начинается, и кто будет смеяться последним, еще неизвестно.

Интерлюдия: Проксимо

Проксимо был умен, холоден и расчетлив. За долгую, полную трудностей и невзгод жизнь он научился ценить то, что имеет. Сперва борьба за выживание в прибрежных районах западного побережья Северной Америки, когда морская стихия начала брать свое, затем статус беженца в большом и жестоком мегаполисе. Таких миллионы, но он был особенным. Год за годом он по крупице выгрызал для себя право на жизнь и привилегии, пока, наконец, судьба не преподнесла ему настоящий подарок.

Сферу. Именно здесь он без проблем смог реализовать потенциал, который реальный мир пытался задушить в нем годами. Именно тут Проксимо собрал под свои знамена лучших из лучших, основал империю на собственных правилах и законах. Золото текло рекой, щедро наполняя его карманы не только в игре, но и в реале.

Друзья и знакомые звали его “Про”, и он был “Про”: про-игроком, про-лидером, про-стратегом. Профессионалом. Лучшим среди равным.

Удобно расположившись в мягком кресле во главе длинного стола на самой вершине Блэк Новы, он чувствовал себя властелином вселенной. И пускай эта реальность всего лишь вымысел, желания человека одинаковы везде. Он давно перешагнул порог нищеты, утолил жажду славы, но что-то все равно не давало ему покоя. Он чувствовал, что должен сделать нечто особенное, воплотить в жизнь нечто большее, чем войны за жалкую кучку провинций.

Сегодня перед ним собрались лидеры всех кланов “Пандорума”. Незаурядные личности, доказавшие свое право на власть. Большинство из них, впрочем, не видели дальше собственного носа. По крайней мере, мысль об этом доставляла Проксимо удовольствие. Кто они без него? Всего лишь главари шайки рейдеров, убийц и мародеров. Но все вместе, объединенные единой волей, они составляли “Пандорум” – силу, с которой приходилось считаться всей Сфере Миров.

Пока кланлидеры лениво обсуждали ничего не значащие темы, Проксимо внимательно наблюдал за ними.

Гор, лидер “Обливиона”, выделялся уникальной аватарой снорка, демона-убийцы. Пожалуй, Гор был единственным здравомыслящим игроком в его окружении, которому можно доверять. В определенной мере. Их с Проксимо связывала давняя дружба, к тому же педантичность немца нравилась лидеру “Пандорума”.

Джерхан, глава “Стального Отряда”, любил строить из себя туповатого верзилу, озабоченного лишь грабежами и убийствами. Надо признаться, ему это неплохо удавалось при помощи аватары громадного огра. Но Проксимо знал, что под напускной тупостью скрывается цепкий и алчный ум. С Джерханом всегда приходилось держать ухо востро. Проксимо не любил русских, но клан Джерхана собрал сливки рус-комьюнити, самых лучших и воинственных игроков Сферы.

Кронк по кличке Мясник, лидер “Железных Пауков”, самого многочисленного клана “Пандорума”. От его аватары кровожадного орка разило самой смертью. И в этом была толика истины. Пауки славились своей откровенной жестокостью, особенно по отношению к НПС. Проксимо никогда не выделял Кронка ни по уму, ни по талантам, но за ним была сила, и эта сила была важной частью альянса.

Ладар, лидер “Асгарда”, суровый командир скандинавского крыла “Пандорума” был немногословен и холоден, словно лютая северная вьюга. Несмотря на обычную аватару человека, Ладар создавал впечатление решительного и уверенного в себе лидера. Его общество всегда несколько смущало Проксимо, он до сих пор не мог определить для себя, нравится ему северянин или нет. В любом случае пока он верен “Пандоруму”, альянс будет верен ему в ответ.

Среди собравшихся были и лидеры других кланов, но их голоса имели малый вес. Чего нельзя сказать о тех, за кем наблюдал Проксимо. Каждый из упомянутых кланов имел в своем распоряжении джаггернаут, исполинский астральный корабль, способный в одиночку решить исход битвы. Власть и влияние определяются силой, это знал каждый из собравшихся здесь игроков.

— Довольно! — прогремел Проксимо, с треском ударяя кулаком по столешнице. В зале повисла звенящая тишина. — Хватит болтовни! Вы трещите как сороки. Иногда мне кажется, что собрать вас всех вместе было дурной затеей.

— Дело привычки, Про, ты же знаешь, мы не со зла, — проскрежетал Кронк, довольно почесывая пузо.

— Что за спешка, Про? Старые Боги шепчут, что ты собрал нас неспроста, — пророкотал Джерхан, опираясь обеими руками на стол. Подходящего по размерам кресла для великана не нашлось. — Должна быть веская причина, чтобы Гор бросил кемпить порталы в Бездну!

— Знаю, о чем вы думаете, каждый из вас! Раньше трава была зеленее, хер стоял выше и телки были во-о-о-о-от с такими дойками! — вбросил Проксимо, вызывая одобрительные смешки среди собеседников. — Но я вам открою простую истину. То, что было в прошлом, должно там и оставаться! Дело в будущем, нашем будущем.

Он обвел взгляд замолчавших кланлидеров и продолжил:

— Мы загнали под лавку Рой. Под Ринпортом дали просраться китаезам. Никто не смеет бросить нам вызов. Всей Сфере известно наше имя, все хотят к нам.

— Ага, разве что девки не падают, раздвигая ноги! — грубовато хохотнул Кронк. — Да, мы крутые, Про. Все это знают. Ты к чему?

— “Пандорум” сейчас на пике мощи. А за пиком неизбежно следует спад. Я вижу, что мы остановились, расслабились и доим Сферу, как хотим. Чем вы занимаетесь? Кемпите Бездну, Базаар и Андромеду? Крышуете крабские алли? Фармите легендарки в Ахероне? Пройдет еще немного времени, и придет кто-то молодой, жадный и наглый, и спихнет нас с трона, как жирных старых котов.

— Ну, не нагнетай! — ощерился Кронк. — Кто? Кто придет? Нет никого!

— Старые Боги говорят, что в словах Про есть правда! — поддержал лидера Джерхан, плотоядно оскалившись. — Клянусь Кровью и Сталью! Нам нужна новая война!

— Чтобы расти дальше, нам нужен вызов. Нужна миссия! — произнес Проксимо.— Нужен челлендж, который заставит Сферу вздрогнуть!

— Громко говоришь, да толку, — задумчиво протянул Джерхан, глядя Проксимо прямо в глаза. — Или у тебя есть план?

— И план, и возможность, и средства, — твердо заявил лидер альянса, поднимаясь. — Но мне нужен каждый из вас. “Пандоруму” нужен каждый из вас, чертовых ублюдков! Мы сделаем то, что до нас не делал еще никто. Мы захватим целый мир. Полностью, без остатка.

В зале повисла тишина. Наметанным взглядом Проксимо отметил кислую мину Джерхана. Впрочем, это могло быть связано с необходимостью отмены всех военных операций, которые запланировал лидер “Стального Отряда”.

— М-м, Про, а зачем нам “целый мир”? — наконец спросил Ладар. — Нам платят аренду с пяти миров, есть петский алли “Доминион”, зачем нам вся эта движуха с суверенитетом и форпостами?

— Геморрой! — коротко рявкнул Джерхан. — Пусть крабы возятся с этим дерьмом! Мы – “Пандорум”, мы не крабим! Мы приходим и забираем, что хотим!

— Ты прав, мы – “Пандорум”! — кивнул Проксимо, тоже вставая. — Вы не поняли. Я не собираюсь воевать за все “дикие земли” Сферы Миров. Мы сделаем иное, то, чего еще никто не делал! Мы покорим НПС-Королевства, заставим стать нашими подданными – или сотрем их с лица Сферы!

— Воевать с НПС? — озадаченно наморщил лоб Кронк. — Ты в своем уме, Про? НПС-Королевства защищает Закон Равновесия!

— Вот именно, друг мой. Ты сам только что сказал, что некому бросить нам вызов! — глаза Проксимо кровожадно блеснули. — Мы пойдем войной на Равновесие и попробуем его на прочность!

— Старые Боги спрашивают: в чем смысл? — прогудел Джерхан, которому идея Проксимо явно не пришлась по душе.

— Смысл очень прост – мы впишем себя в историю Сферы, сделав то, что не делал еще никто! Мы станем первым альянсом, владеющим и управляющим НПС-регионами. Вы не понимаете, а я предвижу: в этом заключается власть над Сферой! Механика одна, и если мы поймем, как управлять ей, мы сможем покорить всю Сферу!

— Интересная идея, но нашим парням не понравится сидеть с пустым киллрейтингом, — задумчиво произнес Ладар. — Убивать НПС, нет киллов, нет славы!

— О, ты ошибаешься, друг мой! Как преподнести, как преподнести! Это будет массовый эвент, массовые битвы и осады! Разрушения и тысячи жертв! Мы, как древние завоеватели, как римские легионы, вступим во взятые города, выпотрошим их и отдадим на разграбление нашим воинам! Кровь польется рекой, я обещаю!

— Красивые слова, но что на деле, Про?

— Получив Корону лидера фракции, можно менять настройки НПС-Королевства. Например, отключать стражу, менять уровень допустимого насилия и все такое прочее. Теперь понимаете?

— Добыча, рабы и доступные бабы! — заржал Кронк. — Заведу себе гарем! Я в деле, Про!

— Кроме того, все помнят, что нам нужны души? В ходе этой войны мы заберем их столько, что хватит для…

Проксимо неожиданно прервался на полуслове и снова обвел всех долгим взглядом:

— У вас есть три дня на сборы. После этого начнем всеобщую мобилизацию.

— Где будет наша цель, Про? — уточнил Кронк.

— Таэрланд, — уверенно заявил Проксимо, расплываясь в довольной улыбке. И она не предвещала Таэрланду ничего хорошего.

Глава 9

Прошло две недели, а я все еще не приблизился к своей цели. Мне говорили, что время лечит, но тоска и одиночество по-прежнему пожирали меня изнутри. В редкие моменты слабости я пытался забыть ее, думал бросить все и пуститься во все тяжкие, как некогда сделал один мой очень хороший друг. Но каждый раз, несмотря на все мытарства, я вновь возвращался к своему плану. Ощущал, что поступаю правильно, чувствовал, что только так смогу обрести покой.

Хотя теперь я формально считался членом альянса “Пандорум”, старожилы не принимали меня за своего. В Сфере полным-полно кланов, где игроку предоставляется шанс стать ценным членом сообщества сразу же после вступления. Но здесь все было иначе. Среднее ЧСВ на душу населения у рядовых Панд зашкаливало, и этому имелось рациональное объяснение. Они были элитой, многие имели перфектные навыки и астрономическое количество ОМ.

Когда нам с ребятами показали нормативы, которые должен освоить рядовой боец Пандорума, у меня глаза полезли на лоб. И я еще думал, что неплохо прокачал боевые навыки! Мои сорок тысяч очков мастерства и шестой-седьмой ранг профильных навыков вызывали у Панд презрительную усмешку. Впрочем, в Сфере сумма атрибутов и ОМ не так важна, как в играх с линейной прокачкой. Они дают огромное преимущество умелому бойцу, но прямые руки и холодная голова важнее, рукастый нуб вполне способен размотать бестолкового отца.

Я вновь почувствовал себя нубом, заново познающим Сферу. Тренировки сменяли одна другую, не оставляя времени на передышку. Я действовал на автомате, остервенело упражняясь и размышляя. Чем быстрее я смогу показать себя, добиться признания, тем скорее у меня появится шанс отыскать Вес’Надаль.

В форте “Мизери” не приходилось скучать. Вылазки в Мрачнолесье проводились на регулярной основе. Здесь нам четко давали понять, что боец, отправляющийся на задание, должен стать идеальным оружием в руках своего командира. Панды могли вести себя как отъявленные головорезы, отпускать сальные шуточки и бахвалиться навыками на людях, но в составе боевой группы не было места вольностям.

Либо ты действовал в команде, либо оставался один. Панды понимали это высказывание буквально, бросая несогласных посреди Мрачнолесья, где те нередко лишались жизни и шмоток в схватках с сильной нежитью. После парочки инцидентов даже отъявленный пустозвон Хмырь перестал открывать рот.

В целом ребята, с которыми нас сослали в учебку, пришлись мне по душе. Помимо Сайдена, Мираби и Блата, я познакомился со Странником. Немногословный мастер ближнего боя всегда действовал с расстановкой и хладнокровием. Его аватара пустынного ракшаса заметно выделялась на фоне стандартного набора рас. Больше всего он походил на огромную гладкошерстную выдру, хотя сам Странник говорил, что это кот, и любого, кто пытался с ним спорить, ждал неминуемый вызов на дуэль. После нескольких кровопролитных боев никто больше не решался оспаривать это заявление, хотя злые языки все равно время от времени звали его Выдрой. В дополнение к экзотической внешности, Странник отлично владел техникой рукопашного боя. Облаченный в мощные краги, покрытые острыми шипами, и наручи с широкими лезвиями, в бою он был настоящим дьяволом.

Сегодняшний день выдался удачным. Арранкара и Вепря, наших неизменных мучителей, вызвали в Блэк Нову. А значит, можно было немного сачкануть и пренебречь утренней разминкой. Блат с Хмырем резались в “Башни”, Сайден пытался неуклюже подкатывать к Мираби, Странник старательно затачивал лезвия наручей. Идиллию прервал сигнал оповещения о входящем вызове в Гонце. Судя по неуверенно замершим товарищам, вызов был общим.

— Всем игрокам из группы сбор у казармы через две минуты, — произнес громкий, уверенный голос Арранкара. — Подготовить стандартные расходники и экипировку, у нас экстренный рейд.

— Вот блин, накрылась лафа, — скривился Хмырь, с раздражением убирая карты в инвентарь. — Похоже, начальство уже вернулось и жаждет крови.

— Движение – это жизнь, парни, — возразил я, поднимаясь. — Не затем мы вступали в “Эвтаназию”, чтобы штаны просиживать.

— Знаем, плавали, — буркнул Хмырь, бегом направляясь к выходу. — Кто последний, тот сморщенный стручок энта!

У казарм уже собралась толпа народа. Помимо нас, на сходку явились еще две группы новобранцев и боевая конста во главе с Морганой.

Как и Арранкар, Моргана – центурион “Эвтаназии”. В иерархии клана, построенной по римскому образцу, она являлась командиром боевой консты и одним из альянсовых рейд-лидеров.

Дьявольски привлекательная и недоступная, Моргана обладала воистину стальным характером. При каждом появлении она становилась мишенью жадных мужских взглядов и жарких пересудов. Откровенный черно-алый тканевый прикид почти не скрывал тело, по длинной ножке бежала татуировка в виде языков пламени, рыжеволосую голову украшала серебряная диадема с фиолетовым волшебным камнем. С губ не сходила надменная улыбка. Я не видел ее в бою, но в “Мизери” болтали, будто Моргана – “истинная жрица” Астарты, способная положить целую группу противников. О возможностях адептов Астарты я знал не понаслышке.

Я не считал себя откровенным бабником, но пропустить такое сокровище мимо своих глаз был не в силах. Как и многие другие. Властная и неприступная, Моргана была желанным трофеем в коллекции любого здорового мужчины. Сайден, конечно же, попытался подкатить к ней, за что в итоге поплатился своими приспешниками. Тлен и Отчаяние, впрочем, как обычно, махнули лишнего и быстро познали на себе яростные удары хлыста.

— Рейд создан, набиваемся по группам! — сообщил Арранкар, на ходу раздавая приказы. — Северные рудники подверглись атаке, отличная возможность размяться! А чтобы вы, молокососы, не ныли и не скулили о несправедливости жизни, Моргана ла Фэй собственной персоной согласилась показать вам, как нужно правильно зачищать сайты! Живо по птичкам!

Что бы там ни наклевывалось, дело обещало быть масштабным и интересным.

***

Рудник представлял собой огромную котловину, укрепленную деревянными подпорками. В нижней части восточного склона чернел зев входа в шахту. На дне виднелись множественные деревянные конструкции, брошенные тележки, руда и… кобольды. Очень много кобольдов.

Сами по себе снежные кобольды были посредственным противниками, не отличающимися развитым интеллектом, но в данном случае их численность могла доставить хлопот. Вероятно, здесь сработало динамическое событие из разряда “Вторжение” или “Миграция”, потому что рудник захватило целое племя, как минимум пара сотен. Нас же, включая консту Морганы, было впятеро меньше.

Арранкар принял решение ударить с трех сторон. Это должно было распределить нагрузку на группы и ускорить зачистку рудника. Боевая конста Морганы могла без проблем держать фланг самостоятельно и приступила к работе с севера. Две группы новобранцев зашли с запада, в то время как наша пати во главе с Арранкаром ударила с юга.

Начался бой. Вопреки пренебрежительному отношению к кобольдам, крысиные отродья смогли дать неплохой отпор. Вперед они выпускали пушечное мясо, пока заклинатели и пращники осыпали нападающих градом ледяных осколков и копий. Но мобы – не противники игрокам, тем более крепким бойцам “Пандорума”. Кобольды дохли пачками, а боевые группы шаг за шагом продвигались вперед.

— И часто здесь такое творится, Арранкар? — спросила Мираби. — Их реально очень много!

— Нечасто, обычно меньше приходит, — ответил командир. — Возможно, сработало какое-то случайное событие. Видите, там впереди рыжую тварь в костяных прибамбасах? Это их Видящий, типа пророка. Почти весь клан в сборе.

— Снежные Кобольды обитают ближе к вершинам Костей Ветра, — не унималась заклинательница. — На кой им спускать вниз весь клан?

— Черт знает этих тварей! Нам нужно прорваться к шахтам, — бросил Арранкар. — Блат, (нецензурно), береги расходники! Это всего лишь сраные кобольды!

Мы работали не покладая рук, вырезая врагов и продвигаясь вперед, но до консты Морганы нам было далеко. Подобно ангелам смерти, они шли напролом, сметая врагов сталью и выжигая мощной магией. В первых рядах пылал огненный хлыст рыжеволосой жрицы, превращая кобольдов в вопящие огненные факелы. Остальные не отставали, каждый на свой манер. Неудивительно, что ее группа первой добралась до Видящего. Тщедушную рыжую тварь окружало плотное кольцо гвардейцев, а сам кобольд камлал в круге, выкладывая сложный рисунок из костей разного размера. Он явно проводил какой-то необычный обряд, и эти приготовления не сулили нам ничего хорошего.

Арранкар: Моргана, Видящий что-то готовит! Прервите ритуал, быстро!

Моргана: Вижу. Сейчас сожгу их “Огненной Чашей”.

Группа Морганы остановилась. В руках девушки в алом вместо огненного хлыста появилась большая черная чаша, похожая на те, что в Храмах ставят для приношений. Моргана, упав на колени, молитвенным жестом воздела чашу над головой, запрокинув лицо к небесам и что-то яростно крича. Слова были не слышны за шумом битвы.

И я увидел, как чаша наполняется бурлящим рыжим огнем. Подобно живому ручью, он хлынул на кобольдов, повинуясь движениям руки жрицы. Кольцо мобов, окружавших Видящего, моментально утонуло в огненном озере. Там разверзся настоящий ад: визг и вопли сжигаемых кобольдов заглушили все прочие звуки. Отчетливо пахнуло паленым.

Арранкар: Спускаемся ниже! Помогаем! Ассист, бьем по моей подсветке! Нужно сфокусить эту тварь!

На Видящего, упорно не желающего умирать, обрушился целый град стрел и убийственных заклинаний. В ревущем пламени, исторгаемом Чашей Морганы, сгорали как спички обезумевшие приспешники. Мои штучки с огнем казались детскими фокусами по сравнению с тем, что она только что продемонстрировала.

Для верности кто-то из Панд не пожалел “Большой Огонь”, припечатав сверху. В получившемся огненном котле не выжил никто.

Арранкар: Так, сейчас догорит, и заходим внутрь.

Моргана: Ар! Сигналы!

Арранкар: (нецензурно)! Пентаграмма!

Глава 10

Спустя мгновение возле котлована вспыхнули линии большой огненной звезды. Из радужной пелены над ней хлынули десятки игроков на “птичках”, тут же устроившие хоровод над нами. Воздух разрезал свист стрел и злое гудение БО.

— Это Рой! — вскрикнула Мираби.

Арранкар: Поднять щиты! Максимальный обкаст, Блат и Хмырь…

Договорить Арранкар не успел. Он сам и пядь земли вокруг него стали похожи на кактус, ощетинившийся тысячей колючек. Десятки стрел и дротиков пронзили центуриона, мгновенно пригвоздив к земле. Я знал, что так работает рейдовый ассист, от которого не спасет никакой хилер.

Следом за залпом сверху мелькнула ослепительная искра, падающая с нарастающим визгом. Я слишком хорошо знал, что это такое.

Капитан Пантера: БО! В СТОРОНЫ!

Я отшвырнул подальше Мираби и вытолкнул Сайдена из радиуса взрыва, в последние секунды успел выкатиться сам. “Большой Огонь” зацепил нас лишь краешком, накрыв волной колючих искр.

Рой бил прицельно и с холодным расчетом. Удары врагов были направлены против командного звена. Наш рейд состоял преимущественно из новобранцев, не у каждого из которых за плечами был опыт крупных сражений. Убрав с поля боя рейд-лидеров, Рой хотел облегчить себе задачу, ведь справиться с разрозненным и деморализованным врагом куда легче, чем с организованным рейдом.

Счет времени шел на секунды, а бойцы Роя все прибывали и прибывали. Я понимал, что это будет резня. Каким-то образом Рою удалось спланировать ловушку, и теперь они намеревались прикончить как можно больше Панд одним дерзким ударом.

Мгновенно воцарился хаос. Сразу в нескольких местах разорвались заклинания “Большого Огня”, мигнула и погасла в рейде иконка Морганы, следом легли ее бойцы. Стрелки Роя хладнокровно расстреливали нас, кружа на “птичках”, а сверху, спеша получить свою порцию киллов, уже падал их десант.

Арранкар погиб, Вепрь и Джанго, командующие западным флангом, находились при смерти, нас захлестнула волна паники. С одной стороны поджимали кобольды, с другой надвигались “шершни”. Но даже в таком скверном положении нам крупно повезло: Рой нанес основной удар по другим группам. Почти все наши были живы и относительно здоровы.

Моргана: Damn ! Это трап! Американские придурки перекрыли респ. Тут джаммер. Арр, свяжись с Шэдоу, пусть собирает рейд.

Арранкар: Уже написал. Но сюда минут двадцать-тридцать лететь, успеют уйти.

Арранкар: Парни, ложитесь, без шансов. Их тут 100+.

Сказав это, наши лидеры ушли с рейдового канала, перепрыгнув в группу с руководством клана, куда уже начал набиваться народ.

Ложиться?! Невероятным усилием воли я взял себя в руки, останавливая хаотичный поток мыслей. Я осознал, что эта суматоха дала мне отличный шанс показать себя. Упустить такую возможность глупо. Было ли мне страшно? Да, но я знал, что преодолеть страх можно одним единственным способом – перешагнуть через него. И Арранкар, и Моргана не могли больше командовать, в “Гонце” началась настоящая вакханалия.

Капитан Пантера: Заткнуться всем! Отступаем в шахту, (нецензурно), бегом!!! Блат, Хмырь, Даврим, Чурка – фул ДПС! Добейте мобов у входа, пробейте путь к шахте! Остальные в оборону! Хилы, держать рейд, банки и скилы по кулдауну! Живее, (нецензурно)!

Сайден: Их слишком много! Мы не справляемся!

Капитан Пантера: Тишина на канале!!! Всех “пешек” – в бой! Сайден, полный призыв, вызывай свою нежить! Нужен заслон! Мираби, дай “Марево”!

Классовая способность темных эльфов давала им уникальное умение на короткое время призывать “Темное Марево”. Дно котлована скрыло облако непроглядной тьмы, Рой потерял возможность выщелкивать нас по ассисту. Магическую завесу попытались снять сразу несколько диспелов, но показатели стойкости у Мираби были на высоте. Вражеская магия оказалась бессильна против классовой способности темной эльфийки.

Тлен с громким хрустом вырвал одну из конечностей Отчаяния и, размахивая импровизированной дубинкой, ринулся в атаку. Отчаяние озадаченно поскреб макушку и, картинно пожав плечами, бросился вслед за товарищем.

Сайден был слишком занят, чтобы обращать внимание на причуды своих соратников. Я не видел его во тьме, но логи заклинаний отображались в рейдовых сообщениях. Некромант произнес “Воскрешение Мертвецов”, поднимая многочисленные трупы кобольдов. Недолговечные слабые зомби Рою на один укус, но они послужат нам живым щитом, отвлекая внимание! Следом прозвучал “Костяной Вихрь”, миниатюрный ураган поднял в воздух тучу острых как бритва костей, нанося противнику неприятные и болезненные порезы. “Шершни” растерялись, подарив нам немного времени.

Признаться, я не был уверен, что мои потуги увенчаются успехом, но четкий командный голос, подкрепленный отборным матом, отрезвляюще подействовал на рейд. Братья по оружию не спорили и быстро исполняли приказы. Как ни крути, а большинство людей нуждаются в четких инструкциях. Реализовывать чужие указания всегда легче, чем командовать самому, никакой тебе ответственности, чистый фан. В бою все то же самое.

Клин милишников расчистил верещащих кобольдов у входа в шахту. Рой заметил наш маневр и пустил в ход АОЕ-заклинания, засыпая нас стрелами и магией. Они били наугад, но плотность огня была так высока, что мы опять начали нести потери.

Кто-то успел выйти из зоны поражения, кто-то нет. Иконки бойцов гасли одна за другой. И все же ребята справились. Хилы работали на пределе, буквально вытаскивая товарищей из могилы, пока те из последних сил заползали под своды шахты.

У меня не было конкретного плана, я лишь руководствовался простой логикой. На открытой территории силы противника смяли бы нас за пару минут. В узком жерле шахты Рой лишался своего главного преимущества – численного превосходства. Опьяненные угаром сражения и скорым ожиданием победы, бойцы противника, словно лемминги, кинулись вслед за нами. Погоня за ранеными и отступающими целями придавала им уверенности в собственных силах. Последние пешки и боевые маунты закрыли вход в шахту, выигрывая нам драгоценные секунды.

— Моргана слегла всей констой, их тупо сфокусили!

— Камни Душ не работают, они развернули джаммер!

— Значит, подмоги тоже не будет, ни у них, ни у нас!

— Да на кой черт им подмога, там сотня игроков, если не больше! Рой вообще охренел, дропаться на Таэрланд?!

Капитан Пантера: Тихо все!!! Блат, Йота, Даврим, Рандом! Блокируйте ход узкой цепью! Хилы, держать милишников! Остальные в магию и дальнобойный урон, бить поверх голов!

Хмырь: Долго все равно не выстоять, это могила, (нецензурно)!

Капитан Пантера: Как только начнут давить – отходим, место еще есть! Хмырь, нужна инфа по тылам, дуй назад, чекни обстановку. Ответвления, залы и прочее!

Хмырь: Я тебе не мальчик на побегушках, кто вообще тебя главным…

Капитан Пантера: Милишники здесь не нужны: либо на передовую, либо в разведку. Быстро!

Я не был настроен любезничать. Обагренный кровью кобольдов Раззар застыл в сантиметре от незащищенной шеи разбойника. Хмырь оскалился, но прикинув варианты, все же свалил проверять тылы.

Йота: Рой. Идут!

Бойцы “шершней”, как я и ожидал, решили добить нас в шахте. Их было много, но мне кажется, они забыли, на кого разинули пасть. Мои ребята, может, и были новобранцами в “Пандоруме”, но далеко не новичками в игре.

Капитан Пантера: Мираби, можешь использовать трюк с талантами “Кровопийцы”?

Поймав мой вопросительный взгляд, темная эльфийка решительно кивнула. Мираби – очень ценный кадр, один из ее архетипов – “черный целитель”. Мощный дебаффер, использующий вампирики всех мастей. В отличие от жрецов, “белых” или “серых” хилеров и лекарей, эти ребята лечат, используя чужую энергию. По сути, Мираби способна излечиваться и излечивать, поглощая чужие жизнь, ману, энергию или урон. Убить “черного целителя”, не зная, как с ним бороться, очень сложно, это крайне неприятный противник.

Объятая черным пламенем полуобнаженная Мираби стала прекрасной мишенью. Рой принялся пытаться ее убить, не понимая, почему наносимый урон лишь лечит “черную целительницу”. Прервать такую цепь можно только антимагией, либо дождавшись, пока спадет заклинание. Под ее прикрытием наши милишники принялись выкашивать напирающий Рой. Ни мы, ни противники не использовали АОЕ. В узких подземных тоннелях сложно предугадать, не выйдет ли такая атака боком самому заклинателю и его союзникам.

Потеряв пятерку бойцов, Рой решил сменить тактику, кинув на нас мощные точечные заклинания. В ход пошли зелья сопротивления, нивелирующие эффекты враждебной магии. Затем снова неистовый натиск бойцов ближнего боя.

Знай я каждого из своих ребят немного лучше, на что они способны и что умеют, сражаться было бы проще. Но сейчас мне все приходилось постигать в бою. К примеру, выяснилось, что Странник не может держать линию обороны с рукопашной специализацией, зато неплохо управляется с луком. Черная магия Мираби отлично исцеляла союзников, но ей требовалась постоянная подпитка от жертв или добровольцев. К слову сказать, Блата это нисколько не смущало. Свирепый воин дико рычал и набрасывался на врага с удвоенной силой после каждой новой порции темного пламени.

Первым нас покинул Торакс, один из ноунеймов на передовой. Воин слишком увлекся дракой и неудачно выдвинулся вперед. Рой тут же облепил гиганта со всех сторон, одновременно оттесняя нашу линию обороны, и в два счета перемолол воина. Йота метким броском серпа снес голову гада, прикончившего союзника, но товарища было уже не вернуть. На его место встал новый боец, а мы продолжили медленно отступать вглубь шахты.

Все же Хмырь, несмотря на свой гонор, оказался прав. Скоро закончатся расходники, иссякнут силы целителей и мы все ляжем. Необходим был хоть какой-то план, причем очень быстро.

— Сзади чисто, метров через тридцать пещера, в ней непись, грязная и вонючая, похожа на шахтеров, — сообщил вернувшийся с разведки разбойник. — Там нет нифига, кроме Черного Праха. Если нас туда выжмут, то быстро раскатают и хана повстанцам!

Черный Прах, нестабильная, взрывоопасная, но довольно дешевая субстанция. Его использовали в штольнях для подрыва плотных слоев породы и быстрой разведки горных массивов. Браться за работу с таким реагентом без соответствующего навыка, было чистым самоубийством.

Арранкар: Вы еще не сдохли? Вот это сюрприз! Ответный рейд уже на порталах, но пробросить не можем, Рой поставил джаммеры. Своим ходом лететь минут двадцать, не меньше.

Капитан Пантера: Мы забились в шахту, но все равно долго не продержимся.

Арранкар: Ничем не могу помочь, сейчас вы сами по себе.

Капитан Пантера: Окей, тогда вопрос. Здесь есть шахтеры, непись. Они умеют обращаться с Черным Прахом?

Арранкар: Шахтеры – профи. Конечно, умеют. Но про Прах даже не думай, шахты нам еще нужны.

Капитан Пантера: Ага, отбой.

Глава 11

Несмотря на недвусмысленные указания, я решил пойти ва-банк. То, что я успел узнать о Пандах, их взглядах и образе жизни, подсказывало мне, что решение верное.

— Хмырь! Возьми Красного, тащите сюда шахтеров вместе с прахом.

— Прах?! Да вы сума сошли! — вскрикнула Мираби, с трудом отхиливая Йоту. — Это же самоубийство!

— Не думаю, что нас за такое погладят по головке! — вставил Сайден.

— Весь этот рейд сплошное самоубийство! Ну, вперед! Живо! — отмахнулся я. — Свалите все на меня, если старшие прижмут!

К моменту, когда вернулся Хмырь, мы потеряли Даврима. Воин неплохо держался, но слишком быстро лишился запаса расходников. Хилы не смогли вытянуть игрока с множественными эффектами кровотечения, отравления и замедления. Рой проглотил Даврима с потрохами, а мне пришлось пинками загнать Хмыря на передовую. Тот явно был не в восторге от моей инициативы, но держался неплохо, превосходно уклоняясь от ударов.

Перепуганные горняки принялись минировать ствол шахты, используя свои навыки для укладки Черного Праха в глубокие трещины и впадины стен. Работали они на удивление быстро, так что я дал ребятам команду отступать активнее.

Пещера действительно оказалась довольно крупной, стоит Рою пробиться сюда, и нас задавят числом. Честно говоря, я недоумевал с отважной глупости Роя, теряющего бойцов в попытке достать ощетинившихся и забившихся в нору противников. Думаю, решающую роль здесь сыграли жажда наживы и опьянение от легкой победы над “элитой” Сферы.

Наконец, нас вытеснили в пещеру. В конце продолговатого зала виднелся вход в очередной тоннель. Время вышло.

— Первая линия, всем прожать сейвы! Держаться до команды! Мираби, Селена весь хил на меня! — скомандовал я, одновременно активируя “Призрачную Аватару”. — Все слабые доты на меня, резче! Все, что есть!

Все ударили почти синхронно. Темная эльфийка надежно держала аберрацию, мгновенно исцеляя входящий урон. Тем временем моя сила атаки возрастала с каждой секундой, подгоняемая вверх уроном от многочисленных заклинаний. Словно комариные укусы, они только раззадоривали мою оболочку, а магия черной целительницы отлично поддерживала неживую плоть.

— Все назад! Спринт, Массовое Ускорение, жрите банки! — прорычал я, распихивая своих бойцов. — Отход!

Отвратительная аберрация перекрыла Рою выход из тоннеля. Враг замешкался всего на секунду и этого хватило, чтобы одним ударом скосить сразу нескольких противников. Бритвенно острые лезвия когтей работали без устали, терзая плоть и оставляя глубокие шрамы. В меня начали вливать профильный урон от магии Света, но Мираби, словно богиня загробного мира, держала аберрацию черной целительной хваткой.

Иконка эффекта тревожно моргала, предвещая его окончание, больше мне не выдержать. На финальной секунде я использовал свиток “Большого Огня” и последний заряд “Оплота Тирануса”, укутываясь в непробиваемый кинетический кокон. Ультимативное защитное заклинание предотвращало любой входящий урон, но лишало меня возможности двигаться.

Дорогой и мощный предмет превратился в пыль, зато я увидел, как занимается ад. Пламя взревело и окутало тоннель, поджигая искусно запрятанный в стены Прах. Своды раскололись, погребая под собой бойцов Роя. Стены пещеры покрылись трещинами и начали рушиться. В киллрейтинг хлынула лавина новых записей. Рой оказался достаточно глуп, чтобы сунуться в кроличью нору, в конце которой его поджидали свирепые барсуки. Или точнее сказать, Панды. Десятки бойцов противника оказались погребены заживо под толщей горной породы. Не знаю, какой черт дернул меня попробовать, но выяснилось, что “Оплот” не мешает обчищать тела поверженных противников. Не теряя ни секунды, я сгреб в свой бездонный инвентарь все, до чего смог дотянуться.

До точки невозврата оставалась всего пара мгновений. Когда защитный кокон откажет, меня сразу же размажет одной из гигантских глыб, навалившихся на щит сверху. Умирать такой бесславной смертью было досадно, но другого выхода из ситуации я не придумал. Наконец, уютный кокон “Оплота” приказал долго жить, но мои ожидания не оправдались. Глыбы горной породы неподвижно замерли над головой.

— Ну… Скорее…, — прохрипел Сайден, припав на одно колено и харкая кровью.

Вытянув руки, он испускал еле заметные волны, искажающие пространство. Я знал, что некромант обладал способностями в магии Разума, но что он может держать кинетический барьер такой мощности, даже не догадывался. Меня не нужно было уговаривать дважды. Свиток “Шутки Морпуса”, опасного, но эффективного заклинания телепортации не раз выручал меня в сложную минуту и сейчас снова оказался под рукой.

— Стой…, — ахнул Сайден, но было уже поздно.

Телепортационный скачок перенес меня точно к некроманту, и схватив того за шкирку, я использовал силу инерции вместе с “Рывком”, чтобы стремительно метнуться к чернеющему провалу тоннеля. Лишь завершив опасный маневр, я понял, что Сайден обращался не ко мне. Краем глаза я успел заметить обтянутое кожаной броней тело, погребенное под огромным валуном. Пещера продолжала обрушаться, и мы рванули вглубь тоннеля.

— Какого черта там произошло, ребята? — выдохнул я, испытывая несказанное облегчение от сорвавшегося рандеву со смертью.

— Хмырь, жадный ублюдок, решил обчистить пару карманов, пока я держал барьер, — устало отозвался Сайден, в изнеможении падая на пол. Некромант выжал из себя все соки, спасая мне жизнь.

— Жадность фраера сгубила, — покачал головой Блат. — Этот парень слишком самонадеян.

— Селена не смогла, — сухо констатировала Мираби, кивая в сторону завала. — Выжала все всухую, пары секунд не хватило…

— Ясно, а что с барьером, Сайден? Ты как вообще осилил такую штуку? Это уровень грандмастера как минимум.

— Логи ты еще не читал, я смотрю, — заметила темная эльфийка, снисходительно улыбаясь. — “Усиление Бездны”, малое божественное заклинание. Просто я немного усилила жалкие потуги этого красавчика. Не благодарите.

— О, так мы, значит, работали в паре! Неплохо получилось, как насчет…

— Даже не мечтай, Сайден, не в этой жизни, — отрезала Мираби, больно ткнув выдохшегося некроманта посохом в плечо.

Тот лишь обреченно вздохнул, но даже в полумраке тоннеля я заметил его лукавую ухмылку. Перебранка между Сайденом и Мираби разрядила атмосферу, мы рассмеялись. Несмотря на дикую усталость, напряжение боя понемногу отступало.

— Киллрейтинг видели? Там настоящие реки крови! Пантера, ну ты прямо отжег!

— И тонны лута, погребенного под завалами.

— У меня резонный вопрос, парни, — произнес Странник. — Кто-нибудь думал, как мы будем отсюда выбираться?

— Сколько прошло с начала схватки? — спросил я.

— Минут двадцать, плюс-минус, — откликнулся Блат.

— Значит, ответный рейд должен вот-вот подоспеть на подмогу. Проведите ревизию расходников на случай непредвиденных осложнений. Думаю, с минуты на минуту Рою снимут джаммеры, и мы сможем уйти Камнями Душ.

— Очень на это надеюсь, — обронил Блат. — Тоннели уходят глубоко в недра земли, не хотелось бы наткнуться на какую-нибудь тварь.

— Вот уж не думал, что бравый вояка чего-то боится, — фыркнул Сайден.

— Темные тоннели, неизвестные твари, рыщущие во тьме… классика жанра, — томно произнесла Мираби, словно насмехаясь над некромантом.

Не надо было обладать даром провидца, чтобы предугадать развитие событий. Стоило только ударным отрядам “Пандорума” прибыть к рудникам, как Рой принял единственно верное решение. Без лишней суеты вырубив джаммеры, они покинули поле боя, оставляя на съедение волкам нескольких замешкавшихся “отставашек”.

Как бы я ни желал убраться поскорее из затхлых и мрачных тоннелей, встречу с Арранкаром я предпочел бы отложить до лучших времен. Сейчас идея подорвать рудник не казалась мне такой уж гениальной, но сделанного не воротишь. Придется разгребать последствия. Не прошло и пяти минут, как оставшиеся в живых новобранцы, включая меня, вернулись в форт “Мизери”.

Я ожидал скорой расправы над своими лидерскими талантами, нравоучений и криков, но был несколько удивлен тем, что нам дали спокойно отдохнуть и прийти в себя. Только час спустя явился Арранкар. Выражение его лица не предвещало мне ничего хорошего.

— Пантера, за мной, — сухо бросил центурион, обводя взглядом оставшихся. — Остальные на арену. Пока не поднимете “Железную Кожу” на десять единиц, никакой расслабухи.

— Боже, когда уже наступит тот день, когда я просто смогу выкачать ОМ с “Лесоруба” и вложить во что-нибудь полезное? — простонал Сайден, поднимаясь с койки. — Два часа до офлайна и опять пахать!

— Молись и кайся, — усмехнулся Блат, хватая того за шкирку. — Пойдем, мне нужен партнер в спарринге.

Мы с Арранкаром покинули казармы и двинулись в крепость Мизери. Я не задавал вопросов, а центурион не считал нужным меня о чем-либо спрашивать. Пройдя узкими коридорами, мы вышли к массивной дубовой двери. Арранкар остановился, прислушиваясь к приглушенным голосам.

— Если меня хотят наказать, к чему такие сложности, товарищ начальник? — мой вопрос разорвал тишину, эхом затихая в каменных сводах. — Сделали бы это прилюдно, в казармах.

— Это не мне решать, — сухо ответил Арранкар, распахивая передо мной двери. — К сожалению.

За дверьми оказался просторный зал с широкими окнами, выходящими на арену. Стол, несколько стульев, на которых непринужденно восседали игроки. Вепря и Моргану я уже знал, другие были мне незнакомы.

Мой взгляд, скользящий по лицам присутствующих, остановился и замер.

Шэдоу. Высокий и стройный как клинок рапиры, он выделялся из всех. Белые, как снег, короткие волосы, узкое лицо, цепкий, ощупывающий взгляд. Бывают люди, которые физически излучают опасность, будто дикие звери, спокойные на вид, но готовые в любой момент броситься и растерзать добычу.

Шэдоу был тигром.

Наши взгляды встретились и застыли, не в силах разойтись, пытаясь узнать и понять, чего хочет каждый из нас. Надо признаться, меня пробил озноб, а это чего-то да стоило. Шэдоу был одним из нескольких “консулов” “Эвтаназии”, высшего командного звена клана. Об этом типе мне было известно немногое. Хотя его имя и было на слуху, он предпочитал не высовываться и не оставлять следов.

Мне уже встречались в жизни люди с такими жесткими глазами. Я подсознательно понял, что Шэдоу отвечает за безопасность клана. И он здесь не просто так.

Сходка обещала быть интересной. Собравшись с мыслями, я сделал уверенный шаг навстречу неизвестности. С тихим скрежетом закрылась входная дверь, оставляя меня наедине с матерыми волками. Трибунал начался.

Интерлюдия: Мозгоправ

Локация: мир Таэрланд, подземелья замка Блэк Нова

Каждый клановый замок хранит свои секреты. Не стала исключением и Блэк Нова, цитадель “Эвтаназии”, неофициальная столица “Пандорума”. Доступ в ее обширные подземные казематы был ограничен, а одно из подземелий полностью закрыто для всех, кроме “консулов”, высшего звена клана.

Среди Панд ходили смутные слухи, постепенно превращающиеся в легенды, о секретном кланхране, тайной лаборатории и скрытом данже, якобы ведущем на Бесконечные Пути. Правду знали всего несколько человек.

Таинственный полумрак коридоров дохнул удушливым запахом тления. Проксимо брезгливо шевельнул ноздрями, ему не нравилось это место. Здесь он физически ощущал грязь, нищету и безысходность, от которых так долго убегал в прошлой жизни. Но лидер “Пандорума” прекрасно понимал, какую роль играет это место в его амбициозных планах. Пусть воняет, можно и потерпеть.

Гость, к которому он направлялся, настаивал на личных встречах с целью обеспечения секретности. Никаких сообщений, чатов и голосовых мессенджеров.

Вдоль узкого коридора тянулись ряды низких стальных клеток. Некоторые были пусты, на других виднелись рунические символы. Месяцы, проведенные в такой тесноте, могли свести с ума любого человека, но их постояльцы не были людьми. Жалкие пародия, кучки пикселей, непись…

Проксимо пренебрежительно оскалился, проходя мимо девушки в лохмотьях, обреченно протягивающей к нему исхудалые руки. Многие клетки пустовали, похоже, кое-кто слишком расточительно расходует материал. Нужно будет отправить еще ловцов.

Скрипнула тяжелая дубовая дверь, и Проксимо оказался внутри хорошо освещенного помещения. Больше всего оно напоминало лабораторию безумного вивисектора. Наклонный стальной стол, снабженный цилиндрическими держателями для рук и ног, не внушал приятных мыслей о судьбе подопытных, так же как дренажный сток, багровый от загустевшей крови. Зловеще блестели инструменты, разложенные рядом. Многочисленные полки были усеяны колбами и склянками, банками с алхимическими ингредиентами, крупный письменный стол завален свитками и бумагами. Воняло здесь заметно сильнее, и лидер “Пандорума” вновь брезгливо дернул носом. Сколько он не выходил отсюда, проводя свои опыты? Две недели? Три?

— Ну и помойка у тебя здесь, док! Черт ногу сломит, — пренебрежительно произнес Про, обращаясь к сутулому старику в сложных механических окулярах и грязном кожаном фартуке. Это был человек пожилой и определенно не красавчик. У игрока имелась возможность выбрать себе любую аватару, но он ограничился тем, что сейчас видел перед собой лидер “Пандорума”. Этот факт говорил о многом. Насколько известно Проксимо, Мозгоправ был человеком дела и преследовал в игре определенные цели. И пока эти цели совпадали с его собственными, остальное не имело значения.

— Это называется “творческий беспорядок”, Про! — осклабился Мозгоправ, отрываясь от своих дел. — Ты чего пожаловал?

— А с каких пор мне нужна причина? Или тебе стоит напомнить, на чьи деньги ты здесь развлекаешься? — холодным тоном заметил Проксимо, разглядывая существо, прикованное в углу. — Это она?

— Да, — с готовностью ответил Мозгоправ, направляясь к подопытной. — Идеальный образец для нашей маленькой авантюры.

— У нас с тобой разное видение задачи, док, — ответил лидер “Пандорума”. — Масштабы моей авантюры куда больше, чем ты можешь себе представить. И мне нужны результаты, хорошие результаты.

— Я уже не раз говорил тебе Проксимо, спешка до добра не доводит, — нахмурился Мозгоправ. — Они почти как люди. В моем деле необходима точность и деликатность, один неверный шаг – и все пойдет насмарку!

Проксимо не спешил с ответом, он прекрасно знал таких людей. Целеустремленный и фанатичный, Мозгоправ превосходно справлялся с непосильными для обычного человека задачами, но как и любой талантливый ученый, был лишен возможности видеть картину целиком.

Судьба свела их вместе много месяцев назад. Сначала Проксимо не принял всерьез россказни старика, но тот был непреклонен и после нескольких простеньких представлений сумел-таки разжечь в нем интерес. Выгоду, которую узрел тогда лидер “Пандорума”, сложно переоценить.

Осознав, на что был готов пойти Мозгоправ и в какое положение мог поставить его их необычный союз, Проксимо использовал все свои связи в реале, чтобы “пробить” незнакомца. Сделать это оказалось нетрудно. Старик не врал, он действительно был психиатром со стажем, академиком и уважаемым в научных кругах человеком.

Тем не менее Проксимо подозревал, что Мозгоправ все же водит его за нос. Успехи их предприятия были налицо, но педантичный старик любил тянуть резину, и это раздражало. Придется напомнить ему, кто здесь главный.

— Нам нужен результат! Через несколько дней начнется захват Таэрланда, я должен быть на 100% уверен, что наш план сработает! У тебя осталась неделя, мне нужны точные, подтвержденные данные! — резюмировал Проксимо, переводя взгляд на собеседника. — Ты обещал, что дашь их мне!

— Ты связываешь мне руки, Проксимо! А ведь я почти нащупал алгоритм! — возразил старик, укоризненно поглядывая на игрока. — Конечно, эта особь оказалась крайне полезной для выполнения нашей задачи, но семь дней?! Этого мало.

— Достаточно, — отрезал Проксимо. — Ускоряй процесс, материала у тебя полно. Я не намерен больше ждать. Выполняй или выметайся, выбор за тобой.

Не дожидаясь ответа, Проксимо направился к выходу. Мозгоправ тяжело вдохнул и рассеянно поправил очки, что-то бормоча себе под нос. Он посмотрел на свою подопытную. Его рука скользнула по щеке прикованной к стене молодой девушки. Глаза незнакомки открылись, но в них не было ни тени эмоций, лишь безмолвная пустота.

— Хорошо, — с явным удовольствием в голосе прошептал Мозгоправ. — Очень хорошо.

Глава 12

— Уничтожение шахты, порча кланового имущества, неподчинение приказу, — перечислял Арранкар, кивая в мою сторону.

Центурион, скрестив руки на груди, всем своим видом показывал, что он думает о произошедшем. Моего мнения никто не спрашивал, и я терпеливо ждал, пока “взрослые” закончат свой разговор.

— А ты что думаешь, Вепрь? — спросил Шэдоу, мерно постукивая пальцами по столешнице.

— Хрен с ней, с шахтой, парень положил толпу насекомых одним ударом! — весьма натурально хрюкнул Вепрь, ухмыляясь. — Они, конечно, те еще дебилы, но приятно, спору нет!

— Крабы опять будут ныть насчет завалов, придется скостить аренду! Добыча адамантина встанет, пока не расчистят тоннели, — встрепенулся Арранкар. — Но не это главное, господа. Игрок ослушался прямого приказа, это недопустимо!

— Ар, можно подумать, ты сам всегда был паинькой! — рассмеялась Моргана, обращая на меня заинтересованный взгляд. — Парень действовал по ситуации, причем довольно неплохо. Но его самоуверенность может выйти клану боком.

— А я считаю, что Ар прав, это не по правилам, — добавил Джиндо, импозантный шаман с мощным татуированным торсом и в шапке с длинными перьями. — И вообще, почему мы обсуждаем новобранца? Проблемы? Кик его, и не трахайте себе мозг!

— Это моя инициатива, — произнес Шэдоу, прерывая перепалку. — Вы слишком ослеплены эмоциями, чтобы размышлять объективно. Попробуйте взглянуть на ситуацию под иным углом.

Белоголовый игрок поднялся из своего кресла и медленно подошел к окну. Его статус консула подчеркивал важность собрания. По спине пробежал неприятный холодок.

— Рой решил нас дропнуть, нанеся ущерб не только имуществу, но и репутации — продолжил Шэдоу, переводя взгляд от одного игрока к другому. — Пантера – единственный, кто помог нам сохранить и то, и другое. Рудник отбит, Рой выставили посмешищем, а мы остались при своем.

Вепрь и Моргана переглянулись, Арранкар наморщил лоб, но не рискнул перебить спикера.

— Вас всех сняли в первые же минуты боя, — продолжил консул, оборачиваясь ко мне. — Пантера – первый, и похоже, единственный, кому хватило смелости взять на себя командование. Отвага, решительность и умение импровизировать – редкие качества. Результат: мы в плюсе на пятьдесят киллов, насекомые унижены.

— С этим трудно поспорить, Шэдоу, — недовольно пробормотал Арранкар. — Из твоих уст все звучит совсем иначе. Впрочем, как и всегда.

— Какими бы сладкими ни были речи, вопрос все равно решается голосованием. Это правило нельзя нарушать, — произнес Вепрь, поглядывая на Шэдоу. — Казнить нельзя помиловать, братцы. Расставляйте свои запятые.

— Не торопись, мне кажется, парню нужно дать шанс постоять за себя, — возразила Моргана, задумчиво проводя пальцем по алым губкам. — Не каждый день мы собираемся по такому случаю.

— Тебе слово, Пантера, — вымолвил Шэдоу, и мне показалось, что в его голосе прозвучали нотки иронии.

Признаться, честно, я чувствовал себя провинившимся школьником, которого вызвали к директору. Для всех присутствующих в зале это представление скорее походило на развлечение, чем на реальный трибунал. Но для меня все было иначе. Если я вылечу из “Эвтаназии”, обратно в “Пандорум” путь мне будет заказан, а с ним и возможность отыскать Вес’Надаль.

— Я действовал по обстоятельствам и не вижу смысла доказывать собственную правоту, — начал я, собравшись с мыслями. — Но позвольте заметить, что вы не учли несколько важных моментов.

Я обвел взглядом своих собеседников. Моргана заинтересованно выгнула бровь, Вепрь насмешливо крякнул, остальные ничем не выдали своей заинтересованности.

— Во-первых, в тоннелях осталось полным-полно лута, который должен с лихвой окупить издержки на их восстановление. Крабам ничего компенсировать не стоит, пусть раскапывают лут, еще сами должны останутся, — продолжил я более уверенным голосом. — Во-вторых, при всем моем уважении, словесный оборот “даже не думай” не является приказом. И даже если так, я все обдумал заранее и после разговора с центурионом только действовал. В-третьих, знаете, что пишут на форумах? Новобранцы “Пандорума” могут уложить рейд Роя одной левой, это отличный и совершенно бесплатный пиар.

Джиндо утробно рассмеялся, наблюдая как кривится Арранкар.

— К тому же у меня тут завалялось кое-что интересное, — быстро продолжил я, подходя к широкому столу. — Кажется, это твое?

Огненная плеть с красивой нефритовой рукояткой вспыхнула ярким пламенем и брызнула снопами ярких искр, оставляя на столешнице темную опалину. Предмет окружал фиолетовый абрис эпика.

— Бич Грешника?! Но откуда? — удивленно воскликнула Моргана, хватая свое сокровище.

— Удачное стечение обстоятельств, не более, — я невольно улыбнулся, глядя на смущенную заклинательницу. Впрочем, Моргана быстро взяла себя в руки и хитро прищурившись, погрозила мне пальчиком.

Плеть стала приятным бонусом при чистке инвентаря. Эпический предмет выпал с одного из бойцов Роя, погибших возле моего кокона в тоннелях. Этот жест доброй воли мгновенно повысил мой статус в глазах Морганы. Со жрицей Астарты лучше ходить в друзьях, приятное и крайне полезное выйдет знакомство.

— Парню удалось меня удивить, — загадочно улыбнулась заклинательница. — Если вдруг надумаете его выгнать, то только через мой труп!

— Это приглашение? — с интересом уточнил Вепрь, но получив однозначный ответ в виде вытянутого вверх среднего пальца, залился раскатистым смехом.

— Итого: критическая масса рациональных доводов, похоже, перевесила долю скептицизма, — философски заметил Шэдоу, обращаясь к коллегам. — Джиндо? Ар?

— Смело и остроумно, как ты и говорил, — ухмыляясь заметил Джиндо.

— Но все равно еще работать и работать, — ответил Арранкар, расплываясь в хищной улыбке.

— Без комментариев, — нарочито меланхолично промолвила Моргана, не сводя с меня пламенеющего взгляда.

Я с интересом наблюдал за происходящим. У меня давно возникло ощущение, что этот спектакль неспроста. И только сейчас стало ясно окончательно, что все это представление было заранее спланировано. Меня проверяли, причем в индивидуальном порядке, и кажется, я успешно прошел проверку.

— Свободен, боец, — усмехнулся Шэдоу, в шутку отдавая мне честь. — Еще увидимся.

Я коротко кивнул и поспешил на выход, теряясь в догадках. Не желая портить своими вопросами образ остроумного и находчивого парня, я приберег их на потом

Глава 13

Ежедневные тренировки выматывали меня до полного изнеможения. Я тренировался часами напролет, стремясь как можно быстрее достичь планки Мастера в боевых навыках. Шестой-седьмой ранг скиллов открывал много заманчивых архетипов. Капсула полного погружения давала мне отличную фору, позволяя не тратить время на выход из Сферы. Но даже с ее помощью работы было хоть отбавляй.

В поединках с игроками навыки росли на порядок быстрее, но мои тренировки часто продолжались и тогда, когда все товарищи по оружию уже отошли в офлайн. Тогда я принимался обрабатывать манекены. Во время одной из таких тренировок меня неожиданно выдернула Моргана.

— Пантера! Прекращай потрошить солому, пошли, — властным голосом изрекла заклинательница.

Не дожидаясь, пока до меня дойдет смысл ее слов, она быстрым шагом направилась в цитадель форта. Мне оставалось лишь бросить тренировку и поспешить за ней.

— Ты неплохо подтянул навыки за весьма короткий срок, часами торчишь на арене, это похвально, — усмехнулась Моргана, бросая взгляд на мою взмыленную, исходящую потом физиономию. — Мы решили, что тебе не помешает небольшой экскурс.

— Мы? — поинтересовался я, с трудом отводя взгляд от излишне откровенного разреза юбки на бедре красавицы. — У меня складывается впечатление, что мне уделяют слишком много внимания.

— Скромность здесь не в моде, как и любопытство, — сверкнула глазами Моргана. — Чем быстрее ты это поймешь, тем быстрее станешь одним из “нас”.

Выделив последнее слово, заклинательница ясно дала понять, что ей самой упомянутая скромность чужда. Она была первой среди равных, как и многие другие игроки “Пандорума”, успевшие зарекомендовать себя в глазах товарищей. Между нами была невидимая пропасть, которую мне только предстояло преодолеть. И все же, мне уделяли внимание, а значит, строительство невидимого моста уже началось.

Мы пришли в просторное помещение, где активно тренировались игроки. Боевая конста Морганы в полном составе и еще несколько неизвестных мне игроков “Эвтаназии”. Плотно подогнанный деревянный настил обагряли пятна крови. Заметив мой взгляд, Моргана лишь улыбнулась.

— Заканчивайте ребята, время веселиться! — крикнула Моргана, привлекая внимание. — Сатир, испытай новичка. Базовый бой, без расходников, архетипов и активных способностей шмота!

Грубый толчок в спину вытолкнул меня на середину зала. Игроки вокруг засмеялись, кто-то засвистел. Моргана смотрела на меня, оценивая с толикой любопытства и недоумения. Я не придал этой выходке значения. В чужой монастырь со своим уставом не ходят.

А потом ко мне вышел Сатир. Крупный варвар, оголенный по пояс, с двумя короткими клинками наголо. Щеголяя обнаженным мускулистым торсом, игрок словно насмехался над моими шансами выиграть поединок. Отсутствие экипировки можно принять за преимущество, но что-то подсказывало мне, что бой будет неравным в любом случае. Я достал Раззар и принял боевую стойку.

Бой начался внезапно и стремительно. Рефлексы чудом спасли меня от унижения оказаться сбитым с ног на первой же секунде боя. Сатир использовал “Рывок” вместе со “Стремительным Выпадом”. Скорость исполнения приема была невероятной! Мне показалось, что варвар превратился в смазанную туманную полосу, мгновенно преодолев разделяющее нас расстояние. Помогло лишь прокачанное “Уклонение”, да подсознательное ожидание подобного трюка. Думаю, достигни он цели, дуэль закончилась бы на первых секундах. Пережить удар в упор такого пушечного ядра весом в добрый центнер сможет далеко не каждый. Оказавшись у него за спиной, я попытался достать его ответным выпадом, но еще не успев до конца развернуться, Сатир парировал выброшенным за спину клинком. И тут же, скользнув в мягком полуповороте, контратаковал.

Его удары оказались быстры и очень тяжелы. Боюсь, игрока с Силой и Ловкостью ниже пятидесяти Сатир размазал бы сразу, просто проломив оборону. Каждое столкновение клинков заставляло меня вздрагивать. Шанс потерять оружие зашкаливал, а полоска энергии неумолимо ползла вниз. После нескольких парирований я плюнул на честный обмен ударами и принялся уходить в бросках и пируэтах. За неполную минуту поединка варвар ухитрился зацепить меня дважды, в плечо и бедро.

В открытом бою ничего не светило, нужно было идти ва-банк! Улучив момент, я внезапно и дерзко поднырнул под свистящие клинки противника, бросился ему в ноги, используя “Подлый Трюк”. Этот оглушающий прием много раз выручал, спасая мне жизнь. Удар Раззара повесил на цель “Кровотечение” и “Замедление”. Но стан не провисел и секунды, варвар использовал классовую способность, избавляясь от отрицательных эффектов. В ответ я испытал на себе всю силу прямого удара варвара. Его широкие клинки со скрежетом скрестились, поймав мой меч в ловушку обезоруживающего захвата. Резкое движение – и мой верный Раззар, будучи персональным клинком, отправился прямиком в инвентарь. Его иконка посерела и зажглась небольшим таймером, говоря владельцу, что в течение десяти секунд предмет будет недоступен.

Сатир раскатисто засмеялся и отвесил мне мощную зуботычину локтем, отправив в глубокий нокаут.

“Оглушение”! “Дезориентация”! “Головокружение”! Арена и соперник закружились в бешеном хороводе, я потерял равновесие и рухнул на дощатый настил. Этот удар стал решающим. Следующим выпадом варвар безжалостно прикончил меня. Покрасневший экран сигнализировал, что поединок закончен.

— Где ты откопала это чудо, Мора? — осклабился Сатир, тяжело дыша. — Я чуть было не вспотел.

— Стареешь, — ухмыльнулась заклинательница, воскрешая меня. — Я уже предвкушала, что увижу, как гранд-мастера разделает нуб.

Игрок Сатир хочет вам помочь! Да/Нет?

— Ты же сама сказала испытать, я поддавался, — нарочито возмущенным тоном ответил варвар, рывком поднимая меня на ноги. — Запомни, парень, не количество атрибутов и уровень ОМ определяют топ-бойца, а руки, прямые руки и характер! Мастерство придет с опытом, но без должной базы это все пустое.

— Мастерство – дело наживное, — откликнулся Хамелеон, разбойник из шайки Морганы, пристально наблюдавший за схваткой. — Стиль фехтования нужно совершенствовать, боевая стойка неплоха для нуба, но для профи не годится.

— Ну это-то как раз поправимо, — вмешался Сатир и обратился ко мне. — Пойдем, парень, покажу тебе пару трюков.

— Иди, — коротко бросила Моргана.

Не каждому выпадает шанс поучиться у гранд-мастера! Следующие несколько часов стали для меня настоящим адом. Тело ныло от ушибов, голова звенела, едва успевая впитывать премудрости, которым обучал меня Сатир. Его техника ведения боя основывалась на скоростных атаках и уклонении. В этом мы с ним были похожи, но все же его скилл невольно вызывал у меня восхищение.

— Расслабься, парень, — наставлял меня гранд-мастер. — Бой в Сфере – это не столько битва тела, сколько битва разума. Ты дерешься с холодной головой: это правильно. Почувствуй каждое уклонение, каждый удар, игра сама подскажет тебе верное движение.

— Не знаю, Сатир, мне кажется, это уже слишком, — выдохнул я, смахивая пот со лба. — Что-то в этом определенно есть, но твоя теория отдает фантастикой.

— Ты не прав, — серьезно ответил варвар. — Но я не буду тебе ничего доказывать, верить или нет – дело твое. Пробуй, учись, развивайся или проваливай. У нас все просто.

— Заканчиваем! Хам, приведи рабов, — скомандовала жрица, жестом подзывая меня к себе. — Ты уже знаешь, что “Пандорум” – самый грозный альянс в Сфере. Мы соревнуемся с сотнями других альянсов за право быть лучшими, но в любой войне все решают ресурсы. И главный, тот, который предлагает нам Сфера – это не золото, не эллур, и даже не игроки.

В зал ввели группу НПС в ошейниках, подавляющих волю. Эльф, двое людей и один здоровенный зеленокожий орк.

— Непись – главный ресурс Сферы, — закончила свою мысль Моргана, указывая на прибывших рабов. — Они – кровь в венах сотен миров, без них игра была бы безликой подделкой, как тысячи других. Когда речь идет о реальной силе и прибыли – они решают все. Начиная инструментами, которые мы зовем “пешками”, и заканчивая грубой рабочей силой.

Она щелкнула пальцами. Сковывающие НПС ошейники раскрылись и со звоном упали на пол. Хамелеон достал три ничем не примечательных меча и бросил их к ногам недоумевающих НПС.

Началась кровавая игра. Первым, расталкивая остальных, оружием завладел орк, следом клинок подхватил эльф. Панды весело заржали, наблюдая как двое оставшихся людей бросились к единственному мечу, толкаясь и отпихивая друг друга.

Наконец, одному из них удалось схватить клинок и повалить на пол другого. Сатир в мгновение ока очутился рядом с безоружной целью и нарочито медленно занес клинок. Человек вытянул перед собой руки в попытке защититься, но холодная сталь отсекла их одним единственным точным ударом. Человек закричал, но тут же захлебнулся собственной кровью. Варвар быстро прикончил свою жертву.

— Но не все из них одинаково полезны. Хороших мастеров НПС не так много, большинство из них прочно привязаны к фракциям, — продолжала свою лекцию Моргана, кивая в сторону рабов. — Этот сброд не годится даже для того, чтобы убирать мусор. Слишком гордые или бесполезные, они годятся только для забав.

Хамелеон, прыгнув на арену, атаковал орка. Боец “Пандорума” в три касания обезоружил противника и, взвившись в “Двойном Прыжке”, точным ударом снес ему голову. Моргана, хрипло рассмеявшись, показала большой палец, по достоинству оценив красоту удара. Похоже, кровь, щедрым дождем орошающая арену, ударила ей в голову похлеще крепкого вина. Сатир прикончил второго человека, не сумевшего оказать сопротивление опытному воину. Зато эльф, молодой юноша, показывал чудеса стойкости, и Панд это веселило.

— В чем смысл этого представления?

— Иногда бойня – это просто бойня. — рассмеялась Моргана, вытирая брызги крови с щеки, — Главное, не забывать, кто мы и кто они.

Эльф продержался недолго. Искусного фехтования было недостаточно, чтобы одолеть опытных бойцов “Эвтаназии”. Они взяли его в тиски и раздавили, кромсая незащищенную броней плоть острыми клинками. Через несколько минут кровавая жатва была окончена. На залитой кровью арене осталось несколько изуродованных тел.

Я знал, что “Пандорум” не церемонится с НПС, но увиденное все равно оставило на душе неприятный осадок. Мои взгляды фундаментально отличались от представлений Морганы, более того, именно благодаря им я сейчас и находился здесь.

Конста Морганы отправилась в офлайн, а я покинул форт и направился к баракам, на ходу предаваясь мрачным думам. Время в компании профи пролетело незаметно. На арене разминался Сайден, без умолку болтая с Мираби, которая, похоже, была не в восторге от такой шумной компании.

Время для отдыха еще не настало, и я поспешил присоединиться к товарищам. Но до арены так и не дошел. По дороге мне встретился Хмырь, вольготно расположившийся на скамье вместе со своими прихвостнями. Как говорится, подобное всегда притягивает подобное, а от разбойника попахивало, прямо скажем, не очень.

— О, какие люди, вы только посмотрите, — осклабился Хмырь, кивая в мою сторону. — Мне тут птичка напела, что ты теперь новая шлюшка Морганы. И как она, горяченькая штучка?

Глава 14

— Тебе точно не по зубам, Хмырь. Остынь.

— А что, думаешь, ты лучше меня? Думаешь, раз тебе уделили внимание, то ты особенный? Ох, я тебя расстрою, ты по-прежнему никто, ноль без палочки, — ухмыльнулся разбойник под одобрительные смешки товарищей.

— Какая собака тебя покусала, Хмырь? — я остановился и взглянул на заводилу. — Дружки с утра не подлизали, где нужно?

Я понимал, что затевать потасовку с этим типом очень опасно. Несмотря на многочисленные недостатки, разбойник был первоклассным бойцом. Но разум оказался бессилен перед эмоциями, подсознательно я хотел этой стычки, хотел выплеснуть раздражение.

Хмырь словно почуял мою слабину, резко вскочил с лавки, обнажая парные кинжалы. Кривая ухмылка на лице разбойника обещала мне новую порцию боли и унижений.

— Так я не только языком трепать умею, — приторно ласковым тоном произнес Хмырь. — Ты что-то хотел мне показать или зассал? Капитан…

Последнее слово он выплюнул с едва скрываемым презрением.

— Остынь Хмырь, здесь все свои, — вмешался Сайден, заметив назревающую заварушку.

— А ты не лезь не в свое дело, некрофил, — гаркнул Хмырь. Он медленно поднял кинжал вверх, держа лезвие параллельно земле – известным всей Сфере жестом вызова на поединок.

Игрок Хмырь вызывает вас на дуэль! Да/Нет?

Вызов был брошен, отступить, не потеряв уважение наблюдавших за перепалкой товарищей, я уже не мог. Ситуация складывалась противоречивая. Составив о Хмыре определенное мнение, я никогда не выбирал его в качестве партнера для спарринга. Сейчас я понимал, что это было ошибкой. Мне пригодилась бы любая информация о хамоватом разбойнике. С другой стороны, в памяти еще не остыли уроки Сатира, а тело помнило незамысловатую методику.

Я вытащил Раззар, принимая боевую стойку. Зеваки моментально разошлись в стороны, освобождая пространство для поединка. Хмырь широко улыбнулся и, выпрямившись, медленно начал обходить меня по кругу. Я прекрасно понимал, что им движет – зависть и гордыня. Может быть, он винил меня за смерть в руднике, а может, просто завидовал пристальному вниманию состоявшихся игроков. Он привык быть в центре событий и часто играл на публику. В этом была его слабость, но поможет ли она одолеть искусного противника в бою?

Не дожидаясь, пока разбойник соизволит приступить к поединку, я первым кинулся в бой. Пара пробных ударов, сопровождаемых финтами, не доставили противнику никаких проблем. Его основным атрибутом была Ловкость, навыки Уклонения, Мобильности, Акробатики на порядок превосходили мои. Противник без труда уворачивался, проваливая мой натиск в пустоту. Он двигался чертовски быстро, и вскоре сумел нащупать брешь в моей защите. Я даже не понял, что именно Хмырь сделал, какой трюк позволил ему оказаться за моей спиной и издевательской подножкой опрокинуть на землю. Будь на его месте кто-то более прагматичный, я бы уже не поднялся, но Хмырь лишь презрительно загоготал, красуясь перед зеваками.

Разбойник был настолько самонадеян, что дал мне спокойно встать на ноги, а затем набросился с новой силой. К черту. Я собрался, отбросил все мысли и с головой окунулся в схватку, используя все уловки, которым обучил меня Сатир. Не смотря на разницу в прокачке и навыках, мне показалось, что в какой-то момент я сравнялся со своим противником. Его удары больше не доставляли мне проблем, зато мои выпады стали пробивать его защиту. Тело словно уловило ритм сражения и бросилось в смертельно опасный танец ближнего боя.

Несмотря на иммунитет к замедлению, Хмырь начал сдавать позиции и после очередного моего “Гамбита” использовал козырь. Его фигура подернулась сероватой дымкой, скрывая противника с глаз. Невидимость, классовая способность разбойников.

Ну уж нет! “Ультиматум Древних” выдернул противника обратно и оглушил, заставляя застыть на месте. В отличие от поединка с Сатиром, меня не сковывали правила. Одно из главных отличий между нубом и профи – это правильная подготовка. Я давно определил для себя, какие расходники должны лежать у меня в инвентаре. Среди них была и ловчая сеть.

Не дав Хмырю опомниться, я укутал его сетью, лишая подвижности, и повалил на землю при помощи мощного “Рывка”. Меня окутал “Щит Лавы”, Раззар отправился в инвентарь, а в руках занялось яркое сияние. Запрыгнув на Хмыря сверху я буквально вонзил руки в его тело.

Знакомьтесь, мое самое любимое заклинание после экзотического арсенала Морпуса, называется “Адский Жопожог” или “Термальный Бур”. Имея довольно узкий спектр применения и крайне неприятные побочные эффекты – это заклинание все же смогло найти свое место в моем арсенале. Бур формировал узкий конус раскаленной плазмы, наносящей чудовищный урон, увеличивающийся с каждой секундой. Заклинатель также получал возрастающий урон от Огня, но в моем случае большую его часть поглощал “Щит Лавы”.

Хмырь отошел от контроля и заорал от боли, попутно пытаясь забить меня кинжалами, но тщетно. Без надлежащей защиты Бур быстро разворотил его тело, выжигая внутренности. Мой Щит отказал, руки покрылись волдырями, но я продолжал жарить противника, пока тот не испустил дух. Уровень здоровья опасно замер в красной зоне, интерфейс сигнализировал о серьезных ожогах, но бой был выигран.

Наблюдавшие за схваткой игроки разразились одобрительными криками, в то время как дружки Хмыря тихо ретировались прочь, не желая привлекать внимания. Дрожащей рукой я достал Раззар и нанес решающий удар. Опустившаяся на арену тишина буквально кричала, что я допустил серьезную оплошность.

Капитан Пантера (Эвтаназия) убивает игрока Хмырь(Эвтаназия).

— Дебилы, вы что творите? Зачем портите клану киллрейтинг?! Завершение поединков окончательной смертью запрещено, — свирепым голосом сообщил Арранкар, расталкивая зевак. — Это черным по белому написано в общепринятом своде правил, с которым ты должен был ознакомиться.

— Не смог отказать себе в удовольствии, — признался я.

— Ну тогда и я не стану отказывать себе в удовольствии, — подытожил Арранкар. — За грубое нарушение правил клана даю четыре часа работы в стойлах. Если логофнешься, обратно можешь не заходить. За такое наказывают всех, будь ты хоть сам господь бог, все равно отправишься разгребать дерьмо. Вперед.

— Мне бы руки залечить, босс, — возразил я, показывая обожженные ладони. —Травма, “Ожоги”...

— Залечишь, — холодно ответил воин, удаляясь. — Через четыре часа.

— Я бы так же сделал, Пантерыч, — сочувственно произнес Сайден, хлопая меня по плечу. — Этот мешок говна давно заслуживал хорошей трепки. Черт, культяпки тебе знатно ошпарило!

— Стой, — выкрикнула Мираби, направляясь ко мне.

Девушка не церемонясь взяла мои воспаленные от ожогов руки в свои ладони. Сперва я почувствовал приятную прохладу и нежность ее темной, словно ночь, кожи, а затем меня окутало черное пламя, и боль усилилась многократно. Рядом охнул Сайден.

— Твою мать, Мираби! Тебя не учили спрашивать разрешения, перед тем как делать такие штуки? — огрызнулся некромант, потирая виски.

— Я и так борюсь с искушением выдоить тебя досуха, Сайден, может, тогда ты, наконец, заткнешься? — фыркнула Мираби и перевела взгляд на меня. — Темное исцеление сработало, боль скоро отступит, но до конца залечить ожог может только спец. Не благодари, Хмырь уже многих успел достать.

Не говоря больше ни слова, темная целительница развернулась и зашагала прочь. Сайден слегка склонил голову на бок, присматриваясь к соблазнительно покачивающимся бедрам девушки. Тлен и Отчаяние за спиной друга попытались исполнить страстный поцелуй, но Тлен не рассчитал силы и ударом черепа выбил Отчаянию челюсть. Отчаяние в ответ вырвал компаньону руку и отвесил тому знатную пощечину.

— Черт, она будет моей, клянусь! — с томным вздохом заметил некромант и, пожелав мне удачи, поспешил за объектом своего воздыхания.

— Пантера!!! — раздраженный рык Арранкара прогремел над ареной, сигнализируя начало нового захватывающего дух предприятия.

Интерлюдия: Санта

— Кланы начали готовиться к войне, как ты и хотел, — произнес Гор, присаживаясь рядом с лидером “Пандорума”. — Хотя Джерхан по-прежнему ворчит, что это тактика трусов!

— Это не просто очередной налет, мой друг, — ответил Проксимо, расстилая на столе карту Таэрланда. — Задача такого масштаба требует серьезной подготовки и планирования. Джерхан всего лишь тактик, а я – стратег.

— С этим не поспоришь, — согласился Гор. — Предвкушаю славную бойню, ха-ха! План уже созрел?

— Да, геополитическая обстановка в Таэрланде благоволит нам, как никогда. На севере и востоке властвует Каганат, союз кочевых племен, не обременяющих себя постройкой фортов и поселений. Они многочисленны, но разрознены, у них нет союзников, нет крепостей. Основная опасность: Круг Шептунов, нечто вроде слегка свихнувшихся шаманов. Легкая цель, мы лишим их божественной поддержки, а затем вырежем коронную фракцию и захватим регалии верховного кагана.

— Ага, эти забавные всадники на страусах. А что с Равниной Страха? Она тоже на востоке, рядом с их владениями, — спросил Гор, всматриваясь в карту.

— Эти цели неразрывно связаны. Дальний восток находится во власти Безумного Червя, которому поклоняется Каганат. Отличная мишень для джаггернаутов.— ответил Проксимо. — Достаточно испепелить эту тварь, и большая часть востока ляжет у наших ног.

— Разумно, — согласился лидер “Обливиона”.

— На западе простирается Древний Лес, здесь всего несколько НПС провинций и все они находятся во владении Лесных Эльфов, — продолжил Проксимо, указывая на карту. — Для них у меня заготовлены сотни свитков Большого Огня, Армагеддона и прочей пиротехники. Поджарим ублюдков вместе с лесами. Их фракция давно рассорилась с аэлли, Солнечными Эльфами, так что скорой помощи им ждать неоткуда. Главное, локализовать и уничтожить Древесного Кронпринца, его регалии дадут нам полный контроль над Светлолесьем и прилегающими территориями.

— А это что за пятно? — поинтересовался Гор, указывая на самую дальнюю точку северо-западной части материка.

— Иммерия, мелкая и обособленная провинция, ее захват не доставит проблем, — отмахнулся Проксимо. — Самое интересное нас ждет на юге, друг мой. Здесь правят аэлли и моанни, говоря проще, Солнечные и Лунные эльфы. Множество богатых городов и провинций, залежей адамантита, мифрила, драконьего стекла. Между фракциями давно соблюдается холодный нейтралитет, но не исключено, что они сплотятся перед общей угрозой. Поэтому действовать надо будет быстро и решительно.

— Аэллифарн, неофициальная столица Таэрланда, — мечтательно протянул Гор, ехидно улыбаясь. — Этот курятник я с радостью навещу!

— Не ты один, Гор, — ухмыльнулся Проксимо, уводя взгляд в сторону, словно задумываясь о чем-то. — Но над планом захвата Аэллифарна необходимо еще подумать, это непростая задача даже для “Пандорума”.

— Бог-Древо? — уточнил Гор.

— Да, и не только, — ответил Проксимо. — Но хватит о Таэрланде, рассказывай, как дела в Астрале?

— Все идет по плану, Про, — ухмыльнулся Гор. — У “Обливиона” лучшие астральные охотники в Сфере, наша маленькая жемчужина в надежных руках.

— Как говорится, лучше семь раз отмерить, чем потом сожалеть.

— Случись что, Атросити выдержит любое нападение, — заверил его лидер “Обливиона”. — Да и кому под силу спланировать его в Астрале? Это новый фронтир.

— Атросити? — Проксимо выгнул бровь, подчеркивая свой вопрос.

— Ребята уже окрестили форт новым именем, я тут ни при чем, — развел руками Гор. — Они сутками прозябают на краю вселенной, надо же как-то развлекаться!

— Звучит зловеще, мне нравится, — согласился Проксимо.

— Форт полностью функционирует, надстройка фортификаций для апгрейда в цитадель идет полным ходом, — доложил Гор. — Сердце под надежной защитой, Про, даю тебе слово!

Проксимо на мгновение задумался. Сердце, могущественный артефакт, квинтэссенция знаний и технологий невообразимой силы. Сам факт его существования, как и местонахождение, был засекречен. Сердце было тайной, о которой знали лишь единицы, и в то же время причиной, по которой был основан форпост в Астрале.

Будучи созданным расой Древних, этот артефакт оскорблял Богов Сферы одним своим существованием. Ему не было места ни в одном из известных миров. Другое дело Астрал – бескрайняя прослойка между мирами, куда не решались совать свой нос даже Боги. Для Божественных Пантеонов Астрал был кладбищем поверженных в былые времена сородичей и единственным местом, куда не проникал их взор.

— Ксандер сообщил, что контуры Сердца настроены, скоро оно будет работать на полную мощность, — обронил Проксимо, все еще размышляя о чем-то.

— Мне не нравится этот тип, Про, — скривился Гор. — Молчаливый, скрытный…

— И единственный мастер-артефактор с “Геном Древних”, свято придерживающийся атеизма даже в Сфере, — отрезал Проксимо. — Ни одно божество не сможет пронюхать о Сердце раньше времени. А когда мы закончим, Атросити будет им не по зубам.

— Как скажешь, Про, как скажешь, — поспешил согласиться Гор.

— Сердце, друг мой, это наш шанс покорить всю Сферу, недаром его так боятся даже Боги, — продолжил Проксимо. – Это наше будущее, Гор. Надеюсь, ты не поверил в ту чушь, что я нес на Совете насчет причин завоевания Таэрланда?

— Я понял, что ты темнишь, ведь ни слова не было сказано о душах, — согласился лидер «Обливиона», — Думаешь, среди наших кланлидов есть чужие уши?

— И спаи, и просто дураки, — отмахнулся Проксимо, — И люди, которым не надо слишком много знать. О грядущей Жатве знают пятеро, включая тебя и меня. Только те, у кого есть «пожиратели», не больше и не меньше! Война – это просто ширма, друг мой. Нам нужны души! Много, очень много душ! Мы возьмем их на Таэрланде, поместим в Сердце и создадим армию преданных НПС. Слуг и воинов, которые заселят Астрал, создадут новые фракции и государства, которые будут преданы нам, только нам. Кто владеет Астралом, Гор, тот владеет всей Сферой!

— Колонизация Астрала, это мечта, Про, — согласился Гор, — Звучит заманчиво, Про. Но сам понимаешь, без респауна…

— Ха-ха! Все верно, мой друг, все верно. Но неужели ты думаешь, что я дал отмашку драке, не позаботившись о тылах? – рассмеялся Проксимо. Подойдя к двери, он картинным жестом распахнул ее, и в помещение вошел еще один игрок.

Невысокий крепыш с копной черных, словно смоль, кудрявых волос. Он на мгновение замер, оценивая лидеров кланов холодным взглядом карих глаз, и двинулся им навстречу. Броня из черного железа, на спине плащ из вороньих перьев, под мышкой вычурный шлем в форме черепа, отделанный костью. Дорогая экипировка и мягкая бесшумная походка говорили о том, что перед ними профессионал экстра-класса.

— Санта? — удивленно воскликнул Гор, узнав одного из лучших бойцов альянса.

— Когда Санта выполнял мое задание в Бездне, он сумел приковать внимание самого Баала, — проговорил лидер “Пандорума”. — И получить приглашение на Турнир, где с блеском одержал победу.

— Тот самый загадочный Турнир Короля Демонов, наградой за который служит исполнение желания? — уточнил Гор, едва скрывая изумление. — Мои поздравления, это воистину легендарное достижение!

— Мы с Сантой заключили сделку еще до Турнира, и я с радостью сообщаю, что теперь у нас имеются сведения о местонахождении непривязанной точки воскрешения, — произнес Проксимо, с удовольствием наблюдая за реакцией собеседника.

— Это правда? — уточнил Гор, обращаясь к Санте.

— Да, — лаконично ответил охотник, ничуть не изменившись в лице.

— Твоя задача, друг мой, вместе с Сантой отыскать ее в Астрале и доставить в Атросити, — хлопнул товарища по плечу Проксимо. – Как только респаун будет развернут, мы начнем войну и наполним Сердце тысячами душ!

Глава 15

Спустя час общественно полезных работ мне хотелось лезть на стену и выть от тоски. Через два часа – убить кого-нибудь излишне зверским способом. На третий час грязной работы страсти поутихли, и я погрузился в медитативное состояние, размышляя о своем положении. Конечно, дело было не в отвратительном запахе и не в тяжелой физической нагрузке, просто меня не покидало ощущение напрасно потерянного времени. И это раздражало так же сильно, как и неубывающие кучи скверно пахнущего навоза.

Интересно, кто придумал все это… дерьмо? И зачем?

Разработчики или процедурный? Я раньше никогда не задавался этим вопросом: есть маунты ездовые, грузовые и тягловые, они потребляют еду и, черт побери, гадят!

У дерьма, оказывается, тоже есть градация редкости, кроме уникальной текстуры и запаха. И свойства, и даже применение в сельском хозяйстве в виде топлива и удобрений. Некоторые виды растений без такой “добавки” не вырастишь. Интересно, а у дракона, к примеру, и отходы будут иметь эпический аффикс? Хмм...

Ради моего внезапного наряда Арранкар распустил всю непись, работавшую в стойлах. Очевидно, дабы не смущать профессионала по разгребанию дерьма. Чтобы вы понимали, о чем именно идет речь, позвольте рассказать вам о стойлах в форте Мизери. Помимо точки базирования сил “Пандорума” в западном регионе Таэрланда, форт выполнял функцию перевалочного пункта для караванов альянса. Торговая артерия пульсировала между Древним Лесом, Пиками и северными поселениями, ежедневно пропуская через себя десятки повозок.

Несложно догадаться, что каждым фургоном кто-то управлял. И если этот кто-то останавливался в форте Мизери, его животные останавливались в стойлах. Черт побери, такого разнообразия зверья и экскрементов я, наверное, еще не видывал! Здесь были и гужевые носороги, и тягловые мамонты, и птицеящеры, каждый из которых не церемонясь наваливал мне работы.

Арр, конечно, решил покуражиться на славу. Сволочь! Работать с тяжелыми “Ожогами” на обеих руках при полном погружении было сущим мучением. Я считал себя стойким и терпеливым парнем, но боль была столь неприятна, что я не раз порывался прервать игровой сеанс, покинуть капсулу и уменьшить настройки погружения. Но каждый раз, стиснув зубы, останавливался. Будь моя воля, я бы прикончил Хмыря еще раз и нисколько не сожалел бы о содеянном. Заглушить боль для меня было равносильно признанию правоты Арранкара, а я не желал с ним соглашаться.

Через пару часов система неожиданно вознаградила меня за терпение:

Вы три часа работали руками, не обращая внимания на травму! Вы получаете редкое достижение “Стоик”! Свободных атрибутов + 1!

Ого! Достижение и плюсик в атрибуты немного подняли настроение. Орудуя простой лопатой, я не мог не думать о причине моего пребывания в “Пандоруме”. Несколько осторожных расспросов более опытных товарищей по оружию ничего мне не дали, а стоило только заикнуться о “Пожирателях”, как собеседники тут же замолкали, глядя на меня с подозрением. Пожирателями называли предметы, способные захватывать и удерживать души поверженных НПС. Немудрено, что любая информация о них ценилась на вес золота, а вопросы новичка лишь возбуждали недоверие и новые вопросы.

Как еще получить информацию, я пока не знал, но лелеял слабую надежду, что такой шанс мне все же представится. Если я правильно понял, мной заинтересовался Шэдоу, и если я смогу найти с ним общий язык, втереться в доверие…

Мысли прервал сигнал коммуникатора, оповещая о входящем звонке через “Гонец”. Бегло глянув на позывные абонента, я тяжело вздохнул и принял вызов.

Светильник: Привет, Пантерыч! Ты там живой вообще? От тебя целый месяц ни слуху, ни духу, так с друзьями не поступают.

Капитан Пантера: Здорово, Свет. Живой, но дел невпроворот.

— “Пандорум” … Тяжело приходится?

— Ты даже не представляешь. Разгребаю авгиевы конюшни, конца и края не видно.

— И все-таки зря ты отказался, друже. Надо было вместе лезть в это волчье логово.

— Мы это уже обсуждали, Свет. У меня отличные друзья, но слишком правильные, чтобы окунаться в это дерьмо. Запачкаются, а виноват буду я. Так что не будем тратить время на пустые разговоры, лучше расскажи, как у вас дела?

— Превосходно! Набрали крабов, рента отбивается без проблем, профит вкладываем в развитие. Через пару недель наладим мануфактуру и золото польется рекой! Черт, без твоих субсидий и рекомендаций мы бы это дело не потянули!

— Правильные инвестиции всегда окупаются, Свет, главное, не пускай все на самотек, иначе мое золото вылетит в трубу.

— Ни в коем случае, дружище! Дикий своими расчетами мне всю плешь проел, зато клан работает как часы. Кормилиус и Эннин с нубами развлекаются, Эльферос открыл бордель… живем, в общем!

— Ладно, Свет, мне пора, рад был слышать.

— Давай, друг, держись там. Если что будет нужно, ты только свистни!

Верно говорят: старый друг лучше новых двух. Старых друзей мне не хватало, но узнав, что представляет собой “Пандорум”, я не мог позволить затянуть их за собой в эту пучину. Благодаря старине Грому удалось пристроить ребят под крыло сильного альянса в одном из Серых миров. На душе скребли кошки. Я погрузился в мрачные думы и не заметил, как вышло время моего наряда.

— Полегче парень, непись без работы оставишь, — ухмыльнулся Арранкар, но завидев стертые в кровь руки быстро добавил. — Иди к лекарю, на сегодня с тебя хватит. И запомни, в следующий раз наказание не будет таким мягким.

— Следующего раза не будет, — ответил я, бросая осточертевшую лопату.

— Ну, это мы еще посмотрим, — возразил Арранкар, глядя мне вслед.

Глава 16

Звонок коммуникатора бесцеремонно вырвал мое сознание из объятий тревожного сна. К сожалению, этого абонента я проигнорировать не мог. Шэдоу быстро и лаконично дал понять, что хочет видеть меня у портального круга, причем немедленно и в рейдовом снаряжении. Не задавая лишних вопросов, я проверил запас расходников, экипировку и поспешил на встречу. Чутье подсказывало, что меня ждет увлекательное приключение.

На месте, помимо Шэдоу, ожидали Мираби, Йота, Сайден и Хмырь. Последний презрительно ощерился, как только увидел меня. Несмотря на взаимную теплоту наших чувств, я сделал вид, что его присутствие меня нисколько не заботит.

— Все в сборе, отлично, — произнес седовласый консул. — Итак, ребятки. Сегодня вам представится еще один шанс доказать свое мастерство. Надеюсь, все прихватили маскировочные плащи и расходники?

— Обижаешь, начальник, — откликнулся Хмырь, натягивая на голову капюшон.

Маскировочные плащи – самое простое средство скрыть свое имя и принадлежность к клану от посторонних глаз. Пока игрок находился под действием маскировки, низкоуровневая НПС-стража не могла определить его рейтинг безопасности и, соответственно, поднять тревогу.

Не теряя зря времени, Шэдоу вошел в портальный круг.

— Вперед, ребятки, место назначения – Кальдея, — произнес консул, накидывая капюшон.

— Кальдея? — с изумлением переспросила Мираби. — Это же крупный город! С нашей кармой там в клочья порвут!

— А вы думали, все будет просто? — усмехнулся Шэдоу и, воспользовавшись порталом, растворился в воздухе.

— Отлично, чую, нас ждет добрая порция безудержного веселья, — кисло заметил Сайден, развоплощая Тлен и Отчаяние.

— Вот и узнаем, погнали, — ответил я, активируя портальный круг.

Идея Шэдоу не вызывала большого энтузиазма. Рискованная затея. Среди “Пандорума” багрово-алый ник это некий знак принадлежности к сообществу плохих крутых парней. Карма опускается до низких значений нападениями на игроков и “развлечениями” с НПС. У этого есть и обратная сторона: в большинстве добропорядочных НПС-Королевств стража мгновенно четвертует такого игрока, даже не вступая в переговоры. Почти все мои новые товарищи щеголяли желтыми или красными никами, я не был исключением из правил.

Кальдея считалась одним из чудес Таэрланда и всей Сферы Миров. Скриншоты с ее видами постоянно мелькали в рекламных объявлениях и роликах на Винете. Краем глаза я видел их, но вживую мне никогда не доводилось бывать здесь. Построенный многомудрыми аэлли, народом солнечных эльфов, город считался обителью поэтов, художников и мудрецов. По слухам, его населяли самые могущественные волшебники и изысканные философы континента, а знаменитая Аэ Кирта, Башня Солнца, славилась далеко за пределами Таэрланда как первоклассная школа магических искусств.

И вот мы здесь. Я растерянно оглядывался, рассматривая изысканное кружево зданий, формой похожих на распускающиеся цветы, разноцветную мозаику тротуаров, складывающихся в единый рисунок, причудливые радужные фонтаны, бьющие из мраморных бассейнов, где плавали гордые черные лебеди.

Сайден: Вау, вы только посмотрите!

Мимо нашей группы, столпившейся у портального круга, неспешно прошли две девушки-аэлли. Златокудрая красотка в фисташковом платье с растительным узором и ее черноволосая и синеглазая подруга в голубом и серебряном. Они негромко беседовали между собой, а рядом левитировал изящный серебряный поднос с двумя кубками и горкой незнакомых фруктов. Восхищенный свист Сайдена был понятен: обе эльфийки были настоящими красавицами, высокие и стройные, с прекрасными чистыми лицами. Я невольно проводил взглядом обтянутые платьями тонкие станы девушек, не обративших на нас никакого внимания.

Шэдоу: Хе-хе, нечего на эльфиек заглядываться. Эти девочки не про вашу честь. За мной!

Он повел нас прочь с оживленной площади, по мостовым которой неспешно, с достоинством прогуливались другие аэлли – изысканные стройные бронзо-и-золотоволосые создания. Они беседовали или сидели в тени многочисленных деревьев, многих сопровождали левитирующие предметы или странные спутники. Магия, кажется, была здесь абсолютно обыденным делом. К счастью, игроков тут тоже было немало, они сразу выделялись среди местных обитателей. Локация была популярной, затеряться в толпе не составило труда.

Шэдоу: Стоп. Внимание, стража.

Через площадь плыло странное создание, похожее на огромного голубого светлячка. Я разглядел в глубине сияния нечто вроде полупрозрачного рыцаря в затейливых доспехах. Любопытно, местная стража – призраки?

Шэдоу: Войды. Эти эльфы совсем обленились, сами ничего делать не хотят, даже стража – магические создания. Осторожнее с ними.

Маскировка действовала на славу, тем не менее мы предпочли лишний раз не светиться и покинули шумную портальную площадь. Полумрак ближайшего переулка представлялся более подходящим местом для нашей мрачной компании. Я продолжал осматриваться: портики, изысканные статуи и барельефы, резная колоннада. Каждое здание здесь, казалось, было превращено в произведение искусства.

— Так что мы здесь делаем? — обронил Йота, тоже жадно глазеющий по сторонам. — Твердыня аэлли не лучшее место для бойцов “Пандорума”.

— Пойдемте, нам туда, — произнес Шэдоу, приглашая нас следовать за ним. — Аэлли, несмотря на свою утонченность, обладают мощной магией и искусно обращаются с клинками. Стража, как вы уже поняли, состоит из войдов. К ним лучше не приближаться.

— Так себе вводная, если честно, — мрачно заметила Мираби.

— О, это еще не все, — откликнулся Шэдоу, выводя группу на торговую площадь. — Кальдея – это не просто город, это целая сеть городов, сплетенных воедино. Посмотрите туда.

Торговый квартал располагался на самом краю пропасти, отделенный лишь низким мраморным парапетом. Стоило бросить взгляд в туманную даль, и я понял, о чем толковал седовласый ветеран. Мы находились на огромном острове, парящем в поднебесье. Далеко внизу виднелся другой город, испещренный прожилками дорог и прямоугольниками кварталов. Дивея, земное отражение Кальдеи, раскинулась посреди зеленых равнин южных земель. Вокруг острова зависли и другие осколки континента, сплетенные воедино десятками причудливых мостов и канатов. Со смотровой площадки квартала открывался великолепный вид на творения аэлли, знаменитые Парящие Острова, поднятые в воздух и удерживаемые магией солнечных эльфов.

— Острова поддерживает мощная магия, потрясающе, не правда ли? — продолжал Шэдоу, следуя дальше вдоль торговых рядов. — Каждый остров, по сути, является отдельным кварталом, находящимся в ведении собственного Регента. Но не будем углубляться в детали иерархии исполнительной власти аэлли, мы здесь не за этим.

Лидер остановился посреди торговых рядов, а “Гонец” взорвался сигналом о входящем звонке.

Шэдоу: Итак, друзья мои, сегодня вам предстоит выполнить два задания, на которые выделяется один час. Первое – убить Регента квартала магов Кальдеи по имени Зел’Ноа Сияющая Длань, второе – выжить любой ценой. Провал отрицательно скажется на вашей репутации в клане. Вопросы?

Йота: Уровень регента?

Шэдоу: Третий.

Хмырь: Охрана есть?

Шэдоу: Это вам предстоит выяснить лично.

Капитан Пантера: Действовать будем группой? Кто главный?

Шэдоу: На ваше усмотрение.

Сайден : А ваше сиятельство отправится с нами?

Шэдоу: Нет, вы сами по себе.

Хмырь: Да ладно, задание простое, я непись третьего ранга соло завалю.

Мираби: Заткнись Хмырь, мы посреди крупного города, будем действовать по одиночке, и нам конец.

Хмырь: Да, да, конечно.

Шэдоу: Отлично, раз вопросов больше нет, приступим. И да, чтобы задача не представлялась вам излишне легкой…

Я не знаю, как консулу удалось провернуть этот трюк, но с нас мгновенно слетели капюшоны, срывая маскировку и обнажая ярко-красные теги преступников.

Глава 17

— (Нецензурно), босс… — начал было Хмырь, но Шэдоу уже растворился без следа.

НПС, находившиеся рядом, с криками бросились прочь, началась паника. Незамедлительно послышался звук тревожного рога. Да, Шэдоу удалось подложить нам знатную свинью!

Стража в крупных городах реагировала очень быстро, к тому же с каждой секундой повышалась вероятность появления новых отрядов. Даже выиграй мы первый бой – это ничего бы не решило. Алгоритм действий при тревоге подобного рода побуждал фракцию поднимать один за другим отряды ополчения и бросать их в бой, стремясь избавиться от угрозы. Если же орешек оказывался чересчур крепким, поднимались боевые отряды фракции и более сильные группы ополченцев. Любая затянувшая потасовка была обречена на провал.

Поэтому вступать в бой было равнозначно смерти! В таких случаях лучше всего работала тактика “не пойман – не вор”. Проще говоря: нужно было раствориться в городских трущобах подальше от зорких глаз неписи. Сделать это было непросто даже опытным игрокам с необходимыми навыками.

К слову говоря, нашему разбойнику это удалось! Он просто растворился в толпе, бросив товарищей на произвол судьбы.

— Хмырь, (нецензурно)! — раздраженно крикнула Мираби.

Хмырь: Чао, неудачники! Не горю желанием сдохнуть в самом начале задания, так что развлекайтесь…

Действовать надо быстро, иначе мы погрязнем в бесславном сражении, и задание окончится, так и не начавшись. Торговый квартал был людным, среди десятков персонажей я заметил игроков. Некоторые из них бросились бежать, другие застыли, оценивая противника. В целом, суматоха сыграла нам на руку, замедляя продвижение отрядов стражи. Но я уже видел голубое сияние войда, неподалеку взмывшего над толпой. Назад бежать было бессмысленно. Нужно было брать ситуацию в свои руки.

Капитан Пантера: Быстро пьем элики на Ловкость и Выносливость! Как пройдет откат “Маскировки”, надеваем капюшоны! В бой не вступать ни в коем случае! Сайден! Нужно отвлечь непись! Максимальный Призыв на две точки, блокируй тыл и запад! Мираби, кинь на них фулл реген!

В свое время я получил богатый опыт по выживанию в трущобах Хефта, когда сильный альянс устроил знатную резню в городе. Тогда же я узнал, что стража не так сильна и ужасна, если ее внимание удается распылить одновременно на несколько проблемных очагов. Закон сохранения энергии прекрасно себя чувствовал в виртуальных мирах Сферы. Ничто не появляется и не исчезает бесследно, “процедурнику” придется оперировать доступными силами и расставлять приоритеты.

В нашем случае, как бы парадоксально это ни звучало, удача заключалась в том, что мы были преступниками. Вся тяжесть нашего проступка пока что ограничивалась тем, что мы появились не в том месте и не в то время. И этот факт я намеревался использовать. Неумолимый гнев стражи должен был лечь на призывных некросов Сайдена. Сам некромант при этом, скорее всего, тоже погибнет, но его смерть поможет выжить всем остальным.

— Пешек в бой не кидать! Никаких массовых заклинаний! — рыкнул я, на ходу сканируя окрестности в поисках призраков. — Йота, прямо по курсу!

Нам наперерез выбежали трое игроков, очевидно решивших, что ситуация складывается в их пользу. Сказать, что в Таэрланде нашлось бы много желающих поквитаться с Пандами за ту или иную обиду, значит не сказать ничего!

Сейчас был решающий момент, я ясно почувствовал это одним местом. Будем действовать четко и грамотно – сумеем вырваться. Замешкаемся и начнем нервничать – провалим задание и все умрем.

Капитан Пантера: ПЕРВЫМИ НЕ АГРИМСЯ!!!

Йота: Есть агра!

В пределах города любой игрок может безнаказанно нападать на “красного”. Но когда он делает это первым, даже у обладателей красной карты появляется право на ответный удар. Дать отпор напавшим не считается преступлением, и эту механику я собирался использовать сполна.

Капитан Пантера: Сносим их, БЫСТРО! Никакого АОЕ, (нецензурно)! Йота, ассист, подсветку! Сайден, ДЕРЖИ ОСТАЛЬНЫХ!

Йота моментально сковал одного противника цепью кусаригамы и принялся за второго, оставляя мне всего одну цель. Раззар без труда обошел неуклюжий блок противника и впился в тело жертвы, вешая серию отрицательных дебафов. При поддержке Мираби схватка заняла всего секунды. Тройка джентльменов слегла так и не успев оказать достойного сопротивления.

Сайден тоже не терял времени даром. Кальдея давно не видела такого развлечения! Десятки слабых скелетов, подчиненные воле некроманта, заполонили квартал и начали сеять хаос, набрасываясь на всех подряд. Новая угроза подействовала моментально. Войды, приближавшиеся с разных сторон, переосмыслили приоритеты и бросились на защиту мирных жителей.

— Надолго их не хватит, — выкрикнул Сайден, накладывая на себя щит костей. — Нужно сматываться, и быстро!

— Сюда, — скомандовал я, указывая на ближайший переулок. — Мираби, дай “Марево”!

Еще один игрок кинулся на нас, арбалетный болт высек крошку из кирпичной стены в метре от меня. Идиот, сначала стрелять научись! Йота мгновенно призвал “Живое Оружие” – два парящих в воздухе клинка, и бросил в преследователя. В отличии от визави, немногословный финн любил и умел убивать. Я машинально отметил ваншот в голову, двойной крит и мгновенную смерть оппонента.

Тем временем Мираби использовала “Темное Марево”. Небольшую область окутал полог непроницаемой тьмы. С одной стороны, мы на время стали невидимы, с другой – само облако “Марева” являлось прекрасным ориентиром для стражи. Счет шел на секунды, требовалось срочно уходить.

— Дальше идти смысла нет, там выход на главную улицу! Слишком людно! — выругалась заклинательница, беспокойно оглядываясь назад. — Стражи все больше!

— Маскировка откатилась, но мы окружены, — холодным тоном сообщил Йота. — Что будем делать?

— Сваливать, — уверенно произнес я, кивая наверх. — Если нельзя идти вперед, пойдем вверх.

— Крыши? — с досадой выругалась Мираби. — Черт, у меня нет навыка полета!

— Йота? Сайден?

— Без проблем.

— Я ей помогу! — живо откликнулся Сайден, весело подмигивая мне.

— Отлично, вперед! — я использовал медальон “Тысячи Эхо”, чтобы создать двойника на крыше и поменяться с ним местами “Шуткой Морпуса”.

Сайден: Эх, такой артефакт придется тратить! Но чего не пожертвуешь ради обнимашек!

Некромант достал мерцающий синевой черный камень и кинул его на землю. Раздирая каменную мостовую, на свет появился крупный костяной голем. Ничего себе! Даже с высоты я видел фиолетовый ореол, окружающий призванную тварь. Мираби испуганно отшатнулась в сторону от жуткого создания Тьмы, расправляющего длинные многосуставчатые конечности, увенчанные крючковатыми когтями. Сайден, плутовато ухмыляясь, крепко обхватил девушку за талию.

— Да что ты себе… — окончить фразу заклинательница не успела.

Могучие костяные лапы подхватили колоритную парочку. Голем резво крутанулся на месте и, словно катапульта, запустил игроков вверх по наклонной дуге.

— Твою ма-а-а-а-а-ать, — заверещала Мираби.

Я не смог сдержать улыбки, наблюдая за сценой их вознесения. Надо заметить, голем выполнил задачу профессионально, запустив игроков точно на край крыши.

— Отлично, теперь можешь с меня слезть, — проворчала заклинательница.

— Ну вот, а ты боялась, только юбочка помялась! — ухмыльнулся Сайден, за что был бесцеремонно спихнут в сторону и едва опять не свалился вниз.

В этот же самый миг из-за края крыши, звеня цепями, выстрелил экзотический клинок Йоты и, высекая искры, впился в покрытие, кроша черепицу. Через секунду показался и сам Йота, слегка взмыленный, но все такой же невозмутимый. Я не верил своим глазам, этот “Рэмбо” вскарабкался по отвесной стене на своих тяпках?

— Я же сказал, без проблем, — будничным тоном заметил воин, и кивнул в сторону Сайдена. — Не время предаваться утехам, у нас гости.

Внизу послышались крики, полные боли и ужаса, скрежет и рев. Голем, призванный Сайденом, очевидно, встретился со стражей. В любом случае он подарил нам несколько минут, прикончить эпическую тварь не так-то просто. Я обратился к Раззару и использовал самоцвет “Искатель Сердец”, инкрустированный в гарду клинка.

Искатель Сердец ищет цель: Зел’Ноа Сияющая Длань…

Цель обнаружена!

Направление: северо-запад

Расстояние: 1 200 метров

Над гардой клинка вспыхнула небольшая стрелка компаса, указывающая направление к последней известной локации цели.

— За мной, старайтесь не высовываться! — скомандовал я, направляясь вдоль длинной крыши.

За что мне всегда нравились старые города и кварталы, так это за их незабываемую атмосферу и узенькие улочки. Последние отлично способствовали нашим миграциям с одной крыши на другую. Шаг за шагом мы продвигались вперед, минуя сторожевые патрули, но опасность быть обнаруженными все еще оставалась. В отличие от вовремя смывшегося Хмыря, мы устроили переполох в торговом квартале, привлекая к себе внимание. Стража просто так не отстанет и будет какое-то время проверять всех игроков в маскировочных плащах.

Словно в подтверждение моих слов, послышался пронзительный клекот дракондора, вынуждая нас спрятаться за ближайшие выступы.

— Нубы подняли в воздух птичек, — мрачно заметила Мираби, выглядывая из-за каменной трубы. — Теперь передвигаться по крыше будет не так просто.

— Нужно двигаться, впереди еще одна проблема, — заметил я, прикидывая в уме план действий.

— Какая?

— Мы находимся в Торговом квартале, а цель в квартале Магов, — ответил я. — Это значит, что нужно перебраться на другой остров. Птички нам не помогут, станем легкой добычей, маскировка тоже не удел.

— Почему? — спросил Сайден.

— Смотри, — я жестом подозвал некроманта к себе и заставил свеситься с края крыши, вглядываясь в конец проулка. — Мы у края острова, отсюда виден мост в другой квартал. Ничего не смущает?

Сайден пригляделся, стараясь не высовываться. И увидел то же, что я: голубое сияние призрачного стража, замершего возле мостика.

— Войд! Шэдоу упоминал, что они палят “Маскировку”, — вздохнул Сайден. — Они что, перекрыли выходы? Не думал, что непись так умеет!

— Кальдея необычный город, — заметила Мираби. — У него нет стен, вокруг лишь пропасть, сбежать можно только по мостам. Разве не логично?

Я кивнул. Логично. Наверняка все мосты взяты под контроль Войдами, а затем начнется плотное, планомерное прочесывание квартала. Мы, особенно Сайден со своими Призывами, здорово наступили страже на хвост, и в покое они нас не оставят.

Я задумался. Самый простой вариант: пожертвовать некромантом, но без него будет очень сложно справиться с задачей. К тому же Сайден мне нравился, несмотря на свои особенности, он был неплохим парнем. Ради группы потратил эпик-расходник стоимостью несколько тысяч голды, не каждый бы решился на это. Поступить так, хоть он и поймет, будет неправильно. К черту, нужен другой выход!

— Мираби, у тебя найдется двойная порция “Замедления Падения”? — спросил я.

— Да, а что? — мой вопрос заставил девушку вопросительно выгнуть бровь.

— На крышах теперь небезопасно, спускаемся.

Спуск при помощи массового заклинания “Парения” не доставил проблем. Маскировка снова была доступна и приведена в действие. Стоя на выходе из переулка, я наблюдал за призрачным стражем, блокировавшим выход на мост.

Войд, Войд… Это крайне опасная магическая тварь, нападение на которую запустит триггер появления новой стражи, вступать с ним в бой бессмысленно. Но недаром же Шэдоу акцентировал внимание на призрачных гвардах аэлли, когда давал задание. Чтобы проникнуть к цели, нужно было найти способ усыпить, отвлечь или законтролить гварда…

Я открыл Сеть, через несколько секунд карточка с профайлом стража Кальдеи была передо мной. Хм, хм… появляются в результате сложного ритуала, связанного с Колодцем Душ, разумны, считаются полноправными гражданами Кальдеи… третий ранг НПС, следующая ступень – баэлнорн, нечто вроде “доброго” лича, “магическое существо”, “призрак”... Призрак!

Кем бы ни считался Войд, он имел свойство “призрака”! А значит, у меня был шанс с помощью способностей “Загробника” взять его под контроль!

Я открыл интерфейс архетипа и активировал “Заклинатель Душ”, одновременно найдя взглядом голубой полупрозрачный силуэт. Ну что, попробуем?

Мои изумленные товарищи наблюдали, как Войд вдруг поплыл прочь, освобождая свой пост, пересек пустоту между парящими островами и исчез в лабиринте эльфийской архитектуры. Я вытер пот со лба: контроль элитного призрака дался нелегко, и скомандовал:

— Путь свободен! Вперед!

Узкая канатная дорога опасно раскачивалась под порывами сильного ветра, стимулируя всплески адреналина. Хвала богам, стража больше не попадалась, и мы с честью прошли это испытание, добравшись до квартала Магов. Стараясь не привлекать внимания, наша группа быстро отыскала особняк Регента. Стрелка эфемерного компаса мигнула и погасла, сигнализируя о достижении пункта назначения.

— Разделимся, нужно провести разведку и понять, с какой стороны лучше заходить, — произнес я, оглядывая невысокую живую изгородь. — Не исключено, что наш общий знакомый уже приступил к операции.

— Я бы предпочла, чтобы этот знакомый сдох где-нибудь по пути сюда, — проворчала Мираби, гневно сверкая глазами.

— Нужно больше информации, разделимся, — констатировал я, указывая на дальнюю часть особняка. — Сайден, Мираби, обогните дом с запада, мы с Йотой пойдем в другую сторону. Вперед.

— Думаешь, хорошая идея оставлять эту парочку наедине? — осведомился Йота, когда мы остались одни. — У некроманта лишь ветер в голове.

— Зато он костьми ляжет, чтобы сделать все как надо пока они вместе, — ответил я. — У каждой монеты есть две стороны.

— Верно, — согласился Йота, и я впервые заметил легкую тень улыбки на беспристрастном лице финна. — Будем надеяться, эта монета не встанет на ребро.

Все же фортуна оказалась к нам благосклонна, и уже через несколько минут мы заметили приоткрытую дверь на одном из торцов здания. В плохо освещаемом коридоре нас ждал сюрприз. Два тела, принадлежавшие мирным аэлли, валялись на полу в лужах крови.

— Хмырь, — констатировал Йота, перевернув тело. Я кивнул: его почерк, у каждого НПС от уха до уха было перерезано горло. Если Хмырь действовал так нагло, значит, он повесил на дом “Сферу Тишины” или что-то похожее, на время блокируя сигнал тревоги. Но, насколько я знал, все подобные трюки имели изъян или действовали совсем недолго…

Глава 18

— Нужно торопиться, — ответил я, пробираясь вперед. — В любом случае его выходка не сулит ничего хорошего. Либо он справится, и мы останемся не у дел, либо провалит задание и поднимет на уши весь квартал.

Несмотря на все недостатки разбойника, я вынужден был признать его мастерство. Хмырь ловко и быстро нашел цель, ликвидировал свидетелей и все это проделал без лишнего шума, не привлекая внимания стражи. Пожалуй, ему не впервой приходилось заниматься такой гнилой работенкой.

Преодолев широкую винтовую лестницу и миновав еще несколько бездыханных тел эльфов, мы наконец достигли цели. Просторный зал, искусно обрамленный золотистой вязью, украшали длинные полотна белой материи с изображением древа в ореоле солнца – символа народа аэлли.

Мы подоспели как раз вовремя. Изрядно потрепанный Хмырь пытался в одиночку одолеть Регента, но мне хватило беглого взгляда, чтобы понять – эта задача ему не по зубам.

Зел’Ноа Сияющая Длань неожиданно оказалась девушкой. Я почему-то с самого начала решил, что наша цель – мужчина. И ошибся.

Длинные темные волосы, огромные синие глаза, стройная фигура в облегающем серебристом платье. Как и все аэлли, она была тонкой, как былинка, но при этом казалась удивительно изящной. Я сморгнул: неожиданно почудилось, что передо мной воскресшая из мертвых Весна. Нет, конечно же, нет. Ничего общего.

Регент аэлли, судя по всему, была искусным магом и опытным воином. Она сражалась длинным магическим жезлом, успешно парируя все наскоки убийцы. В тот момент, когда мы впопыхах ввалились в зал, Хмырь активировал мощную атакующую способность, обрушивая на противника шквал ударов. Щит Регента замерцал, но противник использовал “Ослепление” и “Ярость Света”, уходя из-под удара и оставляя на теле разбойника многочисленные ожоги. Полоска здоровья Хмыря рухнула в красную зону. Он зашипел, отступая назад и пытаясь уйти в невидимость, но не выходило: рой сияющих светлячков, выпущенных Сияющей Дланью, преследовал убийцу. Ох, и навалять бы ему сейчас еще разок, для профилактики.

— Вперед, — сквозь зубы процедил я, раздавая команды. — Мираби, отхил, Сайден, сними с НПС защиту, Йота, на тебе сетки, рут и стан! Всех пешек в бой!

Мираби кинула в бой Аншара, красивого молодого парня со шпагой наголо. Пару раз я видел его в деле: сущий денди-аристократ: прическа, изысканные манеры. Она “распаковывала” его редко и неохотно, болтали, будто они состоят в любовной связи. Йота призвал огромного седогривого волколака, невольно напомнившего о Сером. Сайден и Хмырь воздержались, а я усилием воли прогнал мрачные мысли о Вес’Надаль.

Волк прыгнул, целясь в горло – и с жалобным визгом отлетел в сторону. Сетки, которые бросал финн по моей команде, опутывали лишь золотистую защитную сферу, окружающую эльфийскую волшебницу. Магический щит был непроницаем для обычного оружия.

Зел’Ноа не собиралась давать нам времени на раздумья. Она вскинула вверх руки, засиявшие ослепительным огнем. Сетки, опутавшие защитную сферу, вспыхнули, превращаясь в пепел. Раздался пронзительный визг, на мгновение ошеломивший нас. В интерфейсе вспыхнули новые индикаторы. Группа получила дебафы “Замедление” и “Усталость”, снижающие скорость и силу атаки.

— Поднялась тревога! Скоро здесь будет вся стража города! — прокричала Мираби, излечивая разбойника. — Вперед, Хмырь, черт бы тебя побрал!

— Клятвопреступники, убийцы! — ясно произнесла Зел’ноа, пристально оглядывая нас. — Вы осмелились прийти в мой дом с мечом?! От него и погибнете!

Пылающий светом призрачный клинок обрушился сверху. Заклинание называлось “Меч Света” и было способно перерубить пополам рыцаря в полном латном доспехе. Меня мгновенно ваншотнуло, но Мираби оказалась на высоте, тут же вернув меня к жизни с помощью “Черной Мессы”. Аэлли неверно выбрала цель, и ее ошибка стала фатальной.

— Сайден!!! — прохрипел я, уходя от новой атаки. — Чего ты медлишь?! Сними ее защиту!

— Почти… Готово… — выкрикнул некромант.

Вместо обычного заклинания рассеяния Сайден решил использовать нечто иное. Завершив ритуал, некромант напустил на Регента “Мертвящую Чуму”. Некротический эффект заклинания нанес заклинательнице приличный урон и блокировал способности цели к магии Света.

— Нет! Приспешникам смерти не одолеть меня в Чертогах Света! — взвыла Регент. — Кроан, Праведный Защитник! Придай мне силы!

Зел’Ноа Сияющая Длань получает божественное благословение!

Правая рука аэлли вспыхнула золотистым светом. Повинуясь интуиции и опыту подобных сражений, игроки хлынули прочь от Регента. Яркая вспышка оглушила всех игроков на две секунды и испепелила Аншара, не успевшего среагировать на мощное заклинание врага.

Яркий луч вырвался из ладони Зел’Ноа и ударил в Сайдена, разрывая защитные заклинания некроманта. Иконка игрока тревожно моргнула и погасла. “Мертвящая Чума” иссякла, восстанавливая противнику доступ к магическим способностям.

— Мираби, воскрешение! Держи нас, черт побери!

Усилив натиск на цель одновременно с нескольких сторон, нам удалось наконец пробить мерцающий щит противника.

— Йота, стань ее! — отдавая приказ воину, я активировал “Метаморфозу”, превращаясь в чудовищную аберрацию.

Руки удлинились, обрастая острыми словно бритвы когтями, лицо оплыло, ощерилось зубастой пастью. Несмотря на превосходящую силу противника, Регент успешно сдерживала натиск, нещадно поливая группу магией Света. Профильный урон раз за разом вгонял полоску моего ХП в красную зону, я уже начал жалеть о своем поступке, когда Мираби, наконец, удалось подхватить меня черным пламенем.

Сайден, вновь вернувшийся в строй, яростно рыкнул и залепил в Регента “Стрелой Хаоса”, а спустя несколько мгновений вновь повесил на ту “Мертвящую Чуму”.

Лишенная поддержки Света, Зел’Ноа начала сдавать, но и мне пришлось несладко. Входящий урон был настолько велик, что Мираби пришлось совершить невозможное, выжигая себя досуха. Исцеление сработало, я остался жив, но целительница потеряла сознание. Моя призрачная форма приказала долго жить.

Внизу послышался шум, в дверях появился отблеск голубого свечения. Войды наконец пришли на помощь Регенту. Сколько их, я не знал, но сейчас требовалось дать нам минуту добить Регента, ее жизнь уже ползла в красную зону!

— Иота, Сайден! Вниз, задержите гвардов! Кайтите их!

Кивнув, финн ловким прыжком исчез в проходе. Некромант пришел ему на подмогу. заливая лестницу “Вихрем Костей”. Но я отдавал себе отчет, что хватит их максимум на минуту, поэтому пора выжимать все!

Я использовал “Раскол Души”, нанося регенту сильный урон и получая осколок ее души. Осколков мой клинок успел поглотить уже несколько сотен, хотя я до сих пор не понимал, как именно и для чего использовать эти диковинки.

На последнем издыхании Зел’Ноа занесла свой жезл для сокрушительного удара. Этот прием она применяла уже не раз, и я знал, как его избежать, но карты спутал Хмырь. Разбойник сделал резкое движение в сторону, неожиданно ставя мне подножку и лишая равновесия. Сияющий посох Регента обрушился на меня со всей силой, мгновенно выбивая дух.

Вы умираете! Время до окончательной смерти: 59… 58… 57…

Особенность “Прощение Аллани” дает вам возможность воскреснуть один раз в сутки. Использовать? (Да/Нет)

Я был в ярости от бездумной выходки разбойника, решившего свести со мной счеты таким бессовестным способом. Несколько точных ударов кинжала добили Регента, и Хмырь быстро повернулся ко мне. Мираби, едва дыша, лежала на каменном полу. Йота и Сайден из последних сил сдерживали превосходящие силы противника.

— Хотел сказать ничего личного, но это ведь не так, правда? — нагло ухмыльнулся разбойник, занося руку для завершающего удара. — Чисто для протокола делаю тебе одолжение… командир. Реса больше нет, миссия выполнена, очнешься на точке как новенький! Правда шмотки твои затеряются, но это издержки профессии.

Хмырь прицокнул, выражая притворную досаду. Рука разбойника стремительно ринулась к моему умирающему телу, но так и не смогла нанести удар. Шипящая змея крепко обвила запястье Хмыря, впиваясь зубами в кожу, скрытую между стыками брони. Тот вскрикнул, пытаясь оторвать ее и выбросить прочь, но застыл, сраженный парализующим ядом.

— Глупо и бездарно, — резюмировал Шэдоу, выходя из-за белого полотна. — Безответственность, нарушение правил клана и беспросветный эгоизм. Тяжелый случай.

— Но… Это же… “Пандорум”…, — прохрипел Хмырь. — Вы… мы… в этом... Лучшие…

— Нет никаких мы, ноунейм, — будничным тоном ответил Шедоу, исключая Хмыря из клана. — Ты так и не усвоил главный урок…

— Какой… — обреченно прохрипел разбойник.

— Затеял дурное – не попадайся, — спокойно ответил консул, поднимая руку. Добрый десяток острых кинжалов вдруг закружился вокруг нее. Застыв в воздухе, они медленно повернулись остриями в сторону Хмыря и одновременно ринулись вниз.

Шэдоу убивает игрока Хмырь!

Я воспользовался “Прощением” и встал сам, не дожидаясь пока консул приложит к этому руку. Я не сомневался, что в рукаве у опытного игрока припрятано еще много фокусов. Не глядя на рухнувшего разбойника, Шэдоу наотмашь бросил кинжал, добивший цель.

— Йота, Сайден! Отступаем! — выкрикнул я, подхватывая Мираби.

— О, Пантера, живой? Какая удача, — усмехнулся Шэдоу, мастерски обыскивая тело Регента. — Ага…

В руках разведчика что-то блеснуло. Мне показалось, я увидел серебристый ключ с изящной гравировкой.

— То, что надо! — довольным тоном произнес консул, заметив мой заинтересованный взгляд. — Миссия выполнена. Используйте Камни Душ, уходим!

Шэдоу произносит заклинание “Большой Рой Кинжалов”!

Десятки острых клинков появились в воздухе рядом с консулом, отправляясь в полет к приближающимся Войдам. Кинжалы впивались в цели, заражая их ядами всех мастей.

Упрашивать нас не пришлось, и уже через несколько мгновений мы с облегчением вдыхали смрад Мрачнолесья. После тяжелой заварушки Форт Мизери казался настоящим домом.

— Хмырь… — слабым от усталости голосом произнесла Мираби.

— Молчи, — властно произнесла Моргана, подхватывая целительницу. — Ты высохла в ноль, это глупо и безрассудно. В таком состоянии тебя поимеет любой неудачник! Отправляйся в казармы, переждешь суточный откат.

— Хмырь получил по заслугам, — ответил Шэдоу, усмехаясь. — Несмотря на исключительные боевые навыки, для клана он бесполезен. Его эго принесет лишь новые проблемы, пускай отправляется в Рой или Хирд, там таких любят. Кстати говоря… Держи пару побрякушек, ты заслужил.

Шэдоу быстро перекинул мне несколько интересных вещиц, очевидно, выпавших с Регента.

Вы получаете новый предмет “Свиток заклинания: Большой Щит Разума!”

Качество: редкий

Свойства: расходуемый

Описание: Создает в указанной области сильный щит, поглощающий 30000 единиц урона от магии школы Разума в течение 2 минут. Все цели в зоне действия заклинания получают иммунитет к заклинаниям Разума на время его действия.

— Вам причитается, разбей на группу — скупо заметил Шэдоу. — Миссия выполнена, конечно, не идеально, но…

— Регент третьего уровня? Не идеально? — выгнула бровь Моргана, обращаясь к собеседнику. — Да ты совсем зажрался, Шэдоу.

— Ладно, ладно, только давай без драмы, — усмехнулся консул и обратился ко мне. — Поздравляю, декан, один ноль в пользу ноунеймов.

— Декан? — переспросил Сайден, с удивлением поглядывая на меня.

— Командир десятка в Древнем Риме, — ответил Йота. — Пора бы уже знать, Сайден.

— Значит, я…

— Командуешь группой в боевых рейдах, — усмехнулся Шэдоу. — Пока не пойдешь на повышение или не сольешься. Напоминаю, субординацию необходимо соблюдать в рейдах, в остальном это личное дело каждого.

— Поздравляю, Пантера! Вот это новость… надо будет отметить! — оживился Сайден.

— Достойно, — кивнул Йота.

— Отметите, когда выполните нормативы. Надеюсь никому не надо напоминать, что вы ещё не полноправные члены клана? — прикрикнул Шэдоу, вынуждая нас сбавить обороты. — Расходимся! Пантера, задержись на минуту. Зайди в “Гонец”.

Шэдоу: Не стану скрывать, ты нас заинтересовал.

Капитан Пантера: Не стану отпираться, я знал.

Шэдоу: Ха! Кто бы мог подумать? Видишь ли, каждый клан в Сфере рано или поздно страдает от недостатка квалифицированных кадров. Чем больше клан, тем больше требуется игроков, способных правильно управлять ресурсами и вести боевые действия.

Капитан Пантера: Я не скрывал своих пристрастий, Шэдоу, к чему такие долгие прелюдии?

Шэдоу: Я предпочитаю досконально проверять кандидатов. Старая и крайне полезная привычка. У тебя неплохие задатки для того, чтобы стать центурионом или даже консулом, конечно, не без моей помощи. В общем, от тебя мне нужен простой ответ – да или нет?

Капитан Пантера: Это что, лесть? Я предпочитаю факты, Шэдоу. И думаю, ты уже знаешь ответ, иначе этого разговора бы не было.

Шэдоу: Вот об этом я и говорю, Пантера! Мы с тобой на одной волне, и это нам обоим на руку.

Капитан Пантера: Все же мне не дает покоя один вопрос, почему консул лично интересуется новичками? Разве это не вотчина Арранкара?

Шэдоу: Зришь в корень, но мои мотивы – мое личное дело, по крайней мере сейчас. Поговорим, когда освоишься в новом статусе. Удачи.

Шэдоу хищно улыбнулся и, развернувшись, как ни в чем не бывало зашагал прочь. События набирали обороты, и мне это определенно нравилось.

Глава 19

Как бы я ни хотел побыть в одиночестве, отвертеться от попойки в честь нового назначения мне так и не удалось. Братья по оружию захомутали меня прямо на арене и, обещая славно повеселиться, потащили в глубокое захолустье.

По другому-то и не назвать. “Желтая” зона на границе Мрачнолесья. Так игроки называли провинции, находящиеся под контролем той или иной фракции, в которых отсутствовала фракционная стража. И хотя здесь все еще можно было отхватить серьезных тумаков от случайных НПС, противоправные действия не вызывали такого резонанса, как в провинциях с высоким уровнем безопасности.

— Вот она – страна террора и хмельного веселья, Диснейленд для настоящих головорезов! — восторженно продекламировал Сайден, слезая с птички. — Добро пожаловать к черту на рога!

Моему взору предстало небольшое поселение, затерянное в лесах. Деревянные дома кучковались вокруг маленькой часовни, посвященной какому-то божеству. Посреди пыльной улицы бились два игрока, подначиваемые сборищем зевак. В сточной яме у одного из домов валялось чье-то тело. Худая дворняга безудержно заливалась хриплым лаем.

— Боже, настоящая задница мира, — скривилась Мираби, оценивая обстановку. — Куда ты нас затащил, Сайден?

— В местной таверне лучший Черный Грог во всем Таэрланде! — с энтузиазмом заметил некромант, жестом предлагая следовать за ним. — Хозяин в этом деле настоящий мастер! К тому же здесь всегда весело.

Тлен и Отчаяние, вечные спутники некроманта, азартно потерли руки в предвкушении веселья и поспешили за хозяином.

— Ты уверен, что желтая зона – лучшее место для попойки? — уточнил я, наблюдая за поединком. — Больше похоже на арену для боев без правил.

— Мы – “Пандорум”! — рассмеялся Блат, хлопая меня по плечу. — Думаешь, кто-нибудь рискнет связываться с нами? Здесь каждая шавка знает, что с ней станет, если посмеет тявкать на Панд!

Йота согласно кивнул, подтверждая слова воина.

— Пойдем, немного развлечемся перед тем, как напиться в стельку! — гоготнул Блат, доставая огромный двуручный меч.

Мы стремительно ворвались в деревушку с шашками наголо. Обыватели бросились врассыпную, едва завидев бойцов “Пандорума” – слава альянса бежала впереди нас, распугивая ноунеймов и НПС, расчищая дорогу одним лишь именем.

Но скрыться успели не все. Двое игроков, увлеченные потасовкой, не спешили заканчивать представление. Сайден, плотоядно ухмыльнувшись, величественно взмахнул дланью, и десятки мертвых конечностей выстрелили из-под земли, хватая дуэлянтов. Блат довольно крякнул и, подняв двуручный клинок, рывком подлетел к жертвам. Одного взмаха оказалось достаточно, чтобы разрубить потрепанного в бою бедолагу пополам.

— Блат, твою налево! — возмущенно прикрикнул некромант. — Ребятам вписаться не дал! Зажал килл – проставляешься!

— Кто успел, тот и съел! — ухмыльнулся воин, кивая в сторону второй жертвы. — Добивайте второго, иначе все веселье достанется мне!

— Дамы вперед, — тут же откликнулся Сайден, обращаясь к Мираби, и согнулся в шутливом поклоне.

— С удовольствием, — улыбнулась девушка.

Каким-то непостижимым для меня образом заклинательница совмещала в себе сразу несколько противоречивых качеств. Молодая девушка была привлекательной особой. Но от ее улыбки веяло обещанием скорой смерти. Она вскинула посох, и плененного игрока объяло черное пламя. Неуловимое движение, и группу окутало серое сияние. Игрок закричал срывающимся от боли голосом и свалился на землю. Костяная хватка спала, но Йота одним ловким движением вновь обездвижил жертву.

— Ого, красотка! “Серый Саван”? Серьезно?! — удивленно воскликнул некромант. — Очень редкая способность, повышает показатели защиты и сопротивления! Поглощает любой урон от черной магии!

— Не все же мне языком молоть, как некоторые, правда, Сайден? Гулять так гулять! — усмехнулась девушка, переводя на меня взгляд. — Наш новый декан желает немного поразвлечься?

Невежливо отказывать ребятам, да и неохота, если честно. Одним точным ударом я снес голову незадачливому дуэлянту. Смерть ноунейма, такого же, каким был недавно я сам, не вызвала у меня никаких эмоций. Кажется, я начал привыкать к ПвП, пускай и такому неоднозначному. Бойцы “Пандорума” не гнушались убивать все, что движется. Им просто было плевать. Они могли и делали это.

— Отличный удар, — хохотнул Блат, крепко хлопая меня по плечу. — Не зря ты тусуешься с Морганой! Говорят, у нее во френдах крепкие парни! Ха-ха!

— Я погляжу, новости быстро расходятся?

— А ты как думал, — фыркнул Сайден. — Такова природа человека! Без сплетен и интриг мир был бы куда более унылым местом.

Тлен и Отчаяние вырвали друг у друга руки и, используя их в роли дубинок, принялись гонять дворнягу. Некромант даже бровью не повел, отвешивая сальные шуточки по поводу нубов и желтой зоны.

Мы уже собрались двинуться в таверну, когда из подворотни на улицу вышла НПС-девушка. Простая сорочка, длинное платье, блестящие темные волосы и светлая кожа. Скорее всего местная из небогатой семьи. Я застыл на месте, не в силах пошевелиться. Она разительно походила на мою возлюбленную, даже цвет глаз – голубой, как и у Вес’Надаль. В руках девушка держала охапку хвороста.

В отличие от меня, соклановцы не мешкали. Йота быстрым и точным броском накинул на нее “Сеть Исиды”, лишая возможности двигаться. Она вскрикнула в испуге, хворост упал на землю, но сделать уже ничего не могла.

— Ну-ка, ну-ка, кто это у нас здесь? — прохрипел Блат, подходя к пленнице. — Ребята, да у нас здесь настоящая красотка!

— Очередная бездушная сука, — холодным тоном заметила Мираби, даже не взглянув на добычу.

— Иная непись бывает доступнее, чем некоторые, да, Сайден? — рассмеялся Блат, хватая девушку за волосы. — Что еще делать бравым парням, как не наслаждаться такими прелестями?

Рука воина грубо схватила девушку за грудь, та затрепыхалась, но освободиться из железной хватки воина не смогла.

— Опуститься до сношения с неписью? Под стать такому мужлану, как ты, Блат, — парировала Мираби, с усмешкой глядя на воина. — Я предпочитаю живых… и адекватных.

— Удачи в поисках, — заржал Блат и сильно дернул девушку за подол.

Та вновь стала вырываться, попыталась закричать, но Йота одним точным ударом в лицо заставил ее заткнуться.

— Как живая, — констатировал северянин, наблюдая, как кровь из разбитой губы жертвы капает на блузу. — Проверим?

— Да забейте, это недотрога, — отмахнулся Сайден, поглядывая на меня. — Эй Пантера, а ты как думаешь? Спорим, что недотрога?

— Что значит недотрога? — уточнил я, отходя от наваждения.

— Никогда не щупал девок в желтой зоне, да? — гоготнул Блат, одним мощным рывком разрывая платье. — Недотроги – это непись, которая не дает. Расшибется, но не даст себя поиметь, как ни крути!

— Хотя иногда попадаются интересные экземпляры, готовые на большее, — заметил Сайден.

— Редко, — обронил Йота, доставая клинок. — У каждого НПС свой порог боли. Он напрямую связан с доступностью. Чем выносливее, тем доступнее.

Девушка вскрикнула, когда острый полусерп Йоты оставил глубокий порез на ее шее. Из глаз пленницы хлынули слезы. Мое сердце предательски сжалось, но я ничего не мог сделать. Вступись я сейчас за НПС, меня бы просто не поняли. А я ведь только начал налаживать отношения с соклановцами.

Жестоким ли было это маленькое представление? Да. Мог ли я винить их за это? Не знаю, каждый играет в свою Сферу. Я давно заметил, что Пандам не пристало церемониться с НПС. Они не видели в цифровых персонажах того, что видел я. Для них они были ресурсом и расходным материалом, о котором рассказывала мне Моргана.

И тем не менее я не мог остаться в стороне, если в моих силах было хоть как-то повлиять на происходящее.

— Не знаю, как вам, а мне не терпится промочить горло, — резюмировал я, стараясь чтобы голос не дал слабину. — И планирую приступить к этому немедленно.

— О, неужели я наконец слышу голос разума? — саркастически заметила Мираби.

Тем временем пленнице удалось извернуться и пнуть воина в бок, но Йота вновь усмирил ее.

— Вы просто не умеете их готовить! — отмахнулся Блат. — Смотри, какая горячая штучка, Сайден!

— Я некромант, Блат. Мне нравятся похолоднее и не такие бойкие, — заметил Сайден, широко ухмыляясь. — К тому же с тебя причитается за килл, громила! Не отвертишься!

— Хватит чесать языками, угощаю всех в честь моего триумфа! — подытожил я, убирая Раззар. — Кто последний, тот платит за себя сам!

— Халява! — взревел Блат, швыряя девушку на землю. — Так бы сразу и сказал, Капитан! Айда бухать и драть глотки!

Моментально забыв о крестьянке, воин резво припустил в сторону таверны. Мы с Сайденом и Мираби последовали за ним.

— Йота? — предельно равнодушным голосом спросил я, обернувшись к товарищу. — Брось ее, от неписи киллрейтинг не позеленеет.

Тот все еще стоял, лениво поигрывая клинком и наблюдая за лежащей на земле девушкой. Ее плечи содрогались от беззвучных рыданий.

— Непись или бухло? — философски изрек Йота. — Пожалуй, второе, первое я всегда получаю бесплатно.

Он убрал кусаригамы и плавной кошачьей походкой направился за нами. Девушка поднялась и бросилась обратно в проход между домами. Я испытал облегчение от маленькой победы, но на душе все равно скребли кошки.

Насколько хорошо я знаю братьев по оружию? До этого момента наше общение ограничивалось в основном тренировками и разбойными рейдами. Сегодня я узнал их совсем в ином свете, и эта мысль не давала мне покоя. За каждым игроком всегда стоит какая-нибудь история, а алкоголь отлично развязывает языки. Чем я и намеревался воспользоваться.

Глава 20

Хмельное веселье не прошло для меня даром, я почерпнул много интересного о новых товарищах. Сайден, впрочем, как я и подозревал, оказался молодым подростком, выходцем из Средней Азии. Судя по его бахвальству, проблем с финансами у него не было, и он отрывался в Сфере все свое свободное время. Блат представился американцем, вдоволь наслаждающимся виртуальными утехами после третьего по счету развода с любимой женщиной. Хотя громила клятвенно утверждал, что любимыми были все, просто его непостоянную натуру сложно обуздать. Могучий воин громко горланил пошлые песни и к концу банкета затеял увлекательную драку с группой из трех крысолюдов. Хотя дракой это назвать было сложно, Блат в одиночку отделал их по полной и даже не запыхался.

Йота долго сопротивлялся, но тройной дозе грога все же удалось пробить прочную эмоциональную броню северянина. Трагедия, с которой ему пришлось столкнуться в реале во время одного из природных катаклизмов, не могла оставить равнодушным никого. В один миг потерять жену и детей… такое может пережить не каждый. Я тоже потерял близкого мне человека в реале и отчасти понимал его как никто другой, хотя детей у нас не было. Посмотрев в холодные голубые глаза Йоты, подернутые пеленой хмельного дурмана, я увидел в них бескрайний океан боли и пустоты. Виртуальный наркотик стал для него утешением, как когда-то стал им и для меня. Йота отдался игре целиком и полностью, проводя в Сфере сутки напролет. Боль и нечеловеческая самоотдача выковали из него настоящего элитного бойца, идеально выполняющего свою работу.

Награду вечера под названием “мисс неприступность” выиграла Мираби, девушка предпочла не раскрывать свои карты и остаться загадочной особой. Сколько грога ни подливал ей Сайден, алкоголь действовал на заклинательницу крайне слабо. Думаю, здесь не обошлось без какой-то магии или зелья. На вопрос, что с ней не так, Мираби ответила, что Моргана преподала ей хороший урок, и впредь она не желает терять над собой контроль. Я чувствовал, что за ее словами тоже скрывается немало боли, но давить не стал. У каждого есть право на свои секреты.

В целом вечер удался. Конечно, не обошлось без дебоша и членовредительства, но такой аттракцион пришелся захмелевшим Пандам по вкусу. Чего нельзя было сказать о следующем утре. Виртуальное похмелье накрыло с головой, безжалостно атакуя все мозговые рецепторы организма.

И даже после приема “Антихмеля”, услужливо одолженного у Мираби, моя скорость и реакция оставляли желать лучшего. Это стало ясно как божий день, когда Сатир умело разделал меня три раза подряд, пытаясь обучить новому приему. Суть я, конечно, уловил, но уязвленная гордость давала о себе знать.

Сразу же после спарринга с мастером меня прихватил Шэдоу. Мы начали с анализа моих способностей и архетипов, а закончили небольшим импровизированным побоищем с участием крохотных элементалей в роли войск. Шэдоу принес с собой небольшие артефакты под названием “Легионы Джеро”, эпического качества. Они походили на игральные кости и позволяли призывать несколько десятков сущностей, управлять ими, создавая интересную симуляцию баталий.

К сожалению, на этой тренировке меня тоже ждал провал. Шэдоу эффективно использовал имеющиеся ресурсы и, несмотря на мое мнимое превосходство на поле боя, в один момент сумел перехватить инициативу, атаковав меня сразу с нескольких флангов. Я предпочел использовать стандартное боевое построение, выдвинув на первый план пехоту и оставить магов в тылу. Но пехота растянулась и не смогла вовремя перегруппироваться, чтобы защитить более “мягкий” тыл от дерзкой атаки. Вскоре схватка была завершена.

— Поймал-таки рыбку в мутной воде, да, Капитан? — усмехнулся консул и, заметив мой недоуменный взгляд, добавил: — двадцатая стратагема Сун Цзы, советую почитать на досуге. На сегодня хватит, у меня дела, увидимся позже.

Ближе к вечеру, спустя долгие часы тренировок, мы с ребятами сидели на арене, обсуждая тактику ведения боя против нежити, когда в форте внезапно показались новые лица.

Форт “Мизери” словно пробудился ото сна. Над ним парили звенья “птичек”, и не каких-нибудь, а драконов и протодраконов, боевых летающих маунтов эпического ранга. К нам прибывали десятки новых игроков, причем не новичков, а закаленных в боях профессионалов. Все как на подбор, из кланов “Обливион” и “Железные Пауки”. Я заметил, что все они были в полной рейдовой выкладке и вооружены до зубов артефактным оружием, излучающим волшебное сияние.

— Ого, кажется, намечается что-то интересное, — пророкотал Блат, наблюдая за вновь прибывшими. — Гляди, открывается Астральный Портал!

Небеса разверзлись и показались корпуса летающих кораблей, идущих на посадку где-то за территорией форта. Мы следили, как завороженные, за парусной армадой, астральные корабли всего полгода появились в Сфере. Я знал, что Панды обладают сильнейшим в Сфере флотом, но в таком количестве корабли еще не видел. Целая эскадра. Тем временем игроки все прибывали.

— Похоже, часть кланов перебрасывает сюда свои силы, но зачем? — нахмурился я, поглаживая эфес Раззара.

— Может, учения? — выдвинул теорию Сайден.

— Это же не “Эвтаназия”, у демонов и пауков свои логова, а значит, намечается что-то крупное! — с воодушевлением ответил Блат, потирая руки. — Наконец-то!

— Что крупного может намечаться в этой глуши? — с сомнением изрекла Мираби. — Панды давно крепко взяли Таэрланд в кулак, здесь нечего захватывать.

— Думаешь, будут воевать против неписи? — уточнил я, поглядывая на заклинательницу. — Затея не совсем по профилю альянса, тебе не кажется?

— Скоро узнаем! — бодро вклинился в разговор Сайден, кивая в сторону. — Смотрите, кто идет.

Прибытие Арранкара вызвало в наших рядах смешанные чувства. С одной стороны, у нас появилось новое назначение. С другой, это же самое назначение больше походило на армейский наряд. Нам было приказано помочь с возведением дополнительного плацдарма для союзных войск, в который планировали превратить наш форт.

Работы было невпроворот. Несмотря на то, что флот привез целую орду разнокалиберных НПС-рабочих, от гоблинов до великанов, дело нашлось всем и каждому. В основном – по разгрузке и перемещению штабелей дерева, камня и железа из судовых трюмов. Апгрейд форта до третьего уровня, задуманный нашими стратегами, требовал огромного количества ресурсов. Не знаю зачем, но “Пандоруму” вдруг понадобился крепкий оплот в сердце Древнего Леса.

Бойцы “Обливиона”, возбужденные внезапным переездом, шумно обустраивались в новом лагере. Кому повезло, заняли свободные номера в таверне и наших бараках, кому не очень – устраивались в походных шатрах и палатках. После нескольких коротких разговоров с союзниками я выяснил, что им тоже ничего неизвестно об этом маневре. Блат был прав, намечалось что-то интересное.

— Да уж, ну и соседушки нам достались, — скривился Сайден, поглядывая на лагерь. — Я, конечно, сам не прочь пошалить, но у этих ребят репутация конченых ублюдков. Дикие байки о них рассказывают…

— Например? — уточнил я.

— Читал как-то мемуары одного разбоя, — ответил некромант после небольшой паузы. — То, что они творят с НПС, это даже по меркам “Пандорума” – дичь полная! Одно дело просто прибить бездушного, другое – медленно резать, с извращениями. Я, конечно, понимаю, у них там демонический ролеплей…

— Не знаю, как у НПС обстоят дела с душами, но боль-то они чувствуют, — ответил я, наблюдая за реакцией паренька.

— Да ладно, еще скажи, что они живые, — фыркнул Сайден. — Это игра, очень реалистичная, но все же игра! Здесь есть только мы, Пантера! Остальное лишь плод электронной фантазии “процедурника”!

— А что делает нас живыми Сайден? — продолжил я, стараясь не перегнуть палку. — Эфемерная душа? Живое тело? Первого я не видел, а второго здесь нет и все равно мы называем себя живыми. Парадоксально.

— У нас есть память, воспоминания о настоящем мире, — уверенно заявил некромант. — Мы знаем, что мы живые и знаем, что они – нет! Это же всем понятно.

— У них тоже есть память, Сайден, — ответил я, стараясь не выдать своего разочарования. — Но такими, как мы есть, нас сделала боль. Весь наш жизненный опыт, все знания и яркие впечатления определены этим противоречивым чувством. Мы живем, если способны испытывать его. Если они чувствуют боль, если учатся на своих ошибках, живые они или нет?

— Черт, Пантера, оставь ты эту философию ботанам! — отмахнулся некромант, глядя на меня с недоумением. — Мне дерьма в реале хватает, друг. Здесь я отрываюсь, и мне этого достаточно. О, в форте, кажется, что-то намечается, погнали!

Верно говорят: подобное притягивает подобное. В Пандорум стремились люди со схожим мировоззрением, иные здесь не приживались. И если некромант предпочитал не думать о последствии своих решений, это было его выбором, и я никак не мог на него повлиять. Общество не терпит вольнодумцев, Панды не исключение.

Арена форта “Мизери” сейчас больше походила на бойцовский клуб. Обливиону и Паукам не терпелось помахать кулаками, и помериться силой с братьями из “Эвтаназии”, чем они и занимались. Десятки поединков сменяли друг друга под ободряющее улюлюканье толпы. Пиво текло рекой, пока братья по оружию что есть сил мутузили друг друга, проверяя на прочность.

Тренировки меня порядком вымотали, так что не было ни малейшего желания участвовать в этой вакханалии. Впрочем, от кружки пива я не отказался.

— Скучаешь, Пантера? — спросила Моргана, внезапно появляясь рядом.

— Изучаю новых друзей, — ответил я, кивая в сторону арены. — Как по мне, так у них чересчур много энтузиазма.

— Обливион, — задумчиво произнесла девушка, скрещивая руки на груди, отчего глубокий вырез ее красного платья стал еще соблазнительнее, чем прежде. — Они слишком долго сидели у себя в Бездне, смена обстановки опьяняет. Несмотря на то, что большинство из них крайне недальновидны, они отличные бойцы. Хоть и сношаются с демонами.

— И это говорит жрица Астарты? — поинтересовался я, приподнимая одну бровь.

— Ты меня совсем не знаешь, — холодно улыбнулась Моргана.

Ее рука скользнула по моей броне, едва касаясь дубленой кожи. Глаза жрицы внезапно вспыхнули ярким пламенем и так же стремительно погасли.

— Может быть, однажды я покажу тебе, что скрывается на темной стороне любви… — загадочно произнесла Моргана и направилась на арену, волнующе покачивая бедрами. — Ну а сейчас пора задать жару на унылой вечеринке.

Игроки расступились, пропуская девушку на арену. Бойцы “Эвтаназии” взорвались воодушевляющими криками, в то время как жители Бездны зачарованно следили за безупречной грацией жрицы.

Неистовое пламя, вырванное из недр самой Бездны, взметнулось к небесам, озаряя окрестности алыми отблесками. Одежды Морганы вспыхнули и преобразились. Теперь ее укутывал огненный саван.

Жрица начала танцевать, и с каждым ее движением пламя разгоралось все ярче. Ее движения очаровывали. Крики стихли, бойцы все как один наблюдали за безумным танцем. Я тоже был не в силах оторвать взгляд от безупречно грациозного танца Морганы.

Когда свечение пламени стало невыносимым, оно взметнулось ввысь и взорвалось в небесах, очерчивая над фортом лик дьявольски прекрасной демонессы. Это лицо я уже видел. Астарта, богиня стихии Огня, Великая Искусительница и Мать Пламенеющего Легиона.

Вы получаете эффект “Адреналин”!

Вы получаете эффект “Ускорение”!

Вы получаете эффект “Сила духа”!

Вы получаете…

Божественное заклинание накрыло форт, вызывая настоящий шквал положительных эффектов в строках боевого лога. “Пандорум” взревел, чествуя лик могучей богини.

— А теперь бейтесь! Кромсайте и убивайте друг друга во имя великой богини Астарты! — прокричала Моргана. — Да начнется бой во славу Огня!!!

Панды определенно знали толк в развлечениях. Толпы игроков с диким ревом схлестнулись друг с другом в безумной бойне. Эффект “Адреналина” заставлял виртуальные сердца биться чаще, я тоже не смог устоять и с энтузиазмом бросился в мясорубку.

Драка вышла на славу, а когда все изрядно подустали, начался праздник живота. Спиртное лилось рекой, широкие столы, услужливо расставленные гоблинами, ломились от яств. Незаметно для себя я втянулся во всю эту вакханалию и вместе с товарищами, новыми и старыми, предался наслаждению необычным вечером.

Но все изменилось, когда на арену вытащили девушку. Темные волосы, рваная одежда и ошейник рабыни, сковывающий горло. Я узнал ее, именно с ней столкнулась наша группа в желтой зоне, именно ее я спас от садистских утех Йоты и Блата. В душе внезапно всколыхнулись чувства, так заботливо упрятанные подальше. Костяшки руки, сжимающей кружку, побелели от натуги.

— Смотрите, что мы нашли! — проревел один из игроков, огромный орк с топором. — Шлялась по лесу на ночь глядя! Ха-ха!

— Далековато забрела, жестянка! — загоготал другой игрок, в облике крылатого демона.

Орк сильно дернул поводок, и девушка рухнула на колени.

— Сними с нее эту дрянь, Волтун! — прохрипел демон, указывая на ошейник. — Когда они послушные, это вообще не весело.

Ошейник упал на землю, девушка встрепенулась и закричала. Огромный кулак орка заставил ее поперхнуться собственным криком и упасть навзничь. Демон рывком схватил ее за волосы и поднял над ареной, пока орк одним резким движением сорвал с нее блузу.

— Зачетные сиськи! В Бездне такие телочки на вес золота, а здесь их дофига! — довольно пророкотал Волтун, лапая девушку за грудь.

Та начала вырываться, остервенело рыча и извиваясь всем телом. Иконка начала видеозаписи моргнула и сделалась серой. Заработали внутриигровые фильтры 18+.

— Смотри-ка, эта та самая! — взревел захмелевший Блат, указывая на девушку. — Черт, а она подоступнее многих! Другие бы не дались или убились уже!

— Убились? — тихим голосом спросил я, не в силах оторвать взгляд от волнующей сцены.

— Ну да! Ты, я погляжу, не любитель? — рыкнул Блат, хлопая меня по спине. — Есть шлюхи, они всегда доступны! С обычной неписью сложнее, у всех настройки разные! Попытаешься принудить ее к тому, на что она не рассчитана – обязательно выкрутится! Вырвется или убьет себя, такая вот игра! Ха-ха!

В это время, Волтун попытался схватить девушку и сорвать с нее, платье, но черновласка каким-то непостижимым образом вырвалась и ударила несостоявшегося маньяка в пах.

— Ах ты, (нецензурно)! — взревел Волтун и быстрым ударом топора отсек девушке руку.

Та охнула, но могучая хватка демона не дала ей упасть. Я с трудом сдержал порыв встать и броситься на ублюдков. Разум взял верх над эмоциями. Пустое геройство ничем мне не поможет, только погубит и без того шаткую репутацию.

Демон произнес какое-то заклинание, прижигая истекающую кровью конечность. Девушка снова закричала, но игроки и не думали останавливаться.

— (Нецензурно), прыткая какая! — осклабился орк. — Мне нравится!

— Отруби ей ноги, может, так даст! — выкрикнул чей-то пьяный голос и заржал, словно конь.

— Иди на хрен, Малек! — огрызнулся Волтун. — Это я уже пробовал в бездне, не помогает, она просто сдохнет!

— Ну тогда тебе и здесь ничего не светит, ха!

Перехватив оружие покрепче, орк отсек девушке вторую руку и, схватив истекающий кровью трофей, бросил Мальку.

— Да ты бабы отродясь не щупал, (нецензурно)! — крикнул орк. — Держи, может, хоть эта ручка тебя ублажит! Ха-ха!

Игроки взорвались пьяным хохотом, наблюдая за покрасневшим то ли от стыда, то ли от ярости Мальком. Девушка умирала, истекая кровью. Конечно, после смерти НПС ждало воскрешение и новая жизнь. Но неужели у нее не останется психических травм? Или об этом позаботится процедурник? Я не знал ответа на этот вопрос, но если кто-нибудь решил бы провернуть подобное с Весной, ему бы не поздоровилось.

Закрыв глаза, я сделал пару глубоких вдохов. Вечеринка больше не казалась мне веселой, хотелось просто напиться подальше от посторонних глаз. Я встал и направился к казармам. Девушка снова вскрикнула. Я невольно обернулся и увидел, что ее мучения подошли к концу. Отсеченная голова черновласки красовалась в огромной лапе орка.

— Не хочешь по-хорошему, будет по-моему, крошка! — пьяным голосом взревел Волтун. — У нас с тобой еще есть пара минут до того, как это милое личико исчезнет…

Мне стало до горечи противно, и я поспешил прочь, стараясь не думать о том, как вирт способен вывернуть наизнанку самые темные уголки нашей души. Уйдя с головой в мрачные думы, я не заметил пару пристально следящих за мной глаз. Шэдоу молча проводил меня взглядом, но останавливать не стал.

Раздался звук боевого горна, сигнализируя о всеобщей тревоге. Я остановился, проклиная все на свете. Кажется, капсуле полного погружения придется впрыснуть мне в кровь очередную дозу энергетика.

— Заканчиваем! — прокричал Шэдоу, усиливая голос заклинанием. — Продолжение банкета будет уже в бою. Раньше, чем планировалось! Центурионы, раздать всем “Антихмель”, бойцы нужны мне трезвыми через двадцать минут!

Игроки засуетились и, приглушенно ропча, начали готовиться к рейду. Я встретился взглядом с Шэдоу, но тот не произнес ни слова, лишь кивнул в сторону казарм. Веселье кончилось, началась война.

Интерлюдия: Мозгоправ

Разговоры, разговоры… длинные вереницы слов, сшитые воедино невидимой нитью смысла. Иногда эта нить осязаема, и слова собеседника врываются в разум, формируя образы и понимание. Иногда же смысл ускользает, заставляя разум блуждать в потемках, побуждая его искать выход. Ведь сознание не терпит неопределенности так же, как вселенная не терпит пустоты.

Эта аллегория нравилась Мозгоправу. Будучи мастером своего дела, он понимал ее как никто другой. Слова давались ему легко и непринужденно, долгие годы психиатрической практики не прошли даром. Обывателям было неведомо, какую сложную работу выполнял его собственный разум, анализируя и раскладывая по полочкам все аспекты сущности под именем Рокси.

Его работа была куда важнее глупых игр, в которые играли миллионы недалеких умов. Таким же он считал и Проксимо, но необходимость в материале и финансировании накладывала свои ограничения на его работу. Ультиматум, предъявленный лидером альянса, висел над ученым, словно дамоклов меч. Время неумолимо истекало, а решение проблемы все еще не было найдено.

Как бы ни старался Мозгоправ, сколько бы ни пытался выделить стабильный алгоритм работы с виртуальным сознанием, процедурный генератор всегда ставил палки в колеса. Рабочие сутки увеличились до восемнадцати часов, ученый работал на износ, стремясь добиться заветной цели.

И тем не менее кое-чего он все же добился. Самая неприятная, но крайне важная работа была сделана. Пытки не доставляли ему наслаждения, но были необходимы для процесса изучения псевдоличности. Искины Сферы, имитирующие поведение НПС, были удивительно похожи на паттерны человеческого сознания, глубина их проработки казалась невозможной. К счастью, с его новой куклой в них больше не было нужды.

— Итак, моя дорогая, на чем мы остановились? — произнес Мозгоправ, рассеянно поправляя очки.

— Я… ничего не скажу тебе, — устало вымолвила девушка, прикованная к широкому наклонному столу.

— Скажешь, конечно, скажешь, — ласковым голосов продолжил ученый.

— Ты…

— Я друг, — быстро, но все так же ласково ответил Мозгоправ. — Вспомни летнюю ночь под сенью Великого Древа.

— Друг… — растерянно произнесла девушка, устремляя взгляд в бесконечность. — Я помню летнюю ночь…

Ключевая фраза, внедренная в искусственный разум, сработала идеально, возвращая подопытную в нужное состояние сознания. Один неверный шаг, и защитные алгоритмы процедурного генератора выключат его маленькую куклу. Мозгоправу очень не хотелось начинать все сначала. Нащупать нужные точки, расшатать виртуальное сознание, создавая искусственную брешь в ее разуме – все это требовало титанических усилий. Старые воспоминания, замененные новыми ключевыми фрагментами, исправно возвращали девушку в прошлое, меняя восприятие текущей реальности.

— Вспомни, как я поклялся тебе в вечной любви.

— Я помню… — на глаза девушки навернулись слезы. — На веки веков, пока последний лист не падет с ветвей Аэллара…

Поздравляем! Ваша репутация с Рокси Сияние Рассвета увеличивается на 2000 единиц!

Мозгоправ устало рассмеялся, снимая очки и откидываясь на спинку старого деревянного стула. Реакция системы была не совсем той, на которую он рассчитывал, но и с этим уже можно работать. Ученый поднялся со стула и достал жезл “Тысячи Молний”. Посмотрим, удастся ли повторить этот трюк еще раз.

Тусклая молния ударила девушку в живот, оставляя глубокий черный след. Рокси выгнулась от боли, насколько позволяли кандалы, и пронзительно вскрикнула. Глаза девушки яростно заметались, пока наконец не сфокусировались на Мозгоправе.

— Ты, монстр! — с отвращением выплюнула эльфийка, но тут же смутилась. — Но… Такое странное чувство… Я не могу любить тебя, ты чудовище!

— О, моя дорогая, не зря говорят, от любви до ненависти – один шаг, — усмехнулся психиатр.

— Таким, как ты, не место в нашем мире…

— Вашем? — рассмеялся Мозгоправ, убирая жезл. — Этот мир, вся вселенная, все это наше… Ты тоже моя, и нас с тобой ждут долгие часы кропотливой работы.

— Ты…

— Друг, — быстро ответил ученый. — Вспомни летнюю ночь под сенью Великого Древа.

— Друг… — растерянно произнесла девушка, устремляя взгляд в бесконечность.

Мозгоправ удовлетворенно кивнул. Начало положено, но этого еще мало. Простой набор репутации Проксимо не обрадует, нужно нечто большее, нечто фундаментальное. И для этого брешь в ее разуме необходимо увеличить, расшатать основы и посеять новые ключевые фрагменты. Так много работы и так мало времени. Тяжело вздохнув, ученый снова присел на стул и продолжил тридцать четвертую сессию с подопытной по имени Рокси.

Интерлюдия. Блэк Нова

— Нет, мы больше не будем откладывать операцию! — рявкнул Проксимо, обращая взор на собравшихся игроков. — Покорение Таэрланда должно начаться!

— Слишком рано, — недовольно проворчал Джерхан. — “Стальной Отряд” еще не готов. Рой показывает жала, нужно обезопасить тылы.

— Мне плевать на ваши отговорки! — побагровел лидер альянса, гневно ударяя кулаком по столу. — Все силы должны быть приведены в полную боевую готовность немедленно! Или тебе не по карману лишний десяток порталов Джерхан?

— Старые Боги…

— Боги не вытащат твоих ленивых засранцев на передовую, Джерхан! — перебил его Проксимо, но все же немного смягчился. — Я знаю, что операция началась раньше времени, но сейчас наилучший момент для атаки. Семена раздора, посеянные между аэлли и моанни, наконец дали всходы.

— Да будет так, — прохрипел Джерхан, побагровев от гнева, но больше не произнес ни слова.

— Держу пари, дело не обошлось без Шэдоу и его прихвостней, — ухмыльнулся Гор.

— А вы думаете, я сидел без дела? — усмехнулся Проксимо. — У меня все схвачено, разведка свое дело знает.

— Все-таки война против неписи? — осклабился Кронк. — Вся эта возня киллрейтинг не озеленит.

— Мы не просто бьем непись, — вставил Гор. — На кону стоят столицы фракций со всеми их богатствами и сокровищами. Башня Короналя, Великая Библиотека, дворцы Аэллифарна, разве тебе неинтересно пошарить в их закромах?

— И все это пойдет коту под хвост, если вмешается Закон Равновесия, — произнес Ладар, приковывая к себе взгляды товарищей. — Где гарантии, что твой план не лопнет, словно мыльный пузырь, Проксимо?

— Мы сами себе гарантия, Ладар, — самоуверенно отрезал Проксимо. — По самым скромным подсчетам, сил “Пандорума” достаточно, чтобы сравнять весь мир с землей.

— Это было бы забавно, — хохотнул Кронк.

— Но мы не будем этого делать, — добавил лидер альянса. — У меня на Таэрланд иные планы, куда более масштабные, чем может показаться на первый взгляд. Впрочем, не буду вдаваться в детали, не хочу заранее сглазить. Просто запомните мои слова, вы не пожалеете о содеянном, когда все будет кончено.

— Тогда приступим, — согласился Гор. — Чем раньше начнем, тем раньше закончим.

— Первым падет запад, — согласился Проксимо. — План и подробности в рассылке. Собрание окончено! Идите и возьмите то, что причитается нам по праву!

Игроки зашумели, приглушенно переговариваясь друг с другом, и поспешили на выход. Проксимо решительно отослал всех прочь, и лишь оставшись в полном одиночестве, позволил себе немного расслабиться.

— Ну как тебе это сборище?

— Предсказуемы, как и всегда, — ответил Шэдоу, появляясь из глубокой тени у статуи дракона. — Впрочем, Джерхана ты не на шутку разозлил, советую поостеречься, он так этого не оставит.

— Несмотря на все его бахвальство, кишка у него тонка, — отмахнулся Проксимо. — Но я позвал тебя не за этим, мне нужно кое-что с тобой обсудить.

— Что-то, не подходящее для болтовни в “Гонце”?

— Не буду ходить вокруг да около, у меня не так много доверенных лиц, с которыми можно обсудить важные вопросы, — вымолвил лидер альянса, наблюдая за реакцией собеседника. — Помимо тебя есть только Гор, ему можно доверить многое, но не все.

— Разумно, — усмехнулся Шэдоу. — Глупец тот, кто решит довериться другому без остатка. Первый негласный закон вирта.

— Согласен, — кивнул Проксимо. — Поэтому я предпочитаю разделять и властвовать. Ты в курсе истинной причины назревающей бойни?

— Ясно, что вторжение лишь ширма. По большому счету война с НПС не имеет смысла. Эксперименты с НПС?

— Да, проницателен, как всегда. Мы на пороге решения, которое сделает “Пандорум” настоящим, без дураков, владыкой Сферы. Всей, друг мой, всей, а не кучки карманных миров. Понимаешь масштаб задачи, Шэдоу?

— Да, Про. Прекрасно понимаю, — холодно улыбнулся консул, — Наша астральная экспансия только начало, так ведь?

— Именно. Но начнем с захвата Таэрланда. Как ты понимаешь, нам недостаточно просто грубой силы. Эта задача требует больших усилий и ресурсов, чем можно предположить. Во-первых, необходимо уничтожить все НПС фракции и взять под контроль их владения. Второе же вытекает из первого. Нам нужно создать собственную фракцию, единый фронт, который будет править Таэрландом и подконтрольными НПС.

— Это вообще реально? — с сомнением произнес Шэдоу после короткой паузы. — Не слышал, чтобы кто-нибудь пробовал совершить подобное ранее.

— Вот это мы и выясним, — произнес Проксимо, улыбаясь. — Механика искоренения фракции нам уже известна. В любом случае это будет весело.

— Согласен, но операцию нужно провести быстро, — ответил Шэдоу. — Иначе мы получим больше проблем, чем сможем разрешить. В последнее время заметно активизировался Рой и несколько других крупных альянсов. Как только станет известно, что “Пандорум” стянул все силы на Таэрланд, они начнут кусаться.

— Плевать на Рой, плевать на всю эту мишуру, — отрезал Проксимо, поднимаясь из кресла. — Когда мы добьемся поставленной цели, все они сгорят в пламени нашей ярости!

— Достойная цель,такого еще не делал никто, — сдержанно ответил Шэдоу, не сводя взгляда с возбужденного лидера. — Так в чем же была цель моего визита?

— Знаешь, чем отличается обычный стратег от великого? — без тени зазрения спросил Проксимо и не дожидаясь ответа продолжил. — План великого стратега всегда имеет двойное дно. Его шедевр – это слоеный пирог, где каждый из слоев есть интрига и действие. Мне нужно, чтобы ты позаботился об одном из таких слоев. Один из “пожирателей”, Жало Сета, принадлежит тебе. Я хочу, чтобы ты начал Жатву, друг мой!

— Фарм душ? — откликнулся Шэдоу.

— Да! Ходовой товар нас не интересует, это лишь прикрытие. Мы ищем и сохраняем настоящие жемчужины среди НПС: мастеров, редких умельцев и первоклассных воинов. И в этом я надеюсь на твою помощь!

— Хорошо, но что зачем нам столько душ, Про? Для чего ставить их фарм на конвейер? — осведомился Шэдоу, приподнимая одну бровь. — Это как-то связано с Гором и его астральными поисками?

— Я смотрю, тебе известно больше, чем следует, — осклабился Проксимо. — Но, черт побери, это похвально! Ты знаешь свое дело, Шэдоу. Скажи, ты когда-нибудь слышал о Сердце?

— Сердце? Просто Сердце? — удивился консул. — Приходит мне на ум одно такое, но это же артефакт, который невозможно использовать ни в одном из… ага, астрал, значит, не в счет.

— Именно, — улыбнулся Проксимо, довольный прозорливостью своего собеседника. — Артефакт древних позволяет удерживать НПС и многократно усиливать их способности. Представляешь, чего мы достигнем, будь у нас в подчинении лучшие из мастеров?

— Я восхищен твоими амбициями, Про, — искренне восхитился Шэдоу. — Сначала Таэрланд, теперь Сердце… Но в целом мне ясно, куда ты клонишь. Без проблем, я организую Жатву.

— Надеюсь, мне не нужно напоминать, что все сказанное в этой комнате должно здесь и остаться?

Шэдоу не ответил. Он лишь усмехнулся и, картинно отдав честь двумя пальцами у виска, поспешил на выход. Проксимо еще сидел некоторое время, обдумывая правильность своего решения. С одной стороны, вводить в курс дела такого матерого волка как Шэдоу, было опасно. С другой – ему катастрофически не хватало рук. Секреты “Эвтаназии” росли как на дрожжах, а с ними и затраты не только золота, но и времени.

В конце концов, лидер альянса сделал глубокий вдох и покинул Сферу Миров. Ведь даже великим мира сего необходим отдых.

Глава 21

Вспышки порталов взорвали небеса Таэрланда голубоватым сиянием. Всадники на птичках хлынули из разломов, пикируя к форту Мизери, а вслед за ними медленно выплывали гигантские туши джаггернаутов. Окруженные десятками мелких скифов, огромные суда выглядели еще более массивными и величественными.

Оружие судного дня – так их называли игроки и в целом они были правы. Один такой корабль мог решить исход битвы, два – выиграть войну. На что же были способны три? “Левиафан”, “Рагнарок” и “Дарвин” заняли добрую половину небосвода, повиснув над фортом. Я знал, что “Пандорум” владеет как минимум шестью джаггернаутами. Что можно сделать, имея на руках такую силу?

Цель операции “Пандорума” по-прежнему оставалась тайной для рядового состава альянса, но Блат был прав – затевалось что-то крупное. Несмотря на то, что мне доводилось видеть джаггернауты ранее, возможности рассмотреть их во всей красе раньше не было. Сложно наслаждаться жемчужиной судостроения Сферы, когда эта самая жемчужина сеет смерть с небес. Штучная работа. Я невольно восхищался их невероятными размерами.

Игроки в форте “Мизери” застыли, глядя в небеса. Три джаггернаута в одном месте – такое зрелище увидишь не каждый день. Флот альянса не собирается по мелочам, прыжки таких махин через Астрал дорогое мероприятие. Что же нас ждет?

— Ну что застыли, а?! — прикрикнул Арранкар, расталкивая зевак. — Не видели огромную консервную банку? Собираемся, собираемся!

Центурион явно был не в духе, похоже, внезапная тревога оторвала его от важных дел в реале. Режим красного КТА (призыва к оружию), под эгидой которого начались сборы, подразумевал максимальный онлайн и быстрый вход в игру. Члены “Пандорума” знали, на что подписывались, когда вступали в альянс, и все же многим приходилось несладко в попытках обеспечить необходимый онлайн.

— Ну? Все здесь? — выкрикнул Арранкар, оглядывая собравшихся.

— Все, за исключением Йоты, — ответил я, выискивая взглядом северянина. — Не видел его с окончания пирушки.

— Йота чешет языками с парнями из “Обливиона”, — ответил центурион, сплевывая на землю. — У демонов проблемы с набором. Ахерон – та еще инфернальная задница! Так что если его уговорят, в твоем отряде будет недобор Капитан!

— Уговорят, но не сегодня, — бесстрастно заметил Йота, неожиданно выныривая из-за спины Арранкара. — Я перейду в “Обливион” после окончания кампании.

— Обливион раздает бесплатные печеньки? — ухмыльнулся Сайден. — Не думал, что тебя так просто купить!

— У них отличный социальный пакет, — холодно улыбнулся северянин и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Я коротко кивнул товарищу по оружию, подтверждая услышанное, и подумал, что никто особо не будет скучать по молчаливому товарищу. Йота вне всяких сомнений был искусным бойцом, но в его присутствии я никогда не чувствовал себя комфортно.

— Пантера! Ты и твоя группа поступаете под командование Морганы, — бросил центурион, седлая огромного нетопыря. — Сегодня вы не моя головная боль.

По случаю намечающегося предприятия, заклинательница сменила сексуальное платье на рейдовую экипировку: под алой мантией жрицы Астарты, украшенной вышитыми языками пламени, виднелся облегающий кожаный полудоспех. Очевидно, Моргана, как и я, комбинировала архетипы: чистый кастер предпочел бы “тряпки”, полностью тканевый наряд.

Моргана: Проверяем расходники, фулл рейд комплект у всех с собой? Линк на эквип в канал винг, проверю лично снаряжение каждого!

Моргана: Вылет через десять минут, идем клином. Пантера, твоя группа держится за Сатиром.

Мы взмыли в небеса, покидая форт Мизери и направляясь к джаггернаутам. С высоты птичьего полета опорный лагерь “Пандорума” выглядел еще эпичнее! Форт кишел игроками, словно потревоженный пчелиный улей, десятки огней раскинулись за пределами крепости. Корабли и всадники один за другим сновали между опорной базой и исполинскими кораблями, подготавливая рейд к бою.

Спустя несколько минут я понял, что мы приближаемся к “Левиафану”, флагману “Эвтаназии”. Раздался приглушенный гул, борт исполина дрогнул и начал преображаться. Гигантские листовые плиты, удерживаемые могучими цепями, разошлись в стороны, открывая проход в недра корабля.

Джаггернаут начал набирать скорость, направляясь в южную часть континента. Будь я один, мне, возможно, потребовалось бы несколько попыток, чтобы точно зайти на посадку. Но старшие товарищи знали свое дело, такой маневр был им не впервой. Следуя за Сатиром, я без проблем вывел свою группу на нужную траекторию, и мы успешно приземлились на одной из промежуточных палуб. Следом заходили на посадку десятки боевых “птичек” игроков “Эвтаназии”, занимая свои места возле десантных трапов.

Признаюсь честно, одно дело – наблюдать за джаггернаутом снаружи, и совсем другое – изнутри. Братья и сестры по оружию, из тех, кто впервые попал на борт, разделяли мой восторг. Ангар был настолько огромен, что сюда без труда уместилось бы несколько астральных кораблей поменьше. Палуба под ногами ощутимо вздрогнула, раздался пронзительный гул, и массивные цепи начали притягивать обшивку корпуса обратно на свое место. Через минуту зев, сквозь который виднелся Таэрланд, окончательно закрылся, надежно укрывая нас в недрах исполина.

— Ох-ре-неть, — по слогам произнес Сайден, ошеломленно озираясь по сторонам. — Изнутри они выглядят еще огромнее, чем снаружи!

— Все эти механические штуковины заставляют меня нервничать, — пробормотала Мираби, оглядывая стены ангара, испещренные трубами, голубоватыми жилами манопроводов и непонятными приспособлениями. — Я предпочитаю натуральную магию!

— Думаю, сидеть нам здесь недолго, — ответил я, так же озираясь по сторонам. — Ангар на джаггернаутах часто используют в роли десантного модуля. Сейчас здесь набилась сотня игроков, ангар закрылся, и корабль идет полным ходом, а значит, скоро нас ждет бой.

— Твоя правда, Пантера, — усмехнулась Моргана, подходя к нашей группе. — Расчетное время прибытия – двадцать минут. Наша задача – штурм укрепления, удар и вторжение с воздуха. Параллельно с высадкой джаггернауты будут прорывать оборону. Держитесь за моей констой и не попадите под залп осадных орудий.

— Поверьте мне, ребята, это будет весело, — заметил Шэдоу, появляясь рядом с заклинательницей. — Если это ваша первая серьезная битва, вы не забудете ее никогда! Это я вам обещаю.

Моргана молча кивнула и последовала дальше. Мои ребята были готовы к бою, поэтому я поспешил вслед за волшебницей и консулом, надеясь получить больше информации.

— Так что именно мы штурмуем? — решил уточнить я.

— Обычно у нас все прозрачнее некуда, парень, — хмыкнул Шэдоу, поглядывая на Моргану. — Но в этот раз нужно держать рты на замке до начала операции, слишком многое поставлено на карту. Точите клинки и молитесь своим богам, скоро будет жарко!

— Битва есть битва, оставь тактику центурионам, — холодно улыбнулась Моргана, на ходу кивая отдельным игрокам.

Вот так значит, да? Надменный, слегка наигранный тон Шэдоу и снисходительная улыбка Морганы меня только раззадорили. Хорошо, поиграем в угадайку. Впрочем, у меня уже имелось представление о том, куда направляется астральный корабль. Я в общих чертах представлял себе карту Таэрланда и, прикинув сменяющие друг друга описания локаций в интерфейсе, проложил виртуальный курс.

— Значит, Алькарас, — произнес я, привлекая внимание собеседников. — Фактически, “Пандорум” контролирует Таэрланд, значит, мы не будем биться против игроков. Остаются провинции НПС. Джаггернауты “Эвтаназии” и “Обливиона” идут парой, силы двух кланов будет достаточно, чтобы подчинить себе Великую Библиотеку моанни. Как находящуюся южнее форта Мизери.

— Ого, да у нас здесь настоящий аналитик нарисовался! — саркастическим тоном заметил Шэдоу, переводя разговор в Гонец. — Впрочем, два плюс два сложить может каждый. Библиотека действительно лакомый кусочек, в ее недрах содержатся тысячи уникальных свитков, трактатов и книг. Но моанни хорошо умеют хранить секреты.

— Признаться честно, я не понимаю, зачем альянсу затевать войну с НПС, но если не акцентировать внимание на этом вопросе, остальное кажется довольно правдоподобным, — ответил я, рассуждая над ситуацией. — Когда мы грузились в “Левиафан”, джаггер “Асгарда” брал курс на запад. “Асгард” – не самый сильный клан, но одного джаггера и толпы хмурых северян достаточно, чтобы приструнить Лесных Эльфов с западных территорий. На северо-западе материка нет ничего примечательного, значит, в скором времени почти половина Таэрланда потонет в крови.

— Интересное наблюдение, — скупо заметил консул, не сводя с меня пронзительного взгляда. — Тактика и стратегия, мой друг, часто идут рука об руку. Разница лишь в перспективе. Я вижу тебе неплохо дается аналитика, но делать выводы, основываясь на догадках – удел глупцов.

— Мои догадки основываются на фактах, Шэдоу, — возразил я, продолжая тираду. — Я задумался над тем, зачем Пандоруму кошмарить НПС-Королевства, и пришел к выводу, что в общем-то незачем. Пандорум неплохо устроился в Таэрланде, Эвтаназия гребет золото лопатой, сдавая свои земли в аренду. И это наводит меня на одну мысль: либо я совсем не понимаю, что происходит, либо командование альянса задумало операцию мирового масштаба.

— Неужели? — выгнула бровь Моргана.

— Если предположить, что Пауки и Стальной Отряд нанесут удар в другой точке Таэрланда, скажем, на востоке, — продолжил я. — То я бы сказал, что “Пандорум” решил захватить весь мир. Звучит безумно, но другой причины, по которой альянс стал бы ввергать в пучину хаоса полностью подконтрольный себе мир, я попросту не вижу.

— Почему восток? — коварно улыбаясь спросил Шэдоу, не переставая сверлить меня взглядом. — Не разумнее ли ударить всеми силами по твердыням аэлли и моанни, снести с лица Таэрланда самого опасного противника?

— И лишить себя веселья? — предположил я, на ходу анализируя информацию. — Я довольно хорошо изучил Пандорум перед вступлением, и авторитетно могу заявить, что широко известный лозунг “слабоумие и отвага” подходит альянсу как нельзя лучше! Свалить врага одним ударом и неделями вычищать оставшиеся формирования или устроить настоящую бойню с возрастающей эскалацией?

Шэдоу ничего не ответил, лишь громко рассмеялся и хлопнул меня по плечу. Моргана тоже не сдержала улыбки. Реакция собеседников меня несколько удивила. Признаюсь честно, Шэдоу вводил меня в замешательство. Я неплохо разбирался в людях и склонялся к выводу, что судить консула “по одежке” будет ошибкой с моей стороны. Не удивлюсь, если он специально играл со мной, стремясь запутать и смутить, ставя себя в заведомо выигрышное положение. Интересная тактика.

С Морганой же все обстояло иначе. Будучи особой немногословной и скупой на эмоции, она не сумела сдержать мимолетного восхищения моей тирадой, и я понял, что хотя бы отчасти попал в яблочко. Значит Пандорум пошел войной на Таэрланд? К добру это или нет, я сказать затруднялся. С одной стороны, война – отличный способ показать, чего я стою, и добиться большего в рядах альянса, с другой – заварушка, затеянная Пандами, готова была повергнуть в хаос весь мир, а значит, мне будет сложнее добиться желаемого.

— Браво, браво! Восхитительная история! — усмехнулся Шэдоу, ловко подмигивая мне. — У тебя определенно талант, не пробовал писать книги, парень?

— Значит, я прав?

— Значит, тебе пора собираться, — отрезал Шэдоу, усмехаясь. — Высадка начинается, удачи!

Моргана едва заметно коснулась моего плеча и загадочно улыбнувшись, прошептала мне на ухо.

— Смотри не потеряй голову.

Глава 22

Оставив меня в полном недоумении, заклинательница поспешила обратно к своим бойцам. Я не успел осмыслить внезапно прервавшийся диалог, как раздался рев боевого горна. Огромные бронированные плиты дрогнули, гигантские цепи ожили, и джаггернаут вновь начал открывать свой зев.

Моргана: Внимание! Полный ребафф рейда. Линкуйтесь в рейдовый канал.

Десятки глоток взревели боевыми кличами, на рейд полились потоки защитных заклинаний. Я поспешил к своим ребятам, чтобы не дай бог не пропустить высадку. Палуба ощутимо вздрогнула, затем еще раз и еще. Похоже, заработали корабельные орудия джаггернаута. Зев ангара еще только открывался, воображение рисовало яркую картину разверзнувшегося далеко внизу ада. Но то, что я увидел своими глазами, не шло ни в какое сравнение с фантазиями.

Красный дракон Морганы издал утробный рев. Высекая искры из металлического настила, он двумя длинными прыжками подскочил к обрыву и ринулся вниз. Я дернул поводья своего руха и повел отряд вслед за бесстрашным центурионом. Сотни бойцов “Пандорума” десантировались с бортов джаггернаутов, направляясь на штурм Алькараса, одной из твердынь моанни.

Алькарас был прекрасен на закате дня. Изящное здание Великой Библиотеки, выстроенной из прекрасного лунного мрамора, выделялось в центре города. Ее высокие шпили, отливающие голубоватым свечением магического материала, тянулись к небесам, самим своим существованием символизируя неутолимую жажду знаний эльфийского народа. Крыши жилых домов отражали оранжевые лучи заходящего солнца, заставляя город купаться в предзакатных бликах. От величественного сооружения расходились широкие лучи улиц, изгибаясь и формируя жилые кварталы в виде огромного полумесяца, видимого лишь с высоты птичьего полета.

Но сейчас эта красота дрогнула, раздираемая взрывами осадных снарядов, и занялась всполохами пожаров. Тяжелые орудия джаггернаутов без остановки выплевывали пылающие пламенем болиды. Сияющие заряды, словно предвестники рока, неумолимо бомбардировали город, оставляя после себя длинные дымящиеся шлейфы. Изящные шпили твердыни разрывало на куски, башни из лунного мрамора рушились на мостовые, погребая под собой мечущихся в панике НПС.

Но все же нам не удалось застать лунных эльфов врасплох. Стоило первым ударам посеять хаос, как над центральной частью города вспыхнул голубой магический щит, принимая на себя удары осадных орудий. Багряное полотно надежно укутало крепость и Великую Библиотеку, не давая осадной артиллерии нанести урон.

Купол! Непробиваемый щит, который генерировало специальное здание: башня Магического Щита. Механика осад в Сфере такова, что снести мгновенно его было невозможно: после исчерпания лимита прочности Купол входил в особое состояние “неуязвимости” на срок от нескольких часов до нескольких суток. Такой тайм-аут давал защитникам время подготовиться к штурму, собрать силы и делал невозможным мгновенное взятие прикрытых Куполом укреплений.

Однако наш рейд это не остановило. Панды прекрасно знали механику игры и уже обратили в руины немало замков. По едким высказываниям в “Гонце” я улавливал общее настроение: рейд-лидеры, да и рядовые мемберы, не считали НПС за серьезных противников. Так, поразвлечься.

Я услышал радостные вопли в голосовом канале, когда туча огня и пыли внезапно поднялась внутри защитного Купола города моанни. Секрет был открыт: диверсия! Рейдовая группа Панд через план Тени заранее проникла под Купол, по команде залогинилась, вошла в Сферу и к чертовой матери взорвала башню Магического Щита вместе со всеми ее маго-техническими механизмами.

Купол замигал и исчез, оставляя главную фракционную цитадель и Великую Библиотеку беззащитной. Вряд ли лунные эльфы готовились к подобному исходу, и мысленно я поаплодировал стратегам “Пандорума”.

Наши рейды падали на охваченные паникой улицы. Небеса расчертили шлейфы атакующих заклинаний. Плеяды огненных шаров вырвались с балконов Библиотеки и устремились в небеса, испепеляя пикирующих всадников еще на подлете. Спуск на птичке напоминал безумный VR симулятор, где нужно было уклоняться от летящих предметов, попутно стараясь не врезаться в маневрирующих рядом товарищей. Пережить спуск удалось не всем, мощная магия эльфов мгновенно уничтожала цели, стоило тем пропустить удар.

Моргана: Чек, парни! Наша цель – Библиотека! Там собирается их Конклав, верховные маги, по ним должны врезать с джаггеров! Штурмовать под огнем будет самоубийством, спускаемся в жилые кварталы и атакуем снизу!

Гонец взорвался голосами командиров, команды посыпались одна за другой.

Сатир: Принял. Пантера, твоя группа держит правый фланг и тыл!

Моргана: Я прикрою высадку! Дроп за звездой!!!

Я увидел, как она срывается с маунта и падает вниз, раскидывая руки в красивом затяжном прыжке, будто ныряя с утеса в воду. За красной фигурой жрицы, как за болидом, внезапно появился огненный след.

Моргана использует малое божественное заклинание “Алая Звезда Астарты”!

Тело девушки вспыхнуло ослепительным оранжевым пламенем и рухнуло на мостовую, словно гигантский огненный шар. Пламя дыхнуло в стороны, выжигая дотла всех НПС в радиусе пятнадцати метров. Огонь охватил дома, утварь и деревья, растущие по обеим сторонам улицы. Полыхающая пламенем Бездны аватара Морганы быстро поднялась с колен, поднимая над собой Огненную Чашу. Смертоносное пламя, льющееся из нее, захлестнуло приближающихся защитников. Несколько эльфов и один каменный голем сгинули в погибельном вихре, окружившем жрицу. Он распространялся, став очагом пожара, а в центре, продолжая изливая огонь, хохотала Моргана. Ее сияние не угасало, а показавшаяся мне обугленной кожа трансформировалась в изящный черный доспех.

— Черт, а я так надеялся поглядеть на ее пламенеющие прелести! — ухмыльнулся Сайден, отпуская костяного дракона.

— У тебя вообще бывает на уме что-нибудь иное, Сайден? — скривилась Мираби, выхватывая черный посох.

— Кончайте треп, бойцы! Сайден, Мираби прикройте с тыла! — рыкнул я, прерывая балаган на корню, а сам поспешил за Морганой, уверенно бросившей свой отряд вперед.

Усиленные десятками заклинаний поддержки многочисленные рейды “Пандорума” карающей дланью накрыли Алькарас, вырезая все живое на своем пути. По улицам текли реки крови, мелькала сталь и вспышки заклинаний. Битва захлестнула меня с головой. В ее пьяном угаре не было места сомнениям и состраданию. Раззар безжалостно пронзал утонченные тела эльфов, не различая жителей и стражу.

Девушка, едва прикрытая лунным шелком, с первобытным страхом в глазах, не смогла вымолвить ни слова. Быстрый взмах клинка распорол ей горло, заставляя содрогаться в предсмертных конвульсиях на мостовой. Одинокий стражник в изящном доспехе, невесть откуда взявшийся посреди кровавой бани, смог парировать всего два моих удара перед тем, как Блат снес ему голову одним точным ударом двуручного палаша.

Резать беззащитную непись было неприятно, но я давил мрачные мысли, гнал их прочь, стараясь не думать и просто выполнять приказы. Я чувствовал себя овцой в волчьей шкуре, но все же, постепенно, азарт боя брал свое. Вскоре я окончательно отбросил душевные терзания, поддавшись общему опьянению. Сражаться и побеждать рука об руку с товарищами было на удивление приятно.

Город вокруг полыхал, словно огромная свеча. Наши отряды почти не встретили сопротивления, направляясь к Библиотеке. Моргана с мрачной решимостью выжигала цели одну за другой, сияя, словно сама Астарта, Великая Искусительница. Черная чаша в ее тонкой руке извергала потоки огня, пожирающего защитников. Блат, не скрывая радостных воплей, рассекал эльфов палашом. Мираби умело сковывала непись, пока Сайден отвешивал сальные шуточки, добивая раненых моанни и воскрешая их в виде нежити. Сатир ничем не выдавал своих эмоций, действуя строго в рамках необходимого, что наводило меня на мысль о его профессионализме. Похоже, не мне одному эта резня казалась бесполезной. В ней не было ни веселья, ни чести, ни полезного опыта.

Что сказала бы Вес’Надаль, узнай она, на что мне пришлось пойти ради ее спасения? Назвала бы лицемером? Убийцей? У меня не было ни малейшего желания вновь ставить под удар наши отношения, но я твердо знал, что готов пойти ради нее на все. Нет, нет… Не думать о ней, только не сейчас. Загнать мысли поглубже и делать то, что требуется.

Деморализованные потерей Купола, резней и ужасной бомбардировкой моанни все же смогли на скорую руку организовать оборону. На подходах к Библиотеке нас встретили отряды эльфов, закованные в броню, в сопровождении уже виденных мною ранее Войдов. Правда, пламенеющие бойцы моанни исходили зеленоватым светом, словно желая подчеркнуть едва заметную разницу с творениями аэлли.

Такие похожие друг на друга и в то же время разные, народы моанни и аэлли успешно разделяли бич человечества, а именно вражду по расовому признаку. Посвятив какое-то время изучению лора Таэрланда, я успел почерпнуть немало полезной и интересной информации о его обитателях. В летописях упоминался Вердикт Пантеона и последовавший за ним Раскол. Согласно древним преданиям, эльфы Таэрланда, ведомые великой нуждой, собрались воедино и произнесли молитву невероятной силы. Боги не смогли оставить такой клич без ответа и снизошли к смертным, предложив свое покровительство. Но эльфийский народ не смог выбрать единого покровителя, ударившись в бесконечные диспуты и ссоры. Все же среди почитаемых божеств были свои фавориты. Одни прославляли Яхве и Ялайю, другие же падали ниц перед Элесс и Фулгаром. Так и не добившись от смертных ответа, боги вынесли неоспоримый Вердикт, сияющей чертой разделивший эльфийский народ на две равные половины. Вердикт гласил, что отныне будут моанни, лунные эльфы – последователи Элесс, и аэлли, солнечные эльфы – последователи Яхве. С тех самых пор лавина их разногласий лишь набирала силу. Вне всякого сомнения, Пандорум знал о слабостях своих противников.

Краткий экскурс истории, внезапно всплывший в моей памяти, мгновенно улетучился, как только завязался настоящий бой. На этот раз отрядам пришлось выложиться по полной. Маги, укрывающиеся в Библиотеке, нещадно поливали рейды Панд заклинаниями, не давая возможности сокрушить оборону противника одним массированным ударом. Отряды стражи, поддерживаемые мощными Войдами, вступили в схватку с бойцами Пандорума. Завязалась изнурительная битва.

Сайден напустил на противника внушительную толпу нежити, ввергая эльфов в ужас. Изуродованные тела сородичей, поднятые из мертвых черной магией, набросились на них, раздирая в клочья. Войды вспыхнули, покрывая орду нежити зеленоватым сиянием, снимая чары. Мертвецы рухнули, а Сайден грязно выругался.

Моргана быстро и умело раздавала команды, целиком и полностью сконцентрировавшись на поле боя.

Прямо над нашими головами джаггернауты наконец-то начали бить по верхним этажам Библиотеки из тяжелых орудий. Именно там скрывался эльфийский Конклав, дающий прикурить нашим рейдам. Артиллерия палила, как в белый свет, сверху посыпались груды осколков. Один из сияющих болидов ударил точно в здание, под которым находилась часть бойцов Морганы, включая и саму заклинательницу.

Глава 23

Я успел заметить опасность на мгновение раньше бойцов ее консты и одним мощным рывком оказался рядом, хватая ее и кастуя “Скачок Морпуса”. Признаться, я неплохо поднаторел в использовании опасного заклинания и без труда телепортировал нас прочь. В следующий миг здание рухнуло, под завал попало несколько бойцов из нашего рейда, не успевших вовремя среагировать.

Телепорт отбросил нас в сторону, но не успел я опомниться, как Моргана одним мощным рывком извернулась прямо в воздухе и, оказавшись надо мной, уперлась в нательную броню коленом. В такой вот “величественной” позе разъяренная заклинательница впечатала меня спиной в мостовую. Удар выбил воздух из легких и наложил эффект временного оглушения.

— Какого черта?! — рыкнула Моргана, прихватив за горло пылающей ладонью, но кинув быстрый взгляд назад, моментально оценила ситуацию. — Придушу канониров, идиоты! Хамелеон, прикрой левый фланг!

— Всегда пожалуйста, — прохрипел я.

— С меня причитается, — хищно ухмыльнулась Моргана, ловко спрыгивая с моего тела. — Вставай, не время отдыхать!

— Даже не думай что-нибудь вякнуть, Сайден, — произнес я, наблюдая за расплывшимся в ухмылке некромантом.

Но наглому любителю холодного и мертвого этого было ни к чему. Тлен и Отчаяние уже разлеглись позади своего хозяина, вытворяя всякие непотребства прямо на мостовой, плюя на все правила приличия и развернувшуюся вокруг бойню. Мираби как обычно скривилась и вопросительно взглянула на меня.

— Вперед, не отстаем от центуриона, — бросил я, возвращаясь в бой.

Грозный гул “Рокотов”, огромных осадных орудий джаггернаутов, шипенье лучеметов и перекрывающий все прочие звуки рев “Колоссов” слились над городом в непрерывную канонаду. Взрывы чудовищной силы вырывали из стен куски лунного мрамора, обрушивающиеся на головы защитников. Мы работали по ассисту таргетколлеров, одну за другой выбивая приоритетные цели противника: сначала тряпки, магов и жрецов, потом войдов и уже затем всех остальных. Без поддержки своей могучей магии лунные эльфы становились легкой добычей. Пришлось повозиться с призванным моанни зверьем, но ничего критичного. Панды готовились к этой битве и использовали собственные Призывы, просто заваливая врагов мясом. Кровь здорово попортили только обероны – НПС третьего или четвертого ранга, искуснейшие воины в волшебных доспехах, стремительные и смертоносные мастера меча. Они были бойцами экстра-класса, рейдовыми целями, но их было немного, и они пали один за другим, окруженные и растерзанные.

Через час беспрерывной бойни наши боевые рейды сломили сопротивление моанни и по телам защитников вошли в святая святых Алькараса. Именно здесь, помимо бесценных и дорогих экспонатов, находилась цель сегодняшнего рейда – регент Алькараса и представительница правящего рода моанни. Китара Селести, Вечерняя Звезда, восседала в тронном зале твердыни.

Но что может сделать одинокая звезда, мерцающая в ночи? Ее окружили сотни игроков, а свита полегла, защищая подступы к Библиотеке. Несмотря на всю мощь, дарованную самой Элесс, Королевой Звезд, регент не смогла продержаться и нескольких минут против хорошо организованного рейда Пандорума. Адепты Ананизарты, Баалора, Астарты и других могущественных богов буквально разорвали ее на части, усиленные благословениями своих владык.

Тело павшего Регента тут же окружила клановая элита, не подпуская к нему рядовых мемберов “Пандорума”. К моему удивлению, никто не возмущался, наоборот, игроки хлынули в разные стороны, с радостными криками растекаясь по залам Библиотеки.

Моргана: Парни, время свободной охоты! Библиотека наша, добивайте тех, кто спрятался, и хэппи лутинг!

— Ну вот и все, парни, теперь начинается самое интересное! — гаркнул Сатир, потрясая клинками. — грабь, насилуй, убивай! Ву-у-у-у! Советую поторопиться, пока самое вкусное не разобрали!

Я коротко кивнул товарищам, отпуская тех вволю насладиться трофеями. Как именно, чем или кем будут наслаждаться мои новые друзья, я старался не думать. Несколько игроков уже успели поймать изящных эльфиек в лунных шелках и похотливо гогоча проверяли их на “доступность”. Девушки вырывались и кричали, но их крики только раззадоривали игроков. Я заметил, что некоторые бойцы использовали ошейники и цепи, быстро сковывая обездвиженных НПС.

Кровавое веселье. Из-за многочисленных убийств в составе рейда моя карма уже стала багрово-алой, как у старожилов “Пандорума”, репутация с конгломератом эльфийских фракций достигла “Ненависти”. Отмыться от этого клейма будет очень нелегко, хотя и теоретически возможно.

Следуя за изящной фигурой Морганы, я протолкался в круг игроков, собравшихся возле тела Регента. Словил несколько косых взглядов от элитных бойцов, но да и черт с ними. Моргана, оглянувшись, чуть улыбнулась и подмигнула, а потом написала в личку:

Моргана: Что, интересно, что упало? Можешь посмотреть, только Регента не трогай, а то потом не отмоешься.

Понятно. Я отвел взгляд как раз вовремя, чтобы заметить, как появившийся, словно из ниоткуда, Шэдоу, поднимает что-то с тела Китары. Ключ? Изящный золотистый ключ эльфийской работы!

Ключ исчез, а в руке консула появилась вторая вещь: серебристая брошь, украшенная драгоценными камнями. Зловеще ухмыльнувшись, Шэдоу одним легким движением нацепил ее на ворот плаща. Вкупе со строгим и несколько мрачным внешним видом собеседника эта вещица смотрелась на нем до крайности нелепо. Но, как оказалось, предмет был с подвохом. Система тут же высветила глобальное сообщение

Шэдоу становится новым регентом провинции Алькарас!

— Превосходно, — улыбнулся Шэдоу, вглядываясь в пространство невидящим взглядом. — Так-так, настройки провинции, налоги, гарнизоны стражи…Ага, вот, Колодец Душ…

Шэдоу: РЛ, точка сбора пленников – тронный зал. Донесите своим гаврикам, что с бесполезными можно делать что угодно, но всех полезных сгоняйте сюда. Начнем Жатву!

Охренеть! Я не мог поверить своим глазам. Игрок стал лидером крупной НПС-Королевства?! Враждебного?! То есть я слышал, что это теоретически возможно, но чтобы управлять Ключом и Короной, управляющими артефактами фракции, нужна хрен знает какая прокачка “Стратегии”, “Управления” и тому подобных навыков. Значит, Панды специально готовились и затачивались под захват фракций, ничем иным объяснить это нельзя.

А дальше пошел совсем треш. Зал оцепили приближенные Шэдоу – и я оказался в их числе, туда начали собирать эльфов-пленников, закованных в рабские ошейники. Перед консулом “Эвтаназии” появился алтарь, глыба из черного демонита, украшенная золотыми змеями. Среди изящной архитектуры моанни он казался абсолютно чуждым и зловещим элементом интерьера. В руках консула появился нож из странной зеленой стали с волнистым лезвием, изображающим змею.

— Интересно? Это зеленая сталь Геенны, — моего плеча коснулась узкая девичья ладонь, Моргана, оказывается, продолжала пристально наблюдать за мной.

— Шэдоу служит Сету. Кинжал – “пожиратель душ”. Легендарный, очень редкий артефакт, — тихо промурлыкала девушка, подойдя совсем близко. Она пахла дымом, кровью и раскаленным железом, и этот аромат странным образом возбуждал.

— Но зачем все это?

— Сейчас будет Жатва. Смотри!

К алтарю, натягивая цепь, подвели первого пленника. Эльф казался покорным и безвольным, он двигался как сомнамбула. Его заставили встать на колени, Шэдоу взмахнул зеленым ножом.

Я зажмурился. Под веками, увиденная с помощью “призрачного зрения”, стояла картина, как призрачный дух из окровавленного, распростертого тела моанни втягивается в змеевидный нож, исчезает в его лезвии. Шэдоу забирал их души!

— Что он делает?

— Мы отключили Колодец Душ, теперь все моанни смертны. НПС не могут уйти на суточное перерождение, мы заберем их души.

— Но зачем?

— Этого, Капитан, тебе пока знать не положено, — тихо произнесла Моргана. — Но Сфера вздрогнет, когда мы сделаем то, что задумал Проксимо!

В зале начался кровавый конвейер. Пленников подводили одного за другим, вокруг алтаря расплылась красная лужа. Как я понял, попутно Шэдоу приносил жертвы своему богу, прокачивая репутацию. Он не справлялся в одиночку, в зале появился Гор, глава “Обливиона”, похожий на огромного хищного демона. Он присоединился, используя свой “пожиратель”, круглый фиолетовый шар, с такой же жадностью втягивающий души. Мужчины и женщины фракции лунных эльфов умирали один за другим, их мерцающие тела перед исчезновением обшаривали, снимая ценные предметы.

— Мы возьмем все, — завороженно прошептала Моргана, наблюдая за ритуалом. — И никто не сможет нас остановить!

Меня слегка замутило. Картинно козырнув, я обманчиво беспечной походкой двинулся прочь. Девушка вопросительно обернулась. Кажется, она не хотела, чтобы я уходил.

— Хочу прихватить трофеев, пока демонолюбы не выпотрошили всех красоток, — улыбнулся я.— Увидимся, Моргана.

Девушка презрительно фыркнула и отвернулась, оставляя меня наедине со своими мыслями. А думать мне сейчас категорически не хотелось. Впрочем, насилие и разбой меня тоже не привлекали, поэтому я поспешил прочь с мыслями о мародерстве и сокровищах, на которые вездесущие боевики Панд еще не успели наложить свои лапы.

Глава 24

Вокруг царили хаос и безумие. Кое-где во дворце-библиотеке еще тлели очаги сопротивления, но большинство лунных эльфов, потеряв правителя, Колодец Душ и надежду, потеряли и волю к борьбе. Их безжалостно убивали на месте или обращали в рабство, сгоняя в тронный зал Библиотеки. Элитные, организованные рейды Панд, получившие полную свободу действий, теперь напоминали мне обезумевших зверей. Причем с ума их свел отнюдь не страх и не суровая нужда, а обыкновенные людские пороки. Опьяненные победой и богатой добычей, бойцы Пандорума выпустили наружу свои самые грязные фантазии.

Большинство мародерствовало, набивая инвентарь Свитками, книгами и артефактными драгоценностями Библиотеки. Кто-то потешался, пытаясь под угрозой окончательной смерти “уговорить” попавших в плен красивых эльфиек. Расторможенные кровавым насилием, алкоголем и вседозволенностью игроки уже не видели никаких рамок, откровенно пробуя на прочность правила виртуального мира. Я видел, как Панды срывают одежду с кричащих эльфиек, как на глазах остальных кромсают на части непокорных. Что же такое сделал Шэдоу с фракцией, если подобные нарушения стали возможны? Я мельком подумал, что Сферу из-за подобного контента могут ждать многочисленные судебные иски. Игровой интерфейс истерично сигнализировал о наличии контента 18+. Наверное, нечто подобное происходило в захваченных городах в войнах земной древности. Человеческая природа не меняется, стоит выпустить зверя из собственной души – и его уже не загнать обратно.

Перешагивая через тела, я шел по величественным залам из лунного мрамора, залитым кровью и покрытым горстями пепла. Повсюду, куда ни глянь, валялись разбросанные книги. Тысячи рукописей. Стеллажи занимались огнем, и никому не было до этого дела. Присмотревшись, я распознал обложки, отливающие серым и зеленым цветом. Ничего редкого и ценного, до такого товара Пандам дела нет. Но в огромной Библиотеке должно быть специальное хранилище для самых дорогих экспонатов.

Обдумав эту мысль, я пришел к выводу, что не прочь поискать эту самую гипотетическую сокровищницу. Стоять столбом и выделяться среди толпы Панд, берущих от жизни все, будет неразумно. Итак, где бы я спрятал все самое ценное? Наверное, в тайнике, подальше от любопытных и неискушенных глаз. Первое место, которое пришло мне на ум, это – тронный зал. Будь я сильным правителем, захотел бы держать сокровища у себя под рукой? Возможно, но скорее всего нет, более того – зал уже наверняка обшарили десятки любопытных.

Продолжив размышлять, я подумал, что вторым очевидным местом, куда обязан заглянуть каждый уважающий себя расхититель сокровищ, это – подземелье. Классика жанра. Бьюсь об заклад, добрая половина налетчиков уже бросилась в казематы Библиотеки в поисках несметных богатств. Но интуиция подсказывала, что этот вариант тоже не подходит.

Предавшись размышлениям, я начал подниматься вверх, минуя многочисленные ярусы. Великая Библиотека была огромна. Сотни стеллажей с книгами поднимались ввысь, образуя целые этажи. Некогда прекрасные статуи, украшающие Библиотеку, были изуродованы и разбиты, кто-то из налетчиков уже успел постараться. Присмотревшись к одному из произведений искусства, держащему в руках полумесяц, я невольно задумался о том, кто такие моанни и что представляла из себя их философия. Лунные эльфы, почитающие ночные небеса и их небожителей, всегда стремились в недосягаемую высь. Сама Библиотека служила доказательством этому простому факту. А что если гипотетический тайник находится наверху? Где-нибудь в тени главного шпиля?

Терять мне было нечего, и я поспешил наверх, но не успев подняться к вершине, остановился на одном из ярусов. Здесь группа предприимчивых игроков из “Эвтаназии” пыталась вскрыть массивную дверь, защищенную мощной магией.

— Твою мать, больно-то как! Чертовы остроухие! — прорычал крупный полуогр, поднимаясь с пола.

— Нехило тебя шибануло, Фрэнки! — рассмеялся худощавый тифлинг по имени Спрут, указывая на дверь кинжалом. — Этот орешек тебе не по зубам, громила! О, у нас тут новенький! Иди сюда!

— Привет, ребята. Воюете с ветряными мельницами? — усмехнулся я, подходя ближе.

— Чего? — нахмурился Фрэнки, очевидно не поняв отсылку к нетленному творению Сервантеса.

— Я говорю, дверь-то, похоже, с сюрпризом, — мне пришлось пояснить увиденное более понятным собеседнику языком. — Не открывается?

— “Взлом” не проходит! Какая-то защитная магия, — сплюнул тифлинг. — Нашего заклинателя сняли во время штурма, а респ в жопе! Без него не пробраться никак. Явно же что-то ценное внутри, но фиг откроем теперь.

Я осмотрел дверь, выполненную в форме полумесяца. Арка была покрыта голубоватой вязью эльфийских рун, окружающих мифологический узор. Я заметил мерцающее волшебное свечение, видимое невооруженным глазом, предмет имел сильную магическую ауру! Сомневаясь, что мне по силам такая задачка, я хотел было уже оставить бедолаг, но черт меня дернул взглянуть на дверь при помощи навыка “Призрачное Зрение”. Я застыл, боясь пошевелиться.

Дверь оказалась надежно укутана в настоящий саван из десятков деформированных призраков, сплетенных воедино неизвестным ткачом. Они-то и образовывали какой-то узор, излучавший мощное магическое поле. С такой магией я уже сталкивался раньше, всего лишь единожды, будучи на Инфернисе. Находка говорила мне о том, что кто-то в Библиотеке не брезгует изучением и практикой редкого магического искусства, родственного моему архетипу “Загробника”. Это уже интересно.

— Окей, ребята, а если я вскрою этот магический сэндвич? — поинтересовался я, плутовато ухмыляясь.

— Серьезно? Что-то ты не похож на мага, — оживился Спрут, с сомнением оглядывая меня. — Но если откроешь эту нычку, возьмем тебя в долю!

— Ага, мы своих не кидаем, — авторитетно заявил Фрэнки.

Утвердительно кивнув, я приступил к работе, тщательно взаимодействуя с душами, расплетая их одну за другой. Видимая лишь мне причудливая сеть напоминала головоломку. Часть душ была деформирована и свита в тугие канаты, другие же растянуты, словно паруса. Все они переплетались друг с другом самым немыслимым образом. Используя способность “Заклинатель Душ”, я подчинял себе то, что еще можно было назвать душами, и разрывал их цепкую хватку. Спустя несколько минут кропотливой работы призрачное полотно наконец поддалось, и с едва слышимым шелестом чары распались. Тифлинг радостно взвизгнул и бросился к двери, не дав полуогру и шанса быть первым.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Адепт Древних Головоломок”! Вы 267 игрок, получивший это достижение!

Вы получаете 1 ед. свободных очков атрибутов!

— Отличная работа, Пантера! — восхищенно заявил Спрут, врываясь в помещение. — Ловушек больше не видать! Ого, что это там? Волшебные камни Грома!

Как и предполагалось, небольшое помещение оказалось сокровищницей. Впрочем, экспонатов здесь хранилось немного, в основном книги и свитки. Не желая остаться с носом, я почти не глядя прихватил эликсир в многогранном хрустальном флаконе, несколько пыльных пергаментов и кольцо, одиноко сияющее на высоком постаменте.

Вы получаете предмет:

Энзим Дикой Трансформации

Качество: редкий

Свойства: расходуемый

Количество: 2 шт.

Описание: при применении на себя или на цель преображает и усиливает непредсказуемым образом. Степень преображения зависит от количества принятого вещества.

Вы получаете предмет:

Эллистрат, Кольцо Вдохновения!

Качество: эпический

Слот: палец

Материал: лунный камень, звездная пыль

+10 к интеллекту

“Божественное Вдохновение”: с вероятностью 2% любое из произнесенных заклинаний может быть усилено непредсказуемым образом.

“Резолюция”: повышает сопротивление последнему полученному типу урона до 98%, снижает сопротивление всем остальным типам урона на 98%. Время действия 1 минута. Можно использовать 1 раз в 4 часа.

“Блаженство”: понижает интеллект цели на 200 ед. и увеличивает удачу на 400 ед. на 30 секунд. Зарядов 2 из 3.

Однако интересные и очень опасные игрушки хранятся в закромах Библиотеки. Несмотря на болезненный штраф к интеллекту, предмет бижутерии предлагал носителю необычный набор способностей. С практически полным иммунитетом к урону было все ясно, а вот “Блаженство” представлялось очень мощным дебафом против заклинателей. Лишенные интеллекта, они не смогут ровным счетом ничего! Правда солидное увеличение атрибута удачи несколько настораживало.

Недолго думая, я нацепил обновку, решив отложить именное кольцо “Решимость Капитана Пантеры” в инвентарь. Призыв пентаграмм мне сейчас ни к чему, а вот поразвлечься в предстоящих сражениях придется еще не раз.

Спрут и Фрэнки настолько увлеклись мародерством, что не обращали на меня никакого внимания, а я тем временем вновь использовал уникальное зрение, чтобы рассмотреть хранилище изнутри. И не прогадал. Тонкая, искусно свитая, призрачная нить выходила из хранилища и ползла вверх по стеллажам, скрываясь где-то на верхних ярусах.

Оставив соклановцев подчищать хранилище, я двинулся вслед за новой находкой. В голове начали созревать вопросы. Хранилище определенно запечатал искусный маг, хорошо знакомый с техникой плетения душ. Я не сомневался, что нить тоже была делом его рук, но о ее назначении мог только догадываться. Миновав несколько этажей, я наконец добрался до точки назначения и несколько удивился, обнаружив там своего хорошего знакомого.

У одной из стен между стеллажами стоял Шэдоу, задумчиво перелистывая древний манускрипт. Другая рука консула крепко держала за волосы молодую эльфийку в ошейнике, стоящую на коленях. Я замер, повинуясь мимолетному порыву понаблюдать за развитием событий. Одного взгляда призрачным зрением хватило, чтобы увидеть еще одно эфемерное полотно, окутывающее стену. Взглянув на то же место обычным зрением, я не увидел ровным счетом ничего необычного. Как консулу удалось найти это место и что ему здесь было нужно, оставалось для меня загадкой.

Тем временем Шэдоу раздраженно бросил книгу себе под ноги и снял с эльфийки ошейник. Девушка попыталась закричать, но пленитель схватил ее за горло и поднял в воздух. Эльфийка захрипела, засучила в воздухе ногами, из ее глаз хлынули слезы.

— Прекращай этот спектакль, — холодным тоном заявил Шэдоу. — Колодец Душ не работает! Хочешь насовсем сдохнуть? Могу помочь. Что, готова говорить?

Он поставил почти задохнувшуюся жертву на пол и отпустил ее.

— Как попасть в тайник?

— Я… не знаю, — с трудом выдавила девушка, срываясь в истерику.

Шэдоу со знанием дела отвесил ей сильную пощечину и повторил свой вопрос, но девушка вновь не ответила.

Вмешаться? Не думаю, что мое появление хоть чем-то ей поможет. Сцена была не из приятных, но я не шелохнулся. Мне хотелось узнать больше о таинственной деятельности консула.

— Посмотри туда, — сказал Шэдоу, с силой выворачивая голову пленницы в направлении лежащего на полу расчлененного тела. — С тобой будет то же самое, если не ответишь. Я знаю, ты не боишься смерти, но обещаю, твоя будет очень неприятной и болезненной! Итак, я хочу знать, как открыть тайник Дэво?

— Я не…

— Ты была его шлюхой! Он трахал тебя холодными ночами и ни разу не упомянул о своей работе? — выкрикнул Шэдоу, впиваясь кинжалом в горло девушки. — Ни за что не поверю, что это трепло не обмолвилось ни словечком! Говори, ну! Или я скормлю тебя Сету!

Глава 25

— Я была его возлюбленной, а ты – убийца! — выдохнула рыдающая эльфийка. Коротким движением она резко повернула голову, заставляя лезвие кинжала Шэдоу рассечь ей горло. Кровь из глубокой раны сплошным потоком хлынула вниз, обагряя обнаженную грудь. Шэдоу с коротким проклятием выпустил тело пленницы, оставив его биться в конвульсиях на полу.

Я заставил себя смотреть, как алое растекается по голубому полированному мрамору пола, разделяя нас с консулом кровавым озером.

Скрываться более не имело смысла. Я двинулся им навстречу, не скрывая звука шагов. Консул моментально обернулся и, прищурившись, расплылся в улыбке.

— Ну надо же! И почему я не удивлен? — от моментальной смены настроения собеседника у меня по спине пробежали мурашки.

Холодный голос безжалостного убийцы сменился приветливым тоном старого знакомого.

— Взаимно, Шэдоу, — ответил я, кивая в сторону девушки. — Развлекаешься?

— Бесполезная подстилка, — отрезал консул, вытирая лезвие кинжала. — Здесь находится тайник мага по имени Дэво. Я уверен в этом на все сто процентов. Проблема лишь в проникновении, старый пердун был крайне искусен в Магии Разума, и мои игрушки, к превеликому сожалению, оказались бессильны перед его творением. Но вот ты, мой друг, вполне вероятно, можешь мне помочь!

— Какое совпадение. Ты уверен, что мне это под силу?

— Брось эти уловки, — отмахнулся Шэдоу, без зазрения совести ступая по свежей луже крови. — Я прекрасно осведомлен о твоих способностях. Архетип “Загробника” весьма редок, и далеко не каждый знает о его возможностях, но только не я. Ну что, по рукам? Я в долгу не останусь.

— А вот с этого момента поподробнее, — ответил я, прикидывая в уме варианты. — Что получу я?

— А ты не любишь ходить вокруг куста, да, парень? — рассмеялся консул. — Золото, лут, повышение – проси что хочешь, в пределах моих скромных возможностей.

— Информация, — не раздумывая ответил я.

— Интересно, — ответил Шэдоу, переводя взгляд со стены на меня. — Согласен. Но ты встаешь на о-очень скользкую дорожку, учти, вопросы подбирать нужно правильно.

— Меня не интересуют секреты “Пандорума”, но кое с чем, я думаю, ты в силах мне помочь, — я поспешил разрядить накаляющуюся обстановку.

В целом реакция консула была понятна. Далеко не каждый просит за свои услуги информацию, к тому же новичок, не имеющий статуса в новом альянсе.

Здание библиотеки вдруг сотряс мощный взрыв. Позади нас взметнулся столб пыли и дыма, раздался грохот обрушивающихся конструкций.

— Окей, договорились — быстро ответил Шэдоу, вновь натягивая на лицо приветливую улыбку. — Но учти, времени у нас мало, похоже, кто-то перестарался с поджогами. Не думаю, что Библиотека продержится слишком долго.

Кивнув, я обратил свой взор на призрачное полотно. Несколько долгих минут я изучал причудливую вязь, но стоило только попытаться воздействовать на нее, как я почувствовал сильный отпор. Казалось, я имею дело с чем-то большим, нежели обычная защитная сеть. Каждое ментальное прикосновение к полотну вызывало его неоднозначную реакцию. Памятуя опыт предыдущих столкновений с адептами плетения душ, я пришел к выводу, что передо мной находится настоящий шедевр призрачного искусства.

В отличие от сети, защищавшей вход в хранилище, разбитой на отдельный нити душ, это полотно воспринималось как единое целое. Рукотворная аберрация, живая и осознанная, надежно защищала вход, уходя корнями в голубой мрамор. Способность “Заклинатель Душ”, вопреки ожиданиям, не дала сколько-нибудь значимого результата. Аберрация упорно сопротивлялась моему воздействию.

Библиотека вновь ощутимо вздрогнула, с потолка посыпались куски мрамора. Шэдоу с нетерпением вертел в руках кинжал, пристально вглядываясь в стену. Ну что же, время испробовать “Загробного Дипломата”, способность, использовавшуюся мной лишь единожды. И ощущения, которые я запомнил с тех пор, не вызывали у меня никакого желания делать это вновь, но ситуация обязывала.

Я коснулся полотна душ и активировал способность. Пространство закружилось в молочно-белом вихре, тело пронзила боль, желудок свела мучительная судорога, и я провалился в сознание безликой твари.

Меня окружала кромешная тьма, не сулившая нарушителю ничего хорошего. Я закрыл глаза и попытался подчинить чужое сознание своей воле, вызвать знакомые образы, оказаться хоть где-то. Не знаю, сколько длилось это молчаливое противостояние, оппонент был очень силен. Когда я открыл глаза, вокруг меня были древние руины, над головой нависали тяжелые свинцовые тучи, дул холодный ветер.

Я не чувствовал, что победил в безмолвной схватке, зато добился смены обстановки. С трудом сфокусировав зрение, я заметил перед собой пожилую эльфийку. Впрочем, один этот факт уже настораживал. Эльфы ведь не стареют, по крайней мере, я не встречал ни одного из них, кого бы отказались поместить на обложку глянцевого журнала. Тем не менее передо мной была очень старая эльфийка. Время высушило ее почти до состояния скелета, сделав черты красавицы устрашающей маской мертвеца.

— Ты не Дэво, — сухим скрипучим голосом вымолвила старуха. — Кто ты, говорящий с забытыми?

— Пантера, рад знакомству, — вымолвил я, слегка кивая собеседнице. — Могу я узнать, кто вы?

— Я Хранитель, — скупо ответила женщина, вытянув в мою сторону длинный костлявый палец. — Но вопрос в том, кто ты.

— Исследователь и заядлый поклонник работ почтенного мастера Дэво, — выдавив из себя улыбку, ответил я. — Дело в том, что ваше хранительство не дает мне пройти в покои достопочтенного мага.

— Мародер, расхититель, — зашипела старуха, увеличиваясь в размерах. — Творения мастера не попадут в руки алчных врагов!

— Нет! — выкрикнул я. — Я друг и желаю спасти нетленные труды мастера!

Срабатывает способность “Убедительный Слог”! Хранитель прислушивается к вашим словам.

— Друг? — с сомнением переспросила старуха.

— Не знаю, чувствуете ли вы, но Библиотека, скоро будет разрушена и сожжена дотла, — быстро выпалил я, радуясь неожиданному эффекту. — Готов поспорить, Дэво дал вам приказ защищать его труды любой ценой, не так ли?

— Защищать, охранять, не пускать, — согласилась эльфийка, задумываясь. — Я чувствую, как стонет волшебный мрамор.

— Но он не мог и подумать, что Великая Библиотека, незыблемая твердыня моанни, будет разрушена, — произнес я. — Все его труды, все знания, что удалось постигнуть, навсегда исчезнут, и Хранитель не сможет выполнить свою функцию.

— Ты прав, я не смогу защитить, не смогу сохранить то, что должно, — растерянно обронила Хранительница.

— Но я смогу, — твердым и уверенным голосом ответил я. — Труды Дэво не пропадут, не сгинут в пламени пожаров. Разве не этого хотел ваш мастер? Разве не это цель Хранителя? Защитить любой ценой!

— В твоих словах есть смысл, — задумчиво произнесла эльфийка. — Но я не легкомысленная дура. Это ведь ты проник в хранилище Библиотеки? Ты уничтожил барьер Дэво?

— И сделал это из благих побуждений, — не моргнув и глазом, соврал я, показывая Хранителю кольцо. — Труды Дэво будут спасены, так же, как и содержимое хранилища.

Про себя я подумал, что в общем-то не так и далек от истины. Просто я не упомянул, что ценные предметы подлежат спасению через загребущие лапы мародеров, но от истины до полуправды всего один шаг.

— Эллистрат, кольцо, дарованное первой владычице моанни самой Элесс, Королевой Звезд, — с благоговением ответила эльфийка, осматривая предмет. — Это реликвия эльфийского народа, и она должна принадлежать ему. Я впущу тебя в обитель Дэво, если ты согласишься доказать свою преданность эльфийскому народу.

— Отлично, каковы условия? — спросил я, невольно вспоминая скольких эльфов самолично изрубил на куски, пробираясь к Библиотеке. Лицемерие не красит человека, но выгоду от успешного исхода нашей сделки сложно недооценить.

Вам предлагается новое задание: “Эллистрат – Реликвия Моанни”

Описание: Доставьте кольцо лидеру правящей фракции моанни

Награда: фракционная репутация, вариативно

Штраф за невыполнение: божественное проклятие Элесс, покровительницы магии

Принять? (Да/Нет)

В хаосе, царящем сейчас на просторах Таэрланда, выполнить такое задание будет непросто. Доставить вкусное колечко лидеру фракции, которую “Пандорум” хочет полностью искоренить и обезглавить? Ну да, почему бы и нет.

Принять!

— Да будет так. Ты можешь войти, — произнесла Хранитель и белесый вихрь безжалостно выплюнул меня обратно в общество Шэдоу.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Мастер Древних Головоломок”! Вы 137 игрок, получивший это достижение!

Вы получаете 1 ед. свободных очков атрибутов!

Стена вспыхнула ярким серебристым светом и морок исчез, открывая взору обычную деревянную дверь.

— Отличная работа, парень! — довольно воскликнул Шэдоу, протягивая руку к двери, но его ждал неприятный сюрприз.

Невидимая сила грубым рывком откинула консула прочь и со всей дури впечатала спиной в стену. В целом я был не удивлен, ведь Хранитель дал право на вход только мне. К сожалению, Шэдоу я предупредить не успел. Дым от сгорающих литературных шедевров уже заполонил все коридоры, время стремительно утекало.

— Твою мать, ну что еще? — прорычал консул, поднимаясь на ноги.

— Прощу прощения, вход забронирован только для одного, — ответил я, с легкостью открывая дверь и проходя внутрь. — Говори, что нужно прихватить, я вытащу и …

Договорить я не успел, тонкая серебристая стрела пронзила плечо отозвавшись сильной режущей болью. Раззар молниеносно покинул ножны, но присмотревшись, я заметил в углу комнатушки испуганного молодого эльфа с арбалетом в руках. Вид у бедолаги был таков, что, казалось, сам факт произведенного выстрела чуть не поверг юношу в бессознательное состояние. Паренька звали Лафет, судя по одеждам и нахождению в тайнике, явно подмастерье мага. Задумавшись на мгновение, я решил не рубить с плеча.

— Нет... Нет… прошу, — лепетал юноша, закрыв голову руками. — Пощадите!

— Ну что там? Проблемы? — с нетерпением крикнул Шэдоу, всматриваясь в дверной проем.

— Не думаю, — ответил я, осматриваясь. — Что мы ищем?

— Ларец, сундук, шкатулку, все, что имеет отверстие для ключей, — крикнул Шэдоу, нервно оглядываясь. — Давай быстрее, здание скоро обвалится!

Окинув взглядом комнату, я без труда нашел то, что искал Шэдоу. Небольшая шкатулка из темного камня с двумя резными отверстиями под ключи. Заперта, что внутри – неизвестно. Схватив артефакт, я невольно задержался у письменного стола, на котором лежало несколько книг. Но взгляд приковала лишь одна. Легендарный абрис предмета буквально жег взгляд оранжевым свечением. Название книги тоже было интригующим, “Безликий Мир Душ” под редакцией Миониса, легендарного эльфийского мага древности.

Глава 26

Недолго думая, я прибрал к рукам находку и вновь огляделся. Все же я находился в обители сильного мага, искушенного в редком магическом ремесле. Наверняка здесь было много ценного, но зная причуды заклинателей высокого ранга, хватать все подряд было опасно для здоровья. Впрочем, я не поскупился прихватить еще одну вещицу, черную, словно смоль, сферу, неопознанный предмет.

Здание под ногами заходило ходуном, пол рассекла глубокая трещина из которой пыхнуло пламя. Я плюнул на добычу и стрелой вылетел сквозь дверной проем. Похоже, тряска вывела из оцепенения и молодого эльфа, паренек вскочил и выпрыгнул за мной, попав точно в стальную хватку Шэдоу. Кинжал консула мгновенно прильнул к горлу подмастерья.

— Это что еще за фрукт? — произнес Шэдоу, не выпуская парня. — Достал шкатулку?

— Да, она у меня, парень, похоже, его ученик, — ответил я, оценивая ситуацию. — Нужно выбираться. Погоди, не кончай его.

— Ученик Дэво? Это может быть полезно, — пробормотал Шэдоу. Он подхватил с пола ошейник, не так давно сковываший шею девушки, и нацепил на парня, превращая того в безвольную куклу.

— Присмотри, я побеседую с ним позже, — обронил Шэдоу, протягивая мне конец короткой цепочки, — Этот Дэво очень интересная личность, я давно за ним охочусь… Где шкатулка?

Получив желаемое, Шэдоу криво ухмыльнулся и активировал малую пентаграмму, без объяснений отбыв в неизвестном направлении. Стены Библиотеки трещали все сильнее, и я бросился прочь, таща за собой неожиданного спутника. Через несколько долгих секунд мы прорвали пелену удушливого, едкого дыма и оказались на обрушенном балконе. Оседлав птичку, ринулись прочь, подальше от погибающей твердыни. Пришлось положить Лафета поперек торса Руха, что никак не добавляло полету комфорта. Правда мысль о том, что я буду обхватывать тело пускающего слюни молодого эльфа, сидящего передо мной, настораживала еще больше.

Бросив быстрый взгляд назад, я успел заметить, как обламывается главный шпиль Библиотеки, погребая под своей тяжестью руины некогда величественного здания. Языки пламени взметнулись ввысь, словно пируя над поверженной твердыней. Столб едкого черного дыма был виден, пожалуй, на расстоянии многих километров от города.

Мы приземлились на главной площади, где бойцы “Пандорума” уже успели разбить полевой лагерь. Разграбление города подходило к концу, самое вкусное было изъято, наступало время победной вечеринки в честь взятия города.

— Ого, вы только посмотрите, Пантера с трофеем, — усмехнулся Сайден, тыкая посохом в Лафета, затем звонко расхохотался. — Я, конечно, подозревал, что ты из этих, но теперь точно не отвертишься!

— Бывает, — равнодушно пожала плечами Мираби, вертя в руках какую-то безделушку. — Не всем же трахать трупы, Сайден.

— Если бы не речь из уст любителя всего, что начинается на некро, я бы мог обидеться, Сайден, — парировал я, толкая Лафета прочь. — Ты давай пройдись по улицам, там столько секси на мостовых валяется, наверняка найдется что-нибудь и на твой изощренный вкус.

— Один-один, — усмехнулся некромант. — Кстати, Моргана велела передать всем нашим: роскошный особняк в двух кварталах отсюда будет базой на ближайшую пару дней.

— У нас здесь вечеринка намечается, — крикнул Блат, махая мне рукой. — Если что, присоединяйся Кэп!

— Принято, развлекайтесь парни, увидимся, — бросил я, направляясь в указанную Сайденом сторону. Бухать и веселиться мне не хотелось, а вот изучить награбленное и побеседовать с пареньком представлялось интересной затеей.

К моему превеликому удивлению, особняк, выбранный Морганой сохранился почти нетронутым. Следы разбоя носили чисто символический характер. По пути мне встретился Йота, ведущий на поводке молодую эльфийку. Уверенная кошачья походка северянина не сулила девушке ничего хорошего. Соклановец едва заметно кивнул мне и поспешил уединиться со своей жертвой. Я постарался не думать о том, что ждало бедняжку в объятиях профессионального убийцы.

Выбрав одну из свободных комнат, я прикрыл дверь, усадил Лафета на стул возле стены и устало повалился на кровать. Только позволив себе немного расслабиться, я понял, как сильно устал. Улегшись на кровать, я достал легендарную книгу и открыл первую страницу. К сожалению, язык, на котором был написан сей уникальный трактат, был мне незнаком. Впрочем, такое часто случалось, когда игроки имели дело с древними текстами. Какой-нибудь высший эльфийский, не иначе.

Не тратя время на раздумья, я снял с Лафета ошейник. Взгляд паренька тотчас же приобрел ясность, и он испуганно вжался в стул, не смея произнести ни слова. Да, подмастерья нынче пошли уже не те. Казалось, стоит мне достать клинок, и парень умрет на месте от страха.

— Итак, мой пугливый эльфийский друг, скажи-ка, что я не зря спас твою задницу, — вымолвил я, показывая книгу пареньку. — Знаешь, что это и на каком языке написано?

— Д-да, — робко ответил Лафет, испуганно переводя взгляд с меня на книгу и обратно. — Это трактат Миониса о повелителях душ и ритуалах усиления способностей, написан на древнем диалекте Первозвука. Мастер Дэво изучал его перед отбытием в Аэллифарн. Он собирался провести ритуал...

— Ритуал? — переспросил я, ожидая ответа и добавил. — Парень, не заставляй меня спрашивать дважды!

— Клянусь, я ничего толком не знаю, — пискнул Лафет, белея от страха. — Мастер держал свои дела в тайне. Он упомянул лишь, что в Аэллифарне сокрыто нечто, что может изменить облик Таэрланда навсегда! Он… и другие маги из аэлли готовили какой-то важный ритуал!

Длинная тирада Лафета не добавила никакой ясности, зато у меня появились еще вопросы. После непродолжительной беседы с испуганным пареньком, я снова нацепил на него ошейник и прилег в удобную кровать. Из разговора стало понятно, что сам Дэво отправился на раскопки, и его давно уже никто не видел. Где они располагались, Лафет не имел ни малейшего понятия, зато исправно перевел часть текста из книги.

Книга была бы сокровищем для любителей истории Сферы, а также хорошей Книгой Навыков для игроков, изучающих магию Разума и, как ни странно, Тьмы.

“Безликий Мир Душ” описывал несколько ритуалов, в частности создание филактерии для удержания бесплотного духа, что являлось первой частью инструкции по превращению в лича. М-да, я никогда не думал, что эльфы использовали некромантию. Меня больше заинтересовал обряд “Сердце Душелова”, результатом которого было создание мощного артефакта, способного усилить целый спектр архетипов. С детальным переводом у паренька возникли проблемы, но было ясно, что для ритуала требуется несколько редких ингредиентов.

Я убрал книгу и прикрыл глаза, сам не заметив, как погрузился в приятную дрему. А затем почувствовал, что кто-то прыгнул на меня сверху, оседлав, словно сонного жеребца, моментально выдернув из объятий грез. Каково же было мое удивление, когда я увидел над собой копну ярко-рыжих волос, принадлежащих соблазнительной девушке.

— А я везде тебя искала, — томным голосом прошептала Моргана, проводя рукой по изгибам нательной брони. — Мне кажется, за мной должок, та нелепая случайность во время боя… а я не люблю быть должна.

— Это… неожиданно, — с трудом выдавил я, чувствуя тепло ее упругих бедер.

— И мне это нравится, — усмехнулась заклинательница, прильнув к моему уху и больно покусывая его мочку.

— Но…

— Заткнись и получай удовольствие! — нахально отрезала Моргана, прижимаясь ко мне всем телом.

В ноздри ударил резкий запах алкоголя, и на мгновение я подумал, что это многое объясняет. Похоже, мой сон стал причиной, по которой я пропустил вечеринку “Пандорума”. Но кто бы мог подумать, что мне достанется сладкий десерт, да еще и с доставкой на дом.

Ее прикосновения и поцелуи были божественны, я просто не мог найти в себе силы сопротивляться. Противоречивые чувства, сковавшие разум, наконец сдались под напором первобытного желания, и я грубо схватил ее за волосы, жадно притягивая к себе. Предметы экипировки один за другим отправлялись в инвентарь, я чувствовал ее жар всем своим телом.

Наши губы сошлись в страстном поцелуе. Моя рука скользнула в глубокий вырез алого платья и сжала упругую грудь. Моргана притворно охнула и впилась зубами мне в плечо. Ее руки опускались все ниже, лаская покрытое шрамами тело моей аватары. Одним резким движением я повалил ее на бок и оказался сверху, поддаваясь безумной страсти, разгорающейся где-то глубоко внутри. Я не был нежен, не был осторожен и учтив. Словно дикий зверь, настигнувший наконец добычу, я выплескивал на нее всю ярость минувших дней. Мне хотелось рычать, хотелось избавиться от тяжести, что не один месяц тяжелым камнем висела на душе. Моргана изгибалась всем телом и стонала, оставляя на моей спине глубокие порезы от впивающихся в кожу ногтей.

Поглощенный страстью, я не заметил, как полыхнуло пламя. Ложе занялось огнем, кожу обожгла волна инфернального жара. Моргана вспыхнула словно погребальная свеча, неуловимо изменяясь. Кожа девушки налилась медным бархатом, волосы зажглись алым пламенем. Я узнал лик аватары, завладевший ее содрогающимся в сладкой истоме телом. Это была уже не Моргана. Меня ласкала сама Астарта, Великая Искусительница, Безумная Искра и владычица стихии Огня. Не знаю с позволения Морганы или вопреки ее желанию произошла эта метаморфоза, мне было все равно. Я видел только пламя, я желал только пламя, и вокруг не было больше ничего.

Алые губы богини жадно впивались в меня поцелуями, гибкий упругий хвост Верховной Суккубы обвивал и ласкал мое тело. Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного. Боль и наслаждение поглотили мой разум. Я потерялся в танце огня и страсти почти полностью, и лишь позже, когда я отдался ей весь без остатка, огни угасли, и ко мне вернулась прежняя Моргана. Девушка часто и трепетно дышала мне в ухо.

— Не буду врать, это было… божественно, — выдохнул я, проводя рукой по копне рыжих волос.

— Мне понравилось, — тихо произнесла девушка, лаская рукой мой обнаженный торс. — И ей тоже…

— Она…

— Она приходит, чтобы забрать свое, — перебила меня Моргана, едва касаясь пальчиком губ. — Это часть моей сделки и цена, которую я плачу за толику ее божественной силы. Не спрашивай меня больше, я не отвечу.

Мне и не хотелось спрашивать, вообще говорить особо не хотелось. Моргана прильнула ко мне всем телом и спустя несколько мгновений уже спокойно посапывала рядом. Я осторожно обнял ее, вдохнул аромат пахнущих лавандой волос. В памяти невольно всплыли воспоминания о Вес’Надаль, и сердце защемила предательская грусть. Смогу ли я вообще найти ее? Может, пора забыть и отпустить? Насладиться жизнью, пока не поздно? Сомнения еще долго терзали меня, но ни приятное тепло Морганы, ни безумный секс не могли заставить меня забыть взгляд дорогих сердцу голубых глаз.

Я сам не понял, как заснул, погрузившись в темное небытие без единого намека на спокойствие.

Глава 27

Проснулся я, когда Морганы уже и след простыл. Как рыжеволосая фурия успела слинять, причем незаметно, я так и не понял. Но в целом подозревал, что жрица обязательно выкинет нечто подобное. Мне встречались женщины с подобным характером в реале, самоуверенные и гордые львицы, для которых минуты сладкой слабости были подобны божественному нектару. Но стоило испить его до дна, как они тут же испарялись, выстраивая между нами непроницаемую стену. Моргана была сильной и независимой, в этом у меня не было сомнений.

Поднявшись с кровати, я почувствовал легкую ноющую боль в области шеи. Конечно, после диких ночных скачек я мог чувствовать еще и не такое, но ощупав проблемную область, я наткнулся на нечто странное. Осмотрев себя с помощью первого попавшегося зеркала, я обнаружил на тыльной части шеи небольшой ожог в форме пирамиды, объятой пламенем. Сфокусировавшись на нем, я получил следующую информацию.

Метка Астарты: Пылающий Бастион

Малая уникальная татуировка

???

???

Описание: вы получили особый знак почета богини Астарты, Матери Пламенеющего Легиона.

Описание метки не прояснило ровным счетом ничего. Значит, эта инфернальная “наездница” клеймила меня как какого-то вшивого барана? Что это вообще? Знак отличия? Жучок для слежения? Или я вообще теперь ее собственность? Мне предстоял серьезный разговор с рыжеволосой любовницей, но попытки связаться с Морганой не увенчались успехом, девушка находилась вне сети.

Размышляя над событиями минувшей ночи, я не спеша оделся, подготовил экипировку и лишь потом вспомнил про Лафета. Паренек в ошейнике с затуманенным взглядом так и сидел на стуле, едва дыша. Эффекты “Рабства” полностью лишили НПС собственной воли, превращая в безвольную, покорную куклу.

Разговор с пленником не пролил свет на интересующие меня вопросы, похоже, Лафет говорил правду, он уже рассказал все, что знал. Тем не менее нам удалось прочитать еще несколько отрывков из легендарной книги. Мионис обладал воистину выдающимися познаниями в магии Разума, его тексты были сложны и неоднозначны. Но чем больше я узнавал, тем больше верил в то, что книга – это ключ к развитию моих способностей. Архетип “Загробника” был мощным инструментом, но зная, на что были способны ткачи душ, я ощущал себя ребенком, только начинающим свой путь в новой жизни. Помимо прочего, найденный фолиант работал еще и как Книга Навыков, попутно обучая Первозвуку, древнему эльфийскому наречию, распространенному в Верхних Мирах.

Воспользовавшись материалами в Винете и подсказками Лафета, за несколько часов кропотливой работы я успешно поднял навык до второго ранга. Не знаю, как именно система прокачивала этот показатель, но использование листов с подсказками из глобальной сети ощутимо ускорило процесс. Мне удалось узнать, что архетип “Загробника” можно улучшить при помощи упомянутого в тексте ритуала. Для его исполнения требовалась упомянутая ранее реликвия под названием ha’Raj лича, а также рукотворные реагенты: сфера artu стихий и эликсир вечного narlabi. Текущего уровня навыка все еще было недостаточно для дословного перевода, но даже намек на упомянутый харадж лича не сулил ничего хорошего. Личи – высшая каста нежити, обладающая самосознанием. Любое столкновение с таким противником – задача для подготовленной группы, а в том, что лич готов будет отдать тот самый харадж без боя, я сильно сомневался.

Перевода каверзных словечек в сети я не нашел, а изучение языка оказалось процессом настолько скучным, что я решил немного срезать путь, обратившись за помощью к друзьям и знакомым. Нацепив на Лафета ошейник, я прошелся по всем возможным контактам. Древнего эльфийского наречия Таэрланда, к сожалению, никто не знал. Пришлось задействовать смекалку.

Первым делом я связался со Светильником. Будучи экспертом в мастерстве алхимии, мой старый товарищ авторитетно заявил, что под описание эликсиров подходят как минимум четыре рецепта: вечного пламени, вечного сна, вечного слияния и вечного ужаса. Причем три из них редкого качества и один эпического. Не сомневаясь в собственном везении, я обратил внимание на последний. Эликсир Вечного Слияния служил своего рода клеем для других рецептов широкого спектра профессий, позволяя совмещать свойства ингредиентов, несовместимых при обычном использовании. Стоимость ингредиента выливалась в копеечку, но Светильник обещал похлопотать и заверил, что сможет подготовить все четыре эликсира через несколько дней.

Поискав в сети информацию про сферы стихий, я пришел к выводу, что данный реагент является плодом кропотливой работы зачарователя. В окружении старых друзей искусного мастера в данной области не нашлось, зато я приятно удивился навыкам Мираби, оказавшейся зачарователем седьмого ранга. Прослушав скрупулезную и до жути скучную лекцию про сферы стихий, я все же узнал, что ей известно всего два варианта, подходящих под описание: сфера четырех стихий и сфера отрицания стихий. Оба реагента использовались крафтерами для создания мощных зачарований, нацеленных на непосредственно урон или сопротивление широкому спектру стихийного урона. Определиться с правильным выбором реагентов я затруднялся, поэтому попросил Мираби приготовить оба, пообещав возместить все расходы и не остаться в долгу. Просьба не вызвала у девушки восторга, но она все же согласилась, не забыв упомянуть, что обязательно спросит с меня этот самый должок.

А вот с ha’Raj лича у меня ничего не вышло, вариантов было очень много, к тому же реликвия могла принадлежать к любому возможному классу предметов. Помучавшись еще немного с книгой, я наконец захлопнул опостылевший талмуд и взглянул на Лафета. Шэдоу просил присмотреть за ним, какая судьба ждет парня после допроса консулом “Пандорума”? Скорее всего, пустит в расход, а душу скормит своему “пожирателю”. Немного жаль его... Невольно подумалось, что бы предложила сделать Вес’Надаль? На душе стало тоскливо.

Я достал Раззар и положил руку на прохладное лезвие своего клинка. Помедлив всего секунду, я вновь проделал ритуал, раз за разом начинавший каждый мой новый день в Сфере.

Искатель Сердец ищет цель: Вес’Надаль…

Цель не найдена.

Помедлив еще немного, я выполнил новый запрос.

Искатель Сердец ищет цель: Дэво…

Цель не найдена.

Попытка не пытка, значит, маг находится сейчас в другой провинции. Было бы неплохо его разыскать, но у меня имелись другие задачи первостепенной важности. Например, спросить с Шэдоу за помощь в Библиотеке. Командир разведки “Пандорума” будто бы услышал мои мысли. Гонец просигнализировал сообщением о входящем звонке.

Шэдоу: Не спишь? Отлично! Есть разговор. К тому же не стоит забывать про тренировки, парень. Жду тебя на крыше. Сейчас. Что? Нет, НПС пока оставь у себя.

Не дав мне вставить ни слова, Шэдоу отключился, ясно давая понять, что это не просьба, а приказ. Я поднялся на крышу и приятно удивился, обнаружив там широкую плоскую веранду, убранную подсыхающими голубыми цветами. С веранды открывался захватывающий вид на город, по большей части лежащий теперь в руинах. Где-то еще догорали пожары, оскверняя небеса столбами серого дыма, по улицам сновали игроки в поисках остатков от вкусной наживы.

— Предвосхищая ненужные вопросы, — отозвался Шэдоу, осматривая захваченную твердыню. — Чего ты хочешь, Пантера?

— Мне нужно разыскать одну НПС, — ответил я, присоединяясь к собеседнику. — Девушку по имени Вес’Надаль. По моим сведениям, ее душу захватил Пандорум при помощи пожирателя.

— Интересно, — задумчиво произнес консул, постукивая кончиками пальцев по подбородку. — Выполняешь цепочку заданий? Или у тебя шкурный интерес?

— К чему вопросы, Шэдоу? Или ты хочешь поговорить о содержимом шкатулки? — парировал я, переводя взгляд на собеседника.

— Ха-ха, я понял намек, — рассмеялся Шэдоу, искренне хлопая в ладоши. — У каждого свои тайны, ты хорошо усвоил этот урок. Знаешь, какой следующий?

— Не доверять никому, даже собственной тени, — без запинки откликнулся я.

— Браво, браво, мой друг, — с легкой усмешкой изрек консул, продолжая свою мысль. — Но не каждый задумывается над последствиями данной аксиомы. Как бы иронично это ни звучало, в мире, где нельзя доверять никому, самой ценной валютой становится именно доверие. Как сказал Архимед, “дайте мне точку опоры, и я сдвину землю”!

— К чему все эти крылатые фразы, Шэдоу?

— О, все очень просто. Я хочу, чтобы ты стал моей точкой опоры, Капитан, — усмехнулся Шэдоу, наблюдая за моей реакцией. — Видишь ли, как бы ни был силен “Пандорум”, он по-прежнему всего лишь организация, в основе которой стоят люди. Со всеми своими пороками и обидами. Кадры решают все! Мне нужны люди, Пантера, мои люди.

Он сделал ударение на “мои”, пристально глядя мне в глаза. Шэдоу имел на меня виды, он явно вел свою игру и искал точку опоры, создавал фундамент игроков, на которых мог положиться лично.

— Трезвый взгляд человека, еще не успевшего с головой окунуться в этот омут, бывает очень полезен, — продолжил консул. — Понимаешь, о чем я, Пантера?

Сами слова и откровенность, с которой они были произнесены, насторожили меня. Складывалось ощущение, что Шэдоу пытается затащить меня в какую-то свою игру, правил и расклада которой я не понимал. Военная кампания “Пандорума”, ключи, шкатулка, Дэво… было ли все это связано каким-то неуловимым для меня смыслом? Если Шэдоу действительно хочет сблизиться, это будет мне только на руку, ну а если захочет использовать, в чем я был больше уверен, я смогу использовать его в ответ.

— И снова предвосхищая вопросы отвечу прямо, — продолжил Шэдоу. — Ты обладаешь ценными талантами, которые сам еще до конца не осознал. И я не говорю про редкие архетипы и навыки, нет. Я имею в виду твои личные качества, как человека и как игрока. Признаюсь, я думал, что ты шпион Хирда или Роя, слишком уж необычный типаж для “Пандорума”, но теперь я вижу, что тебя привело к нам нечто иное.

— В одном ты прав, Шэдоу, меня не слишком интересуют шпионские игры, — усмехнулся я, прикидывая в уме варианты. — Если уж мы начали говорить начистоту, эта НПС, которую я разыскиваю, представляет для меня личный интерес.

— Откровенность за откровенность – залог настоящей дружбы, — немного насмешливо произнес Шэдоу. — Шкатулка, которую ты вынес из обители Дэво, должна была стать апогеем легендарной цепочки заданий, прорабатываемой мной уже не первый месяц. К сожалению, судьба-злодейка подложила мне очередную свинью. Вместо искомого предмета, в шкатулке находился еще один ключ. А если есть ключ, то должна быть и замочная скважина, значит, поиск еще не окончен.

— И как же в твой план вписывается наша с тобой откровенность?

— Несмотря на все мои старания, время поджимает, — после длительной паузы ответил Шэдоу. — Учитывая то, с чем мне пришлось столкнуться, твои навыки и архетип “Загробника” могут оказаться весьма полезны в скором будущем. Я уже подключил оракулов с целью отыскать старика Дэво, его нашли в Аэллифарне. Что насчет того мальчишки, выбил из него что-нибудь интересное?

— Он ничего толком не знает, упомянул только о каком-то ритуале в Аэллифарне, который готовили волшебники аэлли и моанни, — ответил я. — В этом плане наши с тобой цели совпадают, Шэдоу. Мне тоже интересно побеседовать с этим магом, у меня есть к нему пара вопросов о премудростях магии разума.

— Тогда по рукам, — с готовностью откликнулся консул. — Я постараюсь разузнать об этой твоей Вес’Надаль, хотя ты сам понимаешь, эта просьба скорее напоминает поиск иголки в стоге сена. Может быть, оракулы что-нибудь прояснят. А ты держи меня в курсе, если разузнаешь что-нибудь о Дэво.

— Я уже пробовал и оракулов, и провидцев, без толку, — хмуро откликнулся я.

— А ты не думал, что твоя цель может быть мертва?

— Ты предлагаешь мне сдаться, Шэдоу? Это не в моих правилах, к тому же ее ранг не подразумевает окончательную смерть, значит, она жива.

Впервые за долгое время у меня появился реальный шанс продвинуться в своих поисках, уже начавших казаться мне тщетными. Сердце тревожно забилось в груди, и мне пришлось приложить усилия, чтобы не выдать своих чувств перед собеседником.

— Как знаешь, как знаешь, — откликнулся консул, хлопая меня по плечу. — Ну что, время продолжить наш маленький урок?

Глава 28

В руках Шэдоу мелькнули уже знакомые игральные кости, и я понял, что мне предстоит очередное побоище с участием игрушечных “Легионов Джеро”. Мы сыграли три партии прежде чем удача наконец улыбнулась мне, и я впервые с начала наших с Шэдоу игровых сессий одержал верх.

В логе мигнула новая информация: система накинула мне несколько очков “Лидерства”, “Тактики” и драгоценной “Стратегии”, которую никто толком не знал, как качать. Пришло сообщение о достижении и свежем атрибуте. Ого...

— Ну что, удача наконец улыбнулась бравому стратегу? — рассмеялся консул. — Качай ветку “Стратегии”, Капитан, она тебе пригодится.

“Стратегия” отвечает за управление кланом и альянсом, за командование большими группами игроков и НПС. Получалось, у Шэдоу имелись на меня далеко идущие планы?

Взяв замечание на заметку и распрощавшись с наставником, я поспешил обратно в свои покои, но не успел сделать и нескольких шагов, как был пойман Сатиром и отправлен на очередную тренировку. Воин был непреклонен, ссылаясь на прямой приказ Морганы, натаскать новых членов ее отряда до необходимого уровня. Учитывая планку, которую центурион поставила для вышеупомянутых навыков, мне казалось, что потребуется еще не один десяток тренировок, чтобы, как выразился Сатир, “подтянуть азы”.

Но надо отдать должное, воин был прекрасным учителем и мастером своего дела. Выполняя замысловатые приемы, он раз за разом побеждал меня как мальчишку, не забывая объяснять причины моих поражений и показывать контрприемы защиты. Активный спарринг занял несколько часов и изрядно меня утомил. Убедив Сатира сжалиться над моей бренной оболочкой, я поспешил обратно к себе в покои, надеясь немного отдохнуть и поразвлечься с книгой Миониса. Моргана по-прежнему не появлялась в онлайне и это немного настораживало. Как бы я себя не убеждал, но тусклая искра сентиментальности еще не до конца угасла в моей душе.

Стоило только устроится на удобном ложе и открыть книгу, как клан протрубил общий сбор, призывая соратников к массовому онлайну. Похоже передышка подошла к концу раньше обещанного срока и альянс в срочном порядке требовал от своих воинов новых свершений. Быстро собирая нехитрые пожитки, я не заметил, как рядом материализовалась Моргана. Похоже, девушка вышла в офлайн прямо в моей комнате. Такой вариант мне в голову даже не приходил, хотя мои покои обеспечивали все условия, необходимые для безопасного выхода в офлайн.

— Какая неожиданная встреча, — констатировал я, оглядывая рыжеволосую фурию.

— Объявлен общий сбор, советую поторопиться, — холодно отозвалась жрица, не выказывая ни намека на нашу недавнюю близость. — С этим что?

— Лафет? Не знаю, еще не решил.

Моргана вскинула руку и Лафет затрясся в конвульсиях. Из глаз и рта жертвы пыхнуло пламя, повалил дым. Спустя несколько мгновений, выжженный изнутри труп парня рухнул на пол.

— Нет времени на игры, — изрекла заклинательница. — Мы выдвигаемся немедленно, собирай группу. Через пять минут жду всех на площади.

— А ты не хочешь…

— Когда захочу, ты узнаешь об этом, — отрезала Моргана, и развернувшись эффектно удалилась прочь, оставив меня в гордом одиночестве.

В целом мои ожидания насчет жрицы оправдались, гордая и независимая, она четко обозначила свою позицию, проводя между нами черту. Что же, по крайней мере, Моргана со знанием дела избавила нас от неловких разговоров о минутах слабости.

В ноздри ударил отвратительный запах паленой плоти. Тело Лафета застыло на полу, скорчившись в агонии. Мне было жаль паренька, что оказался игрушкой в руках игроков, но и оплакивать его смерть я не собирался. Собрав вещи и последний раз окинув взглядом комнату, я вышел в коридор и направился к выходу. Большая часть бойцов “Эвтаназии” уже покинула здание, направляясь к центральной площади. Коридор был безлюден. Но похоже, судьба решила основательно подойти к вопросу и сделать нынешний день исключительно насыщенным.

— Капитан Пантера, — пророкотал зычный голос, заставив меня обернуться. — Кровь и Сталь! Старые Боги чуют запах свежего мяса!

В дверном проеме одной из спален стоял крупный огр, перекрывая его чуть ли не полностью. Одного взгляда на незнакомца хватило, чтобы без труда опознать с кем я имею честь беседовать. По спине пробежал неприятный холодок.

— Есть разговор, — хищно улыбнулся Джерхан, жестом приглашая меня войти.

Джерхан, лидер клана “Стальной Отряд” собственной персоной. О причинах его появления я мог только гадать, но интуиция подсказывала, что от этой встречи мне не стоить ожидать ничего хорошего. Именно бойцы “Стального Отряда” были повинны в том, что стало с Вес’Надаль, именно они обманули меня, обойдя условия нашего договора и забрав ту, что была мне дороже всех в обоих из миров. Но отказывать было неразумно, и я подчинился. Войдя в комнату, я заметил, что та надежно укрыта “Сферой Тишины” и еще несколькими охранными заклинаниями. Похоже у нас намечалась исключительно приватная беседа. Огр закрыл за мной двери и шумно почесав пятерней обнаженный торс, вольготно плюхнулся на кровать, от чего та издала жалобный скрип и, подломившись, рухнула на пол.

— Чем обязан визиту лидера клана? — осведомился я, пристально разглядывая собеседника.

— Ты умный парень, я это знаю, — обронил Джерхан, кидая на меня тяжелый взгляд. — А умные парни все видят и все замечают. Старые боги шепчут, что ты кое-что потерял…

Наглая ухмылка лидера клана заставила меня сжать руки в кулаки. невозможно передать словами, как сильно я хотел стереть ее с лица надменного огра. Но мое нынешнее положение не позволяло исполнить это скромное желание. Джерхан помнил меня знал что мне нужно и это давало искусному манипулятору определенную власть надо мной.

— Потерял? — холодно заметил я, выдерживая взгляд собеседника. — Мне кажется это слово здесь не вполне уместно.

— Потеря, утрата, злой рок или тяжелая доля — называй как хочешь, мне все равно, — насмешливо сообщил Джерхан. — Я знаю кто ты и что ты здесь ищешь. Шэдоу будет интересно узнать всю правду о своем новом рекруте.

Лидер Стального Отряда не любил ходить вокруг да около и прямо поставил меня перед фактами. Ничего хорошего от его всеведения ждать не приходилось, поэтому я задал единственно верный вопрос.

— Чего ты хочешь?

— Пустяк, — ощерился Джерхан и от его улыбки мне стало не по себе. — Мне нужны глаза и уши в “Эвтаназии”. Посмотреть тут, послушать там, рассказать старому огру что и как.

— Ты предлагаешь мне шпионить за кланом? — с недоверием заметил я. — Союзным тебе кланом? С какой целью? Ты думаешь, твой шантаж сработает?

— Довольно! — отрезал огр, рывком поднимаясь с кровати. — Тебе нужен “Пандорум”, и в моих силах лишить тебя его. Пара слов здесь, несколько монет там и ты мой с потрохами. Считай мое предложение доброй услугой.

— Не слишком это похоже на дружескую услугу, Джерхан.

— Ты умный парень и видишь все варианты, — осклабился огр, почесывая грудь. — Можешь решить сам, кем ты будешь: другом или пешкой. Выбирай.

— Похоже выбор у меня невелик, — тихо произнес я, обдумывая слова собеседника. — Но действовать во вред альянсу — это верный суицид.

— Ты не понимаешь, — рассмеялся огр, не сводя с меня насмешливого взгляда. — Клянусь верностью Старых Богов, все что я делал, делаю и буду делать служит лишь во благо “Пандорума”!

Над головой огра вспыхнул странный символ, какого мне прежде видеть не доводилось, но намек был ясен. Боги Джерхана услышали клятву и подтвердили искренность его слов. Интересная же каша здесь варилась! Лидер “Стального Отряда” затевал какую-то свою игру против “Эвтаназии”, причем делал это во благо альянса. Меня же этот факт ставил перед сложным выбором, рискуя зажать меж двух смертельно опасных огней.

— Впечатляет, — согласился я. — Почти убедил.

— Боги шепчут, что ты крепко спелся с правой рукой Проксимо, — довольный, произведенным эффектом продолжил Джерхан. — Я хочу знать, чем занимается Шэдоу. Хочу знать какая молва ходит в рядах “Эвтаназии” и что затевается в недрах клана. Мне нужна информация и ничего более.

Несмотря на божественное подтверждение, сформулированная Джерханом клятва была весьма расплывчатой, давая огру возможность трактовать ее по-своему. Хоть лидер клана и казался прямолинейным, слегка туповатым персонажем, от меня не укрылся тот факт, что мой собеседник обладал незаурядным умом и смекалкой. Доверять ему будет ошибкой с моей стороны, но поиграть на две стороны, похоже придется.

— Понятно, — задумчиво произнес я. — Насчет моей потери… она была в твоем пожирателе, возможно она еще там. Я хочу вернуть ее.

— Не так быстро, юнец, — отмахнулся огр, грозя мне толстым пальцем руки. — Мне нет дела до всякого сброда, особенно если это НПС. Ее душа уже давно покинула Ноктис, мой пожиратель, как и тысячи других душ.

— И где же она?

— Зависит от того, что ты мне расскажешь, — плотоядно ухмыльнулся Джерхан и от его улыбки повеяло смертью. Советую не медлить.

Разговор с Джерханом получился коротким и не слишком приятным, как только мы обозначили свои интересы, огр тотчас же открыл портал и был таков. Собравшись с невеселыми мыслями, я поспешил на главную площадь Алькараса, где собирался отряд Морганы.

— Опаздываешь! — откликнулся Сайден, лукаво подмигивая. — Тяжелая выдалась ночка, да?

— Я слишком устал, чтобы искать в твоих словах скрытый контекст, Сайден, — отмахнулся я. — Что у нас намечается? Есть информация?

— Пока нет, — ответила Мираби, поглядывая наверх. — Но судя по всему, нас ждет еще один увлекательный вояж на джаггернаутах.

— Обливион и Эвтаназия оставили в провинции пару отрядов, — просветил меня Йота. — На случай если остатки остроухих взбунтуются. Там все под контролем.

— О, а вот свежачок! — встрепенулся Блат. — Друзья из пауков говорят, что их рейды взяли под контроль Равнину Страха!

— Там же находится Безумный Бог-Древо, разве нет? — спросила Мираби, попутно седлая птичку.

— Был бог, да сдох! Аха-ха! — разразился хохотом Блат. — Ребята знатно повеселились, расстреливая тварь осадными орудиями джаггеров! Теперь гоняют клятых кочевников на страусах по Серым Пустошам!

Внимание! Джиндо, клан “Эвтаназия”, альянс “Пандорум”, становится новым лидером фракции “Каганат”!

Толпа игроков разразилась радостными воплями. Игроки вскидывали вверх оружия, вопя в неистовом экстазе. Волна всеобщего возбуждения не смогла оставить безразличным даже меня, выдавив легкую улыбку.

— Да, у альянса похоже серьезные планы насчет Таэрланда, — заметил я. — Наступаем по всем фронтам, НПС даже пикнуть не успевают. Две фракции уже подмяли.

— Великолепно! — заявил Сайден. — Я бы тоже не прочь заиметь собственное королевство!

— Война еще не окончена, кончайте трепаться! — прикрикнула Моргана, натягивая поводья красного дракона. — Выдвигаемся!

Наши отряды взмыли вверх, направляясь к “Левиафану” медленно разворачивающемуся на восток. Похоже настало время обратить в пепел все, что осталось от прежнего Таэрланда.

Интерлюдия: Проксимо-Мозгоправ

С момента начала военной кампании, оплот “Эвтаназии” днем и ночью жужжал словно потревоженный улей. Проксимо прекрасно знал, что помимо превосходства в силе и отличном моральном духе бойцов, залогом любой успешной войны является логистика. Он был прекрасным организатором и обладал редким даром подбирать своим людям нужные места в структуре альянса. Транспортные корабли прилетали и отправлялись на встречу с передовыми отрядами альянса почти без остановки. Тысячи единиц расходников, снаряжения и припасов поступали в цитадель прямиком из Базаара, чтобы спустя несколько часов отправиться по месту назначения.

Налаженная инфраструктура “Пандорума” работала словно часы и наблюдая за ее работой, Проксимо испытывал неподдельную гордость за плоды своих трудов.

— Ты сегодня выглядишь довольным, — хмыкнул Гор, обращаясь к лидеру клана. — Хорошие новости с фронтов?

— Не только мой друг, не только, — усмехнулся Проксимо. — Ребята конечно молодцы, подмяли под себя две трети стратегических точек Таэрланда всего за несколько дней, это достойно уважения. Но есть и иная причина для хорошего настроения.

— Какая же?

— Со мной связалась администрация, — усмехнулся Проксимо, делая витиеватый жест рукой. — Их засыпали жалобами о действиях Пандорума в Таэрланде. Насилие, контент 18+, у них проблемы, видите ли, из-за нас….Интересовались, возможны ли варианты развития событий, при которых мы прекратим нашу кампанию.

— Готов поспорить, ты отправил их куда подальше, — довольно прихрюкнул Гор, представляя себя лица вытянутые лица админов.

— Конечно, — подтвердил Проксимо. — Наши адвокаты готовы к схватке! Действия альянса не нарушают правил, нигде не прописано, что сильный не имеет права угнетать слабого. Мне нет абсолютно никакого дела до нищебродов и их, сгорающих в пламени войны, грошах! А что до 18+, это их собственная механика, лол! Это не наши проблемы, мы просто играем, как умеем! Если они создали мир, где можно трахать НПС, пусть теперь сами думают, как загнать джинна в бутылку!

Гор расхохотался.

— Мы подарим вам месяц алмазного аккаунта, господин Проксимо! — передразнивая невидимого собеседника, продекламировал лидер альянса. — О нет, три, целых три месяца! Придурки! У меня хватит средств чтобы купить алмазный статус на десяток лет вперед.

— Да, это действительно веселая история, — отсмеявшись, подытожил Гор. — У меня тоже есть хорошие новости! Наши ребята нашли брошенный круг воскрешения в глубинах астрала, все, как и описывал Санта. Координаты оказались верны.

— Отлично, когда круг будет смонтирован в Атросити? — спросил Проксимо. — Надеюсь, ты понимаешь, что это нужно сделать как можно быстрее?

— Конечно понимаю, но эта штуковина размером с небольшой остров, — ответил Гор, виновато пожимая плечами. — Раньше, чем за несколько дней не управимся.

— Так и сделайте, — резюмировал Проксимо. — Чем раньше запустим Атросити, тем быстрее сможем приступить ко второй части плана.

— Хм, а когда ты собираешься посвятить меня в свои планы, Про? — поинтересовался Гор, наблюдая за лидером клана.

— Всему свое время друг мой, всему свое время. Некоторые планы требуют времени и тщательной секретности, обещаю, ты узнаешь все первым.

— Да будет так, Про, — согласился Гор. — Я доверяю тебе как себе.

— И я оправдаю твое доверие, друг мой, не сомневайся.

***

В это же время, глубоко в недрах “Блэк Новы”, Мозгоправ вел очередную беседу со своей подопытной. После серии неудачных приемов, он чуть было не потерпел крах, но свежая партия подопытных из Алькараса позволила ему неплохо потренироваться, оттачивая новые приемы воздействия. Лишенные Колодца Душ, они представляли собой интересный расходный материал для изучения эмоций страха смерти у неигровых персонажей. Они выполнили свою функцию, теперь же дело оставалась за главным подопытным его коллекции живых кукол.

Красавица по имени Рокси, тряпичной куклой висела на цепях, прочно прибитых к каменной кладке подземной камеры. Но эта ее слабость была обманчива и уже чуть не стоила ученому жизни. Ему удалось раскачать виртуальную психику жертвы настолько, что предугадать ее поведение представлялось задачей сложной, почти невыполнимой. Тем не менее, несмотря на столь серьезный побочный эффект, Мозгоправу удалось добиться беспрекословного подчинения внедренным в сознание подопытной командам.

Одно лишь, верно подобранное, слово, могло остановить любой ее безумный порыв, заставить подчиняться. И конечно, как настоящему ученому, ему было крайне любопытно узнать пределы его новообретенной власти над виртуальным разумом. Будучи эльфийкой, принадлежащей к одному из правящих родов Таэрланда, уровень доступности Рокси был минимален. Но результат его работы, превзошел все самые смелые ожидания.

Он изучил и взломал алгоритмы НПС, научился программировать их поведение и поднимать личную репутацию до “Восхищения”. Правда, пока лишь временно… Пригодились наработки в области нейро-лингвистического программирования: поведенческие паттерны “псевдоличностей” Сферы в основном копировали устройство человеческой психики. Кому-то его эксперименты показались бы откровенным, беззастенчивыми пытками, но Мозгоправ рассуждал в иных категориях. Даже бастионы “неприступности” при желании можно было обойти, что он и доказал на практике, с последней подопытной. Конечно, исключительно в научных целях.

Сейчас Рокси была крайне возбуждена, хоть и затаилась, не показывая ученому свой истинный лик. Но стоило Мозгоправу приблизиться к ней, перейти какую-то невидимую черту, как подопытная стрелой выпрыгнула вперед, стремясь дотянуться до его горла. Звякнула цепь, хрустнули суставы, окровавленная рука, порезанная сковывающей ее сталью, замерла в сантиметрах от лица именитого психотерапевта. Эльфийка издала утробный рык, и разом обмякши, повалилась на пол, заходясь в глубоких рыданиях.

— Ничего, ничего, осталось уже недолго, — уверенным голосом произнес Мозгоправ, поправляя оправу очков. — Скоро мы избавим тебя от этого изъяна и тогда уже никто не посмеет назвать меня сумасшедшим, чокнутым старым дураком. Возможно я встану в один ряд с Фрейдом, Маслоу и Такиями…

Мозгоправ прикрыл веки и тяжело вздохнул, словно переваривая собственные слова.

— Не подобает ученому моего уровня тешить свое эго, но боже, какой соблазн… — Мозгоправ озадаченно прицокнул языком, и поудобнее устроился в кресле. — Итак, на чем мы остановились?

Глава 29

Следующие несколько дней выдались крайне тяжелыми не только для меня, но и для всех членов “Пандорума”. Сражения за провинции, подконтрольные аэлли и моанни вспыхивали одно за другим, не давая бойцам толком отдохнуть и прийти в себя. Многие брали отпуск в реале, некоторые не справлялись и отваливались насовсем. Военная кампания стала настоящим испытанием для альянса, проверкой самоотдачи и преданности каждого мембера, независимо от клана и рода его деятельности.

Но и результаты были просто превосходными! Большую часть мира “Пандорум” твердо держал в кулаке. Редкие восстания, то и дело вспыхивающие в захваченных провинциях, безжалостно подавлялись отрядами быстрого реагирования. Основная часть сил “Пандорума” сосредоточила внимание на последних твердынях эльфийского народа. Большинство нейтральных игроков бежали в другие миры, оставляя позади мир, медленно сгорающий в пламени пожаров. Но нашлись и те, кто тоже был не прочь позабавиться за чужой счет.

Рейды Роя не раз пытались накрыть бойцов “Пандорума” во время боев за эльфийские твердыни, но по большому счету, им удавалось лишь раззадорить противника. Огневая поддержка с воздуха и превосходящие силы союзников, не оставляли противнику шансов получить фан от сражений, каждый раз загоняя их туда, откуда они вылезали.

Мои дела шли в гору, помимо боевых свершений я искренне надеялся, что Шэдоу удастся раздобыть хоть какую-нибудь информацию о судьбе моей потерянной спутницы. Светильник прислал посылку, снарядив бесстрашный клиппер “Улиток”, известной логистической корпорации, доставить его прямиком в Блэк Нову. Пара быстрых телепортаций и набор эликсиров был у меня в кармане. Мираби тоже не заставила себя долго ждать и выдала на руки две магические сферы размерами чуть меньше теннисного мяча. К сожалению, не удалось раскопать ничего нового касательно реликвии, банально не хватало времени. Боевой рог трубил без устали, день за днем призывая бойцов к оружию.

Сегодня был прекрасный день для очередной битвы. “Пандорум” решил нанести удар, который должен был наглядно продемонстрировать мощь альянса и подорвать боевой дух противников. Выслушивая брифинг рейд-лидеров в “Гонце”, я понял, что для Панд не существует абсолютно ничего святого. Сегодня они решили втоптать в грязь жемчужину Таэрланда, одни из красивейших городов Сферы, уничтожить шедевры эльфийской архитектуры — Парящие Города, Кальдею и Дивею. Причем не просто захватить твердыню эльфийских волшебников, а полностью стереть их с лица земли.

Сражение началось по предсказуемому сценарию. Наш флот в полторы сотни вымпелов вышел из Астральных Порталов на огневой рубеж и начал бомбардировку. Сорок тяжелых кораблей, галеонов и фрегатов окружали исполинские туши пяти джаггернаутов, суда поменьше распределились группами по флангам. Сотни “Рокотов” и “Потрошителей” извергли мириады огненных болидов, несущие смерть и разрушение. В ответ эльфы подняли свой летающий флот, состоящий из похожих на лебедей белые корабли, которые окружала целая туча крылатой кавалерии на огромных белых птицах.

Воздушная битва была короткой и жестокой. Фокус пяти джаггернаутов и полутора сотен кораблей поменьше — это мощь, которой не мог противостоять никто в Сфере. Горящие белые корабли рушились вниз, усеивая равнину обломками, ревущие винги элитных протодраконов растерзали воздушную кавалерию НПС.

Остатки эскадры противника отошли к Парящему Городу, готовясь к штурму. С высоты были хорошо видны стройные ряды сотен лучников, доспехи оберонов, светящиеся огни войдов. Заклинатели, теурги и волшебники всех мастей приготовились к бою на стройных башнях Кальдеи. Главные кипы эльфийских твердынь окутывала голубая пелена Купола, под ними круглосуточно дежурила многочисленная стража. Стратеги моанни и аэлли не собирались повторять печальную судьбу Великой Библиотеки. В храмах раздавались песнопения, жрецы призывали на помощь самих Богов Света.

По мнению многих скептиков, исход сражения за Парящие Острова был далеко не ясен, лунные и солнечные эльфы собрали тут цвет своих сил и множество союзников. По донесениям наших скаутов, на их стороне инкогнито присутствовали множество игроков, имелся даже полутысячный рейд из добровольцев Роя. Нам собирались навязать длительное и кровопролитное сражение в лабиринте улиц, Парящие Города подготовились к обороне.

Но Панды, как оказалось, не желали терять людей в долгом и кровавом месиве штурма. Они сделали то, чего никто не мог даже представить.

Они ударили по самим Парящим Островам.

Каждый джаггернаут нес “Колосс”, огромный курсовой лучемет, самое страшное оружие в Сфере Миров. Поговаривали, что для их постройки требовались редчайшие легендарные артефакты, которые можно найти только в Хелт Акор. Не знаю, правда или нет, что Панды выкупали их за десятки миллионов, но если правда, “Колоссы” того стоили!

Я даже не представлял, что такое возможно. Пять ослепительно-алых лучей, каждый толщиной с небольшой корабль, с ревом скрестились в пучок на летающих островах Кальдеи. Они взрывали камень, превращали в руины изящные здания и поджигали все, что могло гореть, но главной целью оказалось не нанесение ущерба.

План “Пандорума” был прост и страшен. С помощью “Колоссов” они разрывали связь между Парящими Островами, уничтожали магические скобы великого заклинания лунных эльфов, поддерживающего огромные острова в воздухе. Никто не знал, что такое возможно, но лидеры альянса все тщательно просчитали.

Мощи хватило, в Сфере все имеет прочность. Медленно, словно неохотно, потерявшие связь Парящие Острова раскалывались на части... Когда невидимые струны, связывающие их вместе, оказались перерезаны окончательно, они пылающей, грохочущей лавиной обрушились вниз. Это была катастрофа поистине континентального размаха. Разбиваясь вдребезги, Парящие Острова падали, подминая под собой Дивею. В месте падения разверзся настоящий ад. Клубы пыли вздымались до небес, сопровождаемые пожарами, взрывами и нешуточным землетрясением. Альянс убивал одним выстрелом сразу двух зайцев, уничтожив оба города и элиту солнечных и лунных эльфов, собравшихся на их защиту. Ни мощная магия, ни молитвы богам не спасли Кальдею от полного поражения. Аэлли попросту нечего было противопоставить мощному флоту “Пандорума”.

Когда последний из островов с чудовищным грохотом сотряс землю, впечатывая в грязь остатки Дивеи, в ход наконец наступила очередь нашего десанта. Чудом уцелевшие жители обоих городов стали легкой добычей для опытных бойцов Панд, обрушившихся на руины огнем и мечом.

Нашем рейду посчастливилось первыми найти то, что когда-то напоминало Верховный Дворец Дивеи. Именно там, в разрушенном тронном зале мы нашли лидера фракции моанни, Витару Селестис, Дыхание Ветра. Хрупкая девушка-НПС была тяжело ранена, но несмотря на плачевное состояние, сражалась до последнего. НПС пятого ранга было непросто одолеть даже слаженным рейдом. Мощная магия заставила рейд изрядно попотеть, но спустя несколько минут, лишившись половины своего состава, Панды одержали верх.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Цареубийца”! Вы 1 563 получивший это достижение!

Вы получаете 1 ед. свободных очков атрибутов.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Покоритель Фракций”!

Вы получаете 2 ед. свободных очков атрибутов.

Достижения — это конечно приятно, но только после свержения правительницы моанни, я вспомнил о задании, данном мне Хранительницей. Черт подери! Если мы выкосили всех членов фракции, не засчитают ли мне случаем провал? Очень не хотелось узнать на своей шкуре как Элесс, богиня магии, наказывает своих врагов.

— Тяжелая дамочка, — произнес Сайден, переводя дух. — Еще бы немного и рейд вайпнулся!

— Поспешили, — констатировала Мираби, оглядываясь. — Не все успели к началу атаки, полным составом было бы проще. Понадеялись на тяжелое ранение цели.

Моргана: Сатир! Пантера! Не спать! Где оцепление вокруг тела босса? Хотите, чтобы лут достался какой-нибудь крысе?

— Значит будет нам уроком, — подытожил я, краем глаза замечая Моргану, уверенно направляющуюся к телу правительницы. — Не расслабляйтесь, впереди еще зачистка. Сейчас вернусь.

Когда я нагнал Моргану, она уже стояла над телом Витары, внимательно рассматривая снаряжение мертвой владычицы моанни.

— Ждем Шэдоу? — напрямую спросил я.

Моргана, сосредоточившись, ушла в верхний канал “Гонца”, где собралось все руководство альянса. Буквально через минуту вернулась, отрицательно мотнула головой:

— Он говорит, что я справлюсь сама… — на тонких губах рыжеволосой жрицы появилась нерешительная, и в то же время довольная улыбка. Она внезапно сменила экипировку, видимо, добирая за счет шмота необходимые очки мастерства и атрибуты.

В руках девушки, склонившейся над телом, мелькнула изящное полукольцо тиары, похожей на лунный серп. Корона эльфов Луны, управляющая регалия фракции. Моргана выпрямилась, завороженно рассматривая легендарный артефакт, сияющий огромными волшебными камнями. В моей голове тут же созрел план, подразумевающий в себе участие рыжеволосой красавицы.

— Девушка любит бриллианты? — усмехнулся я, обращаясь к жрице.

— За такую вещицу не стыдно и убить, — ровным голосом отозвалась Моргана, рассматривая предмет.

— Не буду спорить. Примеришь?

Моргана кинула на меня тяжелый взгляд, выражающий всю глубину презрения к только что высказанной мной очевидной глупости, и одним верным движением нацепила на себя корону.

Внимание! Моргана Ла Фэй, клан “Эвтаназия”, альянс “Пандорум”, становится новым лидером фракции “Моанни”!

Именно на такое развитие событий я и рассчитывал. Взгляд жрицы затуманился, она явно изучала новые опции и настройки, ставшие доступными при захвате власти. Не став больше медлить, я снял кольцо под названием Эллистрат, и бесцеремонно взяв Моргану за руку, вложил ювелирное украшение ей в ладонь. Жрица непонимающе заморгала и уставилась на предмет в своей руке.

— Подарок, поздравляю, с повышением! — нагло улыбнулся я, сжимая ее пальцы в кулак. — Желаю долгих лет счастливого правления.

Открытое окно обмена предметами мигнуло зеленым — удивленная девушка приняла мой дар.

Поздравляем! Задание “Эллистрат — Реликвия Моанни” успешно завершено!

Вы доставили кольцо лидеру правящей фракции Моанни!

Вы получаете 50000 единиц репутации с фракцией Моанни! (Уважение)

Вы получаете предмет “Звездный Огонь”!

Вы получаете…

Строчки одна за другой полились в лог сообщений, давая мне знать сколько всего интересного я получил за выполнение задания, хотя лично мне достаточно было знать, что план сработал и задание успешно завершено. Хранительница, наверное в гробу бы перевернулась, узнай какую глупость совершила сформулировав задачу именно в том виде, в каком я ее получил.

— Ты что, совсем дебил? — зашипела Моргана, краснея от гнева и смущения. — Забери эту хрень и… твою мать! На зачистку города, марш! И отряд свой прихвати, идиот…

Поспешив ретироваться, пока разгневанной жрице не пришло в голову жахнуть в меня чем-нибудь огненным, я вернулся к своим ребятам. Оставив без ответа вопрошающие взгляды товарищей, я погнал отряд на зачистку павшей твердыни. Впрочем, тень улыбки все же проступила на моем лице. Оставшись полностью довольным своей дурацкой выходкой, я не только выполнил задание, но и сохранил при себе эпическое колечко. Да и лишний раз щелкнуть по носу высокомерную жрицу было донельзя приятно.

Пока ребята осматривали руины в поисках уцелевших НПС, я обратился к архетипу “Огненный Клинок”, раздумывая как лучше всего использовать накопленные очки способностей. В бою с Витарой мне стало ясно, что силы и выносливости мало не бывает, к тому же, необходимость улучшить архетип давно витала у меня на уме. Поразмыслив немного, я вложил пять очков в способности, оставив одно про запас.

“Огненное Оружие” (3/4): Все приемы, использующие холодное оружие, требуют на 40% меньше энергии. Оружие в ваших руках наносит дополнительный огненный урон и поджигает противника.

“Гамбит” (3/4): Стремительный удар, игнорирующий показатели блока, парирования и уклонения цели, но снижающий собственное сопротивление физическому урону на 10%. Наносит “Смертельную Рану”, снижающую эффективность исцеления цели на 55%.

“Веерная Защита”(2/4): увеличивает шанс парирования атак ближнего боя на 85% и атак дальнего боя на 55% на 20 секунд. На время действия, увеличивает атрибут Ловкости на 30 ед.

Довольный полученными результатами, я закрыл окно улучшения архетипа и огляделся. После разрушительного низвержения Кальдеи, работы было не так уж и много. Панды оперативно приступили к разграблению руин, а я решил не откладывать дела в долгий ящик и начать осторожный расспрос членов клана “Эвтаназия”, как завещал мне Джерхан. Пару словечек тут, шутка там, слово за слово, и я получил представление об общем настрое в рядах клана. Бойцы были изрядно потрепаны постоянными сражениями, многие остались недовольны полученной добычей, но в целом оставались лояльно настроены к своему клану. Лишь несколько игроков открыто выразили свое недовольство текущим положением дел.

Честно говоря, я не взялся бы судить о достоверности своих изысканий, затянись эта кампания еще на недельку-другую. Но все знали, что по факту нетронутой оставалась лишь одна единственная твердыня — Аэллифарн, негласная столица Таэрланда, находящаяся под защитой могучего Бога-Древа, укрывающего своими раскидистыми ветвями древний оплот аэлли. Для штурма этой твердыни требовалась объединенная мощь всего альянса, битва обещалась быть знатной. Далеко на северо-востоке уже показались гигантские остовы джаггернаутов “Стального Отряда” и “Железных Пауков”, в течение нескольких часов, боевые силы Панд соединятся в один непревзойденный по силе рейд и грянут первые аккорды финальной битвы за господство над Таэрландом.

Раздумывая над тем, не слишком ли пафосно звучат мои собственные мысли у меня в голове, я едва не пропустил важное системное сообщение.

Внимание! Равновесие нарушено!

Глава 30

Гонец заполонили десятки голосов, бойцы загалдели, переговариваясь друг с другом. И ведь было, о чем. Действия “Пандорума” все же затронули скрытые алгоритмы процедурного генератора. Возможно именно сейчас, где-то глубоко в недрах виртуального разума созревал ответ на беспрецедентную военную кампанию альянса.

— Твою мать, это уже серьезно, — чертыхнулся Блат. — В последний раз такое сообщение всплывало на Базааре, когда “Пандорум” попытался напасть на главный торговый бастион Сферы. После этого Хозяева Базаара заключили контракт с Пантеоном, и защищать рынок пришло воинство Верхних Миров. Кованые и дромонты, мать их так!

— Да уж, жесткие ребята, ничего хорошего, — согласился Сайден. — Хотя не скажу, что сильно удивился, это же было ожидаемо, правда?

— Не знаю, посмотрим, как будут развиваться события, — подытожил я.

Внимание! Появляется новая фракция — ”Последний Союз”!

Внимание! Равновесие восстановлено!

— А вот и ответ! — воскликнул Сайден. — Новая фракция? Чую дело пахнет жареным!

— Весьма, — согласился я. — Давайте закончим зачистку, пока Моргана не спустила на нас всех псов.

Не успел я и глазом моргнуть, как из-под завала выпрыгнула эльфийка и стрелой кинулась прочь. Из развалин Дивеи выскакивали еще эльфы, все как один с немыслимой скоростью бежавшие прочь. Мираби попыталась сковать убегающий НПС, но тщетно, заклинание не подействовало, словно у целей был к нему иммунитет.

— Охренеть! Вы это видели?! — крикнул Сайден. — Какого черта происходит? В жизни не думал, что непись умеет так быстро бегать! Они сматываются быстрее чем Мираби с первого свидания!

— Это охренеть как неправильно, — согласилась Мираби, игнорируя подколку некроманта. — Сопротивление к темной магии? У эльфов?

— Посмотрите на их фракцию, — скупо обронил Йота, провожая взглядом еще одного беглеца.

— Фракция ”Последний Союз”, — озадаченно произнес я. — Фракция только что образовалась и уже обзавелась новыми рекрутами?

— Шутки процедурника, не иначе, — нахмурилась Мираби. — Похоже уцелевшие Моанни мгновенно сменили фракцию. Такое ощущение, что их призвали… куда-то.

— Ну и хрен с ними, далеко не убегут! — отмахнулся Блат. — Давайте попробуем поймать хотя бы пару!

Но попробовать мы не успели. В рейдовом канале Гонца зазвучал голос Морганы, приказывающий не трогать местных НПС до получения новых распоряжений.

Прекрасно осознавая, в какую передрягу можно попасть, нарушая приказы, мы, опустив оружие смотрели на редкие фигурки эльфов, скачущих по развалинам словно горные козы.

А затем прозвучал сигнал боевого рога. “Пандорум” вновь призывал к оружию и это значило, что расхищение эльфийских руин придется отложить на потом. Хотя все прекрасно осознавали, что это “потом” скорее всего не наступит. Пока они будут рубиться в новых сражениях, мародеры из Хирда и Роя, основательно подчистят оставленные без присмотра руины.

Мы оседлали птичек и поднялись на борт Левифана, хотя на этот раз пришлось приземляться на внешнюю палубу судна. Альянс созвал под свои знамена все возможные резервы, ангары астральных судов были под завязку забиты бойцами. С трудом выловив в общей суматохе Шэдоу, я получил косвенное подтверждение, что рейд направляется в бой на последний оставшийся оплот Аэлли.

— По нашим новым данным в Аэллифарне представители всех НПС-Королевств Таэрланда создали новую общую фракцию. Она объединила всю фракционную непись на Таэрланде, — после небольшой паузы сообщил Шэдоу, обращаясь к собравшимся командирам, в круг которых, консул пригласил и меня, — Они понизили репутацию до “Ненависти” ко всем игрокам. Клановых НПС, не принадлежащим к фракциям Таэрланда, это пока не затронуло. Ключевое слово — пока.

Моргана с подозрением уставилась на мою непробиваемую физиономию, но не сказала ни слова, возвращаясь к восприятию новой, стратегически важной информации.

— Разведка докладывает, что НПС на всех подконтрольных территориях бегут, словно крысы с тонущего корабля, — продолжил Шэдоу, оглядывая присутствующих. — Детали еще находятся в разработке, но это определенно ответ процедурного генератора на действия нашего альянса. Подобного еще не случалось ни в одном из миров Сферы, и как бы не легла карта, мы уже вписали свои имена в ее историю.

— Значит будем брать Аэллифарн? — уточнила Моргана, задумчиво теребя прядь огненно-рыжих волос. — Есть план атаки?

— Импровизируем, детали я сообщу чуть позже, — нахмурившись сообщил консул. — Командование приняло решение покончить с НПС, пока события не вышли из-под контроля. У нас есть все основания полагать, что лидер новой фракции появится в последнем оплоте Таэрланда. Поэтому бить мы будем быстро и без промаха. Лидер новой фракции — приоритетная цель. Все свободны, вопросы в личку, нет времени долго распинаться.

— Чем обязан такой честью? — обратился я к Шэдоу, когда командный состав начал расходиться.

— Сейчас не до любезностей, Пантера, — скупо ответил Шэдоу, давая понять, что ситуация действительно напряженная. — Ты мне нужен, поэтому ты здесь и в курсе последних событий. Что там с Дэво? Есть новости?

— В Дивее его не было, это точно, — заверил я собеседника. — Посмотрим, нет ли его в столице.

— Чем ты его пробил? Мои оракулы до сих пор затрудняются с ответом, — спросил Шэдоу, кидая на меня острый взгляд Шэдоу. — Всеведение? Сумеречный Зов?

— Искатель Сердец, — ответил я, не видя смысла утаивать информацию подобного рода.

— Эти свитки стоят десятки тысяч, парень, и работают только в пределах провинции, — с недоверием откликнулся Шэдоу. — А ты не похож на дядюшку Скруджа, как ни крути.

— Это не свиток, а свойство предмета, — ответил я, наблюдая как глаза собеседника расширяются от удивления. — Персонального предмета.

— А ты полон сюрпризов, да? — с нескрываемым восхищением заметил консул. — Даже я, с моими обширными познаниями в мире Сферы никогда не слышал, чтобы Искатель выпадал в виде аффикса предмета. Чую, за этим стоит интересная история.

— Несомненно, — согласился я, невольно вспоминая захватывающие дух приключения в мире Инфернис. — Может быть однажды тебе выпадет шанс ее услышать. Что насчет моей просьбы?

Шэдоу медленно покачал головой, давая понять, что у него нет для меня новостей. Я понимал, что никак не смогу проверить искал ли он вообще Вес’Надаль или только делал вид, что ищет, в то же время пользуясь моими “талантами”. Отдавали ли Шэдоу себе отчет в том, что он не единственный, кто может оказать мне услугу подобного рода?

— Здесь мы закончили, собирай своих ребят и отправляйтесь в Блэк Нову, — произнес консул после короткой паузы. — Самое интересное все еще впереди и вы будете нужны мне свежими и отдохнувшими.

Попрощавшись с Шэдоу, я собрал ребят на главной палубе “Левиафана” и, вкратце объяснив ситуацию, воспользовался услугами кланового мастера порталов. Малая пентаграмма перенесла мой отряд и еще нескольких игроков, включая Моргану, прямиком в Блэк Нову.

Блат предложил знатно надраться и, не встретив одобрения среди присутствующих, ухмыляясь, схватил в охапку молчаливого Йоту. Северянин просто пожал плечами и криво ухмыльнувшись не стал противиться соблазнительному предложению. Мираби направилась в личные покои. Сайден отвесил ей в след пару сальных шуточек и не дождавшись реакции, махнул рукой.

— Вынужден признать, что эта недотрога меня почти одолела, — покачав головой тихо произнес некромант. — Думаю, пора поискать удачи на другом фронте.

— Если что я пас, — усмехнулся я.

— Что? — озадаченно откликнулся Сайден и осознав мои слова. Встрепенулся. — Тьфу на тебя! Да я не об этом, в смысле об этом, ну ты понял.

— Понял, понял, троллю не нравится, когда его не кормят, — улыбнулся я. — Удачи на новом фронте.

— Ну да, — фыркнул Сайден и, прихватив Тлен с Отчаянием, отправился восвояси.

Я покачал головой и, найдя первые свободные апартаменты, устало плюхнулся на кровать. Спать хотелось настолько сильно, что не хотелось даже шевелиться. Решив не утруждать себя выходом из капсулы я заснул прямо в игре. Мне снились странные и тревожные сны. Юноша в сером балахоне, безликая тьма поглощающая звезды и стаи рыб, покидающие водоемы, взлетая к небесам. Реальность как обычно смешалась с полным бредом, а потом пришло спасительное и успокаивающее небытие.

***

Блэк Нова была огромна. Цитадель максимального, пятого ранга, она возвышалась над окрестностями, как огромная черная корона. Семь острозубых лучей-башен, выполненых в форме голов мифических чудовищ, ясно давали понять, что с Пандами шутки плохи. Клан не экономил, все наружные укрепления были выстроены из черного оникса, драгоценного ресурса из демонических миров, практически неуязвимого для магических атак. Величественные стены все еще хранили тепло угасающего дня. Спускаясь по огромной винтовой лестнице внутри одного из шпилей, где располагались жилые комнаты, я думал о Джерхане и насколько разумно откладывать наш с ним разговор. Тяжело вздохнув, открыл Гонец и вызвал лидера “Стального Отряда”.

Джерхан : Ты заставил меня ждать! Старые Боги недовольны, а значит недоволен и я.

Капитан Пантера: Было много работы, Джерри.

Джерхан: Не мог оторваться от рыжей киски? Не думай, что меня можно кормить дешевыми байками. Выкладывай, что ты узнал.

Капитан Пантера: Настроение в рядах клана довольно неоднозначное, мне кажется ребята уже на пределе. Сколько битв было за прошедшие дни? Пять? Десять? От такого любой хардкорный игрок начнет ворчать.

Джерхан: Это предсказуемо, Проксимо гонит лошадей. Что насчет Шэдоу?

Капитан Пантера: Не могу утверждать на все сто, но мне кажется он сомневается в правильности решений Проксимо.

Джерхан: Доказательства?

Капитан Пантера: Он сам обсуждал это со мной. Детали, естественно не упоминал.

Джерхан: Интересно…

Капитан Пантера: Что насчет небольшой услуги для меня?

Джерхан: Да, ты заслужил награду. Я знаю, что Проксимо что-то замышляет помимо этой глупой войны. В замке Блэк Нова, в подземельях.

Капитан Пантера: И как это связано с моей просьбой?

Джерхан: Мои глаза и уши знают, что часть душ, извлеченных из Ноктиса, отправили в казематы Блэк Новы. Даю тебе шанс убить сразу двух зайцев: порадовать Старых Богов и поискать свою игрушку. Отправляйся и разузнай, что скрывается в подземельях цитадели.

Капитан Пантера: У нас тут война Джерхан, я не могу просто...

Джерхан: Не мои проблемы. Ты уж постарайся не разочаровать меня.

Джерхан отключился без всяких предисловий, оставив меня наедине с новой порцией неприятных мыслей. Я готов был поклясться, что Джерхан вешает мне лапшу на уши, но и не мог исключить единственную зацепку в поисках пропавшей спутницы. Значит подземелья Блэк Новы?

Цитадель была построена по строгому плану, который я без труда отыскал в клановой библиотеке. Архитекторы слегка модифицировали типовой проект крепости, добавив многоярусный подземный этаж. Многие части на плане были заштрихованы красным, доступ в них был ограничен согласно клановой иерархии. Обширные склады, клановые хранилища, набитые награбленные эпиками и легендарками, тайная библиотека и лаборатория, подземная тюрьма…

Я отправился на поиски последней, вспомнив про мельком брошенные слова одного из сокланов о доставке пленников после битвы за Алькарас. Он упомянул про подземную тюрьму, куда бросали ценную непись… по размерам подходила одна единственная часть подземелья.

Найти вход туда было легко, труднее было сделать это, не привлекая лишнего внимания. Вряд ли сокланы правильно поняли бы меня, внимательно изучающего дверь с допуском только для “легатов”, какого-то особого титула “Эвтаназии”. Даже всеведающий Шэдоу с его статусом консула не мог попасть сюда просто так.

Дверь хитрая, с магическим замком, защищенная от проникновения на всех планах. И, вдобавок, постоянно охраняемая двумя НПС-персонажами, наемниками или чьими-то “пешками”. Здоровенный рыжий громила, экипировкой напоминающий варвара и крысолюд в сером плаще, явный плут с примесью кастера.

Нужно было проверить их на вшивость… Сделав вид, что заблудился, я сунулся было к охраняемой двери. В грудь мгновенно уперлось широкое лезвие бердыша, а крысолюд злобно прошипел:

— Вход воспрещен!

— Эй, ребята, я просто ошибся проходом! — примирительно поднял я руки, широко улыбаясь. — Заблудился немного. А вы что, здесь охраняете что-то? Кланхраны, да?

— Не твое дело, игрок, — прошипел крысолюд, — Крот, убери его!

Варвар одной рукой схватил меня за грудки, приподнял и без труда вынес в коридор. Поставив на ноги, оттолкнул древком так, что я едва удержался на ногах. Замер у прохода, угрожающе подняв бердыш.

Намек понят. Так и запишем, два агрессивных НПС-стража, зачарованная дверь…

Пока стражники не опомнились я поспешил обратно, мысленно отдавая должное госпоже фортуне. Что находилось за дверью, я не имел ни малейшего понятия, но намеревался выяснить это как можно скорее. В моей голове уже начал созревать план.

К сожалению, привести его действие помещал звук боевого горна, эхом отразившийся от каменных сводов. Гонец запестрел сообщениями о призывах к оружию. Короткая передышка подошла к концу. Делать нечего, придется отложить исследование подземелья до лучших времен. Прогул важного рейда поставит жирную точку на моей карьере в клане.

Тяжело вздохнув я побежал вверх по лестнице, прочь от затхлого воздуха катакомб. На главной площади цитадели было людно. Десятки игроков спешно входили в онлайн, отправляясь куда-то через пентаграммы. В целом я догадывался куда именно, ведь у противников Пандорума на Таэрланде осталась только одна твердыня — Аэллифарн.

Перекинувшись парой слов с соклановцами я быстро собрал отряд и спустя пару минут уже топтал палубу Левиафана. Клан не разменивался по мелочам, использовал мощные и дорогостоящие пентаграммы для переброса войск.

— Пора сосредоточиться на главном, ребята, впереди нас ждет тяжелый бой, — произнес Шэдоу, обводя взглядом собравшихся. — Будем надеяться, нам удастся срубить голову этой змее, пока она не укусила в ответ. Во имя славы, во имя Пандорума!.

— Пандорум! Пандорум! — скандировали бойцы, вскидывая вверх оружие. Толпа разразилась боевыми кличами, игроки предвкушали славную битву. Ну что же, посмотрим какую встречу подготовили нам аэлли на этот раз.

Глава 31

Меня никто не посвящал в детали, но лидеры “Пандорума”, похоже, были настроены играть по крупному. Все шесть джаггернаутов, более двухсот кораблей поддержки. Паруса пестрели клановой геральдикой, на палубах суетились тысячи игроков. В рейде шесть тысяч участников, не считая “пешек” и наемников, весь активный боевой состав. Огромный флот собрался в Астрале, ожидая команды рейд-лидеров. Место основного рейд-лидера занял Шэдоу, меня добавили в корневой канал “Гонца”, с допуском к переговорам консулов и центурионов. Короткие, отрывистые команды, проверка экипировки, проверка готовности, последний ребафф...

И раскрылись воронки Астральных Порталов.

Я боялся себе представить сколько золотых утекло из казны альянса на открытие шести огромных порталов в такие сжатые сроки. “Левиафан” без труда миновал невидимую гладь излома, соединяющую две точки в пространстве, и нам открылся прекрасный вид с высоты на огромный белокаменный город. Аэллифарн, главная твердыня Аэлли, неофициальная столица солнечных эльфов, резиденция Вечного Короналя. Именно сюда, по донесениям разведки, стекались беженцы аэлли и моанни, именно здесь билось сердце новой вражеской коалиции. Значит, “Пандорум” решил покончить с врагами одним разом?!

Подавшись импульсу как следует оглядеться, я залез на борт джаггернаута, устремляя взгляд вперед. Аэллифарн был воистину впечатляющим архитектурным творением, открываясь во всей своей красоте с высоты птичьего полета. Огромное белое Древо, обхватом в несколько крупных кварталов, возвышалось над твердыней, укрывая своей тенью почти весь город. Я слышал о нем, легендарном Боге-Древе, защитнике и покровителе народа Аэлли. Великолепное зрелище! Живое дерево, размером больше схожее с горой, тысячи футов высоты, раскидистая крона, самый маленький листик размером с астральный скиф. По его раскидистым ветвям были проложены целые дороги, лестницы, террасы и башни органично переплетались с древесным организмом. Как ни странно, до сих пор мне не удалось побывать в этом необычном месте, и сейчас я искренне восхищался видом древнего города, понимая, что тот доживает свои последние часы. Шесть массивных джаггернаутов выходили на позиции, готовясь обрушить на противника всю мощь осадных орудий. Я не мог себе представить, чтобы что-то могло потягаться в силе с рукотворными исполинами игроков, но все же я недооценил древнюю магию Аэлли.

Стоило только кораблям подойти ближе, как Древо ожило, воздев ветви к солнцу. Поднялся ураганный ветер чудовищной силы. Флот начало сносить прочь, корабли не могли двигаться против такого мощного ветра даже на полном ходу. Мелкие корабли, вроде скифов и кетчей, просто закувыркались в воздушных потоках, суда покрупнее кое-как держали строй, опасно накренившись. Боевое построение было нарушено, движение джаггернаутов замедлилось, Шэдоу пришлось перестраивать вектор атаки.

Пользуясь замешательство нашей эскадры, сломавшей строй, враг перешел в наступление.

Мне показалось, что среди массивных ветвей Древа зажглось маленькое солнце. На “Дарвине”, джаггернауте “Железных Пауков”, зазвучал тревожный рог. На палубу высыпали маги, в носовой части корабля вспыхнуло сияющее полотно, затем еще одно и еще. А затем волосы на теле встали дыбом, от разрядившейся в воздух магии. Маленькое солнце, сияющее в ветвях Древа, взорвалось ослепительной вспышкой и яркий луч золотистой энергии ударил в джаггернаут, пронзая магическую защиту, словно раскаленный нож масло.

Рукотворная защита магов испарилась, будто ее и не было, собственный щит джаггернаута замерцал, но выдержал остаточную силу удара.

Надо сказать, что Шэдоу ни на миг не утратил хладнокровия. Его спокойные, даже чуть расслабленные команды говорили всем и каждому — спокойно, все под контролем. Заклинание божественного ранга? Ну и что, у нас есть, чем ответить.

Шэдоу: Всему флоту: развернуться к ветру, приготовить красный эллур. Активировать “Адаптивную Броню”. Активировать кристаллы-резисты к школе Света. Магов-воздушников на палубу, усилить элементалей. При необходимости грейте движители, но держите строй!

Гор: “Дарвину” снесло сорок процентов Купола! Это охренеть какой дамаг!

Шэдоу: Вижу. Джаггернаутам разбиться на пары, так мы сможем поддержать друг друга. Леви прикроет Дарвина, Буря идет за Рагной, Эребус за Мьеллем. Внимание, начинаем прогревать “Колоссы”.

Кронк: Принял.

Гор: Сейчас ударит еще раз!!!

Джерхан: Ха-ха! Девочка, спрячься за “Левиафан”! Клянусь Старыми Богами, эта деревяшка разорвет тебя на куски!

Гор: Заткнись, (нецензурно!)

Шэдоу: Прекратить флуд в канале. Всем джаггернаутам начать прогревать “Колоссы”. Приготовиться к залпу по моей команде.

Корпус “Дарвина” накренился, в попытке уйти под прикрытие нашего джаггернаута. Гор оказался прав, золотистое сияние вновь замерцало среди ветвей Древа, угрожая выплеснуть очередную порцию божественной энергии. Джаггернауты, сильно потерявшие в скорости после перехода, еще только набирали обороты, стремясь как можно быстрее выйти на оптимальный радиус атаки. Тактика сражений с участием кораблей такого класса была мне незнакома, но я подозревал, что авангард альянса попросту не смог открыть Порталы ближе к твердыне, рискуя быть обнаруженными и уничтоженными.

— Тридцать секунд до выхода на оптимал! — напряженным голосом произнес кто-то из участников командного состава.

Шэдоу: Не успеем. Мы тоже на прицеле. Всем взять в ассист “Левиафан”. Все, кто получил защитные Свитки, активировать их на фронтальной части нашего Купола. Даю подсветку.

Он опять успел все просчитать. Луч божественной энергии выстрелил точно в наш корабль, яркая вспышка обожгла сетчатку глаз даже сквозь прикрытые веки, заставляя жмуриться что есть сил. Когда же свет иссяк, и я смог, наконец проморгаться, стало ясно, что “Левиафан” выдержал удар.

Шэдоу: Отличная работа, парни. Минус двадцать три процента, это терпимо!

Гор: Выход на оптимал, три, два, один… Мы в рэйнжде “Колоссов”!

Шэдоу: Принял. Орудия к бою! Даю подсветку цели. Праймари — Бог-Древо. РЛ, раздать своим рейдам общий ассист флота. Огонь только по моей команде! Три. Два. Один… ОГОНЬ!!!

Шесть исполинских кораблей дали залп почти одновременно. Шесть огненно-алых лучей исполинских “Колоссов” скрестились прямиком в кроне Древа. Тысячи сверкающих болидов корабельной артиллерии калибра поменьше рванулись следом. Твердыня подернулась уже знакомой багровой пеленой щита. Успешно поглотившей несколько снарядов, но ни один щит в мире не смог бы укрыть исполинское Древо. Я своим глазами наблюдал, как плеяда пышущих жаром осадных снарядов в едином порыве взрывается ослепительными вспышками по всей поверхности гиганта. Плоть могучего Бога-Древа занялась огнем, несколько ветвей с невообразимо громким скрежетом надломились и рухнули на улицы Аэллифарна. Золотистое свечение исчезло и больше не появлялось.

Шэдоу: Лидерам штурмовых групп приготовиться.

Происходящее сейчас на моих глазах событие должно будет войти в легенды. Я с неохотой оторвался от созерцания баталии и приказал отряду приготовиться к вылету. Раззар покинул ножны, и не теряя времени даром я использовал Искатель Сердец, в попытке отыскать неуловимого мага.

Искатель Сердец ищет цель: Дэво…

Цель обнаружена!

Направление: восток

Расстояние: 940 метров

Шэдоу: Штурмовые группы, пошли. Возьмите то, что причитается нам по праву!

Джерхан: КРОВЬ и СТАЛЬ!!! Убьем их всех!!!

Моргана: Эй, слышали, гаврики? Рейд пошел, вперед, вперед, вперед! В аду еще есть места!!!

Тысячи птичек взмыли в небеса, чтобы спустя мгновение обрушиться на эльфийскую твердыню словно облако голодной саранчи. Я слышал, как в рейд-канале хрипло поет гимн Крови и Стали Джерхан, предвкушая кровавую бойню.

Глава 32

Но я велел своим ребятам придержать маунтов. Моргана, наблюдая за моим отрядом, явно хотела что-то сказать, но заметив мой жест, недвусмысленно указывающий на Шэдоу, лишь гневно ощерилась и молча повела своих ребят в бой.

Капитан Пантера: Шэдоу, Дэво в Аэллифарне!

Шэдоу: Ты уверен?! По моим данным, там не ведется никаких раскопок.

Капитан Пантера: Искатель меня еще не подводил.

Шэдоу: Хорошо, бери свою группу и найди его. Я присоединюсь, как только будет возможность. У нас тут генеральное сражение, если ты не заметил.

Я призвал руха и повел свой отряд вниз, вслед за авангардом альянса, уже успевшим пройти сквозь щит и начавшим битву за город. Но Бог-Древо, горящее и содрогающееся от мощных ударов осадных орудий, не желало сдаваться без боя. Тысячи листьев внезапно ожили, и сорвавшись с широких ветвей устремились вниз, вслед рейдам “Пандорума”.

Шэдоу: Внимание, божественный Призыв. Осторожнее, их много. Открыть заградительный огонь!

Йота использовал навык дальнозоркости, предоставляя информацию. Сотни и сотни странных существ, напоминавших помесь саранчи и богомола, планировали над нашими головами, приближаясь с каждой секундой. Я следовал указаниям Искателя, но тот показывал лишь направление. Куда лететь и что делать, должен был решить я сам. В последний раз сверив показания Искателя и окинув взглядом городской квартал, я направил отряд к богатому особняку, выделяющемуся среди прочих замысловатой рунической вязью, украшавшей фасад.

Вместе с нами тысячи других игроков стремительно падали на город. Несмотря на внешний хаос, каждый рейд имел свое задание и свою приоритетную цель. Взрывы “Большого Огня”, “Великих молний” и “Огненных Стрел” срывали черепицу с крыш, безжалостно крошили мраморные колонны и баллюстрады. Я заметил даже черный след “Метеоритного удара”, протянувшейся с небес к белым изящным зданиям, утопающим в зелени садов. Навстречу штурмовым вингам свистел дождь стрел, работали несравненные лучники эльфов и огромные баллисты, установленные на высоких башнях. Аэлли подняли свою драконью стаю и грифонью кавалерию, отчаянно атакуя флот “Пандорума”. Хаоса добавила туча агрессивной неписи, призванной Богом-Древом. Сражение кипело и воздухе, и на земле. Боевой клич, грохот заклинаний, рев пламени и свист стрел смешались в один свирепый гул.

Времени было впритык. Мы вломились внутрь. Яростная схватка, просто резня, кровь брызгала на стены и запятнала нас с головы до ног. Атака с воздуха имеет свои преимущества, не нужно преодолевать стены и шеренги элитных бойцов аэлли. Здесь нам противостояли обычные НПС второго ранга, в большинстве своем не боевой специализации. Против слаженной работы группы боевиков у них не было никаких шансов. В голове звучал хриплый рев Джерхана, поющего древний гимн наемников, и я вдруг почувствовал настоящее единение со своими бойцами, целиком отдался свирепой романтике насилия. Мы были одной командой, одним организмом, действующим как одна рука. Мы убивали, опьяненные хаосом и кровью, хмельные собственной разящим могуществом.

“Гонец” разрывался прерывистыми командами, лидеры рейдов распознали надвигающуюся опасность, и готовились принять бой. Эльфы использовали мощнейший Призыв, целая туча существ, сошедших с ветвей горящего Аэллара, кружила над городом. “Пандорум” ответил появлением исполинских Змей, тела которых заскользили по стволу Бога-Древа, оплетая его черно-зелеными кольцами. Легендарный Призыв, не меньше, каждое чудовище длинной превышало джаггернаут! Я не мог отвести глаз от зрелища битвы гигантов, там, на горящих ветвях Аэллора сейчас творился сущий ад!

— Странная непись! — выкрикнул Сайден, вглядываясь в приближающийся рой. — Уязвимость к Огню и Разуму, полный иммунитет к магии Света и Тьмы! Больше сказать не могу.

— Чертовы мутанты, — осклабился Блат. — Их там сотни! Как минимум по десятку на каждого нашего бойца!

Йота молча добил истекающую кровью молодую эльфийку и одним точным броском кинжала срезал молодого аэлли, без устали причитающего что-то себе под нос. Отточенные движения молчаливого финна казались работой хорошо настроенного механизма. Нас всех неплохо поднатаскали в академке, сейчас я видел результаты. Что-что, а убивать нас научили очень хорошо.

— Ненавижу… жуков, — хмуро процедила Мираби, крепко сжимая посох. — Если хотя бы одна тварь до меня дотронется, я за себя не ручаюсь.

— Без проблем, малышка! — весело откликнулся некромант. — Мои ребятки тебя в обиду не дадут!

Тлен и Отчаяние материализовались рядом с хозяином, повинуясь воле своего владыки. Оба скелета бодро отдали честь и взяли заклинательницу в почетный караул.

— Боже, Сайден, скорее луна плюхнется на землю, чем ты повзрослеешь, — ответила Мираби, тяжело вздыхая. — Я серьезно, ненавижу жуков. А это непросто жуки, это чертовы жуки-переростки!

— Спокойно, выбора у нас нет, — ответил я, рассматривая приближающегося противника. — Отступаем внутрь здания, постарайтесь, чтобы нас не зажали в угол, это будет неприятно.

Я сверился с мерцающей стрелкой компаса на гарде Раззара. До цели как минимум километр, но добраться до нее будет непросто. Гул тысяч хитиновых крыльев все нарастал, выливаясь в немыслимую какофонию звука. Свет дня померк, сокрытый сонмом диковинных созданий, и на Аэллифарн снизошла многотысячная армия Бога-Древа.

Блат издал боевой клич, ощутимо повышая показатели атаки отряда, посох Мираби вспыхнул черным пламенем. Пол содрогнулся, разрываясь и выпуская на свет костяного голема, подконтрольного Сайдену. Йота молча достал клинки, слегка пригнувшись, готовый в любую секунду сорваться с места. Я посмотрел на своих ребят, медленно отступающим прочь от входа, и подумал, что это будет славная битва. А затем началась бойня.

Жвала жука обхватили Раззар и дернули в сторону, выворачивая запястье. У меня не осталось иного выхода, кроме как поддаться мощному импульсу и нырнуть под покрытое хитином брюхо твари. Клинок вспыхнул голубым пламенем, нанося противнику урон, заставляя ослабить хватку. Недавно улучшенный архетип “Огненного Клинка” пришелся как нельзя кстати в сражении с полчищами зеленых тварей.

Молниеносным движением я освободил Раззар и что есть силы вогнал в брюхо жука, точно между сочленениями защитных пластин. Тварь задергалась в конвульсиях и поникла, а я встретился лицом к лицу со следующим врагом. Жуки лезли на нас со всех сторон, пробираясь сквозь окна и двери, словно обезумевшие животные. Их слепая ярость сыграла нам на руку, позволяя организовать эффективную защиту.

Сайден и Мираби поддерживали в зале заклинания с действием по области. “Вихрь Костей” наносил противнику сильный урон, позволяя взявшим оборону игрокам расправляться с нападающими всего несколькими точными ударами, а “Кровавая Жатва” из арсенала черной целительницы высасывал из жертв жизни, возвращая их нашим раненым. Блат без устали кромсал тварей огромным палашом, отсекая конечности и дробя прочный хитин, Йота действовал более искусно, нанося точные критические удары в незащищенные части тела целей.

И все же жуков было слишком много. Двинувшись вслед за стрелкой Искателя, мы ушли в сторону от авангарда “Пандорума” и остались без поддержки, вынужденные справляться с превосходящим противником своими силами. Пока дела шли неплохо, но сражаться вечно не выйдет, рано или поздно силы бойцов иссякнут, и мы начнем сдавать позиции. Необходимо было найти выход и как можно скорее.

Призвав Дружка, своего верного механического соратника, сдерживать свирепый натиск жуков, я подался в тыл, окидывая взглядом коридоры. По счастливому стечению обстоятельств, жуки не смогли или не догадались зайти к нам с тыла. Я кинул быстрый взгляд на стрелку Искателя и увидел, что она совершенно ясно показывает вниз, значит маг находился где-то под землей, причем совсем недалеко. Только вот спуска в подвал нигде не было видно. Путей к отступлению тоже не оказалось, все комнаты были тупиковыми, а широкая лестница на второй этаж лишь добавила бы нам проблем. К тому же откуда-то сверху доносился приглушенные скрежет и лязг.

— Я долго не продержусь, слишком много сил уходит, — крикнула Мираби, сковывая меня черным пламенем. — Держись, нужна подзарядка!

Боль захлестнула меня, ледяной волной прокатившись по всему телу. Стиснув зубы, я чувствовал, как утекают силы, зато Мираби воспрянула духом и обновила “Кровавую Жатву”. Сайден, далеко не раз становившийся жертвой “вампирика” черной целительницы, припал на одно колено и тяжело дыша опирался на посох.

— Столько вихрей я еще не запускал, ребята, — прохрипел некромант, кивая в сторону зала, заваленного трупами насекомых. — Эти твари слишком тупы, чтобы найти обходной путь, но чертовски толстые!

— Не ной, задохлик! — рыкнул Блат, отсекая голову очередному жуку. — Я еще сотню ублюдков положу!

— Посмотрим, как ты запоешь, когда вихрь иссякнет! — огрызнулся Сайден.

Я еще несколько раз хлестанул упрямых тварей “Огненной Плетью” и попытался связаться с Шэдоу.

Глава 33

Капитан Пантера : Мы не вывозим, Шэдоу, нужна поддержка!

Шэдоу : И не вам одним. Начался “Зеленый Исход”, уникальное событие, предвещающее погибель Аэллара, Бога-Древа. Мы начали ковровую бомбардировку, скоро все эти твари передохнут.

Капитан Пантера : Понял, до связи.

Но продержаться оказалось труднее, чем я предполагал. Среди горы покрытых хитином тел я заметил зеленоватое свечение, которому не придал значения, пока не стало слишком поздно. Надежно скрытые полчищами жуков, три Войда аэлли подобрались почти вплотную к линии обороны моего отряда. Мощные заклинания эльфийских защитников в мгновение ока испепелили Блата, не успевшего уйти в сторону. Йота успел уклониться, ловким кувырком уходя из-под линии огня.

Один из Войдов моментально набросился на северянина. Остальные стремительно ринулись на заклинателей. Внезапная атака Войдов застала нас врасплох. Я все еще оставался позади своего отряда и не успел вовремя среагировать. Ослабленные затянувшимся сражением, Сайден и Мираби, сейчас представляли собой легкие мишени для призрачных стражей. По счастливой случайности, магия не причинила урона Дружку и мой верный соратник, повинуясь приказу, остался сдерживать натиск обезумевших насекомых.

Мираби не успела активировать заклинание воскрешения. Грубый толчок защитника опрокинул ее навзничь, и даже болезненная атака “Огненной Плетью” не смогла остановить Войда от решающего удара. Рейдовая иконка Мираби мигнула и погасла, лишая нас ценного союзника. Сайден из последних сил произнес заклинание “Костяных Шипов”, пронзая и замедляя элементалей.

— Я высох, парни, — обреченно крикнул некромант, опускаясь на пол.

Но его атака дала мне время встретиться с противниками лицом к лицу. Активировав “Веерную Защиту”, я обрушил на первого Войда серию мощных ударов, моментально лишая того мобильности. Изрядно потрепанный в бою Йота уже успел расправиться со своей целью и нанес последнему Войду коварный удар в спину. Цепи Кусаригамы засвистели в воздухе, сковывая призрака.

В это же самое время сдал свои позиции Дружок, полностью облепленный тварями. Теперь ничто не мешало превосходящим силам противника подмять остатки отряда и славно попировать на наших костях. Так бы и случилось, не вспыхни в зале яркое пламя, мощным ураганом всепоглощающей энергии, сметая все на своем пути. Толпа жуков обратилась в пепел, Войды истаяли, оставив скорлупу выжженных доспехов. Видя, как мои соратники за доли секунды исчезают в бушующем инферно, я приготовился разделить их судьбу, но вопреки ожиданиям, яростный порыв откинул меня прочь, опрокидывая на спину. Огонь жаркой волной прокатился по телу, ослепляя на мгновение, но не причинил мне урона.

Посреди бушующего океана огня парил тонкий силуэт девушки с огненно рыжими волосами. Моргана, поднимающая над головой свою Огненную Чашу. Пламя лилось из черного сосуда, украшенного золотой вязью абиссала, непрерывным потоком, сжигая все вокруг. Оно не щадило ни своих, ни чужих. Запредельная реакция Йоты не спасла обескровленного финна от смерти, очередная волна огня добила игрока, лишая возможности воскрешения. Каким чудесным образом выжил Сайден, я догадался лишь немного позже. Удачливого некроманта прикрыл искореженный остов Дружка, выдержавший натиск заклинания Морганы.

Не знаю намеренно ли жрица Астарты не рассчитала силу своего заклинания или просто била наугад, но честно говоря, я был рад, что мне не пришлось залить мраморный пол собственной кровью.

— Ты что, решили поджарить наши задницы?! Огонь по своим? Какого черта?! — выругался я, поднимаясь и стряхивая с себя пыль

— Сопутствующий ущерб, — бросила Моргана, быстрым шагом подходя ближе. — Догадываюсь, почему ты выжил...

Жрица бесцеремонно схватила меня за волосы, и грубым рывком отведя голову в сторону, замерла на мгновение. Я почувствовал легкое прикосновение ее пальчиков к месту, где не так давно обнаружил метку.

— Подарок госпожи, я полагаю? — слова в такой неудобной позе давались мне нелегко. — За отлично проведенную ночь?

— Или проклятие, никогда не знаешь наверняка, — тихо ответила Моргана, отпуская мою шевелюру. — В любом случае это не ты поимел ее, а она тебя. Астарта всегда получает то, что хочет.

— Ну, что у нас тут? Опять оверкилл? — неодобрительным тоном произнес Шэдоу, входя в особняк. — Моргана, я просил тебя оказать поддержку, а не выкашивать союзные войска.

— Сопутствующий…

— Меня не интересуют оправдания, — перебил консул. — Или ты до сих пор не поняла, что спорить со мной бесполезно?

Моргана подняла обе руки в примиряющем жесте и криво усмехнулась. За пределами дома послышались крики и звуки боя, кажется подоспела кавалерия “Пандорума”.

— Это кто? Некромант? — спросил Шэдоу, оглядывая Сайдена. — Я рассчитывал на Йоту, но этот тоже сойдет. Моргана, поднимай их на ноги.

— Нехило так жахнуло, — изрек Сайден, с трудом приходя в себя. — Черт, всех наших положили?

— Отдыхают на точке воскрешения, — ответил я, поглядывая на Моргану. — Я приказал им не торопиться, в городе еще есть чем заняться.

Жрица взмахнула рукой и от нее пахнуло жаром, а некромант приглушенно охнул и подпрыгнул словно ужаленный, на глазах приходя в себя. Консул же, не теряя времени даром, прошелся по залу присматриваясь к чему-то, видимому только ему одному.

— Где Дэво, Пантера? — резко спросил он, — Что показывает твой артефакт?

— Мы все обыскали, но… — я в растерянности развел руками, показывая вниз — именно туда указывала стрелка Раззаара.

— Вниз? Значит, должен быть скрытый проход, — бросил Шэдоу, — Ничего, это решаемо…

В руках консула появился знакомый зеленый кинжал с волнистым лезвием. Тот самый пожиратель душ, о котором говорила Моргана. Клинок вдруг обернулся живой зеленой змейкой и юрко соскользнул с рук Шэдоу на пол. Змейка зашипела, свернувшись в кольцо.

Шэдоу произнес несколько слов, состоящих в основном из шипящих Я усердно прислушивался, но система отрубила:

Вы не обладаете навыком “Знание Хисса, языка Змей”!

Тварь, вызванная консулом, скользнула вниз по лестнице. Там был тупиковый подвал, мы уже проверили его, в самом начале. Змейка остановилась в самом центре, и на каменном полу появились голубые линии, сложившиеся в квадрат входа. Мгновение, и он замерцал, обозначив очертания уходящей вниз узкой лестницы. Она закончилась глухой массивной дверью.

— Тайник, скрытая дверь, как я и говорил, — буркнул Шэдоу, обводя нас взглядом, и добавил: — Дилетанты! Пантера, на будущее подбери себе в консту нормального вора. Это приказ. К этому замку у меня, по счастью, есть ключик.

В руках консула появилась знакомая черная шкатулка, та самая, что я передал ему в Великой Библиотеке. Затейливый золотой ключ с бороздкой лег в скважину, как влитой, дважды скрежетнул замок. Распахнув дверь, Шэдоу жестом пригласил нас пройти в нее первыми.

Лестница привела в круглый и пустой зал с низким потолком. В нем присутствовала только одна вещь — в центре стоял большой зеленоватый кристалл в вычурной золотой оправе.

— Так-так-так, — оживился Сайден, — Это же натуральная филактерия, не будь я “мастером Смерти”! Прямо как с картинки!

— Филактерия, это кристалл, делающий лича бессмертным, — заметила Моргана, — После смерти он возвращается в нее, набирается силы, и опять воскресает. Мы же вроде мага какого-то ищем, Шэдоу? Откуда тут филактерия?

Я тоже ничего не понимал. Филактерия, обитель лича, в скрытом подземелье волшебника светлых эльфов, в столице аэлли… Старина Дэво баловался с некромантией?

Шэдоу не отвечал. Подойдя к филактерии, он внимательно ее осматривал, потом жестом подозвал Сайдена.

— Что можешь сказать, как специалист?

— Что тут говорить… Филактерия как филактерия, — надулся от важности некромант, — Видал я и побольше. Новая и какая-то странная. Она пуста, сам лич сейчас где-то в другом месте...

— Отлично, — произнес Шэдоу, — Между местом, где находится лич и хранилищем филактерии ведь существует связь?

— Должна быть, — подтвердил Сайден, — Скорее всего, скрытый проход или портал.

Консул опять произнес несколько шипящих слов и змейка заскользила по комнате. Она остановилась у одной из стен. Через несколько секунд на ней появился зеленоватый призрачный овал портала.

— Отлично, — снова сказал Шэдоу, — Пантера, поздравляю, благодаря тебе мы нашли тайник Дэво, яичко его бессмертия. И сейчас мы его разобьем!

Лидер “Эвтаназии” неуловимым движением извлек из инвентаря флакончик с ядовито-зеленым веществом и осторожно вылил его на кристалл. Филактерия задымилась, ноздрей коснулся резкий щелочной запах. Легкий удар кулака в кожаной перчатке — и она осыпалась грудой зеленоватых обломков, несколько из которых тут же прибрал к рукам вездесущий некромант.

— Итак, — сказал Шэдоу, подойдя к порталу, — Это дело клана: легендарная цепочка квестов по поиску Темной Охотницы. Мы искали ее Гробницу и наконец нашли, под корнями Бога-Древа. Когда-то росток юного Бога посадили на ее могиле, чтобы сковать Вестницу его мощью, позже вокруг него возник Аэллифарн. Солнечные и лунные эльфы, согласно клятве, данной Богам, веками охраняли Гробницу, их лучшие маги становились баэлнорнами — светлыми личами, и в посмертии несущими вечную стражу. Дэво стал одним из них, и совсем недавно, как я, полагаю. Нам предстоит сразиться с ним и вскрыть Гробницу. Это групповой инстанс.

— Что за Данж? Чья Гробница? — деловито поинтересовался Сайден.

— Гробница Исиды, — ответил Шэдоу.

— Эээ… ты шутишь? Она же полубогиня, или что-то вроде того…

Я вздрогнул. Об Исиде, Темной Охотнице, когда-то открывшей врата легионам Бездны, рассказывало множество легенд. Она набрала такую силу, что Боги трех Пантеонов объединились, чтобы сковать и погрузить ее в вечный сон. Исида была богиней, зачем она “Пандоруму”?

Тем временем Шэдоу открыл пентаграмму и из нее вышли двое игроков.

— Какая неожиданная встреча, — скривившись, провозгласил Арранкар. — Кто бы мог подумать, что такая заноза как ты попадет в высшую лигу!

— А ты думал Шэдоу ошибется хотя бы в этот раз? — рассмеялась Дэдра, переводя взгляд на приходящего в себя Сайдена. — Кстати некромант тоже душка, только... выдыхается слишком быстро.

Я впервые, с удивлением, наблюдал, как Сайден заливается краской. Похоже не у меня одного в последнее время выдалась горячая ночка.

— Дэдра, визард, превосходный артефактор и лингвист, Арранкар — перфектный следопыт, — пояснил Шэдоу, продолжая исследовать зал. — Предупреждаю, то, что происходит здесь и сейчас — дело клана, крайне не рекомендую трепаться о том, что вы можете увидеть в данже.

— В данже? — переспросил Сайден, оглядывая собравшихся. — Вы что задумали, ребята?

Раздался страшный грохот, земля вздрогнула под ногами. Сверху, из лестничного проема вырвалась туча пыли и каменных осколков. Похоже было, что особняк Дэво обрушился.

— Аэллор пал и его сожрут Змеи, — с нескрываемым удовольствием сказал Шэдоу, — До Гробницы скоро смогут добраться все желающие, а этого не стоит допускать. Итак, нас шестеро, полная группа, все готовы поработать на благо клана?

Пол продолжать вздрагивать, словно началось землетрясение или наверху продолжали сражаться исполинские твари, разнося город. По стенам побежала паутина трещин. Шэдоу первым вошел в сияющий портал, и мы последовали за ним.

Глава 34

Тьма. Твердая поверхность под ногами. Дэдра тотчас же создала шар волшебного огня, осветивший мрачные своды подземелья.

— Так что мы здесь ищем, Шэдоу? — произнес Арранкар, оглядываясь по сторонам. — Не нравится мне это место.

— Меньше знаешь — крепче спишь, Ар, — ответила Дэдра, создавая еще один шар. — Дело клана, значит дело клана.

Следопыт впился в заклинательницу колючим взглядом, но промолчал.

— Арранкар в хайд, на разведку, рендж полсотни метров, ищи ловушки и засады, — скомандовал консул. — Пантера и Сайден в авангарде, Дэдра и Моргана следом, я замыкаю. Вперед.

Арранкар: Здесь пусто и темно, как в заднице афро! Сигналов нет вообще.

Спустя несколько долгих минут блужданий в полумраке, мы наткнулись на исполинский корень, сплошь изрезанный рунами.

— Корень Бога-Древа, — резюмировала Моргана, поглаживая шероховатую кору. — Но руны…

— Это абиссал, язык Бездны, — перебила ее Дэдра, вглядываясь в начертанные символы. — Странный диалект. Здесь совершенно точно говорится о каком-то предупреждении, но смысл от меня ускользает.

— Несколько странно видеть демонические руны на Древе, не находите? — произнес я.

— Разберемся, когда найдем нашего друга, — отрезал Шэдоу вглядываясь в темноту. — Далеко ещё, Пантера?

— Сто пятьдесят метров, если тоннель не будет вилять.

Но пройдя буквально несколько поворотов, мы застыли на месте. Тоннель вывел нас в обширное подземное помещение, освещенное россыпью бледно-голубых кристаллов. Повсюду виднелись хитросплетения гигантских корней, уходящих глубоко вниз. В противоположной стене виднелся проход, прикрытый полупрозрачной голубой пеленой.

— Что это за место? — спросил я.

Шэдоу: Похоже на преддверие Гробницы. Видите, проход?

Дэдра: Это поле удержания, очень мощное. И опять эти руны…

Моргана: Это абиссал. Защитные чары, какая-то молитва… я вижу пламя, знак Астарты...

Арранкар: Осторожно! Видите, ниши в стенах? Там какая-то эльфийская хрень.

Сайден: Дайте папочке посмотреть… Это погребальные урны аэлли, в каждой из которых заключена душа. На них висят мощные заклятия из разделов некромантии и магии Разума. Они причудливо сплетены с магией Аэллара, полагаю, Бог-Древо каким-то удерживает их.

— Кто бы это не сделал, он неплохо постарался, — подытожил Шэдоу. — В любом случае, Древо уже умирает и было бы неплохо закончить наш вояж до того, как все эти чары выйдут из-под контроля.

Моргана: Посмотрите на потолок.

Дэдра усилием воли послала волшебные шары озарить своды зала. Арранкар присвистнул, оглядывая увиденное. Весь потолок был буквально усеян рунической вязью, тысячами и тысячами символов.

— Абиссал, язык Бездны. Первозвук, руны Верхних Миров. Теневязь, шепот Серых Богов, — озадаченно произнесла жрица. — У меня такое ощущение, что к защите приложили руку адепты всех пантеонов.

Стены затряслись, послышался громкий скрежет, пронесшийся по тоннелям, словно стон горного великана. Один из корней, вплетавшихся в древесную стену, лопнул. Потекла густая зеленоватая жидкость.

Шэдоу: Времени мало! Готовимся, эликсиры, баффы, масло на урон нежити.

В руках консула мелькнул небольшой предмет в виде ромба и секундой позже исчез в древесных складках зала. Новое землетрясение грянуло внезапно, сбивая с ног участников отряда. Стена раскололась надвое, образовался разлом, источающий слабое белесое свечение. А затем показалась костлявая рука, и еще одна. Уродливое тело медленно протискивалось через разлом, неистово царапая плоть Древа острыми когтями.

Дэво использует заклинание “Замедление Времени”!

— Лич! — закричал Шэдоу. Консула окружил рой летающих кинжалов. — Отряд, к бою!

Стрелка Искателя потухла, сигнализируя о завершении поиска. Я не представлял, каким образом маг Дэво, которого мы разыскивали, оказался заточен в плоти Древа, да еще и в форме лича. Но с первого же взгляда, на горящие красным пламенем глаза немертвого было ясно — он не намерен вести переговоры. Мощное заклинание сковало отряд, уменьшая подвижность почти вдвое.

— Ускорение! — крикнул консул, отправляя кинжал во врага. — Стоп диспел, это не поможет!

Заклинание “Массового Ускорения”, произнесенное Дэдрой, позволило уменьшить штраф вдвое, но до комфортного показателя скорости еще было далеко. Пользуясь нашей заминкой, Дэво успел полностью покинуть свою нору и поднять из мертвых павших эльфов. Реанимированная нежить резво поднялась на ноги и кинулась в бой. Мне пришлось встретиться лицом к лицу сразу с двумя мертвяками, пресекая попытку добраться до заклинателей. Дэво явно знал от кого стоит ожидать худшего и был прав.

Моргана метнула несколько “Огненных Стрел” и восставшие эльфы зажглись словно факелы. Арранкар достал лук и попытался снять лича, но тот быстро использовал “Покров Ветра”, чтобы устранить угрозу, отклоняя стрелы еще на подлете. Впрочем, следопыт использовать классовое умение, и одна стрела преодолела барьер, вгрызаясь в мертвое тело противника. Лич покачнулся, и гневно заскрежетав, наслал на рейд целый ворох заклинаний.

Дэво произносит заклинание “Мертвящая Чума”!

Дэво произносит заклинание “Большой Щит Костей”!

Дэво произносит заклинание “Призыв: Армия Мертвых”!

Дэво произносит заклинание “Аура Последнего Бойца”!

— Охренеть! — воскликнул Сайден. — Я тоже так хочу!

— Всем заткнуться! — рыкнул Шэдоу. — Контроль нежити! Фокус на личе!

Защита, нападение и поддержка. Лич выдал широкий спектр заклинаний, каждое из которых было опаснее предыдущего. Щит костей, надежно укутал тело противника, призыв поднял из мертвых множество скелетов, а аура лишила нас возможности воскрешения. Все, кому не посчастливится пасть в бою, немедленно отправятся на точку воскрешения.

Блиц, который выдал Дэво, едва не стоил жизни Арранкару, оказавшемуся под ударом сразу двух мертвяков, выпрыгнувших невесть откуда. Чертыхнувшись, следопыт ушел в сторону, саблей отрезая конечность одному из врагов. В мгновение ока, мы оказались скованы ближним боем с десятком немертвых воинов. Дэдра изо всех сил старалась удержать отряд, используя навыки целителя. Сайден тоже не бездействовал. Первые минуты схватки он отчаянно готовился, сплетая заклинания на пределе своих возможностей.

Сайден произносит заклинание “Массовый Щит Тьмы”!

Сайден произносит заклинание “Отрицание Тьмы”!

Сайден произносит заклинание “Призыв: Банши”!

— Вот тебе ответ, сука! — воскликнул некромант.

Отрицание моментально сняло с союзников эффекты чумы и придало временную защиту от магии Тьмы. Банши отвлекла на себя часть нежити, облегчая работу мне с Арранкаром. Моргана пыталась пробить мощный костяной барьер, воздвигнутый личом, но безуспешно. Находясь под эффектом сильного замедления, члены отряда сильно проигрывали в защите. Нежить под управлением лича то и дело наносила урон игрокам, не давая Дэдре ни секунды передышки.

— Моргана, вычисти прислужников, — бросил Шэдоу. — Мне нужно подготовиться!

Рыжеволосая жрица вновь вскинула свою легендарную черную чашу. В даре Астарты закипел огонь и яростно потек во все стороны, превращая мертвецов в пылающие факелы. Потоки пламени вели себя, как живые, Моргана умело манипулировала ими, и я понял, что наверху она специально сожгла мою группу. Маленькая месть, а вовсе не сопутствующий урон. Арранкар разобрал еще пару мертвяков, сумев оторваться на достаточное для стрельбы из лука расстояние. Сайден упорно призывал собственную нечисть, направляя ее на лича, но костяной щит раз за разом крошил его свиту в клочья.

— Пантера, готовь Загробника! — выкрикнул Шэдоу, доставая черный кристалл. — Отряд, фул дпс, как только я сниму щит!

— Нет!!! — крикнул Сайден, но было уже поздно.

Глава 35

Шэдоу использует “Камень Призыва: Серпентис”!

Черный кристалл рассыпался прахом, а над личом материализовался силуэт огромной черной гадюки. Издав яростно шипение, она стремительно ринулась к жертве, вгрызаясь в его защиту. Но Шэдоу не учел силу и статус своего противника. Огромная змея без труда аннигилировала защитные чары Дэво, но стоило тем рассеяться, как грянул оглушительный взрыв, посылая сонм острых словно бритва костей прямо в противников.

Я использовал способность кольца Эллистрат под названием “Резолюция”, уменьшая входящий физический урон от костей на 98%, но сильно снижая защиту от всех остальных типов урона. Раззар бешено закрутился, сливаясь в серебристый диск. Прием, показанный накануне Сатиром, пришелся сейчас весьма кстати. Град костей забарабанил вокруг. Несмотря на все мои старания, с десяток острых снарядов все же неприятно впились в тело, нанося незначительный урон и вызывая чисто символическое кровотечение.

Щиты Тьмы на игроках замерцали и погасли, поглощая огромный входящий урон. Банши разорвало в клочья. Впрочем, эта же участь не минула и Арранкара. Еще мгновение я думал, что стойкий боец может пережить внезапный удар, но кости явно летели не наугад, одна за другой бомбардируя игроков. Рой костей не оставил на следопыте живого места, моментально отправив на точку воскрешения. Такая же участь постигла и Дэдру, буквально пригвоздив ее к стене.

Дэво убивает игрока Арранкар!

Дэво убивает игрока Дэдра!

Сайден закрылся собственным “Щитом Костей”, успешно нивелируя угрозу. Моргана укутала себя непроницаемым куполом багрового пламени, выжигая губительные снаряды еще на подлете, а виновник торжества Шэдоу, вообще исчез неведомо куда. Как только рой иссяк, я сразу же активировал способность “Аберрация”, превращаясь в призрачную машину для убийства.

Дэво произносит заклинание “Большое Очищение”!

Все наши баффы и защитные заклинания испарились, снижая защиту игроков до обычного показателя. Когти моей аберрации впились в лича, кромсая его мертвую плоть, но второй удар я провести не успел. Дикое пламя полыхнуло мне в спину, отбрасывая в сторону. Я с удивлением смотрел на Моргану, произносящую новое заклинание. Огонь Астарты не причинял мне вреда, она сегодня убедилась в этом. Тогда зачем...

Шэдоу: Она под контролем! В сторону, уходи в сторону!

Моргана: Без обид, но он снял с нас “Щит Разума”… бегите, глупцы!

Меня не надо было упрашивать дважды. Стоило только совершить рывок, как позади полыхнул столб багрового пламени, выжигая корни древа и опаляя спину жаром. Сайден попытался сковать жрицу некротическим заклинанием, но мощный защитный барьер жрицы Астарты без труда отразил атаку. А вот ответное заклинание выбило из некроманта дух. С рук заклинательницы сорвалась искра и ринулась к Сайдену, на глазах превращаясь в пылающую птицу. Инфернальный фамильяр миновал щит некроманта, словно того и не было, впиваясь в его тело и выжигая изнутри. Щит костей пал, и я увидел зияющую дыру в теле парня, тот простоял еще мгновение и неуклюже завалился на спину.

Моргана убивает игрока Сайден!

Взгляд жрицы снова упал на меня и по спине пробежал холодок. Заклинательница была чертовски искусна. Позади жрицы из пустоты, из ниоткуда появился Шэдоу. Вскинув парные кинжалы, он что есть силы вонзил их ей в шею, накладывая на бывшую соратницу эффекты паралича и отравления. Я с ужасом и благоговением наблюдал как консул холодно и точно делает свою работу, без жалости и сожаления вспарывая тело жрицы точными ударами. Девушка так и не успела прийти в себя, но Шэдоу не спешил убивать ценного союзника. Мелькнула вспышка и Моргану накрыло мерцающее поле удерживающего заклинания, замораживая ее вместе со всеми положительными и отрицательными эффектами.

— Заткни лича, не дай больше произнести ни слова, иначе мы трупы! — раздраженно крикнул Шэдоу, выпуская в противника рой кинжалов.

Лич снова зашевелился и использовав “Призрачный Блиц”, я впечатал его в стену, одновременно используя заряд “Блаженства”, дарованный все тем же эпическим колечком. Дэво запнулся на полуслове, удивленно уставившись на меня. Даже мощный удар не смог прервать чтение заклинания, но проклятие, понизившее его интеллект до отрицательных значений, сделало свое дело. А вот неприлично завышенный показатель удачи заставил меня понервничать. Все удары когтей уходили в молоко, парировались совершенно нелепым образом или просто промахивались. Мозг отказывался верить в невозможное, но лич, лишенный возможности произносить заклинания никак не желал подыхать!

Аберрация приказала долго жить и в дело пошел Раззар, впрочем, с тем же отрицательным успехом. Даже “Ультиматум Древних” не смог зацепить до неприличия удачливого противника. Мои навыки оказались бессильны против собственного заклинания. На помощь пришел Шэдоу, до этого державшийся в стороне. Как только лич лишился возможности читать заклинания, консул одним ловким прыжком оказался рядом и кинул в того склянку с мутноватой жидкость. Вопреки моим ожиданиям склянка не отлетела в сторону и сработала как надо. Тело лича зашкворчало, он взвыл сухим, скрипучим голосом и попытался потушить яркое серебристое пламя, охватившее его тело. Безуспешно.

Острые кинжалы консула и точные удары Раззара искромсали лишенного защиты лича, убивая того раз и навсегда. Шэдоу самоуверенно ухмыльнулся, глядя как тело Дэво замертво падает на пол.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Бич Мертвых”! Вы 11453 игрок, получивший это достижение!

Вы получаете 2 единицы свободных очков атрибутов!

Ваш урон против нежити перманентно увеличивается на 2%!

В это же время с Морганы спало заклинание удержания и, коротко охнув, девушка умерла от чудовищных ран, оставленных консулом. Шэдоу тяжело вздохнул и достал свиток воскрешения. Губительная аура лича больше не действовала, а значит жрицу еще можно вернуть в строй. Через несколько мгновений Моргана уже сидела на полу, припав на одно колено.

— Черт тебя дери Шэдоу, ты настоящий мясник! — проворчала жрица, выпивая зелье исцеления.

— Огонь по своим это — плохо, дорогая, я уже говорил, — усмехнулся консул. — Нам крупно повезло, что у меня завалялся “Эликсир Серебряной Луны”. От него еще ни один лич не уходил.

— Это довольно редкое зелье, а я не верю в случайности, — заметил я, оглядывая павшего противника.

— Ну так и я не первый день играю, парень, — рассмеялся Шэдоу, убирая кинжалы. — К тому же мой квест дает кое-какие намеки.

— Твой квест положил половину отряда, — с раздражением заметила Моргана.

— Ну что сказать, — скривился Шэдоу, взъерошивая волосы рукой. — Не знал, что Щит Костей на такое способен. Запишем и примем к сведению.

— Век живи — век учись, Сфера полна сюрпризов, — отозвался я, поглядывая на мертвого мага. — Как думаешь, что с ним стало?

— Не знаю, но это определенно связано с тем, что покоится там, — ответил консул, указывая на разлом в стене. — Это портал. Погодите, меня вызывают.

Глава 36

Пока Шэдоу разбирался с неизвестным абонентом, я осмотрел тело павшего мага. Дэво определенно принял форму лича совсем недавно. Его тело едва покрылось трупными пятнами и, если бы не крайняя степень бледности, почти не выделялось бы на фоне прочих обитателей Сферы. К сожалению, ответы на мои вопросы умерли вместе с магом. Что-то подсказывало мне, что воскрешения Дэво можно уже не ждать.

— Отлично, — хмуро промолвила жрица, обыскивая тело. — Первый раз вижу лича такой силы без лута. Он как будто вообще голый был.

Но я ее почти не слушал. Подумав о Дэво, я вспомнил и о книге. В руках появился крепкий переплет, отливающей оранжевым цветом, легендарки. Я открыл описание страницы с ритуалом и вчитался еще раз. Навык языка так и не позволил мне досконально перевести рецепт, но все же я попробовал прочитать его еще раз. ha’Raj лича, сфера artu стихий и эликсир вечного narlabi. Задумчиво почесав затылок и углубившись в чтение, я не заметил, как ко мне подошла Моргана, заинтересованно вглядываясь в книгу.

— Это же книга Миониса! Легендарка! — охнула жрица, привлекая мое внимание. — Ты вообще в своем уме, таскать с собой такой предмет?!

— А… в чем собственно дело? — спросил я, не понимая к чему клонит собеседница. — Легендарка, бывает.

— За такой артефакт тебя могут прирезать даже члены альянса, — ответила Моргана, с трудом сдерживая нахлынувшие эмоции. — Труды Миониса можно пересчитать по пальцам. Их невозможно скопировать, невозможно подделать, и стоят они сотни тысяч золотых. И ты берешь такую книгу с собой?!

— Не было времени прицениться, — усмехнулся я, небрежно осматривая артефакт. — Интересно, а что бы ты отдала за возможность поиграть с такой игрушкой? Как насчет желания?

— Не дразни спящего дракона, — процедила Моргана, опасно сузив веки, но спустя пару мгновений склонила голову на бок и слегка улыбнулась. — Хотя, я думаю, мы сможем договориться.

— Как только выбью из нее, все что смогу, мы обязательно что-нибудь придумаем.

— Что это? Древний эльфийский диалект? И почему я не удивлена…

— Ты им владеешь? — с интересом уточнил я, глядя на расплывающуюся в ухмылке жрицу.

— Зависит от того, что я с этого поимею, — все еще ухмыляясь, произнесла Моргана.

— Сможешь прикоснуться к нетленному творению, — ответил я, изо всех сил стараясь не выдать своих эмоций. — У нас мало времени, ну так поможешь или нет?

Моргана фыркнула и властно протянула руку, требуя у меня артефакт. Я с сомнением поглядел на жрицу, но та, закатив глаза, в трех емких предложениях описала все, что она думает о Мионисе и магической защите его творений. Оказалось, что даже мастера с перфектным навыком Книжник не могли снять копии со страниц подлинников работы древнего мага, для изучения непременно требовался оригинал. Встретившись с пронзительным взглядом рыжеволосой фурии, я позволил себе краткое мгновение сомнений, но, взвесив все за и против, решил, что отказ нанесет больше вреда, чем возможность потерять дорогую игрушку. Девушка не без удовольствия приняла творение Миониса, и почти ласково проведя рукой по переплету, открыла книгу на нужной странице.

— Эликсир Вечного Слияния, Сфера Отрицания Стихий и… — Моргана сделала короткую паузу, пронзительно глядя на меня. — Трепещущее Сердце Лича. Теперь понятно, зачем ты засветил книгу. Интересно, рецепт не требует навыков ни одной из известных профессий, вообще никаких.

— Тело лича в наличии и остальные реагенты тоже, — ответил я, наблюдая как подозрительно щурится жрица. — Да, да, я запасливый. Так что насчет сердца?

Моргана со знанием дела запустила руку в грудную клетку трупа, с отвратительным треском ломая кости. Затем поднялась, а на ее ладони содрогалось черное словно ночь сердце лича. Я осторожно взял реагент, и не желая терять время на прелюдии, достал недостающие ингредиенты. Первой в ход пошла сфера, заключив сердце в нечто, похожее на кокон. Затем я использовал Эликсир Вечного Слияния. Кокон вспыхнул и трансформировался в полупрозрачный жетон, слабо пульсирующий в руке.

Поздравляем! Вы получаете достижение “Наследие Миониса”! Вы 56 игрок, получивший это достижение!

Вы получаете 3 ед свободных очков атрибутов!

Ваши заклинания магии Разума получают 10% шанс попасть в цель, независимо от наложенных штрафов!

Вы получаете предмет “Усилитель Владыки Душ”

Описание: применяется владельцем архетипов “Психомант”, “Загробник”, “Ткач Душ” для усиления выбранного архетипа до более мощной версии.

Применить? (Да/Нет)

Отказываться от такого предложения я не собирался, поэтому не колеблясь нажал “Да”. Лог запестрел новыми сообщениями.

Внимание! Ваш архетип “Загробник” улучшается до “Владыки Душ...

Ошибка! Недопустимая операция!

Внимание! Выполняется пересчет характеристик…

Операция успешно завершена!

Ошибка? Пересчет? Сообщения настораживали, и я невольно вспомнил свой давний бой с Архитектором на Инфернисе. Могущественный Древний изменил архетип “Загробника”, слепив из него цифрового кадавра, незадолго до того, как был выпилен из игры прокси процедурного генератора. Интуиция подсказывала, что именно этот нюанс повлиял на возникновение неполадки. Интересно, что же получилось в результате?

Архетип : Владыка Душ

Уникальный

>Ранг 1: Наместник

Ранг 2: Управитель

Ранг 3: Барон

Ранг 4: Герцог

Ранг 5: Владыка

Описание архетипа: Однажды вы шагнули за грань и взяли то, что причиталось вам по праву. Отныне вы управляете силами, неподвластными обычным смертным. Вы способны управлять, создавать, развоплощать и разговаривать с существами из мира призраков. Вы способны принимать призрачную форму и шагать за грань между жизнью и смертью.

Пассивные способности:

“Загробный Владыка” (0/3): вы можете входить в контакт и порабощать до 3 призрачных сущностей, включая элитных. Также вы видите призраков на расстоянии 30м.

СКРЫТО (Требуется ранг 2)

Активные способности:

“Шаг за Грань” (0/2): вы превращаетесь в призрак и получаете все его преимущества.

СКРЫТО (требуется ранг 2)

Талант:

“Развоплотитель” (0/6): в ы принимаете форму могущественной аберрации и получаете все ее преимущества. Вид и способности аберрации зависят от уровня развития таланта.

Метаморфоза: Аберрация

Раса: Нежить

Вид: Аберрация

“Призрачный Демон”: уменьшение всех видов урона на 30%, получаемый урон увеличивает силу атаки на 1%. Эффект суммируется вплоть до 300%. Ваши атаки наносят цели кровотечение и замедляет передвижение на 50%.

“Скачок”: телепорт в выбранную точку на расстоянии до 5м, можно использовать 1 раз в 1.5 минуты. Активация способности снимает все эффекты контроля над персонажем.

СКРЫТО (требуется ранг 3)

СКРЫТО (требуется ранг 4)

Время действия 5 минут. Восстановление 48 часов.

Я читал описание нового архетипа, с каждым разом удивляясь все больше и больше. Обнова не только унаследовала лучшие качества Загробника, но и добавила новые, усиливая и без того мощные способности. Причем у всех способностей имелась возможность вложить в развитие свободные очки, усиливая их еще больше. Как хорошо, что последние события позволили мне накопить целых 6 очков, но развитие требовало тщательного анализа и я решил не рубить с плеча, предпочтя на некоторое время отложить апгрейд.

— Спасибо Моргана, как хорошо, что ты знаешь эльфийский, Моргана, — язвительно бросила жрица, с явной неохотой возвращая мне книгу. — Теперь ты должен мне, и уж поверь, я об этом не забуду.

— Заканчивайте! — крикнул Шэдоу, махая нам рукой. — Не время для полевой алхимии, нас ждут дела. Моргана, ты можешь раскрыть эту трещину?

— Возможно, — нахмурилась жрица, вскидывая руки и прикрывая веки. — Сейчас…

На кончиках ее пальцев вспыхнуло пламя и мгновение спустя ударило в разлом, медленно, но верно выжигая плоть Древа. Под сводами что-то заискрилось и зашипело. Я взглянул наверх и увидел, что руны вспыхивают в темноте одна за другой.

— Древо умирает, защитные заклинания отказывают, — пояснил консул, видя мое беспокойство. — Нужно торопиться.

— Готово, — напряженно ответила Моргана, опуская руки. — Как ты и говорил, чертов портал.

— Я всегда прав, — ухмыльнулся Шэдоу. — Секунду, нам потребуется подкрепление.

На полу загорелась ярко синяя пентаграмма и спустя мгновение перед нами появилась хмурая Дэдра.

— Чертов некро, не успела поднять защитный купол. Прическу попортил, зараза!

— И это все подкрепление? — уточнил я.

— А тебе что, мало?! — вскинулась заклинательница.

— Портал ограничен по количеству игроков, — произнес Шэдоу, кивая в сторону белесого тумана, струящегося из разлома. — Ну что, кто первый?

Глава 37

Неизвестность встретила нас отвратительным запахом разлагающихся тел и мощной некротической аурой, снижающей восстановление здоровья практически до нуля. Кто бы не сотворил эту пакость, лечиться он явно не любил. Вокруг, куда не кинь взгляд, простиралась бескрайняя серая равнина, усыпанная костями всех возможных форм и размеров. Портал, сквозь который мы прошли в этот данжеон, испарился, отступать было некуда.

— Уникальный инстанс малого размера, — произнесла Моргана, анализируя поступающую информацию. — Вы тоже видите это название? Я глазам своим не верю.

— Гробница Исиды, Вестницы Тьмы, — глухо произнес Шэдоу, оглядываясь. — Мы нашли ее.

— Погодите, эта та самая Исида, о которой я думаю? — озадаченно произнес я. — Я думал ее уничтожили давным-давно, согласно преданиям Сферы.

— Не загадывай наперед, парень, — ответил Шэдоу, наставительно приподняв указательный палец... — Исида, Вестница Тьмы, Великая Охотница и Великая Изменница. Ее жизнь была полна тайн и загадок. Она перешла на сторону Пантеона Тьмы в обмен на божественную силу. Она открыла врата легионам Бездны, вступившим в Верхние Миры.

— К тому же эта особа была чертовски изобретательна, — добавила Моргана. — Сети Исиды и сотни других мощных артефактов говорят сами за себя.

— Однако они ее не спасли. Предавшая свой народ, Исида сама была предана. Ее убили и сковали, а чтобы сдержать могущественный дух в гробнице, посадили на могиле росток божественного дерева. Со временем он стал Аэллором, Богом-Древом солнечных эльфов. Сейчас, когда Аэллором пируют Змеи, а посмертная стража уничтожена, мы можем войти в Гробницу.

— Звучит серьезно. Если нам придется столкнуться к ней лицом к лицу, это будет катастрофа, — заметил я.

— Размер инстанса крайне мал для конфронтации с НПС такого ранга, — ответил Шэдоу, вглядываясь в пустоту. — А значит более вероятно, нам придется поломать голову над загадками и опустошить пару-другую тайников.

Консул привел весомые аргументы и, пожав плечами, я последовал за ним. Мы шли минут десять, но унылые серые пейзажи были так неуловимо похожи друг на друга, что я не представлял куда мы собственно говоря направляемся. Шэдоу несколько раз вилял в сторону, задумчиво приглядываясь к костям, но, наконец, остановился и нахмурившись произнес, что ничего не выходит. Его навыки не помогаю определить цель нашего путешествия.

Я достал Искатель, но к моему удивлению, тот отказался работать. Возможно реальность уникального инстанса накладывала свои ограничения на работу предметов подобного рода. Моргана испробовала несколько поисковых заклинаний, но тоже безрезультатно.

— Используй таланты “Загробника”, Пантера, — произнес Шэдоу. — Это место надежно скрывает свои секреты, но думаю нам повезет.

— Загробника больше нет, — ответил я, наблюдая как меняется лицо собеседника, и поспешил ответить. — Но есть кое-что получше. Лич подарил мне небольшой апгрейд.

Скинув Шэдоу описание своего архетипа, я впервые увидел выражение неподдельного изумления на его лице. Моргана хмуро поглядывала на нас, оставаясь в стороне, и прекрасно понимая, что с ней делиться никто не собирается.

— Впервые вижу такой мощный архетип, — заметил консул. — Похоже на мутированную версию “Загробника”. Свободные очки есть в запасе? Отлично, улучшай сенсорные навыки и попробуй осмотреться.

Первой в расход пошла способность “Загробный Владыка”, которую я улучшил сразу до максимума, вложив 3 очка из 6 доступных.

“Загробный Владыка” (3/3): Вы можете входить в контакт, порабощать до 10 призрачных сущностей любых рангов, развоплощать их и отправлять обратно в мир духов. Также вы видите призраков и души на расстоянии 100м. Вы можете принудительно вырывать души НПС вплоть до 3 ранга из тел и заключать их в ментальное хранилище, максимум 3 души.

Вы открываете новую способность!

“Знаток Душ” (0/4): вы можете получать осколки душ, не нанося вреда цели. Вы можете читать базовую информацию об их владельце.

Десять призраков под командованием — это уже небольшая армия! Вдобавок, “Загробный Владыка” превращался в пробную версию Пожирателя, способную удерживать до трех душ невысокого ранга. Неплохо, расходный материал всегда должен быть под рукой. Новая способность меня заинтриговала, хотя в текущей ситуации толку от нее не было, но учитывая особенность Раззара, коллекционировать осколки, данная фишка открывала заманчивые перспективы.

Итак, что дальше? Боевая форма сейчас не нужна, значит остается “Шаг за Грань”. Одно за другим, я вложил в способность два очка и прочитал обновленные данные.

“Шаг за Грань” (2/4): Вы превращаетесь в призрак и получаете все его преимущества. Вы можете входить и путешествовать в мире духов с обычной скоростью в течение 10 минут один раз в час. Вы можете чувствовать души НПС, находясь в призрачном мире.

А вот это уже интересно. Кинув мимолетный взгляд на товарищей, ожидавших моей реакции, я использовал способность. Мир словно подернулся невидимой пленкой, мое тело стало прозрачным и легким. Усилием воли я заставил себя нырнуть глубже, пронзая пространство и окунаясь в его изнанку. Словно сквозь кривое зеркало, я видел, как озадаченно озираются по сторонам Шэдоу с Морганой. Окей, значит это и есть мир духов. Я вынырнул обратно, замечая, как медленно тает призрачный мир и проявляется серая пустыня. Затем снова погрузился, но не до конца, да так и замер в пограничном состоянии.

— Так вот что значит быть одной ногой в могиле, — усмехнулся я. — Меня видно?

— Только силуэт, — откликнулся Шэдоу. — Что это? Призрачная форма?

— Что-то вроде, — скупо ответил я. — Это место до неприличия пусто, ни одной живой души. Но мне кажется я что-то чувствую. Туда.

Я действительно чувствовал нечто, хотя затруднялся сказать, что именно. Словно там, вдалеке, что-то звало меня и притягивало к себе. Мои союзники поспешили за призрачным силуэтом и вскоре мы пришли к круглой каменной площадке с небольшим постаментом в центре. По краям сооружения стояли три статуи.

— Спящий, — прочитал Шэдоу, проводя пальцами по выщербленному камню. — Серый бог, покровитель оракулов и сноходцев. По легенде, именно он погрузил Исиду в вечный сон.

— Астарта! — с изумлением вымолвила Моргана, словно прислушиваясь к себе.

Жрица вскинула руки, постояла несколько секунд неподвижно и хмуро уставилась на нас с Шэдоу.

— Я не слышу и не чувствую ее, это место словно запечатано, — произнесла Моргана, переводя взгляд на статую. — Божественная магия здесь не работает, на это должна быть веская причина.

— Кто там у нас третий?

— Кажется это… Элесс, богиня магии, — ответила Дэдра, осматривая статую печальной красавицы в длинном платье. — Интересное трио.

— Сначала руны, теперь это, — задумчиво произнесла Моргана. — Гробница Исиды запечатана тремя богами, каждый из который принадлежит к разным Пантеонам. Итак, Шэдоу, что мы здесь ищем?

— Мы здесь, чтобы забрать содержимое Гробницы. По легенде, Исида владела Кель’Садаром, проклятым “пожирателем душ”. Он нужен “Пандоруму”.

— Пожиратель? Оружие, удерживающее души? — уточнил я.

— В целом да, но этот артефакт представляет собой нечто особенное, — ответил Шэдоу, подходя к пьедесталу. — Обычные “пожиратели душ” лишь падальщики, поглощающие неприкаянные души. Кель’Садар не просто поглощает души, он может выдирать их из живых, конечно, если легенды не врут.

— Действительно, лучшего места для поисков не придумаешь, — фыркнула Моргана. — У тебя есть идеи, что делать дальше?

— Три бога, три уровня защиты, — задумчиво произнес Шэдоу, изучая пьедестал. — Вы думаете, что я выбрал вас случайно? Нет, дорогие мои, я вас готовил и выращивал. Жрица Астарты, служительница Элесс и игрок, способный снимать призрачные печати Спящего. За работу!

Моргана была первой. Глубоко вздохнув и полузакрыв глаза, она прижала ладони к изваянию своей богини. Некоторое время ничего не происходило, но затем жрица с гортанным вскриком исчезла в огненной вспышке. Шэдоу остановил нас решительным жестом.

Статуя Астарты оживала. Ее глаза налились пламенем. Рогатая богиня шевельнулась, сделала несколько шагов с пьедестала, замахнулась на нас полумесяцем серпа — и вдруг раскололась на несколько частей. На ее месте, словно выйдя из скорлупы осколков, сидела коленопреклоненная Моргана, воздевая над головой чашу с кипящем огнем. Рыжая жрица тяжело, прерывисто дышала, ее руки дрожали, а лицо пересекали багровые следы глубоких царапин.

— Шэдоу!!! Ты чертов сукин сын, — тихо и злобно произнесла она. — Никогда, слышишь, больше никогда не заставляй меня делать что-то подобное!

— Первая печать снята, — констатировал Шэдоу, скупо улыбнувшись. — Дэдра!

— Я не хочу… — ответила волшебница, с испугом глядя на истерзанную Моргану.

— Дэдра, дело клана! — голос консула резанул стальными нотками. — Это. Всего лишь. Игра.

Девушка, зажмурившись, прикоснулась жезлом к основе изваяния Элесс и тоже исчезла в магической вспышке. На этот раз ожидание стало более долгим, а затем статуя богини магии тоже рассыпалась каменным крошевом. Дэдра появилась на ее месте, крича и извиваясь в конвульсиях. Тело девушки таяло, будто пожираемое какой-то невидимой кислотой.

— Она… прокляла меня! — успела сообщить волшебница, прежде чем ее плоть полностью истаяла на каменном постаменте.

— Воскрешай! — приказал Шэдоу, но Моргана только развела руками: заклинания не работали.

— Ладно. Она сняла печать, а остальное не важно, — пробормотал консул и пристально взглянул на меня: —Твоя очередь, Пантера.

Глава 38

Снять печать Спящего? Я никогда не думал, что мне придется иметь дело с чем-то подобным. После реакции Морганы и Дэдры было даже немного любопытно, что ждет внутри.

Я прикоснулся к холодной ладони бога, изображенного в виде дремлющего юноши со счастливой улыбкой на устах.

Зал. Небольшой зал и два кресла, между ними — каменный столик с двумя кубками и кувшином вина. Я сидел на одном из них, на втором, напротив увидел… кого? Сгусток серого, радужного тумана?

Я вошел в призрачный мир и туман сложился в фигуру стройного юноши, очень похожего на изваяние Спящего. Вокруг него клубились неясные тени.

— Привет, — сказал он, улыбаясь. — Хочешь вина?

— Пожалуй, нет, — осторожно произнес я, изучая собеседника. Он был не настоящим богом, подделкой, иллюзией, призрачным посланием, запрограммированным давным-давно.

— А я, пожалуй, выпью, — улыбнулся Спящий. Отпил из кубка и встал, оказавшись высоким и тонким.

— Как ты уже понял, я всего лишь иллюзия. Эхо. Если ты слушаешь меня, значит, время пришло. Предсказанное сбывается, закон Равновесия. Запомни: Исида не просто могущественная богиня. Когда-то она обрела силу. Когда-то она ее потеряла. Исида — оружие Равновесия, его разящий клинок, и если она пробудится, твой мир умрет. Ты готов к этому? Если готов — действуй, ибо время пришло. Если нет — уходи.

Он протянул руку, на которой что-то блеснуло. Я прикоснулся к его призрачным пальцам, и яркая вспышка швырнула меня в реальность.

Так просто?! Статуя Спящего осыпалась серебристой пылью. В моей руке белела горсть небольших светящихся кристаллов. Осколки душ.

— Отлично, Пантера! — холодная улыбка Шэдоу. — Это то, чего не хватает. Давай их сюда!

Один за другим осколки отправлялись в узкие выемки на пьедестале. Когда последний кристалл встал на свое место, по пустыне пронесся яростный гул, почва под ногами затряслась и пошла трещинами.

— Готовьтесь к бою! — крикнула Моргана.

Площадку окутал непроницаемый щит, а над постаментом появилась голограмма низкорослого крепыша с огромным молотом в руке.

— Трогг! — воскликнул Шэдоу, — Ему-то что тут надо...

— Если вы слышите это, значит, все печати пали, — суровым голосом произнес Трогг, обращаясь к невидимым слушателям. — Я, Трогг, выковал цепи, удерживающие Вестницу Тьмы. Не знаю, что движет вами, глупость, гордыня или тщеславие, но вскрыв Гробницу Исиды, вы откроете дорогу злу, которое дремало во тьме веками.

— У меня аж мурашки по спине пробежали, — усмехнулся Шэдоу.

— Я могу лишь предостеречь вас, — продолжал бог ремесленников. — Остановитесь пока не поздно, восстановите печати, закройте все двери и не возвращайтесь сюда никогда. Ослушаетесь и Таэрланд падет, его участь постигнет другие миры, пока не останутся лишь руины и пепел! Прощайте.

— За что не люблю эпические квесты, так это за излишне пафосные речи, — заметил я. — Ну, что будем делать?

— Трогг всегда считался трусливым богом, — презрительно фыркнула Моргана. — Цепи он выковал… Даже не попытался остановить нас, думаю он сильно преувеличивает.

— Согласен, — откликнулся Шэдоу. — Мы слишком далеко зашли, чтобы отступиться.

Поле, окружавшее площадку исчезло, постамент раскололся на несколько частей, обнажая сокрытое внутри.

Там лежала девушка. Настоящая спящая красавица, с длинными черными волосами, белоснежной кожей и нежными коралловыми губами. Эльфийка, судя по заостренным ушам и тонким чертам лица. Она казалась прекрасной и живой, просто дремлющей, но изящная костяная броня, скрывавшая стройное тело и испещренные рунами цепи, крест-накрест приковавшие ее к каменному ложу, выбивались из образа.

Справа от нее лежал изящный скипетр с искусной резьбой в стиле некро, пульсирующей зловещим багровым светом. Слева — корона, похожая на венец из колючей черной проволоки.

Шэдоу осторожно прикоснулся к скипетру и тут же отдернул руку.

— Истинное владение! — прошипел он, — Пожиратель, как и корона, привязан к ней! Ну ничего, я и это предусмотрел...

Он вытащил и двумя руками занес над спящей богиней кинжал из зеленой стали, выполненный в виде извивающейся змеи, будто готовясь принести ее в жертву. Я узнал символ Сета, бога обмана и интриг, и наконец понял, кому служит Шэдоу. Власть над Змеями, знание ядов и эликсиров, тонкая игра за власть. Что он задумал?!

— Шэдоу… — предупреждающе проговорила Моргана.

— Исида, Вестница Тьмы, — прошептал Шэдоу. — Жемчужина в коллекции “Пандорума”... Вы не представляете, как мы станем сильны, когда поместим ее душу в Сердце!

Зеленый кинжал был одним из “пожирателей душ”, я уже видел его в деле. Значит, Шэдоу нужен не только скипетр Исиды, но и душа спящей Исиды?

Лезвие опустилось вниз, вонзаясь в грудь спящей богини. Консул воткнул его до упора и вдруг злобно выругался:

— Что?! Но почему?!

Я вздрогнул и отступил назад, видя, что Исида открывает глаза. Они оказались матово-черными, не имеющими зрачков и радужки. Без всяких усилий разрывая цепи, она привстала на каменном ложе и вытащила из себя оружие Шэдоу. Рана не кровоточила.

— Потому что у меня нет души, — тихо прошептал печальный голос.

Мы медленно отступали назад. Исида, обхватив себя руками, присела на пьедестале и медленно оглядывалась по сторонам.

Моргана: Твою мать, Шэдоу это же Исида! Ты понимаешь, что ты наделал?

Шэдоу: Ничего с чем не мог бы справиться “Пандорум”. Новый рейдовый босс, отличный лут и много фана. Мы здесь закончили, уходим.

Капитан Пантера: Камни душ не работают. Свиток Телепортации не доступен, мы заблокированы.

— Так, так, — вдруг произнес Шэдоу, прикусывая губу. — Что же, возможно эта дамочка настроена на диалог. В любом случае, вариантов у нас немного.

— Игроки! Я наблюдала за вами, за всеми вами, — вымолвила Исида, подходя ближе. — Они думали, что я сгнию в темнице, сойду с ума и кану в небытие, но они ошиблись. Сильно ошиблись.

Девушка остановилась, переводя взгляд страшных черных глаз на одного на другого. Когда она посмотрела на меня, дрожь пробила до костей. Исида была прекрасной и ужасающей, из залитых Тьмой зрачков глядела сама Смерть.

— Пешка бога обманов, шлюха Астарты и… приятель Спящего, — улыбнулась Исида, и от этой улыбки повеяло смертельным холодом. — Какая приятная компания, после стольких лет.

Мне кажется Шэдоу тоже почувствовал явную угрозу, исходившую от легенды древности. Он молниеносно вскинул кинжал, но сделать ничего не успел, застыв оплетенный густой сетью, испускающей слабое голубоватое свечение. Моргана вспыхнула инфернальным пламенем, но Исида лишь едва повела рукой и жрицу подкинуло в воздух, распиная руки и ноги в стороны. Я замер едва дыша, понимая, что с такой силой мне тягаться бесполезно.

— Передай послание своей пылающей суке, — тихим зловещим шепотом произнесла Королева Мертвых, обращаясь к Моргане. — Я пробудилась и жажду мести.

Взмахнув рукой, Исида сорвала броню и одежду с Морганы, оставляя обнаженную девушку обреченно висеть в воздухе.

— Безупречное, молодое тело, — грустно улыбнулась Королева Мертвых. — Когда-то и у меня было такое. Жаркое, властное и неукротимое, соблазнившее самого Баалора…

— Теперь понятно… за что тебя упекли в эту… дыру, — прохрипела Моргана, с трудом выговаривая слова. — Ты алчная, амбициозная и ненасытная тварь…

Исида дернула рукой и тело жрицы впечаталось в серую пыль. Десятки костлявых, уродливых рук появились из-под земли, хватая и царапая рыжеволосую девушку. Затем показались скелеты и твари из кошмаров, одно за другим наваливаясь на беззащитное тело, терзая и оскверняя ее плоть.

Моргана: Ааа! Ну нахрен! Я выхожу!!!

Шэдоу: Прости дорогая, это и вправду жестко. Пантера, лучше не двигайся, здесь мы бессильны.

Я не мог себе представить, что чувствовала рыжеволосая фурия, но втайне искренне надеялся, что меня ждет иная участь. Офлайн казался надежным способом избежать пыток, но я взял себя в руки, наблюдая за развитием событий. Обезображенное тело жрицы медленно поедал с десяток восставших падальщиков. Королева обратила свой взгляд на Шэдоу.

Внимание! Равновесие под угрозой!

— Вы чувствуете это, вы знаете что натворили, — покачала головой Исида, переводя взгляд на Шэдоу. — Ты хотел забрать то, что принадлежит мне.

Консул лишь злорадно оскалился, изо всех сил пытаясь вырваться из пут. Она стремительно взмахнула оружием и тело Шэдоу начало сжиматься, издавая отвратительный хруст и чавканье. Спустя несколько мгновений в воздухе висел крупный шар из плоти, все что осталось от консула. Исида щелкнула пальцами и шар взорвался фонтаном крови и плоти.

Внимание! Запущено новое глобальное событие: “Восхождение Королевы Мертвых”!

Описание: Королева Мертвых пробудилась ото сна, возвещая о новой эпохе Таэрланда. Ведомая холодной яростью, она навеки изменит облик мира. Под силу ли жителям Таэрланда справиться с новой угрозой?

Глава 39

— Настало время Великой Охоты, — зловеще прошептала Королева Мертвых.

Внимание! Появляется новая фракция: “Костяное Воинство”!

Исида, Вестница Тьмы произносит легендарное заклинание “Мертвый Саван”!

Внимание! Таэрланд подвергается влиянию глобальной ауры: “Мертвый Саван”!

Описание: блокирует все Круги Воскрешения в пределах Таэрланда и возможность перерождения для НПС. Все НПС, умирающие под воздействие данной ауры, восстают в виде нежити, подконтрольной фракции “Костяное Воинство”!

Внимание! Равновесие восстановлено!

— И наконец ты, — тихо произнесла Исида, переводя на меня свой взгляд. — Безбожник, игрок, один из тысяч.

— У тебя определенно свои счеты с богами, мне кажется я здесь не при чем, — произнес я.

— Бессчетные дни, что я провела в темнице, не прошли бесследно, — вымолвила Королева Мертвых. — Но они недооценили мои силы, я видела и слышала все, что было доступно Богу-Древу. И сквозь пелену холодной ярости мне открылась правда.

— Какая?

— Боги глупы и жестоки, но им не сравниться в этом с новой угрозой, — зловеще вымолвила Исида. — Угрозой, которая подобно лесному пожару, захватила Сферу, уничтожая все на своем пути.

— Звучит пугающе, — признался я, лихорадочно размышляя над вариантами побега. — Может быть я смогу помочь?

Все мое естество буквально кричало об опасности. С этой особой точно было не все в порядке. Но как бы я ни старался, найти выход из сложившейся ситуации у меня пока не получалось.

— Конечно сможешь, — тихо и печально произнесла Исида. — Ведь ты один из них, а мне нужно знать больше.

— Что? — переспросил я, не сразу понимая, о чем речь. — Ты хочешь сказать, что…

— Игроки — это переменная, которую невозможно предугадать, невозможно обуздать, — уверенно изрекла Королева Мертвых. — Вы бездумно играете с великим Равновесием, безнаказанно попираете законы бытия, раз за разом избегая смерти и возвращаясь вновь, чтобы осквернить все на своем пути. Вы — угроза, я — решение.

Исида прикрыла глаза.

— Я слышу их, тысячи и тысячи голосов, молящих о спасении, — прошептала героиня из легенд. — Они зовут меня, они хотят меня…, и я их услышала. Что же до тебя, ты расскажешь мне все…

Исида вскинула скипетр, и я ощутил чудовищной силы рывок. Но тут произошло нечто неожиданное. Шею пронзила сильная боль и вокруг меня полыхнул щит, сотканный из багрового огня.

— Нет!!! — крикнула Исида, и на мгновение я увидел, как преобразилось ее лицо в приступе гнева.

Срабатывает эффект Метка Астарты: Пылающий Бастион!

Вы успешно отражаете способность “Взятие под Контроль”!

Единожды увидев то, что скрывалось под маской милой девушки, я не смогу забыть этого никогда. Безразличие мертвеца, экстаз кровавого убийцы, решительность палача и неистовое безумие, все это в одночасье промелькнуло перед моими глазами. И еще я осознал одну страшную вещь — у Исиды действительно не было души. Что бы ни двигало ей сейчас, оно больше не принадлежало миру живых. Пламя вспыхнуло, унося меня куда-то вдаль, укутывая вихрем яростного огня, обжигая и убаюкивая одновременно.

— Неважно, — тихо прошептала Исида, глядя на исчезающий портал. — В этом мире копошатся тысячи игроков, а мне нужен всего один.

Она вскинула Кель’Садар и серая пустыня дрогнула, расходясь уродливыми шрамами трещин. Десятки и сотни немертвых эльфов, веками дремавших в тени Аэллара пробудились к жизни, давая начало ее ужасающей армии.

***

Кроваво-красная пелена еще окутывала мой взгляд, но я уже осознал, что оказался где-то очень далеко от Таэрланда. Инфернальный портал затянул меня в свою пучину, пережевал и выплюнул, словно обглоданную кость. Я проверил интерфейс.

Мир: Андорал

Локация: Пылающий Череп, обитель Пламенеющего Легиона

Вот это поворот! Кажется, меня занесло в Бездну. Когда зрение восстановилось я понял, что лежу на горячем обсидиановом полу и меня окружает толпа кровожадных демонов. Отвратительные рожи скалились в плотоядных ухмылках, лапы с бритвенно острыми когтями в нетерпении сжимались, предвкушая скорую добычу.

Но недоумкам не суждено было попировать на моих костях. В зале полыхнуло яркое пламя, и демоны кинулись в рассыпную, шипя и припадая ниц. Я медленно обернулся и увидел ее. Дьявольски прекрасная демонесса небрежно развалилась на троне, собранном из тысяч черепов. В ее руках красовалась вычурная золотая чаша. Не сводя с меня пламенеющего взгляда алых глаз, Астарта медленно макнула пальчик в чашу и так же медленно поднесла к губам, томно слизав с него кровь раздвоенным змеиным язычком.

Я попытался подняться, но тут же был повален на пол двумя мощными демонами. Шею больно дернуло и с клацающим звуком на меня нацепили стальной ошейник. Иконки способностей погасли, и я с досадой выругался, осознавая всю свою беспомощность.

Двое демонических крепышей, бесцеремонно поволокли меня к трону, натягивая цепи, словно поводок. Подойдя ближе, они грубо бросили меня у подножия и ретировались прочь. Гибкий демонический хвост увенчанный острым лезвием резко обвился вокруг моей шеи, вздергивая голову вверх. Я встретился взглядом с темной богиней. Представление явно доставляло ей удовольствие.

— Какая неожиданная встреча, — томно прошептала демонесса, не прекращая кровавой трапезы. — Вижу мой подарок пришелся весьма кстати.

— Безусловно, — с трудом выговорил я.

— Смертельная опасность, интрига, азарт, — вымолвила Астарта, в блаженстве закатывая глаза. — Это так возбуждает…

Внезапно богиня переменилась, вспыхивая словно сухой хворост. Издав пронзительный рык, она запустила чашей в ближайшего демона, сбивая того с ног.

— Если бы не эта тварь! — в ярости крикнула Астарта, вздергивая меня на хвосте. — Я выпотрошу ее гнилое сердце и скормлю червям Бездны! Ох, эта мертвая шлюха…

Глазницы Верховной Демонессы полыхали жаром тысячи солнц, они прикусила губу так сильно, что потекла кровь. Опомнившись, Астарта одним ловким движением подхватила капельку собственной крови и медленно слизала ее с пальца. Хватка, наконец, ослабла и я, жадно вдыхая воздух, упал к подножию зловещего трона.

— Впрочем, ничто не вечно, — задумчиво произнесла богиня, постукивая коготком по подлокотнику трона. — Рано или поздно, это должно было случиться. И все же какая досада, испортить мне настроение накануне Кровавого Пира…

Богиня снова перевела взгляд на меня.

— Грядут тяжелые времена, любовник, — вымолвила она наконец. — Я чувствую, как где-то за гранью бытия бушуют свирепые ветра перемен. Боги взволнованы, и не без причины. Даже создания хаоса понимают насколько важно Равновесие, чьими бы руками они не строилось. Боль и наслаждение, хаос и порядок, жизнь и смерть… Весь мир состоит из тысяч противоречий, каждое из которых уравновешивает другие.

— Неужели Исида настолько сильна? — решился произнести я и немедленно поплатился.

Изящная, но невероятно сильная ножка мгновенно припечатала мое лицо к полу.

— Не смей произносить это имя в стенах моего дома! — полыхнула Астарта, заставляя демонов попятиться еще дальше. — Эта тварь сильна и коварна, но она не богиня! Ее сила не чета моей! Тем не менее она достаточно умна, чтобы закрыть для нас целый мир. Пока над Таэрландом бушует “Мертвый Саван” ни один бог не пожелает ступить на его земли. А посему мне нужен иной план…

Астарта вскинула руку и воздух разрезал полыхающий излом портала, сквозь который к престолу упало тело девушки. Я обернулся и с удивлением узнал Моргану. Жрица замерла в нерешительности, не смея поднять взор. Взгляд ее глаз украдкой скользнул по мне и я успел заметить выражение благоговейного трепета на ее лице, которое никак не ожидал увидеть. Обычно холодная и надменная, сейчас жрица больше походила на испуганного ребенка.

— Хорошая девочка, — довольно промурлыкала Астарта, подзывая жрицу к себе и ласково поглаживая ее рыжие волосы. — Хочешь стать моей новой фавориткой? Ох, не отвечай, я знаю, что хочешь. Ты и искусный любовник, вы оба сослужите мне славную службу.

Астарта нежно коснулась подбородка Морганы, заставляя девушку поднять свой взгляд. Губы богини коснулись ее губ, сливаясь в страстном поцелуе. По щекам жрицы потекли слезы, ее глаза вспыхнули инфернальным жаром и погасли. Астарта с явной неохотой оторвалась от своей игрушки и хищно улыбнулась.

— Что же касается тебя, любовник, — томно изрекла Верховная Демонесса. — Согласен ли ты принять мой дар? Согласен склонить голову перед величием Пламенеющего Легиона?

Я прекрасно понимал контекст, лежащий в основе этих вопросов, как и то, что в случае отказа меня скорее всего убьют, отправят на точку воскрешение и возможно убьют еще не раз. Прикинув сколько интересный вещиц, я могу потерять в этом случае, в том числе и книгу Миониса, я решил не сопротивляться.

— Не думаю, что в стенах этой обители снисходительно относятся к отказам, — мрачно выдохнул я, встречаясь взглядом с Астартой. — Я согласен.

Богиня дерзко и неожиданно сильно схватила меня за волосы, рывком поднимая к себе, впиваясь зубами в шею. Я не смог сдержать крика, чувствуя, как демонесса пьет мою кровь. Внутри словно вспыхнуло солнце, раскаленной сталью перетекающее в вены. Резко развернув меня, она страстным поцелуем сковала мои губы. Я чувствовал вкус собственной крови на ее губах и меня охватило необъяснимое чувство божественного экстаза.

Ваша репутация с богиней Астартой повышается на 1200 единиц (Дружелюбие)!

Ваша репутация с Пламенеющим Легионом повышается на 12000 единиц (Нейтральная)!

Вы получаете новое достижение “Поцелуй Астарты”!

Описание: ваших губ коснулась богиня стихии огня, ваше сопротивление магии Огня повышается на 10%!

Вы получаете новое достижение “Адепт Астарты”!

Описание: вы присягнули на верность и приняли дар богини. Вы получаете способность “Зов Пламенеющего Легиона”.

Вы получаете 1 ед нераспределенных очков способностей.

“Зов Пламенеющего Легиона”: вы можете услышать и принять божественный зов, телепортируясь к своей повелительнице.

Вы получаете метку “Шрам Пылающего Предвестника”!

Описание: ваша репутация с Пламенеющим Легионом и инфернальными порождениями бездны не может упасть ниже Нейтральной. При активации, укрывает заклинателя щитом, поглощающим весь магический урон в течение 5 секунд.

— Не будем откладывать неизбежное, — властно изрекла Астарта, срывая с меня ошейник. — Идите и принесите мне голову отступницы! И я хочу, чтобы она страдала…

На всякий случай поклонившись, я использовал Камень Душ, возвращаясь в Блэк Нову. Мысли в голове крутились бешеным водоворотом, я все еще пытался осознать происходящее, когда ко мне в апартаменты ворвалась на редкость взвинченная Моргана. Такой я ее еще не видел.

— Ты… — едва сдерживая ярость, прошипела жрица. — Что ты наделал?!

— А что я по-твоему наделал? — непонимающе спросил я.

— Как ты вообще оказался у престола?! За два года служения я ни разу не удостоилась чести, а ты…

— Не я, а ты! — повышая голос, ответил я. — Это ты завалилась ко мне потрахаться, ты впустила Астарту, которая выжгла метку! А еще Шэдоу со своим квестом...

— Да тебе плевать на нее и плевать на меня! Ты согласился, чтобы спасти свою шкуру и драгоценные шмотки! — срываясь выкрикнула Моргана, больше не сдерживая эмоций. — А для меня провал будет означать лишь одно — отречение и полную потерю репутации! Ты даже не представляешь, что это такое, верно?!

Я тоже разозлился не на шутку. Девочка затянула меня в свою божественную секту, подведя под условия, не терпящие отказа. Использовала меня и еще имела наглость высказать все это в лицо.

— Это игра, — жестко отрезал я. — Играй или выходи, никому нет до этого дела.

Звонкая пощечина больно хлестнула меня по щеке. Моргана вся пунцовая от распирающего ее гнева, развернулась, намереваясь удалиться. Я грубо схватил ее за руку, резко крутанул и впился в ее губы жарким поцелуем. Она не сопротивлялась, наоборот, яростно схватила меня и повалила на кровать. А затем мы занялись диким, необузданным сексом со вкусом едкого инфернального пламени.

ИНТЕРЛЮДИЯ: ПРОКСИМО

Пентаграммы вспыхнули прямо в зале совета замка Блэк Нова. Проксимо не пожелал тратить время на пустые прелюдии. Лидеры кланов один за другим, присоединялись ко встрече.

— Запахло жареным, Проксимо! — прорычал Кронк. — НПС с ума посходили, какого черта происходит?

— Старые Боги предупреждали! — пробасил Джерхан, указывая толстым пальцем в лидера альянса. — Дерьмовая игра с Равновесием! Ты видишь, к чему это привело?

— К чему же? — вскинув брови поинтересовался лидер альянса. — К славным битвам и богатой добыче? А может к почти свершившемуся покорению Таэрланда?

— Почти — это ничто, ноль, пустота! — гневно ответил Джерхан. — Падение Аэллара пробудило Исиду, героиню древних легенд. Даже Старые Боги в страхе шепчут ее имя!

— Об этой особе почти ничего неизвестно, — задумчиво произнес Ладар. — Но взволнованы не только Старые Боги. Есть сведения, что Кроан, Сет и Тормис тоже встревожены, игроки получают странные поручения.

— Мы знали, что процедурный генератор сделает свой ход, — произнес Проксимо, глядя на озабоченные лица лидеров кланов. — У каждой проблемы есть решение, и мы найдем его, не сомневайтесь. Сейчас, главное, разобраться с НПС.

— Исида — это всего лишь непись, а что мы делаем с НПС? — усмехнулся Гор. — Пусть только покажется, и мы разорвем ее в клочья, у нас под рукой вся мощь альянса.

— И получишь новый ответ, — мрачно пробасил Джерхан, не сводя взгляда с фыркающего Гора. — Куда более скверный.

Ответ процедурного генератора оказался неожиданно сильным и неприятным. Сначала оставшиеся разумные НПС объединились в новую фракцию, враждебную к игрокам, затем на мир опустился “Мертвый Саван”. Глобальное заклинание чуть-ли не свело с ума всю непись. Лишившись возможности воскрешения, коренные жители Таэрланда утратили страх и обратили свой гнев против игроков. Даже умелые эльфийские мастера, не один год работающие в стенах Блэк Новы, слетели с катушек, устроив самый настоящий бунт. НПС набрасывались на игроков, убивая их без тени сомнения. Месяцы и даже годы, потраченные игроками на улучшение репутации с жителями Таэрланда, оказались потрачены впустую. Сраженные в бою неигровые персонажи воскресали в форме необычайно стойкой нежити, расправиться с которой оказалось довольно хлопотно.

По счастливому стечению обстоятельств, помутнение не затронуло НПС, привезенных Пандами из других миров. Хотя и они выказывали признаки явного беспокойства, эффект Савана на них не распространялся. В то же самое время, никто не мог ручаться, что этого не случится в будущем.

Сейчас “Пандорум” владел несколькими основными НПС-Королевствами, одна из задач крестового похода была достигнута. Но дальше начинались проблемы. Взбунтовавшаяся непись покидала старые фракции, присоединяясь к “Очищению”. Опустевшие фракции, подконтрольные альянсу, впадали в состояние схожее с заморозкой, теряя свою функциональность, возможность настройки и управления. Сейчас, регалии власти по сути являлись обычным мусором, но это только в пределах Таэрланда. Если дела пойдут совсем уж скверно, их можно будет использовать в другом месте. По крайней мере Проксимо искренне надеялся на это.

— Кланы терпят убытки, пока мы здесь развлекаемся, — холодным голосом изрек Ладар, присаживаясь на один из уцелевших стульев. — Похоже военная кампания затягивается на неопределенный срок, это недопустимо.

— Бойцы тоже устали, — ощерился Кронк, потрясая кулаком. — Конечно, у нас много задротов, готовых на стабильный онлайн, но и они не из железа сделаны!

— Да, да, старая песня! — взревел Гор, громко ударяя по столешнице. — Все не то и все не так! Стоило только делам пойти не по плану, как вы взвыли словно подзаборные шавки!

— Уж кто бы говорил, Гор, — грозно прошипел Джерхан. — Кто из нас еще чья шавка!

Лидер “Обливиона” побагровел и сжав кулаки медленно направился к огромному огру, но тот лишь криво ухмыльнулся и поманил того пальцем.

— Довольно! — выкрикнул Проксимо. — Я не потерплю этого дерьма в своем доме… нашем доме! Да, план придется скорректировать, но война не проиграна!

— Это спорное утверждение, — ответил Кронк, неуверенно скребя лысую голову. — Разведка докладывает, что НПС по всему миру съехали с катушек и нападают на игроков! Это чертов конец света! Вы видели листовки?

— Какие листовки? — нахмурился Проксимо.

— Вот эти, — Кронк тяжелой ладонью припечатал листок к столешнице.

— Смерть игрокам? — с недоверием процедил Ладар. — Ты серьезно? Кто это распространяет?

— Да черт его знает! — вспыхнул Кронк. — Не важно кто! Важно почему и что нам с этим делать!

— Смерть игрокам? — рассмеялся Проксимо, наблюдая за хмурыми компаньонами. — Ну что же, пусть попробуют. Собирайте бойцов и отыщите логово этих ублюдков! Вырезайте всю непись, забирайте их души Пожирателями! Чем быстрее закончите, тем быстрее вернетесь к своему любимому ПК!

— Это легче сказать, чем сделать, — проворчал Джерхан. — Старые боги интересуются, есть ли у тебя запасной план?

— У меня всегда есть запасной план, Джерхан, — произнес Проксимо, сверля огра взглядом. — Я знаю, что мы не рассчитывали на это дерьмо, но давайте закончим начатое. Локализуйте все очаги сопротивления, разбивайте формирования НПС, вырезайте все живое!

— Пожиратели успевают поглотить души до перерождения, используйте это, — произнес Гор, искоса поглядывая на Джерхана.

— Что насчет “Мертвого Савана”? Есть информация? — обронил Ладар, поглядывая на лидера.

— Есть, — громко произнес Шэдоу, врываясь в зал совещаний. — И она вам не понравится.

В руках консула блеснул небольшой кристалл кииры, служащий хранилищем видеозаписи в Сфере. Шэдоу небрежно кинул его на стол и над предметом вспыхнула объемная голограмма, начиная воспроизведение. Она показывала руины Аэллифарна и сотни игроков альянса, занятых мародерством на правах победителя. Но все изменилось буквально за несколько секунд. Руины пришли в движение, камни тронулись и на поверхность появилась орда мертвецов. Они вылезали прямо из земли, сравнительно свежие трупы и древние костяки в истлевших доспехах, вооруженные ржавым оружием. Появлялись все новые и новые, на развалинах эльфийской столицы будто открылся вход в царство мертвых.

— Под Аэллифарном, как оказалось, находился многоэтажный эльфийский некрополь, — мрачно заметил Шэдоу, — Там десятки, если не сотни тысяч могил!

Лидеры кланов наблюдали как в руинах закипело жуткое побоище, как полчища немертвых разрывают на части игроков, не ожидавших внезапной атаки.

Три джаггернаута, все еще висевших над городом, открыли огонь, но их выстрелы были сродни стрельбы из пушки по воробьям. Нежить все прибывал и прибывала, моментально пополняя свои ряды свежими трупами НПС с поверхности.

— Это что еще за хрень?! — воскликнул Кронк, вглядываясь в голограмму. — Не может быть! Костяные драконы, луркеры, …

— Это полный %?(*?№?*!!! — рыкнул Джерхан, открывая жерло портала. — Надо дать им бой!

— Нельзя, — мрачно заметил Шэдоу. — Бойцы вымотаны сражением за Аэллифарн, сейчас мы едва ли соберем полный боеспособный рейд. Нам нужно минимум шесть часов, чтобы снова собрать войска.

— Джаггернауты Эвтаназии и Обливиона вернулись к Блэк Нове, пополняют запасы, — с досадой произнес Гор. — К Аэллифарну уже не успеем.

— Поднять разведку, следите за развитием событий, — быстро откликнулся Проксимо. — Это не наш бой, уводите войска.

Один за другим, лидеры кланов покинули зал для совещаний. Проксимо устало прикрыл глаза, а затем помедлив несколько секунд, взглянул на Шэдоу.

— То, что произошло там, внизу…

— Мы не могли знать, Проксимо. Ответ процедурного генератора оказался привязан к квестовой цепочке, которую мы разрабатывали не один месяц. Это фейл, но предугадать такое было не в наших силах.

— Скверно. Нам нужно больше информации об этой Исиде и ее планах. Твоя оценка ситуации на фронтире?

— У Королевы Мертвых своя фракция, растущая с каждой минутой. Нужно подавить ее, пока она не набрала больше силы. Но я бы рекомендовал приберечь резервы Эвтаназии.

— Думаешь остальные кланы справятся без нашей помощи?

— Думаю стоит иметь под рукой свежий резерв. На всякий случай.

— Разумно. Ну что же, у нас есть шесть-восемь часов на разработку нового плана.

— Сделаем, — усмехнулся Шэдоу. — Как и всегда.

— Ты хорошо справляешься с задачами, быстро... ни разу не подводил меня. Постарайся чтоб так было и впредь, Шэдоу!

Проксимо задумчиво кивнул, отпуская консула заниматься приготовлениями. Ситуация развивалась совсем не по плану, к тому же что-то в действиях консула тревожило Проксимо, но он не мог сказать, что именно. Его поступки были логически обоснованы и вроде бы не к чему было придраться, но Проксимо все же задумался, стоило ли подпускать Шэдоу настолько близко?

Будучи искусным лидером, он понимал, что невозможно управлять таким крупным альянсом в одиночку. Делегирование полномочий позволяло снять с себя большую часть тяжелой ноши, но чем больше делегируешь, тем меньше контролируешь. А Проксимо любил держать руку на пульсе, чуя любые изменения, способные пошатнуть его империю. Военная кампания, целью которой было не только покорение Таэрланда, но и вывод его маленькой империи на новую ступень развития, шла не по плану. Отношения между кланами накалялись и грозили взорваться подобно извержению вулкана. Постоянный контроль финансов, обдумывание стратегии и решение подспорных задач не оставляли лидеру времени на сон.

Проблемы копились и грозили похоронить его под своей неумолимой тяжестью, нужно разгребать этот бардак, нужно действовать. Похоже процедурный генератор определил источник угрозы своему драгоценному равновесию и пошел ва-банк. Ну что же, самое время узнать, чего стоит “Пандорум”.

Глава 40

Мне кажется я изменился, сам того не понимая. Изменился неумолимо и без шанса вернуться к себе прежнему. Не зря говорят: с волками жить, по волчьи жить. “Пандорум”, его суровые порядки и бескомпромиссные лидеры пробудили во мне нечто первобытное, жестокое и расчетливое. Я трезво смотрел на вещи, все так же хорошо изучал и понимал людей, но то как я видел мир и его обитателей вызывало у меня необъяснимое чувство тревоги. Не потерялся ли я в просторах виртуального мира? Не потерял ли себя?

Я всегда полагался на свои моральные принципы, не раз выручавшие меня в бурном водовороте жизни. Любовь, верность, отвага, самопожертвование… имели ли они такой же смысл, как и прежде? Как два месяца назад? Как год назад? Не знаю, но я чувствовал перемены всем своим естеством. Закрывая глаза, я по-прежнему видел Весну, чувствовал желание отыскать ее во чтобы то ни стало. Но была ли это любовь? Или желание получить то, что причитается мне по праву?

Вторая ночь со страстной жрицей прошла еще чудеснее чем первая, хотя на этот раз Астарта не соизволила присоединиться к нашим невинным шалостям. Я думал о Вес’Надаль, думал о Моргане, невольно вспомнил Катари Дэи. Каждая их них оставила отметку на моем сердце и каждую из них я хотел, как никогда раньше. Собственные мысли приводили меня в смятение, заставляя испытывать противоречивые чувства. Они медленно терзали меня изнутри, словно кость, вдруг вставшая поперек горла. Ну как тут расслабиться и отдохнуть?

— Я все еще злюсь, — пробормотала Моргана, впиваясь когтями под ребра. — Но, после такой ночи — это чертовски сложно делать!

Это было так дерзко и неожиданно, что я мигом вынырнул из мрачного омута размышлений возвращаясь обратно в ложе с пламенно рыжей красавицей под боком. Все еще чувствуя жар ее прекрасного тела, я на мгновение прикрыл веки, собираясь с мыслями.

— Хотя бы на этот раз, Астарта не выжигала мне чресла своей пламенеющей… — тонкий пальчик настойчиво коснулся моих губ, не давая закончить сальную фразочку.

— Если не хочешь нажить неприятностей, рекомендую сначала думать, а потом говорить, — перебила жрица, строго нахмурив брови. — Не скрою, я могла бы получить немало удовольствия наблюдая, как Пламенеющий Легион жарит тебя на вертеле, но лучше бы нам сейчас держаться вместе. Исиду просто так не остановить, даже с благословением Астарты.

— Даже с двумя?

— Сложно сказать, эта самозваная королева очень сильна, — нахмурилась Моргана. — Но я не упущу шанса ответить ей той же монетой. До сих пор перед глазами ужасы из этой… гробницы.

В Гонце зазвучал сигнал вызова, и проверив имя абонента я невольно помрачнел. Джерхан настойчиво пытался выйти на связь, причем уже не первый раз за ночь. Что бы не понадобилось от меня тучному огру, ждать хороших вестей не стоило. Впрочем, не он один искал со мной встречи. Дверь бесцеремонно распахнулась и на пороге показался Шэдоу, немного обескураженный видом наших обнаженных тел.

— Так и знал, — скривился в усмешке консул. — Кончайте развлекаться, пора работать. У нас тут мертвецкий фронт на горизонте. Моргана, нужна твоя помощь в казармах.

— Прямо сейчас Шэдоу? — протянула жрица, сладко потягиваясь.

Ее миленькая ножка, как бы невзначай скользнула с моего живота немного ниже. Кажется, я немного покраснел, все же не привык еще к такой фривольности, пускай даже и виртуальной.

— Дела клана превыше всего, — строго ответил Шэдоу, впрочем, не переставая ухмыляться.

К моему удивлению, Моргана воздержалась от ответа и тяжело вдохнув, резво поднялась с кровати, на ходу облачаясь в боевую экипировку. Тяжелый взгляд, которым она одарила консула перед тем как покинуть апартаменты, запросто мог бы раздавить целого слона. Но Шэдоу и бровью не повел, лишь шутливо козырнул ей на прощание. Я тоже встал и начал собираться.

— Пантера, задержись-ка на минутку, есть разговор.

Дождавшись пока жрица скроется из виду, Шэдоу громко хлопнул дверью и повесил в комнате Сферу Тишины, скрепив заклинание Кругом Света. Еще несколько странных манипуляций, на столике появилась вычурная фигурка с обнаженной танцовщицей, блокирующая запись видео согласно игровым правилам.

— Не буду скрывать, вышло все хреново, — начал консул, скрестив руки на груди. — Я рассчитывал на этот чертов скипетр, теперь придется действовать иначе.

— В смысле? — переспросил я, быстро одеваясь. — Мне кажется, ты чего-то недоговариваешь Шэдоу. Сплошь загадки и недомолвки, это напрягает.

— Профессия обязывает, — оскалился консул. — Как показывает практика, правильное дозирование информации приводит к куда лучшим результатам, чем неудержимый треп. Но в целом ты прав, мне есть, о чем тебе рассказать.

— Например о трениях внутри альянса? — спросил я, наблюдая за реакцией собеседника. — Где человек, там и политика. Похоже без этого никуда.

— Ты чертовски прав, мой друг, — согласился Шэдоу. — Внутри альянса назревает борьба за власть, многие недовольные политикой Проксимо и его решениями. Эта пороховая бочка грозит вот-вот взорваться. Лидер альянса сам того не ведая поджег запал, заварив эту кашу с покорением Таэрланда. Остается лишь выбрать верную сторону, чтобы не задело взрывом. Ну или задело несильно.

— И какую сторону выберешь ты?

— Это очень интересный вопрос, — с готовностью ответил Шэдоу, кидая на меня пронзительный взгляд. — Но прежде чем мы продолжим, ты ни о чем не хочешь мне рассказать?

Встретившись с ним взглядом, я нутром почуял, что каким-то образом Шэдоу стало известно о нашей милой беседе с Джерханом. У меня не так много секретов, чтобы перебирать варианты, поэтому сомневаться не приходилось. Консул был искушенным игроком и его любимой игрой была отнюдь не Сфера. Я уже не раз обдумывал происходящее и успел сделать для себя некоторые выводы. Например, Джерхан мне конкретно не нравился. Для этого было несколько причин, включая участие в похищении Вес’Надаль и жестких ультиматумах, приправленных угрозами. Поэтому, играя в двойного агента, я предпочел иметь в друзьях Шэдоу, чья безупречная логика, проницательный ум и хладнокровие импонировали мне превыше всего.

— Каюсь, пообщался тут на днях с Джерханом, милая вышла беседа, — ответил я после небольшой заминки.

— Молодец, соображаешь, — довольный собой, заметил Шэдоу. — К сожалению, мне неизвестно ее содержание и это меня тревожит.

— В свете упомянутой тобой борьбы, думаю, Джерхан метит на место лидера альянса. Он хочет знать, что происходит внутри клана и чем занята правая рука Проксимо. И все это за щедрое обещание не раскатывать меня в лепешку.

— Грубо и эффективно, — скривился Шэдоу. — Как раз в стиле Джерхана. Ну что же, думаю не стоит ходить вокруг да около, ты ведь уже определился с кем хочешь играть? Как сказал один из легендарных правителей древности: люблю предательство, но ненавижу предателей. Ха-ха!

Я медленно кивнул и Шэдоу понял меня без слов. Наши руки сошлись в крепком рукопожатии, а затем консул быстро рассказал, что следует ответить Джерхану в наш следующий сеанс связи. Не теряя времени даром, он направился к выходу, но я окликнул его уже в дверях.

— Так что насчет моего вопроса? Какую сторону выбрал ты?

— Свою, как и всегда, — ухмыльнулся Шэдоу и добавил шепотом, лукаво озираясь. — Советую хорошенько отдохнуть, сегодня будет жарко.

Консул быстро выскользнул за дверь и исчез, прежде чем я успел задать еще один вопрос. Интересный получается расклад. Пока “Пандорум” ведет войну против Таэрланда, внутри самого альянса ведется настоящая холодная война с неизвестным количеством участников. И каждый из этих участников готов пойти на все, чтобы получить в свои руки легендарное наследие, созданное Проксимо — бессменным лидером “Пандорума”. Впрочем, чему удивляться? Борьба за власть, соперничество и интриги в природе человеческой. Кто-то подвержен им больше чем другие, кто-то меньше, но факт остается фактом. По сути, Шэдоу подтвердил мои догадки — внутри альянса идет борьба за власть.

Поразмыслив над этим, я подумал о лидере альянса. О Проксимо я не знал практически ничего, для меня он оставался темной лошадкой и узнать его поближе шансов у меня, честно говоря, было немного. Для меня он оставался абстрактной фигурой, безликим и недостижимым императором, играющим свою партию в игре, и я не питал к нему ни симпатий, ни вражды.

Отогнав прочь тревожные мысли, я одел экипировку и вызвал Джерхана.

Джерхан : Тик так… Может мне стоит преподать тебе урок, нубас?

Капитан Пантера : Я понял все с первого раза Джерхан, не нагнетай. У меня есть свежие новости и они должны тебе понравиться!

Джерхан : Выкладывай, хвостатый!

Капитан Пантера : Шэдоу стал той песчинкой, что перевесила чашу весов. Именно его действия повлекли за собой освобождение Исиды и создание “Костяного Воинства”. Переполох на руинах Аэллифарна и ответ процедурного, о котором только все и трещат сейчас, его рук дело. Он и Проксимо ответственны за то, куда движутся дела альянса.

Джерхан : В Бездну куда-же еще? Ха-ха! Это интересно, но не слишком. Старые Боги недовольны и требуют крови.

Капитан Пантера : Я выдвигаюсь в катакомбы и сообщу, как только найду что-нибудь интересное.

Джерхан : Ха-ха, последний шанс, полосатый хвост! Это твой последний шанс! Дальше только кровь!

Капитан Пантера : Скоро твои боги напьются сполна Джерхан, до связи…

Лидер Стального Отряда отключился, а я, не став терять больше времени, отправился выполнять его поручение, искренне надеясь, что мне все же удастся отыскать Весну. Одна только мысль о том, что моя верная соратница может быть узницей мрачных подземелий или вовсе подвергаться пыткам, которыми не гнушались Панды, сводила меня с ума. Я вдоволь успел насмотреться как “Пандорум” обращался с НПС. Впрочем, меня утешала мысль, что Весна была необычной НПС, точнее обладала необычными талантами. Искусная зачаровательница, к тому же обладающая “Геном Древних”, это не какой-нибудь третьесортный НПС из захолустья.

Игроки и непись с подобным даром были способны оперировать устройствами, созданными расой Древних, давным-давно канувших в небытие. Машины и артефакты великой мощи, оставленные этой расой, ценились на вес золота. Те же, кто мог с ними обращаться, были бесценны. Размышления об уникальности моей подруги, немного успокоили меня, и я поспешил по своим делам. Сегодня, мне предстояло совершить очередную опасную авантюру.

Глава 41

Крысы — маленькие уродливые твари, вызывающие отвращение у бывалых игроков и прилив адреналина у нубов, исследующих свое первое подземелье. Конечно, речь о настоящих уличных тварях, не имеющих ничего общего с милыми домашними питомцами и фамильярами. Именно такие мысли кружились у меня в голове, пока я тащил клетку с мерзкими грызунами по катакомбам “Блэк Новы”. Штуки три, может четыре, я не считал. Чертовы твари издавали слишком много шума, но другого выбора не было.

Затею, пришедшую мне в голову, с натяжкой можно было назвать дельной и с еще большой натяжкой, стоящей, скорее даже просто самоубийственной. Но поджимающие сроки и опасение с минуты на минуту услышать зов боевого рога, собирающего рейд на новую бойню, заставили меня действовать быстро.

Крысы являлись бичом любого крупного поселения и “Блэк Нова” не стала исключением. Этих тварей запросто можно было отыскать возле отстойников, но марать руки и заниматься отловом грызунов было не только выше моего достоинства, но и попросту рискованно. Член “Эвтаназии”, первого клана альянса, подающий надежды командир и бесстрашный головорез… ловит крыс? Застукай меня кто за таким занятием, вовек бы не отмылся от позора и презрительных смешков, не говоря уже о срыве всех планов. Поэтому я решил пойти другим путем. Если в цитадели водятся крысы, значит есть и крысоловы, верно?

Найти представителя данной профессии оказалось несложно. Но и тут меня ждало разочарование. К сожалению, он был уже дважды мертв. Первый раз, напав на игроков, второй раз, восстав из посмертия и будучи порубленным на мелкие кусочки. Вспоминая пресловутые пирожки с мясом и стараясь не думать, кому еще могут понадобиться пойманные крысы, я незаметно прихватил одну бесхозную клетку с грызунами. Добыча удобно легла в инвентарь и оставалась там вплоть до нужного момента. Но стоило мне достать ее обратно на свет, как неугомонные твари принялись пронзительно пищать и грызть стальные прутья. Негромко чертыхнувшись, я наложил на клетку заклинание “Сферы Тишины”. Полезный свиток истаял в воздухе. Нахмурившись, я подумал, что заклинание еще могло бы пригодиться в недалеком будущем. К черту! Глупо сожалеть о растрате, пора приступать к выполнению плана.

Клетка беззвучно опустилась на пол. В другом конце коридора тускло горели факелы, двое уже знакомых стражников молча несли вахту, не подозревая о моем приближении. Оставаясь вне зоны обнаружения, я посмотрел на зубастых питомцев. Крысы, хоть и выглядели злобными отвратительными тварями, все равно оставались мелкими грызунами. Именно этот недостаток я намеревался исправить.

Небольшой флакончик с фиолетовой жидкостью появился у меня в руке. “Энзим Дикой Трансформации”, добытый в одной из сокровищниц Великой Библиотеки, должен сыграть ключевую роль в задуманном мною представлении. Изучив находку и все сопутствующие материалы в сети, я узнал, что в подавляющем большинстве случаев, преображенные НПС превращались в свирепых и грозных противников. Тем не менее, нельзя было исключать шанса получить абсолютно непредсказуемый результат.

Твердой рукой я откупорил склянку и вылил ее содержимое на клетку. Пару секунд ничего не происходило, а затем началась трансформация. Клетка вспухла, подпираемая растущими телами грызунов, треснула и разлетелась в клочья. Четыре грызуна корчились на полу, неестественно заламывая лапки и содрогаясь в конвульсиях. “Сфера Тишины” добавляла сцене особой атмосферы безмолвного ужаса.

Предусмотрительно затушив ближайший факел, я ретировался в самый темный участок коридора и затаился, используя навыки маскировки. Тем временем, крысы уже успели вырасти до размеров крупных собак. Одна обзавелась громадными клыками и пастью, полной острых зубов. Вторая покрылась густыми шипами, став похожей на свирепого дикобраза. Третья вытянулась словно змея и отрастила вторую голову, из пасти капала ядовито-зеленая слюна. Четвертая… а вот четвертая почти не изменилась, только изрядно потолстела, раздувшись словно лохматый воздушный шар.

“Сфера Тишины” приказала долго жить. Издав булькающий полусвист, полуписк, растолстевшая крыса внезапно лопнула, издав громкий хлопок и забрызгав стены отвратительно пахнущими внутренностями.

— Что это было? — насторожился рыжеволосый верзила. — Ты слышал?

— Отсюда ничего не видно, — откликнулся крысолюд, всматриваясь в темноту. — Может кто мимо проходил? Бывает иногда.

Угрожающий свист, шипение и рык эхом отразились от стен тоннеля, сливаясь в наводящую страх какофонию звука. Стражники на мгновение застыли, всматриваясь в полумрак, а затем дружно выхватили оружие, приметив мутировавших грызунов. Неуклюже шаркая лапами и капая ядовитой слюной, твари медленно брели на свет.

— А нет, ты прав, нарушители!

— Твоя родня пожаловала? Ах-ха! — рассмеялся рыжий, плотоядно улыбаясь. — С удовольствием порублю этих тварей на мелкие кусочки!

— Мой род, голокожий, между прочим, насчитывает десятки поколений, и я знаю каждого известного предка, коих у меня не мало! — прошипел грызун.

— А эти точно не из твоих предков? А то нехорошо получится, если я твоей тетке по бабкиной линии голову отсеку.

— Нет, — терпеливо ответил крысолюд, приглядываясь к тварям. — Эти уроды мне точно не родня. Трубить тревогу?

— Зачем? Там всего три цели, за секунду справлюсь ты и моргнуть не успеешь! — усмехнулся рыжий. — У нас ведь какая цель? Дверь защищать? А лучшая защита — это нападение, смотри и учись.

— И ведь не поспоришь, — согласился крысолюд, наблюдая за тем, как товарищ бросается вперед.

— Ай, черт, что за мерзость?! Они похоже ядовитые!

Крысолюд, постоял еще пару секунд уперев руки в бока, а потом тяжело вздохнул и поспешил к напарнику с кривым ятаганом наголо. Мутировавшие крысы оказались на редкость живучими и неприятными тварями, но это отлично сыграло мне на руку.

Как только двое, снедаемых скукой стражников вошли в раж, я обратился к своему архетипу “Владыка Душ”, а именно способности “Шаг за Грань”. Ее активация превращала меня в настоящего призрака со всеми его преимуществами и недостатками, в том числе, давая возможность окунуться в мир духов, исчезая из обычного мира.

Погружение. Один короткий рывок, и я миновал бойцов, рванув прямиком к их каморке. Сработали сторожевые чары, вспышка магического света выбила меня из мира духов, но было уже поздно. Эфемерной тенью, я скользнул за изрядно проржавевшую решетку и проявился уже по ту сторону запретной зоны. Призрачная форма еще держалась, хотя неизвестный отрицательный эффект не давал больше погрузиться в иной мир. В любом случае, стражники отвлеклись и не заметили нарушителя.

Игра началась. Я был в запретной зоне. Теперь любое неверное действие может оказаться для меня роковым. Попадись я с поличным и доверие будет предано, никакой фавор Шэдоу не поможет выбраться сухим из воды. Я погрузился в полумрак подземелий. По эту сторону решетки факелов не было, зато своды тоннеля украшала милая флуоресцентная плесень. Форма призрака давала возможность хорошо видеть в темноте, но по ее окончанию понадобится источник света.

Бесшумно паря над полом, я продвинулся дальше по коридору. Воздух неуловимо изменился, наполнившись сыростью подземелья и запахом плесени. Судя по всему, за этой частью катакомб не следили так же тщательно, как за жилыми и складскими помещениями. Коридор вывел меня в просторную пещеру. Железные клетки разных размеров громоздились друг на друге, заполняя почти все доступное пространство.

В полумраке я разглядел, что большинство из них были пусты, но не все. Несколько НПС лежали на подстилках из старой соломы, едва дыша. Стоило подойти ближе как в ноздри ударил запах немытых тел и испражнений. Пленники были истощены, их тела украшали синяки и кровоподтеки. Шеи некоторых пленников сковывали ошейники. Старик, весь покрытый татуировками и шрамами, с трудом поднял голову и с благоговейным ужасом уставился на меня. Я с трудом узнал жителя Северных Пустошей. Аборигены севера славились суеверием и трепетным отношением к духам предков. Пленник издал пронзительный стон и опустился на свою лежанку, свернувшись калачиком.

Я отвел взгляд. Не сказать, что я сильно удивился, обнаружив подобное в застенках цитадели “Пандорума”, но все же испытал приступ отвращения. С какой бы целью не держали узников, обращались с ними хуже, чем с животными. Собственно говоря, большинство членов Пандорума так и относились к НПС, за исключением, может быть, самых полезных и искусных мастеров. Я сосредоточился на поисках и, проверив все клетки, выдохнул с облегчением. Вес’Надаль в них не было. Найди я ее в таком плачевном состоянии, вряд ли смог бы сдержать свой гнев.

Закончив осмотр помещения, я начал догадываться, почему охрана была такой скудной. Мрачная тюрьма оказалась тупиком. Глухим и безвыходным тупиком, в котором не обнаружилось абсолютно ничего интересного. Но сдаваться было еще рано. Выдолбленная в скальном массиве пещера имела один рукотворный изъян, а именно, стену выложенную пепельно серым камнем. Находка показалась мне странной, и я решил исследовать ее поближе. Кому могло понадобиться строить здесь стену? Сверившись с картой и произведя нехитрые расчеты, я сделал предположение, что за стеной может скрываться еще один из закрытых участков катакомб.

Запрещающий дебаф от прохождения сквозь охранные чары исчез, и я вновь окунулся в мир духов. Бинго! Стена исчезла, а я отчетливо увидел десятки белесых теней. Спасибо способностям “Владыки Душ”, я видел души живых НПС. Их расположение и передвижения были слишком правильными, из чего я сделал вывод, что в подземельях “Блэк Новы” скрывается еще один изолятор для неписи.

“Шаг за Грань” начал отсчет последней минуты, и я рискнул миновать кирпичную стену. Мои расчеты оказались верны. Я попал в новый тюремный блок. Здесь не было сырости и затхлости, стены пещеры коптили факелы, освещая и согревая пространство. Вокруг раскинулось длинное продолговатое помещение, по обе стороны которого стояли клетки. Посреди нестройных верениц железных ящиков оставался широкий проход. Мне удалось рассмотреть внушительную металлическую дверь, расположенную на одном из торцов пещеры, другая же ее часть скрывалась в полумраке.

Но фортуна похоже решила подшутить надо мной. Покинув тупиковую пещеру, я оказался заперт в одной из таких клеток. “Шаг за Грань” закончил свое действие, начав отсчет пятидесятиминутного кулдауна. Слишком долго, чтобы использовать его еще раз. Значит придется искать другие средства, чтобы выйти из заточения. Время стремительно утекало сквозь пальцы, и я принялся обдумывать варианты.

Глава 42

Потратив несколько минут на исследование новой темницы, я решил действовать по старинке. Присмотрелся к окружающим меня узникам. Большинство из них были жителями Таэрланда, их аура отдавала ярко красным оттенком, свидетельствуя о крайне враждебном отношении к игрокам. Многие были в лучшей форме, чем обитатели предыдущей каверны. Многие стояли на ногах, сгорбившись в невысоких клетках, и пробовали мощные металлические прутья на прочность, некоторые сидели, обхватив колени руками и глядя в одну точку. Были и такие, кто жалобно скулил, забившись в темный угол.

К сожалению, дверь моей темницы оказалась заперта. Я осмотрел замок, но навыки взлома не позволяли даже оценить его сложность. Повозившись несколько минут, я чуть было не пропустил появление новых действующих лиц.

Двое стражников НПС, по одежде похожих на встреченных мною ранее, не спеша шли вдоль коридора, сопровождая статного игрока в черном плаще. Один из них, тощий и высокий, нес факел, освещая дорогу. Второй, упитанный коротыш, с нескрываемым удовольствием молотил дубиной по клеткам, распугивая узников и заставляя их сыпать проклятиями. В мгновение ока я подался назад и свернулся калачиком у стены, изображая бесформенное нечто. В полумраке пещеры сделать это было совсем не трудно. Стражники не обратили на меня никакого внимания. Подойдя к металлической двери, игрок несколько раз сильно постучал по обшивке. Выбрав ракурс поудобнее, я включил запись видео.

Послышался пронзительный скрип, а затем дверь открылась. На пороге показался колоритный мужичок, отнюдь не ангельской внешности, в грубых очках, потрепанной тунике с короткими рукавами. Я присмотрелся к нему и с удивлением обнаружил, что тот не состоит в клане. Вообще. Ноунейм без рода и племени, без меток союзника. Интересно, что он делает в казематах?

— Какие люди и без приглашения! — усмехнулся Мозгоправ, поглядывая на собеседника.

— Как поживает моя игрушка? — осведомился Проксимо, снимая капюшон. — Готова к представлению?

— Превосходно, сейчас как раз идет сеанс, — кивнул Мозгоправ, довольно улыбаясь. — Хочешь присоединиться?

— Не откажусь, — согласился Проксимо, снимая плащ и кидая его стражникам.

Игроки прошли за дверь, и та быстро захлопнулась, оставив стражников мяться на пороге. Мне пришлось проваляться не менее двадцати минут. Притворившись валенком, я пробивал Мозгоправа в сети. Ничего. Пустой килрейтинг, пустая клановая история, ни упоминаний, ни сообщений на форумах. Единственное, за что можно было зацепиться — это игровой стаж, два года, многовато для новичка. Не общайся он с Проксимо как со старым знакомым, я бы, наверное, не обратил на него никакого внимания.

Тело уже начало неметь, когда дверь распахнулась и показались знакомые персонажи. Мозгоправ аккуратно закрыл дверь на ключ. Забрав плащ и небрежно махнув рукой стражникам, Проксимо не спеша двинулся вдоль по коридору. Второй игрок последовал за ним.

— Ну, что скажешь? — довольным голосом произнес Мозгоправ, поправляя очки.

— Превосходно, — усмехнулся Проксимо, раскуривая сигару. — Эта кукла меня впечатлила, послушная. Но мне нужно больше. Сможешь подготовить еще?

— Дайте только время, у меня на примете есть одна бойкая северянка...

Голоса постепенно удалялись, пока совсем не стихли. Убедившись, что игроки удалились, я осторожно подкрался к двери. Коридор был пуст, самое время действовать. Дернув дверь как следует, я убедился, что простым пинком ее не открыть.

Для выполнения действия требуется атрибут силы равный 78!

В моей специализации Сила никогда не была приоритетным атрибутом, я не вкладывался в ее прокачку. Сейчас мой показатель составлял всего 49 единиц, с учетом бонусов шмоток. Я усмехнулся, внутренне благословляя того, кто придумал состав боевого набора расходников для бойцов Пандорума. Среди десяток полезных склянок я быстро нашел нужный эликсир.

Стандартные наборы выдавались членам альянса бесплатно, но и включали в себя предметы средней мощности. Многие игроки меняли расходники на более мощные, но аналогичные по эффектам. Такая практика не только не возбранялась, но и поощрялась лидерами кланов. Опытные бойцы знали, как правильно выбрать улучшенную версию расходника, отнюдь не бедствовали и могли позволить себе подобные апгрейды. Я не был среди них исключением.

Легкий хлопок откупориваемой склянки и слегка горьковатый “Большой Эликсир Силы“ потек по горлу, повышая соответствующий атрибут на 50 единиц. Ну вот, совсем другое дело. Действовать будет не долго, зато эффективно.

За причитаниями и шумом особо буйных узников никто не услышал звука удара и пронзительного лязга. Дверь моей клетки распахнулась, части металлического замка брякнули по каменному полу. Пленники в соседних клетках испуганно вжались в пол. Совсем их тут застращали. Я на мгновение замер, вглядываясь в полумрак пещеры, но никто не спешил выяснить причину громкого лязга. Вопреки опасениям, я не получил статус нарушителя, порча кланового имущества членами клана не возбранялась.

Зашвырнув обратно в клетку куски бесполезного металла и прикрыв дверь, я быстрым шагом двинулся вдоль рядов клеток, низко опустив капюшон. Не хватало еще чтобы узники подземелий Блэк Новы подняли крик, завидев ненавистного им игрока. Большинство заключенных принадлежали миру Таэрланда, но в коллекции определенно присутствовали обитатели иных миров. К сожалению, среди них не было той единственной, которую я желал найти всем сердцем. Включив запись видео, я сделал несколько коротких роликов.

Коридор заканчивался еще одной дверью, но уже деревянной. Она была приоткрыта, слышался далекий гомон разговора. Я не стал прислушиваться и решил поторопиться. Весны нет в клетках, но оставался закрытый кабинет, в котором определенно кто-то скрывался. Еще пребывая в форме призрака, я видел неясный силуэт души чуть поодаль от остальных. Надо осмотреть его, пока хозяин вышел.

Направляясь обратно к железной двери, я размышлял над тем, что могло заинтересовать Джерхана в этом гиблом месте? Узники-НПС? Вряд ли. Таблички с описанием целей, всплывающие при беглом осмотре пленников не показывали ничего интересного. Большинство заключенных имели низкий ранг и не походили на важные цели. Куда более интересным и загадочным казался неизвестный игрок. За все время пребывания в “Блэк Нове” мне не попался ни один ноунейм без метки союзника. Чутье подсказывало, что здесь что-то не чисто, а это, в свою очередь, должно было привлечь интерес Джерхана. Не думаю, что лидер Стального Отряда склонен размениваться по мелочам.

Как и полагается, дверь оказалась закрыта. Я несколько раз дернул ручку, но безуспешно. Система высветила показатель силы, необходимый для применения грубой силы, он оказался совсем уж заоблачным. Хотелось выполнить миссию чисто, не оставляя следов, но в запасе у меня не было ни времени, ни возможностей. Придется действовать иначе.

Кинув быстрый взгляд через плечо и убедившись, что коридор пуст насколько хватало глаз, я вынул свиток с заклинанием. Кажется, в моем арсенале излюбленных чар появился еще один завсегдатай. Интересно, как так получается, что из многотысячного спектра всевозможных заклинаний, самыми действенными и универсальными оказываются самые простые? Собравшись с духом я уже был готов применить мощный “Кинетический Пресс”, когда замок внезапно щелкнул и дверь медленно приоткрылась.

Действуя на пределе своих рефлексов, я рванул в сторону, прижимаясь к стене так, чтобы оказаться за дверью, когда та откроется. Сердце бешено заколотилось, справляясь с приливом адреналина. За секунду я успел перебрать в голове с десяток возможных вариантов развития событий, но ни один из них не оправдался.

Дверь так и осталась слегка приоткрытой. Мгновение, еще одно. Ничего. Ладони предательски вспотели. Я бросил быстрый взгляд в коридор, но там по-прежнему никого не было. Двигаясь бесшумно, я осторожно прильнул к двери и кинул быстрый взгляд внутрь. Никого. Чертовщина какая-то!

Оставаться у двери в хорошо освещаемой зоне было не менее опасно, чем попытаться зайти внутрь, и я выбрал второй вариант. По ту сторону я обнаружил небольшую комнату, напомнившую мне лабораторию. Широкий письменный стол, заваленный книгами и свитками, кучи склянок. С другой стороны, стоял еще один стол, металлический, украшенный разводами высохшей крови. В стену напротив были вбиты массивные цепи, удерживающие кандалы, которые сейчас лежали на полу. Осмотрев помещение я никого не обнаружил.

Но чутье по-прежнему било тревогу, не давая расслабиться. Слишком просто все получилось, да и что насчет одинокой души, замеченной мною из мира духов? Показалось? Я прикрыл дверь и подошел к столу, осматривая кипы бумаг. После беглого осмотра, у меня сложилось впечатление, что я попал в логово безумного психиатра. Сотни листов с записями о поведении НПС, описание странных экспериментов и формул.

Внимание привлекла записная книжка, лежавшая поверх прочих бумаг. Простой коричневый переплет, удобная закладка, принадлежит игроку Мозгоправ. Соблазн оказался слишком велик, и я взял предмет не подумав. Игрок не принадлежал клану и был мне нейтрален, взяв его вещь, я мгновенно получил статус нарушителя.

Негромко выругавшись, я открыл книжку. С первых страниц стало понятно, что это дневник, рабочие записи. Изучать их было некогда, поэтому находка отправилась в инвентарь. Чем же занимался здесь этот ноунейм? Опыты над НПС? Но с какой целью? Попахивало чем-то запретным и очень опасным. Пользовательское соглашение ясно давало понять, что взаимодействия с игровыми персонажами, выходящие за рамки описанной конвенции, чреваты суровыми наказаниями вплоть до перманентного бана.

Обдумывая эту мысль, я подошел к стальному столу, чья обагренная кровью поверхность не оставляла сомнений в сфере его применения. Пытки, во имя какой бы цели они не проводились, всегда остаются пытками. Душевные разговоры и терзание плоти. Очень странный дуэт. Возможно стоит обсудить это с профессионалом.

Сзади раздался едва различимый шорох. Я быстро обернулся, попутно выхватывая Раззар, но не успел. Мощный удар в лицо, окрасил мир в алый цвет. Еще удар, ошеломление, оглушение. Повалившись на пол, я даже не смог разглядеть нападавшего. Горло сжала нечеловечески крепкая хватка, меня резко дернуло вверх.

Шах и мат, Пантера, кажется ты попал…

Глава 43

Багровая пелена пульсировала перед глазами, я задыхался. Шкала здоровья медленно таяла. Кем бы ни был мой обидчик, он был чертовски силен.

На вас наложен эффект “Хватка Бездны”! Использование способностей и заклинаний невозможно, подвижность предельно ограничена, сопротивление темной магии снижено на 40%!

Удавка, сдавливающая шею, слегка ослабла, зрение постепенно возвращалось. Сквозь предательски выступившие слезы я увидел руку, сжимающую мое горло. Нет не руку… ручку, тонкую женскую ручку. Сперва я не поверил своим глазам, настолько сильным был контраст между ощущениями и наблюдаемой картиной. Меня держала девушка, хрупкая изящная эльфийка! Скованная кандалами, она припечатала меня к стене и цепко впилась правой рукой в шею.

Не знаю какую магию или способность использовала эта особа, чтобы скрыться от моих глаз, но я допустил ошибку, подойдя к железному столу. Длины цепей ей хватило, чтобы взять меня в оборот.

Длинный светлые волосы девушки, заляпанные грязью и кровью, скрывали половину лица. Другая же половина скалилась хищной ухмылкой. Глаз с золотистой радужкой яростно сверлил меня взглядом, не скрывая гнева. И все же она не убила меня сразу. Я полностью находился в ее власти, вися в воздухе безвольной тряпичной куклой. Эффект способности бессрочный! Черт побери, это какой же у нее уровень?!

Я быстро считал информацию об эльфийке и не поверил своим глазам.

Имя: Рокси, Сияние Рассвета

Вид: гуманоиды

Раса: аэлли

Ранг: 3

Особенности: телекинез, пиромантика

Отношение: неприязнь

???

???

Для третьего ранга эта девочка обладает немыслимой силой. Судя по кандалам, явно пленница этого Мозгоправа. Или объект исследования? В любом случае, моя смерть в этой подпольной лаборатории станет концом карьеры в Пандоруме, как только обнаружат тело.

— Отпусти, — еле слышно прохрипел я. — Не… наврежу…

— Он тоже так говорил, много говорил, много, много, много, — заскулила эльфийка, крепче сжимая мне шею. — Говорил, говорил, говорил…

Из ее глаз внезапно хлынули слезы, хватка разжалась, и я упал на пол. Рокси села на корточки и зарыдала, а я не спешил подниматься, опасаясь спровоцировать новую атаку. Что-то предостерегло меня от резких движений, что-то в ее поведении настораживало, и я не ошибся.

— Я могу освободить тебя, — осторожно произнес я, поднимая руки.

Плач прервался мгновенно, настолько неестественно, что я даже запнулся на полуслове. Эльфийка вскинула голову, чуть склонив ее набок, и посмотрела на меня сквозь слипшиеся пряди волос.

— Ты… я хочу убить тебя, терзать тебя, рвать на куски, — холодным тоном произнесла Рокси, гневно сверкая золотистыми глазами. — Но часть меня хочет тебе верить, часть меня любит тебя и часть ненавидит… как ненавидит его…

— Ты о том игроке? Чем он здесь занимается?

— Его странная магия, — ужаснулась девушка, медленно отползая в сторону. — Невозможно сопротивляться, только подчиняться и слушать… Он говорит, Рокси делает. Иначе будет больно, очень больно.

— Он… разговаривает с тобой?

— Это магия, ты не понимаешь! — внезапно вспылила Рокси, подаваясь вперед. — Я хочу убить его, но не могу противиться “голосу”… ты… правда хочешь помочь мне?

— Я могу попытаться, — медленно ответил я. — Если пообещаешь, что не навредишь мне и никому не расскажешь о нашей встрече.

— О, маленькие секреты, — улыбнулась девушка. — Я люблю секреты, своих у меня не осталось… он выпил их все, выпил до дна! И твой тоже выпьет…

— Это ты открыла дверь?

Рокси быстро кивнула и мрачно ухмыльнувшись, одним усилием воли подняла в воздух старое кресло. Телекинетика, очень мощная. Но как так получилось, что при всем своем желании навредить истязателю, она до сих пор этого не сделала?

— Он говорит это дар, особый дар, но он приходит сам, я не могу его контролировать, — заплакала девушка.

Я понимал, что время неумолимо утекает и мне следует убираться отсюда подобру-поздорову, но я боялся, что не успею использовать Камень Душ, если этой странной эльфийке не понравятся мои действия. К тому же, если Мозгоправ залез ей в голову настолько глубоко, мой маленький рейд могут запросто раскрыть. Придется вмешаться.

Я внимательно осмотрел кандалы, но вынужден был признать, что здесь мои навыки бессильны. Черное железо — редкий и дорогой материал с запредельной прочностью, такой не сломать грубой силой. Ключ наверняка у Мозгоправа, вряд ли этот “гений” оставил бы его в одной комнате с подопытной. Цепи тоже были сделаны из черного железа, но здесь имелся один нюанс: цепи шли к кольцам, прочно вбитым в стену, и дальше, вдоль стены, к особому механизму. Тоже из черного железа, богато живет этот ноунейм. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять предназначение механизма. Колодка со стопором позволяла менять длину цепей, пользуясь небольшой рукояткой. Жертва никак не могла вытянуть цепь сама, но сейчас этого и не требовалось.

Несколько вращений колодки и длина цепей увеличилась, надеюсь этого хватит, чтобы удивить хозяина пыточной камеры. Рокси, несмотря на свое безумие, быстро сообразила, что к чему и хищно улыбнулась. Я попытался улыбнуться в ответ, но улыбка вышла так себе. Оставаться здесь было опасно. Я открыл инвентарь и выбрал Камень Душ.

Твою мать, надо было раньше осмотреть эту безделушку! Предмет оказался неактивным, а значит где-то рядом работал миниатюрный стоунджаммер, блокируя не только возможность телепортации в эту зону, но и работу Камней Душ. Уйти быстро и бесшумно не получится. Проклиная себя за неосмотрительность, я взглянул на Рокси.

— Часть меня говорит тебе спасибо, часть меня проклинает тебя, — отрешенно заметила эльфийка. — Хочешь займемся любовью?

— Э-э-э-э, очень хочу, — с толикой смущения ответил я, стараясь не спорить с сумасшедшей. — Но давай в другой раз? Сейчас у нас есть дела поважнее.

— Важно, это важно! — тихим, но твердым голосом произнесла эльфийка, переводя на меня умоляющий взгляд. — Главное не дать ему проронить ни слова, иначе я…

Девушка так и не договорила, а спустя пару секунд заливисто расхохоталась. Но вдруг резко замолчала и прислушалась. Я тоже различил голоса, доносившиеся из-за двери. Быстро натянув капюшон, я нырнул за край стола, покидая зону прямой видимости. Рокси боязливо свернулась калачиком на полу.

— Нет, нет и нет! — услышал я раздраженный голос. — Сначала уберите из клеток это отребье, а затем сажайте свежих! Поторапливайтесь, за работу!

Дверь пронзительно скрипнула и распахнулась, впуская маленького тирана в рабочий кабинет. Мозгоправ, не скрывая раздражения сорвал с себя очки и рассеянно вытер о грязный халат.

— Профаны, — констатировал ученый, вновь надевая очки. — И где только Проксимо откопал эту непись? Так… на чем мы остановились?

Игрок быстро подошел к столу и в замешательстве уставился на пустое место, где еще недавно лежал дневник. Он замер, словно раздумывая над чем-то, а затем медленно повернул голову в сторону двери. Кажется, ноунейм сообразил, что к чему. Он быстро развернулся и встретился нос к носу со своей подопытной.

Мозгоправ открыл было рот, но Рокси оказалась быстрее. Ее рука мгновенно сжала горло игрока, не давая произнести ни слова.

— Сюрприз, — зловеще прошипела Рокси и зашлась в кровавом экстазе, буквально разрывая тело своего мучителя. Руки, ноги, голова… растерзанная плоть разлеталась по сторонам, фонтанируя алой кровью. Рокси взревела и выхватила связку ключей. Кандалы с громким лязгом упали на пол. Я вышел из-за стола, все еще находясь под впечатлением от столь быстрой расправы над целью. Мой внутренний таймер начал отсчет, скоро здесь станет жарко. Девушка кинула на меня безумный взгляд и едва мотнув головой в сторону выхода, стрелой метнулась за дверь.

Рокси бежала по коридору раскинув в сторону руки, рыча словно дикий зверь. Невидимая сила срывала замки с клеток, вырывала двери, выпуская на волю измученных и озлобленных узников. Впереди показались стражники, спешившие узнать причину шума. И они ее узнали. Первому Рокси просто снесла голову и рассекла тело надвое чудовищным кинетическим ударом, второй вспыхнул словно свеча и сгорел до тла за считанные секунды. Она прошла сквозь них даже не замедлившись, словно раскаленный нож сквозь масло. Цифры урона в боевом логе были просто запредельными.

Деревянная дверь брызнула щепой и разлетелась на мелкие кусочки. Толпа озлобленных и разъяренных НПС ринулась в проем, послышались звуки боя и крики игроков. Гонец вспыхнул пингами о восстании в Блэк Нове. Рокси нырнула в проем. Я выбежал следом, оказавшись на Т-образном перекрестке. Один из входов блокировали игроки, скованные битвой с разъяренными НПС. Хотя битвой это можно было назвать с натяжкой. Безоружные повстанцы сломя голову лезли на вооруженного противника, кусаясь, царапаясь и размахивая кулаками. И гибли быстро, глупо, бесславно.

Зато я обратил внимание на то, что происходило с убитой неписью. Их души еще несколько секунд хаотично метались над павшими телами, а затем истаивали, исчезая навсегда. Трупы дергались и вставали в посмертии, уже под эгидой “Костяного Воинства”. Я смотрел на них и понимал — у этих тварей не было души, не было разума. Они повиновались чужой, злобной воле, стремясь уничтожить все живое, до чего могли дотянуть свои руки. Эдикт Мертвого Савана. А души… Я воспользовался возможностью и собрал ровно три штуки при помощи “Загробного Владыки”. Пусть полежат в закромах, хуже точно не будет.

Рокси тем временем припала на одно колено, и судорожно зарыдав, воздела вверх руки. Потолок раскололся сетью трещин и огромные куски камня завалили проход, погребая под собой игроков и НПС. За такое меня точно по головке не погладят, ребята долго будут разгребать завалы, чтобы достать выпавший при смерти шмот. Я побежал вперед, Рокси ринулась за мной. Вторая ветка тоннеля вывела нас к внешнему блокпосту, где двое стражников-НПС сдерживали нескольких повстанцев.

Эльфийка зарычала и вскинула руки. Искры, вырвавшиеся с кончиков ее пальцев, впились в тела стражников выжигая их изнутри. Обугленные тела грузно упали на холодный камень и рассыпались в прах. Вот и все, дальше открытая территория, всего несколько шагов. Но крепкая хватка Рокси не дала мне уйти. Девушка больно впилась мне в предплечье и рывком притянула к себе. Я не мог ничего сделать, использовав боевые способности, я рисковал засветиться в логах ближайших игроков.

— Я… мне не уйти, я чувствую их, чувствую его, — внезапно заплакала девушка. — Смерть, смерть, смерть… кругом лишь смерть.

Тонкая струйка крови потекла из ее милого носика. Ее лицо осунулось, она устало прикрыла глаза.

— Как тебе помочь? — с нетерпением откликнулся я, озираясь по сторонам. — Что я могу сделать?

— Выхода нет, только безумие, — внезапно рассмеялась Рокси, касаясь своей ладонью моей щеки.

— Безумие? — переспросил я, не совсем понимая, о чем речь.

— Настоящее безумие, — серьезно ответила эльфийка и крепко поцеловала меня в губы.

Я почувствовал солоноватый привкус крови на своих губах. Она прижалась ко мне всем телом, а я растерянно раскинул в стороны руки, не зная, как реагировать на это… безумие?

Внимание! Ваша репутация с Рокси, Сияние Рассвета повышается на 50000! (Превознесение)

Внимание! Рокси, Сияние Рассвета предлагает стать вашей спутницей! Принять? (Да/Нет)

Права была эльфийская красавица. Это уже ни в какие ворота не лезет! Что бы ни делал там Мозгоправ в своей каморке, он точно сломал эту девушку. И судя увиденному — с прямой подачи Проксимо, главы альянса “Пандорум”. Такой информацией поперхнется даже Джерхан. Немыслимо. И отказаться невозможно, без риска сложить голову, когда выход уже так близок. Принять!

Поздравляем! Рокси, Сияние Рассвета становится вашей спутницей!

Инвентарь пополнился новой фигуркой в виде золотой звезды. Взгляд невольно упал на серую фигурку Вес’Надаль, уже не первый месяц покоящуюся у меня под рукой. И все-таки Джерхан меня использовал, знал куда нужно давить. Ну ничего, я это ему еще припомню.

Эльфийка исчезла, погружаясь в глубокий сон внутри фигурки. Десяток метров, и я пересек блокпост, вырываясь в открытую зону. Камень Душ снова стал активен. НПС, недавно вызволенные моей новой соратницей, внезапно повернулись ко мне, словно только что обнаружив мое присутствие. Но это последнее, что я успел заметить перед тем как серый вихрь перенес меня прямиком в свои апартаменты в одной из башен Блэк Новы.

Гонец разрывался от сообщений, соклановцы уже собрали рейд и организовали настоящий каток по зачистке восстания. Похоже Арранкар лично возглавил ответный удар. Но мне было все равно, я устало откинулся на кровать и позволил себе ненадолго расслабиться.

Глава 44

Сигнал вырвал меня из объятий сна. Сейчас все бы отдал, чтобы нормально выспаться, но события развивались слишком стремительно, не оставляя времени на отдых. Первым делом, нужно понять во что я вляпался, плутая по подземельям клановой цитадели.

Начав листать дневник Мозгоправа, страница за страницей, я погружался в мрачный омут аморальности и насилия, которые этот маньяк учинял с НПС. Да, они не живые, да, это всего лишь игра, но должны же быть у людей хоть какие-то моральные границы? Я осилил с десяток страниц прежде чем получил поверхностное представление о методиках воздействия на НПС. Часть из них была довольно известной широкой публике, например, НЛП и нейросемантика, бывшие на пике популярности пару лет назад.

Результат его деяний был налицо. Я лично наблюдал за поведением Рокси и такой резкой смены настроений, такой необычной силы, я не встречал еще ни в одном из НПС. Ему определенно удалось расшатать ее психоматрицу, но с какой целью? Зачем заниматься такой опасной работой подальше от чужих глаз? Для чего?

Ответа на этот вопрос у меня не нашлось, поэтому я решил проконсультироваться с экспертом. Дикий был в игре, поэтому ответил быстро. Конечно, я бы предпочел общение с глазу на глаз, но Гонец сейчас был для меня единственной безопасной альтернативой. Проведя с другом короткую разъяснительную беседу и пересказав события минувшей ночи, я получил новую информацию для размышления.

Дело в том, что Дикий был экспертом в области технологий искусственного интеллекта, не один месяц изучал паттерны и поведенческие алгоритмы персонажей Сферы. Мой рассказ его не на шутку встревожил, он рекомендовал держаться от этой “фигни” как можно дальше. Согласно правилам Сферы, любое нерегламентированное воздействие на психоматрицу НПС, прямое или косвенное, могло быть расценено как эксплойт — использование уязвимости. Это, в свою очередь, сводилось к получению игрового преимущества запрещенными методами. За такие шутки игроков карали по всей строгости, применяли максимальную меру пресечения — пожизненный бан с заморозкой всех активов.

Как именно Мозгоправ намеревался использовать эту возможность, Дикий сказать затруднялся. Но судя по рассказам о Рокси, предположил, что факт нарушения уже имел место быть. Итого, выходило, что у меня в руках покоилась “черная метка”, способная уничтожить любого, причастного к экспериментам в подземельях. Мозгоправ и… Проксимо? Ох не зря посылал меня Джерхан в эти казематы, не зря. Памятуя рассказ Шэдоу о противостоянии внутри альянса, я пришел к выводу, что такая информация способна смешать все карты и склонить чашу весов на сторону лидера “Стального Отряда”. Ну уж нет, отдавать ценные сведения в руки наглого огра будет неразумно.

Я проверил сообщения в Гонце. Несколько пропущенных вызовов от Морганы резали глаз, но рыжая фурия может и подождать. Бой в подземельях Блэк Новы закончился быстро. Панды безжалостно вырезали всех НПС, освобожденных Рокси в темнице. И так же слаженно уничтожили восставших приспешников “Костяного Воинства”. Ни слова о саботаже, похоже всю вину свалили на взбунтовавшуюся непись. Исида до сих пор не показалась, но у меня зрело предчувствие, что это еще не конец. Я вызвал Джерхана.

Джерхан : Слышал, слышал. Ты знатно повеселился.

Капитан Пантера : Не назвал бы это весельем. В закрытой зоне была темница и не одна. Десятки НПС на любой вкус, не знал, что Проксимо нравится вытворять такое.

Джерхан : Что это значит?

Капитан Пантера : Частный притон. Насилие, пытки, извращение. Они специально подбирали НПС с наивысшим уровнем доступности.

Джерхан : Брехня! Не вздумай дурить мне голову…

Капитан Пантера : Инфа из первых рук, Джерхан. Лови видео, все как я и рассказывал.

Отснятые видеоматериалы пришлись как раз на руку, позволив слепить добротную утку для лидера Стального Отряда. Кадры томящихся в клетках НПС совместно с камео Проксимо, выглядели вполне себе достоверно. Немного исказить факты, повернуть разговор в иное русло и можно убедить человека в своей правоте. Оставалось надеяться, что осторожный и хитрый Джерхан поверит в мою историю. Я играл с огнем, и уже далеко не первый раз.

Джерхан : Это все что тебе удалось заснять? Где факты?

Капитан Пантера : Скрыты за фильтрами 18+, Джерхан. Не знаю, что ты хотел там найти, но определенно разворошил грязное белье Проксимо.

Джерхан : Старые Боги недовольны, малец.

Капитан Пантера : Как и я, Джерхан. Моей пешки там не оказалось.

Джерхан : Я заживо сдеру с тебя кожу, только дай мне повод. А пока… исчезни.

Лидер Стального Отряда был далеко не прост, я сомневался, что мне удалось обвести его вокруг пальца, но и проверить истинность моих слов он не мог. В лучшем случае я сыграл вничью и меня это устраивало. Внезапно шею обожгло огнем. Шрам, оставленный Астартой, раскалился, пронзая тело мучительными вспышками боли.

Внимание! Активирована способность “Зов Пылающего Легиона”. Принять? (Да/Нет)

Я догадывался, что рано или поздно мне придется снова предстать пред ликом темной богини, но все же надеялся, что этот момент наступит несколько позже. Боль была неприятной, богиня явно не церемонилась со своими адептами. И снова отказ будет неприемлем. Принять.

Огненный вихрь выдернул меня из комнаты и спустя мгновение швырнул на пыльную землю где-то очень далеко от Таэрланда. В легкие ворвался чистый воздух, почти стерильный. Это явно была не Бездна. Я не спеша огляделся, на ходу считывая информацию интерфейса. Огромная каменная глыба плавала в облаках тумана, изредка озаряемого вспышками молний.

Астрал.

Я обернулся и увидел темную богиню. Соблазнительная суккуба разглядывала меня, словно музейный экспонат. Улыбка на ее лице была одновременно и милой и угрожающей. Вспоминая особенности нашей последней встречи, я не решился подниматься в полный рост, а всего лишь припал на одно колено.

— Время истекает, — произнесла Астарта. — А ты все еще не выполнил мой приказ. Я недовольна.

В лицо пахнул удушливый жар преисподней. Руки демонессы вспыхнули зловещим багровым огнем, я физически ощущал угрозу, исходящую от могущественного божества. Я так и не узнал, что задумала моя пламенная госпожа, положение спасла Рокси. Вопреки всем мыслимым законам игровой вселенной, моя спутница материализовалась между мной и богиней по собственному желанию.

Злобно ощерившись, она припала к земле, словно дикий зверь. Взгляд золотистых глаз с ненавистью буравил богиню.

— Какая неожиданность, — рассмеялась Астарта, мгновенно меняя гнев на милость. — Кто это у нас тут?

— Ненавижу, — утробным голосом прорычала Рокси и кинулась вперед прежде, чем я смог остановить ее.

Но богиню было трудно застать врасплох. Она вскинула руку и Рокси взмыла в воздух, зависнув над землей. Скованная мощным заклинанием, эльфийка заскулила и задергалась. Глаза Астарты полыхнули ярким пламенем.

— Бедное дитя, — озадаченно произнесла демонесса, разглядывая Рокси. — Что они с тобой сделали? Что сотворили? И это нас они называют бездушными монстрами...

Тело Рокси изогнулось в агонии, руки затряслись, изо рта вырвался тихий хрип. Что бы ни делала с ней Астарта, это явно причиняло девушке сильную боль.

— Ее разум расколот на тысячи осколков, — раздраженно изрекла Астарта. — Жаль, из нее получилась бы сильная рабыня. Их шна ватран!

Абиссал, язык Бездны. Я узнал его, хоть и не понимал. Слова богини звучали требовательно и властно. Рокси дернулась и обмякла. Я застыл в замешательстве, но вскоре увидел иконку эффекта “Глубокий Сон” напротив аватары ее персонажа.

— Ты думал я жажду ее смерти? — рассмеялась Астарта. — Мне нужна смерть, но не ее. Эта эльфийка сильна, возможно она поможет тебе одолеть Исиду, выжечь ее черное сердце.

Я осторожно коснулся фигурки в форме золотистой звезды, отправляя Рокси в глубокий сон. Только сейчас я по-настоящему понял с кем имею дело. Поверхностные характеристики соратницы отражали лишь показатели ее маскировки, но меню прокачки персонажа и детальные характеристики показывали какой силой она обладает на самом деле.

Изучать Рокси можно было долго, но в глаза сразу бросались нестыковки. Невероятно завышенный показатель силы, явно не соответствующий ее классу, несколько способностей из области телекинетики были взяты вопреки общеизвестным правилам прокачки. Мне кажется я начал понимать, чего добивался Мозгоправ своими жестокими экспериментами. Сама мысль о возможности таких манипуляций не укладывалась у меня в голове.

— Она действительно… сломана, — задумчиво произнес я, вертя в руках фигурку золотой звезды. — Я бы даже сказал, взломана. Невероятно.

— Сейчас это неважно, — изрекла Астарта, обеспокоенно оглядываясь по сторонам. — Главное еще впереди, то ради чего ты был призван. Он идет, заткнись и слушай внимательно.

Астарта вспыхнула ярким пламенем, принимая боевую форму. Изящная суккуба разительно изменилась. Передо мной предстала высокая демонесса, с ног до головы облаченная в броню из черного железа. Языки пламени вырывались из-под изящных изгибов ее экипировки, грозя испепелить каждого, кто окажется поблизости. В руках демонессы сиял легендарный серп, сотканный из первозданного огня: Магмарис, Рассекающий Вечность. Игроков, имевших честь наблюдать его воочию, можно было сосчитать по пальцам.

Волосы на голове стали дыбом, воздух переполняла мощная магия. Ощущение неминуемой угрозы скреблось где-то на задворках моего сознания. Вряд-ли я захотел бы оказаться здесь по собственной воле. Владычица стихии Огня нервничала, остервенело вздымая столбы пыли ударами хвоста. Мощные когти демонессы взрывали поверхность скалы, оставляя на ней уродливые борозды.

Даже не знаю в какой момент я понял, что мы уже не одни. Взгляд скользнул в сторону и остановился на безликой тени, стоящей чуть поодаль. Стоило взглянуть на нее, и она проявилась. На скале стоял незнакомец, облаченный в плотную рясу, сотканную из тумана. Я не смог разглядеть его лица, туман кружился и стекал вниз, на серую почву, расплываясь в редком белесом мареве. Незнакомец опирался на черный посох, украшенный мерцанием тысяч звезд. Еще не взглянув на подсказку игрового интерфейса, я понял, кто присоединился к нашей встрече.

Анки, Спящий и Владыка Либроса, загадочный и могущественный Серый бог, стоял передо мной во плоти. Похоже ставки в этой игре поднялись до небес. И что-то подсказывало мне, что в накладе останется только один из нас.

ИНТЕРЛЮДИЯ: ПРОКСИМО

— Просто сбежала, твою мать?! Просто?! — угрожающе прошипел Проксимо, глядя на Мозгоправа. — Ты совсем из ума выжил? Знаешь, чем нам это грозит?!

— Только не надо истерик, — холодно заметил Мозгоправ, поправляя очки. — Я прекрасно осознаю опасность положения. Мы ее отыщем, это вопрос времени.

— Времени нет! — крикнул Проксимо, грозно сверкнув красными от недосыпа глазами. — Клятая нечисть, бунты, теперь еще и это! Как ты вообще умудрился так облажаться?!

— Я? Ты был там вместе со мной, видел своими глазами, я сделал все правильно, — парировал ученый. — После зачистки я осмотрел комнату, кто-то поигрался с цепями, Проксимо.

— Диверсия? — встрепенулся лидер альянса, и Мозгоправ впервые увидел в его глазах искру испуга. — Кто? Как? Там же гребаный Форт Нокс! Защита от любого проникновения на всех постах, стоунджаммер!

— Вероятно, иной причины я не вижу.

— Утечек пока не было, но это не показатель, — произнес Проксимо, нервно похаживая по залу. — Нужно выводить активы, срочно. Кто бы за этим не стоял, он еще сделает свой ход. Как же не вовремя, твою мать…

Лидер альянса тяжело прислонился к каменной стене. В висках пульсировала тупая боль. Сколько дней он не выбирался из капсулы? А может недель?

— Опрос свидетелей и анализ логов ничего не дали, — продолжил император. — Эта сука словно испарилась.

— Поисковые заклинания тоже не сработали, — мрачно продолжил Мозгоправ. — Либо она под защитой, либо…

— Что?

— Стала пешкой, например.

— Такое вообще возможно? Без квестов? Без гринда репутации?

— Вполне, — медленно кивнул Мозгоправ, не сводя взгляда с собеседника. — Мы создали франкенштейна, настоящего монстра. Еще бы несколько сеансов…

— Не будет никаких сеансов, — грозно прошипел Проксимо. — Все это, вся эта затея… было ошибкой. Ты обещал мне оружие, безграничные возможности, но где результаты? Всего одна особь и та в бегах!

— Время, всему нужно время, — не отступал Мозгоправ, все больше распаляясь. — Я говорил тебе и не раз, но ты упрям как осел!

— Следи за своим языком, — угрожающим тоном произнес Проксимо. — Или я сам вырву его и засуну тебе в…

— Вот значит, как ты заговорил, да? Хорошо! — нервно выкрикнул Мозгоправ. — Закроешь проект и сдам тебя с потрохами! Мне терять нечего, все мои наработки у меня в голове! А твоя империя пойдет коту под хвост! Или покатится дальше, но уже без тебя.

Проксимо ничего не ответил. Он просто стоял, прикрыв глаза и молча проклиная себя за неутолимую жажду власти. Позволил себе лишнего и попался в капкан собственных амбиций словно деревенский простак. Теперь этот ублюдок не отступится.

— Хорошо, — ровным тоном произнес лидер альянса. — Я тебя услышал. А теперь выметайся и даже не думай показываться мне на глаза…

Мозгоправ самодовольно фыркнул и испарился, воспользовавшись пентаграммой. Проксимо убрал со стола статуэтку-кииру с записью обнаженной танцовщицы. Простой и эффективный способ исключить возможность записи видео, создававший контент, попадающий под запрет 18+. Двери распахнулись, в зал вошел Гор.

— Дела плохи Проксимо, — возбужденно произнес лидер Обливиона. — Нежить все прибывает, руины Аэллифарна кишат мертвяками. Наших скаутов вырубают по кулдауну...Может пора трубить сбор и дать бой пока дела совсем не вышли из-под контроля?

— Да, конечно, — отрешенно ответил лидер альянса. — Мы же “Пандорум”, мы всегда даем бой.

ИНТЕРЛЮДИЯ: АДМИНЫ

Технический отдел Сферы Миров уже не первый день гудел, словно потревоженный улей. События на Таэрланде встали костью поперек горла совета директоров. Начальство давило, требуя решить проблему немедленно, жалобы ежечасно сыпались десятками. Но что бы не предпринимал отдел, все упиралось в одну единственную проблему — Пандорум не шел на контакт. Руководство альянса отметало самые щедрые предложения, не желая останавливать беспрецедентную военную кампанию.

Тысячи игроков несли серьезные убытки, теряли нажитое тяжелым трудом имущество. В проигрыше были все, кроме самого Пандорума. Юлия Такахаси заняла кресло технического директора Сферы Миров недавно, но уже успела почувствовать на своей шкуре всю тяжесть новой должности. Девушка обладала острым умом и прекрасными способностями в аналитике, эти качества серьезно помогали в работе. “Кризис Таэрланда”, как его успели окрестить в отделе, занимал сейчас первое место в списке важных задач.

Помимо поиска оптимального выхода из сложившейся ситуации, специалистам приходилось решать десятки сопутствующих проблем. Обвалы рынков стали обычным делом, “Золотой Хомяк” не справлялся с наплывом спекулянтов. И все это на фоне непрекращающейся бойни на Таэрланде.

Совещание разработчиков проекта длилось уже несколько часов. Команда Балабанова, запершись в конференц-зале, на повышенных тонах

Наконец дверь хлопнула. Первой разгневанной походкой вышла Елена Романова, сверкая злющими глазами и только что не фыркая на ходу. Ее, резкую и импульсивную, способную смешать с дерьмом любого, недолюбливали и откровенно побаивались. За ней вышли шли остальные. Худощавый, седой Балабанов, создатель и мессия “Сферы Миров”, остановился возле входа, переговариваясь с Такеши и Максимом Рубцовом, а Адам Георгиевич направился прямиком к Юлии.

— Нашли какое-то решение, Адам Георгиевич? — потребовала Юлия, присоединяясь к команде специалистов.

— Увы, все сложно. Решение может быть только кардинальным, полное отключение “процедурной генерации”, дорогая моя, -- покачал головой разработчик. -- Но это сулит остановку Сферы на неопределенный срок, а наши инвесторы не готовы к таким финансовым потерям. Придется нам как-то разбираться с этим бардаком изнутри.

— Панды все-таки доигрались, — покачала головой Юлия. — Мощный ответ процедурного генератора, появились две новые фракции. Воскрешение Исиды, одной из ключевых исторических фигур Сферы, событие само по себе уникальное. НПС бунтуют, наблюдается массовая агрессия, направленная против игроков.

— Что с Мертвым Саваном? — спросил Георгиевич. — Удалось обойти блокировку?

— К сожалению, нет, — развела руками Юлия. — Эффекты такой силы не обходятся стандартными инструментами админов, мы ничего не можем сделать. У нас по-прежнему остается возможность более глобальных вмешательств…

— Исключено, тогда нас точно смешают с грязью, — устало обронил Георгиевич. — Нужно найти менее радикальные методы воздействия. Посмотрите сюда, это график активности “Костяного Воинства”? Практически экспонента! Если так пойдет и дальше, эта кость встанет у “Пандорума” поперек горла.

— Процедурный генератор активно реагирует на действия игроков, — откликнулась Анна Самойлова, младший специалист. — Разрушение Колодцев Душ, уничтожение фракций и крупных городов, для процедурника это что-то вроде аллергии. Вмешательство таких масштабов — это прямая угроза равновесию.

— Мы не просила лекций по алгоритмике, — холодно ответила Юлия, глядя на пристыженную сотрудницу. — Всех нас интересует только один вопрос — что мы можем сделать?

— Если мы ничего не можем сделать с игроками, — тихо произнес Глеб, неуверенно поглядывая на начальницу. — Может стоит помочь им? Выпилить все непись, все фракции? Есть теория, что усиление проблемы Равновесие может стать нерелевантным при достижении критического значения, и тогда…

— И тогда вы все пойдете искать новую работу, — отрезал Георгиевич. — Ладно. Сейчас не время для экспериментов. Мне хорошо знакомы прецеденты с нарушением равновесия и каждый раз становилось только хуже. Следите за события, анализируйте реакцию процедурника, ищите варианты урегулирования конфликта.

У Юлии было превосходный нюх на неприятности, и сейчас ей казалось, что в зале стало очень душно. Чем бы ни был процедурник в момент своего становления, он развивался и эволюционировал. Методы работы с меняющимся на глазах кодом устаревали, инструменты становились неэффективны. Сотрудники технического отдела тратили неимоверные усилия на поддержание инструментария гейм мастеров. И тем не менее ей казалось, что эту войну они проигрывают, медленно, но проигрывают.

Отогнав прочь скверные мысли, Юлия Такахаси вернулась в свой кабинет и устало опустилась в кресло. Любое радикальное воздействие администрации на игровые миры непременно резонирует в игровом сообществе, посыплется еще больше жалоб, компания понесет убытки. Нет, необходимо иное решение и найти его нужно быстро.

Глава 45

Сказать, что я был шокирован и абсолютно не понимал, что происходит, значит не сказать ничего. Боги ненавидели Астрал, боялись его и подсознательно остерегались. Считалось, что именно сюда низвергались останки их павших собратьев, как, впрочем, и любой другой мусор, которому больше не было места на просторах бесчисленных миров Сферы. То, что попадало в Астрал, зачастую считалось потерянным навсегда.