Book: Я - природник



Я - природник

Максим Свиридов

Я - природник

Я - природник

Название: Я - природник

Автор: Максим Свиридов

Издательство: СамИздат

Жанр: Фантастика

Год: 2012

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

"Я лежал на вершине утёса. Площадка, довольно большая и ровная, была усыпана мелкими камнями. Хм, до края далеко, но я почему-то знал, что утёс высокий. Занесло меня... И ещё хороший вопрос, кого это - меня? В голове пыталась оформиться мысль, я цеплялся за неё, стараясь вырвать из хоровода неразборчивых ощущений. Вот, вспомнил - мечи... Со мной должны быть мечи... - Не расстраивайся так, память вернётся. - Я резко развернулся, и сразу пожалел.

Никого. Зато в глазах аж потемнело от боли. Да и голос этот, внутри меня, что ли? Ну вот, еще и голоса. Как это по научному, раздвоение личности называется?"

Кто я? Что происходит?

Кто все эти люди? И что у меня за странные мечи?"

Максим Свиридов

Я - природник.

Прибытие

   Солен устал светить сегодня над этой безжизненной и плоской пустыней. Горячий ветер неспешно перегонял песчинки с одного бархана на другой, день за днём меняя их очертания. На многие вёрсты вокруг пейзаж был однообразен, а в раскалённом песке не было места даже маленькой ящерке с её нехитрыми заботами. Лишь скалы Аллеора мрачно возвышались посреди погибшей земли, напоминая о своём создателе, и войне, что громыхала здесь в незапамятные времена. Мало кто помнил - именно после тех событий так и не смогла оправиться земля.

   Солен уже уходил, почти скрыл свой диск за горизонтом, желая осмотреть бескрайные степи. А потом и побережье, на котором раскинулись зелёные луга, и стояли вековые леса - у столицы этой страны, древнего города Тилона. Но вдруг он замер на мгновенье, остановил свой бег по небосводу. Там, там в скалах, он заметил невесомое облачко, опустившееся на высокий утес у скалы. Дымка рассеялась, и на утёсе появился человек. Смертный лежал на боку неподвижно, обнаженный и беззащитный.

   Солен знал, откуда появился незнакомец. Наверняка - это постарался его собрат, светлый Хронг. Богу было интересно. Что ж, он присмотрит за этим человеком, теперь ему будет, чем заняться над скучной пустыней, но уже не сегодня. Всё равно, очнётся незнакомец ещё не скоро. Подумав так, он скрылся за горизонтом.

* * *

   Боль стучалась в виски с упорством, будто желала вырваться на свободу и покинуть, наконец, это слабое тело. Она почти не оставляла места мыслям, и разрывала их на отдельные образы, не давая сосредоточиться.

   - Да я тебя с землёй смешаю! - Слова. Они доносятся издалека, кажется снизу. Что значат эти фразы? С землёй смешаю... Это он мне?

   Я открыл глаз. Пока только один, второй никак не получалось. Голос вроде не близко, да и не видно никого... Рука только какая-то. Пальцы шевелятся, кажется, это моя. А пыли на ней, будто неделю тут прохлаждаюсь. Кстати, тут - это где? Ладно, вот второй глаз разлеплю, тогда осмотримся. Пошевелился - тело ответило резкой, затмевающей взор болью. Каждая клетка словно молила о пощаде, и требовала покоя. Пришлось отдохнуть - не долго так, минут десять. Второй глаз, наконец, поддался.

   Я лежал на вершине утёса. Площадка, довольно большая и ровная, была усыпана мелкими камнями. Хм, до края далеко, но я почему-то знал, что утёс высокий. Занесло меня... И ещё хороший вопрос, кого это - меня? В голове пыталась оформиться мысль, я цеплялся за неё, стараясь вырвать из хоровода неразборчивых ощущений. Вот, вспомнил - мечи... Со мной должны быть мечи...

   - Не расстраивайся так, память вернётся. - Я резко развернулся, и сразу пожалел. Никого. Зато в глазах аж потемнело от боли. Да и голос этот, внутри меня, что ли? Ну вот, еще и голоса. Как это по научному, раздвоение личности называется?

   - Тогда уж "растроение", дорогой! А вся память не вернётся, насколько я понимаю.

   Это уже слишком! Ладно, просто с ума сошёл, но этот, третий голос... Он ведь женский! Желание проверить свои половые признаки я подавил в зародыше. Засмеют ведь, эти двое... Так, что-то я про мечи вспоминал... Взгляд за спину - ничего. С чего я решил, что они должны быть за спиной?

   - Ты руку протяни! - Опять этот хмырь... Ну ладно, протянул. Руку - не ноги протянуть, не жалко.

   Красивая рукоять мягко засветилась голубым, на ней чуть заметно выделялись золотистые руны. Пальцы сами начали сжиматься...

   - Не тронь! Нас без дела не обнажают! - Командир нашёлся. Подождите... Нас? Так это мечи со мной по душам беседуют? Фу! Аж отлегло, камень с души долой! Может, я нормальный?

   - Так вы говорящие? - Спросил! Самому стыдно...

   - Башковитый он у нас, а Тил? - Голос был мягкий, но почти без интонаций.

   - Я сразу заметила! - Нет, женский голос мне определённо нравился больше. Он был... Игривый?

   - Ладно, ладно! Не загружайте! И так голова, как орех после колки... Ну, хорошо, красавицу нашу Тил зовут, а тебя? И, раз вы такие умные - а меня? - Кажется, боль начала постепенно отступать, не дробя мысли на мелкие осколки.

   - Ой, приятно! - Сколько эмоций в одном слове!

   - Э?

   - За красавицу спасибо!

   - Угу. - Какой я молодец. Даже про комплимент не забыл.

   - Меня зовут Тим. - Продолжил мужской голос. - Точнее - Тиллиада и Тимберлан.

   - Надеюсь, меня так же красиво?

   - И не надейся. - Не понял! - Имя ты не вспомнишь. Ушедший никогда не помнит имени.

   - Ушедший? Откуда?

   - Не спеши. Память должна прийти сама. Обычно - во сне. Про имя и думать забудь. - Голос у него наставительный, как... Хм, как у кого?

   - Но как-то мне надо себя называть!

   - Я бы сказал - Белый, а вообще - сам придумай.

   - Почему белый?

   - Седой потому что.

   Да, Тим этот лаконичен. Сразу видно - мужик. Точнее больше не видно, а слышно, ну не важно... Седой? Рука сама поднялась к голове. Нда, ну и зарос ты, батенька. Всю жизнь растил, что ли? А волосы правда белые, молоко просто. Непонятно.

   Снизу всё неслась какая-то брань. Пожалуй, надо осмотреться. С трудом подняв убитый организм, я на карачках добрался до края своего лежбища. Мама дорогая, метров сорок. На глазок если. Уж попали, так попали, дружи мои... И чего я очнулся, спрашивается - вокруг одни проблемы. Лежал бы спокойно... Ладно.

   Орал какой-то мужичок. Хилый, со спиной знаком вопроса и нелепо большими ушами. Других деталей с такой высоты не разглядеть, а вот уши можно - знатные, слоны обзавидуются... Индивид этот всё кричал и матерился, лениво так пиная ползающего по камням подростка.

   -Я тебя на кой растил, оглоед?! - Картина ясная - парень выронил мешок с крупой и пожинал теперь плоды содеянного. Хм, а интересно, как он его с землёй мешать собрался? Вокруг одни камни. И должен отметить - совсем незнакомые мне камни.

   Прямо под утесом стояла деревушка, если можно так назвать дюжину хижин с полуразрушенными крышами и косыми стенами. Убого. Дальше, за небольшой площадкой у деревни, начиналось нагромождение дорог. Да, именно нагромождение, по-другому и не назвать. Вырубленные в скале, они будто в панике разбегались во все стороны. Ну... как тараканы от тапка. На каждом перекрёстке ютились очередные хибары. Уровней пять этого хаоса заканчивались отвесной скалой, прямо к которой уходила только одна (и слава богу!) дорога. Она вела в тоннель. Глаза поползли вверх. Скала была высокой, наш утёс и в подмётки этой громадине не годится. Я попытался задрать голову выше, но шея болела нещадно, и в глазах опять начало темнеть. Вершины скалы я так и не увидел.

   - Где мы вообще? - Пусть пользу приносят, раз говорящие.

   - А вслух-то зачем? Мысли мы слышим не хуже. - Ужас какой!..

   - А мне, может, так удобнее!

   - На людях тебе тоже будет "так удобнее"?

   - Эээ... - И вообще, гады! Что ж мне, и не подумать теперь? В гордом одиночестве.

   - Привыкнешь. - Хорошо ему говорить!

   - Да уж. Ладно ты, а Тил? Она у нас дама, а я впопыхах, знаешь, такого бывает намыслю! Так что с моим вопросом. Э?

   - Мы можем чувствовать, но не видеть. Осмотрись.

   - Да я уже! Снизу...

   - Можешь не рассказывать.

   - Почему?

   - Я же сказал, мы чувствуем - тебя. Все что ты видишь, слышишь, отпечатывается в памяти.

   - Значит, вы видите через меня?

   - Не совсем так. Посмотри лучше, что сверху. Небо.

   - Шея болит.

   - Ты ляг. - Ну, ни минуты покоя! Ляг, встань, осмотрись... И всё я, и всё сам...

   - Не бухти.

   Лёг. Небо. Да обычное такое небо, серенькое и невзрачное, всё облаками затянуто. И то ли утро, то ли вечер, не разберешь. Скала, к слову, и правда громадная. Гладкая, она выглядела так, как будто долгие годы поверхность камня шлифовала вода. Утёс наш прилегает к такой же. Возникало ощущение, что скалы тянулись друг к дугу, пытаясь соприкоснуться вершинами. Интересно, это их две рядом, и мы в ущелье, или она одна? Да какая, в сущности, разница. О! Полыхает что-то. На небе.

   - Цвет.

   - Что цвет?

   - Какой цвет у сполохов?

   - Зеленый вроде. Но бледный такой.

   - Плохо.

   Да вообще хорошего не много! Очнуться черт знает, где и без памяти, чего уж тут хорошего. Что-то заныло в боку, в задумчивости потёр... Ещё одна приятная новость! Я голый. Что за жизнь такая?! И как мне теперь к людям спускаться? Да. И правда, как? Состояние организма тому не способствует... Скала отвесная, я в чем мать родила, мечи, понимаешь ли, без дела не доставай. Интересно, я махать ими умею, или что?

   - Нет. - Ну спасибочки, ну порадовали. Заставил себя сесть. Что же всё болит так? Стадо слонов по мне прошлось?

   - Так должно быть после ухода.

   К черту этого умника, разберёмся. Я медленно повернул тело, слева там что? Прямо посередине площадки обнаружилась дыра. Главное, чтоб не в очередную... Ну, вы меня поняли, не при дамах. Что, ползем к этой скважине.

   К несчастью, сказать ползём и сделать ползём оказалось вещами разными. В общем, с короткими передышками минут за двадцать я это сделал. Конечно, в такую даль ползти - шагов пятнадцать поди, до этой дырки. Да их тут и не одна, а две, гляди-ка ты! Ничего такие дырочки, три меня пролезут. Ближняя на дымоход больно похожа, судя по копоти, а до дальней мне ползти лень. Если ручками-ножками упереться, может соскользнуть и получится. Только вот.. Куда я "выскользну"? Здравия, хозяева дорогие, вот он я - ваш Голыш Чумазыч. С другой стороны, вариантов у нас немного. Думать уже не хочется, а - была, не была! Кое-как растопырив конечности, я начал спускаться. Медленно, очень медленно. А дымоход этот не такой и гладенький, ах ты, больно как! Ноги разодрал знатно.

   Не знаю , куда я вывалился, но угрюмо тут. И темно. Через минуту-другую глаза пообвыкли и первое, что удалось разглядеть, была кровать. Да! Вторая находка порадовала меньше - слева от неё, в кресле за столом сидел... Ну, не человек уже, а так, что осталось. Да почти ничего не осталось - скелетон в истлевшей одежде, в общем. И ладно, зато представляться не надо, зато кровать. Вот отоспимся, отдохнём, потом и разберёмся с этим почтенным остовом костей. Не убежит.

   Вывалился я, кажется, на печку. С горем пополам стащил своё тельце на пол, и пошёл. Ха, пошёл сильно сказано, но три шага до вожделенного лежбища сделал, упал. Пожалел об этом сразу, потому как пыли поднялось!.. Скатившись с кровати, долго отплёвывался и задыхался, пока всё не улеглось. Мда, денёк сегодня не задался с самого начала. Потихоньку уже стянув покрывало, забрался обратно. Всё. Утро вечера мудренее, а сейчас спать, дружище. Спать.

   Село уже догорало. Лишь изредка над обвалившимися домами поднимались языки пламени, выхватывая из ночи людей в форме.

   Наверное, он очнулся от крика. Женщина орала пронзительно, в голосе было столько страдания и нечеловеческой боли, что казалось - очнуться от своего вечного сна должны даже мёртвые. Поняв, что зажат в обломках, человек попробовал шевельнуться. Похоже, попытка была обречена - завалило надежно. Чудом, вывернув шею, он повернул голову на крик. Зря. Пятеро ублюдков измывались над девушкой, распяв её на обвалившемся заборе. Помочь. Он должен прекратить этот кошмар. Он должен. Человек начал выбираться из обломков, срывая с себя кожу и хрипя, он продирался между обугленных брёвен и осколков кирпича, почти уже освободился. И вновь потерял сознание.



Пещера

   Господи боже, приснится же такое! Весь в холодном поту, я рывком поднялся. Тело перестало отзываться болью на любое движение. Болели только ноги и слегка саднило ладони. Оно и понятно, меньше надо в дырки разные лазить, тоже мне, трубочист нашелся.

   - Как спалось?

   Я уже не дергался на голос. Не скелетон же со мной беседует, в самом деле! Кстати, как там наш молчаливый хозяин? Сидит, смотрит. Ну да, братец, оккупировал я твою законную постельку, извини, не со зла вышло.

   - Спалось не очень. А то ты сам не знаешь!

   - Нет. Сны твои мы не помним.

   - Уж поверьте на слово, приятного мало. От таких сновидений и поседеть не долго.

   - Тебе не грозит.

   Вот гад! Еще и издевается над увечным. Так. Оглядимся ещё разок, куда мы попали.

   Сквозь дыры в потолке и одной из стен лениво сочился свет. Его явно не хватало для освещения, но ориентироваться можно. Кроме уже знакомого нам скелета за столом, кровати и печки, в пещере почти ничего и не было. Слева от меня стоял кособокий стеллаж с пыльным хламом, за печью было углубление в стене. Оттуда доносился звук стекающей по камню воды. Живём братцы!

   Я медленно, чтоб не поднимать пыли, слез с кровати. Дойдя до печи, едва не упал - правая нога провалилась в пустоту. Ещё одна дыра? Нет, опора всё же нашлась, - действуя больше на ощупь, я понял, что в полу было выдолблено углубление в виде полусферы. На дне его действительно было отверстие, но небольшое - пяткой заткнуть можно. Это что у нас: водосток или такая допотопная ванна? Нужен свет. Но сначала - пить. Забравшись на печь, я дотянулся до ручейка. Зачерпывая воду ладонями, пил долго и жадно. По мере потребления этой живительной влаги до меня дошла еще одна вещь - я замёрз.

   - В покрывало завернись.

   - Да оно пыльное!

   - Ага. Сам ты лучше.

   И то правда. Накинув покрывало на одно плечо, подвязал его под правой рукой. Пропустив нижние края между ногами, обмотал вокруг пояса и затянул на животе. Вид ещё тот наверное. Сейчас бы топорик в руку каменный и можно без раздумий на мамонта идти. Такс, теперь нужен свет.

   - Печь растопи.

   - Легко сказать, а чем?

   Пошукав вокруг печи, дровишки я всё же обнаружил. Не густо, но нам хватит, мы не жадные. Отыскав с левого боку печи заслонку, закинул несколько штук поменьше. И чем прикажете их разжигать? Угу, кремень, тесало и трут обнаружились на уступе печки. Вы когда ни будь пытались растопить печь с их помощью? А попробуйте!

   Через час-другой (уж точней не могу сказать) я её победил! Ноги давно уже затекли, но гордый собой я поднялся с колен.

   - А силой не проще?

   - Э?

   - Ты же маг. И природник. Таким как ты базовые заклинания и учить не надо, это ведь практически чистая сила.

   Весь праздник испортил, придурок. Я тут костопыжился...

   - Пораньше нельзя было сказать?!

   - Ты не спрашивал.

   Злости на него не хватает. Вновь осмотрелся. Нет, даже с открытой заслонкой света от печи было немного. Но хватило, что бы разглядеть мутноватое зеркало справа от стеллажа и... Я аж подпрыгнул от радости! На стене за столом, почти в самом углу скромно прятался факел. Рванул через пещеру, но шагов через семь встал как вкопанный. Что-то было не так. Появилось чувство беспокойства и с каждым шагом, который я делал от центра пещеры к столу, оно лишь нарастало.

   - Тим? Тил?

   - Не суетись, я почувствовал.

   - Что?

   - В районе стола какие-то охранные заклятия или ловушки. Отсюда и твоё беспокойство. Просто обойди пока, потом разберёмся.

   - Спасибо.

   Заложив вираж вокруг нашего покойничка, я добрался до стены. Радость моя длилась не долго - факел был порядком прогоревший, но на какое-то время хватит. Добравшись таким же обходным манёвром до печки, запалил.

   Помещение, в котором я находился, имело форму куба. Как такое вообще можно выдолбить в прочной скале? В результате тщательного осмотра в пещере обнаружились: факелы новые четыре штуки, дверь и люк по одной штуке, куча посуды и всякого хозяйственного скарба. К печи был приторочен медный котёл с водой и системой трубок. Похоже теплой водицей мы обеспечены, что приятно. Шагах в пяти от дымохода в потолке зияла вторая дыра, из которой торчала лестница... Захотелось постучаться головой об стену.

   Но самой изумительной находкой во всём этом пыльном бедламе был я, любимый. Точнее - моё отражение в зеркале. Я в общем парень не нервный, но это.. Двумя сверкающими в свете факелов глазищами с поверхности зеркала на меня взирало нечто. В лохмотьях. Нет, если меня отмыть... Чуть с горбинкой, аккуратный такой нос, выдающиеся скулы, прямые, с уходящими вниз уголками губы. Глаза кажись серые, хотя при таком свете толком и не понять. Волосы, теперь уже не молочно-белые, а грязно-серые торчали клочьями во все стороны. А что вы ожидали - пещерный житель, как никак. Браво себе подмигнув, я отправился исследовать местность. Как, вы уже забыли? У нас вед еще имелись дверь одна штука и люк в таком же количестве.

   За дверью обнаружилась такая же в точности пещера. То ли лаборатория, то ли рабочий кабинет, совмещенный с библиотекой. Несколько столов, постаменты какие-то, полки с громадным количеством склянок и коробочек, стеллажи с книгами, отдельный с пергаментами. На другой стене ещё одна дверь. Во хором понастроили! И... чисто! Нигде не было видно даже намёка на пылинку..

   - Скорее всего перманентные заклинания. Тебе до таких расти и расти.

   - Мне до любых еще... А что ж наш скелетон везде их не наставил?

   - Не факт, что это он. Кроме того, такие заклятия требуют немалой силы.

   - Ясно. Послушай, ты всегда такой лаконичный? И почему молчит Тил?

   - Я тут.

   - Тил почти пуста. У меня осталось совсем немного силы. Надо беречь.

   - Чёрт! Сказали бы сразу! Я и сам тут... А что будет, если сила закончится?

   - У тебя будут два отличных железных меча. Наших сущностей не станет.

   - Я могу помочь?

   - Ты - нет. Слишком слаб.

   Час от часу не легче.

   - Нужен бой. Или мощный артефакт, полный силы.

   - Будет тебе бой. Пока молчи.

   - На общение сил пока хватит.

   В его голосе чувствовалась ирония. И правда, командир из меня... Не известно ещё, кто кого бережёт. Ладно, проехали, идем дальше.

   Уже смело распахнув следующую дверь, я чуть было не рухнул в колодец. Разведчик... Слава богу, ума хватило факел перед собой нести, иначе были бы у нас два скелета. Пещерных. Дна видно не было, зато посреди колодца висели веревки и механизм неясного назначения. Тээкс, что у нас тут. Ага! Стремена для ног, от них трос, перекинутый через скобу, по другую сторону две ручки поверх клиновых механизмов. Работает наверное так: ставишь ноги в стремена, подтягиваешься на руках, одну опять вверх, заклиниваешь и снова подтягиваешься.. И зачем такие сложности? Хотя... Если колодец глубокий, то всегда передохнуть можно. И вниз просто - расклинил механизм и скользи себе... Сейчас попробуем! Влезаем.. Ааааааа!

   Колодец и правда был глубокий... Как раз до подножья скалы, то есть те самые метров сорок. На глазок. Внизу меня ждал короткий коридор с высоченными сводами и тупик. Погуляли называется! Теперь карабкайся обратно. Нет, стоп! Опять ощущение, уже не тревоги, а словно давит на меня что-то.

   - Должна быть дверь.

   - Ну не знаю! Тут даже щелей не видать. Да и факел ровно горит. Скала как скала.

   - Возвращайся. Сейчас всё равно не открыть.

   А я о чём толкую? Зануда этот Тим. Вот.

   Закарабкался! Теперь люк. Это у нас последняя неизвестная, не считая хозяина с его столом. Похоронить бы его, но где?

   Под люком в комнате был рай. Нет, ей богу, хоть и холодно, но... Короче, тут обнаружилась кладовая с припасами.

   Помещенье имело форму трапеции, по мере удаления от лестницы становясь всё уже. Каменных стен видно не было - их покрывал толстый слой непрозрачного льда. Вдоль каждой стены тянулись ряды стеллажей, прогибающихся под тяжестью ящиков и банок. С жердей под потолком свисали колбасы, окорока и... В общем, от голода я умру очень не скоро. Если только...

   - Как думаешь, Тим, это всё может быть съедобным?

   - Думаю да. Если продукты сохранялись под действием заклинаний.

   Хм. Это проверим, я то уже умный! Просто встать, прислушаться к себе.. Да, есть что то. Кажется... Но не на продуктах, а в общем фоне - во всём погребе. Если ещё всё обнюхать и пробовать помаленьку, глядишь и не сдохну.

   От желания устроить себе обед я отказался. Нет, угрызений совести перед почтенным остовом костей я не испытывал, останавливала грязь наверху. Немного поразмыслив решил, что перед уборкой всё же придётся решить проблему с предыдущим хозяином, иначе всю пещеру не вычистишь.

   - Обходи стол по кругу, медленно приближаясь.

   - Стол у стены почти!

   - По полукругу.

   Знаю, что меня так задевает в Тиме - не лаконичность даже, а его невозмутимость! Чувствуешь себя, как нашкодивший ученик.

   - Ну извини.

   Обходя стол согласно указаниям командования, я периодически останавливался. Чувство тревоги по мере приближения к столу явно возрастало. Откуда же оно, какой объект его вызывает? Сам стол, может останки? Вроде бы нет. До стола один шаг. Вот оно! Под полуистлевшим плащом лежала пара мечей с прекрасными, просто таки притягивающими взгляд рукоятями. Серебро, инкрустированное камнями, которые складывались в руны. Прямо как у моих "говорунов"! Камни причудливо сверкали в свете факела.

   - Не тронь!

   А то непонятно! Я что, правда на полудурка похож? Впрочем, если вспомнить отражение в зеркале... О! Бумажка какая-то, на письмецо похожая. С опаской протянув руку и стряхнув с куска пергамента пыль, попытался прочесть. Мало того, что не видно толком - факел догорал, так ещё и непонятно.

   - Выберись на верх.

   И то правда. Опробовав на прочность лестницу, я вылез на "крышу" нашего жилища. А что? Жилплощадь бесхозная была? Теперь наша. В очередной раз вгляделся в пергамент. Ясности это не прибавило. Закорючки были абсолютно незнакомые.

   - Запоминай частями и закрыв глаза, представляй то, что запомнил.

   - И в чем смысл?

   - Я переведу.

   Ага. Языком молоть всегда просто. Не вдаваясь в детали, скажу что на "запоминание" это времени ушло немало. Вот, что в итоге получилось:

   "Если ты читаешь эти строки, незнакомец, то тебе достало ума не прикасаться к кольцу и клинкам до поры...."

   А дедуля был ещё та зараза!

   "... Я, Феолий Мастер, пишу это прощальные письмо в надежде, что оно рано или поздно попадёт в руки человека, который выйдет живым из Скал Аллеора... "

   - Весёленькое начало! Так мы в этих самых скалах? А почему "выйдет живым"? Тим?

   - Помнишь сполохи на небе?

   - И?

   - Зелёным светится односторонний купол. Скалы же эти принадлежали когда-то архимагу Аллеору. Отвергнув свет, он стал врагом многих. После его гибели тут решили основать колонию. В скалах много руды и разных минералов.

   - Угу. Мы на рудниках. И в чём неприятность?

   - Ты не понял. Тут основали исправительную колонию.

   - Так мы в тюряге?!!

   Я уже говорил, что с нервами у меня порядок? Так вот, это в прошлом.

   - Не кипятись. Колония не маленькая, ещё заплутать успеешь. Некоторые люди годами живут на ограниченном...

   - Плевал я на некоторых! Как я сюда попал?! И главное - за что?!

   - После ухода можно оказаться где угодно. Можно сказать, тебе еще...

   - Так! Давай уже объяснимся!!! Что такое этот уход?!

   - Позже.

   - Сейчас! Немедленно!!

   - Хорошо. Уход - перемещение во времени и пространстве. Применивший теряет память. Позже она восстановится, но лишь отчасти. Хватит лишь понять, какую цель ты преследуешь.

   То, насколько далеко во времени ты сможешь переместиться, зависит от силы. В тебе её очень мало, но заклинание было выстроено так, что энергетическая составляющая была ориентирована на нас. Именно поэтому в нас осталось так мало силы.

   Заклинание сложнейшее, составлено светлым богом Хронгом. Для его повторения необходим круг силы, созданный двенадцатью архимагами. После произнесения и перемещения силы заклятия в артефакт все его создатели умирают. Как ты понимаешь, в связи с этим используется оно крайне редко... Ты воспользовался таким артефактом. По праву.

   - А вы? Почему вы оказались со мной? И кто вы?

   - Извини, осталось мало сил. Нужен бой. Желательно с магической тварью. Я дочитаю письмо, это важнее.

   - Да, конечно. Прости, я зря вспылил.

   - Ничего.

   "... Я старый дурак, купился на хвалы Кхорга. Этот чернокнижник предложил мне не дружбу, но союз и в своём же доме отравил меня. Он всё равно просчитался. Я вырвался и не дал ему заполучить кольцо, ключ от пещер. Однако жизнь моя уходит.

   Раз ты здесь, незнакомец, значит истекло уже много времени и заклятия защиты пали. Иначе как бы ты попал сюда?

   Прошу тебя, пользуйся нажитым мной, но выполни взамен и два моих желания:

   Я прошу похоронить меня на вершине этого утеса, присыпав камнями.

   Я прошу тебя, если получишь свободу, прибыть в Тилон и передать моей дочери Глоаде Ангер следующие слова: "Ключ находится внутри перстня". Она поймёт и отблагодарит.

   Вынеси мои останки наверх, после чего можешь спокойно снять с моей руки кольцо. Одень его и поднеси к перекрестию каждого меча. Потом можешь взять их - они признают нового хозяина. Это же кольцо - ключ от входа в пещеру. Прижав его к двери, нужно выбросить толику силы.

   Если же..."

   - Это всё, письмо обрывается. И мои силы тоже на исходе. Я дам несколько советов, после обращайся лишь в крайнем случае.

   - Я понял.

   - Взгляни ещё раз на пергамент.

   Я опустил глаза. Закорючки оставались на прежних местах, как им и положено.

   "Если ты читаешь эти строки... "

   Ааа! Я их читаю!

   - Но как?!

   - Всё позже. И второе: изучи библиотеку, прежде чем выходить. Но не читай книги и свитки заклинаний.

* * *

   Я остался в гордом одиночестве и искал себе дело. Впрочем, долго искать не пришлось - нужно было похоронить уже ставший родным скелетон, вычистить жилую часть пещер...

   Тут меня поджидал приятный сюрприз. Под кроватью старикана отыскались несколько сундуков с одеждой, обувью и один с какими-то камнями. Камушки были похожи на драгоценные, но вот странность - все абсолютно одинаковые. Прозрачные, в виде четырёхгранных пирамидок. Отдельно лежала горсть таких же, но голубоватого оттенка. Их было всего тридцать шесть, прозрачных же целые закрома.

   С богатством этим потом разберёмся, может Тим что присоветует. А вот одежда... Хм, дедуля был покрупнее меня, но в общем ходить можно, портки не падают. Подумав, я решил выбрать наряд поскромнее. Не известно, куда ещё меня занесёт, а порядком потрёпанные штаны коричневой кожи и такую же куртку не так жалко. Кроме того, если это колония и не маленькая, должны же тут быть портные? Освоимся, тогда вещи получше можно будет перешить под себя.

   Ура! Ботинки, в отличие от одёжки, пришлись в пору. Они мне сразу понравились: высокие, с обитыми металлом носками и задниками, на добротной толстой подошве. К правому были пришиты небольшие ножны. Обмотав вокруг ног шнуровку из длинных полосок кожи, я почувствовал себя... Надёжно.

   Следующие две недели пролетели довольно быстро. По совету Тима я изучал библиотеку. К сожалению, большинство фолиантов описывали заклинания, а их мне было велено обходить за километр. Не знаю почему. Но решил послушаться - Тим конечно зануда мерзкая, но без его советов я помер бы уже раз десять.

   Оставшийся доступным мне десяток томов я изучил со всей тщательностью. В итоге шесть из них оказались нечитаемыми - буковки весело так перемещались по страницам, будто предлагая себя поймать. Ещё один томик рассыпался в прах сразу, как я открыл книгу. Было очень обидно.

   Зато три оставшихся стали очередной бесценной находкой. Назывались они:

   "Сила" - вот просто так, даже имени автора не было.

   "Устройство мира" - толстенный фолиант, написанный Веолдром Забром, по его же словам - "Великим мудрецом и историком". Ну-ну...

   И третья - "Кристаллы силы", автором коей был наш незабвенный скелетон, он же Феолий Мастер.

   "Сила" описывала саму её суть, виды, способы накопления, сохранения и правильного использования. Людям сила была дарована богами в момент творения. Она могла быть "чистой", "тёмной", "светлой" и перетекать из одного состояния в другое. Так же сила могла принадлежать одной или нескольким из стихий, если обладатель её не имел чистой крови. Что значит "чистой"? Кроме того, количество силы зависело от уровня освоения магии. В общем, понятным оказалось далеко не всё, похоже придется опять напрягать Тима. Зато я научился использовать силу, и заметьте - сам! Чем был несказанно горд.

   Великого мудреца оставил "на потом". Раз уж я здесь застрял, будет чем заниматься вечерами. Стану мудрым исследователем устройства мира. Гы.

   А вот старика нашего я решил почтить своим вниманием обязательно. И не зря. Оказалось, что камушки, найденные мною под кроватью, и были кристаллами силы. Как я понял, если они будут полными, то нацепив их на себя становишься обладателем дополнительного ресурса. По мере использования собственной силы в тебя будет перетекать энергия, накопленная в кристаллах. Когда сила в кристалле иссякает, он становится мутным. Дедуля не зря звался Мастером, он эти кристаллы делал. Книга не только раскрывала сущность камней, но была так же учебником, описывая способы их изготовления.



   Так-так, подождите. Но наши камушки - как стеклышки! Значит, в них есть сила? А если...

   Надо спросить Тима. В конце концов, одно слово он может сказать!

   - Эй! Тим, послушай, у нас тут кристаллы обнаружились и похоже - наполненные силой. Ты мог бы взять силу из них?

   - Нет.

   Плохо...

   - А из меня? Скажем, я нацеплю на себя камни, чтоб не ослабнуть, когда ты будешь...

   - Да.

   Ну слаава богу! Я вставил в специальные крепления на куртке двенадцать камней. По три штуки - на груди и спине, треугольниками с перевёрнутой вершиной и так же по три - на каждом предплечье.

   - Я готов!

   - Камни прозрачные?

   - Ага.

   - Жди - как помутнеют, сразу останови.

   - Не учи учёного!

   - Хм.

   Кристаллы иссякли быстро. То ли силы в них немного, то ли железяка у меня такая прожорливая.

   - Стоп!

   - Я взял пока почти всё себе, мы с Тил решили не распылять силу.

   Вот жмот какой! Не даёт с девушкой пообщаться.

   - Там этих кристаллов целый сундук! Может повторим?

   - Повремени пока. На общение и помощь в бою этого хватит. Только на общение - надолго.

   - То есть силы в них немало?

   - Двенадцать мер. Мало это или нет - зависит от цели. Количество силы издревле меряют кристаллами, никто не помнит уже, с каких пор. Для сравнения - всех твоих сил едва хватило бы, чтоб наполнить пару камней.

   - Ты хочешь сказать, что меня хватит лишь на два кристалла, а для вас двенадцать, это так - мелочёвка? Я настолько... Слабенький?

   - Да. Но не расстраивайся сразу. Сила мага зависит в первую очередь от количества пройденных им кругов магии. После освоения каждого круга твоя сила будет расти. Больше всего она возрастает, если ты полностью замыкаешь каждый круг. То есть изучаешь ВСЕ заклинания ступени. Впрочем, для тебя это единственный выход.

   - Почему?

   - Ты - природник.

   Природник - это звучит гордо! Объяснил бы ещё, шо це таке?

   - Есть такая древняя легенда - природники - маги с очень "чистой" кровью. Они могут пользоваться магией всех четырех стихий и интуитивно чувствуют любую магию. Первые люди, созданные богами, все были такими. После освоения порталов человечество стало расселяться на многие планеты. И люди начали изменяться. Уже гораздо позже маги назвали это мутациями. Любая же сила покоится в крови. И на многих планетах люди теряли большую её часть. Они не могли уже использовать силу всех стихий, часто доступной им оставалась лишь одна. Еще через несколько поколений стали появляться люди и вовсе не обладающие силой. Так, постепенно обладание ей стало редким даром. А маги-природники - и вобщем исключением из правил.

   Гип-гип - ура! Я - легенда!

   - Но.. Если была первая планета... На ней ведь люди оставались "нормальными"?

   - Да, оставались. Правда под черной сферой...

   - Что за..

   - Почитай лучше "Устройство мира". Забр хоть и страдал манией величия, но историк и ученый был хороший. Так и я силы сберегу.

   - Откуда знаешь про книгу?

   - Ты о ней думал.

   Я опять забыл, что эти двое за... Эээ... Заслуженных вояк читают мысли.

   - Как думаешь, а не пора ли нам прогуляться? Осточертели мне уже эти пещеры!

   - Я на твоём месте сначала освоил бы первый круг. Хотя бы. И поучился держать мечи.

   - Но...

   - Не спорь.

   Я не спорил.

Выход в свет

   Пришлось мне торчать в пещерах ещё дней десять. Нет, с первым кругом магии я справился быстро. В нём и было-то всего четыре заклинания. Огненный шар, размер которого зависел от выброса силы, поток воздуха, - он при достаточном приложении сил мог что-нибудь снести на своем пути, струя воды (костры ей тушить, что ли?) и четвертое - власть земли называлось. Тим уверял, что оно крайне полезное, но у меня с его помощью только пыль по пещерам гонять получалось. Не спорю! В хозяйстве пригодится.

   Хуже дело обстояло с мечами. Поскольку моих "невидимок" без дела в ход пускать было нельзя, я обходился парой, доставшейся нам в наследство от достопочтенного набора костей. Тим правда уверил меня, что они по форме в точности такие, как и мои мечики, только тяжелее. Почему, он так и не раскололся. Будем пытать.

   Так вот, махать сразу парой мечей оказалось делом на грани возможного. Результат первой недели тренировок был таков - если повезёт, я не отрублю себе в бою ноги. Впрочем, пару финтов я все же освоил. Это конечно, лишь моё мнение, Тим придерживался другого. Нет! Я не буду повторять, что он мне сказал.

   И всё же на второй неделе я начал закипать. Бесило все: холодные стены, жесткая солонина, неудачи на тренировках и даже большая, с чужого плеча куртка. Почувствовав моё настроение, Тим отреагировал только за ужином:

   - Хорошо. Завтра выходим.

   Да!!

   - Стул не сломай.

   Но я не слушал. Скакал козлом по всей пещере. Ну как ребёнок.

   По-моему, я даже проснулся с довольной мордой. Сегодня мы выходим! Прямо с утра подорвался собираться. Тим инструктировал:

   - Мечи возьми. Нас попусту не обнажай.

   - Что мне их, в руках тащить?

   - Зачем в руках? Ножен нет?

   - Есть - короткие отрытые ножны на перевязи, но они тоже на спину!

   - И что не так?

   - Что не так? Там же вы!

   - Ты такой наблюдательный.. А не заметил, что ни разу нас не снимал? Спать удобно было?

   - Ээмм...

   - Мы мечи, что всегда с тобой.

   - Хорошо, а как доставать вас, если за спиной ещё одна пара?

   - Просто подумай, что хочешь нас обнажить и подними руки к плечам, мы сами ляжем в ладонь. После боя занеси за спину и разожми ладони.

   - Угу. А если выбьют? Ну, во время боя..

   - Я же сказал - мы всегда с тобой. Опять подними руку и..

   - Понял.

   Крутые у меня... Нет, это даже не мечи. Скорее спутники. И Друзья. Да, так. Надежные и преданные Друзья. С большой буквы.

   - Спасибо.

   Я влез в перевязь, подтянул. Попробовал вложить мечи в ножны. Ага, разбежался! Кое-как, помогая снизу второй рукой, удалось их засунуть по одному. Доставать так же приятно? Меня же раза три зарежут, пока возиться буду. Нет, обнажать полегче будет.

   Потренировался с полчаса, дергая мечи из ножен и вкладывая обратно. Надеюсь, что не облажаюсь при случае. Тим продолжал наставления.

   - Камни не менял? Те, что на меня пошли, ещё мутные?

   - Эээ.. (я и думать про них забыл!) Ты знаешь, мутноватые, но.. как-то меньше, что ли..

   - Ладно, думаю хватит.

   - Подожди! Они что, заряжаются как-то?

   - Да. От тебя. Но медленно, полностью недели за три или около того. Ты слишком слабый.

   Мог бы и не напоминать!

   - Всё, выходим.

* * *

   Громадный кусок скалы сдвигался довольно бодро. Первое, что бросилось в глаза был топор, летящий в голову. Нет, не в мою. Парень, который поймал это сокровище, медленно сполз по стене и завалился на бок, прямо к моим ногам. Да, начало прогулки порадовало остротой ощущений. Переступил через тело. А вот и меткий владелец этого летающего куска железа, да не один.

   - Стоять!!! - это я, командный голос вырабатываю.

   Мужики, а было их трое, перестали пятиться, а злосчастный владелец топорика и вовсе бухнулся на колени.

   - Н-не губи!

   Интересно, это он по жизни заика, или по впечатлением от моего рыка?

   - За что парня убили?

   - Так он это... Он сам, это... - бубнил безоружный теперь обладатель топорика, потихоньку ретируясь за спины товарищей. Мужики молча смотрели исподлобья, правый половчее перехватил дубину.

   От созерцания этой картинки меня отвлёк топот ног - из-за края утеса прибыло пополнение, человек десять, не меньше. Как хорошо, вот сейчас со всем местным населением и познакомлюсь. Оптом, так сказать.

   - Сам кто будешь?

   Похоже, почувствовав поддержку собратьев, мужики осмелели. Эй! А правда, кто я буду-то? Имя так и не придумал, всё некогда было. Впопыхах сей стратегический вопрос решать не хотелось.

   - Не твоё дело.

   - Мужики, что с ним базарить-то. Порешим и дело с концом!

   - Точно. Вона добра при нём скока! - Это задние ряды включились. - Навалииись!!

   Если честно, о мечах я тогда даже не вспомнил. Резко выкинув вперёд руку, запустил огнём в ближайшего, ну того, с дубиной. Снайпера из меня не вышло, вместо мужика пострадала его дубина. На мгновенье окутавшись огнём, она взорвалась! Хм, неожиданно.

   Эффект и правда был выше всяких похвал. Разлетевшись мелкими пылающими головешками, бывшая дубина устроила панику во вражеских рядах. Толпа этих непуганых идиотов прыгала и истошно орала, пытаясь потушить одежду. Несчастный же хозяин дубины так и стоял с поднятыми руками, держа в них сильно укороченный вариант своего грозного оружия. Лицо его выражало крайнюю степень удивления, глаза глупо хлопали. Да, похоже оглушило маленько... А что без бровей, так ему даже идёт.

   - Молчать! - Толпа замерла, только двое не дотушенных украдкой продолжали шлёпать себя по одежде.

   -Ты - ко мне. - я указал на незадачливого убийцу. Тот трясясь и опять упав на колени, подполз. - Остальным ждать.

   - Господин..

   - Заткнись. Я спрашиваю, ты отвечаешь. Усёк?

   - Да, господин.

   Как резко я поднял свой социальный статус! Похоже, основной закон этой колонии - закон силы. И не важно какой.

   - Кто такие?

   - Старатели мы, господин.

   - За что убили парня?

   - Так это... Он же, ну того... Штольню вскрыл..

   - И что?

   - Ну дык, это... Зубатый там закрыт был. Уж года два как...

   - Зубатыми простолюдины зовут тварей Аллеора, их так же называют Аллеорхами. Опасное животное, в нём много силы. Кроме того, у него отличная шкура и очень прочные пластины на спине - из них часто делают лёгкие доспехи.

   Это в нашу приятную беседу включился Тим. Энциклопедия ходячая!.. Слава богу, хоть не слышит никто. Так, хорошо. На кого он срашивается похож, этот ваш Аллеорх и откуда взялся.

   - Аллеор был магом земли. Но очень опытным. Используя магию творения, он создавал своих тварей, беря за материю эти скалы. Перед смертью замуровал их обратно в горы. Теперь старатели периодически натыкаются на такие вот сюрпризы. А выглядит Аллеорх так: около метра в холке, до трёх в длину, спина, лапы и морда покрыты пластинами серого цвета. Проще говоря - эдакая ящерица-переросток. В пасти аж три ряда зубов, откуда и прозвище. Порожденный магией, он не нуждается в пище, но очень злобен. Крайне быстро регенерирует, используя заключённую в себе силу.

   Чтоб меня!.. Представив себе эту тварь, я аж поморщился. Мужик, похоже, мое молчание и гримасы принял на свой счет и опять заскулил:

   - Не губите, господин, тварь эта троих порешила уже, не губите, мы..

   - Как тебя звать?

   - Грыня. - Ну и имечко..

   - Старший у вас есть, Грыня?

   - А то как же, господин, вон - Мякинь - мужик махнул рукой на стоящую шагах в десяти от нас толпу.

   - Встань. Старшего позови. И это... пугало отсюда заберите.

   - Нам нужен этот бой. - опять Тим.

   Да я и сам понял, что нужен. А справлюсь ли?

   - С нами должен. Главное - не давай себя зацепить. Панцирь зубатого обычный меч не возьмет, но мы сможем. Магию не применяй, с твоими познаниями и силой это бесполезно. И запомни: слабое место Аллеорха - глаза. Если его серьёзно ранить, он замирает на время регенерации. В этот момент надо успеть добраться до глаз.

   Не нравится мне эта затея...

   Пока мы беседовали, скульптурную композицию "Мужчина с огрызком дубины" привели в чувство и утащили. Один из "санитаров" вернулся.

   - Ты Мякинь?

   - Угу. - разговорчивый какой.

   - Почему открыли шахту?

   - Дык это Бреха! Проворовался гад, а мы значить как прознали, он тикать. Штольню вскрыл, а сам по брёвнам и наверх, значить. Зубатый как чуял - у дверей сидел. Хромого схватил и назад подался, значить. Мы проём закрывать, чтоб не вырвался. Пока то да сё, эта падла вернулась и ещё двоих порвала. Значить.

   Хм. Главное не заразиться этим "значить".

   - Шахта вам нужна эта?

   - А то! Два года, почитай, без дела сидим. Токма за счет кузницы и живём.

   - Шкуры снимать умеете?

   - Как жеж! Вона у нас и кожевник есть, значить.

   - Вас кто-нибудь защищает?

   - Да кому мы сдалися, господин. Как минералы сбирать, они первые, а как до дела..

   - Ясно. Слушай меня. Я помогу с зубатым и возьму под свою защиту. Но что скажу - будете делать.

   Мякинь угрюмо молчал.

   - Ты не понял. Я тебе не рабство предлагаю. Попрошу чего, сделаете, что сможете. Я отвечу тем же.

   - Ну коли так... Но зубатого одолеть? Стражники вон двумя дюжинами идуть. И то ежели припрёт, потому как зубатый половину положить. Значить.

   Порадовал...

   - Ваше дело - штольню открыть, когда его рядом не будет. И закрыть, как зайду.

   - Добре, господин. По рукам.

   - По рукам.

   Рука у Мякини была крепкой и мозолистой.

Первый бой

   Выйдя из закутка у входа в мои пещеры, мы прошли мимо домов, стоящих под утесом и по одной из бесчисленных дорожек попали на небольшую площадку перед штольней. Располагалась она не так уж и далеко от деревушки, шагах в семидесяти, но уровнем выше.

   Вход в штольню был укреплен и заперт на совесть. К бревнам, подпирающим свод, были прибиты и привязаны ещё два ряда, с боков всё завалено глыбами. Двери как таковой не было. Вместо неё проход загораживали доски, сколоченные вместе в три слоя, опять же подпёртые брёвнами и камнями.

   - И как этот ваш Бреха справился?

   - Дык он и не справился. Два бревна отвалил, дальше уже зубатый сам вылез.

   Постоял, прикрыв глаза. Вот он. Гораздо ниже нас и шагах в двадцати от входа. Я чувствовал замкнутый на себя мощный источник силы, от которого исходила злоба. Хм, остаётся надеяться, что не ошибся с расстоянием. Ну, с богом.

   - Отпирайте, он далеко. Только тише.

   - Дык как понять, далеко ли?

   - Делайте, что сказал.

   Пока мужики отваливали брёвна, я "слушал". Нет, вроде не приближается. Открыл глаза. Вход подпирало последнее бревно. Я кивнул Мякине.

   Интересно, а куда факел девать во время боя?

   - Сунешь куда-нибудь.

   - Угу. Я даже знаю куда.

   Через короткий приземистый коридор вышел в штольню, твари видно не было. Подойдя к краю, глянул вниз. Глубоко. Шахта оказалась многоуровневой - наклонный помост из досок был пристроен к стенам и вёл на дно разработки. Спускаясь, заметил факелы, закрепленные в подставках на стенах. Большинство были прогоревшие, но и тех, что ещё пригодны, на освещение хватит.

   Четырьмя уровнями ниже я наконец увидел тварь. Мама. Оказалось, что три метра в длину это очень, очень много. На меня тварь не обращала внимания, она была сильно увлечена раздиранием Хромого. Но тому уже было всё равно, судя по количеству крови на досках умер он на пару уровней выше. Это как минимум.

   Прокравшись до следующего факела, я задумался. Поджигать или нет, вот в чём вопрос. Поджечь - зубатый может среагировать, нет - внизу всё ещё слишком темно. Рискнём. Аллеорх коротко рыкнул, но от тела не оторвался. Хм, странно. Туповат он, что ли?

   - Ну не академик точно.

   Я чуть с помоста не грохнулся. Тим!!! Нашел время пугать!

   - Меня же не слышно.

   Угу. Ему не слышно, а мне потом штаны сушить... Так, следующий факел.

   - Поджигай этот и ещё один - он со спины. Оттуда и прыгнешь вниз. Зубатый быстрый, но неповоротливый - габариты не позволяют.

   Нервишки начали сдавать. Только сейчас до меня дошло, что через минуту я буду биться с этой... Этим...

   - Не дрожи. Ты не один.

   Утешил.

   Разобравшись с последним факелом, я подошел к краю помоста. Да тут метра два!

   - Прыгай. И поближе к нему. Сразу бей.

   Приземлился я удачно - прямо у хвоста. Мгновенье пялился на факел в правой руке, пока в мозгу родилась здравая мысль - а не достать ли мне уже мечи?

   Зубатый наконец среагировал, повернув ко мне пасть. Запустив в неё факелом, я поднял руки. Рукояти скользнули в ладони, улеглись. Сразу пропал страх, я почувствовал... Умиротворённость? И мысли все ясные, короткие.

   Шаг вперед, прямой рубящий - обоими клинками, отход. Воздух прочертили две синих полосы. Да, мечи у меня - загляденье.

   - Не жди - бей еще!

   И правда, нашёл время для созерцания прекрасного. Опять вперёд, нет - поздно. Уйти от хвоста, кувырок, ещё в сторону, отскок.

   Пока я изображал из себя акробата, тварь развернулась и сдала чуть назад, видно памятуя о боли в хвосте. Я пошел по кругу, понемногу отходя к стене. Зубатый разворачивался вслед за мной, но не нападал, иногда подавался вперёд и замирал. Понимая, что атаковать в лоб бесполезно - эта махина просто снесёт меня своей массой, я судорожно искал выход. Вспомнив о помосте у себя над головой, остановился. Чуть присев на лапах и шипя, Аллеорх тоже застыл. Смотрел. Ждал.

   - Что вылупилась, скотина? Давай уже, давай.

   Он дал. Рванувшись вперед, проскочил разделявшие нас метры почти мгновенно, за доли секунды. Но я успел. Отпустив мечи прыгнул, ухватился за край помоста и тут же, без остановки бросил тело вперёд. Уже в полёте развернулся, руки к плечам, - рукояти снова в ладонях. Приземлился ему на спину, сразу ударил - скользящим в голову, и ещё раз, ещё, обоими мечами, попеременно...

   - Глаза!!!

   Да, глаза. Раны затягивались. Быстро. Но тварь и правда замерла, как говорил Тим. Прикинув, что пара секунд у меня есть, сделал шаг, развернулся и ударил. Мечи вошли глубоко, по рукояти. Тварь затряслась так, что я еле устоял на ногах. Наконец лапы подогнулись и зубатый грузно опустился на пол, поднимая вокруг себя облако пыли. Кажется всё...

   - Отпусти.

   Что? Ах да. Разжал ладони, мечей не стало. Даже обидно. Красивые они у меня.

   - Глубоко засадил. Сам бы не вытащил.

   - Зато надежно! Слушай, мне кажется, или он поменьше стал? Э?

   - У любой магической твари регенерация отнимает много силы. А размер зверя и зависит от её количества.

   - Как же исходный материал, скала? Ты же сам сказал, что..

   - Вокруг посмотри.

   И правда, вокруг твари весь пол был усыпан каменной крошкой.

   - Аа... Почему она вся не превратилась в камень?

   - Если вычерпать всю силу, то превратится.

   - То есть эта шкура однажды может ещё стать каменюкой?

   - Не волнуйся так, не станет.

   - О! Тил! Привет. Кстати, как ваши дела? С силой.

   - Привет. Примерно так же, как и раньше.

   - Почему? Тим, ты же говорил, в этой зверюге много силы. Да я сам почувствовал..

   - Около тысячи мер.

   - Но вы не забирали всё?

   - Мы взяли половину.

   - Тогда я не понимаю.

   - Чтобы набрать полную силу, нам нужно около двухсот тысяч мер. Каждому.

   Да. Ответ из серии - почувствуй себя младенцем...

   И тут меня затрясло. Ноги подогнулись сами, я прислонился к стене, потихоньку сполз.

   - Ч-что со мной? - из горла вырывался хрип.

   - Спокойнее, просто мандражка. Первый бой.

   Угу. Спокойнее. Стер со лба холодный пот. Спокойнее. Взгляд скользнул по полу и задержался на останках (правильнее сказать - остатках) Хромого. Я понял - будет тошнить.

   После мучительного расставания с завтраком мне полегчало. Встав и стараясь больше не смотреть на труп, двинул к выходу. Воина из меня не вышло...

   - Ничего, привыкнешь. Все привыкают.

   - Ну-ну. - Впрочем, с приближением к выходу настроение вернулось.

   - Эй, Тим! А что, если Аллеорха бить и бить, он будет все меньше и меньше?

   - В принципе да.

   - Так надо было мутузить его подольше! А что? В пещерах мышей бы ловил...

   - Ну ты зверюга! Шкуры не жалко?

   - Только это и остановило!

   Уже в проходе перед заслоном я услышал голоса.

   - Да не сдюжит! Куда одному-то.

   - Дык маг ведь. Как-никак, значить. - Это Мякинь. Смотри ты, защищает!

   - Ну маг и шо? Мудрый вона тож маг был. Помер? Помер!

   - Так его чёрный траванул! Знамо дело, вся колония тогда болтала.

   А это уже интересно. Местные ещё помнят Феолия? Значит, дело было не сто лет в обед, а главное - Кхорг может быть ещё жив. Да почти наверняка даже. Расклады.

   - Эй! Отпирайте! - Я пару раз пнул ботинком доски. Разговоры стихли.

   - Так это.. Живой ты значить? А зубатый?

   - С собой привёл! Будет дом сторожить! - Повисло молчание. - Да отпирайте уже! Совсем дурни? Сдох ваш зубатый!

   - Боязно.

   - Я сейчас ваши щепки сожгу к чертям собачим! Да вместе с вами, чтоб не боязно было!

   - Так точно мертв зубатый-то?

   - Мертвее Хромого будет.

   - Кончай базар, мужики! Отпираем, значить.

* * *

   Радости старателей не было конца. Нет, сначала они послали "на разведку" какого-то местного дурачка. Когда же тот вернулся зелёный от страха, но живой, вниз понеслись всей толпой, толкаясь и обгоняя друг друга. Хвала богам, обошлось без жертв.

   Спускаться второй раз было лень, но я беспокоился за шкуру.

   - Мякинь!

   - Тута я, господин, тута!

   - Шкуру кожевнику, пусть займётся. Панцирь содрать сможете?

   - А то как жеж! Смогём, господин. Тока вот...

   - Ну. Что мнёшся, говори уже!

   - Эта... Зубы с когтями забрать могём? Нам бы эта... На ножи там их и прочее...

   Вопрос. Про зубы мне Тим ничего не сказал. Может, и мне сгодятся? Только куда?

   - Клыки забери. Штуки четыре, из заднего ряда - они крупные. Отличные ручки для ножей будут.

   Спасибо, Тил.

   - Клыки заднего ряда мне, остальное ваше.

   - Благодарствуем, господин! Дай вам боги здоровья!

   Работа закипела. Я уже собрался уходить, но вспомнил про одёжку.

   - Э! Мякинь! - Тот оторвался от руководства.

   - Ась?

   - Слушай, кожевник твой, он как - одежду перешить может?

   - А тож! Вижу, не с вашего плеча, но чо перешивать-то? Новую сварганит, во из шкуры зубатого, значить... Крепкая кожа, стрелу держит. И эта. Ежели пластин с панциря нашить, вовсе брони будут, значить.

   Достал он меня со своим "значить". Хм. Может и правда новую сшить? Или у скелетона получше была?

   - Ты вот скажи, Мудрого помнишь?

   - Как жишь не помнить. Жил тут. Годов тридцать уже тому. Може боле, как упомнить? Вы в пещерах живёте, значить? Ежели с его плеча одёжа, то и не думайте даже. Мудрый в бои-то не лез, всё больше химичил чего. Так и брони ему к чему? Так, простая одёжа, значить. И не думайте, с зубатого оно крепче буде!

   - Ладно, уговорил. Но его одежду тоже принесу. Кожевника предупреди, вечером зайду.

   - А то как жеж! Скажу.

   Пойду в свою пещеру, передохну. Вряд ли они зажмут шкуру, побоятся. А что? Пусть попробуют. Я усмехнулся.

   Еле осилив подьём по канатам, я прихватил с собой покрывало и выбрался на крышу. Надо было решить важный вопрос - как меня зовут. С людьми как общаться?

   "Как вас зовут?"

   "Не знаю, дяденька, не придумал еще!"

   Занятый этими мыслями, расстелил покрывало, улёгся поудобнее и... уснул.

   - Очнись, слышишь, очнись!..

   Человек открыл глаза, застонал.

   - ...ка Аг.. - горло не слушалось, разбухший язык еле шевелился во рту.

   Утро было хмурое, вряд ли сегодня сквозь эти тучи пробьются к земле лучи солнца. От села остались лишь дымящиеся головешки, шипящие под мелким, надоедливым дождиком. Мужчина лежал около одной из обвалившихся изб, нога его была придавлена обгоревшим с одного края бревном. Рядом с ним, завалившись на бок, лежала старуха. Жить ей, похоже, осталось недолго - кровь из-под бока растеклась аж до повалившегося забора.

   - Камень...

   - Бабка Аглая... - справился он наконец.

   - Камень... Возьми...

   Приподнявшись и вытягивая руку, старуха замерла на мгновенье и тут же опала, повернувшись на спину. В ладони, на тускло блестевшем серебром шнурке, был зажат продолговатый черный камень.

   Мужчина освободил ногу, расставшись с последним сапогом, на коленях подобрался к старухе. Провел ладонью по лицу, прикрывая глаза.

   - Бабка Аглая...

   С окраины села послышались крики. Разжав морщинистую руку, человек забрал камень и упав на живот, пополз.

   "Скорее за дом, надо успеть добраться до леса. Там болота, там не найдут. Камень. Почему она отдала его? Ещё мать смеялась, мол Аглая даже в бане его не снимает. Да. Мать. Теперь и не похоронить."

   Мужчина оглянулся на обрушившийся сруб, замычал и, глотая слёзы, пополз в лес.

Кругом голова

   - Госпоодиин! Господиин! - Орали с подножья утёса, судя по голосу, это был Мякинь. Сколько же я проспал? Глянул на небо, - похоже дело к вечеру.

   - Чего тебе?!

   - Готово, господин! Шкура, значить!..

   - Жди там!

   Собрав покрывало и спускаясь по лестнице, я вспомнил, зачем выбирался на скалу. Да, сам никто и звать никак. Выдвинув из-под кровати сундук с одеждой, достал черные куртку и штаны, сшитые из мягкой кожи. Отнесу перешить - надо в чём-то "дома" ходить? Не в броне ведь.

   - Тил?

   - Да, дорогой?

   - Хм. - Я даже плечи расправил от такого обращения - Тил, солнышко, скажи... Мои сны, что это?..

   - Прошлое. - Опять этот циник влез! Я может, приятную беседу собирался завязать! С девушкой.

   - Тим прав. Сны эти - твоя жизнь. До ухода.

   - Весёленькая жизнь...

   - О чём они?

   - Война. Моё село, оно... И мать, они убили маму.

   - Кто - они?

   - Я не знаю. Люди. Ещё там была старуха, отдала мне камень, перед смертью.

   - Это один из двенадцати камней, часть артефакта. - Снова Тим.

   - Ясно.

   Пока мы говорили, я спустился вниз. Мякинь топтался у входа, теребя в руках засаленные рукавицы.

   - Готово, господин. И панцирь содрали.

   - Идём.

   Пластины панциря лежали на камнях прямо посреди домов. Сложены были аккуратно, в точности повторяя очертания твари. Зачем это? Не иначе как показать, что всё на месте, себе ничего не взяли.

   - И что, ничего не стащили?

   Зря я спросил. Мякинь надулся, как пузырь, глаза повылазили, сам красный... Как бы не лопнул, бедолага!

   - К-как!.. Как можно, господин. Мы не воры! Да за такое дело у нас...

   - Ладно! Шучу я. Что со шкурой?

   - У кожевника она. Вы же одёжу прихватили? Тады к нему идти надо, значить. Заодно и шкуру глянете. Тока...

   - Что ещё?

   - Стал быть это... Я понимаю, значить... Но мужики просили...

   - Да говори уже!

   - Эта... Може могёте нам панциря с хвоста отдать? Для брони-то он не годный, а на кирки хорошо буде... Дорогия они, но мы отработаем... Что скажитя, значить... Пару бы...

   Я подошёл к пластинам хвоста. Толстые, клиновидные наросты и правда, по форме своей напоминали означенный инструмент. Отдать? Что дорогие понятно, железные таким не чета. Но у меня и пластин останется масса, а если старатели будут считать, что в долгу... Мало ли, что понадобиться может.

   Подходящих под кирки пластин было с десяток. Оставлю себе пару.

   - Выбери, какие понравятся. Восемь.

   Честно сказать, всю жизнь думал, что выражение "глаза на лоб полезли" - это абстракция. Я ошибался. Мякинь долго изображал из себя рыбину, которую вытащили из воды и хорошенько стиснули руками. Пучило его страшно.

   - В-восемь?!!

   - Ага. Пошли к кожевнику.

   Народ позади нас выплёскивал эмоции. Хорошо иногда быть добрым. Приятно.

   Хижина кожевника стояла отдельно, ближе ко входу в тоннель. Поплутав по бесчисленному количеству пересекающихся дорожек, прорубленных в скале, мы забрались на два уровня выше площадки, располагавшейся у подножья утёса.

   - Мякинь, зачем столько дорог?

   - Разработка тута была, открытая значить. Вот и нарубили проходов. После сбили, что мешало. Эта... Для удобства.

   Ага. Для удобства, значить. Тьфу!

   - Мякинь! Ещё услышу "значить", буду бить.

   - Так я эта... Не со зла, зна...

   Хм. Может и сработает. Хотя зря я с ним так. Хороший мужик.

   - Доброго дня. - кожевник вышел навстречу. - Дал? - Это он о чём?

   Мякинь опять сделал страшные глаза:

   - Восемь!

   - О!

   Ясно. Не мытьём, так катаньем, но панцири всё равно бы выклянчили.

   Кожевник был плечистый и выглядел на фоне Мякиня внушительно. Да и просто приличнее, - в добротной безрукавке на меху, из-под которой выглядывала серая рубаха, и в плотных широких штанах черной кожи он смотрелся как... Как кожевник. Показав мне шкуру, он объяснил, что выделка дело не быстрое и отправил в хижину, снимать мерку. Жена его, пожилая уже тётка (Ага! Женщины тут всё же есть!), не слушая возражений и приговаривая "Чего я там не видела", заставила меня раздеться. Наконец, стоически перенеся все пытки, я выбрался наружу.

   Мякинь уже ушёл, кожевник же ухмыляясь, изрёк:

   - Огонь баба, а? - Вот зараза!

   - Когда готово будет?

   - Броня не скоро, недели три уйдёт, не меньше. А за этим, - он кивнул на свёрток - завтра к вечеру зайди.

   - Что я должен?

   - Это мы тебе должны. За кирки и шахту.

   - Ну, до завтра тогда. И спасибо.

   - Да. До завтра.

   Лаконичный, что мой Тим. Зато как звать не спросил! Да, кстати...

   - Тил, солнышко! Безымянный я хожу. Может, придумаем что?

   - А какое имя ты хочешь?

   - Не знаю даже! Встречают-то по одёжке. Хочется, чтоб звучало красиво и представительно было.

   - Думаешь, тебе нужно выделяться и быть заметным?

   - Эмм... Ну а как тогда? Тим присоветовал назваться Белым. Но глупо же?

   - Почему нет?

   - Да это и не имя вовсе, так - прозвище будет. Хотя... Он мне недавно легенду рассказывал, о первых людях...

   - Тэгир.

   - Что?

   - Тэгир, - белый на языке первородных.

   - А и ладно. Пусть будет Тэгир. - Вот и меня теперь зовут на букву "Т".

   Запутавшись в местных перекрёстках, я просто спрыгнул на уровень ниже и побрёл в свою пещеру.

   Надо, наверное, полистать "Устройство мира" на сон грядущий. Да и завтра тоже - заняться особенно нечем, если только к кузнецу зайти, заказать ему лезвия для ножей. Ещё можно расспросить местных о Кхорге, зачем он так рвался в пещеры? Может, я не всё знаю о своей берлоге?

   Планы мои начали меняться сразу же, как я взялся за книгу. Нет, она не рассыпалась на части, просто в ней нашлась карта колонии, которую скелетон при жизни грубо использовал в качестве закладки. Великий мудрец Веолдр Забр вновь отправился на полку.

   Я узнал не мало интересный вещей! Колония была громадной и располагалась в горном массиве, похожем сверху на неровный разорванный круг. В центре его тоже возвышалась скала, на которой стояла крепость. Вокруг неё, если верить пометкам на карте, располагались торговые ряды. И во все стороны в скалы уходили тоннели, ведущие к разработкам. Наше ущелье, зажатое между двух скал, находилось на самом отшибе, не имея даже прямого выхода к крепости. Кстати, а что в ней? Завтра обязательно надо разведать! И ещё одна вещь - я узнал, где обитает Кхорг. Если он не перебрался куда-нибудь после смерти Феолия, то дом его стоит недалеко от центра колонии, но в противоположной её части. Мудрый отметил это место на карте жирным крестом, написав снизу его имя. Хм, боялся забыть?

   Стемнело довольно быстро, и не желая корпеть над книгами в свете факела, я отправился спать.

* * *

   Проснувшись с утра, решил немного потренироваться с мечами. Даже не одевшись (а кого стесняться), выбрался наверх. Брр, прохладно сегодня! Подойдя ближе к краю утёса, я понял, что разминка накрылась медным тазом - внизу, рядом с домом кожевника, трое плечистых парней били Мякиню. Еще несколько околачивались неподалёку. Непорядок.

   Незамеченным подобраться было почти нереально, пошёл в открытую. Впрочем, внимания на меня никто не обращал, все были при деле. Конечно! Поглазеть, как старосту колотят, да забесплатно, кто ж такое пропустит. Нет, чтоб помочь.

   Подойдя поближе, стало ясно, что гости к старателям пришли не простые. Дюжина парней, облаченных в легкие доспехи, были вооружены одинаковыми копьями и короткими мечами. Лишь один в руках вместо копья держал короткий жезл. На местное население никак не похожи. Стража?

   - Ты, Мякинь, совсем оборзел. Тебе жизнь недорога? - старосту очередной раз приложили о дом кожевника. - Последний раз спрашиваю - где панцири?

   О, так они за моими трофеями пожаловали! Отступив за спины старателей, я присел, потихоньку вытянул из ножен меч. Не подумайте, что я злой! Просто у меня дрова на исходе.

   Молча выйдя из толпы, спас Мякиня от удара древком в живот, отрубив себе кусочек - раз полено. Пока обладатель копья туповато пялился на аккуратный срез, успел рубануть ещё дважды. Три полена. Я уж было расстроился, - дальше на древке располагались руки этого недотёпы, но, поняв мою задумку, остальные стражники спохватились и начали совать мне под нос свои деревяшки - по две-три сразу. Дело пошло резвее. Досчитав до двадцати шести, я начал успокаиваться, - в ближайшую неделю не замёрзну. Наверное, прочитав мои мысли, мужик с жезлом скомандовал:

   - В сторону! - И сразу запустил в меня огненным шаром.

   Э! Я для дома дровишки берегу! Спалит сейчас всё... Выкинув руку, плеснул по его шарику водичкой и тут же добавил вдогонку воздухом. Гы. Жезл в одну сторону, шлем в другую сторону. Сам маг, мокрый с головы до пят (ну да, да - плохо я ещё силу рассчитываю), рухнул как подкошенный и приложился головой о камни. Наверное, решил отдохнуть.

   Мужики обиделись за товарища, повытягивали свои железки, но нападать не спешили. Ближний ко мне решил развить наши отношения:

   - Откуда ты взялся?! - Хм. Он меня только заметил, что ли? И даже здрасти не сказал. Грубиян.

   - Вот, за дровишками вышел... - Шутки мужик не оценил. - Сами кто будете?

   - Кто МЫ будем?! - Ну, а что я такого спросил? Первый раз их вижу...

   - Да. Ты вот. Кто?

   - Стража! Десятник Ярил! - Вот и познакомились. Таки стража.

   - Тэгир. Маг-природник. Будем знакомы.

   Десятник, совершенно оторопев от моей наглости, пожал протянутую руку. За время нашей светской беседы подчинённые Ярила успели привести в чувство мага. Стражник вышел наконец, из ступора и снова схватился за меч.

   - Ярил! Уймись.

   Похоже, светило магии огня после удара об камни начал мыслить здраво. Десятник послушался и сделал шаг в сторону. Кто же из них старший? И любопытно, почему их дюжина в десятке? Оторвав меня от размышлений, подошел маг.

   - Шегал. Маг огня девятой ступени. - Представился тот.

   Не зная, когда он очнулся, решил повторить ещё раз - Тэгир. Маг-природник.

   Я не назвал ступени. Если честно, мне было просто стыдно! Надо срочно заняться своим образованием, вот вернусь в пещеру, поговорю с Тил... Но Шегалу, похоже, было не до того.

   - Природник?.. В колонии нет магов-природников! Да и вообще... - слегка оторопело произнёс он и начал разглядывать меня, как диковину зверушку. Неужели нас действительно так мало?

   - Теперь есть. - Кивнул на камень помельче, превратил его в пыль. После послал небольшой шарик огня в скалу. На водную и воздушную стихии тратить силы не стал, просто глянул на растекавшуюся под ногами Шегала лужу.

   Не знаю, о чём он думал. Это тебе не Мякинь, у которого на лице мыслей отражается больше, чем в голове крутится. Я решил прояснить ситуацию с панцирями.

   - Шкура и панцирь Аллеорха принадлежат мне.

   - Так мы же не знали! Кхорг сказал, что... - включился в наш разговор стражник.

   - Ярил, заткнись!!!

   Вот оно что... Опять этот вездесущий Кхорг. С другой стороны это может оказаться мне на руку. Раз визит стражи был "неофициальный"...

   - А что стража делает в колонии?

   Оба уставились на меня. Ответил десятник, как по уставу:

   - Обеспечивает охрану заключённых и порядок на вверенной территории.

   Я красноречиво оглянулся на лежавшего у порога Мякиню. Не знаю, как Ярил, а маг понял меня сразу.

   - Мы приносим извинения за доставленные неудобства. Нас неправильно информировали об обстоятельствах данного дела. - Где его так казённо выражаться научили? Но, в общем понятно: и обобрать в наглую уже не выйдет, и отчитываться за порядком потрёпанный отряд не хочется.

   - Принято. - Маг резко развернулся на каблуках и направился к выходу из ущелья. - Да! И ещё! - Шегал оглянулся. - Передай привет Кхоргу.

   Хе-хе. Всё ж пронял я его - перекосило так, что чуть челюсть не вывихнул. Ушли.

   - Мякинь, как ты?

   - Да ничё, господин. Спасибо вам, зн...

   - Скажи, чтоб дровишки - я кивнул на обрубки копий, - ко входу в пещеру сложили. Я по колонии пройдусь. Значить. - Довольно ухмыляясь, я зашагал к тоннелю.

   - Куда ты так спешишь, вернись лучше в пещеры. Силы надо восстановить, да и вообще - не лезь на рожон. - Умеет Тим настроение испортить. - Ты правда думаешь, что так хорошо подготовлен? Да стража просто обалдела от твоей наглости, встречать отпор они не привыкли. И увидели, что маг, - притормозили. Мало ли, что можно ожидать от природника - наверняка в глаза таких не видали. А если бы мы дали тебя прочитать, то...

   - Прочитать? В смысле?

   - Как ты думаешь, почему Шегал так тебя рассматривал? Любой более-менее опытный маг может различить своего коллегу. Если не хочешь выставлять свою силу на показ, закрывайся от внешнего мира. Для этого нужно направлять потоки своей силы внутрь себя и чем опытнее, сильнее маг, тем сложнее его прочесть. Шегал не смог и решил, что слабее тебя. Или ты решил, что он просто добрый самаритянин?

   Я призадумался. Пройдя ещё несколько шагов в глубь тоннеля, остановился - освещения в нём не было, дальше идти только на ощупь. Да, мой товарищ как всегда прав. И на счёт неопытности моей и... А, ладно. Пойду действительно обратно, - успею ещё погулять.

   - Что случилось, господин Тэгир? - Мякинь видя, что я возвращаюсь к пещере, обеспокоено ковылял мне навстречу, припадая на одну ногу.

   - Передумал. Что с ногой? - Перевёл я тему.

   - Болит окаянная, но ничё, пройдёт...

   - Буду у себя. Если что - кричите.

   - Благодарствие вам. Да, дрова-то мы отнесли.

   - Спасибо.

   Четыре вязанки из обрубков копий, аккуратно перехваченные веревками, и правда лежали прямо у входа. Когда успели? Перетаскав всё в коридорчик поближе к подъёмным канатам, я привязал одну связку к поясу и начал подъём. Остановившись на полпути передохнуть, решил расспросить Тил, кто же они есть - мои мечи. Вдруг она окажется разговорчивее, чем её собрат?

   - Тим не рассказал? Какой он бука. - Хоть кто-то меня понимает! - Нас создал светлый бог Раа на заре человечества. Тогда Мераала не была ещё закрыта чёрной сферой.

   - Тил, милая, не торопись. Что за чёрная сфера? И кто такая Мераала?

   - Это долгая история. Я расскажу вкратце, остальное прочти в "Устройстве мира". - Если доберусь когда-нибудь! - Мераала и есть та первая планета людей, о которой тебе уже рассказывал Тим. Мы жили на ней. Боги не могут непосредственно влиять на дела смертных, они лишь дарят им свой свет и создают таких как мы, что бы исполнять свою волю. Тим и я долгое время служили своему отцу, но после за один проступок были наказаны - Раа заключил наши сущности в эти мечи.

   - Так вы были людьми?!

   - Нет, Тэгир, людьми мы никогда не были. Отец сотворил нас малыми богами.

   Я чуть с каната не упал от такой новости. У меня за спиной всё это время покоились два бога?!

   - Успокойся. Мы не боги и лишены почти всего, чем обладали раньше. У нас, в отличие от живущих, нет возможности менять сущности вещей вокруг себя. А сила, которой мы обладаем, может быть использована только для защиты своего хозяина. И возможности её применения очень ограничены. Проще говоря, мы были низвергнуты.

   - Это можно как-то изменить? - я всё ещё прибывал в шоке от услышанного.

   - Сейчас это невозможно. Если падёт чёрная сфера, то... Всё равно, вернуть нас к жизни сможет лишь Раа. Или с его согласия - не менее сильный бог. Но он этого не сделает.

   - Чем же вы так провинились... - я осёкся. - Если не хочешь, не отвечай.

   - В этом нет большой тайны. Мы без согласия Раа, по своему желанию даровали людям свободу воли...

   Но... Это же получается... Чёрт, мысли все разбегаются, как дороги под моим утёсом... Выйдя из ступора, я забрался наверх и там ещё долго сидел, пытаясь осмыслить услышанное. Мои потуги прервал Тим:

   - Что сидим, кого ждём? Тренируйся давай. Тебе надо закрыть первый круг. - Да-да, умеет он задавить авторитетом глупого и скромного меня. А вообще удивил:

   - Я же его закрыл!

   - Как бы не так. Ты освоил его, но даже не удостоился выучить руны, а просто пользовался своей силой, облекая её в базовые заклинания.

   - А какая разница?

   - Сейчас объясню. Ты природник. Я уже говорил, что базовые заклинания первого круга ты освоишь легко. Они - практически чистая сила, потоки которой обличены в одну из стихий. На самом деле каждое из заклинаний рождается так - маг представляет себе руну или несколько взаимодействующих рун, отожествляющих собой заклинание, и вкладывает в них должное количество силы.

   - Я всё равно не понимаю - зачем мне представлять себе руны, если я и без того отлично плююсь огнём. С успехом, кстати сказать!

   - Хорошо. Я объясню на примере. Уже на втором круге есть простенькое заклинание, - называется "свет". Несложно догадаться, что оно создаёт сферу, служащую освещением. Но складывается это заклинание из сущностей двух стихий, - воздуха и огня. Сама сфера создаётся из потоков воздуха, замкнутых на себя, а внутрь её помещается обычный огненных шар, - сила его внутри сферы не так стремительно уходит в окружающее пространство. Можно даже изменять исходящий от сферы поток света, вливая в шар больше или меньше силы. Теперь подумай, сможешь ты поддерживать одновременно силу в обеих сущностях, создать сферу из одной, вливать должное количество сил в другую и осуществлять их взаимодействие одновременно? А если в заклинание будут включены несколько десятков рун? Впрочем, не хочешь думать - просто попробуй.

   Пробовать я не стал - чего зря позорить свои седины?

   - Но это же очень сложно!

   - Не всё так плохо. Когда ты будешь использовать какое-нибудь заклинание часто, это станет для тебя таким же простым делом, как... Ну, как ходить, например. Ты задумывался, как именно ты ходишь? Если описать этот процесс, получится, что каждую секунду ты производишь сложнейший набор действий. Так же и с магией - если заклинание стало для тебя естественным, ты представляешь себе не руны, а просто вспоминаешь его сущность.

   - То есть в итоге всё снова станет простым?

   - На это уйдёт немало времени. Вообще раньше многие природники постигали магию не просто полными кругами. Они осваивали все заклинания круга до тех пор, пока не постигали сущность каждого. Таких называли волшебниками. Элита! Представь, любой из них мог запросто работать со многими сложнейшими заклятиями одновременно. Это очень важно - как в бою, так и при творении сущностей. - В интонации Тима сливались воедино гордость и горечь.

   Даа... Я б в волшебники пошёл, пусть меня научат!..

   - Значит, будем работать! - С этими словами я поднялся и чуть не упал на третьем шаге, - наверное задумался, как правильно ходить. А может, голова шла кругом от всех новостей и событий сегодняшнего дня. Решив, что мне надо немного развеяться, я поднялся на свежий воздух, - помахать мечами. А потом ещё поем. Вот.

   Закончив с обедом, отправился в библиотеку, грызть гранит науки. Пройдя мимо полок, нашёл "Первый круг"...

   - Ты опять торопишься. Поставь. - Что теперь не так? - Всё нормально, просто руны, начертанные в книгах, не всегда истинны. Они будут работать сами по себе, но сложносоставных заклинаний с ними не построишь. Унеси факел. - Послушался.

   Вернувшись в библиотеку, я сообразил, зачем нужна темнота, - нескоторые книги, в том числе и взятый с полки томик, нежно светились голубым и золотистым цветами.

   - Если от книги исходит голубое свечение - просвещал меня Тим, - значит все руны в ней истинные, если золотое - лишь часть из них. Тогда, чтобы отсеять все лишние, придётся начертать каждую руну на пергаменте.

   Как всё непросто... Книг со всеми истинными рунами было всего четыре. Хвала богам, - книга, взятая с полки, была одной из них. Двигаясь на ощупь, я стянул с полок остальные три и сходил за факелом. Передо мной лежали тома, описывающие четыре первых круга.

   - Это нормально, первые девять-десять истинных кругов есть почти во всех школах.

   - Школах?

   - Ну да. Всего их двенадцать, - какое популярное число! - и у каждой свои взгляды на обучение. Хотя бы одна школа есть почти на всех населённых людьми планетах. На некоторых - по несколько представительств от разных школ.

   Отложив ненужные мне пока тома старших кругов, я наконец засел за учёбу. Руны первой ступени оказались простыми, и справился я с ними за пару часов. А вот закрыть круг никак не выходило. Для этого надо было представить все руны круга сразу. Если это получалось, над счастливчиком на мгновенье появлялись руны ступени, - после чего они сливались в светящееся кольцо, которое затухало через несколько секунд. Откуда, в общем, и название - круг. В зависимости от ступени он менял свой диаметр, ширину обода и узор. - Так объяснил Тим.

   Дело не шло - промучавшись почти до заката, я так и не преуспел. Уставший и злой, решил сходить к кожевнику, забрать одежду. Будет хоть какая-то радость на сон грядущий.

   - Ты мне нравишься! - Услышал я за спиной, проходя мимо хижин под утёсом. Кричала девчонка лет пяти. Я чуть не взорвался. Тебе что от меня надо?!! И так проблем...

   - Тэгир! Это же ребёнок! - резко и удивлённо осадила меня Тил.

   И правда. Что это со мной? Наверное устал, просто устал...

   - Повезло мне! - опустившись на одно колено, я взглянул на девочку и заставил себя улыбнуться. Её мамаша, с испугом смотревшая на нас из окна, облегчённо вздохнула.

   - Ты хороший!

   - Спасибо.

   Прости, Тил.

   Уже отойдя, повернулся и помахал ей рукой. Ничего. Закроем мы этот круг, и всё будет хорошо.

   Воин подошёл к дереву, одиноко стоявшему на перекрёстке дорог. На одной из толстых нижних ветвей, раскачиваясь и скрипя верёвкой, висел недельной давности труп. Забравшись на дерево и достав из-за голенища сапога нож, человек не церемонясь перерезал узел на стволе. Так цинично к покойным может относиться только солдат, за которым уже не первый год идёт смерть. Или он за ней - кто знает?

   При жизни этот труп был, скорее всего, простым крестьянином. Наверное даже, вон из той деревушки, виднеющейся вдалеке и почти полностью сгоревшей. Но казалось, человеку это было безразлично. Он знал, зачем пришел. Перевернув тело на спину, разорвал на трупе рубаху и бережно снял с шеи тонкий шнурок. Темный камень согрел ладонь теплом.

   Воин не позаботился об усопшем, слишком спешил. Нужно догнать свой отряд и уйти с территории врага. Нужно добраться к своим. Он прошёл с десяток шагов и вновь остановился. Воин смотрел - на унылый осенний пейзаж, на поросшие сорняком поля и сгоревшую деревню. Когда-то это была их земля. И будет.

   Он не перестанет убивать - за погибшую мать, за разрушенный дом, за... За всё. Будет убивать равнодушно, буднично, без геройства и чести перерезать врагам глотки. Пока будет жить...

  Демон Аллр задумчиво перебирал пальцами по массивному кубку, сплошь усыпанному драгоценными камнями. Он вспоминал. События столь давние, далёкие, что даже большинство древних книг описывали их смутно, отрывками, представляя читателю скорее красивую легенду, чем быль. Легенду о его делах в светлом мире. Пожалуй, там не осталось ни одного живого свидетеля той войны, войны за Тилею.

  Он проиграл. Проиграл многолетнее противостояние всей империи, множеству магов и воинов, восставших против его идей. И великому магу, последнему волшебнику светлого мира пришлось уйти, обманув свою судьбу, пришлось перейти на сторону врага. В начале той войны всё представлялось ясным, его идея о подчинённых воле существах казалась настолько обоснованной, что волшебник не понимал - как можно не видеть, не осознавать всей пользы, что она принесёт миру. Ведь люди, слабые, опустившиеся почти до уровня животных создания, не могли противопоставить тьме ничего. Он мог. В бытность свою магом Аллеором он мог дать всему человечеству надежду и опору - своих тварей, способных в открытом бою смести любого противника, почти любую армаду тёмных, сколь многочисленной бы она не была.

  Маги испугались. Все эти умные, опытные светлые испугались той власти, что окажется сосредоточенной в руках одного волшебника, если принять его план. Наверное, больше всех струсил император Леррот, правнук знаменитого Валлора, ещё неопытный, но уже властолюбивый юнец. Он даже не стал обсуждать что-то, не захотел договариваться, просто приказал стереть с лица Телеи все земли, что принадлежали Аллеору, велел их уничтожить.

  Да, его твари рождались не без помощи магии тёмных. Да, они не были сродни ни одному из миров. Это было нечто новое, слияние, симбиоз тёмных и светлых сил. Но то была прекрасная возможность, возможность противостоять тьме, её же оружием! Как много жизней удалось бы сохранить, сколько планет не превратились бы в унылые, мёртвые пустыни? Не счесть. А светлые решили, что невозможно, недопустимо использовать магию творения тёмных, это не станет спасением их мира, лишь приведёт к скорейшей его гибели. Идиоты.

  И началась война. Самая долгая и кровопролитная, за всю историю человечества. Ведь волшебник не хотел умирать. А твари его были сильны. Маги сумели до конца оценить их великолепную эффективность на поле боя. Нужны были как минимум два природника, под охраной дюжины опытных воинов, что бы без потерь одолеть одного аллеорха. А ведь тварей были тысячи. Аллр помнил то время, когда в осаде стоял сам Тилон, столица даже не государства, а целой планеты! Тогда казалось - ещё немного, ещё пара месяцев, и удастся взять город штурмом, разрушить белокаменные стены и, прорвавшись в крепость, запечатать единственный портал. Тогда казалось - нет в мире силы, что способна остановить его тварей, и армию приспешников.

  Помогли гномы. Никто не мог ожидать, что они сами, без просьб о поддержке, придут на выручку молодому императору. Никто не рассчитывал на такую помощь. Но они пришли. По девять хиртов с каждой планеты, их набралось более двухсот тысяч. Такой армии светлый мир ещё не видел. И что это была за армия! Невосприимчивые к воздействию магии, гномы великолепно держали строй в хирте, шли вперёд медленно, но с упорством, не считаясь с потерями. Молчаливо, угрюмо, надёжно.

  Аллеора вновь, пусть ценой громадных потерь, отбросили в его земли, к родным скалам. Армия аллеорхов таяла, как последний весенний снег под тёплыми лучами Солена. Он не успевал творить новых тварей. Не получалось создать более десятка за день, ведь и других хлопот было вдоволь. А гибли они сотнями. Через три года земли Аллеора, из которых маги медленно, по капле, выпили все силы, превратились в безжизненную пустыню. Теперь уже светлые армии стояли у родных скал, добивали жалкие остатки армий волшебника, изнуряли его долгой осадой.

  Он знал, что обречён. Знал с того самого момента, как появились гномы. Но сражался, яростно, отчаянно цеплялся за жизнь - единственную драгоценность, которой стоит дорожить в этом мире. Ещё через год с Аллеором не осталось никого. Ни единой живой души, что способна поддержать в тяжёлую минуту. Только твари, бездушные преданные твари были с ним. И начались долгие месяцы одиночества, в ожидании исхода, в ожидании неминуемой, как казалось, смерти.

  Аллеор нашёл выход. Уйти, скрыться навеки из родного мира, принять тёмную сторону силы, дать ей поглотить себя без остатка. Какая разница? Он давно уже воюет против всего света. Давно уже отринул все принципы, устои, и попрал сами основы бытия в этой, уже чуждой ему части вселенной. Осталось согласиться с таким решением, быть внутренне готовым принять новую, неизвестную пока сущность тёмного. Это необходимо, что бы не сойти с ума, не стать безвольной куклой, лишённой здравого смысла и воли. Тогда он сможет уйти, стать в другом мире хоть кем-то, пусть низшей тварью, пусть простым смертным, но - сохранить самую суть. Себя. Свою жизнь. Прошло много месяцев терзаний и надежд, прежде чем он ушёл, отринул светлый мир, отрешился от него, стал чуждым здесь существом. Он ушёл.

  Появление Аллеорха на одной из планет тёмного мира не прошло незамеченным. Толпа разномастных тварей, окруживших его на торговой площади, уже готова была растерзать, порвать человека на части, когда он начал изменяться, принял свой новый облик. Они падали, падали на колени, гнули свои спины перед пришельцем после его обращения. Демон, старшая тварь, в которую перевоплотилась сущность Аллеора, был ужасен и силён. Он стал опорой их планеты, некогда отсталой Цири, стал их властелином. Взял себе новое имя, как было должно. Аллр. Теперь его величали Аллр.

  Со времён сотворения миров то был второй случай, когда человек принимал сторону тьмы. Твари воспринимали это, как хороший знак, несущий в себе новые беды миру светлых. Так оно и было.

Колония

   Дни тянулись, как тягучий, терпкий кисель из дешёвых ягод лагицы, который варила жена старосты. Жизнь приобрела размеренный и спокойный ритм. Уже несколько месяцев я сидел в ущелье нашей общины, немного успокоившись от стремительно развивающихся событий первых дней моего прибывания в этой огромной, но всё же тюрьме. Нельзя сказать, что всё в этой жизни было так гладко, проблем хватало. Мной постоянно интересовалась стража, а через них и Кхорг. Ктати, о Кхорге, - Мудрого этот чернокнижик порешил из-за тяги к знаниям, а точнее - от желания заполучить труды Феолия, могилку которого я созерцал каждый день во время тренировок с мечами, на вершине своего утёса. Помните, я рассказывал о книгах с весёлыми буковками, водящими хороводы по страницам? Так вот, все они были написаны почившим в бозе стариканом. А большого влияния, как оказалось, Кхорг в колонии не имел, и слава богу. Об этом мне рассказал сын кузнеца, Хирт, - тот самый парень, который заслужил парочку физических замечаний от своего папаши, за рассыпаное зерно в день моего прибытия. К слову, надо будет зайти к нему сегодня. Хирт разведал для меня, что Кхорг почувствовал гибель Аллеорха и рассказал об этом страже, пытаясь выгадать что-то для себя. Уж не знаю, что.

   Основную часть времени я предпочитал уделять учёбе. Дело двигалось туго. Нет, первый круг я закрыл на следующий же день после первых неудач, а вот дальше... Гм, ну ладно, так и быть расскажу: вначале второй ступени я решил освоить "свет", заклинание полезное - пригодится. Запомнив руны, начал тренироваться и даже пару раз с успехом создал сферу и наполнил её огнём. Обрадованный своими успехами, я ослабил контроль над заклинанием и мой "свет" уплыл незнамо куда. Решив понять, где он загулял, я влил в заклятие побольше сил - должен же он где-то засиять? Точно, засиял! На моей... Эмм... В общем, сфера не выдержала слишком резкого вливания силы и разорвалась как раз под стулом, где я сидел. Думаю, что установил в тот день новый рекорд в соревнованиях по вертикальному взлёту на мебели. Табуретку эту пришлось выбросить, - в середине её зияла дыра размером с голову. Моё седалище тоже пострадало изрядно, что и было основной причиной, по которой я предпочитал сидеть дома. Точнее - лежать или стоять. Но вроде уже заживает. Ладно, хватит на сегодня занятий с мечами, пойду прогуляюсь до кузнеца, узнаю, как там мои ножи.

   Выйдя из пещер, я направился не к хижинам под утесом, а направо, к завалам. Видимо, когда-то давно тут случился обвал, - громадные глыбы скалы преграждали путь. Почти вплотную прижавшись к этим исполинам, в самой нижней части ущелья и располагалась кузница.

   - О! Тэгир, привет! - парнишка помахал мне издалека. Он обходился без надоевшей уже приставки "господин" к моему имени. - Я узнал, что было нужно Кхоргу! - И зачем орать об этом на всё ущелье?

   - Привет. Ну делись, о чём узнал.

   - Он хотел заполучить несколько зубов Аллеорха, для зелий наверное. Мне рассказал торговец, с площади. - так в колонии называли всю территорию, расположенную внутри горного массива - вокруг скалы у крепости.

   - И как, он их получил?

   - Нуу... - Ясно. Достал. - Наши обменяли часть зубов на еду. Но Кхоргу нужны были клыки, и лучше заднего ряда, так что...

   Хм. Удачно получилось. Клыки находились у меня, а точнее сейчас они были как раз у Хирта, - он должен сделать из них рукояти для ножей.

   - Хирт, куда ты девал отходы? - Работа была уже почти закончена, осталось дождаться, когда кузнец закончит с лезвиями.

   - Так это, мусор мы сжигаем всегда. - Он кивнул на угольную яму у кузницы. - Да ты не волнуйся, Тэгир, клыки он не достанет, я Мякине уже сказал, чтоб припрятали до поры. Да, вот ещё что... - Парень почесал в затылке. - Может, пока батя с лезвиями чудит, я ручки украшу? У меня резьба хорошо идёт, даже торговцы хвалили.

   - Пусть лучше руны нанесёт, я позже раскажу, какие, и серебром оправит. Хорошо бы ещё камни достать - агат подойдёт, глазковый или голубой. - это Тим включился, спасибо за совет.

   - Не торопись. Я занесу тебе пергамент с рисунком, тогда и сделаешь. Скажи, камни купить в рядах можно? Агат. - Хирт кивнул.

   - Да там всё, что угодно найти можно, было б чем платить. Деньги в колонии не в ходу.

   - Кристаллы силы подойдут? - Парень открыл рот.

   - Да за кристалл вам с десяток камней отсыплют, агата уж точно!

   - Ладно! Пойду пока день, в ряды. Не прощаюсь, еще загляну сегодня.

   - Тэгир! Тут ещё... Мякинь говорил, стража опять приходила, всё вас ищут. Они обычно рыкали только, а давеча сказали, что по указу самого Рола, мол видеть вас хочет. Видать, всыпали им, что канителятся долго. - Хирт заулыбался. Да, стражу в колонии не любили. А если их так припёрло, скоро у моих пещер караул поставят. Почётный.

   Рол же, как я успел узнать, был сотником и командиром стражников, да еще и магом в придачу. В общем-то, он и управлял делами всей колонии. Однако. Что ему от меня нужно? В задумчивости я отправился к тоннелю.

   Он был длинный и неровный, как и большинство в колонии. Насколько я понял, никто не прокладывал их специально, просто далеко не все разработки были удачными. Старатели усердно долбили скалы, пытаясь найти новые рудные жилы, залежи драгоценных камней и других минералов, которые встречались в скалах, сотворённых Аллеором, довольно часто. По всей длине тоннеля в стены уходили коридоры, заканчивающиеся тупиками, - очередные неудавшиеся разработки.

   Я вышел в громадную пещеру, которая была когда-то одной из первых в колонии разработок. Здесь царил полумрак, свет пробивался только через несколько широких трещин в скале, и я не стал гасить свою сферу. Нелюблю это заклинание, с некоторых пор у меня от него саднит... ээ... спина. Но что делать?

   В пещере распологалась ещё одна община, были здесь и несколько действующих шахт. Как они тут живут? Тьма кромешная; наше ущелье гораздо приятней, хоть и на отшибе. Уже добравшись до следущего тоннеля, ведущего к крепости, я остановился. В одной из хижин, слева от меня, находился маг. Очень странно... Он совсем не закрывался от окружающих, чему научился даже ваш покорный слуга. Да и хибара эта, пристроеная к скале, никак не походила на жилище мага. Нас и было в колонии, - на пальцах сосчитать можно. "Повелителей стихий", как выражались старатели, здесь уважали и ценили, жилось нам вольготно.

   - Чего уставился, недомерок?! Проваливай отсюда, пока ноги носят! - Мужик, выглянувший из окна хижины, имел две основные черты: он был большой и грязный. Я последовал его мудрому совету и пошёл дальше.

   Нет. Точно не он. Может, я вообще ошибся?

   - Там точно был маг. Но сейчас он очень слаб, скорее всего, умирает. - Это Тил.

   Непонятно. А, не наше дело, своих проблем хватает! С такими вот мыслями я вышел к крепости.

   Она поражала воображение, - скала, штурмовать которую поостереглась бы любая армия, была гладкой и отвесной со всех сторон. На ней, словно скульптура, высеченная неведомым гигантом, монолитом возвышалась крепость. Ни ворот, ни дорог, ведущих к вершине горы не было. Единственной возможностью попасть наверх были два подьёмника. Сделано серьёзно и на совесть.

   - Подходи, разберай! Булки свежеиспечёные, яблоки-фрукты мочёные! - Орал ближний ко мне торговец, прилавок которого весь был завален деревянной посудой.

   - А где булки?

   - Так то присказка, господин хороший! Зато сколько народу подходит, глядишь, что и купят. Может и вам чего надо?

   - Не сейчас. С другими делами разберусь...

   - Оно конечно. Что с посудой по рядам шастать? Вы подходите!

   Нда, торговая площадь тоже не маленькая, и порядка на ней никакого. Торговцы, к слову сказать, в большистве своём были из местных. Столичные купцы, как поведал мне Мякинь, предпочитали обменивать свой товар на минералы и драгоценные камни оптом. Потолкавшись меж длинных рядов, я наконец нашёл торговца камнями, пожалуй единственного на весь рынок. А кому они тут нужны? Не старателям ведь.

   - Приветствую вас, господин. - Обрадованно затараторил купец.

   - Приветствую. - Прошёлся взглядом по прилавку. - Интересует агат, глазковый или голубой.

   - Эти нынче редкость! - Я непроизвольно усменулся. - Ну, не такая, чтоб совсем не было... - торговец прищурился. - Чем платить будете?

   - Камни покажи. - Тот завозился и через минуту поисков вытащил на прилавок мешок, который чуть не рвался, так его распирало от редкого нынче агата. Отобрав десяток довольно крупных, величиною с ноготь, я молча снял с куртки один из кристаллов и выложил его на прилавок. - Что ещё дашь?

   - И так за много уже, господин... - однако кристалл смахнул с прилавка с ловкостью фокусника.

   - Тэгир. - Представился я и протянул руку, показывая, что хочу забрать камень. Вместо кристалла в руку легла ладонь торговца.

   - А я Жорг, будем знакомы, уважаемый. Торгуетесь хорошо, вот - колечко возьмите, серебрянное, может подарите кому. Больше не дам. - по его честным глазам было видно, - не даст. Ладно, надеюсь, что не прогадал.

   Вернувшись к прилавку, где под видом продуктов торговали домашним скарбом, я купил за один из камней целый мешок разной посуды. Она была нужна, от кружек и тарелок Мудрого оставалось лишь название. Старые и рассохшиеся, они просто разваливались на части. Правда, куда мне так много?

   Уже около тоннеля я краем глаза заметил стражника, который, увидев меня, сделал "глаза Мякини" и убежал в сторону крепости, расталкивая попадавшихся ему на пути покупателей. Такс, пора возвращаться.

   Выйдя из первого от рынка тоннеля, вновь замедлил шаги. Опять это ощущение, что рядом находится мой собрат. Надо всё-таки зайти в хижину, посмотреть, а то буду весь вечер вспоминать. Подойдя ближе, услышал крики:

   - Да пусть сдохнет, приблуда мерзкая! Тоже мне, велика потеря!

   - Эрт, но это же ребёнок твоей сестры. Да и потом, чёрную работу делала, что ж теперь, мне самой всё?

   - Ничего, не развалишься! И где та сестра, а?! Я тебя спрашиваю! Где?! Пять лет ни слуху, ни духу! Как срок кончился, всё! Поминай, как звали!

   - А если она вернётся, что мы скажем?

   - Ты знаешь, сколько стоит врач из крепости, нет?! Да мне полгода камни тесать!

   Я вошёл, даже не постучав. Крики не прекратились. Крупный мужик, пославший меня по пути на рынок и тетка, такая же неопрятная, были слишком увлечены беседой.

   Светлые боги! Волосы у меня на голове зашевелились - на кровати лежал... Даже не знаю, как сказать. Наверное, ЭТО могло быть подростком, или ребёнком. Помните скелет в моих пещерах? Так вот, это тело отличалось от него только тем, что на нём была кожа. И глаза. Большие зелёные глаза, полные боли. Я чувствовал, по исходящей от ребёнка силе, - не в состоянии выносить своих страданий, он хотел умереть. Искренне и с надеждой, он ждал благословенной смерти. Но как раз сила, живущая в нём, не давала уйти, цеплялась за жизнь, продлевая его муки. Это было страшно.

   - Ты опять здесь? - Меня наконец заметили. Это хорошо, - не люблю я убивать со спины. Меч вышел из ножен легко, как будто сам просился в руку. - Ты чего, любезный? - Резко сменил тон хозяин. - Режуут! Помогитеее!!!

   - Не ори, сам справлюсь. - За дверью послышался топот ног и уже через секунду на пороге стоял Ярил. Стража... Как не вовремя... Да, они же наверняка искали меня, вон тот детина видел меня в рядах.

   - Убери меч! Заберите его! - Истошно вопил мужик.

   - Какого... Что тут происходит?

   - В крепость его! Отправте его в подземелья! - Как быстро оклемался наш недорезанный!

   - Ещё слово - прирежу. - Посмотрел я убедительно, рот захлопнулся.

   - Ярил, подойди. - Указал ему на кровать.

   - Мать честная! Что это?..

   - Выйдем.

   - Подожди. - Десятник обернулся, кивнул на хозяина. - В цепи его! И в крепость, доложите дневальному!

   - Но как... Что я... - Не ожидавший такого исхода, мужик начал что-то мямлить, просить и извиняться. Его уже никто не слушал.

   - Спасибо. - Я пожал стражнику руку. - Ребёнка я заберу. И передай Ролу, скоро прийду в крепость. Благодаря тебе.

   - Да что же мы - звери? - Ярил со страхом вглянул на постель. - Передам. Проводить надо?

   - Справлюсь. - Ребёнок был почти невесомый. И его била дрожь. Как бы прямо на руках не помер...

   - Ну, бывай тогда.

   - Бывай.

   Я шёл к своему ущелью - мелкими шагами, бережно обнимая тело, стараясь не навредить ребёнку. Шёл и плакал. Не помню, когда делал это в последний раз. Слёзы текли по лицу сами и сдержать я их не мог, да и не хотел. Боги, как можно? Так вот относится к людям. Надо было убить, равнодушно прирезать этого старателя.

   - Не становись им подобным. - Это Тил. Да. Я помню. Слова её отца, светлого Раа: "Любая душа стоит вселенной". Но я бы убил. Я не светлый бог.

   Поднять ребёнка к себе в пещеры было нереально. Надо отнести его к старосте, у того самый большой дом в нашей общине.

   Женщины, видившие нас, охали и уводили детей. Больше всех отличился Хирт - подбежав и вглянув на мою скорбную ношу, он театрально закатил глаза и грохнулся в обморок, приложившись головой о камни. Ну вот, теперь ещё и этого дурня лечить.

   - Что же это, боги, что же это... - Бормотал Мякинь, проводя нас к себе.

   Ребёнка уложили в кровать и, содрав грязную одежду, отмыли, обтерев тело тряпками, смоченными в тёплой воде. Оказалось, это была девочка.

   - Влей в неё свою силу. Это не поможет вылечить болезнь, но ей станет лучше, на какое-то время. Только аккуратно и понемногу, иначе убьёшь. - Даже Тим отбросил свой невозмутимый тон.

   Когда я закончил, девочка действительно перестала дрожать и, закрыв глаза, то ли уснула, то ли потеряла сознание - тело обмякло, дыхание стало тихим и ровным.

   Первым, что я увидел, выйдя из комнаты больной, опять была рыба, страдающая от избытка кислорода - Мякинь, стоя на пороге дома, указывал пальцем себе за спину, молча открывая рот. За спиной его обнаружились Ярил со своей командой и незнакомый мне, пожилой уже мужчина в просторном балдахоне. Он был магом.

   - Я подумал, может помощь нужна. - Сказал десятник, указывая на моего коллегу. - Вот, знакомься - лекарь Гекор.

   - Приветствую, Тэгир. - Какой я знаменитый! - Гекор, архимаг седьмой ступени. - Ничего себе!

   - Рад знакомству. - Протянул ему руку. - Тэгир, природник. - Я высветил круг над головой. Да! Повыпендриваться захотелось.

   - Живу на этой планете третью сотню лет, а вы всего второй природник, которого я знаю. - Лекарь взглянул на кольцо удивлённо и уважительно, чуть ли не с завистью.

   Двести с лишним лет?! А старикашка неплохо сохранился!

   - Кто же был первым?

   - Моя учительница, а ныне - глава Пятой школы в Тилоне - Глоада Ангер. - Хм... Где я слышал это имя? Вспомнил. В прощальном письме Феолия!

   - Ангер? Вы можете с ней связаться? Нам надо поговорить.

   - Вы знакомы? - Во второй раз поразился Гекор.

   - Нет. У меня для неё важное послание. Поверьте, она будет вам благодарна.

   - Даже не знаю. Мы не на коротке, и я не был в школе уже очень давно. Нет, я конечно могу связаться через... Хорошо. Я постараюсь, коллега, но не буду обнадёживать вас по напрасну. Глоада очень занятой человек.

   - Передайте, что это касается её отца. И ключа.

   - Договорились. Но покажите мне уже нашу больную!

   - Пойдёмте.

   Выставив всех за дверь, Гекор сказал, что ему нужно время и заперся в комнате с больной. Вся община толпилась у дверей хижины, обсуждая его появление. Оказалось, случай был из ряда вон выходящий - лекарь редко покидал крепость. Впрочем, услуги его стоили недёшего, и часто были старателям просто не по карману. Решив, что нечего зря время терять, я отправился в пещеры. Начертаю пока руны для ножей и отнесу пергамент кузнецу. Заодно узнаю, как там Хирт. Может, и этому бедолаге нужен лекарь? Да, надо ещё кристаллов с собой прихватить, расчитаюсь с лекарем.

   - Тим, послушай, а сколько их вообще, этих кругов? - вопрошал я, карабкаясь по канатам.

   - Хм. Если ты имеешь ввиду уровни магов, то их всего двадцать четыре. Двенадцать ступеней на уровне мага и столько же - архимага. Но видишь ли, всё не так просто. Маги, обладающие достаточным опытом, могут выстраивать сложносоставные заклинания сами, творя что-то новое, выходящее за рамки кругов. Например, как Аллеор - своих зубатых. Таких заклинаний изобретается не много, насколько мне известно, их появилось всего несколько сотен - за всю историю человечества. Однако и это ещё не всё. Пойми - магу, который владеет лишь одной стихией, проще подняться до уровня Архимага, чем тому, кто владеет двумя. Не говоря уже о тебе. Многие же маги ограничены каким-то уровнем и не могут подняться выше определённой ступени, как Шегал, к примеру. Он достаточно слаб - огненник, наверняка ораниченный девятым кругом. Иначе продвинулся бы дальше, и очень быстро. Впрочем, значение имеет ещё и опыт. Каждым заклинанием можно воспользоваться по разному, в честном поединке более слабый маг зачастую может одолеть свего старшего собрата - именно за счёт опыта.

   Тим объяснил мне, какие руны я должен нанести на рукояти ножей. Закончив чертить, я отправился в кузницу.

   - Доброго дня! - Приветствовал меня Руд. Тот самый индивид - замечательные уши размером с кулак были его главной чертой. Тощий и сгорбленный, он никак не вязался с образом кузнеца в моём понимании.

   - Как Хирт? - Парень как раз показался в дверях кузни.

   - Да пороть его надо, а то впечатлительный больно. Нормально. Жить будет. - Руд усмехнулся, покосясь на увечного.

   - Вот, возьми, нанеси на каждый нож, оправь камнями. Этих хватит? - Я протянул парню камни.

   - Да! Если резать их аккуратно, то ещё и останется.

   - Что останется, возьми себе. Не спорь. - Видя, что Хирт откыл рот, добавил я.

   - Спасибо, Тэгир. Может, куртку себе куплю? - Размечтался он. Но, взглянув на отца, прикусил язык и скрылся в кузне. - Пока, Тэгир!

   - Точно. Надо пороть. - Глубокомысленно сказал кузнец, идя за сыном.

   К дому старосты я верулся вовремя. Толпа уже разошлась, около хижины стояли только Мякинь и Ярил, с парой стражников.

   - Выходил?

   - За травами посылал, в крепость. Скоро закончит уже, - хмуро ответил Ярил.

   - Да жену позвал, помогает, - в тон ему добавил староста.

   - Подождём. Когда к Ролу сходить?

   - Отойдём, - стражник покосился на Мякиня. - Рола сейчас нет в колонии, отбыл в столицу на несколько дней. Как вернётся, я тебя найду. И это. Не тяни - дело у него к тебе есть. - Я кивнул.

   - Послушай, Ярил, - видя, что стражник относится ко мне неплохо, я решился на откровенность, - что ты думаешь о Кхорге? Я слышал, он рвётся в пещеры и...

   - Если его не станет, мало кто будет жалеть. - прервал меня десятник. - Я тебе так скажу. Этот .... и.... как.... что.... - Дальше последовала такая тирада, что по-моему, у бедной Тил вся рукоять покраснела.

   В дверях показался лекарь, уставший и с синими мешками под глазами он тяжело спустился по ступеням, присел на последнюю.

   - Где ты её нашёл? Девочка так слаба, как будто не ела несколко недель. У нее отравление, желудок совсем не работал. Держалась она только на силе. Я сделал, что мог. Остальное решит время.

   - Она жила в крайнем доме, у входа в первый тоннель. Её мать уехала из колонии, как закончился срок. Девочку оставила здесь, с дядей. А нашёл случайно, почувствовал, что в хижине есть маг.

   - Да, обычная история. Все расчитывают вернуться, как устроятся в Тилоне, или где ещё, забрать родных... А потом... - Гекор махнул рукой. - Странно, что наши её не почуствовали, расслабились совсем. Да! Оставил трав, пусть женщина поит её четыре раза в день, я объяснил. Проследи. И позаботься о ней.

   - Конечно. Сколько я должен? Этого хватит? - Я протянул лекарю пару кристаллов.

   - А! Оставь... И это больше, чем нужно. Не разбрасывайся так кристаллами.

   - Возьми. Если это много, приди еще, я хочу, чтоб она поправилась. Или можешь считать это платой за мою просьбу, о Глоаре.

   - Хорошо. - По лицу было видно, что камни ему нужны.

   Ночевать в пещерах я не стал, - договорился со старостой, что несколько дней поживу у него. Мякинь был не против, сидеть с больной ему явно не хотелось. Зная, что всё равно не усну, я забрал из пещер "Устройство мира" и в свете магической сферы с головой погрузился в научный труд "великого мудреца Зарба".

   В первой своей части книга описывала, древние сказания и легенды, анализируя которые, Веолдр пытался воссоздать историю мира с начала времён. Выстраивая легенды и эпосы в чёткой хронологической последовательности (так ему казалось), он выдвигал умопомрачительно сложные теории о тех или иных событиях и их последствиях. Говоря яснее - это был бред тихого сумашедшего. Но! Я и правда узнал много нового. Забр довольно подробно описывал историю Мераалы и появления первородных. Начинал он издалека...

   Вселенная, если верить историку, представляла собой сферу, в которой сливались воедино две её противоположности, две сущности - тёмная и светлая. Два мира. Я долго вглядывался в рисунок, на котором в круге были изображены две перевернутые, изогнутые капли, тесно жавшиеся друг к другу. Чёрная и белая. Где я его видел? В местах соприкосновения двух сущностей тонкая ткань между мирами переодически рвалась, объединяя их в одно целое. Такие места называли прорывами. Возникая хаотически, они надолго лишали покоя обитателей обоих миров. В тёмном мире боги первыми приступили к творению сущностей, отправляя своих посланников в другой мир через прорывы. Те впитывали силу светлого мира, ослабляя и поглощая его. Тогда уже к творению приступили и светлые. Первыми в нашем мире были сотворены малые боги, такие, как Тиллеада и Тимберлан. Это были защитники и хранители, оберегающие светлый мир от вторжений. После появились люди. Первая их планета - Мераала, находилась в то время как раз в месте разрыва и они, как и малые боги, были сотворены с единственной целью, - защищать и оберегать. Так началась эпоха Великих Войн.

   Сколько времени она длилась, не помнит уже никто, но воевать устали даже боги. И был заключён договор, который гласил, что ни одна сущность не имеет права пересекать границу между мирами в месте разрыва. Нет, ткань можно было прорвать, перейти в другой мир и вне мест тесного соприкосновения. Но такой разрыв не мог просуществовать долго, и не угрожал существованию богов.

   Следущей была эпоха Стражей. Так стали называть малых богов после окончания войн. Часть несогласных малых богов, как с одной, так и с другой стороны периодически прорывалась в другой мир. Такие походы заканчивались всегда одинаково - навстречу им выходили Стражи и битва длилась до тех пор, пока последний прорвавшийся не был уничтожен. Малых богов почти не осталось.

   Именно тогда Тиллеада и Тимберлан, нарушив запрет отца, даровали людям свободу воли. Им нужна была поддержка и дополнительные силы. Люди могли подниматься в своём могуществе до необозримых высот, становиться равными богам, но всегда были послушны создателю, до момента своего "освобождения". Раа, разгневавшись, низверг обоих и, поместив их сущности в два меча, погрузил в недра планеты.

   Люди, обретшие свободу, частью своей продолжили дело малых богов, нарушая покой между мирами. Те же, кто желал мира и спокойствия, начали переселяться на другие планеты. Но война продолжалась. Людей было много, и они упорно шли к своей цели. Постоянно прорывая ткань между мирами, они истощили одного из вечных богов тёмного мира и тот, уже понимая, что погибает, сам перешёл в светлый мир. Пожертвовав своей сущностью, он создал черную сферу вокруг бога Раа, заперев от остального мира и его, и Мераалу. Так законилась эра Великих.

   Все боги - светлого и тёмного миров признали, что Дэмгх (так звали погибшего тёмного бога) всё сделал правильно, лишь восстановив баланс между мирами. Это было ошибкой светлых. Боги тёмного мира, поняв, в чём просчитался Раа, начали творить. Они создавали великое множество разных существ, даровав им свободу, как сделали Тим и Тил, но... Не полную свободу. Подарив им возможность развиваться самостоятельно, они умело направляли их действия. Не создавая глобальных прорывов, тёмные боги понемногу истощали светый мир. Медленно. Долго. Но продвигались к своей цели.

   Нет, светлые боги не ждали, созерцая, как их мир истощается, они творили. Первой попыткой противостоять постоянным нападкам со стороны тёмных были эльфы. Сотворённые свободными и вечными, они со временем занялись изучением мира и созиданием, война им опротивела. Потом были гномы. Лишенные дара магии, но и стойкие к ней, они хорошо подходили для защиты планет. После них - несколько рас оборотней. Те тоже были отличными бойцами, имея возможность принимать обличие зверей, сражались с тёмными тварями на равных. Баланс в итоге был почти восстановлен. Но проблема осталась - все существа, свободные от воли богов, плохо уживались между собой. Исключения были, но они были редки. И наш мир, из века в век, уже сотни тысяч лет таял по капле...

   Враги боялись воина. Его называли седой. За голову этого человека давно была назначена награда, офицерское звание и немалая сумма тому, кто остановит его. Но тщетно, казалось, он был неуязвим. Появляясь из ниоткуда, вместе со своим отрядом он убивал всё живое, и вновь исчезал. Его считали зверем, убивающим для наслаждения и утехи. Ведь он не щадил никого, ни пленных воинов, ни мирных жителей, переселившихся на новые земли. Никого. Так может поступать только зверь. Ведь теперь это их земля, уже давно.

   Он не считал себя зверем. Нет. Просто нужно было убивать, очищая свою землю от врага, вырезать его долго и усердно, пока он не уйдет прочь. Прочь с нашей земли.

   Воин не знал, когда поседел. Наверное в тот вечер, когда в его деревню вошёл враг. Наверное, в тот вечер, когда полегли все его близкие, погибла мать, а он, трусливо спрятавшись в доме сидел и ждал, пока враг уйдёт. Да.

   Он искупал эту трусость, несколько лет убивая, кромсая врага, но не считал, что убил достаточно. Будет достаточно, когда они уйдут. Тогда... Тогда, может быть, он снова будет жить, просто жить.

Как умирают герои

   Я сидел в единственной на всю колонию корчме и допивал вторую кружку сладковатого местного пива. Рол всё не появлялся, о чём исправно докладывали Ярил и Лорк - ещё один десятник из стражи, хороший, кстати, парень. И я, в перерывах между делами, повадился посиживать тут, задумчиво поглядывая в глубокую деревянную кружку.

   Корчма располагалась на площади у крепости и была довольно приятным заведением. На всех стенах были развешены рисунки хозяина таверны, довольно грубо намалеванные углём на всём, что попадалось этому любителю живописи под руку. Изображали они, так сказать, "колонию в лицах" и гордо именовались картинами. По вечерам, за большим общим столом, здесь собирались старатели и, рассаживаясь вокруг очередного рассказчика, обсуждали последние новости из большого мира, а иногда просто травили старые и всем известные байки. Мне нравилось.

   А с пивом и хозяином корчмы, коего звали Жива, вышла отдельная история. Хм. Знакомство получилось знатным. Однажды я возвращался с занятий, от Клига. Этот бывший служака неплохо владел мечами, и я попросил его дать мне несколько уроков. Как он сам выражался, до мастера меча ему было так же далеко... Ну, не буду в точности повторять его слова, но думаю, так далеко даже Кхорг не ходил, а уж его куда только не посылали. Так вот, возвращался я хмурый и расстроенный очередными неудачами на тренировках, думая о том, что если Клиг не мастер, то, что же сказать обо мне? И решил зайти к Живе. Мне не раз уже рассказывали о корчме, но всё как-то ноги не доходили. Единственное, о чем забыли упомянуть - что Жива слегка жуликоват. Этот пройдоха, каждый раз, завидев нового клиента, разбавлял ему пиво до такой степени, что оно больше напоминало чистейшую родниковую воду. И если клиент был не против, хозяин брал это на заметку и потчевал незадачливого посетителя таким "пивом", уже постоянно. Так же он поступил и со мной. Очень зря. Я ведь сказал уже, что был не в духе?

   Опробовав этого редкостного по своим вкусовым качествам напитка, я, не мудрствуя лукаво, подтолкнул его со дна кружки потоком воздуха и, заключив в сферу, медленно стал перемещать к стойке, за которой стоял Жива. Хозяин, раскусив мой подлый план, начал потихоньку, как бы невзначай, смещаться в залу. Он с полчаса улепётывал от взбесившегося пива по всей корчме, чем немало порадовал меня и всех старателей. Но всё же придумал, как расправиться с грозным преследователем: пробегая мимо дверей кухни, Жива подхватил забытый кем-то из прислуги дуршлаг и, радостно улыбнувшись, с разворота отбил от себя шар с пивом. Идея была бы признана отличной, не попади он этим снарядом... В собственную жену, дородную тётку с очень пышными формами и невообразимо большой грудью. Герза - так звали пострадавшую, немного обиделась на своего благоверного. Следующие полчаса Живу по таверне гоняла уже она, вся пропитанная "пивом". При этом пострадали три стула и два старателя, случайно попавшиеся на пути этого монстра с дуршлагом, отобранным у мужа. В итоге, Жива две недели ходил с отменным синяком, в редкую точечку - последствием близкого знакомства с нехитрым предметом быта.

   Да, развлеклись мы тогда на славу, подумал я и отхлебнул последний глоток отличного Живского пива.

   - Хозяин! Ещё кувшин!

   - Уже несу, господин Тэгир. - Как и всегда после этих двух фраз, в корчме раздался дружный хохот посетителей. Но Жива вроде не обижался.

   Передо мной стоял очередной проситель, староста общины, располагавшейся на противоположной окраине колонии. Если смотреть от разрыва в круге скал - в правой её части. С некоторых пор я помогал жителям, используя свои, немногочисленные пока, способности. Надо же мне было практиковаться? На самом деле, это было очень полезное, в плане понимания возможностей магии, занятие. А началось всё так: одна древняя, как сами скалы, старуха, попросила помочь ей подлатать прохудившуюся крышу своей хижины. Я, не долго думая, отправился на "осмотр объекта". Всё было тривиально: между досок, рассохшихся от времени, образовались щели, сквозь которые во время дождя текла вода. Всего то и надо было, что пропитать доски влагой, что бы они снова набухли, приобретя свой прежний размер. Так я и сделал.

   Через три дня ко мне примчался Мякинь, демонстрируя свои поразительные по форме и размеру глаза, какие бывали у него в моменты удивления, и поведал мне страшную историю. Оказалось, что крыша дома обвалилась, чуть не прибив насмерть бедную бабушку. Конечно! Доски набухли от воды, но совсем не стали новыми, зато приобрели другое свойство - вес. Ужас. Я был морально убит. Пытаясь возместить нанесённый старухе ущерб, я купил новых досок и отрядил к ней Хирта, который за пару дней восстановил таки крышу. Что вы думаете, на этом закончилась моя практика? Как бы не так. Старушенция, умилённая такой заботой, какой не видела лет сто, разболтала о "добром чародее" на всю колонию. И пошли ко мне ходоки. Благотворительность, правда, пришлось пресечь на корню, а то бы от них и вовсе отбою не было. И вот, передо мной очередной "клиент". Высокий, уже преклонных лет староста, наконец решился начать разговор:

   - Доброго вечера, повелитель стихий. - О нет! Ещё один "поэт" на мою седую голову! - Разрешите ли слово молвить?

   - Если молвить, тебе за тот стол. - Я указал рукой в центр залы. - По делу говори, что зря воздух сотрясать?

   - Так оно, конечно, лучше будет, господин Тэгир. В речах я не мастак. - Он немного помедлил, внимательно рассматривая кувшин с пивом. - Пройда меня звать. Стал быть, какое у нас дело... Наткнулись мы давеча на одну пещеру, с ребятами-то... И вот. Хочется побыстрее добраться до неё, да завал там такой! Месяца на три работы.

   - И чем я могу помочь, любезный? Если завал большой, на него силы уйдёт - вовек не расплатитесь. - Я налил страждущему полкружки пива. - Или суть не в этом?

   - Да суть то она, конечно... Боязно, господин, - вдруг зубатый там сидит! А чего завал зря разбирать, коли потом заваливать придётся? Мы вот, что подумали: може, мелкие камни выберем, а вы и глянете - есть там хто или нет, а? - Добрые такие!

   - Аллеорха я почую и так. Шагов за сто, не меньше. Или вы думаете, пещера та больше будет?

   - Как узнать, господин? Никто ж там не был... - он разочарованно заглянул в опустевшую кружку.

   - Ладно. Завтра к вам подойду, с самого утра. Разберите так, чтоб залезть можно было, но смотрите - не сильно. Мало ли - правда, есть там зубатый.

   - Да оно понятно! Тварь сильная, а то мы не знаем!

   - Хорошо, до завтра тогда.

   - До завтра, господин, до завтра. - С досадой протянул староста, поняв, что пивом с ним больше делиться не будут. А что? Самому надо.

   Допив кувшин, я, слегка нетвердой походкой, пошёл в свою берлогу. Читать и отрабатывать заклинания было уже лень, наверное, сразу спать. Да! Чуть не забыл рассказать. Я вычитал в одной из книг, как можно построить "круг возврата". Это такое приспособление, оно помогает, без лишней траты сил, отрабатывать технику работы с заклинаниями. Выглядит так: на шести треножниках, расставленных по кругу, установлены кристаллы силы, по два на каждом. Расположенные основаниями друг к другу, они отталкивают от себя силу. Заклинание, произнесённое в центре круга, распыляется, и потраченная на него сила возвращается к вам. Кузнец сделал мне такие подставки - удобная штука, есть в каждой школе магии. Вроде бы.

   Уже зайдя в ущелье, решил, что надо проведать Алику - девочку, спасённую нами. И не дай бог перепутать ударение, когда называете её по имени. Оно на втором слоге. Гекор вон перепутал - весь день мокрый ходил! Уж не знаю, кто научил эту малявку заклинанию, но пользовалась она им отлично, архимаг даже защиту поставить не успел. Ничего, он отходчивый. Побухтел полчаса о нравах молодёжи, усмехнулся в усы, и пошёл поить её травами. Алика, наверное, спит уже. Но я всё равно зайду.

   Да, точно спит. Раз у дверей Хирта нет, значит улеглась. По-моему, парень влюбился в неё по самые уши. Я вот не пойму, он, когда в первый раз её увидел, в обморок от страсти грохнулся, что ли? Надо будет спросить. Девчонка тоже хороша, на днях выдала, я мол, подросту и за Тэгира замуж выйду. И мол, зачем мне этот кузнец? Хе-хе. Молодая у меня будет жена. Даа... Умора с ними. Потоптавшись на пороге, я так и не зашёл к старосте. Разбужу ещё пигалицу нашу, да и несёт от меня, как от пивной бочки.

   Настроение было отличное, и карабкаясь по канатам, я даже замурлыкал себе под нос какую-то песенку. Всё, спать.

   - Ещё... - Голос Тил прозвучал тихо и нежно.

   - Ээ... - Вы представляете себе состояние мужчины, который только положил голову на подушку, и вдруг слышит такое? Ага, правильно - сон как рукой сняло. Нет, у нас, конечно, есть в колонии один бордель, рядом с таверной стоит, и я... Ладно, оставили эту скользкую тему! - Тил, дорогая, что - "ещё"?

   - Спой ещё. Так хорошо. - А! Это она о моём "мурлыканье".

   - Зачем, Тил?

   - Ты не знаешь? - Вот только Тима сейчас и не хватало. Выброшу я его. - В песнях и музыке есть сила. Если песня идёт от души, конечно. Раньше командиры сотен выходили вперёд отряда и пели, перед боем. Если удавалось вдохновить отряд, почувствовать его настроение, сила такой сотни возрастала многократно. Тогда командир выбрасывал в воздух знамя, и оно зависало над войском, давая знать тысячникам, какие сотни лучше пустить в прорыв. С криком "У-Раа", они первыми неслись на врага, сметая всё на своём пути. Такие знамёна в гвардии есть и сейчас, только никто уже не помнит, зачем они. Песнь, поднимающая боевой дух отряда - очень грозное оружие. Книги надо читать. - Наставительно закончил он.

   - Не только оружие, Тим. - Возразила ему боевая подруга.

   - А что означает "У Раа"?

   - У Раа значит - "за свет", на языке первородных.

   - Интересно. Но давайте спать уже! Сколько можно. - Да. Люблю я поспать.

* * *

   С самого утра облачился в свой доспех. А вышел он знатный: куртка серо-зелёной кожи, и штаны такого же цвета. Спереди грудь прикрывали два тёмно серых панциря. Взятые с боков зубатого, они были изогнутыми - как раз по форме груди. Спину сверху защищали две прямые пластины, а в нижней части куртки, по кругу, были вшиты под подкладку много мелких. "Чтоб в глаза не бросалось и виду не портило", разъяснил мне кожевник. Плечи, как и колени на штанах, тоже прикрывала броня. Хорошо подобранные по размеру, пластины совсем не стесняли движений, но главное их преимущество перед железными - они были лёгкие. Норил, так звали нашего достопочтенного мастера, очень затянул с изготовлением. Но я был доволен, броня получилась на славу.

   Сразу пошёл к старателям. Жаль, конечно, не поздоровался с Аликой, но к ней только приди, - останешься до полудня. Пройдя через всю колонию, ещё тихую и безлюдную в такой ранний час, я помахал приветственно старушенции, с которой началась моя практика, и скрылся в последнем тоннеле, который вёл в общину Пройды. Там тоже было тихо, не спали только староста, да еще пара старателей.

   - Приветствую.

   - Доброго утра вам, господин Тэгир, доброго утра. Пойдёмте уж сразу. Чего штаны зря просиживать? - Предложил Пройда. Я был не против, весь день на пещеру тратить не хотелось.

   Мы прошли по разработкам, некоторые из которых были давно заброшены, и попали в горизонтальную почти штольню, похожую на тоннель. С той лишь разницей, что была она гораздо шире. Да и выше тоже. В конце штольни обнаружилась пещера с входом, заваленным громадными глыбами скалы. Проход мне расчистили. Да то и не проход был вовсе, а так - лаз поверх завала. Над ним опасно нависал большой кусок скалы, покрытый трещинами. Казалось, он мог обвалиться в любой момент.

   - В другом месте не могли разобрать?

   - Да вы не волнуйтесь, господин, мы проверили - не рухнет! - заверил меня один из старателей.

   Я постоял, прислушиваясь к себе. Нет, ничего. Аллеорхов за завалом не было.

   - Пусто там, как у тебя в желудке. - Сказал я старосте, из живота которого исходило урчание, будто там поселился опасный зверь.

   - Так вы это, проведайте, что там, в пещере, уж будьте добры.

   - Думаешь, стоит?

   - Мы факелом посветили, окромя стен по бокам, ничего и не видно - большая она, пещера то. Мы это, думаем, выход какой там, это... В другое ущелье - не край ведь скал ещё!

   - Ладно, проверим. - Ещё раз, с опаской взглянув наверх, я забрался в лаз.

   С первого взгляда, никаких выходов видно не было. Да и откуда им взяться, мы вроде ниже уровня земли опустились! Темнит этот староста чего-то, чует моё сердце. Я влил больше силы в сферу - да, пещера правда огромная. Ни конца, ни края, сюда хоть ещё одну общину заселяй, если б не тьма кромешная. Старатели будут довольны, и Рол, я думаю, тоже. Ну что, прогуляемся. Осторожно ступая и смотря под ноги, пошёл вдоль стены направо. Идти пришлось долго, пол весь был усеяны мелкими камнями. В итоге, пройдя шагов двести, я оказался у края пропасти. Запустил свою сферу посветить, где она заканчивается? Хм. Первый раз такое вижу - пропасть в никуда, дна не видно. Впрочем, может оно и было, свет я мог отдалить от себя шагов на десять, не больше. Двинулся по краю, в конце-то концов, противоположная стена у этой пещеры есть, или что? Она нашлась не скоро, минут через десять. Обалдеть, какая огромная пещера.

   И тут я их почувствовал. С левой стороны обнаружился длинный тоннель, там и сидели зубатые. Двое. Наверное, увидев свет, сразу рванули ко мне. Я думал, может ещё успею. Может, получится добраться до спасительного завала, в лаз они точно не пролезут, но нет. Слишком быстро они приближались, слишком стремительно сокращалось расстояние между нами, нет. Уже не успеть. И с двумя я не справлюсь, это точно. Сомнут и раздавят об камни, просто раздавят, а потом уже поработают своими челюстями. Я рванул к стене пещеры. Это был единственный выход - добраться до стены, может там найдётся хоть какой уступ или щель, куда можно забиться, переждать и придумать, как спасаться от этих тварей.

   Он нашёлся. Узкий, едва помещалась стопа, уступчик, на высоте моего роста. Не могу сказать, как именно я очутился наверху - запрыгнул, или летать научился - не помню. Хвала богам, хоть прыгать Аллеорхи не умеют. Расставив руки в стороны, я жался к стене. Твари стояли снизу, они смотрели. Ждали. А куда им спешить?

   - Попробуй водой. Они не любят воду. Только побольше. Может быть, они отскочат, или даже уйдут. - Тим. Хорошо, хоть мечи есть. Глядишь, одного и прикончу.

   - Я не могу. У меня не получится держать свет и...

   - Погаси сферу. Сразу бей, пока будешь помнить - куда. Они ведь стоят.

   Правильно. Да. Черт, руки вспотели, соскальзывают со скалы. Да, сейчас. Погасил сферу и ударил, так сильно как мог. И сразу вернул свет. Воды на тварей вылилось столько, что хватило бы наполнить небольшой бассейн. Точнее, всё попало на одну из них, вторая сидела, на прежнем месте - прямо подо мной. "Утопленница" же, фыркая и мотая головой, медленно пятилась назад и влево, к своему убежищу. Хорошо, подумал я и упал.

   Нет, это не был великий план, просто ноги соскользнули с края уступа, пока я упражнялся в магии. Поняв, что падаю, выхватил мечи. Грохнулся я прямо на голову зубатого, не мало его удивив своим странным поведением. И сразу ударил. В глаза. От сердца отлегло, может, ещё удастся выжить? Он остался один, только один, как в тот раз. К сожалению, это не был "тот раз".

   Пока мечи забирали силу, уничтожая сущность зубатого, вторая тварь очухалась, и понеслась на меня. За товарища ему обидно, что ли? Я успел сделать шаг. Только один. Зубатый поглотил расстояние, разделявшее нас, как стрела. Один шаг - этого хватило, чтоб остаться в живых. Но он меня достал. Набрав сумасшедшую скорость, Аллеорх пронёсся мимо, зацепил походя, и не в силах остановиться так быстро, скрылся в темноте пещеры. Но достал. Не знаю, как далеко он умчался, мне было всё равно. Я смотрел на свою руку, на которой ниже локтя от куртки остались одни лохмотья, и на ногу, разодранную от колена и до бедра, по которой неспешно текла кровь. Моя кровь. Ещё бок, ближе к спине так болел бок. Ладонь разжалась сама, Тим исчез. Я развернулся, медленно, всё сейчас было медленно, как под водой, и упал.

   - Тэгир, держись. - Прости, Тил. Надо мной, трепыхаясь, затухал свет.

   - Тэгир, держись! - Прости, Тим. Я не могу.

   - Держись.

   Я поднялся на одной руке, встал на колено, и увидел его. Зверь пока не спешил. Он уже знал. Чувствовал, кто из нас останется жить. И наслаждался. Покачиваясь на лапах, Аллеорх медленно подошёл, остановился в двадцати шагах, щерился и смотрел. Потом зарычал и понёсся вперёд, уже не так быстро, как в первый раз. Я не мог ничего, просто поднял левую руку, выставил перед собой Тил. Пусть отберёт у него немного сил. Пусть насладится напоследок.

   Боги, как глупо всё это вышло. Как легко оказалось меня убить. Жаль. Я так и не выбраться из этой тюрьмы, так и не увидел Тилон. Так хотел. Жаль умирать, когда в тебе живёт память лишь о последних месяцах твоей жизни. Ты как младенец. Ничего не сделал, ничего не успел. Жаль. Нет. Нет, я успел. Успел спасти Алику, поднять общину. Освободить ту шахту, от такой же вот твари. Я успел.

   Тил выпила его за доли секунды, иссушила так, что на меня упала даже не скала, которой был когда-то зубатый, а просто каменная крошка, просто песок. Завалило меня на совесть, только голова и торчала. Я успел усмехнуться. Вот, и могилка почти готова.

   - Тэгир. Выбирайся. - Я не мог. Даже ответить не мог. - Выбирайся. Сдуй этот песок, воздухом столкни. Ты же маг. Твоя сила всегда с тобой. Ну же, давай. - У меня почти не осталось силы. - Её хватит. Выбирайся.

   По насыпи прошёлся ветерок. Лёгкий, как весенний бриз, он сдул несколько песчинок с насыпи, и затих. Попробовал ещё. И ещё. Я выбрался оттуда, и пополз. Всё же зануда мой Тим. Даже помереть спокойно не даёт. Нет, чтоб водички поднести.

   Я полз. На руку и ногу старался не смотреть, нельзя. Не знаю, сколько там до выхода, просто ползу. Голоса, там, впереди голоса.

   Я полз. На руке подтянулся к лазу. Нет, самому не выбраться.

   - Давай уже быстрей, чего возитесь? - Внушал староста своим подопечным.

   - Да не поддаётся никак, крепка, зараза!

   - Ты же сам говорил, только подцепи и пойдёт.

   - Да пойдёт. Сейчас. - Сверху послышался шум, падали камни.

   - Всё! Теперь не вылезет уже. Если жив. Можешь идти, сказать Кхоргу. - голоса стали глуше. Старатели заваливали лаз.

   - С краю скалу подцепи ещё, для надёжности. Ну, я пошёл.

   А я ведь не сказал никому, куда пошёл... Всё, вот теперь точно конец, с каким-то облегчением подумал я и сполз по стене. Конец.

* * *

   Тело нашли через два дня, когда в колонию вернулся Рол. Ещё пол дня расчищали лаз, что бы вытащить его наружу. Несли всей общиной, и плакали тоже все. Даже тот мужик без бровей, дубина которого стала огненной головешкой, пустил скупую слезу. А может, и не одну. Не знаю сколько, я был тогда очень плох. И очнулся недели через две.

   Ну не подумали же вы, что я умер, в самом деле? Не дождётесь.

   - Не дёргайся, Гекор сказал, если не будешь двигаться, то до свадьбы заживёт! С кем это у тебя свадьба, а? Почему ты мне не рассказал? - Малявка нежно вытирала с моего лба пот. - Я не хочу замуж за этого Хирта, он... Ты мне больше нравишься! Кто твоя невеста? - Ох, лучше бы я помер.

   - Никто.

   - Ну... Тогда хорошо. Лежи, отдыхай, я пойду тряпочку смочу, эта тёплая уже. Ты лежи. - Ага. Сейчас возьму и убегу.

   Меня лихорадило, но Гекор говорил, что это нормально, и скоро всё пройдет. Я верил, надо же кому-то верить. Ещё заходил Ярил, с приветом от Рола. Тот уже видел меня, когда мою тушку вытащили из пещеры. Сказал, что встреча наша подождёт.

   А спасла меня древняя старуха, над крышей которой я ставил свои первые эксперименты. Бабушка иногда угощала нас с Аликой своим вареньем, и на следующий вечер, когда эта пигалица прибежала одна и вся в слезах, рассказала ей, в какую сторону я ушёл. Начали искать, но, пока не вернулся Рол, безуспешно. Мякинь бросился к Ярилу на поклон, тот доложил Ролу, и на уши поставили всю колонию. Так и нашли.

   Пройду и одного из старателей засадили в крепость, но им ещё повезло. Второго наши убили, когда прознали, кто завалил лаз. И, если честно... Земля ему пухом. А вот Кхорг исчез, как сквозь скалы провалился, ей богу. Искали его все, но безрезультатно. Даже никто из магов почувствовать его не смог. Ничего, поправлюсь, я его найду.

   Самая главная новость была в том, что я умер. Мне даже могилку сварганили - в ней покоился растерзанный старатель. Это была идея Рола, он считал - Кхорг должен объявиться, пытаясь добыть кольцо от пещер. Ха! Наши даже цветочки мне на могилку носили. Регулярно.

   - Ну, что делаешь? - Алика вернулась.

   - Да вот думаю, кого в жёны взять. - Она села в изголовье и нахохлилась, как маленькая птичка на морозе. Смотри, обиделась, сидит - нос воротит. Интересно, надолго её хватит?

   - Хочу такое кольцо, как у тебя! - и пяти минут не прошло.

   - Да, слушай, забыл совсем... Я стянул с мизинца серебряное колечко, купленное у торговца камнями. - Вот, подарок тебе.

   - Ой! Какое красивое! Жаль, большое... Спасибо! - кольцо ей подошло только на большой палец.

   - Ничего, подрастёшь ещё.

   - Я вообще, не про такое кольцо говорила, хочу такое, как у тебя над головой появляется! - Вот сниму и отдам. Ага. Алика была очень одаренной, но до природника не дотягивала, совсем чуть-чуть, как сказала Тил. Если она поднимется достаточно высоко, то может, ей удастся закрыть первые несколько кругов полностью. Но не сейчас.

   - Если будешь долго и хорошо учиться, то когда-нибудь и у тебя такое будет. Но не скоро.

   - Ладно, я обещаю быть совсем послушненькой! Ты будешь меня учить?

   - Я не учитель, Алика, тебе бы в школу...

   - Не хочу в школу! Хочу с тобой!

   - Не ной. - Ну вот, опять надулась.

   Она сидела и смотрела на меня своими большими, зелёными, как изумруды, глазами. Ужасно болел бок, ныла нога, а руки я вовсе не чувствовал. Но я улыбался. Мне было хорошо.

   Уже через неделю, когда я мог сам садиться на постели и от безделья читал больного на всю голову Забра, ко мне пришел Норил. Светясь от счастья и с гордостью надувая свои полные щёки, он принёс показать мою броню.

   - Смотри, Тэгир! Вот, штанину новую пришили! Теперь ещё лучше будет! Я малых пластин на бёдра вставил, под кожу-то. И глянь, в куртке на рукавах - тоже! Ещё петли к штанам пришили, под ножи - видишь, специально под углом, чтоб выхватывать удобно было. Да с обеих сторон, вот - посмотри! - Получилось лучше, чем было. Жалко, одену ещё не скоро, Гекор говорит - через неделю ходить смогу, и с мечами понемногу заниматься, а здоров буду только через три, не меньше.

   - Спасибо, Норил. Мне очень нравится, правда. - Я улыбнулся кожевнику, от чего тот засиял ещё больше, казалось, уголки его губ встретятся сейчас на затылке.

   - Ещё тут, Мякинь просил передать... Сам боится-то... - Ну что ещё стряслось? - Стражники приходили, говорят, по приказу Рола, забрали половину всего, что с зубатого сняли. Гады. - Хм. Интересный расклад. Увижу Рола, надо будет расспросить.

   - Разберёмся, Норил.

   - Да что там уже... Ну, пойду я, не буду мешать вам. До встречи. - Пятясь к дверям, он с благоговением неграмотного человека смотрел на громадную книгу, лежащую у меня на ногах.

   - Счастливо, Норил. - Я с гораздо меньшим восторгом взглянул на труды старого маразматика Веолдра и вновь погрузился в чтение.

   Вторая часть "Устройства мира" была посвящена описанию порядков и устоев в Империи. Именно так, с большой буквы и без названия, потому как его не требовалось - империя в этом мире была только одна. Были ещё свободные планеты эльфов, гномов и оборотней, но жили они тихо и так или иначе - всё равно были тесно связаны с империей. Часто эта "свобода" вообще не простиралась дальше подтверждающих её документов. Это в основном касалось тех планет, где обитали гномы. Находились он довольно далеко от центра нашего мира и "круга светлой силы", в котором располагались двенадцать самых населённых людьми планет, и где практически невозможно было прорвать ткань между тёмным и светлым мирами. Поэтому гномы и страдали от постоянных нападений тварей. Не обладая магией, им тяжело бывало отбиваться от нападок магов чёрного мира. Сами гномы к ней были невосприимчивы, а вот планеты страдали изрядно, отчего и обращались они за помощью к императору. За что приходилось платить.

   Вообще в Империю официально входили девятнадцать планет. Про двенадцать я уже упомянул, ещё шесть располагались вне "круга", одной из них была Тилэя, на которой мы находились. Одна планета была мёртвой, называлась Рода. Её уничтожили в самом конце эры Великих, а когда-то там располагалась Девятая школа, в которой учили только природников. В память об этом, планета до сих пор и числилась в составе Империи. Названия всех планет я даже не пытался запомнить - к чему? За всю жизнь не побываешь, даже если очень захотеть. Порталы обходились слишком дорого, и для небольшого количества людей их открывали в исключительных случаях - таких, как приезд императора, к примеру.

   Мой взгляд остановился на картинке с изображением дворца Валлор. Располагался он в городе и на планете с тем же названием. Оказалось, Валлором звали первого императора, основоположника громадной и богатой ныне Империи. Да, дворец был красив. Не знаю уж, из какого материала он был сделан, но напомнил мне чем-то нашу крепость в колонии - такой же монолитный, только белого камня. Выглядел он очень впечатляюще - возвышаясь на высокой горе, окутанной облаками, дворец как будто парил в воздухе. Красиво.

   Интересно было узнать и о летоисчислении в Империи. Отсчёт эры всегда шёл от начала правления каждого императора, именем которого она и нарекалась. Сначала мне показалось - это крайне неудобно, но после того, как я прочёл, что императоры жили в среднем около двух тысяч лет, всё встало на свои места. К слову сказать, все императоры были природниками - это условие было обязательным для наследника. Поэтому зачастую предпочитали оставаться холостыми, ведь даже у двух людей с очень чистой кровью дети далеко не всегда рождались природниками. Хм, а интересно, раз я природник - мне тоже так долго землю топтать?

   - Сколько боги отмерили, столько и топтать. - Обнадёжил меня Тим.

   Кажется, тут меня потянуло на сон от длинных и мудрёных предложений, с помощью которых доносил до читателя истину Веолдр Забр.

   Воин сидел на краю леса и, прислонившись к мокрому валуну, смотрел на город, едва видневшийся у линии горизонта. Вражеский город. Нет, армии врага не повернули вспять, они всё так же находились на его родной земле. Но воин ушёл. Недавно он потерял почти весь свой отряд, так трепетно хранимый им последние годы. Потери, конечно, были и раньше, но сейчас. Сейчас это был крах. Такого разгрома не мог представить никто. Да и не случилась бы беда, если бы не предатель, затесавшийся в их ряды несколько месяцев назад. Зачем живут такие люди? Чтоб умереть, как этот, судорожно трепыхавшийся в его объятиях и затихший, с предсмертным хрипом на устах и ненавистью в глазах? И как он был слеп, как не понял, с чем связаны неудачи всех последних месяцев их борьбы. В итоге в отряде осталось всего четверо, не считая его, четверо убитых горем и поражением людей. Они добрались до своих, дотащили раненого товарища, а ночью он ушёл. Ушёл на земли врага.

   У его народа не было сил отвоевать захваченные земли, отомстить за погибших, выиграть эту войну. Не оставалось сил и у противника. Они взяли земли, сколько могли, и встали. Воин давно понимал - у этих людей не было другого выхода. Их страна погибала, земля, некогда плодородная, превращалась в пустыню. У врага была только одна цель в этой войне - жить. Дать жить своим крестьянам, которые кормили города, дать жить своему народу. Но объясните это его матери. Не можете? Воин поднялся и, стиснув зубы, двинулся по кромке леса. Не можете...

   У воина была цель. Здесь, на чужой ему земле, находились два камня. Их нужно было забрать, он чувствовал. Ему необходимо собрать их все. Зачем? Воин не знал. Знал только - это что-то поменяет. Он пойдёт за ними и заберёт, чего бы это ни стоило. А ещё он будет убивать. Завидев на дороге у леса двух парней, воин усмехнулся. Да, он будет убивать. Это он умеет...

  Джохт в зените. Жара. Невыносимая жара поглощает жизнь в этом городе, удушающая тьма гонит всё живое долой, долой с улиц, найти приют под кровлей, не важно - своей, чужой. Не спасают одежды, капюшоны, не убережёт платок, скрывающий лицо. Они не помогут, ведь это Джохт в зените. Жара...

  Выдохнув из обеих ноздрей горячие, плотные струи пара, Аллр посмотрел исподлобья на своего помощника, Длонха Серта, двихира одной из армад тварей. Потом вновь перевёл взгляд на толстую, старую папку серой кожи. Ему не хотелось читать. Было желание спуститься в прохладные подземелья своих покоев, прогнать слуг, может, зайти к своей новой наложнице... Аллр усмехнулся. Верховный привёз её несколько дней назад, по прибытию на планету. Он всегда привозил подарки для хозяев планет.

  Девушка, совсем молоденькая, он не знал, сколько ей. Да и не важно. Светлые, ржаного цвета волосы, карие глаза... Она была стройная, высокая по человеческим меркам. Красивая. Падала на колени, молила о чём-то, закованная в тяжёлые кандалы, плакала. Кажется, просила лёгкой смерти. Кто сказал, что её будут мучить? Когда он зашёл вчера, дрожала. Мелкая, частая дрожь и... Страх. Он быстро лишил девушку страха. Раздел, обхватил стройную фигурку сильными, исполинскими руками и уложил на большую, мягкую кровать. Ласкал. Долго, очень нежно прикасался своими мощными ладонями, способными за секунду лишить её жизни. Через полчаса юная наложница расслабилась, начала медленно, осторожно отзываться на каждое движение. Ещё немного. Девушка тихонько застонала, ответила на прикосновения. Тогда он ушёл. Просто развернулся и ушёл, с насмешкой ловя её недоумённый взгляд, оттолкнул протянутую руку. Аллр никогда не брал наложницу, которая его боялась. Но сегодня всё будет по-другому. Утром, поднимаясь наверх, в надземную часть своего замка, он прошёл мимо её покоев. Девушка ждала. Думала о нём и ждала, когда придёт хозяин. Заглянет ли сегодня? Древний чувствовал это настроение, слышал нехитрые мысли. Аллр хотел повременить, ещё день, или два. Но нет, он придёт сегодня, вновь наполнит её страстью.

  Как быстро. Быстро люди забывают приличия, нормы морали, всё, чему учили с детства, вдалбливали розгами, уговорами. Для себя. Они всегда готовы изменить чему угодно, для себя. Только бы выжить. Нет, не просто выжить, а удобно, приятно устроиться в окружающем их мире, дать волю своим желаниям, безнаказанно получать вожделенное. И поменьше отдавать взамен. Меньше усилий, мыслей, чувств. Чем они отличаются от нас? Да ничем.

  Аллр опять усмехнулся и взглянул на ненавистную папку. Вычитывать все незначительные изменения в готовом, продуманном до мелочей плане, желания не было.

  - Доложи на словах, устал. - Его, действительно, вымотала длинная бессонная ночь во дворце верховного, его резиденции на планете. На далёкой от столицы Цире.

  - Конечно, великий. - Длонх чинно поклонился. Аллр знал, что старый, проверенный вояка не паясничает, и не пытается выслужиться. Он никогда не выслуживается. Ответы только по уставу, предложения - в рамках своей должности. Поклон в устав не входил, то была дань. Дань уважения, признания заслуг. Его заслуг перед всем тёмным миром.

  - Говори. - Великий Джохт, от твоего жара плавится мозг.

  - Мы оставили без изменений все основные пункты, но... Стратеги предложили: одновременно атаковать только шесть планет, а не семь, как было предусмотрено ранее. - Только бы этой седьмой не оказалась Тилея, подумал Аллр. Впрочем, нет. Она основа плана, главная задумка этой быстрой атаки. - Мы исключили одну из гномьих планет, что бы оставить в резерве группу волокров. Она может стать дополнительной ударной силой, уже на первом этапе операции. Поможет, в случае надобности, сломить сопротивление светлых быстро, до подхода сил гвардии. Эта мера - на крайний случай. Шанс того, что на всех планетах мы получим достойное внимания сопротивление, очень мал.

  Что ж, предложение было разумным. Эта операция готовилась шесть лет, она просто не имеет права на провал. Разумно.

  - Кто поведёт войска на Тилею?

  - Предполагалось, что с ними выступит Архимаг Пхарг, он один из смотрителей за волокрами и...

  - Можешь не объяснять мне, кто такой Пхарг. - Прервал гвихида Аллр.

  - Прошу меня простить. - Продолжил Длонх. - Вместо смотрителя стратеги выдвинули мою персону. Скажу откровенно, я настоятельно просил об этом.

  - В чём причина такого усердия? Вы ведь никогда не принимаете поспешных решений, мой друг. - Длонх приосанился. Ему всегда льстило, что один из демонов, высших тварей их мира, называл его другом. И такими словами Аллр никогда не бросался. Древний предпочтёт промолчать, чем скажет лишнее.

  - Причина известна. Вы возлагаете много надежд на этот прорыв, а наш единственный агент на Тилее уже месяц не даёт о себе знать. Мы всё так же предполагаем, что Глоады Ангер, как и большинства преподавателей школы, не будет на месте в момент атаки. Как я докладывал, перед началом учебного года они отбывают на Валлор. Но полной уверенности быть не может, новостей с Тилеи нет. Именно поэтому я решил лично встать во главе прорыва, на его первой стадии. Если вы считаете...

  - Достаточно слов, Длонх. Вы поступили правильно. Можете сообщить стратегам, я поддерживаю все ваши начинания. Это всё? - Аллр ногтем подтолкнул пухлую папку к гвихиду.

  - Да, великий. Позвольте мне удалиться?

  - Нет. Скажите мне, как поживает ваш правнук, Длонх. Я недавно узнал, он сильно разбился, упав со скал? Мальчику лучше? - мощные брови Аллра озабоченно сошлись на переносице.

  - Благодарю вас за заботу, древний. Ребёнок поправляется, возможно, уже к своему дню рождения он сможет ходить. - Длонх благодарно склонил голову. Демоны редко проявляют такой интерес к жизни низших тварей.

  - Будет праздник?

  - Конечно, великий Аллр. Дегху исполнится десять, первый юбилей! - Длонх улыбнулся при воспоминании и правнуке, пока единственном наследнике их рода. - К сожалению, праздник приходится как раз на день атаки. Но я поздравлю мальчика. После.

  - Мне приятна ваша уверенность в исходе операции, гвихид. Идите. - Аллр взмахнул ладонью, отпуская помощника.

  Длонх развернулся и, четким, военным шагом, проследовал к окну. Поднялся по ступеням, вышел на подоконник и, расправив крылья, улетел. Тяжело сейчас добираться по воздуху, подумал древний. Джохт в зените.

Хлопоты

   Утро. Определить, что над горизонтом поднимается Солен, можно было лишь по светлеющей узкой полоске неба, разделяющей две огромные скалы в нашем ущелье. Только во второй половине дня солнечный свет окрасит золотом вершины скал, потом быстро, стремительно направится вниз, согреет своим теплом мой утёс и хижины под ним, до вечера уже не скрываясь, даря свой свет всем обитателям нашей общины. Что-то размечтался я, пора уже и делом заняться.

   Вам приходилось когда-нибудь первый раз после долгой болезни, либо ранения, вставать с постели? Говоря откровенно, подняться меня заставила лишь смертельная скука. Нет, не говорите, что в моём распоряжении была книга! Даже думать про неё забудьте. Как только смогу забираться по канатам в свои пещеры, я обещаю её торжественно сжечь, да простят меня все поклонники великого мудреца. И не возражайте даже! Она большая, а пещеры у меня холодные. Вообще зря я мирился со стражей - не видать мне теперь дровишек за дарма, как своих ушей. Так бы приходили, хоть раз в неделю, с новыми копьями, всё как положено... Эх, нерасчётливый я человек, всё время так - сначала сделаю, потом думать начинаю. На днях Мякинь заходил, справиться о здоровье, так я ему ляпнул сдуру, что ходить могу, всё... Приходится к обеду самому выходить, в постельку никто не принесёт. Недобрые люди, уйду я от них.

   Сегодня решил, сходит к Ролу, послушаю, что расскажет, а заодно про добычу спрошу - чего забрали, спрашивается. Не кривя душой, могу сказать - я очень надеюсь на встречу с сотником. Может, удастся выбраться из этой дыры? Не то, что бы мне здесь так плохо, просто... Отсутствие свободы начинаешь резко ощущать тогда, когда её хоть чем-то ограничили. Не важно, чем. Короче говоря - хочу на волю! Вот.

   - Привет, Хирт, как твои дела? - за размышлениями я добрался до кузницы.

   - Тэгир, здорово, давно тебя не видел! - Тоже мне новость.

   - О, Тэгир, ты уже ходишь? А Гекор разрешил? - Алика проводила почти всё свободное время у кузницы, рядом с таким "нелюбимым" Хиртом. Хм.

   - А вы значит, всё милуетесь? - Хирт покраснел как рак, а малявка фыркнула и упорхнула к дому старосты. Кажется, переборщил слегка. - Покажешь ножи?

   - Да, конечно! Сейчас принесу. - Парень кинулся в кузню, чуть не сбив с ног своего папашу, показавшегося на пороге.

   - Милуются, говоришь? - С ухмылкой подошёл Руд. - Этот лоботряс на днях обнять её решил, так до сих пор шишка на лбу, не заметил? Она его щипцами для углей приложила! Хорошо хоть, по голове, не самый ценный орган. - Ехидный у Хирта папаша, как я прямо!

   - Ну бать!.. Чего ты... - Выглянул из окошка шишкастый отрок.

   - Подслушиваешь? Буду пороть. - Да, у Руда не забалуешь.

   Я потянулся, набрал полную грудь воздуха... и тут же закашлялся - воздух у кузни был не очень-то свеж.

   - Вот, посмотри! На днях закончил. - Парень аккуратно, с нежностью развернул тряпицы, в которые были завёрнуты мои ножи. - Алике понравились! - С ноткой гордости добавил он.

   На них действительно было приятно посмотреть. Рукоятки иссиня-черные - Хирт долго вываривал их в каком-то жутко сложном растворе. Матовые, и немного шершавые, словно бархатные, они ласкали взор. По всей длине их обвивали змейкой руны, тускло отсвечивая серебром и голубым агатом, который мелкими ограненными камушками создавал окантовку вокруг резьбы. Лезвия длиной почти в три ладони - заточка клиновидная, на всю их ширину, а отполированы - как зеркало! И для каждого - свои кожаные ножны. С красивым тиснением, образующим причудливый узор, они тоже были великолепны. Это наверняка кожевник постарался, Хирт только подгонял. Да... Такими можно просто любоваться. А если кого и отправишь ими в мир иной, то можно с уверенностью сказать, что умер он красиво.

   - Тебе, Хирт, в Тилон надо ехать. С таким талантом не пропадёшь!

   - Да вот у батьки срок через год с лишком выйдет, тогда и поедем. - Сказал парень, сразу после чего схлопотал по своей многострадальной голове.

   - Не тебе решать, недоросль! - Кажется, физические замечания вошли у Руда в привычку. Ой, боюсь, отольются кошке мышкины слёзы. Даже за те месяцы, что я провёл в колонии, видно было, что парень подрос и порядком окреп.

   - Ну ладно тебе, батя!..

   - Спасибо, Хирт, ножи прекрасные, просто нет слов. И тебе, Руд, за лезвия.

   - Да чего там! - Кузнец только рукой махнул. Хотя видно же, что приятно ему. И в первую очередь - похвала его сыну.

   - Камни остались? - Надо обязательно отблагодарить за такое чудо.

   - Да, целых три! Я сейчас принесу.

   - Оставь. Куртку купишь. Ну и батьке чего. - С моим решением Руд не спорил. - Спасибо ещё раз, бывайте!

   - И тебе спасибо, за камни.

   Пристегнув ножны к петлям на штанах, я отправился к Ролу. По дороге меня перехватил Мякинь.

   - Здравия, Тэгир, здравия! Вижу, уже получше вам! Может, и в пещеры скоро съедете? - Видно, устал за мной староста ухаживать. Понятное дело - сначала Алика, потом я. С другой стороны, потерпит. Мало я для них сделал?

   - Как решу, перееду. - Не стал я обнадёживать Мякиня.

   - Да что ж, скока надоть, стока живите. Я ж ничо... Да! Чего хотел-то! Вы, коли к Ролу пойдёте, спросите про довольствие, а? Самому боязно... У нас ведь эта, шахты две работают теперя, и норму выше сдаём, а что до пищи, так всё по старому отряжают. Спросите, а? Людей прибавилось, а...

   - Понял! Поговорю с ним. - Прервал я разговорчивого старосту.

   Люди по дороге к крепости смотрели на меня как-то странно, я даже доспех свой осмотрел - что не так? Надо сегодня попробовать в пещеры забраться, а то хожу в броне, как на бой собрался. Рука, правда, еще не очень хорошо работает, но не вечно же мне в ущелье торчать. И мысль одна появилась, по поводу книг Феолия, надо проверить.

   Дойдя до площади, решил зайти в корчму - давно я живского пива не пробовал, да и десятники там часто околачиваются, заодно узнаю, у себя ли Рол. А то в крепость подняться можно, но что мне, полдня там торчать, если его на месте нет? Толкнув рукой тяжёлую, обшарпанную дверь корчмы, прямо у порога столкнулся с Лорком. Высоченный и плечистый десятник хотел выругаться, но увидев, что это я, сменил гнев на милость.

   - А я смотрю, кто так стражу не уважает? Чуть дверью не зашиб! Привет, Тэгир. - Ладонь его была чуть не в два раза шире моей, рукопожатие вышло таким, что я аж поморщился. Рука давала о себе знать. - Прости, забыл о ранении! - Извинился десятник. Хм, у него даже улыбка такая, что в дрожь бросает. Лорк был слишком большой, с грубыми, топорными чертами лица, он выглядел устрашающе и, не смотря на свою молодость, считался самым опытным десятником в сотне Рола. Местные его боялись, хотя по характеру парень был не злобный. Ну, не то, чтоб мухи не обидит, но если сравнить с другими стражниками - просто сама доброта.

   - Привет. Да, не страшно. Гекор говорит, что разрабатывать надо, вот ты и помог! - Я улыбнулся, но сразу пожалел - ухмылка Лорка могла спугнуть разъярённого Аллеорха. - Что Рол, у себя?

   - Наверное. Он с утра в ряды спускался, с торговцами о пошлинах говорил, но сейчас должен быть у себя. Вроде. - Десятник почесал в затылке своей огромной рукой. Как бы голову ненароком не оторвал.

   - Ты сам куда сейчас? Может, проводишь? - Объяснил я свой интерес к делам стражника. - А то я наверху ещё не бывал пока.

   - Давай. Сегодня не моя смена вообще, делать особо нечего, разве что Живу пугать! - Теперь он яростно зачесал двухдневной давности щетину, потихоньку переходя от подбородка к шее. Мыться надо чаще, батенька. Хотя, я сам немногим чище...

   - Пойдём тогда. Пива позже попью.

   - Оно верно, Рол пьяных на дух не переносит. - Сообщил мне Лорк. Судя по выражению лица, убедился он в этом на собственном опыте.

   Зайдя на подъёмник, ждали пару минут, пока он начнёт свой неторопливый и размеренный путь наверх. Если я правильно понял, система была такая: человек, желающий подняться, становился на платформу и стражники, дежурившие на вершине, у лебёдок, разглядывали посетителя, после чего докладывались начальнику смены. Только после его разрешения вы могли начать подъём. Не знаю даже, пустили бы меня одного?

   Вид сверху был отличный - вся площадь, как на ладони, а через разрыв в скалах пустыню видно на многие вёрсты окрест. Тут, наверное, было очень красиво во время заката, когда Солен уже скрывал свой диск за горизонтом, окрашивая скалы и всю округу в багровые тона и высвечивая защитный купол. Кстати, о куполе. Я узнал, что он был не просто барьером, не дающим вам покинуть колонию. Купол не позволял прогреваться воздуху внутри тюрьмы выше определённой отметки, за его пределами днём пекло страшно - в пустыне практически не было жизни. Но барьер пропускал внутрь любого, добравшегося до тюрьмы через пустыню. Об этом мне рассказали торговцы, совершающие такие переходы регулярно, с немалым риском для себя. Я усмехнулся - как бы не тяжело было добираться до нас, похоже, что риск того стоил.

   - Ну, пойдём уже! Чего тут на пустыню глазеть. - Оторвал меня от размышлений десятник.

   - Веди.

   Мы подошли к начальнику караула, который, внимательно меня осмотрел и записал со слов Лорка моё имя в учётную книгу. Тут произошла небольшая заминка: с одной стороны, я не мог числиться заключённым, не имея номера и особой метки на руке, с другой стороны, записать меня гостем дежурный тоже не мог. Они все получали пропуск, при въезде в колонию, и могли покинуть её, через портал в крепости, только с личного разрешения Рола. Вы спросите - а не могли заключённые воспользоваться таким пропуском для побега? Нет. Все торговцы, приезжающие в колонию, были лично знакомы с сотником, именно для представления ему новых дельцов, которые вскоре посетят колонию, его часто вызывали в Тилон.

   - А как вы пропускаете детей заключённых, когда те отбывают по окончанию срока, вместе с родителями?

   - Да так и пишем, такой-то с сыном там, возраст и имя. - Начальник смены пребывал в явном замешательстве.

   - Запишите так: маг Тэгир, прибыл порталом. - В принципе, такое было возможно.

   - Не знаю даже... Тогда пусть Лорк вас лично проводит, и сообщит сам Ролу, чтоб взыскания мне не было. - Неуверенным тоном произнёс он. Похоже, сотника здесь боялись.

   - Вот навязался на мою голову! - Беззлобно процедил десятник. - Ладно, пошли, чего уж там...

   Мы прошли под решёткой и через распахнутые ворота, массивные створки которых были обиты кованым железом, порядком проржавевшим от времени, попали во внутренний двор крепости. Он был не очень большой - места хватило лишь на тренировочную площадку да несколько сараев. Судя по их виду - пристроенных к стенам совсем недавно. Всё же я не понимал - как можно построить такую крепость? Да она... Она как будто выросла из скалы: монолитная, без единого шва и трещинки.

   - Её построил ещё Аллеор, эта крепость была его жилищем и штабом во время войны. - С охотой проинструктировал меня всезнайка Тим. - Крепость действительно сотворена из скалы, так возводят свои жилища многие сильные маги. - Хм... Интересно, откуда он всё это знает? Я же вычитал, что они покоились в недрах Мераалы, которая, кстати, заперта до сих пор. - Мы и не знали. Пока не попали обратно, в большой мир. Понимаешь, хоть Раа и низвергнул нас, когда-то мы с Тил были малыми богами. А любой бог воспринимает мир вокруг себя на уровне силы, проще говоря - мы знаем обо всём, что связано с магией. Или было с ней связано. Как только мы покинули пределы сферы, это знание пришло. Оно не всеобъемлюще, конечно, но... Тебе хватит. - Да уж. Мне - точно хватит, даже слишком бывает!

   - Хватит дрыхнуть, отпирай уже! - Рыкнул Лорк на стражника, "охранявшего" вход в крепость - парень мирно спал на посту. Никогда не мог понять, как это можно делать стоя?

   - К-конечно, Лорк! - Тот засуетился, как на пожаре. Похоже, иногда полезно иметь такую внешность, как у десятника.

   Мы вошли. Честно говоря, я ожидал увидеть что-то большее. Если Аллеор был такой нехороший, должны тут быть страшные статуи, или... Ну, не знаю, злобный антуражик какой-нибудь... А может, все непотребства хранятся в кладовке, снятые за ненадобностью? До поры, так сказать. Вообще, кроме таких же голых монолитных стен, что и снаружи, на первом этаже ничего не обнаружилось. Так, лестницы да коридоры, половина из которых не были даже освещены, как следует. Выше, правда, начали появляться гобелены, изображающие битвы "давно минувших дней", надо полагать. Развешены там и сям, ничего впечатляющего. А вот крыло, в котором располагался кабинет Рола, выглядело куда приятнее: пол устлан толстым ковром, тёплым и заглушающем шаги, стены обиты тканью нежно-зелёного цвета, везде картины и статуи на постаментиках. Неплохо утроился сотник. Может, Хирта попросить, чтоб мне тоже статуй наваял? А что? Буду Рола в гости приглашать. На чай, так сказать.

   - Вот, Тэгира привёл! - Как-то не очень по уставу отрапортовался десятник.

   - А! Пришёл? - Что на это ответить? - Проходи, садись. - Руки мне сотник не подал.

   Не понравился мне Рол. Напомнил Живу - такие же масленые глазки и большой, всегда скривлённый с одной стороны рот. Да ещё и лысый, как девичья коленка. Может, родственник ему наш корчмарь; спросить? Хм, пожалуй, не стоит... А росту в сотнике - ровно половина Лорка.

   - Тут такое дело... Записали мы его, как прибывшего порталом. - Встрял десятник. Рол только рукой махнул - какая, мол, разница, хоть горшком запишите.

   - Свободен, Лорк. Гостя я сам провожу. - Сотник откинулся в кресле и, сложив руки на пивном животе, поиграл скрещёнными пальцами. - Накрылась наша конспирация теперь. Пол колонии ведь тебя видела, пока к крепости шёл. Хотя... Если за месяц почти Кхорг не объявился, значит, почуял, что дело с похоронами нечисто. Да... Где же он прячется? - Я лишь плечами пожал.

   - Пока не знаю, не искал.

   - Думаешь, найдёшь? Ну-ну. Мои ребята до сих пор в каждую щель нос суют, сам три раза все скалы обошёл - ничего. Закрылся Кхорг надёжно, может, амулет у него какой? - Предположил толстяк, ещё больше скривив рот. - Ладно! Найдёшь - он твой. Не затем звал. Да ты садись уже!

   - Перевязь снимать неохота. - Объяснил я. Стульев в кабинете не было, только кресла, а сидеть в них с мечами за спиной было невозможно. - Постою.

   - Ну, дело твоё. - Рол отчего-то поморщился. - Так вот, какое у меня к тебе дело. Ты из колонии выбраться хочешь? Не через десять лет, как положено "лицам без соответствующих документов, проникших на территорию", а пораньше?

   - Странный вопрос. И ответ, по-моему, ясен. - Так вот, сколько мне тут "по закону" прохлаждаться! Хоть не пожизненно, и то хорошо. Что ж, послушаем, что предложит этот бочонок на ножках.

   - Есть у меня одно дело, как раз по тебе. Видел два закрытых тоннеля, ведущих от крепости к центру скал? - Я кивнул. - А знаешь, что там находится?

   - Пока нет. - Ну не томи уже!

   - Самые богатые разработки во всей колонии. Оттуда Аллеор брал "материал" для своих тварей, там - большое количество пещер. Но есть проблема. Там же - больше всего зубатых. Понимаешь мою мысль.

   - Вы хотите, что бы я очистил пещеры? Но насколько это вообще реально, сколько там этих тварей? - Я решил сначала "разведать обстановку". Не зря же тоннели до сих пор заперты.

   - Хорошие вопросы, Тэгир. Не могу, к сожалению, дать такие же хорошие ответы. Понимаешь, в чем дело... Разработки эти закрылись очень давно, и всё, что мне удалось накопать из документов тех времён, не проясняет ситуацию. Тогдашний сотник во всех отчётах указывал, что "невозможно очистить пещеры за многочисленностью тварей". Не знаю! То ли в последних пещерах их правда, так много, то ли он решил людей поберечь. После войны с народом было туго, а когда рядом находились более безопасные разработки, зачем терять свою сотню? Вот и закрыли.

   - Вы хотите сказать, что даже не пытались разобрать завалы? - Брови сами поползли вверх, я, правда, был удивлён. Рол показался мне охочим до богатства человеком.

   - Ну, не то что бы совсем не пробовали... - Сотник замялся. - Один проход открыли. К сожалению, неудачно.

   - Сколько было тварей? И жертв.

   - Тварей было три, но вырвалась пара - одна застряла в яме, похоже, уже давно.

   - Вы не сказали про жертвы.

   - Да какая разница?.. - Я ждал. - Двадцать два стражника. Да старателей ещё... Душ десять, примерно. - Угу. Считай, все двадцать.

   - И вы хотите, что бы я в одиночку сделал работу, за которую не возьмётся вся ваша сотня, да ещё при поддержке магов? А вам не кажется, что...

   - Не кажется! - Чего он так взбесился? - Десять лет - немалый срок, Тэгир! А ведь у тебя дела на воле? Я слышал, ты пытаешься связаться с Глоадой? - Вот негодяй! - Ну да, ну да, оба природники... Дела у тебя с ней? А?! Не будет никаких дел! И Глоаду не увидишь, это я тебе говорю! Думаешь, вытащит она тебя отсюда? Как бы не так! Здесь я хозяин, понятно тебе? Я!

   - Ну, вытащить, может, и не вытащит. - Я решил изобразить само спокойствие. - А вот встрече с ней препятствовать не советую. Это в её, а не в моих интересах. И рано или поздно, выйдет тебе боком. Рол. - Может, я и перегнул палку. Но не испуганного же мальчика из себя изображать? Пусть подумает.

   - Ты мне не угрожай. - Прошипел сотник, перегнувшись через стол. - Добром не кончится.

   - Не сомневаюсь. - Главное, не сорваться. Бесит он меня. - Ты помнишь, Рол, каким меня из пещер вынесли? Тварей там только две было. Три-четыре - верная смерть. Может, тогда лучше свой срок досидеть? А не в могилке долежать?

   - Две?.. - Сотник смотрел удивлённо. - Куда же делось второе тело?

   - Курган рядом с трупом видел? Вот это и была вторая. К слову, о теле...

   - Налог! - Снова прервал меня Рол, догадавшись, о чём пойдёт речь. - Ты что думал? Практику тут развёл, богатеешь, а налоги платить? С первой твари тоже всё себе забрал? Непорядок! - Ответить было нечего, налоги в Империи - дело святое. Хотя куда он пошёл, этот "налог", понятно. В карман Ролу. - А над предложением моим подумай. В конце концов, можно не все пещеры чистить. Что сможешь. Ты ведь их чуешь, этих тварей? Вот! Разведку провёл, поработал. Завалы там у каждой пещеры стоят. Если хочешь, добей ту тварь, в яме. А я тебе встречу организую, с Ангер. Авансом, так сказать. - Похоже, поняв мой настрой, сотник пошёл на попятную. Пещеры ему были нужны. Хотя бы часть.

   - Тварь убью, как здоровье подправлю. Моё слово. И встречу организуй. Над остальным - подумаю.

   - Вот и ладненько, договорились тогда. Я скажу Гекору, что бы связался со школой. - Рол долго и внимательно на меня смотрел. - В открытом бою, двух сразу положил? Может, я тебя недооценил... - Пытается прочесть. Я уже научился это чувствовать - как будто прикасается к тебе невидимая ладонь, лёгкая и прохладная, она осторожно обшаривает тебя, ища бреши в защите. Конечно, меня бы он "пробил". Но не мечи. Хм.

   - Если мы закончили, я пойду. - Кажется, сотник оскорбился, что я даже не пытался прочесть его в ответ. Щёки надул, ты смотри, красавчик какой... - Дела ещё сегодня. Да и в первую пещеру загляну, посмотрю, что там за тварь.

   - Провожу. - Всё ещё обиженно сказал Рол.

   - Да! Чуть не забыл. Довольствие на общину когда поднимут? Норма давно повышенная идёт, да и людей больше стало.

   - Мякинь посуетился? Что ж он сам не пришёл? - Сотник, казалось, забавлялся. Хотя, с Мякиня действительно, смех один. - Ладно. Будет больше, со следующей недели.

   Минут через двадцать я, наконец, оказался у подножья скалы, на которой стояла крепость, и решил, что мне надо промочить горло. Да, разговорчик не из приятных вышел.

   - Говорю тебе, призраком по колонии ходит, или сам из могилы встал! Все сегодня видели! - Было первое, что я услышал, открыв двери в корчму.

   Жива, который внушал это своей благоверной, завидев меня, начал медленно сползать под стол.

   - Не губи! - Молвил он с надрывом и, странно хрюкнув, завалился в обморок, с жутким грохотом утянув за стойку поднос с кружками.

   - Изыди, тварь, изыди! - Орала его жёнушка, зачем-то брызгая на меня пивом. Я слизнул пару капель, попавших на губы - пиво оказалось не разбавленным.

   - Налей кувшинчик.

   - А! - к встрече с говорящим приведением дородная Герза была не готова. По выражению её лица я понял, что скоро корчма останется без хозяев.

   - Да живой я, живой. Хочешь, ущипну?

   - Не надо! - Ну, обморока, вроде, уже не будет.

   - Пива налей.

   - А вам можно? - Святые боги!

   - Да успокойся уже! Кхорга мы с Ролом ловили. На живца, так сказать. Точнее - на мертвеца. - Герза нервно сглотнула.

   - Ну... Ладно. Только ты близко не подходи. - Наконец! Хоть кувшин набрала.

   Когда я потянулся за кувшином, голова Живы начала медленно подниматься над стойкой. Завидев меня, он хрюкнул второй раз и опять решил передохнуть на полу. Хм, впечатлительный какой!

   Старателей в этот час в зале ещё не было, все при деле, на разработках. Я уселся за излюбленный столик в углу, у окна, и погрузился в размышления. Не по душе мне предложение Рола, ей богу, не по душе. Единственная вещь, что я понял из двух встреч с Аллеорхами - я не вечный. С другой стороны, какие у нас варианты? Если откажусь от сделки, сотник обозлится, и постарается превратить ближайшие девять лет моей жизни в кошмар. С его характером - наверняка. Нда, куда не кинь, всюду клин.

   - Соглашайся, Тэгир, другого шанса может не быть. А отказаться всегда можно, если будешь видеть, что не справишься. - Ага. Если жить останусь. - Пойми, прошлый раз ты не был подготовлен к бою, шёл напролом. Если готовиться к каждой атаке отдельно, ты сможешь справиться. Тем более, Рол согласен на зачистку части пещер. Даже, если придётся остановиться на пол пути, сотник уже будет в долгу, может предложить что-то ещё.

   Была не была, попробуем. Первую тварь убью, там видно будет. Решили. Тут от стойки опять послышался грохот. Боги, сколько можно? Подойдя к бесчувственному Живе, я плеснул на него остатки пива из кувшина, взял за грудки и, оперев о стойку, привёл хозяина в чувство.

   - А.. мм... Аа... - Корчмарь рьяно мотал головой, и вяло отпихивал меня руками. - Амм...

   - Живой я, понял? Живой! Не поверишь, сейчас тебя мёртвым сделаю. Усёк? - Теперь бедолага так же усердно начал мне кивать. - Точно понял?

   - Т-т-точно...

   - Пиво на мой счёт запиши.

   - Уг... Уг... Уг-гощайтесь, го-го... сподин! М-м... не н-не жалко! - Только бы заикой не стал. Стряхнув с Живы пыль, я пошёл к тоннелям.

   В обоих, шагах в пятидесяти от входа, действительно обнаружились завалы. В левом - засыпанный мелкими камнями лаз. Я почуял зубатых, даже не дойдя до баррикад из обломков скалы и брёвен. Слева действительно была одна тварь. В правом тоннеле - пара. Расчистив лаз несколькими ударами воздуха, забрался на завал, но спрыгивать не стал, решил сначала осветить пещеру и оглядеться. Хм, сотник не обманул - почти у края пещеры обнаружилась внушительных размеров яма. Там и сидела тварь. Осторожно спустившись вниз, я приблизил к себе свет и, на всякий случай, осмотрел пути к отступлению. Мало ли? Уже сделав несколько шагов, я услышал, как Аллеорх начал бесноваться в своей "тюрьме", он рычал и пытался выбраться, чувствуя поблизости добычу, но похоже, тщетно. Да, застрял на совесть! Яма оказалась почти квадратной, тварь же помещалась в ней только по диагонали. Жаль, слишком глубокая - мечом не достать. А если...

   - Тэгир, не дури. - Остудила мой пыл Тил. - Ты ещё не в форме. К тому же выпил. - Эх, даже подраться не дают, что за жизнь? Ладно, вернусь пока - попробую забраться в пещеры. По дороге пару раз подмывало рыкнуть на людей, с опаской наблюдающих за "привидением", разгуливающим без санкций начальства по всей колонии. Сдержался, а то закопают ещё... В мою же могилку. Ой, забыл. Надо сходить, посмотреть на неё. Может, даже цветочки возложу. Вот.

   Дойдя до общины, порадовал Мякиня обещанием сотника - прибавить паёк. После минут пять убеждал Алику, что для игры в прятки я слишком стар и болен. Отбрехавшись таким образом, начал подниматься в свои пещеры. Да, слаб ты ещё батенька, три передышки на подъём - многовато. По привычке уже начал болтать с мечами.

   - Тил, а Тил? Вот скажи, мои сны - в точности, что со мною было?

   - Почему ты спрашиваешь? - Не люблю, когда отвечают вопросом на вопрос.

   - Как тебе сказать? Не нравлюсь я себе там. Всё время кровь, много крови и убийств. Я жил, как... Как зверь.

   - Ты сам сказал, что была война. Ты защищал свою родину. А война не бывает красивой. И доброй. Поверь, я знаю.

   - Я верю. Но скажи, убивать безоружных крестьян - тоже защита родины? - Тил долго молчала.

   - Вряд ли я могу ответить, Тэгир. Бывает по-разному, но оправдывать убийство... Я не знаю. - Удивила. Наверное, это первый вопрос, на который Тил, или Тим, не смогли ответить. - Да так ли важно, что ты делал раньше? Человек может обозлиться на весь мир, наделать глупостей - ошибаются все. Важно, что ты сейчас делаешь и думаешь, на что сейчас способен. Можно помнить, но идти дальше. - Ладно, утешила...

   Ну, наконец! Я в своей берлоге, холодной и сырой, но в то же время - такой родной и надёжной. Растопив печь, забрался в "закрома Феолия", как про себя прозвал его ящик с кристаллами. Надо поменять камни. В последнем бою убедился, что силы много не бывает и хватит уже ходить, как босяку. Одену синие. Я вам не рассказывал? Простите, запамятовал за всеми хлопотами! Синие кристаллы, точнее, на свету они были нежно голубые, были гораздо лучше. В каждом камне могло уместиться до двенадцати мер силы. Из книги, описывающей их разновидности, я узнал, что камни бывают разных цветов. Мудрый упоминал о шести: прозрачные и голубые, как в моей "коллекции", зелёные, красные, тёмно-красные и наконец, фиолетовые. До седьмого цвета Феолий, по его словам, "не дошёл". Интересно, почему в сундуке только два вида, раз он умел делать все шесть? Надеюсь, мысль насчёт книг с трудами скелетона окажется верной, тогда удастся что-то выяснить из томов с бешеными буквами. Я пошёл в библиотеку.

   Да! Идея, посетившая мою седую голову, была верной. У каждой книги на корешке обнаружилась печать. Если приложить к ней перстень хозяина, том становился читаемым. После повторного прикосновения буквы вновь начинали водить хороводы по страницам. В отличие от прочитанных мною "Кристаллов силы", книги подробно описывали технологию изготовления камней. Я уже знал, какие материалы нужны для прозрачных кристаллов: горный хрусталь, селенит и циркон. Редким и дорогим считался только селенит, называемый так же лунным камнем. А вот дальше... Оказалось, что камни других расцветок получались путём слияния дюжины прозрачных кристаллов в один. Но не всё было так просто! Во первых, камни нельзя было просто соединить с помощью сферы, а после придать нужную форму, как это происходило с прозрачными кристаллами. Нужно было объединять их с помощью сложносоставного заклинания, которое было мне пока не по силам. Кроме того... Ладно, не буду выдавать вам все секреты. И вообще спать пора, зачитался я...

* * *

   Две недели пролетели так быстро, как мой ботинок от кровати до печки. Я понемногу восстанавливал обглоданный зубатыми организм и опять учился. Всему понемногу. Недавно меня похвалил Клиг, сказал, что я обнажаю мечи уже не как пьяный мельник, а как трезвый сапожник. Так и не нашёлся, что ему ответить. А ещё я научился делать кристаллы! Ну, почти... Первый мой экземпляр вытягивал силу из носителя с такой же скоростью, с какой Лорк выпивал кружку пива. Зато - ровно одну меру, как положено. Жаль только, что кристалл оказался такой же жадный, как Рол - брал быстро, отдавал мало. Второй работал отлично, и был точной копией кристаллов Мудрого. В масштабе один к пятидесяти. Если нацепить на себя дюжину таких, то ходить не будешь - только ползать. Как он такой большой получился? С гордостью поставил его на рабочем столе. Красиво! Главное, чтоб ножки не сломались. Потом... Неважно. Короче говоря, экземпляров на продажу пока не было. Но я был полон оптимизма! В крайнем случае, буду делать большие, и давить неприятеля массой. Зато мне довольно быстро удалось закрыть второй круг, и начать третий. Тим говорит, это неплохо - для такого, как я. Что он имел ввиду?

   Сегодня схожу на зубатого, небось, заждался меня в своем загоне. Появилась одна мысль, как его заморить, если сработает, то всё пройдёт легко и быстро. Тьфу-тьфу. Немного позанимавшись с мечами, съел холодный завтрак и отправился к кожевнику - тот обещал мне верёвку. Зачем? А надо.

   - Доброго утра, Тэгир! - Смотри, господином уже никто не величает. Расслабились совсем. - Вот, как просил - крепкая, и полоски нашил. Куда такая нужна-то? - к верёвке были пришиты длинные полоски кожи, переплетённые косичкой.

   - Доброго утра. На зубатого, куда ещё?

   - Э.. Вы, что ж его, седлать вздумали? - удивился Норил.

   - А чего? Детишек буду катать.

   - Всё шутите. Аккуратнее там. - Напутствовал меня кожевник, протягивая верёвку.

   - Угу. Спасибо.

   Местные уже не шарахались в стороны при моём появлении. Человек ко всему привыкает - даже к привидениям. На подходе к площади, встретил Ярила. Похоже было, что меня он и искал.

   - Здорово, Тэгир! - Хм, здоровее видали.

   - Приветствую. По делу или так?

   - По делу. Сегодня Глоада прибудет, не пропадай. Ждать она не любит. Да сам, наверное, знаешь. - Хорошая, конечно, новость... Только как быть с Аллеорхом?

   - Вот же... А я на охоту собирался! Придётся откладывать.

   - Ну, если не как в прошлый раз, то успеешь. Рол говорит, она раньше вечера не появится. Сейчас экзамены в школе. - Нда. Военную тайну я бы десятнику не доверил...

   - Тогда пойду. Вечером у Клига буду, до заката. Как приедет, зови.

   - У Клига? Хорошо, это рядом. - Просветил, понимаешь.

   - Ну всё, бывай.

   - Бывай. - Ярил, довольный, что так быстро справился с поручением, быстрым шагом направился к корчме. А нет, извините, не к корчме, а похоже, к борделю...

   Зубатый всё так же отдыхал в личном террариуме, всё вроде в порядке. Спустившись в пещеру, я первым делом достал верёвку и, найдя подходящий валун, обвязал его со всех сторон лентами, а после обмотал себя вокруг пояса, вымеряв расстояние до ямы. Это, чтоб на голову ему не грохнуться. Такс, теперь посмотрим, дорогуша, как ты плаваешь.

   Я начал наполнять яму водой. Она уходила понемногу, но вообще, нормально - оказалось, бедный зубатый, который и так воду на дух не переносил, слишком тяжёл и плавает, что твой топор. Животинка довольно комично фыркала и пыталась прыгать на четырёх лапах сразу. Получалось не очень. Хм, может, он просто утонет?

   - Аллеорх не может "просто утонуть", ему не нужен воздух. - Опять Тим, всё веселье портит.

   - Скажите лучше, в ком из вас меньше силы, а то мне одна рука держаться нужна.

   - У Тима меньше, я ведь второго Аллеорха, в прошлый раз, всего иссушила. - И правда, забыл совсем.

   - Тогда у тебя выходной, Тил.

   - Хм.

   - Тим, только давай не полностью, мне шкура его не помешает.

   Когда вода дошла зубатому почти до холки, он задрал голову вверх, насколько позволяла массивная шея и, вытянувшись на всех лапах, застыл. Только порыкивал иногда. Жалобно так, сейчас расплачусь. Надо спешить, пока вода не сошла. Я стравил с себя верёвку и, обнажив Тима, резко нырнул вниз, метя ему в глаз. С первого раза не получилось, я долго протыкал мечом воздух, пока не изловчился рубануть его поперёк морды. Тварь на секунду застыла, регенерируя, и этого как раз хватило, что бы погрузить ему в голову меч на треть клинка. Как меня мотало! Било о стенку ямы всем, что было в организме, а зубатый никак не умирал. Всё. Затих, наконец. Я отпустил Тима и, поднимая кучу брызг, рухнул в собственноручно созданный бассейн. Однако. Посмотрев наверх, понял, в чём причина - верёвка от наших забав перетёрлась. Хвала богам, когда Аллеорх уже сдох. А то не видать бы Глоаде Ангер письма папаши, как своих ушей.

   Отплевавшись, выбрался наверх. Вода потихоньку сходила, никто даже не поймёт, как я заморил эту тварь. Нам славы не надо, нам подвиг давай. Придётся сушиться, а что делать? Смотав обрывок верёвки (пригодится ещё!), пошёл до дому, до хаты. На подступах меня встретил ошалевший Мякинь.

   - Тама, это! Алика, значить. - Это было всё, что смог выдавить из себя запыхавшийся староста. - Кхорг...

   - Что Кхорг?! Мякинь, что?! - Я не на шутку перепугался за малявку. Говорил же ей - из общины ни ногой! Дура. - Ну?!

   - Это. Кхе... - Староста сплюнул. - Напал, руку ей, значить... - от волнения он даже забыл мой запрет на своё излюбленное словцо.

   - Где она?! - Мякинь помахал рукой в сторону общины. Я сломя голову рванул в тоннель. Выбежал, от сердца отлегло - гордая собой Алика важно выхаживала перед домом старосты, рука у неё была перемотана тряпицей. Рядом толпилась почти вся община Ну, бестия, ну... Уже спокойным шагом подошёл. Следом за мной, всё ещё не отдышавшись, ковылял староста.

   - Кто знает, что произошло?

   - Я! Я знаю! - Ринулась ко мне пигалица. - Меня тот уродец похитить хотел, а я его водой, а он... По стражникам как даст! А я... Тэгир! А тебя кто облил?

   - Ты где должна быть, а? - Я старался говорить спокойно, вот честно.

   - Ну... - Гордый вид Алики канул в лету.

   - Тебе сказано было - дальше дома Норила ни ногой! Или нет?

   - Но мне интересно...

   - Мякинь. - Тот подошёл - Выпороть.

   - Но я!.. Тэгир, нет... Ну пожалуйста! Тэгии-и-ир!.. - Девочка разревелась.

   - У тебя что тут, личные владения, дворец?

   - Нее-е-ет... Ну Тэги-ир... Ну не на-адоо-о...

   - Тут колония, Алика. Тут тюрьма. В дом иди, чтоб не видел тебя сегодня! И ещё раз повторится, сам выпорю! - Всхлипывая, страдалица ушла.

   - Что у неё с рукой? Врач нужен? - зря я конечно, в дом её спровадил.

   - Да её краем задело. Ну, кожа там слезет... Стражников, тех да, знатно посекло!.. - отдышался наконец староста.

   - Чем посекло?

   - Да вроде как паром. Сам то я позже прибёг, как узнал. Лорка там приложило, не знамо чем - весь в крови, а одного стражника порядком обварило, помрёт, поди.

   Да, придётся мокрым пока ходить, зато в броне. Мало ли, на Кхорга выйти успеем.

   - Где всё случилось? - Самое главное и забыл.

   - Да у дома Кхорга всё и было. Свезло ещё, что стража там часто маячит.

   - Ладно, пойду туда. Да! Мякинь, бери людей, и живо к левому тоннелю, что закрыт был. Аллеорх там, шкуру надо снять, пока не опередил кто.

   - Боязно, Тэгир! Вдруг тама ещё хто вылезет? - Как он в старосты выбился? Всего страшится.

   - Не вылезет. Хорошо, ждите у завала, я к дому Кхорга, потом к вам.

   - Добре! Руд, инструмент прихвати. Хирт, двигай к Норилу, пусть подходит. - Начал распоряжаться староста.

   У дома Кхорга была суета. Раненых стражников видно не было, зато тут был Лорк. Как правильно сказал староста - весь в крови. У десятника было рассечено лицо, от виска до скулы. Куда ему ещё шрам, спрашивается? И так люди шарахаются.

   - Лорк, ты как? - Я протолкался через гомонящую толпу.

   - А, Тэгир. Порядок. Кхорга нигде нет, как испарился.

   - Что произошло?

   - Девка твоя сюда пришла, а чего? Не знаю, может, подманил он её как? В общем, схватить хотел, прознал наверное, что твоя подопечная, да промахнулся - деваха не промах, окатила его, вон, до сих пор лужа. - Десятник кивнул в сторону дома Кхорга. - А тут мы, как раз с дальнего тоннеля шли. Ну и вот. - Лорк поднял руку к лицу. - Меня он чем-то срезал, не знаю уж чем, в магии не силён, а по ребятам паром дал. Робан сдохнет, похоже - весь обваренный. А как дым рассеялся, глядим, и нет Кхорга. Может, он это... Теле.. Телепоротнулся куда?

   - Нет, Лорк. Это вряд ли. - Личные порталы могли создавать только очень опытные маги-природники. Я, скажем, ещё долго не смогу. - Скорее в доме скрылся.

   - Обыскали - нет там его! Точно нет.

   - Можно, я посмотрю?

   - Валяй. - Лорк кивнул стражникам у дверей, что бы меня пропустили.

   Дом прилегал к скале. Обстановка внутри была скупой: спальня, с одинокой кроватью посреди комнаты, да столовая, она же кухня. Ну, отхожее место ещё... Странно, где книги, где лаборатория? Хижина совсем не походила на жилище мага. Стоп. У дома только три стены. А если тут есть такой же вход, как в мои пещеры? Хм, всё пропитано магией, не разберёшь. Надо спросить у десятника, делать тут больше нечего.

   Народ снаружи уже разогнали - подошёл Ярил со своими ребятами, а с ним Гекор. Лорка, похоже, уговорили уйти. Поздоровались.

   - Что в доме? - Спросил десятник.

   - Там случаем входа в пещеры нет, как у меня? Дом что-то на жилище мага не похож, где он зелья свои варил, где книги, рукописи, где всё?

   - Да, мы уже думали. - Ответил Гекор. - Только Кхорг там по заклятию на каждую доску повесил, не разобрать ничего. А даже и разобрались бы, много толку? В твои пещеры вон, тридцать с лишним лет войти не могли - без ключа.

   - Может, караул тут выставить? Не может он вечно в пещерах сидеть! Если они есть, конечно.

   - И что с того караула? Тут надо мага постоянно держать. А нас на колонию - трое, вместе с Ролом. Ну, не считая тебя, конечно. - Поправился лекарь. - Кстати, не видел Шегала? Должен был с группой Лорка идти. Глядишь, с ним по-другому бы обернулось. Вечно по своим делам мотается - всё разбогатеть хочет! Ничего, Ролу доложу, попляшет этот красавчик.

   - Нет, не видел. - Я вспомнил про шкуру. Пора наведаться, а то, правда уведут.

   Лекарь не ошибся. Шегал действительно отбыл по своим делам. Точнее - по моим. Мякинь, боязливо стоящий перед завалом, поведал, как далеко их послали - другого зубатого искать. Я полез в пещеру.

   - Чего возитесь, жуки навозные, пошевеливайся! - Маг с факелом в руке подгонял четырёх старателей.

   - Привет, Шегал! Вижу, решили с разделкой помочь? Приятно. - Я попытался изобразить на лице ухмылку Лорка.

   - Проваливай, Тэгир! Что нашёл - всё моё. - Ощерился огненник.

   Надоел он мне. Решил, если стражник, может запросто делать, что вздумается. А я такой же! Взял и разорвал у его лица воздушную сферу. Может, это не очень честно, не в духе рыцарства? Зато эффективно. Шегала отбросило на несколько шагов, и размазало по стене пещеры. Всё же не зря я тренируюсь: умею уже несколько заклинаний вместе держать, да понимать больше стал, как их использовать с должной отдачей. Вот как сейчас - обычная сфера воздуха, в которую резко влили поток силы, но не дали ей увеличиться в размере, взрывается с оглушительным грохотом. И ущерб немалый, теперь этому "красавчику", как сказал Гекор, только в капюшоне ходить. Хм, у него даже факел потух! Я влил больше силы в сферу света.

   - Куда собрались, любезные? - Старатели, пришедшие с магом, выбрались из ямы и бочком-бочком семенили к завалу. - Шкуру снимали? Вот и заканчивайте. Эй, Мякинь! - В лазе показалась голова старосты. - Ребята согласились нам помочь! Как снимете всё, пусть ещё оттащить помогут, к нашему ущелью. И этого, - я кивнул на Шегала, - в тоннель вытащите, пойду, лекаря поищу. Даже знаю, как всё объяснить.

   Гекор обнаружился почти сразу. Закончив у хижины Кхорга, он вместе с десяткой Ярила направлялся в крепость.

   - Гекор, там Шегал в тоннеле, помощь ему нужна.

   - Что случилось? Куда он опять вляпался? - Похоже, лекарю неохота было врачевать еще и своего собрата. Намаялся уже за день, вон, опять мешки под глазами.

   - Я его приложил. Он, похоже, с Кхоргом дела имел, ещё в первый раз по его наводке в ущелье к нам пришёл. Панцири зубатого хотел отобрать, Мякиня избил. - Ярил, стоявший рядом, предпочёл промолчать. - И сейчас непонятно - все в бой, а он каким-то чудом здесь оказался. Как знал, что я на зубатого иду. Решил шкуру к рукам прибрать.

   - Ну, Рол ему даст! Не видать больше парню должности, я тебе говорю! - Видно, не любит Гекор этого выскочку. Интересно, за что? - Ого! Чем ты его так? - Уважительно произнёс архимаг.

   - Хм. Секреты мастерства. - Не буду же я говорить, что это была просто сфера воздуха! - По девкам Шегалу больше не бегать.

   - Да уж... - Лекарь осматривал разорванное лицо мага. - Тут на месяц работы! Ярил, в крепость его. И доложи Ролу. Сам я... Этим... займусь.

   - С Клигом уже тренироваться не буду, - обратился я к десятнику, - так что ищи меня в ущелье. - Хватит с меня битв на сегодня. Пойду лучше переоденусь.

   Ботинки противно хлюпали при каждом шаге, куртка и штаны липли к телу. За беготнёй не замечаешь вовсе, а сейчас стало мерзко и холодно. В пещерах скинул с себя мокрое, забросил в ещё дарящую тепло печь побольше дровишек, и с полчаса сидел так, греясь у огня. Просто сидел и смотрел на пламя, даже думать ни о чём не хотелось...

   Прожевав показавшийся безвкусным обед, решил спускаться, а то в пещерах меня не докричишься, а на утёсе сидеть не хотелось. Ангер ведь должна приехать. Что за день сегодня? Внизу меня уже поджидал Ярил.

   - Пошли. Сотник тебя видеть хочет, да и Глоада скоро прибыть должна. - Интересно, осмелился бы он назвать магичку просто по имени, будь та рядом? Хм.

   Рол ждал меня у подъёмников, нервно прогуливаясь по площадке перед воротами.

   - Не могу сказать, что очень доволен, Тэгир. - Опять бёз приветствия начал он. - У нас не так много магов, кем теперь заменять Шегала? Ладно. Ярил подтвердил, что он был связан с Кхоргом. - Конечно, подтвердил, у самого рыльце в пушку. - Шегал больше не служит стражником. Первым же порталом я отправлю его в Тилон. Пусть там разбираются. - Махнул рукой сотник. - Это они умеют. - Кто такие "они", Рол не уточнил. - Пошли. Глоада ждёт.

   Уже прибыла. Мы поднялись на третий этаж и прошли в кабинет Рола. За его рабочим столом сидела Глоада Ангер, маг-природник и глава Пятой школы, на нашей планете. Она не была красива, но... Притягивала взгляд. Особенно манили большие, карие глаза. Они выделялись, на немного неправильной формы, угловатом лице. Возможно, если бы не они, мимо магички можно было пройти, даже не заметив - обычная женщина, с плотной фигуркой и коротко стриженными, темными волосами.

   - Рол, выйди вон. - Как она его!

   - Но... - Сотник замялся, как Мякинь перед Лорком.

   - У тебя туго со слухом? - Только за такое обращение к Ролу её расцеловал бы любой человек в колонии. Сотник ретировался. Магичка посидела несколько секунд без движенья, и вдруг в комнате раздался громкий хлопок.

   - Этот мальчишка так и не научился ставить приличную подслушку! - Да, Рола сегодня опустили ниже плинтуса... Ангер, казалось, только заметившая меня, вышла из-за стола и протянула руку. - Глоада, маг-природник. - магичка высветила круг второго уровня. Интересно, это для приличия так положено? Мол, не выказывай свою силу, или что? - Приветствую вас, коллега. Гекор сказал, у вас ко мне важное дело. Что-то связанное с моим отцом? Где он? Что вам известно? - Даже здрасти сказать не даёт. Одним словом - женщина. Хм.

   - Приветствую. Природник Тэгир. - Я тоже "для приличия" высветил кольцо второго круга - а больше не мог! - Рад знакомству. - Молча протянул ей письмо Феолия.

   Трудно сказать, что она чувствовала, читая эти строки - лицо было каменным.

   - Так он все эти годы был здесь, рядом... И почему не раскрылся, хотя бы на несколько минут? Я бы его нашла. Старый дурак... Вы похоронили его? Я хочу взглянуть на могилу. - Всё тоже каменное лицо. Никаких эмоций.

   - Да, но...

   - Не спорьте. Я сама решаю, что мне делать. Рол! - Сотник появился тут же, наверняка стоял за дверью. Уши у него были красные. - Мы пойдём на могилу моего отца. Да! Ещё раз попробуете меня подслушать - оглушу.

   - Мудрый был вашим отцом?! - Рол даже угрозу не воспринял.

   - Да. И жаль, что вы этого не знали.

   - Я правда... Сейчас распоряжусь об охране!

   - Вы думаете, Глоада Ангер не в состоянии о себе позаботиться? - В голосе магички зазвучал металл.

   - Э... Как скажете, Глоада. Как скажете.

   Добрались до моих пещер. По канатам забирался только я, Ангер просто оттолкнулась от пола и мягко поплыла наверх. Вот так, прямо по воздуху.

   - Силу бережёте? - Спросила магичка, указывая на канаты.

   - Да. - Бессовестно соврал я.

   Хвала всем богам, мне хватило ума поставить над могилкой старикана скромное надгробие: "Маг Феолий Мудрый". Хоть не стыдно.

   - Спасибо вам, Тэгир. - Постояли. - Что вы хотите за услугу?

   - Вы можете вытащить меня отсюда? - А почему нет? Изображать из себя истребителя Аллеорхов мне не хотелось.

   - Сразу нет. Я в состоянии нажать на Рола, но... Половину положенного срока вам придётся провести здесь. - Ещё четыре года? Нет, спасибо.

   - Нет, Глоада. Надеюсь, удастся выбраться отсюда раньше. Послушайте... Тут живёт одна девочка... Вы могли бы забрать её, на обучение? Она маг и...

   - Обучение в школе стоит весьма не дёшево. Но для вас... Есть ещё такие камни? - Глоада указала на мой синий комплект. - Двух дюжин хватит, на весь срок обучения. Поверьте, это очень скромная плата.

   - У меня есть еще два комплекта, но... Мы можем сделать так: я дам вам за обучение дюжину синих и, сколько скажете, простых? А второй комплект побудет у вас - пусть девочка получит его... По окончанию учёбы.

   - Щедрый подарок. Вы так любите эту девочку? Или, может, не представляете себе истинной стоимости таких кристаллов?

   - Я спас её. Хочу позаботиться.

   - Дело ваше. Две сотни прозрачных кристаллов плюс синий комплект - этого вполне хватит. - Ну, две сотни у меня будет. Даже больше. А, правда, чего это я так расщедрился?

   - Договорились - пока я отсчитывал камни, Глоада прошла в библиотеку.

   - Послушайте, Тэгир. Я чту последнюю волю отца и всё, что здесь находится, конечно, принадлежит вам, но... Вы не хотите продать мне книги? Имею в виду рукописи и тома, описывающие процесс создания камней. Я тоже умею быть щедрой.

   - Понимаете... - Я смутился. - Дело в том, что... Я сам пытаюсь научиться делать камни и...

   - Ваше? - Прервала меня магичка, указывая на "старшего братика" кристаллов Феолия, от которого трещал стол.

   - Угу. - Кажется, я покраснел.

   - Не расстраивайтесь, у отца ушло семь лет на первый свой камень. Конечно, у него не было записей... Сколько ушло на это? - она вновь уставилась на моего мастодонта.

   - Такой получился на второй неделе...

   - Неплохо. Скажите, он вам очень дорог? Я бы купила - для своей коллекции.

   - Забирайте. Но тащить будете сами! - Глоада усмехнулась и камень, легко поднявшись со стола, поплыл к ней в руки.

   - Спасибо. И пойдёмте. Нет, кристаллы пока оставьте у себя. Я не могу забрать девочку сейчас, и потом, начинаются каникулы... Через месяц-полтора я за ней приеду.

   С другой стороны, так оно и лучше. Малявку ещё попробуй, уговори - не в мешке же тащить. Спустились.

   - Познакомьте меня с вашей воспитанницей. Кстати, как её зовут?

   - Алика.

   Кажется, нашей пигалице понравилась магичка. Особенно после того, как Ангер подлечила ей руку и пообещала кольцо над головой, "как у Тэгира", если та будет прилежно учиться.

   - Вы знаете, а девочка способная, даже очень. - Задумчиво сказала Глоада, когда мы уже возвращались в крепость. - Я свяжусь с главой совета, вполне возможно, мы возьмём за её обучение ещё меньше, ведь она сирота, и в будущем сможет работать на школу. Если захочет. - Отлично. Мои запасы камней стремительно таяли, а новых я делать пока не научился. Ну, не то чтоб совсем не умел... Покосившись на экземпляр в руках магички, я усмехнулся.

   Рол ждал нас внизу, у подъёмника. Смотри, волнуется за свою гостью.

   - Всё в порядке, Глоада? - спросил сотник, со страхом взирая на глыбу в руках магички. - Вам помочь?

   - Будьте так любезны. - Ангер с радостью рассталась со своей ношей. Рола согнуло в три погибели. - Да-да, коллега, он тяжёлый. До встречи, Тэгир. Береги себя.

   - До встречи, Глоада. - Я помог сотнику поудобнее перехватить камушек. - До встречи.

   Надо сходить к Живе. Кошмарный был денёк сегодня. И отдыха в ближайшее время не предвидится - меня ждал Кхорг...

Чернокнижник

   Тренировки. Много, долго, день за днём тренировки. Думаете, это скучно? Совсем нет. Вы представить себе не можете, сколько радости испытывает маг: освоив очередное заклинание, придумав ему применение, научившись лучше его контролировать. Или закрыв круг. Очень, просто безмерно сладкое ощущение! И я снова тренировался. На первой ступени всего четыре простые руны, и я давно её прошёл, но... Теперь, только теперь, после полугода ежедневных занятий, могу сказать, что я освоил ступень. Как волшебник. Да. Любое заклинание теперь не представлялось через руну, он стало естественной частью меня, я мог контролировать его, как угодно. Возьмите тот же огненный шар - теперь он появлялся мгновенно, там, где я представил его сущность. И для этого не надо было закатывать глаза и вскидывать руки в жестах, не нужно вообще никаких усилий.

   Шар мог пульсировать, почти исчезая, мог выписывать любые фигуры. Если делать всё быстро, можно даже написать огнём своё имя - зрение просто не успевало отслеживать его перемещения, и шар оставлял в воздухе красивый, светящийся росчерк. Или можно было создать несколько шаров: два, пять, десяток, и контролировать их, все вместе. Для заклинаний, сущность которых ты понял, ограничений не существовало. Я с гордостью поведал моим мечам, что стал волшебником. Лучше бы молчал. Тил смеялась так долго, что я успел сначала покраснеть, потом побелеть.

   - Прости, Тэгир. Я не смогла удержаться. - Хоть Тим молчит! - Просто... Волшебниками в наше время называли архимагов, которые постигли сущности не менее двадцати кругов.

   - Да ладно, чего уж там... - Что тут скажешь?

   - Ты молодец, Тэгир. Правда. - Вот от кого не ожидал, так это от Тима! - Это начало пути, но... Всё равно, ты молодец. И не грусти. Сейчас в мире нет человека, которого можно назвать волшебником. Та же Ангер, она магистр - но не пошла дальше освоения сущности восьми кругов. Хотя могла. И может.

   Значит, нужно просто тренироваться. На очереди у меня второй круг. Понять его сущность будет сложнее, там уже восемь заклинаний. Вообще, с каждой ступенью их становилось больше, вплоть до тридцати двух. И везде были четыре - базовые, без которых невозможно закрыть круг. Они давались мне гораздо легче, сначала можно оперировать такими на уровне силы, а после уже учить руны. Это быстрее, и надёжнее. А то, как вспомню свои первые опыты со сферой света, до сих пор... Проехали. На второй ступени базовыми были: знакомая вам сфера воздуха, кольцо огня, кольцо воды и недра земли. Про сферу рассказывать не буду, и так знаете. С кольцами тоже всё просто - они могли сужаться и расширяться, в зависимости от количества влитой силы. Сами по себе кольца почти не использовались, их включали в составные заклятия, как и сферу воздуха. Хотя... Вы же помните, чем я приложил Шегала? Вот и с остальным так: чем придумал, тем и убил. Очень полезным оказались "недра". Это первое поисковое заклинание, о котором я узнал. Что оно делало, долго объяснять не надо: на что настроишься, то, если повезёт, и находишь. На небольшом, правда, расстоянии, до ста шагов... Тут главное было, хорошо представлять себе предмет, который ищешь. Скажем, если вы в глаза не видели хризолита, что тогда искать?

   Когда я первый раз использовал "недра" на практике, мой авторитет в колонии взлетел до небес. Мякинь случайно обмолвился, что в штольне собираются делать боковой проход, но никак не могут решить - куда рубить? Говорят, чуть до драки не доходило. Пошёл посмотреть и минут через десять сообщил обалдевшему старосте, что за алмазами и лунным камнем надо рубиться к северу. Что началось! На следующий день из пещер я не вышел, народу у них толпилось - пол колонии. Всех послал к Кхоргу, но эти гады не пошли. Дело дошло до Рола, и сотник, с присущей ему скромностью, предложил работать через него. Теперь меня иногда вызывали "нюхать скалы", как выражались старатели, за вполне определённую плату. Немаленькую, кстати.

   По ходу дел я обнаружил в одной из "глухих" пещер скелета. Как? На нём были два массивных браслета и пояс, отделанные турмалинами. Черный шерл встречался в скалах Аллеора довольно редко, а тут, я почувствовал большое скопление этого минерала, в одном месте. Несколько раз перенастроив поиск, я выяснил, что обнаружил... Ну, признаюсь - находки я зажал! Заставил старателей прорубить узкий проход в пещеру и, сославшись на аллеорхов, направился туда один - желающих больше не нашлось. Скелет был настолько старый, что от первого прикосновения рассыпался в прах. Одежда тоже полностью истлела, даже от ботинок остались только подошвы. А вот пояс и браслеты... В них чувствовалась сила, и не малая. Что же они такое? Мне объяснил Тим. Это были амулеты защиты - очень древние и мощные. Они оберегают хозяина от прямых атак магией, создавая поле, которое её попросту рассеивает. Что замечательно, Щит - так называли пояс и браслеты, даже не требовал расхода силы - сам мог впитывать её из отражённых заклятий. Естественно, амулеты не были панацеей от всех бед. Базовые заклинания и ментальные атаки рассеять они не могли, как и заклинания уровня архимага. Такие делают и поныне, но нечасто, слишком уж дорого в изготовлении, и мало кто может позволить себе такую роскошь. Находка более чем приятная! Сколько же здесь пролежал скелет, а главное - как вообще попал в глухую пещеру? А, неважно.

   Уже в своей берлоге, очистив вековой налёт пыли с найденных сокровищ, я смог как следует их разглядеть. Даже рассказывать боюсь - обзавидуетесь! И пояс, и браслеты были выполнены в одном стиле: небольшого размера металлические пластины, переплетённые вместе, снаружи были отделаны турмалинами. Черные, непрозрачные камни - прямоугольные, со скошенными краями. На всю ширину пояса, и половину ширины браслетов, они были просто огромны. Я таких ещё не видел! Не представляю даже, сколько может стоить хотя бы один из них! А камней было двадцать - по четыре на каждом браслете, остальные на поясе. Каждый в оправе, надёжно огибающей края красивым узором, и на всех выгравированы одинаковые руны - прямо в камне. На ремне была массивная пряжка, изготовленная из странного, голубого цвета металла. Даже кузнец не смог толком объяснить, из чего она сделана. Долго цокал языком, пробовал на зуб, а после коротко сказал: "гномья работа". У браслетов толстые обручи того же сплава фиксировали запястья. От них к локтю шли длинные шипы, загнутые на концах - можно отвести удар меча, пришедшийся на руку. Красота неописуемая! Я был счастлив, как младенец, получивший в подарок погремушку. А, чёрт. Заболтался тут с вами!

   - Клиг, нельзя же так! - В глаза забился песок, которым подлый "мастер" меча запустил в меня, подцепив носком сапога.

   - Ты думаешь, в бою тебя будут спрашивать: "Не изволите песочку, господин любезный"? Не отвлекайся, должен был успеть увернуться. - Я, бросив деревянные мечи на площадку, старательно тёр ясны очи.

   - Убедил. Но от этого не легче! - Клиг в ответ только хмыкнул и отправился к своей хибаре.

   - Хватит на сегодня! Замотал старика. - Угу, его замотаешь... Отвесив пинка вцепившейся ни с того, ни с сего мне в ботинок шавке, я направил стопы к таверне. Народу тут...

   - Тэгир, здорово! - За мой столик сразу пересел Лорк. - Как тебе шрам? Мне нравится! Одна девчонка из борделя говорит, что шрамы мужчину украшают.

   - Тебе на конкурс красоты пора, Лорк. Ты там, в первый день станешь победителем!

   - Это почему? - Не понял десятник.

   - Ну... Остальные разбегутся. - Лорк сначала насупился, и я бы сказал - стал ещё страшнее, но это было невозможно. А потом расплылся в улыбке. Не могу определиться, что хуже?

   - Ладно! Что я, не знаю, как выгляжу? А ты смелый! - По-своему оценил мою подколку стражник. - Слушай, Тэгир. Давай Живу напугаем, а? Смотри, шкуру на стене видишь? - На стене, действительно, висела шкура волокра - одной из низших тёмных тварей. Лобастая голова с вытянутой мордой, чёрного меха шкура были внушительных размеров. - Я её натяну, а ты Живу позови - отвлечешь его. Я за стойкой спрячусь, как он подойдёт - вылезу. Давай? - Чем бы дитя ни тешилось...

   - А шкура тебе зачем? - Лорк опять надулся. - Хорошо, давай.

   Я подозвал Живу, который в этот момент отчитывал поварёнка, половником по голове. Корчмарь оторвался от увлекательного занятия и подошёл, кланяясь. Кажется, меня он тоже боялся. Так, на всякий случай. Чтоб я ещё знал, о чём его спросить!

   - Слушай, Жива... Почему у тебя кружки протекают? - Нашёлся я.

   - Да как можно, господин маг! Все проверяем, регулярно!

   - А у меня вчера такое пятно на столе было, вот, смотри - всю куртку испачкал! - Показал я ему девственно чистый рукав.

   - Так может, пролили? То есть, я не хочу сказать... В смысле, может, до вас кто пролил? - Оправдывался Жива.

   - Значит, столы не вытираешь? - Можно заканчивать - Лорк, кажется, втиснулся за стойку.

   - Ваш стол всегда вытираем, господин Тэгир. Я...

   - Ладно. Иди уже.

   Жива, сутуля плечи, пошёл к стойке. Когда оттуда с рёвом выскочил десятник в шкуре волокра, расстроенный моим выговором корчмарь двинул его половником по голове.

   - Не шали! - Сказал Жива и, даже не посмотрев, кто скрывается под шкурой, пошёл на кухню.

   Обалдевший от такого обращения Лорк постоял с минуту, и, водрузив шкуру обратно на стену, снова присел за мой столик.

   - Чего это он, а? - Озадаченно произнес стражник, потирая набухающий шишак. - Не, ну что за день! Даже Жива меня не боится. В крепость пойду.

   - Лорк, погоди. Если увидишь Гекора, попроси, чтоб спустился. Разговор есть.

   - Хорошо. Он у Рола был, так что наверху, наверное. Скажу. - Десятник ушёл, с удивлением оглядываясь на Живу.

   Я никак не мог поймать Кхорга. Рол дал мне сроку два месяца, потом придётся вплотную заняться аллеорхами. Но месяц уже прошел с тех пор, как чернокнижник пытался похитить девочку, а дело не двигалось ни на шаг. Чего я только не пробовал, даже четыре ночи подряд дежурил у его дома, в надежде, что Кхорг вылезет из своих пещер. Мы уже не сомневались в их существовании - один старожил вспомнил, что за домом чернокнижника действительно были разработки. Но после того, как старатели напоролись на подземную реку, их закрыли и засыпали вход. И мне, недавно, пришла в голову такая мысль - а что, если попробовать добраться до пещер по реке? Знать бы только, где можно к ней выйти, и можно ли вообще. За этим мне и нужен Гекор.

   Кстати, недавно Тим просветил меня, почему Кхорга называют чернокнижником. Оказывается, некоторые маги используют запрещенные всеми школами обряды, основанные на магии крови. С помощью них нельзя ничего создать, только навести порчу, наслать проклятие, сглазить, ну и... Много других пакостей. В Колонию Кхорг попал именно за практику магии крови. Пожизненно.

   От центрального стола вдруг донёсся грохот. Корчмарь лежал на полу и зачем- то изображал из себя усопшего, я разволновался даже - может, удар парня хватил? Точно, удар. Оказалось, Жива пошёл выяснить, что за шутник его разыграл, а как узнал... Говорил я Лорку - не нужна ему шкура.

   - Приветствую, Тэгир. - Даже не заметил, когда пришёл Гекор.

   - Приветствую. - Пожал я лекарю руку.

   - Лорк сказал, ты меня искал? Давай сразу к делу, времени не много.

   - Конечно. У меня вопрос: что ты знаешь о подземной реке?

   - Хм, река... Если я правильно помню, это Аллеор в своё время постарался - загнал её под землю. Да, могуч был... Нам не чета. - Потянуло Гекора на философскую беседу.

   - Я не о том. Можно ли к ней выйти? И второй вопрос: есть ли возможность перемещаться по реке?

   - Перемещаться можно, она давно обмельчала. А вот выйти к ней непросто. Понимаешь, старатели пытаются обходить русло, а если и прорубятся к реке, то все проходы сразу заваливают. Во-первых, она может затопить разработки, но это не всё. Вторая причина - в реке до сих пор водятся ведоры.

   - Что за тварь? - Первый раз слышу.

   - Не знаю. Может, тоже с войны остались. Они... странные. Из воды не показываются, пока не войдёшь, но могут перемещаться вместе с ней, даже с тонким ручейком. Оттого старатели и боятся течей, не допусти боги, попадут эти твари в горные ручьи - как тогда жить? А вообще, ведоров мало, кто видел. Так, чтоб потом рассказать мог. Как они выглядят, я не представляю.

   - Разберёмся. - Спрошу у Тима, он должен знать. - Так что, к реке выход можно найти?

   - Ты левый тоннель начал чистить? Там, во второй или третей пещере, может быть выход. В крайнем случае, прорубить можно, он должен быть близко. А завалы на разработках разгребать не дам, даже не думай. Людям работать нужно. Вообще, сдалась тебе эта река. Что в ней?

   - На неё выходят пещеры Кхорга. - Решил я раскрыть карты.

   - А! Вот ты о чём. Что ж, это мысль. Если доберёшься, конечно. Ведоры...

   - Посмотрим. Надо сначала на реку выйти. - Прервал я лекаря. - Спасибо, Гекор.

   - Это всё? Тогда пойду - дела. Счастливо, Тэгир.

   - Удачи.

   - Ведоры, - тут же вмешался Тим поучительным тоном, - действительно, эхо древней войны. Их создавали, чтобы не дать Аллеору переплавлять свои армии по реке. Ведоры с апатией относятся ко всему, что происходит вне её русла. Тот маг зря опасается, что они переместятся в другие источники, это не в их власти. Но в самой реке они очень опасны. Твари могут выскакивать из воды, на высоту человеческого роста. Выглядят, как водянистая, почти прозрачная масса, и не имеют определённой формы. Ведор выбрасывает своё тело из реки, сбивает противника, и обволакивает его, стараясь утянуть под воду. Против зубатых они оказались бесполезны, аллеорхам ведь не нужен воздух. Учти, если ведорам удалось затянуть тебя под воду, это - практически верная смерть. Вырваться ты точно не сможешь, а отделаться от твари можно только с помощью огня. Но создать огненный шар в противоположной стихии - невозможная задача. Для тебя - точно.

   Неприятно. Но выход найти можно. Скажем, построить плот с высокими бортами, привязаться верёвками по центру. И тварей бить огнём, если будут атаковать... А что? Выход.

   - Ты прав, идея хорошая, но советую всё заранее продумать. Скажем, сможешь ты отталкиваться от дна с середины плота? А если шест вырвут? - Не люблю я этого умника. Почему меня Тил никогда не учит?

   - Ты слишком отвлекаешься. - Тут же отозвалась она своим мелодичным голосом.

   Да, это правда. Отвлекаюсь. Что я, не человек, что ли? Решено, идём на аллеорхов, а после ищем выход к реке. Пойду, обстановку разведаю.

   Оказалось, что зубатых во второй пещере двое. Неприятно. Но вы знаете, я перестал их бояться, после той, в яме. И потом, я тоже стал чуточку лучше. Если подумать, то всех аллеорхов до этого я убил только благодаря мечам. Да и сейчас, без них не справиться, но... Я могу, хотя бы, держать несколько заклинаний, кроме того, и сила моя выросла. Не говорил? Закрывая круг впервые, вы чувствуете необычайное блаженство. Именно из-за притока силы. Она возрастает - вдвое. И так будет, все первые двенадцать ступеней. Ну ладно, спать. А после вернёмся к нашим... тварям.

   Когда я с утра расчистил проход и вылез поглазеть на пещеру, дело показалось не таким уж сложным. Один зубатый сразу подбежал к проходу и уставился на меня. Интерес к моей особе у него был явно гастрономический. Только что не облизывается, гад. А второго не видно. Я отправил погулять свой свет, который теперь мог отпускать шагов на двадцать, и обнаружил, что пещера двухуровневая. В шагах десяти от входа был обрыв, и вторая тварь находилась где-то внизу. Понять бы ещё, может она оттуда выбраться, или нет? Выждал несколько минут, но аллеорх не показывался. Это хорошо, займёмся первым красавцем.

   Жаль, я плохо умею контролировать кольцо воды, так можно было зажать зубатого в нём, а после спокойно атаковать. Но... на нет и суда нет. Будем бить по старинке. Я прыгнул на него сверху, надеясь сразу ударить в глаза. Тварь подалась назад. Нет, это ей не помогло, я уже не так прост. Подтолкнул себя потоком воздуха в спину, и всё же упал точно ей на морду. Приземляясь, почувствовал, что заваливаюсь назад и в бок, опять создал несколько воздушных потоков, выровнял себя и ударил. Тим вошел в глазницу до половины лезвия, а вот Тил я промахнулся. Аллеорх резко отскочил, отчаянно мотая головой и рыча так, что закладывало уши. Снизу откликнулся второй, таким же громоподобным рыком. Да, акустика в этой пещерке...

   Он меня скинул. Дёрнул своей башкой с такой силой, что я даже понадеялся, может, она сама оторвётся. Как же, размечтался. Голова осталась, где ей и положено, а вот я, пролетев до стены пещеры, приложился об неё так, что дыханье перехватило. Не помогли даже мои уловки с воздухом. Я тут же выставил перед собой оба меча, еще не представляя, где сейчас тварь. Слева... Нет, уже передо мной...

   Аллеорх с бешеной скоростью носился по пещере задом наперёд и орал. Похоже, Тим не успел его выпить, думая поделить силу зубатого пополам с Тил, но всё же ослабил изрядно. Боги, мои уши! Видно было, что тварь стала поменьше, но на уровень шума это никак не повлияло.

   - Я начал разрушать его сущность. Скорее всего, зубатый уже не понимает, кто он и где находится. - Обрадовал меня Тим. Да... Только вот сумасшедшего аллеорха мне недоставало. Тварь опять пронеслась мимо, чуть не размазав меня по стенке. Надо срочно забираться обратно в лаз, а то добром не кончится. Я уже подтянулся, когда услышал жалобный писк и звук, такой... "шмяк". Обернулся, а зубатого и след простыл. Хм. Суицид? Слез обратно.

   Он обнаружился внизу - глаза у твари только спереди, и, двигаясь задом наперёд, зубатый элементарно грохнулся с обрыва. Аллеорх почему-то перестал орать, но с упорством изображал из себя бешеный таран. Кажется, даже освоился немного. Вторая тварь стояла посреди пещеры и с недоумением озиралась. То на меня посмотрит, то на своего собрата. Потом всё же засеменила в мою сторону.

   До нижнего уровня пещеры было метров пять, не меньше. Прыгать с такой высоты не хотелось. Я, конечно, научился корректировать свои движения, но летать пока не умел. Это на восьмой ступени есть полёт, а мой воздух, только так - прыгнуть дальше, приземлиться мягче. Пойдем, посмотрим, может где-то перепад поменьше? Пещера оказалась длинной, слева обнаружился довольно широкий уступ. Заметил его не только я, но и зубатый. Тварь начала карабкаться на уступ с завидным упорством. Получалось не очень, не созданы аллеорхи для ведения боя в таких условиях. Их бы в степь, да в лобовую атаку... О чём я вообще думаю?..

   Он всё же взгромоздился на уступчик. Тот оказался слишком маленьким, и тварь с грохотом свалилась. Но радость аллеорха была бы неполной, если бы не я, приземлившийся следом. Прямо на голову гаду. В этот раз не промахнулся - мечи вошли глубоко и выпили тварь так быстро, что я стал волноваться за шкуру. Нет, в камень зубатый не превратился.

   Оставалась ещё одна проблема - наш недобитый сумасшедший. Он успел разобраться в рельефе пещеры и теперь, не снижая скорости, носился кругами, уже не ударяясь о каждый угол. Черт, как же его прикончить? Носиться за ним с такой же скоростью, пытаясь ткнуть мечом в глаз, у меня точно не получится. Я огляделся. Так, а что, если... Забрался обратно наверх и, проследив, как носиться этот чемпион, я выбрал подходящую глыбу, что мирно лежала на краю обрыва, и решил сбросить её на больную голову нашего питомца. Три круга медлил, боялся промахнуться, потом всё же скинул... Да. Задело его краем, и всё же.

   Аллеорх сделал два неуверенных шага, покачался на лапах, и отрубился. Я не верил, что он уже умер, поэтому сам устроил забег до уступа и, спустившись вниз - до зубатого. Всадил мечи... Всё. Тварь даже не дёрнулась, всегда бы так. Главное, не зарваться, слишком поверив в свои силы. А то, можно снова стать... героем. Так, пора посмотреть, куда меня занесло.

   Нижний уровень пещеры был значительно больше, обходить его пришлось долго. Памятуя о прошлой своей неудаче, я далеко отпускал свет, и вперёд продвигался крайне медленно. Обнаружится опять какой ни будь коридор, и пиши пропало - стены нижнего уровня были гладкие, как в бассейне. По левой стене, недалеко от уступа, виднелся очередной завал. Так. Еще одна пещера. Тварей за преградой не ощущалось, однако, это ничего не значило. Никакого представления о размере и расположении пещер я не имел.

   Снизу было до омерзения сыро. Бедный аллеорх. Жил противно, у ненавистной воды, и умер несладко - в расцвете сил, так сказать. Когда я дошёл до края пещеры, понял, что не ошибся - это действительно был бассейн. У противоположной стены плескалась вода. Я нашёл реку. Она выходила из-под высокого свода, у левой стены пещеры, и скрывалась в таком же. Течение было медленным. Отлично.

   Приближался к воде осторожно, помня наставления Тима. Никакого движения на поверхности, совсем ничего. Тишь да гладь. Поднял с пола пещеры мелкий камушек, кинул - только круги по воде. Взял камень побольше.

   - Если ты решил засыпать русло реки, то лучше позвать старателей, дело пойдёт быстрее. - Всё, не буду больше охотиться на тварей. Чем больше у Тима силы, тем язвительнее и разговорчивей он становится.

   - Я просто хотел проверить...

   - Ведоры не будут реагировать на скалу. Подойди, сунь руку в воду, тогда и увидишь. - Он, правда думает, что я такой идиот? - Не бойся. Будь внимателен, они довольно быстрые, но... Как он может скинуть тебя в реку, если ты будешь стоять на берегу? - Хм. Будем надеяться, Тим не решил поменять хозяина.

   Подошёл. Руку совать не стал, как говорит Мякинь в таких случаях: "боязно". Занёс над водой ногу, думал - окуну подошву. Мама! Что началось! Сразу в нескольких местах река забурлила, и на меня ринулись четыре... Четыре мутных пузыря, в которых плескалась вода - вот как можно назвать ведоров. Я с перепугу пульнул в один из пузырей огнём. Даже не вспомнил, что могу несколькими сразу! Зато этот один получился такой большой, что ведор просто испарился. Очухавшись, запустил в остальных, шарами поменьше. Твари лопнули, как мыльные пузыри, и опали, подняв кучу брызг. И всё, так просто?

   - Я их убил?

   - Нет. Их сущности опять слились с рекой. Если бы всё было так просто, ведоров давно истребили бы. - Неприятная новость.

   - А вы можете их уничтожить?

   - Конечно. Весь вопрос в том, как ты будешь плыть. Если без шеста - недолго приткнуться к скале, а с шестом - как будешь бить?

   Да, задачка будет не из лёгких... Ведь правда - надо смотреть за рекой, править плотом, при этом отбиваться от нескольких тварей сразу. И боюсь, они не решат ходить в атаку стройными рядами, наверняка - пара спереди, пара сзади. Попробуй, уследи.

   - Тим, сколько их вообще? Я не чувствую сущностей ведоров, в воде лишь общий фон.

   - Точно не скажет никто. Раньше они нападали шестёрками, не иначе. Но часть перебили. Я тебе советую - перебей нескольких с берега, и на мелководье. Отчалишь спокойно - уже неплохо. - Мысль дельная. Бить их надо сейчас, пока рядом нет старателей - я сегодня же попрошу Рола дать мне нескольких человек, на постройку плота.

   Пройдясь вдоль берега, отыскал место, где каменное русло было пологим. Их вылезло трое. Тим тут же встрял, сказал, это другие. А мне без разницы, всех на тот свет отправим. Пользы от ведоров с дырку от бублика, трофеев не предвиделось. Поэтому мечи выпивали сущности тварей быстро - раз, и бурдюк с водой опадает в реку. С первой тройкой я справился буквально за считанные секунды. Вообще, бить ведоров мечами, с берега, было сущими пустяками. Единственная неприятность - мокро. Кожа моего доспеха опять набухла, став непомерно тяжёлой.

   Дальше были ещё пятеро. С ними пришлось повозиться - один ведор обволок мою ногу, стараясь затянуть в реку, остальные же не давали времени с ним разобраться. Мечи выпивали тварей мгновенно, что наверняка спасло - бой окончился, когда я был по пояс в воде. Секунды отделяли меня от смерти.

   Со следующими, похоже, первой встреченной мною четвёркой, всё прошло быстро и гладко. Ниже по течению меня ждали ещё две группы: опять четвёрка и тройка тварей. Я уже приноровился, от них за минуту остались только брызги на стене.

   Больше ведоры не показывались, а идти вниз по руслу и потерять единственную возможность - спастись бегством, выбираясь на берег, мне не хотелось.

   - Ведоры привязаны к определённому месту на реке. Тут они больше появляться не будут. - Заверила меня походная энциклопедия в лице Тима.

   - Прекрасно. - Можно двигать к выходу. Пойду, переоденусь, потом доложусь Ролу. Как-никак, большую пещеру очистил! Даже сверх нормы расстарался - река у бассейна теперь безопасна.

   - Ты в порядке? Не ранен? - У входа в первую пещеру меня поджидал лекарь. - Меня старатели вызвали, сказали, рёв стоял, будто пытают кого. Сейчас Рол с двумя десятками подойдёт. - Какие заботливые ребята!

   - Да зубатого пытал, думал вызнать, кто у них старший. - Гекор только хмыкнул.

   - Чего мокрый такой, подход к реке нашёл?

   - Мыться люблю.

   В тоннеле послышался топот ног. Хм, действительно Рол, со всей сменой пожаловал.

   - Что тут у вас? - Спросил запыхавшийся сотник.

   - Можно разгребать завал, пещера свободна. Да, скажи старателям, воды могут не бояться, реку я тоже зачистил. Но за стены пещеры пусть не выходят, там ведоров, что клопов в кровати.

   - Молодец! Сколько зубатых было?

   - Двое. Давай договоримся сразу: что поменьше, весь ваш, остальное заберёт община. - Не хотел я брать шкуру сумасшедшего. Вдруг заразно? А сотнику всё равно, он не знает.

   - Будь по-твоему. Давай и дальше так: двоих тебе, третий мой. - Рол даже не скрывал, что зажимает добычу для себя.

   - По рукам. И ещё. Мне нужен плот, с бортами, чтоб выше пояса. До завтра успеешь?

   - Зачем тебе? Решил всю реку почистить? Мне она без надобности.

   - Кхорг. - Я становлюсь лаконичным. Верно, устал малость.

   - Понял. Будет тебе плот. К утру будет. - Сотник впервые пожал мне руку.

   И вновь тренировки. Я отрабатывал второй круг. Базовые заклинания шли неплохо, а вот с составными придется возиться долго. Свет уже давно перестал быть проблемой, слишком часто я его пользовал. Оставались ещё три: струя пламени, проводник и пар. Струя получалась - по своей сути тот же свет, но руна воздуха создавалась с неравномерным вливанием силы, и при резко сжатии разрывалась, раздавливая огненный шар внутри себя. Вылетал он с разной скоростью, всё зависело от количества влитой в заклятие силы. Единственная проблема - правильно направить разрыв в сфере, а то самому поджариться недолго.

   Пар тоже получался неплохо, два кольца, огня и воды, создавались одно за другим, после чего кольцо воды резко сжималось до размеров огненного. Эффект потрясающий! Подозреваю, что именно так Кхорг приложил стражу.

   Самым неприятным был проводник. Это заклинание позволяло следить за перемещениями чего, или кого-либо. Складывалось из "недр" и сферы воздуха. Сфера создавалась с минимальным вливанием силы, и лишь ориентировала недра на объект. Точнее, под него - предметы, перемещаемые по воздуху, таким способом отследить было нереально. Беда была в том, что заклинание не получалось отрабатывать в круге возврата, и многократное использование отнимало немало сил. Причем, чем активнее был объект, тем больше приходилось тратить. Сначала я пытался отслеживать перемещения Алики по ущелью, но быстро забросил это занятие - малявка была неугомонным созданием. Пришлось завести себе домашнего питомца - обычную крысу. Я поселил её в небольшой коробке, особо не побегаешь, и кормил на убой. Так что была она сонной и ленивой. Но всё равно, дело двигалось медленно.

   Потратив весь остаток дня на освоение магических наук, я с чистой совестью и вполне довольный собой улёгся спать сразу после заката - завтра предстоял очень тяжёлый день.

   Человек уже не считал себя воином, это звание он ценил слишком высоко. Проходя по землям врага, путник преследовал лишь одну цель - собрать камни. Теперь человек знал свой путь. Он был Жнец. И пришло время собирать камни, как было время их сеять. Жнец перестал убивать врагов, на это не оставалось времени. Нужно спешить, осталось всего два года, и его время выйдет. Слишком долго он тянул, слишком поздно осознал, кем является на самом деле. Или так было должно?

   Первого хранителя он нашёл в горах. Тот был стар и дрябл, зато помнил, что есть жатва. Камень отдал безропотно, по первому слову. Встал на колени и протянул на руках. Это был третий. Третий камень. Осталось ещё девять...

   Он не убил хранителя, несмотря на опасения, что тот выдаст его врагу. Слишком неприятно поднимать руку на человека, который знал, зачем жил. Жил в ожидании тебя. Жнец ушёл, оставив в недоумении старца, готового к смерти. Хранитель смотрел на его широкую спину, и плакал. Когда-то, ещё в дни своей юности, он тоже надеялся стать Жнецом. Это невозможно предугадать, пока тебе не вручили камень.

   Старик вошёл в свою скромную хижину в горах, и, не сдерживая слёз, открыл старый сундук, хранивший портреты его древнего рода. Он долго перебирал старые, поблекшие от времени листы, всматриваясь в лица своих предков, будто старался понять, правильно ли поступил. Потом улыбнулся, оправил не раз латаный халат, ополоснул лицо водой из ведра, с таким трудом принесённого от далёкого колодца, лёг на постель и умер.

   Достали меня эти сны. С утра голова, как набухшая старая мочалка. Остаётся чувство, будто кто отмерил тебе кусочек прошлой жизни, над которой ты уже не властен. Легче, наверное, не помнить ничего, начать с нуля, просто жить. Впрочем, просто жить у меня никогда не получалось. Взять вот Кхорга - сдался мне этот чернокнижник... Ну, напакостил по мелочи, можно пройти мимо, забыть, как дурной сон. Мало ли в жизни уродов? На всех внимание обращать... А! Поздно уже. Пора к реке собираться.

   Мечи, доставшиеся в наследство от Мудрого, брать не стал - лишняя тяжесть. С ведорами не помогут, а чернокнижника моими положить можно. Тил недавно поведала, что любой бог способен забрать у человека душу. Пожалуй, это было самым страшным наказанием у первородных. К слову, силу при этом палач получал немалую. Вот и помогу восстановиться моим друзьям, за счёт дрянной, и насквозь чёрной душонки Кхорга. Осталось лишь до него добраться.

   Зато одел Щит. Против тварей он был бесполезен, а в бою с магом очень даже пригодится. Кхорг - опытный товарищ, не надо его недооценивать. А со щитом надо было опасаться только базовых заклинаний, боятся составных, типа пара, не приходится. От ментальных атак меня обещали прикрыть мечи. Ну, в путь.

   - Тэгир, ты куда? - Перехватил меня вставший ни свет, ни заря сын кузнеца, Хирт.

   - К Кхоргу. - Парень так и остался на месте. Кажется, не так меня понял - имя чернокнижника стало в колонии нарицательным. И означало... Сами догадаетесь, что.

   Завал разобрали, а во второй пещере народу набилось, что медяков в кошеле нищего. Все ходят с умным видом, стены пальцем ковыряют, ругаются. Рыкнул на старателей, мешавших пройти к уступу, спрыгнул вниз. Там обнаружился Рол, ругающий, на чём свет стоит, группу парней, что с усердием изображали плотников. Получалось у них не очень. Нда. Доплыть на этом... плоту, хоть куда-нибудь, само по себе будет подвигом.

   - Как ты крайнее бревно вязал? Сейчас борта... рухнут... к... и... тебя туда же засуну. - Ругался сотник, как заправский сапожник.

   - Приветствую. - Рол не заметил меня и комично подпрыгнул с испуга, сразу на обеих ногах. А когда заметил, то долго таращился, будто аллеорха увидел. - Это... Это...

   - Щиты. - Подтвердил я его догадку, заметив, куда смотрит сотник.

   - Настоящие? - Я только хмыкнул. Придумать вопрос глупее было непростой задачей. - А чего раньше не одевал? - Так и хотелось посоветовать Ролу, поднять подбородок с пола. Чуть сдержался!

   - Зачем? Против тварей они без надобности. - Напомнил я Ролу и переключил своё внимание на плот. - Доски ещё найдутся? - Это уже вопрос нашим горе плотникам.

   - Найдутся господин, а как же! Борта выше хотите? - Подобострастно пропел сгорбленный старик.

   - Нет, борта оставьте, как есть. Надо поверх брёвен досок набить - так точно не расползётся. И внутри, по борту - наискось. Только гвозди снаружи загните, чтобы о своды не тормозило.

   - Сделаем, господин, сию минуту. Тут недолго уже, с остальным-то. - Сообразительный дед пошёл объяснять задачу подопечным.

   Пришлось ждать почти час, который показался вечностью. Рол ходил кругами, и даже облизывался время от времени. Всё не мог глаз отвести от моего Щита.

   - Слушай, Тэгир, - наконец начал он, - продай мне Щит, а? Вот Кхорга завалишь, и продай. А? Зачем он тебе, в колонии? Магов тут больше нет. В смысле, воевать не с кем. Продай. Я за тебя в Тилоне похлопочу, кроме прочего. А?

   - Он мне достался... В наследство. Продавать такой нельзя. И не проси, Рол. - Почти не соврал. Но перегнул палку, получилось излишне резко. Сотник насупился.

   - Жаль, Тэгир. Очень жаль. Я как лучше хотел.

   - Угрожаешь?

   - Что ты? Как в голову пришло такое. - Рол ухмыльнулся одной стороной рта. Попробуй, пойми его.

   Помолчали. Пока делать было нечего, я ещё раз прошёлся к завалу, ведущему в следующую пещеру, прислушался. Нет, аллеорхов поблизости не было. Неужели, опять громадная пещера? Плохо.

   - Готово, господин маг! - Подбежал ко мне мелкими шажками дед. Смотрите, пойдёт такой?

   Придирчиво осмотрел плот со всех сторон, с силой подёргал борта - вроде держит. В конце концов, ведоры - не аллеорхи. И масса не та, и не в броне. Должен выдержать, надеюсь...

   - Нормально. - Я ещё подумал с минуту. - Знаешь, что... Поверх бортов досок прибей. А к ним уже - привяжи верёвок, по две на борт. Да концы подлиннее оставь - я себя привяжу. Понял? - Объяснил я деду, попутно показывая, где и что крепить.

   Минут через десять они, наконец, закончили. Подтащили плот к реке, спустили на воду. Дед и молодой совсем парнишка придержали его у берега, пока я забирался через борт и обвязывался. Оказалось, восемь верёвок - это довольно много. Весь замотанный, словно тряпичная кукла, я перехватил поудобнее шест, отчалил.

   Вначале всё шло неплохо. Привязался я не в натяг, с достаточной слабиной, и мог делать пару шагов от центра плота. Но уже через минуту начались проблемы. Когда я неспешно выплыл за пещеру, то оказалось, что за её пределами река гораздо глубже. Вроде неплохо даже - на мель не сядешь. Но русло часто петляло, местами так круто, что приходилось, налегая на шест всем весом, выталкивать плот из очередного закутка. Первые метров сто ведоров видно не было. Но потом они появились. Сразу шестёрками.

   Первых я снял быстро и качественно. Шесть шаров, одна попытка - шесть кругов на воде. Вернулись они быстро, буквально через несколько секунд, не дав насладиться успехом. Второй раз одним шаром промазал, за что поплатился - последнего сжигал прямо на себе, чуть не опалил доспех, и стоял теперь весь мокрый. А пока я с ним разбирался, собратья этой твари выскочили вновь. Пять ударов, один вдогонку. Снова шесть, пока успешно. Я начал думать, что мне ничего не грозит - привязан надёжно, спихнуть меня нереально, что они могут. Оказалось, могут.

   В следующую атаку они пошли двойками, один за "спиной" другого. Я не сразу раскусил этот маневр, так искусно ведоры прятались друг за другом. Пустил три шара, и оставшуюся тройку проморгал. Первый перепрыгнул через борт, сразу сполз в низ, обволакивая ноги, второй поместился повыше, а последний гад - прямо мне на голову. Меня рвануло назад, но верёвки держали. Впрочем, было не до привязок - я элементарно задыхался. Из воды наверняка выбрались остальные...

   Решение пришло само. Я создал кольцо огня, большое, с метр в диаметре и прогнал его от головы к ногам, оставаясь в центре. Мне опалило волосы, и на плоту остался выжженый круг, но в общем - нормально. Сразу ударил по второй тройке. Пока нормально. Впереди замаячила ещё пятёрка. Кажется, пока я оставил управление плотом, тот за время боя доплыл до места, где территории тварей пересекались. Что самое обидное, - на повороте русла. Через несколько секунд меня ждал неслабый удар о стену тоннеля, а оттолкнуться шестом - просто не было времени. Тут бы с ведорами не оплошать.

   Я вновь снял шестерку и, сразу после - новоприбывших, те были ещё на подступах. Тут мы повстречались со стенкой. Течение на изгибе реки было быстрее - тоннель явно сужался, и тряхануло меня знатно, казалось, сейчас порвёт верёвками, на две половинки. Плот страшно затрещал, было чувство, что он уже разваливается на части. Нет. Пока держит. Только одна доска поверх борта отлетела, пара верёвок теперь болтаются без толку. Ничего, шести хватит.

   Ведоры атаковали, теперь уже все вместе. Не знаю, настолько они умные, и решили действовать согласованно, а может - случайно вышло. Было не до размышлений об их интеллекте и стадных инстинктах. Я убедился, что плот надежно прибило к стене, достал мечи. Пора кончать с этими уродами, устал уже от них. Пара тварей успела дотянуться и опять оплести меня до пояса, одна пролетела мимо, но остальные были мертвы. Боясь оттяпать себе мечом ноги, я сжёг тех, что были на мне, огнём и тут же, с разворота приложил мечом третьего. Оставшиеся вылезли сбоку, ринулись вперёд, но тщетно - до меня они долетели обычной водой, прозрачной и холодной.

   Нельзя сказать, что я был мокрый. С меня текло ручьём. Нет, я люблю помыться, но не в таких же количествах! Убрал мечи и огляделся - всё вроде в порядке, тварей больше не видно. Пока что. А, чёрт. Чёрт! Пропал шест. Без него двигаться смертельно опасно, придётся отвязываться, что бы доставать руками до стен тоннеля. Чёрт. Почему я не попросил сделать два, или три? Можно было приторочить их к бортам, до поры...

   - Тебя предупреждали, продумай всё заранее. - Вот только твоих нравоучений, Тим, мне сейчас не хватало.

   Так. Сбил с плота его тот ведор, что промахнулся... Летел он на меня, значит... А, всё одно, отвязываться. Распутав верёвки, я попытался найти шест, надеясь, что его не унесло вниз по течению, а прибило к стене, как и плот. К сожалению, борта шли донизу, и крепились даже не к доскам, а прямо к брёвнам. Щелей не было, придётся нырять. Неприятно.

   Я отвязал пару верёвок от доски, которую сбило от удара, примотал их к целому борту, и полез в воду. Пробовали нырять в одежде и обуви? Вот представьте, что испытал я, в своём тяжёлом, толстой кожи доспехе. Как не утоп, до сих пор не понимаю. Надо было хоть ботинки снять. Дурень. Вот он, родной, вот он, мой хороший. Не думал, что буду так счастлив, найдя кусок дерева! Хвала богам, спасены.

   Упер шест в зазор между досками, и другим концом - в стену тоннеля так, что бы точно не уплыть дальше, я отдыхал минут двадцать. Честно сказать, с удовольствием бы повернул обратно. Пока сидел, попытался прикинуть, где сейчас нахожусь. Выходило, что скоро должен показаться завал. Нет, пока ещё не у пещёр Кхорга. У одной из разработок, метрах в ста до нужного мне места. Отдышался, вылил из ботинок и карманов куртки воду, привязался, оттолкнулся, поплыл. Всё делал бездумно, в некотором отупении. Да что со мной? Тряхнул головой - держись бродяга, держись.

   Однако я просчитался с расстоянием, завал не показывался, вместо него я обнаружил ещё один бассейн реки, тоже высохший. По берегу чинно прохаживались аллеорхи. Ого, сколько их здесь, целая толпа! Твари заметили меня и, вытягивая морды, старались добраться до плота. Оттолкнувшись подальше от берега, я оставил зубатых без обеда. Кажется, они немало огорчились, парочка даже обиженно рыкнула мне вслед.

   Буквально через десяток метров обнаружился завал, что вёл к разработкам. И, почти сразу, река резко раздалась в стороны - похоже, опять бассейн, на сей раз полный. Вода в нём опять текла неспешно, оттолкнувшись от стены, я постарался направить плот по центру. Так можно освободить руки - шест не доставал до дна, стал бесполезным. Стараясь не повторять своей пошлой ошибки, примотал его к свободным верёвкам. Вовремя.

   Они появились все сразу, так слаженно, что не осталось сомнений - ведоры могут действовать вместе. Сколько их было? Сосчитать не получилось. Я достал оба меча и с минуту повторял, размеренно, монотонно, одно движение - корпус вправо, корпус влево, руки подняты на уровень груди. Прямо утренняя разминка совместно с водными процедурами, да и только. Ведоры прорывались, я не успевал разворачиваться так быстро, чтоб остановить всех. Много, их слишком много. Два раза приходилось создавать кольцо огня, от груди к ногам, но всё равно один остался, оттягивал ногу в сторону, мешал работать корпусом. Слава богам, до лица пока не добрался ни один. Это - смерть.

   Я начал раскачиваться из стороны в сторону, не переставая разрубать их, кромсать, уже из последних сил, держа мечи только за счёт инерции от поворотов корпуса. После третьего кольца огня верёвки не выдержали. Опали почти все, осталась одна, и та дымилась, шипела. Хорошо, если хватит, ещё на раз. Хорошо, если меня хватит, ещё на минуту. Хорошо, если...

   Они кончились. Я добил последнего, в ногах, и остался один. Живой. Доски и брёвна, старые, высохшие, они настолько промокли, что вода доходила до щиколоток. Ещё такое нападение, плот начнёт тонуть. Ещё такое нападение, меня просто снесут в воду. Такое нападение, и я просто не выдержу. Ещё... Я выдержал. Уже пройдя под высокими сводами бассейна, завернул в широкий тоннель, и столкнулся с очередной шестёркой. Нет. Их пятеро. Всего пятеро. И я выдержал. Метрах в пяти уже маячил завал. Я их убил. Бросил шест и убил.

   Проход был засыпан на совесть. Без понятия, кто это постарался, старатели или наш злобный хозяин пещер, но засыпали так, что тоннель стал половину уже. Плот едва проходил. Впрочем, это только радовало. Я оттолкнулся от стены и сел днищем на один из осколков скалы. Посмотрел - сносит помаленьку. Отыскал трещину в скалах, воткнул шест, приторочил к борту обрывками верёвок. Вроде не унесёт.

   Когда выбрался к завалу, на пологий подъём, сил осталось - упасть на камни и лежать. Блаженно, чувствуя под собой твёрдую, надежную скалу. Сложно сказать, сколько я так провалялся, было всё равно. Даже если меня почувствовал чернокнижник - пусть. Пусть сам разгребает эти камни, и приходит.

* * *

   С самого детства окружающие считали его уродцем. Даже отец, пекарь, добрейшей души человек, частенько отвешивал пинка, или подзатыльник. Он любил отца, и не обижался. С удовольствием выполнял любую работу: в пекарне, по дому. Но редко заслуживал благодарность. Самое большое, на он что мог рассчитывать, была избитая, давно заученная фраза: "С твоей внешностью всю жизнь спину дома гнуть, привыкай".

   Всё поменялось, когда парню исполнилось десять. Проезжавший мимо пекарни маг, нездешний, просто путешественник, обратил внимание на ребёнка. Подъехав к отцу, бросил коротко: "У парня талант". И уехал. Тогда, именно тогда, он первый раз воспылал надеждой. Может, он великий маг и волшебник? Может, он выучится в школе, и приедет к отцу, он - богатый, стройный, и красивый, скажет ему: "Вот видишь, папа. А ты говорил, что я урод". И самая красивая девчонка в предместьях Тилона, Шер, дочь ювелира с соседней улицы, конечно, влюбиться в него. А он откажет. Или, может нет. Сначала откажет, потом вернётся, и заберёт её в красивый, самый большой замок в столице. Ведь магия творит чудеса. Разве не так?

   Его действительно взяли в школу. Этому были рады все. Отец, который нашёл себе новую жену, он сам, и даже преподаватели. Ведь им сказали, что обратно мальчика не ждут. Да, радовались все. Неважно вовсе, что дети из его группы так же дразнили, издевались над нелепо большой головой, приплюснутым носом, и косым взглядом. Неважно, как они называли его. Он был маг. Сильный, одарённый маг, которому подвластны три стихии. Немногие могли похвастать таким талантом. И он учился. Прилежно, усердно, особенно - когда не получалось что-то. Неделями не вылезал из библиотеки. Сутками напролёт отрабатывал каждое заклятие в круге возврата. Ходил на все дополнительные занятия, учился во время каникул. Он должен стать могучим магом. Должен.

   Преподаватели одобрительно посмеивались: "Учись, парень, учись. С такой внешностью надо быть очень умным". Он учился. Пока однажды не набрался смелости, и спросил саму Глоаду, саму главу школы, сколько ему осталось, что бы стать красивым. Она единственная была добра с ним, всегда откровенна, приветлива, и он набрался смелости, спросил. Зачем? Лучше не знать такого подольше. Может, всё бы пошло тогда по-другому. Он бы учился, с таким же усердием, кем-то стал в этой жизни. Зачем он тогда спросил?.. На её грустную улыбку, полные нежности глаза невозможно было злиться. Но слова, эти слова... Она сказала, что магия творения, в полной мере, доступна только природникам, только избранным. А потом улыбнулась, и поведала, что она природник. Но не стала красавицей, а ведь хотела.

   Он был убит. Раздавлен. Не будет разговора с отцом, не будет Шер. Зато будут насмешки. Будут издёвки. Будет его уродство. Всегда. Юноша забросил учёбу. Забросил занятия, тренировки, книги. Он уже не хотел стать лучше. Хотел отомстить. Зачем? Отчего принял такое решение? Сдержи он себя... Ведь именно тогда он, Кхорг Заир, стал увлекаться магией крови. Стал мстить своим обидчикам.

   Он никого не убивал, всё выходки были простым ребячеством. Так, пакостил по мелочам: сглазит перед экзаменом, наведёт порчу. Всё тихо, аккуратно, чтоб не заметили, не поняли, отчего вдруг: не повезло, или вылезли прыщи. И надо же, такая неприятность - одна из его "клиенток" серьёзно заболела. Нет, нет, что вы! Совсем не из-за него... Просто лекарь, опытный маг, почувствовал недавно наложенную порчу. Его нашли, точнее - нашли книгу, которую он, с таким трудом, раздобыл у того рыжего торговца, на рынке. Сослали в скалы. Пожизненно.

   Тогда за него вступилась только Ангер, пыталась доказать, что он просто мальчик, обиженный, не ведающий, что творит. Даже пробовала переложить вину на себя, мол, не доглядела, не почувствовала вовремя. Всё напрасно. Девица та, вскоре умершая, была племянницей градоначальника. Родителям тоже, наверное, захотелось отомстить. Не важно, кому. И он уже шестьдесят три года живёт в скалах Аллеора, в этой проклятой, забытой всеми богами колонии.

   Кхорг отвлёкся от невесёлых размышлений. Почувствовал Тэгира. Последний бой? Нет, он не будет больше нести зло в этот мир. Пусть природник просто убьёт его. Главное, что бы быстро. Кхорг усмехнулся, встал с кровати, уселся за рабочий стол. Надо было написать последнюю весточку, несколько строк. Может, он успеет?

* * *

   Я заставил себя подняться с камней. Надо разгребать завал. Кхорга не чувствую, может, и нет его в пещерах? Или готовится, решил встретить меня во всеоружии? Без разницы, обратной дороги нет, надо идти. Очень нехотя, тяжело поддаются камни, словно цепляются один за другой, не пускают меня в пещеру. Слишком я устал, ведоров этих было чересчур много. Если бы не синие камни, лежать мне в глубоком обмороке, это в лучшем случае. Ах ты, кровь носом пошла. Ничего, доберусь, я до него доберусь. Вот и лаз готов. Мечи достал сразу, приготовился, собрал остатки сил и пошёл.

   Кхорг сидел за столом. Очень спокойный, отрешённый, с пером в руке. Он не нападал. Даже со стула не поднялся, лишь посмотрел и кивнул. Да и чёрт с ним, мне не нужен красивый бой. Мне нужен сон, отдых и сон.

   - Тэгир, нет! - Поздно, Тил, уже поздно.

   Я ударил обоими клинками, с двух сторон. Когда Тил крикнула, руки дрогнули. Показалось, что я промазал, не дотянулся до его открытой шеи. А через секунду голова Кхорга с глухим стуком упала. Как всё просто.

   - Что, Тил? - Эмоций не осталось, снова навалилась усталость.

   Тил молчала.

   - Что, случилось, Тил? - Опять тишина. Через минуту ответил Тим.

   - Он не был злым человеком, Тэгир. Просто запутался. И устал жить.

   - Вы выпили его?

   - Нет, мы не стали губить душу. Пусть рассудят боги.

   Я посмотрел на стол. Перед обезглавленным телом лежало письмо. Несколько строк. Пара строк на бумаге, в каплях свежей крови.

   "Я прошу передать мой привет, и хочу искренне поблагодарить Глоаду Ангер. За понимание и доброту. Это единственный в мире маг, что видел во мне человека.

   Кхорг Заир, чернокнижник ".

   Было мерзко.

   В доме Кхорга меня ждали стражники, и оба мага. Рол, с привычной деловитостью, спросил:

   - Как трофеи делить будем?

   - Забери. - Мне было всё равно, как они будут делить трофеи.

   - Тэгир, посмотри книги. И поищи его амулет, пригодится. - Тим порою невыносим. Да не хочу я... - Надо.

   - Нет, подожди. - Рол остановился уже в пещере. - Пару вещей возьму.

   Очень противно, гнусно я себя чувствовал, когда вытягивал из-под воротника Кхорга амулет, что закрывал его от поисков других магов. После попросил вынести факелы, потушил свой свет, и вытащил с полок книги. Голубым светились первые пять кругов. Забрал только пятый, зачем мне два комплекта? И поплёлся в свои пещеры.

   Лорк одобрительно хлопал по плечу, Ярил приглашал в таверну, все говорили что-то. Балаган. Хочу к себе. Лежать, смотреть в потолок, ни о чём не думать.

Алика

   Глоада Ангер прибыла в колонию в самый неподходящий момент. Я охотился. И как не была занята решением мировых проблем глава Пятой школы, ей придётся подождать. Или уехать ни с чем. О приезде доложился Лорк, не побоявшийся просунуть в лаз свою громадную голову. Окликнул меня громоподобным голосом так, что один из аллеорхов, мирно ждущий своей участи в кольце воды, испугался и убежал. Я ответил стражнику не менее громким рёвом, что занят, и кто хочет побеседовать, может приходить прямо сюда, в пещеру. Лорк исчез, будто и не было, вместо него тоже никто не появился. А жаль, развлеклись бы на пару с Глоадой. Хм.

   Зубатый, которого спугнул десятник, оправился от моральной травмы, и вновь бросился на меня. Уже стандартно приложил аллеорха водой, а после того, как тварь остановилась и попятилась, вновь создал вокруг него кольцо. Добил просто и без изысков, потом расправился ещё с одним, третьим за сегодня. С каждым разом всё легче. Впрочем, только за счёт мечей. Пытался я на днях придумать способ, как заморить их самостоятельно, без помощи своих друзей и опекунов. Как ни крути, а выходило - нужен ещё один маг. Причём оба должны быть природниками и хорошо владеть оружием. Иначе никак.

   Пещера была не очень большой, но сильно вытянутой в длинну. Кроме всего, к ней вёл длинный узкий тоннель, которого я опасался больше всего. Там не отскочишь в сторону, не спрячешься в расселине. И вёл он, как на зло, снизу вверх, под крутым углом. Если тварь возьмёт хороший разгон, водичка уже не поможет. Но обошлось, вся троица сидела в дальнем углу, рядком - как на выставке. Не знаю, чего они облюбовали это укромное местечко? Может, из-за завалов по обе стороны? За ними точно были зубатые. Причём, если за правым только двое, за левым - как минимум семь штук. Туда я не полезу, пусть Рол хоть лопнет от злости. Не смогу я контролировать сразу семерых, тем более, они так близко друг к другу. Хоть ты тресни.

   Я с опаской, осторожно продвигаясь вперёд, осмотрел все боковые ответвления, убедился, что тварей в пещере больше нет. Один из проходов закончился маленькой пещеркой. Она не была похожа ни на разработки, ни на место, где Аллеор брал материал для своих тварей. В пещёрке был гладкий ровный пол и стоял письменный стол. Больше ничего. Кто тут обитал? Странное место...

   Не обнаружив в столе ничего ценного, то есть - вообще ничего, я двинул к выходу. Пора доложиться Ролу и предстать пред ясны очи Ангер. Надеюсь, прибыла она за нашей пигалицей, от которой в последние дни просто спасу не было. То научи её заклинанию, то в прятки поиграй... Не подумайте, я люблю малявку, и стараюсь о ней заботиться, просто... Своих дел по горло, и занятия отнимают уйму времени. К слову, о моих успехах.

   Я понял сущность второго круга. Так быстро и легко, что самому удивительно. Подозреваю, что всё от злости. На себя, за необдуманное убийство Кхорга, на... На всех. Я был зол на весь мир. Всё-таки чувства - великая штука. Пусть даже чувство ожесточения. Зато я теперь владел кольцами стихий в полной мере. Хоть Тим утверждал, что отдельно они не используются, в бою с аллеорхами помогало отлично. Теперь вот бьюсь над третьим кругом, даже не закрыл ещё. В нём шестнадцать заклинаний, вместе с базовыми. Много. И все какие-то мирные, боевых почти нет. Тил сказала, третья ступень - переходная. Куда, спрашивается?

   - Тэгир! Что вы себе позволяете?! - О! Глоада обнаружилась сразу за завалом, вместе с Ролом, и иже с ними. Неожиданно.

   - Приветствую, коллега. - Она гневно раздувала ноздри. Губы сжаты, брови на переносице. - Если вы думаете, что я могу ради Вас выйти из боя с тремя аллеорхами, то напрасно. - Решил я остудить пыл магички. - Может, стоило захватить их с собой? Вдвоём оно сподручней. - Кажется, подействовало. Маска ярости исчезла, как ветром сдуло.

   - Вы в состоянии справиться с... Тремя аллеорхами?! Простите, но должна усомниться в ваших словах, коллега. - Ещё с некоторым раздражением, в котором сквозили нотки удивления, если не оторопи, произнесла Глоада.

   - Хотите взглянуть? - Я с неприкрытой иронией в голосе указал на лаз. Дорого дам, что бы посмотреть, как глава школы протискивается в эту дыру.

   - Не стоит утруждать себя, Глоада. - Вмешался в разговор сотник. - Если вам угодно будет взглянуть на тела, старатели в скорости разберут завал. Пока можете обсудить с Тэгиром дела. - Вот сволочь, такое представление испортил!

   - Пожалуй, я посмотрю. Пойдёмте к вам, Тэгир, я приехала за девочкой. - Обернулась ко мне магичка.

   - Простите, о какой девочке идёт речь? - Рол был явно раздосадован, что не в курсе происходящего.

   - Речь о воспитаннице Тэгира, которую я забираю в школу. Она родилась в колонии, и свободна в перемещениях, ведь так, Рол?

   - Конечно, с разрешения родителей...

   - Её родители не известно где, во всяком случае - не в колонии. Я возьму над девочкой опекунство. - Похоже, Ангер была подготовлена к подобному разговору.

   - Э... Конечно, Глоада, хватит вашего слова... - Чего он так огорчился? У Рола были на малявку свои планы?

   - Прекрасно. Идёмте, Тэгир. Рол, я надеюсь, в течение часа вы справитесь? - Магичка кивнула в сторону завала.

   - Думаю, да. - Сотник начал отдавать распоряжения страже.

   По дороге к общине шли молча. Не знаю, что там себе думала Ангер, а мне после боя помолчать хотелось. Всё ж, не на тараканов ходил. Глоада предложила сначала забраться ко мне. Опять удивлённо взглянула на мой способ подъема в пещеры.

   - На вас же синие кристаллы, и почти полные. - Это действительно было так. - Почему не пользуетесь полётом?

   - Они потому и полные, что не трачу силу понапрасну. Под куполом восстанавливаешься значительно медленней, раза в три, если я правильно понимаю. - Отбрехался. Впрочем, всё сказанное было правдой.

   - Да, простите, я всё время забываю, где мы находимся. - Магичка потёрла лоб.

   - Не могу сказать того же. - Решил изобразить я несчастного.

   - Простите. - Пока упаковывал камни, Глоада вновь прошлась по библиотеке. - Как ваши успехи с кристаллами? Не надумали ещё продать мне рукописи отца?

   - Дело двигается. Не скажу, что так успешно, как хотелось бы, но... Мне удалось создать семь прозрачных кристаллов. Насколько я могу судить, вполне сносные экземпляры. Хотите взглянуть? Заодно и оцените. - Я взял со стола камни собственного изготовления. Хранил их там отдельно, боясь пока смешивать с остальными.

   - Давайте посмотрим. - Глоада расставила все семь камней в рядок, у себя на ладони, долго, внимательно разглядывала. Потом, кажется, вобрала из кристаллов немного силы, и опять замерла, определяя что-то. Хм, как она их оценивает? - Прекрасно, коллега, могу вас поздравить. Они действительно хороши. Не хуже камней моего отца. Кажется, со временем в Тилоне появится хороший мастер кристаллов, что радует безмерно. На Тилее давно нет мастера, и цены на камни взлетели чудовищно высоко. - Поведала мне магичка.

   От таких комплиментов я расплылся в улыбке до ушей, стараясь показать Глоаде все свои тридцать два зуба сразу. Было, правда приятно, теперь бы ещё научиться делать синие - цены мне не будет!

   - Спасибо, Глоада, мне нужна была ваша оценка. Что же до книг... Я сейчас стараюсь выписать всё необходимое, в сжатой форме. С четырьмя книгами закончил, сейчас работаю над пятой. Через некоторое время смогу продать их, пожалуй. - Если сам не решу осесть в Тилоне, и стать там единственным мастером, подумал я. Время покажет.

   - Отлично. Я уверена, что видимся мы не в последний раз. Если вы до этого найдёте способ, как вырваться из скал, можете всегда рассчитывать на тёплый приём в нашей школе. Думаю, мы даже найдём вам жильё на первое время, пока не освоитесь в городе.

   - Благодарю вас, Глоада. - Предложение отличное, мне не помешает такая помощь. - Да... У меня для вас письмо... - Я направился к столу, где лежала записка Кхорга.

   - Письмо? - Магичка удивлённо изогнула бровь. Я молча потянул ей обрывок пергамента. Пробежав глазами по строкам, Глоада долго смотрела на меня, тоже молчала.

   - Вы знаете, несмотря на то, что Кхорг убил вашего отца, я сожалею об этом поступке, и о его смерти...

   - Не о чем жалеть, Тэгир. Кхорг потерял себя очень давно, ещё в детстве. Если кто-то и должен сожалеть о случившемся, так это я. Будучи главой школы, я не поняла вовремя, что творилось тогда с ребёнком... И вот, к чему это привело... - Снова помолчали.

   - Но давайте уже спускаться! Мне пора, а хотелось ещё взглянуть на аллеорхов.

   - Прошу вас. - Я вежливо пропустил даму вперёд, прямо в зияющую бездну своего колодца.

   Сборы Алики прошли быстро, но непросто. Сначала малявка обрадовалась такой возможности - выбраться из колонии, да ещё попасть прямо в школу магии! Столько новых приключений, столько всего интересного! Но через минуту началось: я не хочу без тебя, а я не попрощалась с Хиртом, он сегодня торгует на рынке. И тому подобное. Все уговоры были бесполезны, дело шло к истерике.

   Спасла мои бедные нервы Глоада, она без обиняков сказала, что таких плаксивых в школу не берут, и Алика может спокойно прозябать в колонии. Всю жизнь. После развернулась, показав что, уходит - этого и хватило. Через минуту малявка стояла с узелком в руках, рядом с магичкой и прощально махала ладошкой Мякине. Хвала богам, хоть с девочкой всё решили. Теперь меня, точно, ни что не удерживает в колонии.

   Старатели уже расчистили вход в пещеру, и мы отправились на смотрины к зубатым. Больше всех развлеклась наша пигалица, видевшая тушку аллеорха впервые. Сначала он с опаской, по шажку, приближалась к громадным телам, но вскоре осмелела. Только что верхом не скакала на останках тварей. Пресекла её игрища снова Глоада, строго указав на выход из пещеры. Алика, как ни странно, послушалась её беспрекословно, тут же удалилась. Через минуту в пещеру притопали четверо старателей, мокрые, будто вплавь добирались. Судя по всему, эти умники решили указать малявке её место, за что и были наказаны.

   Глоада долго ходила вокруг аллеорхов, периодически что-то бормоча себе под нос. Ко мне приблизилась минут через десять.

   - Вы не перестаёте меня удивлять, Тэгир. Как вы их убили? Сколько я помню историю, в бой против зубатого шли всегда двое природников, и то - исход был неясен. А тут... В одиночку справиться с тремя... Поразительно, коллега. Да просто невероятно! - Красивые глаза магички распахивались во время этой тирады так широко, что казалось - одно неосторожное движение, и они могут выпасть на пол. Эх, если бы ты знала... Впрочем, о мечах лучше помалкивать.

   - Спасибо. А, насчёт "как" - у всех свои секреты, Глоада.

   - Конечно, коллега. - Видно, Ангер вовсе не ждала от меня ответа. - Ну что же, нам пора в путь. До встречи, Тэгир. - Мы вышли из пещер.

   - Ты будешь мне писать? Обещай! - Повисла у меня на шее Алика. - Я обязательно тебе напишу, вот сразу, как приеду! Только, сначала буквы выучу, и сразу напишу, хорошо? - Я кинул. Кажется, ответы, как и Глоаде, ей не требовались.

   - У неё будет наставница, - просветила меня магичка, - которая поможет в первое время. В том числе и с письмом. Не теряйтесь из виду, Тэгир. Ещё раз - до встречи.

   - Счастливого пути. - Я резко развернулся и, не оглядываясь, зашагал к своей берлоге. Дело было к вечеру, но меня ещё ждала тренировка.

* * *

   Алика надеялась, что их ждёт необычайное путешествие. Ведь сейчас они поедут через опасную пустыню, очень жаркую и страшную. Наверняка там водятся разбойники. С ними, конечно, ничего не случится, ведь с ней сама Ангер, главный маг во всей школе, а может, и на всей планете! А потом, потом будет степь, где им обязательно встретятся злые кочевники, про которых рассказывала мама. Но тётя Глоада побьёт их всех, и они поедут дальше, через красивые луга и леса, прямо к Тилону. Это будет, как в сказке! Вот Хирту расскажу, всю жизнь будет завидовать! Хотя, как же я ему теперь расскажу?.. Ну, ничего, можно ведь написать, две строчки, а Тэгир передаст. Или одну строчечку. Чтоб не зазнавался.

   Но мечтам девочки не суждено было сбыться. Они, вместе с Глоадой и десятком торговцев, поднялись в эту жуткую крепость, о которой ей рассказывали столько страшных историй, и вошли в портал, красивый такой, сверкающий зелёным и золотым, круг света. А вышли сразу в Тилоне, в здании рядом с площадкой, где тренировались вояки. Потом сели в карету, и видно ничего не было, очень скучно.

   Зато школа! Она самая красивая, на всём-всём белом свете! Когда Алика вспомнила, что школа теперь - её дом, на ближайшие десять, а может, пятнадцать лет, как сказала Ангер, она... прыгала, скакала на одной ноге и никто, даже строгая тётя у ворот, не смог удержать ребёнка. Тут было так!.. Серые, невзрачные снаружи стены, изнутри оказались белоснежными, шершавыми и тёплыми. А высокие! Наверное, если подойти близко, задрать голову так, чтоб увидеть, где самый верх - упадёшь. И, башенки. Повсюду, на каждой стене, по углам каждого здания. Даже на тех, что сами были круглыми башнями. Ой, она так рада. Уже не жаль, что не было разбойников и приключений, приятно очутиться прямо здесь.

   Алика стояла в одной из беседок школы, оказалось, так здесь зовутся башенки, что пришлись ей по душе, в день приезда. Стояла, смотрела на город, улыбалась. Она полюбила Тилон: его кривые улочки, маленькие, в два-три этажа, аккуратные домики с крышами красной черепицы, четыре больших, просто огромных замка. Один казался больше, чем вся школа. Кейра, наставница девочки, говорит - так оно и есть. Это замок наместника, правителя всего Тилона. Всего неделю назад она не знала, что Тилон не только город, а ещё страна! Чудеса.

   В городе всегда много людей, она не думала, что их бывает столько! Красивые, золочёные кареты, всадники в нарядных плащах, шляпах, попадались даже в белых! Кейра рассказала, это личная стража наместника. И всякие повозки, телеги, возы с товарами, все тянутся к рыночной площади. Отсюда, сверху они кажутся маленькими муравьями. Каждый тащит свою важную ношу, боится потерять, скорее к дому. А вечером, когда стемнеет, в городе зажигается бесчисленное множество жёлтых фонариков, они будто превращают все улочки в большую, причудливую картинку. Если присмотреться, можно увидеть странных животных, сложенных из этих огоньков, или даже людей. Школа тоже сияет, повсюду фонари и магические светильники, по стенам ночью ходят стражники, сверкая металлом доспехов. Так удивительно. Жаль, вечером нельзя остаться подольше, в одной из беседок, надо соблюдать правила, спать только в одно время, не то, что у Мякиня. Но здесь всё равно лучше!

   Девочка соскочила с уступа у проёма в башенке, оглянулась, последний раз посмотрела на звёздное небо, и пошла в свою комнату. Комнатка у неё была отличная! Ну, не совсем у неё... Там жила ещё одна девочка, но пока та не вернулась с каникул, и Алика была полноправной хозяйкой в своём новом жилище. Может, кто-то скажет, что комнатушка пять шагов в ширину, да десять в длину - невеликое богатство. Девочка же была просто счастлива таким хоромам. По сравнению с закутком, что выделил ей Мякинь, в одной из комнат своей хижины, то был просто дворец! Да.

   Алика забралась далеко от жилого корпуса - обычного трёхэтажного здания, не то, что эта башня. Она была самой высокой в школе, подниматься тяжело и долго, но зато на самом верху - четыре беседки. Отсюда открывался чудесный вид на город, Кейра говорила, что в учебный год в башенки не попасть, слишком много учеников хотят побыть здесь, особенно к вечеру. Надо успеть, насмотреться вдоволь, всё запомнить, пока не начались занятия. Она ещё маленькая, старшеклассники, конечно, не пустят её сюда. Даже те, что есть сейчас в школе, все важничают, задирая носы, общаются мало. Ой, великие маги, можно подумать! Хорошо, окатила водой одного зазнайку, что смеялся над её убогим платьицем, в день приезда. Будет знать! Обязательно напишу Тэгиру, какая я смелая. Ведь ему не нужна трусливая жена. Девочка машинально потрогала серебряное колечко, подарок её Тэгира. Пока на большом пальце, иначе потеряется. Ничего, она подрастёт, и... Мамочка...

   На крутой, узкой лестнице, ведущей по стене башни вниз, стоял пёс. Или, кто-то... Очень похожий на пса. Огромный лохматый зверь, лобастая морда была на уровне лица девочки. Стоял, ступеней на десять ниже, смотрел. Язык наружу, дыхание тяжёлое. Потом медленно, плавно стал подниматься. К ней. Алика в очередной раз прибегла к помощи спасительной водной стихии. Выплеснула на него столько, что накатила слабость, начали подгибаться колени. Или это от страха? Зверь фыркнул, посмотрел недоумённо, начал отряхиваться. Так мощно, сильно, брызги летели с шерсти во все стороны, почти доставали до ступеньки, где стояла девочка.

   Отряхнулся, снова фыркнул недовольно, и приблизился. Алика осела на ступеньку, страшно было так, что готова умереть, лишь бы кончилось всё быстрее. Лицо прикрыла ладонями, только бы не видеть этот ужас. Кажется, она тихонько запищала. Вот он, дыхание обдаёт жаром руки. Зверь так близко, вода с шерсти капает на платье и ноги. Что-то влажное, теплое прошлось по тыльной стороне ладони. Он... он её лизнул? Алика глянула осторожно, сквозь пальцы, не отнимая от лица рук. Зверь снова лизнул своим розовым, шершавым языком её руку и, обтирая мокрый бок о платье, пошёл выше, наверное, к беседке.

   Подняться она смогла только через минуту, может, больше. Сразу вниз, по мокрым ступеням, сломя голову неслась через двор, к спасительной, родной комнате. Быстрее туда, запереться на засов и спрятаться, с головой под одеяло. Так страшно.

   - Алика, ты куда так несёшься? - Хвала Солену, это Кейта!

   - Там!.. Кейта, там!.. Пошли скорее в дом! - Она указывала рукой на башню, другой сжала изо всех сил запястье наставницы, и тащила, тянула её к дверям, но та не понимала, упиралась.

   - Там зверь! Собака или, не знаю кто! Он огромный, а клыки! Кейта, пойдём быстрее!

   - О боги! Это же Дарит вернулся! Сегодня приехал. Перепугал тебя? Ты не бойся, он славный, просто... Дарит - оборотень. Ему нужно иногда менять облик, иначе злой становится, нервный. - Девочка всё дрожала. - Успокойся, Алика. Здесь тебя никто не может обидеть. Ведь это школа! В городе нет места безопасней, уж поверь мне. А с Даритом я вас завтра познакомлю.

   - Н-не надо! - Язык слушался плохо.

   - Ну всё, всё... Хватит дрожать. - Наставница прижала девочку к себе. - Ты же со мной. А почему платье мокрое? Ты что, так испугалась...

   - Нет, ты не то подумала! Это я со страху водой его полила... Я случайно! - Кейта уже отчитывала свою подопечную, за одну такую проделку. - Просто испугалась...

   Кейта не злилась, кажется. Наоборот, рассмеялась.

   - Ничего, Алика. Не страшно. Дарит, кажется, ещё не мылся с дороги, вот ты и помогла парню. - Девушка вновь залилась смехом. - Будет ему впредь наука, не оборачиваться до полуночи. А то, один раз, купца приезжего так напугал, тот со страху... Не важно. Пойдём, пора ложиться, Алика. Я как раз тебя поискать вышла.

   Взявшись за руки, они скрылись в жилом здании. Если бы у девушек был такой же чуткий слух, как у оборотней, они обязательно обратили бы внимание, на недовольное фырканье, доносящееся сверху самой высокой башни Пятой школы.

   С каждым днём людей в школе становилось всё больше. Ребята съезжались со всех уголков огромной страны. Говорят, некоторые из них жили даже за пределами необъятного Тилона. Алике нравилось сидеть у громадных, толстых ворот, ведущих в город, и наблюдать, как через них кто пешим, кто конным, а некоторые - даже в каретах, прибывали в школу ученики. Обидно только, что новеньких в этом году очень мало. Кейта сказала - всего двенадцать детей, а приехали пока только трое. Но то были мальчишки, и играть они с Аликой не любили. Жалко.

   - Привет, лейка! - Девочка не сразу поняла, что высокий, широкоплечий парень обращается к ней. У дылды были странные, пепельного цвета волосы. - Давай знакомиться. Меня Дарит зовут.

   - Ой. Так это ты - та соб... Я хотела сказать... - Алика смутилась.

   - Не стесняйся. Я, правда пёс. Только не путай, пожалуйста, я ведь не называю тебя мальчиком! - Дарит широко улыбнулся. У парня были крупные зубы, особенно выдавались клыки. Мощные, они росли ниже остальных, совсем, не как у людей.

   - Прости, я просто не привыкла ещё. Меня Алика зовут. - Девочка соскочила с постамента статуи, на котором сидела у ворот, и протянула Дариту свою маленькую ручку. Оборотень оказался на три головы выше Алики. - Ой. Ты большой такой. Наверное, тебе со мной будет скучно! - Тот усмехнулся.

   - Подрастёшь ещё. - С улыбкой пробасил парень. - Сколько тебе?

   - Десять! Почти...

   - Ха, мне двенадцать! Так что не такой уж я и большой, для тебя. Просто мы растём очень быстро, в отличие от людей. Я ещё год, примерно, расти буду, потом всё. - С некоторым разочарованием произнёс он.

   - Ты и так очень большой, даже Тэгир ниже, кажется... - Алика оценивающе взглянула на парня.

   - Тэгир? Он тоже новый ученик?

   - Э... Нет... Он взрослый уже, и самый сильный маг! - Дарит рассмеялся. - Что ты смеёшься?! Не смей! - Вспылила девочка. - Он мой будущий муж! И ещё у него такое же синие кольцо над головой, совсем, как у тёти Глоады!

   - О! Прости, я же не знал. Он что, правда природник? Ты не из Тилона? Тут, по-моему, нет больше истинных магов.

   - Я... Я из колонии... Родилась там. - Девочке подумала, что Дарит сейчас развернётся, и уйдёт. Кому захочется дружить с девочкой из колонии? Но он не ушёл.

   - Извини меня. - Оборотень подошёл ближе и положил руку девочке на плёчо. Ещё раз прости. А почему он не приехал с вами? Он... Отбывает там срок?

   - Я не знаю... Мякинь говорил, что Тэгир просто появился, из скалы. А теперь стража его не отпускает!

   - Портал? Тогда он действительно очень сильный, и опытный маг. А почему ты должна на нём жениться?

   - Ну... Я так решила! - Дарит рассмеялся. - Что вы все смеётесь?!

   - А Тэгир тоже знает, что ты так решила? - Весёлым голосом уточнил оборотень.

   - Он тоже смеётся! Все вы одинаковые. - Алика надула губы и отвернулась.

   - Тогда какая разница, за кого замуж идти? - Поддел её парень.

   - Он самый сильный! Он может трёх ал... алг... Трёх зубатых убить! Да! Что ты смотришь, Глоада сама видела, и я тоже!

   - Невероятно. - Дарит действительно был поражён. - Я не думал, что кто-то может справиться хоть с одним! Хотел бы я познакомиться с этим Тэгиром.

   - Вот он скоро выберется из скал, я вас познакомлю. Тэгир обязательно ко мне приедет, он обещал.

   - Ага, я тебя везде ищу, Дарит, думала представить тебе нашу Алику. Но вижу, вы уже и сами познакомились? - К ребятам подошла Кейта.

   - Надо же мне было узнать, кто так помог моему купанию! - Алика скромно ковыряла брусчатку носком туфельки. - Кстати, Кейта! Ваша воспитанница уже была в городе? Я бы с удовольствием составил ей компанию. - Оборотень хитро подмигнул девочке.

   - Ты знаешь, Дарит, я буду очень тебе благодарна. Глоада загрузила меня делами, а в одиночку Алику отпускать не хочется. Только давай не сегодня. - Кейта обернулась к девочке. - Я надеюсь, ты сможешь помочь мне разбирать книги в библиотеке? А потом пойдём дописывать письмо Тэгиру. Хорошо?

   - Да, обязательно!

   В библиотеке девочке нравилось. Она располагалась в подвалах школы, и была просто огромной. Длинные коридоры со сводчатыми потолками и колоннами производили неизгладимое впечатление. Множество запертых дверей, маленькие, незаметные ниши. Там было так... таинственно! Казалось, вот-вот должно произойти что-то необычайное. Ну, там... Найтись древнее сокровище, или ещё чего... А книги, сколько там было книг! Великое множество! От самых маленьких томиков, что помещались даже в карманах её платьица, до тяжёлых, толстых фолиантов, которые они с Кейтой не могли поднять, даже вместе. А ночью, говорят, в библиотеке можно встретить привидения. Жаль только, вечером вход запирают, и остаться посмотреть нельзя, даже одним глазочком. Хотя, как про них разузнали, если ночью здесь никто не бывал? Непонятно!

   Через полчаса к ним присоединился оборотень. Дарит был сильным, дело пошло гораздо быстрее. Кейта указывала на книги, что требовалось перенести в другие комнаты, и парень таскал их целыми стопками. А он ничего, этот оборотень, подумала Алика, глядя, как под рубахой Дарита перекатываются бугры мышц. Не хуже Тэгира. Если бы он её спас, то может... Парень, перехватил взгляд девочки, и начал тягать тома с удвоенным усердием. В итоге, они справились с работой очень быстро, ведь Кейта надеялась закончить только завтра. А вот на тебе! Вся комната, которую велела расчистить Глоада, уже и свободна.

   Они всё же выбрались сегодня в город, сразу после обеда, все втроём. Девочка была необычайно рада. Посмотреть столицу! Идти по улицам, в такой компании! Алика вертела головой, не переставая, интересно было буквально всё. Торговцы, спешащие по своим делам, красивые резные вывески, такие понятные, что и уметь читать не надо: вон булочная, над дверями висит большой крендель с завитушками, а там, наверное, таверна - две пивные кружки бьются друг о дружку так, что пена во все стороны.

   - А что во-он там? - Девочка указала на вывеску, где стройная женщина красиво выгибала спину.

   Дарит, почему-то, покраснел, став одного цвета с черепицами на крышах домов, а Кейта взяла её за руку, и, пробурчав: "неважно", потащила её дальше. Ну интересно же, чего они... Проходивший мимо военный прыснул в усы.

   - Кейта, давай сходим на рынок. Он такой большой сверху.

   - Конечно. - Смущённо сказала девушка. Нет, ну что она такого сказала! Это из-за той вывески? Надо будет спросить Тэгира, когда тот приедет. Он всегда всё рассказывает, не то, что эти двое...

   Рынок располагался в западной части города, недалеко от ворот, за которыми были пригороды и фермы. Алика видела со стен школы, что дорога, ведущая к фермам, потом долго петляла, и в итоге заворачивала к югу, терялась в холмах. Кейта сказала, она ведёт в степи, а после в пустыню, к скалам Аллеора. Странно, ведь колония находилась на востоке... Может, потом дорога поворачивала туда?

   - Ой, смотрите, а кто это? - Компания только вышла на рыночную площадь, и сразу же напоролась на телегу продавца диковинных птиц. Множество цветастых, мелких пташек сидели в плетёных клетках и, стараясь перекричать дуг друга, создавали неимоверно много шума. - А можно мне такого? - Девочка указала на хохлатую, золотистого цвета птицу, с крупным, загнутым клювом черного цвета. Хохолок её, тонкий и высокий, был ярко красным.

   - Это Авири, спутник эльфов. Такие птицы очень дороги, их привозят с других планет, юная госпожа. - Чинно ответил пожилой, дородный торговец в пыльном халате. - Может, выберем вам птичку попроще? У меня очень хороший выбор.

   - Нет, я хочу такую! А сколько она стоит? - Не обращая внимания на Дарита, что одергивал её за рукав платья, продолжала канючить Алика.

   - Десять золотых империалов, госпожа.

   - А сколько это? - Девочка оглянулась на Кейту.

   - Столько я зарабатываю за год, или чуть меньше. - Просветила её девушка.

   - О... Ну, тогда ладно... А Тэгир мне купит такую? Она очень красивая! Почему её называют спутником эльфа? - Снова повернулась она к торговцу.

   - Эльфы - вечные, юная госпожа, и Авири как раз годятся им в спутники, они живут очень долго, тысячи лет.

   - Ого! А мне всего десять. Будет... - Торговец улыбнулся.

   - Вы ещё подрастёте, госпожа, и обязательно купите себе такую.

   Другие птички Алике не приглянулись, и компания двинулась дальше. Чего только не предлагали торговцы на столичном рынке! Тут были и загоны с лошадьми, и прекрасные вазы, привезённые с северных островов, лавки книготорговцев, множество лоточников, предлагающих испробовать заморские фрукты - девочка и половины из них в глаза не видела!

   - Ой, а что там? - Алика показала на разукрашенную таинственными символами, крытую повозку.

   - Э... Бродячие предсказатели, наверное. - Ответил Дарит. - Ну, что-то вроде гадального салона. - Они подошли ближе.

   - Магам не гадаем! - Заметив их кулоны, обозначающие принадлежность школе, полная тётка, с ног до головы укутанная в цветастое покрывало, резко задёрнула окошко.

   - Шарлатаны. - Осуждающе заметила Кейта.

   - Идите, идите! Нечего клиентов отпугивать! - Заголосила повозка нервным голосом тётеньки. - Тоже мне, умников развелось...

   - Жаль, арена пустует. - Судя по голосу, Дарит правда был расстроен. - Там иногда интересно!

   - Скажешь тоже! - Возмутилась Кейта. - Алика ещё ребёнок, какая арена?

   - Я не ребёнок! И вообще, я в колонии такое видела, что мне ваша арена!

   - Ну ладно, не сердись. - Девушка примирительно обняла её за плечи. - Просто жестоко это... Там ведь иногда убивают.

   - Взаправду?! Вот бы посмотреть! - Дарит только хмыкнул.

   Они прошли сквозь рыночные ряды, что занимали целый район столицы и, по длинной, широкой улице вышли на площадь перед дворцом наместника. Алика даже рот разинула, так он впечатлял своими размерами. На стенах, высотой в четыре человеческих роста, неспешно прогуливались стражники в красивой, белоснежной форме, и таких же плащах. Деревянные ворота, украшенные резьбой, обиты блестящими на солнце, бронзовыми пластинами. На них красовался герб наместника. Одна створка приоткрыта, но у ворот бдят два стражника с алебардами.

   - Хочешь зайти? - Алика аж подпрыгнула на месте.

   - А что, можно?..

   - Ученикам школы разрешается гулять по саду, в дневное время, конечно. - Объяснила девочке Кейта. - Иногда там можно увидеть знатных придворных, а мне раз удалось встретить самого наместника!

   - Здорово! Давай погуляем, хоть немножко! - Ребёнок был безмерно счастлив. Алика лишь несколько недель назад прибыла из колонии, а тут - дворец наместника, в котором собирается вся знать, куда мечтают попасть многие жители столицы.

   Сад, вопреки ожиданиям девочки, был довольно скромным. Ровная травка, аккуратно подстриженные кустики, высаженные рядами, по краю дорожек. На равных расстояниях друг от друга стояли каменные, строгого вида скамейки. Деревья росли лишь в центре полянок, не создавая приятной тени на дорожках, такой желанной в летние дни. Алике вскоре наскучило это строгое великолепие сада наместника, и ребята решили возвращаться в школу. Надо ведь успеть самое главное, что запланировано на этот день - дописать письмо Тэгиру!

* * *

   Я устало перебирал ногами, идя из крепости в свои пещеры. Сегодня удалось первый раз припереть к стенке Клига, но, сколько сил и времени ушло на эту победу! Впрочем, я был доволен собой. Мой учитель всё реже доставал меня своими мечами, всё продолжительнее и мудрёнее становились серии атак. И не только его атак! А сегодня Клиг сказал, что пора мне поискать другого тренера. Впрочем, мы продолжим наши занятия, пока я не выберусь из колонии.

   Ближе к вечеру оказалось, что у меня есть ещё один повод для радости - Я уже прощался с Клигом, когда прибежал взъерошенный Лорк, и сказал, что меня ждёт Рол, у него, мол, есть новости. Новость была только одна: письмо от малявки, которое лежало теперь в кармане моей куртки. Как она там, в школе? Очень не терпелось прочесть, но я так вымотался за день, что плёлся в свою берлогу со скоростью ползущего домой пьянчуги. Ничего, вот уже и родное ущелье показалось.

   "Здравствуйте, дорогой Тэгир!

   Пишет Вам Кейта, наставница, равно как и подруга нашей подопечной, Алики. Девочка уже начала учить алфавит и, будем надеяться, в скорости Вы сможете продолжить общение без досадных, в таком личном деле, посредников.

   Пишем вам, как появляется такая возможность. Ниже я записываю исключительно со слов девочки".

   Ровный, изысканный почерк обращал на себя внимание. По сравнению с закорючками Феолия, с которыми мне приходилось сталкиваться в последний год чаще, чем хотелось бы, он был идеален.

   "Привет, Тэгир! Как ты там, не устал ещё бить этих противных зубатых? Приезжай скорее к нам, тебе понравится в школе. Тут просто удивительно, скучно только, ведь занятий нет, и друзей тоже. В день приезда ко мне пристал какой-то верзила, смеялся над платьем, что сшил кожевник. Этот дурак (зачёркнуто) мальчик сказал, что оно (тщательно зачёркнуто) некрасивое. Я брызнула на него водой так, что он со всей силы сел на колышек. Их тут много, наставили везде, и верёвочек натянули, чтоб по траве никто не ходил. А все смеялись, и сказали, что по девочкам ему теперь не бегать. Почему, Тэгир? Ноги ведь целы! Мне никто не объяснил, вот и Кейта сидит, улыбается! Объясни, а?

   Тэгир, ты не поверишь! Тилон, он просто громадный! Сегодня мне разрешили полазить по башням, так красиво! Сверху люди маленькие, как букашки, а ещё - крыши во всём городе красненькие, вот. Меня заставляют учить буквы, что бы я сама тебе писала. Конечно надо, только очень скучно. Да, чуть не забыла рассказать! Кейта подарила мне своё платье. Теперь я такая красивая! Когда увидишь, то сразу на мне женишься, это точно!

   Тэгир, что расскажу - не поверишь! Сегодня я познакомилась с оборотнем, самым настоящим! Точнее, мы познакомились вчера, когда он был ещё псом, но это неинтересно. Ты представляешь, Дариту (его так зовут), всего двенадцать, а он уже выше тебя. Оказалось, оборотни очень быстро растут. Да, ещё я обещала, что вы обязательно познакомитесь, ты ведь не против? Дарит очень удивился, когда узнал, как ты дерёшься, у него челюсть (всё зачёркнуто) слушал меня с открытым ртом. Ну как ребёнок! Но всё это не важно. Самое главное - сегодня я побывала в городе! Тут так хорошо, что просто нет слов. В Тилоне есть огромный рынок, прямо потеряться можно. А ещё арена, много красивых домиков, разных вывесок, и конечно, дворцы. Я была во дворце самого главного дяди (зачеркнуто) наместника! Правда, только в саду, и там очень скучненько, но всё равно.

   Ещё Кейта рассказывает мне много интересных историй. И про чёрную сферу тоже рассказывала, но её я уже знаю. Кейта говорит, что когда-нибудь она пропадёт, и всем сразу станет легче жить. Ты мне такого не говорил. Как думаешь, правда? ..."

   Я рывком сел на кровати, где развалился, читая письмо малявки. Сфера! Какой же я тупица!

   - Тим? Вы говорили, что Раа запер вас в недрах планеты? Это была Мераала, так? Значит, я тоже...

   - Правильно догадался, Тэгир. Ты пришёл с Мераалы. Вообще, ты скоро понял бы это и так, из своих снов.

   - И это значит... Что я должен сделать, Тим? Освободить планету, Раа? Что для этого нужно, скажи?

   - Ничего, Тэгир, просто жить. Сфера падёт, если ты доживёшь до момента, когда покинул планету. Она создана так, что ни одно живое существо не может проникнуть на Мераалу из большого мира, и наоборот. Если это условие будет нарушено, сфера падёт. Так считали маги, что создали артефакт двенадцати камней, несущий в себе силу заклятия светлого Хронга. Собрать его мог лишь природник, у которого нет пределов развития, и роста силы. Даже среди первородных таких было не много. Ты - один из них. И твоя задача - просто жить. Впрочем...

   - Что, Тим?

   - Понимаешь, Тэгир, маги не зря ориентировали своё заклинание именно так. Время здесь, в большом мире, и на Мераале течёт совсем не одинаково. Тут ты можешь прожить десяток лет, а внутри сферы пройдут века. Подумай, что станется с планетой, и её жителями за это время? Ведь внутри сферы нет магии...

   - Ты хочешь сказать, что когда сфера падёт, в этом мире появятся тысячи и тысячи природников, которые ничего не будут помнить о сущности магии?

   - Скорее всего, так. Тебе надо стать достаточно сильным магом, лучше волшебником, к тому моменту. Или идти ещё дальше, если сможешь. Только так ты сможешь помочь. Помочь своим сородичам отстоять Мераалу.

   - Но что может один маг? Невозможно в одиночку отстаивать целую планету!

   - Можно учить, направлять. И потом, кто сказал, что ты будешь один? В мире есть люди, что не согласны с нынешним положением вещей. Они видят - светлый мир исчезает. Медленно, но верно. Такие - помогут.

   Я сидел, и в странном отупении пялился на стену пещеры. Странно. Как странно выглядела моя "великая миссия". Нет, я не пытался никогда строить из себя былинного героя, но всё же... Думал, что у меня есть цель, задача в этом мире, к которой придётся идти долго, упорно, преодолевая все препятствия и неприятности, уготованные мне судьбой, а тут... Просто жить. Дурацкая цель - просто жить. Понятно, нужно учиться, но без этого и так никуда не денешься. Много бы я сделал, если б не потрудился освоить пару кругов? Да ничего. Не было бы даже сделки с Ролом, что сулит мне скорую свободу.

   Я уже очистил все пещеры в левом тоннеле, за исключением одной, где сидело по, меньшей мере, семеро тварей. Но тут даже Рол согласился, что это невыполнимая задача. Махнул рукой, мол, бог с ней. Да и в правом тоннеле, уже в двух пещерах, вовсю трудятся старатели. Осталось недолго. Выйду на свободу, доберусь до Тилона, а там... Внезапно мне в голову пришла ещё одна, не очень весёлая мысль.

   - Тим, послушай. А если я попросту не доживу до того момента, когда Мераала должна освободиться? Ну, просто умру от старости.

   - Хм. Как может умереть от старости тот, кто ещё не родился? - Ответил он мне вопросом на вопрос. И правда, как? То есть - я бессмертен?

   - Не льсти себе. Бессмертны лишь боги, и то... Ты же сейчас скорее подобен эльфам, они тоже вечные, но не бессмертны. - Ну да, киянкой по голове, и прощай, вечная жизнь... Обидно!

   - Кстати, Тим. Ты сказал "так считали маги". Что Мераала освободиться. Это может оказаться неверным?

   - Нельзя знать наверняка. В принципе, сфера создана тёмным богом, и стала одним из законов этого мира. Но если суметь обойти, или нарушить закон одного из богов, он просто перестанет быть им. Это - наверняка.

   Весёленькое дело... То есть, все старания могут оказаться напрасными? Отменная новость. Я вновь долго разглядывал трещины на стене пещеры, потом решил, что надо отвлечься от высоких материй, и дочитать таки письмо Алики.

   "... А ещё, в школу каждый день прибывает много ребят, скоро ведь начало занятий. Все такие разные! Некоторые совсем издалека, даже не из Тилона. Со мной мало кто общается, только Кейта, да вот теперь Дарит. Они хорошие. Жаль, преподавателей осталось совсем мало, они тоже славные, и меня любят. Но все куда-то уехали... Дарит объяснил, что так надо, и к началу учёбы они вернуться. Уже скоро!

   Ой, совсем забыла спросить! Я видела в городе вывеску, там такая красивая тётя... Ай! Кейта мне сказала, что такую ерунду не надо писать. И опять покраснела. Но Тэгир, мне же интересно! Всё, поздно уже, и осталось мало места, где писать. Пока, Тэгир, я очень тебя жду и сильно скучаю.

   Твоя малявка.

   P.S. Уважаемый, господин Тэгир! Это вновь я, наставница нашей Алики. Прошу Вас, не нужно отвечать на все глупости, о которых спрашивала Вас девочка. Алика совсем ребёнок, ей вовсе не стоит знать... Я думаю, Вы меня понимаете. И умоляю Вас, обязательно напишите ответ нашей малышке, она очень скучает о Вас, вспоминает постоянно, чуть не через слово. Заранее Вам благодарна,

   Кейта Торес".

   Приятно осознавать, что нужен, помнят о тебе, любят. Я усмехнулся, представив себя чинным горожанином, что работает весь день в своей мастерской, а вечером, собираясь в кругу семьи, выслушивает сплетни о соседях, деловито покачивая головой. Не по мне. А ответ написать нужно, хотя я надеюсь, что не успею. Расчищу ещё пару пещер для Рола, будем разговаривать. Завтра же пойду, к чертям все занятия и тренировки, если пойдет нормально, может, за день управлюсь? Посмотрим.

   Если на то пошло учиться можно не только здесь. Я достаточно уже освоился для того, чтоб безбедно жить в этом мире. Да и третий круг почти закрыл, остальное можно успеть, живя при школе. Тим говорит, нужны хотя бы семь-восемь ступеней, и можно пытаться практиковать в любом городе, с голоду не помрёшь. А пока хватит умения изготавливать кристаллы, что с каждым разом получалось делать всё легче, и быстрее. Книги я тоже переписал... Решено. Заканчиваем как можно быстрее с пещерами, и прочь из колонии. Улыбнувшись таким мыслям, я закинул руки за голову, и через минуту уснул, даже не поужинав.

   Путник стоял у подножья древней пирамиды. Он не знал, кто был похоронен здесь в давние времена, не представлял, как и почему сразу четыре камня оказались погребёнными под огромными блоками гробницы. Они были здесь, остальное не важно.

   Уже отгремела война, что лишила его всех близких, уже высокие правители их стран заключили почётный мир, не оставивший надежд вернуть своему народу его исконные земли. Слишком силён оказался враг, слишком многочисленны его армии. Не будет больше в его стране деревушки с нехитрым названием, где родился и вырос, так и не появится могилы, пусть символической, на месте гибели матери. Жнец старался не думать об этом, ведь в происшедшем не малая доля и его вины. Он бросил всё, ушёл без оглядки, сбежал от невзгод войны. Выбрал свой путь, не на кого пенять.

   Когда жнец полгода назад забрал четвёртый камень, так же хранимый народом врага, он начал чувствовать их все. И решил прийти, в первую очередь, сюда, где лежала сразу треть его клада. Ещё два камня находились в далёкой, незнакомой ему стране, под землёй. Он знал наверняка, они зарыты, находятся глубоко. Может, похоронены вместе с хранителями? Последняя же пара обещала стать настоящим испытанием - камни были вправлены в корону монарха, в стране, располагавшейся по соседству с его родиной, далеко на западе. И охранялись они, как должно монаршей реликвии. Их жнец решил оставить напоследок.

   Главное - успеть. Не подвести создателей, собрать всю дюжину во время. Времени оставалось так мало, что он чувствовал это каждой клеткой своего тела. Что произойдет, если он опоздает? А если успеет? Это жнецу было неведомо. Перед ним стояла задача, которую он поклялся выполнить, любой ценой. Поклялся самому себе, думая, что таким образом может, хоть как-то искупить, свою трусость, предательство своей родины. Кто знает, возможно - так оно и было?

Цена слова

   Головная боль и плохое настроение, вот, что ожидало меня ранним утром. Когда уже закончится этот поток снов? Устал. После таких сновидений всегда остаётся чувство, будто не принадлежишь ты этому миру, чужд ему. Тим пытается ободрить, уверяет, мол, сны такие тяжёлые, чтоб врезались в память, не давая забыть, зачем ты использовал переход. Забудешь тут, как же, думал я, влезая в свои доспехи. С радостью натянул новенькие перчатки, что недавно сшила мне жена кожевника. Заказал сразу несколько пар, теперь не придётся ходить с ободранными о камни ладонями. Можно двигаться.

   - Господин Тэгир! - Окликнул меня Мякинь, уже у входа в тоннель. Чего это он? Опять господином величает, никак с очередной просьбой. - Доброго утра вам, господин маг.

   - Привет, Мякинь. Ты чего такой церемонный сегодня?

   - Да вот, вчерась в таверне был, пива попить там, с народом посудачить... И так говорят, что покидаете вы нас, мол, на волю скоро. Верно то? - Вот чего он озабоченный такой!

   - Ну, не век же мне тут прозябать, верно? - Усмехнулось моё магичество.

   - Так то оно так, спору нет, просто... Привыкли мы к вам! Хорошо оно, кады маг под боком. Община сильная стала. - В последних словах сквозила гордость.

   - Община и без меня сильной будет. Почитай, самая большая да богатая на сегодня. Во всей колонии. Слушай, Мякинь, а у тебя когда срок выходит? Я так понял, ты ещё Феолия в живых застал? - Уже около года живу в колонии, а так и не поинтересовался: что за человек наш староста?

   - Да вышел он давно, срок-то... - Мякинь уставился на носки своих истоптанных сапог. - Опозорился я по молодости, в Тилоне, рассказывать стыдно. Вот и решил век свой тут доживать. А чего мне? Жена тута, дети в столице давно, все пристроены. Здеся хоть уважение какое от люда... Жить можно! - Закончил он на радостной ноте.

   - Ясно. - Вот не думал, что можно оставаться в колонии по доброй воле. - Пойду я, дела сегодня.

   - Опять на зубатых? Удачи тогда. Я пошлю кого, у лаза подежурить - мало ли что?

   - Спасибо.

   Третья пещера правого тоннеля обещала быть большой. Я не чувствовал зубатого прямо от входа, но не тешил себя надеждой, что она безопасна. Тратить силы попусту на такой серьезный завал никто не станет. Протиснувшись по-пластунски в узкий и длинный лаз, я начал внимательно осматривать местность. Ничего обнадёживающего моему взору не открылось.

   Под завалом обнаружилась ступенька, на пол не спрыгнешь. Хвала богам, я захватил с собой короткую, в дюжину локтей, верёвку, с железными крюками, не то пришлось бы вылезать обратно задом наперёд. Просунул крюки в зазор между двумя глыбами, заклинил - вроде выдержит. В принципе неплохо, что завал такой высокий: если подпрыгнуть, и подтянуться на верёвке, окажешься на безопасном расстоянии от аллеорха.

   Вывалился из лаза и завис, опираясь ногами о камни. Отправил подальше свет - пустая пещера пугала своими размерами. Пол полого уходил вниз, единственная радость, он был покрыт толстым слоем пыли. Похоже, к завалу не подходила ни одна тварь, и уже многие годы. Спустился на пол аккуратно, памятуя, как едва не задохнулся в своей берлоге. Повозил каблуком по полу - нет, не пыль это вовсе, а мелкая каменная крошка. Такая же оставалась вокруг убитых аллеорхов... Странно, бои здесь шли? И тварей было так много, что... Да. Очень похоже на правду, подумал я, наткнувшись на целую груду костей, изгрызенных, перемолотых мощными челюстями зубатых. Сразу пропало всякое желание двигаться дальше.

   - Судя по крошке, большую часть тварей перебили. - Решил подбодрить меня Тим. - Но будь осторожен. Может статься, мы в одной из первых пещер, где Аллеор начинал свои опыты с зубатыми. Экземпляры, что получались у него на первых порах, отличались громадными размерами и обладали чудовищной силой. Единственный их недостаток - твари были очень медлительны. - Приятная новость.

   - Как с такими справляться?

   - Сложнее, чем с обычными. С одной стороны, они неповоротливы, и не представляют особой опасности для легковооружённого воина. Главное, не стоять у таких на пути. С другой стороны, твари не реагируют на воду, и не замирают на время регенерации. Тебе придётся сходу достать до глаз, другого выхода нет.

   - А как их били раньше?

   - Довольно просто, без особых причуд. Шли большим числом воинов, вооружённых длинными копьями и полуторными мечами. Если была возможность забраться на какой-нибудь уступ, брали стрелков, с тяжелыми арбалетами. И били до тех пор, пока зубатый не терял большую часть своей силы. Панцирь его истончался, после чего тварь добивали обычными мечами. Отсюда столько каменной крошки по всей пещере.

   Пока мы мирно беседовали, я исследовал пещеру шагов на сорок вглубь, на всю ширину. Обнаружил несколько коротких тоннелей, окончившихся тупиками. Тварей не было, придётся двигаться дальше. Неприятно. Чем дальше от спасительного лаза, тем меньше шансов сбежать, укрыться в случае серьёзной опасности. Я подошёл к центру пещеры, далеко отпустил свет - ничего. Ни противоположной стены, ни намёка на присутствие аллеорхов. Прошел ещё шагов десять, наконец, ощутил одного. Тварь была далеко, не приближалась.

   - Наверняка крупный, иначе должен был среагировать. - Прокомментировал Тим. - Двигайся, сбежать успеешь.

   Еще через несколько шагов обнаружился второй. Он сидел чуть левее, так же неподвижно. Дальше я приближался медленно, буквально по шагу. Аллеорх среагировал, когда до него оставалось шагов тридцать, начал двигаться в мою сторону. Я рванул обратно, через всю пещеру, но остановился на полпути - расстояние между нами увеличивалось стремительно, тварь отстала и вновь замерла.

   - Говорю тебе, они очень неповоротливы, и медлительны. - Продолжил читать мне лекцию Тим. - Возвращайся.

   Немного осмелев, я снова пошёл вперёд и, наконец, увидел этого монстра. Ужас. Он был втрое больше своих собратьев! Но действительно, нерасторопный. Тяжело перебирая лапами, тварь снова пошла на меня. Я попятился, стараясь сохранять дистанцию. Хм, так мы весь день можем бродить по пещере. Двинулся по кругу, уже медленнее, давая зубатому приблизиться. Через минуту обнажил мечи. Резко, стремительно прыгнул влево, оказался всего в шаге, ударил наотмашь обоими мечами, в бок и лапу. Клинки вошли в пластины тяжело, со скрипом и застряли. Пришлось отпустить рукояти, зубатый разворачивался, я потерял равновесие, едва не упал.

   - Пробуй дотянуться до глаз или бей по шкуре. Пробивать его панцирь тяжело, уходит много сил. - Легко сказать, по шкуре! Она только снизу, да на тыльной стороне лап, попробуй, достань.

   И всё же, я нашёл выход. Кружил ещё некоторое время, а после заметил краем глаза вход в один из тупиковых тоннелей. Аллеорх туда явно не поместится, слишком громоздкий. Отпрыгнул назад, на несколько шагов, развернулся и побежал, к ближайшему из них. Взбешённая неудачными атаками тварь развернулась, двинула следом.

   Я вбежал в тоннель и остановился шагов через десять. Аллеорх не заставил себя ждать - уже через секунды мощная голова твари с рёвом воткнулась в проём, снесла трухлявые деревянные подпорки и... застряла! Радуясь такой удаче, я рванул прямо к сомкнутой пасти чудовища и бесцеремонно забрался ему на морду. Тварь пыталась выбраться, по потолку и стенам тоннеля пошли трещины, сыпались мелкие камни. Поздно. Мечи вошли в глазницы, и уже через мгновенье тварь затихла.

   На меня посыпался град осколков. Похоже, зубатый стал чуть меньше, и в освободившееся пространство между его туловищем и сводами тоннеля рухнула потрескавшаяся часть скалы. Хвала богам, моя голова осталась целой, остальные удары смягчили пластины доспехов. Заодно проход освободился. Чудесно. Я ползком выбрался из тоннеля и направился за вторым трофеем.

   Этот экземпляр явно устал от серых однообразных будней, и радостно затрусил в мою сторону, подозреваю - знакомиться. К сожалению, встреча наша прошла в недружественной обстановке, а общение длилось недолго. Причиной этому послужила скорая кончина одной из сторон. Тоннель, в который я заманил гада, оказался довольно высоким, поначалу тварь активно щёлкала челюстями, не давая познакомиться с ней поближе. Но после того как аллеорх разрушил своей массой часть входа и резко продвинулся вперед, челюсть его заклинило об выступ в скале. Разинутая пасть щерилась тремя рядами зубов, тварь замерла, потом забилась, пытаясь высвободиться из объятий скалы.

   Страшно было самому лезть в пасть чудовища, но что делать? Я самым неприличным образом опёрся о нижнюю челюсть монстра и залез ему на морду. Аллеорх страшно таращил оба глаза, вращая ими в разные стороны. Как ему это удавалось? Теперь уже и не спросишь, не у кого...

   Выбираться из тоннеля сразу не стал, решил передохнуть, присев на морду твари. А что? Имею право. Таких монстров осилил. Отдышавшись, оправил зачем-то съехавшие на бок штаны и выполз обратно в пещеру. Надеюсь, монстров в ней больше нет: остался только один свободный тоннель, но он слишком широкий, спасаться в таком опасно. Вновь аккуратно, без спешки, двинулся исследовать местность. Через двадцать шагов от места, где сидели твари, левая стена начала круто сворачивать, сужая пещеру. Ещё шагов сорок, и она соединилась с правой. Почти в самом углу обнаружился узкий, только боком протиснешься, проход. Он не закончился тупиком, как остальные, а вёл в очередную пещеру. Ну, так мне показалось сначала.

   Когда я подошел к его выходу, то заметил впереди свет - то оказалась не пещера, а грот, и вывел он меня в глухое, длинное ущелье. Хм, не припомню я такого на карте! Вот сотник обрадуется... Здесь можно запросто расселить полсотни старателей, места достаточно, и даже вода есть - по одной из скал, весело журча, бежал ручеёк, скрываясь у подножья в широкой расселине. Омрачал приятную картинку очередной тоннель, на противоположной стороне ущелья. Значит, не конец ещё пещерам, придется поработать.

   Я аккуратно приблизился к ручью, напился приятной, студёной воды, не забывая при этом наблюдать краем глаза за входом в тоннель - мало ли что? После решил вернуться в безопасную уже пещеру, ещё немного передохнуть. От изучения местного ландшафта устаешь не меньше, чем во время боёв - всё время в напряжении, продвигаешься вперёд в постоянном ожидании атаки.

   Ну, хватит штаны протирать, пошли дальше.

   Странно, что вход не завален, как остальные. В чём причина: некогда было, не успели, может - тварей было слишком много? Длинный коридор вывел меня в очередную пещеру, не очень большую: шагов сорок в длину, и довольно узкую. Аллеорхов я почувствовал тотчас же по выходу из тоннеля, целую толпу. Подался назад, а вскоре притормозил - твари не приближались. Они явно учуяли меня, перемещались быстро, но - лишь в стороны, расстояние между нами не сокращалось. Выждал немного, снова пошел вперёд.

   Видел я уже эту пещеру, только со стороны реки. Тот самый, второй бассейн. Пока сплавлялся, было не особенно интересно, что за место, теперь осмотрел подробнее, опустив вниз свет. Аллеорхи, что дети малые, всей стаей бродили за сферой по бассейну, потешно задирая головы. Я решил было заканчивать с этой народной забавой, но вдруг у правой стены, почти подо мной, заметил блеск металла. Хм, интересно. Опустил свет почти до самого пола. Оказалось, блестел клинок. Может, то был меч, но разобрать невозможно - у стен полно грязи. Откуда он тут, а главное - как сохранился, не заржавел за долгое время.

   - Мечи Феолия тоже не заржавеют, сколько не держи их в воде, пусть и в солёной. - Начал просветительскую деятельность Тим. - Значит, меч не простой.

   - Да не видно отсюда - может не меч вовсе, а обломок. Слушай, всё понять не могу: что аллеорхи в бассейнах делают? Воду они на дух не переносят, попадали все туда, как тот сумасшедший? Э?

   - Кто их знает. Но не думай, что вода так страшна для зубатых. В своё время, когда ими управлял Аллеор, твари проходили по дну реки многие километры. А после нападали на врагов в степи, обычно на лагеря, ночью. Это сейчас их в воду не загонишь.

   - Какую же власть надо иметь над существом, что бы оно беспрекословно, так безропотно подчинялось твоей воле?

   - Аллеор был их создателем. Как, по-твоему, какую власть имеют боги над своими творениями? - Ответить нечего.

   Пройдясь светом по стенам бассейна, я убедился - завалов, или очередных тоннелей больше нет. Можно со спокойной совестью докладываться Ролу, его "просьба" была выполнена. Да, оставалась ещё пещера в левом тоннеле, полная тварей, да бассейн, но... Покажите мне, кто сделает больше! Мурлыча себе под нос не очень приличную песенку о страже, популярную последнее время в корчме, я двинулся к выходу. Зайду к нашим, пусть разберутся с трофеями, а потом - в крепость.

   Старателей, как всегда, пришлось провожать до места, ожидая добрый час, пока те разберут завал. Боязно им, видите ли! Можно подумать, я хоть раз их в пасть к зубатому послал, а не шкуры разделывать. Ладно, Солен с ними... Мякинь, как увидел трофеи, натурально потерял дар речи. Стоял, словно пугало огородное, тыкал пальцем в тушу монстра и молча открывал рот.

   - Эт... Эт... то, что жеж, вы их побили?.. - Задал он, наконец, гениальный вопрос. Как жеж это? Они жеж... Громадные! - Для наглядности староста растопырил руки.

   - Что ты, Мякинь! Как можно! Спят зверушки, отдыхают. Что я, изверг, что ли? Таких красавцев на убой... - Тот лишь усмехнулся.

   - Знаем, Тэгир, какой ты добрый, знаем! - А что я? Я добрый!

   - Здорово! - Сзади на плечо легла тяжелая ладонь Ярила.

   - Приветствую. - Пожал я десятнику руку.

   - Ну и монстры! Таких надо не разделывать на части, а чучела сварганить. Уверен, в столице большие деньги дадут! - Стражник обошёл одного из гигантов. - Надо Ролу сказать. - Почесал он в затылке.

   - Одна туша сотнику пойдёт, распоряжайся, как знаешь. Да! Ты посмотри, чтоб народ в ущелье не лез особо: там пещерка одна, с бассейном, в нём зубатых полно. Ограждения надо поставить, от греха. А я пока до крепости дойду, как раз и доложусь Ролу. Он у себя?

   - Был вроде. С утра, как заступил, не видел его. А что за ущелье? - Озабоченно спросил Ярил.

   - По левой стене иди, там проход есть, в дальнем углу. - Показал я рукой.

   В крепость. Сердце вдруг забилось часто, как во время боя. Да что со мной? Неужели я так ждал этого разговора с Ролом? Спокойнее, дружище, всё будет в норме. Гм. Последнее время стал замечать, что беседую сам с собой. Именно не думаю, а беседую. Наверное, из-за мечей это.

   - Нечего на зеркало пенять, коли рожа кривая. - Тим, от, где зараза!

   Вот и подъёмник. Подёргал за специальный шнур, оповещающий стражников о новом посетителе, встал на платформу. Ждать пришлось долго; что у них там, обед? Хвала богам, двинулись, наконец. Казалось, всё вокруг происходит медленно: стража не спешит тебя узнать, платформа еле ползёт, даже покупатели ходят меж торговых рядов неторопливо, вразвалочку.

   - О, Тэгир, здорово! - Сегодня дежурил Лорк. Хоть в чём-то повезло, не будет лишних проволочек, с входом в крепость. Главный вопрос теперь - на месте ли сотник?

   - Рол у себя? - Я протянул десятнику руку. - Разговор к нему, по поводу пещер.

   - Что-то новое? - Стражник пару раз рвался помочь мне с работой и всегда интересовался старыми разработками.

   - Думаю, закончил. - Разочарованная мина на лице Лорка выглядела кошмарно.

   - И что, больше зубатых не осталось? - Таким тоном ребёнок спрашивает о конфетах.

   - Там бассейн есть, в нём целая толпа аллеорхов. Оставил специально для тебя! - Десятник оскалился.

   - Всё шутишь?

   - Так Рол у себя? - Мне не терпелось доложиться.

   - Да, проходи. - Чиркнул что-то в книге посетителей стражник. - Провожатого дать?

   - Дойду. - Лорк кивнул. Странное у них охранение... Я на месте Рола поберёгся бы заключённых по одиночке в крепость пускать. Хотя, я вроде не осужденный, может, так и надо?

   Дошел до этажа, где располагался кабинет сотника, немного притормозил - полюбовался статуями и картинами на стенах коридора. Да... Всё прилично, не то, что моя берлога. Сырая скала да промозглый воздух. И канаты вместо лестницы...

   Сотник стоял у окна, заложив руки за спину, и смотрел в небо. Я зашел в кабинет, закрыл двери, а он даже не обернулся. Мыслит о великом?

   - Ну, чего там? - Продолжая стоять ко мне спиной, спросил Рол.

   - Приветствую. - Сделал несколько шагов и остановился посередине кабинета.

   - Ты? - Он был в полном недоумении. - Какого чёрта, кто тебя пустил? Лорк? Гляжу, совсем парни расслабились, давно им жалование не резали! Ну! Что надо?

   - Я по поводу пещер. Сегодня очистил ещё две, там были гигантские твари.

   - Из первых экспериментов Аллеора? - Прервал меня сотник. - Отлично! У них пластины прочнее. Обеих отдашь мне.

   - С какой радости?

   - Не дерзи попусту. Присаживайся, поговорим. - Сотник обошёл стол и наклонился вперёд.

   - Ты мне другое скажи. - Мечи Феолия остались в пещерах, я с удовольствием расположился в удобном кресле перед столом, вытянув ноги. - Пещеры кончились, что с нашим уговором?

   - Хочешь сказать, уже всё? Что ты сегодня зачистил? - Он достал платок и высморкался.

   - Очень большую пещеру, ещё ущелье, и малую пещерку, перед бассейном. Его чистить не стал. Там целая толпа зубатых. Больше проходов и завалов там нет. По поводу большого числа тварей мы тоже говорили, что могу оставить. На такое их количество, да на открытой площадке... Там армия нужна, а не я.

   - Ну что же, значит закончили... - Рол уставился на платок, что теребил в руках. Хм, чего он там интересного обнаружил? - Ты к себе иди. На днях пришлю Лорка там, или Ярила. Они расскажут, что и как дальше. - Я, конечно, не надеялся на мгновенное освобождение, жаркие объятия... Но ответ получить хотелось сейчас, из уст Рола.

   - Я не услышал ответа. - Ваш покорный слуга поудобнее развалился в кресле. - Пещеры кончились, что с твоим обещанием?

   - Проваливай, Тэгир. - Прошипел сотник. После уже спокойно продолжил. - Не в настроении я. На днях придёт решение по твоему делу. Тогда поговорим.

   - Решение? Интересно, что за дело? - Рол стоял несколько секунд молча, потом, решив что-то для себя, кивнул головой и усмехнулся.

   - Что за дело? Об убийстве Кхорга. Или ты думал, раз колония, можно спокойно прирезать человека? - Я онемел от такой наглости. Сотник чуть не сам просил меня помочь порешить чернокнижника, а теперь... - Нет, дорогой, будешь отвечать, по всей строгости закона! Кхорг ведь не сопротивлялся даже? Так это особо жестокое, можно и полный срок потянуть! Если перечить будешь, конечно. - Сотник вновь противно ухмыльнулся. Если память меня не подводит, полный срок - пятьдесят лет... И о чём этот урод хочет договариваться теперь? Скостить на половину? Или на треть? Я начал медленно закипать.

   - Ты дал мне слово, Рол, и...

   - Ничего я тебе не давал! Будешь перечить, запру в крепости! Получишь по полной, весь полтинник! Так что сиди и помалкивай. Я Кхорга пользовал, теперь ты вместо него послужишь. Всё! Пшёл прочь. - Он распрямился и, указав мне на дверь, скрестил руки на груди. - Ну?! Чего расселся?!

   Я пребывал в шоке. Освобождение, казалось - вот оно, уже в руках, опять откладывалось на неопределённый срок. Этот негодяй должен мне ответить. Он заплатит.

   - Тэгир, не кипятись. - Решил остудить мой пыл Тим. - Сейчас ты ничего не можешь сделать. - Ничего, вот как? А, по-моему, очень даже могу.

   - Скажи мне, Рол... - Я задумчиво потёр пальцами подбородок. - Пятьдесят лет, это ведь максимальный срок за убийство, верно? Ну, предположим, я кроме Кхорга убил бы ещё нескольких. До вынесения приговора.

   - Куда ты клонишь, Тэгир?

   - Есть в колонии человек, очень он мне мешает. Вот убью я его, больше полтинника не дадут? Э?

   - Не дадут. Но я не собираюсь потакать твоим причудам! Только попробуй сотворить что непотребное, и...

   - А я не собираюсь выслушивать твои угрозы, тюфяк. Потому, что этот неугодный мне человек - ты. - Сотник дёрнулся к звонку за спиной, но в руках его осталась лишь кисточка с огрызком шнура - я пережег его огненным шаром. Повыше так, чтоб не дотянулся. - Или ты выпускаешь меня из колонии, или...

   - Ты, может, отличный вояка, и природник, - Рол отбросил в сторону обрывок шнура, - но послушай меня, мальчик... В ментальной атаке со мной не тягается даже Глоада! - Закончил он на истерической ноте, и сходу напал.

   Как бы вам описать, что есть ментальная атака? Можно попросту сказать, что голову стягивает, будто железным обручем и давит, до потери сознания. Отчасти, правда, но не вся. Возникает такое ощущение, что ваш мозг стал в несколько раз тяжелее, разбух от лишней, чуждой влаги, которая стала разогреваться до невообразимой температуры. И всё вокруг плывёт. Замедленно, словно резко попал под воду. Мыслить ясно в таком состоянии - задача довольно трудная. Я сделал шаг вперёд и потянулся за мечами.

   - Не вынимай. - Голос Тил прозвенел напряженно, будто дёрнули перетянутую струну на гарте. - Мы не справимся с атакой. - Вот как. Значит, если б не мечи, лежать мне уже на полу, это как пить дать.

   Надо срочно сделать, хоть что-нибудь. Хоть что-то... Мысли ворочались в голове вяло, словно тяжелые валуны, которые перекатываешь на пределе сил. Ментальную атаку можно прервать, ударив в ответ. Она требует необычайного сосредоточения, противника необходимо вывести из такого состояния - вспоминались мне фразы из книги третьего круга. Да, там было заклинание ментального воздействия, первое, и достаточно простое. Оно чаще применялось для стимуляции работы мозга, во время усталости. Но если влить больше сил... Я начал представлять себе комплекс рун. Медленно, тяжело поднял голову, посмотрел на Рола...

   Сотник выглядел удивлённым. Вероятно, ожидал совсем другого результата от своей атаки. Боги, как же больно! Я закончил складывать заклинание... Над головой моего противника появились две небольшие тучки и, соединившись в одно целое, весело брызнули ему на голову игрушечным дождиком. В тучке сверкнула миниатюрная молния, тюкнув Рола прямо по макушке. Кажется, я перепутал руны...

   Впрочем, заклинание произвело нужный эффект, сотник отвлёкся от атаки и побагровел, как спелый помидор. Наверное, решил, что я издеваюсь. Если бы... Голову немного отпустило, тут же запустил в противника несколько огненных шаров. Тот закрылся воздушным щитом, шары скользнули по его поверхности, и подожгли гобелен на стене. Комната начала заполнятся едким дымом. Боги, что делать? Голову вновь стал стягивать железный обруч.

   Его щит мне не пробить. Попробовать ещё раз ментальную атаку? И что потом? А если попробовать создать заклинание внутри щита? Тяжело. Очень медленно, аккуратно вливая силу, я начал творить новое заклятие прямо у ног Рола. Дело шло туго, если он заметит, мне конец. Время тянулось, казалось, даже дым от гобелена стал исходить неспешно, будто воздух около него сгустился, стал плотнее. Готово моё заклинание, готово... С этой мыслью я опустился на одно колено, не в силах больше выносить ужасную боль, что буквально разрывала мозг на части. Силы, теперь надо просто влить больше силы. В огонь.

   Голову отпустило мгновенно, я даже застонал от такого блаженного состояния. Надо же! Ничего не болит, как приятно. Слева от меня на пол приземлился сотник. Выглядел он не очень: голова вывернута, язык наружу. Эк тебя раскорячило, батенька... Аккуратнее надо, об свой же защитный купол головой биться! На карачках подполз к телу. Да, клиент готов, можно разворачивать тапочками к порогу.

   Вы не поверите, чем я достал многоопытного сотника, и по слухам, не последнего ученика Глоады. Светом. Да, да, вы сразу вспомнили мои попытки превратить стул в летательный аппарат. Знаю. Разница была только в одной детали: под Ролом стула не было. Впрочем, убился он быстро, свернув шею о собственный воздушный щит. А жаль, так бы помучался перед смертью.

   Ещё минуту посидел прямо на полу кабинета, после зашёлся кашлем - гобелен и не думал затухать самостоятельно. Я перебрался поближе к выходу, уже у дверей развернулся, обильно плеснул на него водой. Гм, может, зря: дыма стало больше. Ладно, очухались маленько, пора выбираться отсюда. А то заявится кто, не дай то боги. Тут же в голове начали мелькать здравые мысли, типа: "Великий Солен, что ж я наделал". Не видать мне теперь Тилона, это как воды напиться... Ай! Столицы мне так и так не видать, зато одним уродом в мире меньше стало. Вот о Кхорге больше жалею, ей богу.

   - Привет! Чего хмурый такой? - О нет, только Гекора мне не хватало!

   - С Ролом беседовал. - Буркнул я на ходу и пошёл вниз по лестнице. Глядишь, до подъёмника успею...

   - Тэгир! - Окликнул меня лекарь. - Ты не расстраивайся так! Слышал я о деле, что Рол в столицу подал... - Он спустился на несколько ступеней и уже тише, почти шёпотом, продолжил. - У сотника тоже рыльце в пушку, ты... Обожди несколько дней, может, переменится всё.

   - Это вряд ли... - Почему я не встретил его по пути к Ролу? Тут, похоже, на двоих по три интриги. - Пойду.

   Как только Гекор поднялся на пролёт выше и скрылся из виду, я припустил по лестнице, перескакивая через три ступеньки. Притормозил только у первого этажа - там часто ходили стражники. Бодрым шагом вышел наружу, направился к подъёмнику.

   - Ну, как поговорили? - Обратился ко мне Лорк.

   - Да так себе. - Бросил я на ходу.

   - Ты закорючку поставь, что ушёл! - А! Забыл совсем, нервы на пределе. Подошел к столику, взял перо, накарябал что-то неразборчивое в книге посещений. Рука дрожала.

   - Да, довёл тебя Рол! - Кивнул на мои дергающиеся конечности десятник. Потом потянулся, поднял голову, да и застыл в такой позе. Чёрт, дым от гобелена... Я рванул к подъёмнику. - Стоять! - Ага, сейчас...

   Пролетев несколько шагов и пнув локтём одного из стражников, не сообразившего ещё, в чём дело, я запрыгнул вначале на подъёмник, а после - на канат противовеса. Черти полосатые, перчатки не одел! Зажал канат между ботинок, а руки скрестил повыше запястий, за канатом. Откинулся назад - вовремя. Прямо перед лицом просвистел арбалетный болт. Скорее вниз.

   - Задер... Кхе! Задержать! - Это уже Гекор сверху надрывается, глотая вонючий дым в кабинете Рола. Скольжу так быстро, что не выдерживает даже толстая кожа доспехов, нагрелась и обжигает запястья.

   Через несколько секунд я почувствовал, что канат начал дёргаться. Задрал голову - плохо дело. Трое стражников перевесились через перила платформы, целили в меня из арбалетов. Рядом снова просвистела пара болтов. Только бы не достали. Сейчас точно разбираться не будут, просто убьют. Я запустил им в ответ парочку огненных шаров, стражи резво попрятались. Посмотрел вниз, тут же сжал канат - ко мне стремительно приближался массивный противовес. Точнее говоря - я к нему.

   Плохо было то, что находился он уже не у земли. Платформа медленно опускалась, поднимая противовес всё выше. Огляделся. В нескольких шагах от подъёмника находилась палатка торговца, одного из столичных дельцов. Вот на неё и будем прыгать. Надеюсь, внутри не копья в кадках стоят...

   Толчок. Коснулся ногами массивного короба противовеса, обитого железом, присел, сходу прыгнул, метя в сторону палатки. Позади меня в короб воткнулись ещё пара болтов. Увидел, что не долетаю, подтолкнул себя сзади воздухом, потом ещё раз - снизу, смягчить падение... Сначала показалось, ткань палатки выдержит, я просто соскользну по наклонной крыше. Но раздался треск, и я рухнул вовнутрь шатра. Приземлился удачно, прямо на стол, за которым сидел седой старикашка. Дедуля, похоже, что-то писал, до моего появления.

   - А... Эмм... Ты откуда взялся?! - Откровенно говоря, я и сам бы обалдел, от таких нежданных гостей.

   - Сверху. - Пожал я плечами. Не соврал ведь? - Сейчас стража придёт, ты им скажи, что я в шкафу спрятался, хорошо? - Дед только головой замотал. Потом спохватился, и так же рьяно закивал. - Вот и славно, умница. - Я стряхнул пыль с плеча торговца и направился к выходу из шатра. Задрал голову - где там платформа? Хм. Бедные стражники голосили, требуя срочно поднять их обратно. Оказалось, спрыгивая с противовеса, я неслабо раскачал трос. Теперь он задевал на ходу край платформы, изрядно толкая её, и ударяя о скалу. Ладно, глядишь, не вывалятся. Стражников на площади видно не было и я спокойным, чинным шагом направился в пещеры.

   Азарт от погони схлынул, вернув невесёлые мысли на их законное место. Что ж я таки натворил... Перед судом теперь точно не оправдаться. Ладно, Кхорг, но убить сотника! Интересно, за всю историю колонии один я такой дурной нашёлся? Почти не сомневаюсь. Надо отсидеться в пещерах, пока сойдут на нет страсти, дать успокоится и себе, и страже. Может, удастся договориться с Гекором? Сомневаюсь. Даже если был у него зуб на Рола, то теперь чего уж... Вали всё на меня, и дело с концом. Чёрт! Как всё плохо.

   - Маг должен уметь сдерживать эмоции, думать о будущем, а не о текущем моменте. - Тим, умоляю, заткнись! Без тебя тошно. Ну, вот и утёс показался, скоро будем дома. Сзади, в тоннеле, послышался топот ног. Я напрягся, приготовился к бою. Если стража, да с арбалетами, к себе добежать не успею. Нет, это Хирт несётся, сломя голову. Наверное, был на рынке, всё видел.

   - Тэгир! Тэгир... - Парень запыхался. - Что там?..

   - Я убил Рола. - Прозвучало буднично, вроде как: "я муху прихлопнул".

   - Ты - что?! - Глаза Хирта вылезли из орбит. - Ты. Убил Рола?!

   - Ну да. Я и сам в шоке. - Кажется, моя усмешка вывела его из ступора. - Пошли к пещерам, стража скоро нагрянет.

   - Э... Да, пошли... За что ты его? - Парень забегал вперёд, пытаясь заглянуть в глаза. - А?

   - За дело. - Помолчал немного. - Он убийство Кхорга решил на меня повесить, дело уже в столицу ушло. А мне какая разница? Больше полтинника не дадут. Такие дела...

   - Да уж, дела! Так Рол сам хотел чернокнижника... Ну, того... Избавиться от него хотел! Чего же он так?

   - Чего-чего... Нужен я ему. Был. Тут нужен, в колонии. Вот и... - Махнул я рукой.

   - А!.. Ну да... - Хирт почесал в затылке. - Тэгир, слушай! Ты к себе иди, а я Мякиня предупрежу, чтоб готовились. Стражники, они лютовать будут! - Это верно, не подумал. Получается, я ещё и всю общину под удар подставил. - Да ты не переживай! Ежели всем вместе, отобьёмся! Первый раз, что ли? - Будто прочитал он мои мысли.

   - Ага, помню я, как вы Мякиня от стражи отбили...

   - Так то из-за добычи! Со стражей делиться надо. А тут, если вместе встанем... Ну всё, я к старосте! - За разговором мы дошли до деревни.

   - Бывай. Кричите громче, если что. - Я повернул к пещере.

   - Договорились!

   Стражники появились спустя полчаса. Наверно, поднимали платформу обратно, после уже спускались, всей толпой. А может, за два раза пришлось. Как-никак, тремя десятками пришли. Гекора не видно, и то хлеб. Пройдя ровным строем по бесчисленным дорожкам, стража направилась прямиком к дому старосты. Там уже толпился народ. Мужики, побросав работу, подтягивались со стороны шахты. Все с кирками.

   Я настроил "ухо" - так называлось простейшее заклинание подслушивания. Оно, с помощью воздушных потоков, позволяло слушать разговор с достаточно большого расстояния, шагов до ста. К сожалению, заклинание забирало не мало сил, кроме того, его так легко было обнаружить, что в обществе магов применять бесполезно.

   - Где Тэгир? И староста. - Прорычал Лорк своим громоподобным басом.

   - Тэгир то? - Из толпы вышел Мякинь. - Нам почём знать? Может, у себя. Он человек вольный, старателям не докладывается, значить.

   - Пойдёшь в крепость! Вместо него пойдёшь, понял?! - Десятник выступил вперёд. Мякинь, напротив, попятился за спины старателей. - Сюда иди, я сказал! - Мужики сдвинулись плотнее.

   - Ты не ори! - Судя по голосу, в разговор встрял кожевник. - С чего ему в крепость идти? Мякинь - свободный человек! Хочет, тут живёт, хочет - в столицу подастся. Вольная при нём! И за магов всяких он не в ответе! - По толпе старателей прокатился одобрительный ропот.

   - Слышь, умник, я сейчас тебя заберу, вместо старосты. - Прошипел Лорк.

   - А я порядков не нарушал, чтоб меня в крепость. Да и не выйдет уже. - Кожевник кивнул, указывая за спины стражи. Да, народу в общине много и, похоже, теперь все подтянулись. - Иди с богом, Лорк. А Тэгир нужен, так его ищи, мирных людей не стращай, почем зря. - Лорк оглянулся. Поняв, что расклад явно не в пользу стражи, он решил пойти на попятную. "Мирные люди" угрюмо стояли плотной стеной, окружив стражу со всех сторон.

   - Тэгиру передай, пусть в крепость идёт. Вечно в пещерах не просидишь, вспомни Кхорга. - Оскалился десятник.

   - Коли увижу, передам.

   Кажется, вопрос исчерпан. Стража развернулась, как на плацу, и тем же ровным строем двинула к выходу из ущелья. В одном лишь Лорк прав: вечно в пещерах сидеть не будешь. Я выждал, пока колонна стражи скрылась в тоннеле, и спустился к старателям - надо поблагодарить.

   - Спасибо, Мякинь. С меня причитается.

   - Да чего там! - Отмахнулся староста. - Для себя старались. Да и вы, почитай, для общины стока добра сделали... Теперича, главное, ухо востро держать, чтоб врасплох не застали. Хирт! - Он обернулся, отыскивая глазами парня. - Мелюзгу собери, пусть подежурят у тоннеля. Ежели чего, сразу сюда. И орать.

   - Понял! - Сын кузнеца скрылся за спинами старателей.

   - Слушай, Мякинь... Стража ещё будет приходить, так ты передай - пусть приходит Лорк, или Гекор. В одиночку. Тогда спущусь, поговорим. - Староста кивнул. - Ну, бывайте. Осторожнее тут.

   - Что с нами станется!

   Следующие три дня пролетели, как один миг. Стража всё не появлялась, я безвылазно сидел в пещерах, отрабатывал третий круг. А что ещё прикажете делать?

   Больше всех от моих занятий страдала крыса. Я установил короб с животинкой внутрь круга возврата, и нещадно эксплуатировал грызуна. Кушает на халяву? Вот, пусть отрабатывает. Без него ни "ухо" освоить, ни ментальный посыл. Именно так называлось заклинание, что я попутал с дождём, во время боя с сотником. Оно было достаточно простым, складывалось всего из трёх рун, но Тим утверждал, что знать его нужно как "дважды два - четыре". Мол, на старших уровнях оно совмещается ещё с несколькими, составляет часть "передачи". С помощью этого заклинания маги, работающие вместе, могут обмениваться мыслями. Хотел спросить: "Как это?", но вовремя прикусил язык. Тим же со мной общается!

   Хуже всего обстояло дело с "пашней". Заклинание не сложное, но вот с применением была проблема... Оно срабатывало только на землю, однозначным образом: твёрдая, стоптанная земля разрыхлялась, будто по ней прошлись плугом, и пропитывалась влагой. Если перебрать с количеством влитой силы, можно было создать целую кучу хлюпающей грязи! Кому оно надо? По словам Тима выходило, что надо. В основном, крестьянам, конечно. И не ради облегчения работы, а для омоложения "уставшей", по выражению моего наставника, земли.

   Так вот! Купил я неделю обратно целую кадку добротной землицы, в надежде потренировать своё новое умение. Теперь как дурак прыгаю на ней, утаптываю. Минут пять потопчешься, утрамбуешь, за десять секунд применишь пашню, и всё по новой. Тяжело быть магом...

   Вы спросите, почему я не отрабатывал пашню в круге возврата? Мол, силу вберут кристаллы, и земля вновь утрамбована? Я пробовал, честное слово! Но не тут-то было. Оказалось, что сила просто растворялась в земле, придавая ей новые свойства. Так работает любое заклинание творения, ничего не поделаешь - придётся мучаться. Зато физзарядка на свежем воздухе мне обеспечена, и надолго.

   Самыми непонятными и сложными на третьей ступени оказались базовые заклинания. Обычно щёлкаешь их, как орешки, а тут... Звались они "сущности стихий" и ничего из себя не представляли. При должном выполнении перед тобой появлялось призрачное, полупрозрачное облако цвета стихии. И всё. Отдельно не пользуется, для чего надо - непонятно. Тим отделался от меня фразой: "узнаешь ещё", и оставил в полном неведении. А как можно учить что-либо, если даже смысла в нём не видишь? Но пришлось терпеть.

   - Тэгир! Эй, Тэгир! - Послышалось с подножья утёса. Судя по голосу - Лорк. Ну что ж, послушаем, что скажет доблестный представитель закона и порядка...

   - Чего тебе? - Заорал я в ответ.

   - Спускайся! Разговор есть! - Сверху на меня посыпались мелкие камушки. Да, голосина у Лорка! Только обвала нам для полного счастья не хватало...

   - Сейчас! - Позади десятника стоял Мякинь, усердно кивая головой и подавая мне знаки. Надеюсь, я правильно понял их значение - стражник пришёл в гордом одиночестве.

   Прикоснулся перстнем к скале, тут же подался назад. Если засада, лучше встречать гостей в коридорчике. Дома, говорят, и стены помогают. Перед входом появился Лорк, один. Что, убивать меня сегодня не будут? Скучно, господа, скучно!

   - Да выходи уже, не дрейф! - Сделал несколько шагов вперёд. От стражника, как всегда, несло потом и пивом, что чувствовалось даже на расстоянии трёх шагов.

   - Приветствую. - Руки я подавать не стал. Да Лорк и не ждал, вроде.

   - Не пойму я вас, магов! Все такие непобедимые, а как что, в норы забьются и дрожат, словно...

   - Ты по делу или так, язык размять? - Прервал я рассуждения десятника.

   - По делу. - Хмуро глянул на меня, наклонив голову. - Гекор в столицу отбыл, вместе с сыщиками, по твоим делам.

   - И чего? - Ну, отбыл... Тоже мне, новость века.

   - Просил передать, чтоб не бузил ты пока. Трогать тебя никто не будет. - Лорк показал зубы. - Ещё сказал - дело есть. Коли договоритесь, всё будет хорошо. - Ещё один благодетель на мою больную голову! - Хотя, знаешь, Тэгир... Сотник хоть и был скотиной последней, может, и вором был, но я бы тебя за это убийство... - Десятник провел рукой у горла. - Выйдешь против меня, а? По честному, один на один, на мечах. Только без всякой магии!

   - Хм. Хорошо, Лорк, договорились. - Тот улыбнулся. - Я не буду пользоваться своей силой, а ты - своей. Идёт?

   - Это как же? А мечами как махать?

   - У каждого свои способы выжить. Ты ведь не согласишься наоборот: я пользуюсь всем, ты не пользуешься физической силой. Верно? Так чего мне предлагаешь? - Лорк озадаченно почесал в затылке.

   - Ладно, пойду тогда. - Всё же простой он, словно колода. - Да, забыл совсем! Ты зачем торговцу велел сказать, будто в шкаф залез? Мы его болтами изрешетили, а там вино стояло! Пропал продукт.

   - Ха! Не думал, что послушается старикан! Ну, сам виноват, шуток не понимает.

   - Ты смотри, дошутишься однажды. Гекору что передать?

   - Скажи, как вернётся, пусть приходит, коли дело есть. В крепость я не сунусь. - Десятник кивнул и, не попрощавшись, ушёл восвояси.

   Что ещё выдумал лекарь? Такое ощущение, что играют мною и вертят, как желают. А я узнаю последний, что стал пешкой в очередной интриге. Чтоб их всех... Хотя, сам тоже хорош! Пру на рожон, сначала натворю бед, после думать начинаю. В колонии вон, было до меня четыре мага, теперь один Гекор. Сначала Шегал, ну, тот хоть жив остался! После Кхорг, а теперь ещё Рол... Так никаких тёмных не надо, сам скоро всю империю без магов оставлю. А ведь они - единственная надежда и опора во время прорывов. Ещё гвардия, конечно, но и там без магов никак. Что я творю?

   Скажем, Шегал: забрал бы шкуру, сдалась она мне? Девать уже некуда! Ан нет, жадность обуяла, как же - моё, не дам! Про Кхорга я вообще молчу, отдельная песня... А Рол? Ну да, скотина он и вор, но убивать зачем? Сиди теперь в пещерах, скалой любуйся.

   Настроение заниматься пропало. Я лёг в кровать, повернулся на бок и стал смотреть, как пляшет в печи огонь, жадно облизывая поленья. Вот, кстати. Надо Мякине сказать, пусть дров на рынке прикупит, заканчиваются.

   Жнец копал землю. Уже позади была древняя пирамида с её ловушками и тайными проходами, закончилось далёкое, трудное путешествие за полсвета. Позади остались многие вёрсты родной страны. Ослабленной, истощённой войной страны, что пришла в упадок. Жнец воткнул лопату в землю и сел передохнуть - могила была очень древней, камень зарыт глубоко.

   Восемь. Восемь тонких шнурков висели на шее мужчины. Камни беспокоили, требовали торопиться, идти вперёд. Искать. Искать оставшуюся четвёрку и непременно успеть вовремя, за оставшиеся полгода. Впрочем, ещё два камня были тут, совсем рядом. Не сегодня-завтра он добудет их, достанет из мёрзлой, не прогревшейся по весне земли, оденет на себя, ощутит сладостную дрожь.

   Останется последняя пара, добыть которую непросто. Придётся стать вором, забраться в королевский дворец, похитить их, достать из короны. Как попали туда камни? Жнец достал один из-под рубахи, посмотрел. Ни красоты, ни блеска. Зачем их вправили в корону? Неужели, в династии того монарха были хранители? Непонятно.

   Мужчина встал, потянулся, хрустнув костьми и, поплевав на руки, вновь взялся за лопату. Копать ещё долго.

* * *

   Джохт скрылся за горизонтом и по дворцу Аллра прошёлся свежий, приятный ветерок, даруя всем обитателям столь долгожданную прохладу. Демон вольготно развалился в своём шикарном троне и пребывал в отличном расположении духа. Через неделю его войска пойдут на Тилон, столь ненавистный ему Тилон! Как он жаждал этот город. Ему не нужны богатства дворца наместника, не нужны секреты пятой школы, нет. Аллр просто хотел разрушить столицу до основания. Жители города должны захлебнуться в собственной крови! Может, тогда уйдут, канут в лету его ночные кошмары? Демон надеялся, что так случиться, он устал от сновидений - о своём унижении и уходе из мира светлых. Он устал от снов о Тилоне.

   - Прохладной вам ночи, великий! - Длонх чуть склонил голову. - Я пришёл обсудить последние детали нашего плана. - Опять серая папка! Она становилась всё толще с каждым визитом помощника.

   - Говори. - Демон доверял Длонху: тот скорее умрёт, чем упустит хоть малейшую деталь, способную помешать. Впрочем, Аллр не знал ни одной войны, что велась в соответствии с изначальным планом. Он улыбнулся такой мысли, выставив на обозрение мощные клыки.

   - Наши стратеги предложили направить вместе со второй группой нескольких смотрителей и две дюжины Харгов. Император привёз их вам в подарок, и мы подумали...

   - Правильно подумали, Длонх. Харги будут полезны. Их можно использовать для взятия дворца наместника, а в случае провала первого этапа - во время осады. Сила и броня харгов незаменимы - для безопасной установки, и удержании лестниц. Впрочем, для тарана ворот - тоже. - Аллр задумчиво постучал когтями о подлокотник трона. Жаль, в своё время у него не было таких тварей.

   Харги - результат совокупления демонов с самками черотов. Мать ребёнка всегда погибала, поэтому таких тварей было немного. Обычно для их рождения использовали преступниц, которых ожидала смертная казнь. Незавидная смерть, подумал Аллр.

   Харги обладали громадным, до двух человеческих, ростом. В отличие от черотов, которых люди называли чертями, они не могли летать, но обладали чудовищной силой и панцирем, который не брала стрела. Только арбалетный болт, пущенный с близкого расстояния, мог нанести харгу значимый урон. Но у тварей имелись и недостатки - они плохо подчинялись воле смотрителей и были необычайно злобны. Если предоставить харга самому себе, он станет уничтожать всё живое в округе. И не важно, кто встанет на пути, существо светлого мира, тёмного - твари это без разницы.

   - Надеюсь, до провала первого этапа не дойдёт, и горожане не успеют поднять мост. - Прервал Длонх затянувшуюся паузу в разговоре.

   - Это не зависит от нас, дорогой друг. Если прорыв будет ориентирован не точно, вас встретят ещё на подступах, давая возможность крестьянам укрыться в городе. Обычная тактика Тилонцев.

   - Конечно, великий. Однако я смею надеяться на лучшее.

   - Вы подготовили артефакт, что будет блокировать портал?

   - Да, артефакт готов. Маги наполняют его силой, обещали закончить в скорости, даже раньше срока. Есть ещё одна хорошая новость, Аллр! Наш агент вышел на связь. Теперь мы уверены - Глоады Ангер нет на планете, как и большинства преподавателей. Остались лишь мелкие сошки, вроде библиотекаря, таких можно не принимать в расчёт. Кроме прочего, гвардия, что базировалась неподалёку от Тилона, сейчас далеко, на северных островах. Чтобы вернуться, им потребуется не менее двух недель. В Тилоне стоят лишь три сотни городской стражи, да личная охрана наместника.

   - Великолепно. Это действительно хорошая новость. Я начинаю верить в успех нашей операции, и в полный разгром Тилона. Сотрите этот городишко с лица тилеи, Длонх, сделайте это для меня! Вы знаете, я умею выражать свою признательность и благодарность. - Помощник Аллра коротко поклонился.

   - Это все новости, великий. Я могу быть свободен? - Аллр усмехнулся.

   - Знаю, куда вы так спешите, мой друг, знаю. Верны ли слухи? Говорят, ваша новая супруга так хороша, что днём не спят все соседние кварталы? - Длонх в смущении опустил голову.

   - Вы великолепно осведомлены о жизни своих подданных, великий!

   - Хм. Значит, слухи не врут. - Аллр поскрёб подбородок. - А как здоровье вашего правнука? Малыш уже ходит?

   - О, да! На днях снова пробовал взлететь! - Гордо поведал Длонх. - Я рассказал мальчику о вашей заботе, Аллр, теперь парень непременно хочет стать воином и героем.

   - Ха! Ничего, с возрастом пройдёт. Ну всё, идите. - Демон сделал жест рукой, указав чероту на окно, и снова откинулся на спинку трона. Ему есть, о чём поразмыслить сегодня ночью.

Свободными не рождаются

   Могучий Солен, осталось добыть всего пару камней! И те, судя по всему, находятся в какой-то там короне. Возможно, за раз и стащим? Я надеюсь, после сны закончатся. С каждым разом всё более тяжёлые, просыпаешься, будто скалу долбил ночь напролёт. Головой. Мне интересно, этот Хронг, великий и светлый, на себе заклинание опробовал, прежде чем людям подсунуть, как пряник нищему? Что-то я сомневаюсь!

   Одеваться лениво, поплёлся в погреб голым. Ай-яй, холодно! Взвился обратно по скользкой, мёрзлой лестнице, после долго растирал ступни руками. Брр! Ну, ничего, зато голова мгновенно стала ясной, мысли четкие и все - о еде. Устроить себе праздник живота, что ли? Ходить мне никуда не надо...

   - ...ир! - Послышалось, или зовет кто? Эх, придётся подниматься наверх. Позавтракали...

   - Тэгир! - Да иду я, иду! По голосу, Мякинь надрывается. Стряслось чего?

   - Что? - Не мог Аллеор утёс чуть меньше сотворить? Так и голос сорвать недолго.

   - Ярил заходил! Сказал, Гекор прибыл! Скоро придёт! - Хм, кто зайдёт: лекарь или десятник? А, в общем, без разницы, кто придёт, с тем и пообщаемся. Мы не гордые.

   - Ладно, поем и спущусь! - Оставлю вход открытым, если гостей много будет, сбежать успею.

   Я уже устал околачиваться возле дома старосты и искренне обрадовался, когда из тоннеля вышел Гекор. Лекарь шел в гордом одиночестве, что обрадовало ещё больше. Все же, с плохими новостями вряд ли бы без охраны пожаловал. С другой стороны, новостей сейчас может быть только две разновидности: плохие, и очень плохие. Хм.

   - Здорово преступникам! - Веселое начало. - Как жизнь? - Он подал руку. Надо же!

   - Какая тут жизнь, Гекор! Давай сразу к делу. Что мне светит?

   - Светит тебе Солен, как и всем нам. - Лекарь помолчал, собираясь с мыслями. - Я тебе изложу всё по порядку, ты не перебивай, до конца.

   - Я весь во внимании. - Только бы жить не учил. Любит он пофилософствовать на досуге.

   - Начну с того, что Ролу не долго оставалось сидеть в своём кресле. С тобой ли, без тебя, но вскорости он бы с ним расстался. Понимаешь, в чём дело... Сотник был человек пришлый, ставленник своего дяди. Тот был тысячником в Тилонском гвардейском корпусе, а ныне получил приказом императора содержание и отошёл от дел.

   - И ты решил свалить Рола?

   - Так, да не так, Тэгир. Я более двадцати лет отдал этой... колонии. И место Рола было у меня в кармане. - Старые обиды? Что ж, оно мне на руку. - Но ты знаешь, я стерпел. Свыкся играть вторые роли, перестал переживать это обидное выдвижение человека, что палец о палец не ударил, и на тебе, сразу в распорядители попал. Однако время шло, и я всё больше убеждался, что Рол занял этот пост лишь с одной целью - выжать из скал всю возможную прибыль. Нажиться на колонии. - Гекор вновь помолчал. - Да! Я решил подставить сотника, использовав его собственную жадность.

   - Не мне тебя судить, Гекор. Сам таких дел натворил... - Отмахнулся я.

   - О том и речь. Натворил ты дел с моей подачи, Тэгир. Это я предложил использовать твои способности для расчистки пещер. Знал, сотник заглотит приманку, попробует нажиться на новых разработках, пока не сообщая в Тилон. А как работы начались, состряпал донесение наместнику. Такие дела... И знал, знал ведь наверняка, что обманет тебя сотник! Но боялся рассказывать, подумал, коли дойдёт до Рола, прикроет он разработки, не выгорит дело.

   - Поздно уже лясы точить. Скажи лучше, что в столице об этом думают? И что со мной будет? - Лекарь уставился на меня, словно первый раз увидел.

   - Не думал я, что так спокойно воспримешь. - Я лишь плечами пожал. - Ладно, слушай. Наместник, как прознал про пещеры, сразу загорелся, мол, где-то в них должны быть мечи сотника Герала, он погиб здесь, вскоре после окончания войны с Аллеором. Они похожи на твои клинки, - лекарь кивнул на мечи Феолия, - но получше будут.

   - Я, кажется, знаю, где они.

   - Знаешь? Отлично! Достань мечи. Далор обещал просто царскую награду - десять тысяч золотом. За такую сумму дворец купить можно! С немалыми угодьями.

   - Что мне сейчас золото, Гекор? Ты забыл, где мы?

   - Хм, не буду скрывать своего интереса. Мне нужны эти деньги: семейство в долгах, скоро придётся распродать большую часть земель. А это родовое поместье, Тэгир! Я на всё готов, лишь бы избежать такого позора.

   - Давай короче, что ты предлагаешь? - Какое мне дело до его проблем? - И подумай хорошенько. Я ведь и зажать могу, мечи-то.

   - Ты меня не шантажируй! Достань мечи. Трогать тебя никто не будет, только доберись до них. Взамен - свобода. Я могу выкрутить дело так, что вся вина ляжет на Рола. Мол, шантажировал тебя, сулил свободу, после велел запереть в крепости. А ты просто защищался.

   - Обещаниями меня уже не купишь. - Отдам мечи, кто мешает Гекору обмануть меня? Ну, или попытаться...

   - Что ты предлагаешь? Обеспечить тебе вольную? Где гарантия, что ты не решишь прикарманить золото? Нет, Тэгир, сначала дело, после - вольная.

   - Хм. А ты заинтересуй меня, чтоб не прикарманил. Дай мне часть золота. Скажем, тысячу? И потом, ты договариваешься с наместником. Меня и во дворец, поди, не пустят! - Лекарь задумчиво тёр подбородок.

   - Если примкнёшь к школе, пустят. - Помолчал немного. - Тысячу, говоришь? Зачем тебе столько денег? - Я только усмехнулся в ответ. - Ну да, понимаю. Золота много не бывает, верно? Не знаю.

   - Чего ты боишься? Я ведь не могу выйти из колонии без твоего указа? Так достань вольную. Как будет, принесу мечи. - Лекарь вновь задумался, молчал долго.

   - Сделаем так. Я разорюсь на оплату портала, сегодня же отбуду в Тилон. Попытаюсь уговорить наместника быстро. Как дело решиться, прибуду сюда, уже с твоей вольной. А ты достань мечи. Кровь из носа, достань. И учти! Коли обманешь, из колонии не выпущу, постараюсь послать дело на доследование. Что же до денег... Тысячи не дам. Триста монет!

   - Пятьсот, и ни империалом меньше! - Люблю я торговаться!

   - Четыреста. И твоя свобода! - Напирал лекарь.

   - Не будь таким жадным, Гекор. Пять сотен - самое то.

   - Да люди в столице за десяток другой золотом год работают! Четыреста пятьдесят.

   - Да у меня ребёнок в столице, голодает, небось! Давай шестьсот, а? - Лекарь рассмеялся.

   - Да, торгуешься знатно. Будь по-твоему, пятьсот. И точка. - Он протянул руку.

   - А может... - Крепко сжав его ладонь, я мечтательно закатил глаза.

   - Тэгир, не наглей! - На том мы и разошлись, вполне довольные собой.

   Так, деньги деньгами, а мечи ещё достать надо... Хм. Очень мне не хочется лезть в бой с толпой беснующихся тварей. Могу не справиться, а убьют - зачем моей тушке вольная? Накарябать записку, вроде: "Прошу похоронить меня в пригородах Тилона под зелёным забором, за третьей будкой слева"? Не дождётесь! А что, если?.. В голове зародилась нехитрая мыслишка, которую можно опробовать. Надо навестить старосту, вон он, за ставней прячется.

   - Мякинь, подслушивать не хорошо! - Пожурил я его, поднимаясь на крыльцо.

   - Так интересно ведь, Тэгир! - Тот даже смущённым не выглядел.

   - Коли слышал всё, разъяснять не буду. Мне нужен плот. И срочно.

   - Брёвен столько в общине нету! Покупать надо. - Тут же прикинулся бедным родственником Мякинь.

   - Дам пластин с аллеорхов, закупайте, что надо. Или возьми те, что общине отдал, чтоб времени не терять. Пока ходить будете, принесу свои. Плот спускать на воду там же, где в прошлый раз, туда и материалы тащите. Верёвок на забудьте, и досок на борта. За сколько справитесь? - Мякинь почесал седалище. Хм, думает, что ли?

   - Да за сегодня управимся, думаю. Ежели мужиков поболе собрать, то и до вечера сдюжим. Тока... Это жеж потери какие, норму по камням сдавать надо! - Ох, и скряга! Хотя, не будь он таким хозяйственным, прозябала бы община.

   - Возмещу я твои потери, не зуди.

   - Тады ладно! Хирт! Хирт, поди сюда! - Заорал он в сторону кузни.

   Думаю, без меня разберутся, чай, не дети малые. Пойду, прогуляюсь до пещеры с бассейном, обстановку разведаю.

   - Мякинь! - Окрикнул я начавшего суетиться старосту. - Я до старых разработок пройдусь, гляну, что там. Пластины позже занесу, жене твоей отдам.

   - Лады, Тэгир. Семи штук хватит. - Уже подсчитал всё!

   Люди, что встречались по дороге к разработкам, смотрели на меня с опаской. Только заметив стражу, которая никак не отреагировала на мои перемещения, народ начал успокаиваться - боя не предвиделось, под горячую руку не попадешь. А встретилась мне на пути десятка Ярила. Что ж, подойдём, послушаем, какого мнения обо мне десятник.

   - Привет, Ярил. - Тот долго смотрел, молчал. После протянул руку, даже от души отлегло. Ярил, хоть и не панибратствует, но мужик правильный, всегда по уму рассудит.

   - Здорово, коли не шутишь. - Он постоял ещё, вглядываясь. - Байки Гекора я послушал уже, но ты мне сам скажи: за что Рола уморил? Если не боишься, конечно!

   - За ложь. - Коротко ответил я. - Не знаю, слышал, нет? Сотник мне вольную обещал, как пещеры почищу. А после обманул, да за убийство Кхорга решил мне срок впаять, по полной. Что б поработал на него ещё, и подольше. Честно тебе скажу - не думал его убивать. Но теперь поздно лясы точить, что сделано - не воротишь.

   - Про уговор ваш слыхал. Не одобряю тебя, Тэгир, но и судить не хочу. Правду сказать, не знаю, как бы сам поступил, случись такое. - Десятник вновь подал мне руку. - Считай, моя десятка на тебя зла не держит. И за откровенность спасибо. Обещаю рассказать в казармах. Да! Ты по что дедушку напугал? Столько вина ему в шкафу побили! - Похоже, потеря ценного продукта задела стражников больше, чем смерть командира! Хм.

   - Передай ему, зайду скоро, возмещу убытки. - С улыбкой ответил я. - Пойду, дела сегодня.

   - Бывай. - Вскинул ладонь десятник.

   По пути к пещерам потянуло меня на философские размышления. Подумать только, вот убили на днях сотника, командира всей стражи, а его подчинённый за руку с убийцей здоровается! Умрёшь так, во цвете сил, а через неделю другую и не вспомнит о тебе никто. Обидно ведь! Каждый человек живёт, пытается оставить что после себя, и толку? Закопают, сожгут, забудут. Хотя... Феолия я, что ни день, а поминаю добрым словом? Поминаю. И не я один, думаю. Отчего так? Да жизнь он свою прожил достойно, после себя не сожжённые города оставил, а дочь умную, труды научные, да память светлую. Потому как зла в мир не нёс. А я что после себя оставлю? Кладбище магов, что дорожку мне перешли? Какая после того обо мне память? Вот, то-то же, дружище...

   Всё, решено: буду сидеть тише воды, ниже травы, жить мирно, да со смыслом желательно! Усмехнувшись собственным мыслям, я вошёл в ущелье перед бассейном, обнаруженным в последнем своём рейде. Жизнь тут била ключом!

   - Проходи, не задерживай! - Крикнул мне вслед здоровенный жлоб с охапкой досок, что нёс на вытянутых руках. Ещё и зацепил ими по руке, оставив на коже царапинку.

   - Эй, любезный! Ты зачем одежду испортил? - Довольно грубо окликнул я верзилу. Тот обернулся со зверским выражением лица, но, увидев, кому хочет нагрубить, тут же осёкся.

   - Э... Вы зла не держите, господин маг, я ж не нарочно! - Здоровяк попытался изобразить на лице раскаяние, получалось не очень. - Вы уж...

   - Ладно, сам виноват! Ступай, а то тяжело тебе. - Вспомнил я недавние размышления о смысле жизни, да и решил сменить тон.

   - Э... Конечно! - Мужик окончательно опешил от перемен в моём поведении и, резко развернувшись, широким пошёл по направлению к ручью. Там вовсю кипела работа, народ обустраивался в ущелье.

   - Прохода нет! - Весело заявил мне старатель, изображавший стражника перед входом в тоннель, что вёл к бассейну. - Чудища там, мил человек! Коли упадешь - сожрут! - Перегородил он копьём путь. От резкого движенья кожаный шлем, сидевший до того на макушке, сполз парню на глаза.

   - Ты шапку по размеру подбери, или голову отрасти побольше. - Я бесцеремонно вернул шлем на его законное место, отодвинул рукой копьё и пошёл к бассейну. Охранник лишь промычал что-то вслед.

   Аллеорхи никуда не делись и, чувствуя присутствие людей, щерили пасти, шипели, сидя рядком у самого края бассейна. Сколько же вас тут? Два, пять, семь... одиннадцать! Ничего себе... Будем надеяться, мой план сработает, иначе туго придётся... Я пошёл к правой стене, осмотреть местность от самой реки до места, где виднелся блеск меча. Ну, пока что - предположительно меча. Зубатые, убедившись в бесполезности попыток добраться до меня, любимого, вновь начали бродить за светом.

   Находясь в безопасности, я решил заранее расчистить себе проход от реки до клинков. Ударил несколько раз воздухом от стены к центру бассейна, сметая с пола мелкие камни и пыль. Зверушкам не понравилось, мотая головой и пятясь, они сместились на другую сторону, подальше от поднятого мною грязного облака. Вообщё, странные они. Вроде бездушные твари, а повадки, как...

   - Аллеор копировал их сущности с ящериц, их до сих пор можно встретить в пустыне и степи. Отсюда и повадки. На самом же деле ни вода, ни пыль не могут причинить зубатым вреда. - Занялся моим образованием Тим. - Маги называют такие реакции тварей псевдострахами. Сам подумай, какие неудобства может доставить аллеорху пыль? Он ведь не дышит. Поэтому таким страхом лучше не злоупотреблять. - Ага, может выйти боком...

   Пространство у мечей я расчищать не стал. Мало ли, кто заметит, решит без меня добраться! Закончил с работой и пошёл к левому тоннелю, надо посмотреть, как там дела с плотом продвигаются. Уже на входе в пещеру услышал крики Мякиня.

   - Ты как брёвна крепишь?! Смотри, разойдутся, Тэгир с тебя три шкуры спустит, да я помогу, пожалуй! Скобы, скобы я на что скупал, а? Скобами закрепи, особливо по краям! Хирт, чего возитесь? Где четвёртый борт? Что значит, досок не хватает?! С тех вон сними, больно высокие вышли! О! Тэгир. А мы, видишь, заканчиваем уже. Токмо настил да одна стенка остались. Часа через полтора спустим. Да, к слову, ведоров тут точно нет? Боязно!

   - Нет. Но раз тебе боязно, я проверю. - Прошёлся по берегу и мелководью. - Нормально, Мякинь, не дрейфь! Я до таверны пройдусь, поем. Через пару часов буду. Если закончите, оставь тут пару человек, посторожить.

   - Лады! - Староста вернулся к руководству. - Куда четвёртую ставишь?! А настил кто набивать будет?! - Хм. Мякиня хлебом не корми, дай покричать.

   Жива встретил меня радостно и даже накормил "как сына родного, за свой счёт". Оказалось, корчмарь с год назад не угодил сотнику с обедом, за что был бит палками и неделю провёл в подвалах. Даже мёртвый сотник может быть полезен, думал я, запивая сочный окорок отменным живским пивом. Отобедав, решил заглянуть к несправедливо обиженному торговцу.

   - Приветствую. - Дедуля, завидев мою физиономию, бодро забрался под стол.

   - Прочь с глаз моих, убивец! От тебя убыток один! - Доносился его нервный голос из-за столешницы. Хм. Наверное, десятник ещё не предупредил старика о моём приходе... Я приблизился и постучал о стол костяшками пальцев. - Нету никого!

   - Вылезай, любезный, я за вино рассчитаться пришёл. Ну, и за потолок, что ли. - Из-под стола послышалось неразборчивое ворчание.

   - Точно? Тогда другое дело. - Старикашка забрался обратно в кресло и достал счёты. - Так, давайте прикинем, господин. Шесть бутылок редчайшего Тилонского, девять коллекционного, из восточной провинции с таким трудом доставленного, ещё четыре... Тоже отменного... Сейчас сосчитаем!.. - Мечтательно закончил он.

   - Бутылки предъяви. - Чувствую, насчитает он от души!

   - От куда же? Выбросили всё, как есть выбросили!

   - Тогда я за стражниками схожу, пусть подтвердят. Это ведь они разбили, верно?

   - Э... Зачем за стражниками, господин? Не так уж оно и дорого, вино-то! Сапоги только зря стаптывать... - торговец помялся несколько секунд. - Золота ведь у вас нет?

   - Камни есть. - При мне была пара алмазов, довольно мелких. - Этот посмотри.

   - О! - По глазам торговца я понял, что за камень можно купить намного больше бутылок вина. Возможно, вместе со шкафом. - Такого хватит, точно!

   - Даже не мечтай. Что предложишь за него?

   - Э... У меня вина, в основном, для стражи торгую. Может, и вам сгодится? Вино хорошее! Дам шесть бутылок.

   - Мало. - Я нахмурил брови, будто представлял на самом деле, сколько будет "не мало".

   - Дюжину! Больше не дам.

   - Две дюжины, и не спорь. - Торговец раздул щёки, запыхтел... И согласился.

   Перетаскав вино в корчму, на хранение Живе, я пошёл к плоту, надеюсь, готов уже. Так оно и оказалось. Старатели как раз закончили, собирали инструменты и обрезки досок. Староста ходил вокруг плота, придирчиво его осматривая и дёргая за борта. Проверяет.

   - Готово, Тэгир! Не хуже прошлого, думаю! - Хвастливо поведал он. И не важно, что первого староста в глаза не видел. Я прошёлся вокруг - вроде нормально. - Шеста два сделали, мало ли! - Добавил староста.

   - Спускайте. - Броня на мне, нечего тянуть. Сегодня управлюсь, можно будет спокойно дожидаться возвращения лекаря. А то, вдруг, не мечи там вовсе, или одни обломки.

   Путешествие прошло спокойно. Ну, почти... Уже недалеко от бассейна с зубатыми на меня напал ведор. Появился незнамо откуда и, здрасти не сказав, сразу напал, метя в лицо. Я удачно увернулся, присел, что бы остаться сухим, а во время второй атаки достал его, самым кончиком меча. И снова в сторону - не люблю мокнуть! Так и доплыли...

   Аллеорхи встретили меня, уже как родного. Радостно взревели и подбежали вплотную к реке, один даже вылез сдуру на мелководье. Осознав свою ошибку, тут же ретировался за хвосты собратьев, недовольно урча. Ну, давайте посмотрим, братцы, как вам понравится моя затея.

   Я подогнал плот на мелководье, к самому краю бассейна. После отвязался и, достав заготовленные заранее клинья с крюками на концах, вбил их в скалу. Пришвартовался, услышал сверху одобрительные возгласы. Ах ты, черти! На краю обрыва собралась целая толпа любопытных.

   - А ну пошли вон отсюда! Жить надоело?! - Как можно более грозно крикнул я. Толпа отреагировала неровным гулом, но не сдвинулась ни на шаг. Плохо, очень плохо. Мне совсем не улыбалось доставать свои мечи при таком количестве зрителей. А ведь пойдёт что не так - придётся. - Я сказал - вон! - Припугнуть их, что ли?

   Не долго думая, я ударил мощным потоком воздуха, сразу вслед своим словам. Первые ряды любознательных попросту опрокинуло. Ха! Дальше они сами справились. Народ сломя голову стал улепётывать в тоннель. Только бы не передавили там друг дружку... Прогнал поверху несколько сфер света, убедился, что никого не осталось. Тут я услышал жуткий треск.

   Оказалось, один из аллеорхов рванул на мелководье, и ухватил край плота зубами, проломив при этом нижние доски борта. Да так и завис - плот оттолкнуло от берега, и тварь опиралась задними лапами о самую кромку суши. Зубатый выгнулся в мостик, видно, упасть в воду ему не хотелось. А выбраться обратно не мог - подтянуть плот зубами к берегу не получалось. Только я достал мечи, чтоб разобраться с непрошеным гостем, так приятно застывшем в шаге от меня, как по спине твари начал карабкаться второй аллеорх. Плот стал опасно кренится под весом зубатых, брёвна затрещали. Эй, вы что делаете, гады, мне на нём ещё обратно плыть!

   С этой мыслью я ударил по ногам верхнего аллеорха воздухом. Ноги зверушки разъехались в стороны, и она распласталась на своём собрате. Встать не получалось, лапы беспомощно болтались в воздухе. Я без спешки, как на занятиях, прикончил обоих.

   - До конца! - Дал отмашку своим мечам, и те с радостью превратили двух монстров в кучку каменной крошки. Всех не перебью, зачем оставлять здесь туши? А то ведь найдутся умники, что решат поиграть в героев, содрать пластины. Потом хорони их...

   Плот выровнялся, я резко опустился на палубу и больно ударился, не скажу каким местом. Ещё и вымок ко всему. Что за жизнь! Хоть остальные твари не дёргаются, видимо, посмотрели на печальную кончину братьев по разуму и решили повременить с обедом. Ну что же, двинулись.

   Как ни страшно, а пришлось выбираться на берег. Ударил для затравки по тварям водой, перебрался через покорёженный борт и встал на мелководье. Тут же создал вокруг себя кольцо воды - только на него вся надежда. Зубатые, очухавшись от купанья, рванули вперёд. Откровенно говоря, очень сложно стоять на месте и смотреть, как не тебя несутся несколько громадных зверюг с ощеренными пастями. Но ничего, пред кругом затормозили, встали, как вкопанные. Шипят.

   Я медленно двинулся вперёд, стараясь держаться стены бассейна. Потом прибавил шагу - чем быстрее управлюсь, тем больше шансов, что аллеорхов сдержит такая незначительная преграда. До места добрался спокойно, начал в спешке расчищать угол бассейна. Один меч нашёлся сразу. Второго нигде не было. Чёрт. Я стал судорожно оглядываться, не забывая посматривать за тварями - те волновались всё больше. Несколько раз то одна, то другая утыкались мордой в кольцо, но пока не пёрли на пролом, сдавали назад.

   Второй меч обнаружился буквально в метре от меня. Он упал в узкую трещину и порядком оброс грязью. Хвала богам, можно убираться отсюда. Нервы не выдерживали, хотелось рвануть к берегу на полной скорости, бегом. Нельзя. Порвут сразу. Я создал ещё два кольца вокруг самых активных тварей, что будоражили своих собратьев постоянными попытками прорвать водную преграду. Быстро пошёл к реке, не дойдя трёх шагов до берега, рванулся, прыгнул на мелководье, тут же, на одном дыханье, перевалился через борт. Твари за спиной зло порыкивали: как же, ушла добыча. Сколько их осталось, девять? Может, ещё парочку осилить, как первых? А, ну их...

   Я оттолкнул плот подальше от берега, не отвязывая конец от крюка. Очистил клинки от налипшей грязи, осмотрел. Да, хороши! И действительно, очень похожи на мечи Мудрого. Только рун гораздо больше. Не одна змейка символов, что обвивает всю рукоять, а две параллельно. А так, с десятка шагов от мечей Феолия не отличишь - близнецы братья, да и только!

   Оторвавшись от любования добычей, я рубанул одним из мечей по верёвке и отчалил. Направил плот к противоположной стене, стал продвигаться вниз по течению. Не буду мучаться, выйду через пещеры Кхорга. Благо, что его кольцо до сих пор у меня. Через время спохватился - привязаться то и забыл! А вдруг ведоры? Недобитки могли остаться, попался же мне один, выше по течению. К счастью, он оказался первым и последним.

   Убежище Кхорга встретило меня резким запахом снадобий - весь пол был покрыт липкой слизью. Похоже, стража разгромила лабораторию чернокнижника подчистую. Прикрыв рот и нос ладонью я, стараясь не дышать, добрался до выхода, с нетерпением выждал, пока скала закроется, и выбежал вон из дому. Жадно глотал свежий воздух. Ух, ну и смердит там! А я всё удивлялся, почему Рол не заикался о кольце чернокнижника? Теперь понятно.

   - Как прошло? - Новости в колонии распространялись необычайно быстро, у дверей дома меня ждал Ярил со своей десяткой.

   - Нормально. - Я показал десятнику мечи. - Передай Гекору - жду.

   - Молодец, быстро ты! Что с тварями?

   - Пару прибил, но и осталось немало. Да пусть сидят - есть не просят, а такую толпу валить - себе дороже.

   - Оно верно. Туши вытащить можно? - Поинтересовался десятник.

   - От них только крошка осталась. - Кажется, Ярил расстроился. - Слушай, зачем так лабораторию разнесли? Там не продохнуть!

   - Да Рол приказал, вот ребята и постарались... Стеллажи все опрокинули, так еле ноги унесли - вонь такая пошла! А на полу смешалось всё, пузыриться, дымит! Слава богу, Гекор был. Тот чем-то врезал по скале, она и закрылась. Я ещё подумал - а чего раньше не врезал, чтоб Кхорга оттуда выцепить? Спросил, так он пробухтел что-то в ответ, мол, всё не так просто. - Надо будет спросить у лекаря, чем он вход закрывал. Вдруг пригодится?

   - Ну ладно, пойду к себе. Как Гекор прибудет, сразу зовите.

   - Так он появлялся уже, мне Лорк сказал. Прибыл порталом, весь в мыле, забрал документы из кабинета Рола, и обратно. - Это хорошая новость, значит, суетится лекарь.

   - Пойду. - Десятник молча протянул руку.

   Два дня прошло в ожидании Гекора. Я места себе не находил. Уже и мечи Хирту отнёс, тот отполировал клинки до блеска, и занимался как проклятый, пытаясь отвлечься от назойливой мысли: что, если снова водят меня за нос, пытаясь просто использовать в своих целях?

   Ах, забыл совсем! Была и приятная новость - я закрыл третий круг! Последняя пара заклятий, что никак не удавалось освоить, наконец, поддалась. Самые сложные на третьем круге - сон и купол. Сон был ментальным заклятием, он успокаивал и расслаблял нервную систему. Заснуть с его помощью, или усыпить кого-нибудь, было нереально. Только успокоить. Почему так назвали, спрашивается? Наверное, из-за этого так долго и не получалось его освоить. А вот купол был сложен тем, что использовался с любой стихией, образуя вокруг объёкта защитное поле: огня, воздуха, или другое. Состоял он из пяти рун, и долго не укладывался в сознании. Но вчера получилось, я остался доволен.

   Когда на третий день прибыл Гекор, я как раз отрабатывал водный купол. А посему далеко не сразу расслышал истошные вопли Лорка. Оказалось, стражник добрые полчаса орал с подножья утёса и уже начал выходить из себя. Ничего, он парень отходчивый.

   - Ты что там, спишь?! - Набросился на меня десятник, как только открылся проход в скале.

   - Я может, с женщиной был! - Стражник несколько мгновений таращил глаза, а после рассмеялся.

   - Ладно врать-то! Ты к себе в пещеры сроду никого не пускал!

   - Как так? А Глоаду? - Десятник задумался. Мы уже подходили к крепости, когда он доверительным шёпотом спросил:

   - Что, правда, с Глоадой был? - Теперь настал мой черёд скалить зубы. - Вредный ты мужик, Тэгир! - Буркнул Лорк и стал проталкиваться сквозь толпу в рядах.

   В крепость поднимался без удовольствия, память постоянно выдавала картинки боя с Ролом и моего бегства. А если всё по новой? Я подобрался. Лорк, заметив это, хмыкнул.

   - Не боись, маг! Гекор велел доставить в целости, наверх пропустить одного. Так что в порядке твои дела, я так думаю. - Твои б слова Солену в уши...

   Отметились в книге, зашли во двор, там и простились - десятник пошёл на площадку, гонять своих подопечных, я зашёл в крепость. Несмотря на уверения Лорка, напряжение не отпускало, по лестнице поднимался медленно, словно в ожидании атаки. Но вот уже третий этаж, вот виднеются впереди двери в кабинет сотника, а я жив здоров. Неужели, всё правда получится?

   - Приветствую, Тэгир. - Лекарь появился из бокового прохода и перепугал меня до смерти. Стараясь не подать виду, я протянул ему руку.

   - Приветствую. - Голос не дрожит, и то слава богу.

   В кабинете Гекор первым делом подошел к столу и протянул мне пергамент.

   - Держи, твоя вольная. - У меня прямо дыханье перехватило. Долго стоял, вглядывался в строки.

   "Волею своей дарую свободу и полное прощение магу Тэгиру (пропуск). Человек сей имеет право прибыть в Тилон и ходатайствовать о предоставлении подданства в общем порядке, законом установленном, или воспользоваться данной грамотой для прохода через земли Тилона и отбыть за пределы его.

   Наместник Далор Регез".

   Происходящее казалось сном. Я свободен? Я - свободен! Свободен!

   - Когда я могу отбыть?

   - Да хоть сейчас! - Улыбнулся Гекор. - Мечи отдай. - Протянул лекарю свёрток. - Только советую завтра. Сегодня никто не идёт через портал, придётся платить. А завтра день отбытия купцов, можешь двинуть с ними, заодно и вещи соберёшь. Ну что, решай. Мне в пропуск дату поставить надо.

   От желания покинуть колонию мгновенно меня сдержали только книги. С остальным хозяйством я попрощаюсь без сожаленья, но вот труды Феолия и книги заклинаний нужно забрать обязательно. Да одежду, пожалуй.

   - Давай завтра. - Гекор забрал у меня вольную и заполнил пробел датой. - А вещей, сколько брать можно?

   - Да что утащишь, то и бери. Портал будет открыт десять минут, времени хватит. Только мой тебе совет - не бери слишком много. В столице всё на горбу таскать придётся, пока не устроишься. Могу порекомендовать приличное жилье. У меня племянник торговец, сдает небольшой домик, рядом со своим, в закрытом дворе.

   - Ты знаешь, мне Глоада обещала выделить жильё при школе, на первое время.

   - Её нет сейчас в столице, отбыла на Валлор. - Я задумался. Может, и правда снять себе жильё? Никому должен не буду.

   - Пожалуй, давай адрес. Скажи, там будет место для тренировок? Я имею в виду, есть, где поставить круг возврата? - Гекор заулыбался.

   - Ты, верно, не бывал в Тилоне. Когда я сказал "домик", то не имел в виду халупу, что у твоего старосты. Места хватит, для занятий и лаборатории вполне достаточно подвала. Я жил там одно время, знаю.

   - А сколько платить? У меня, знаешь, с золотом пока напряженно. - Намекнул я Гекору о нашем уговоре.

   - Будут тебе деньги, не волнуйся. Зачем мне обманывать мага, да ещё и природника? Ты уже успел показать, что занятие это опасное! - Рассмеялся лекарь. - Сейчас могу дать тебе пятьдесят империалов, больше у самого нет. - Развёл он руками. - Как выручу награду за мечи, отдам остальное. Идёт?

   - По рукам, Гекор. И вот ещё что: отпиши брату, не хочу метаться по городу с грудой вещей.

   - Напишу сегодня. Завтра напомнить не забудь, перед отбытием. К слову, портал откроется в полдень.

   - Слушай, спросить хотел. Как ты пещёру Кхорга закрыл, без кольца? - Лекарь долго не отвечал.

   - Ладно, врать не буду. Закрыл силой. Да, знаю твой вопрос! Открыть тоже мог. Я помогал Кхоргу ставить заклятие на вход, сам бы он не справился. - Гекор отвёл взгляд, потом взорвался. - Не смотри на меня так! Что, скажешь, помочь мог, пещеру открыть?! А я не считал, что Кхорга убивать нужно! Кто решил, пусть тот и потеет, ясно?!

   - Не кипятись. Я жалею, что убил чернокнижника. Правда.

   - Хорошо, забыли это разговор.

   - Тогда до завтра?

   - До завтра, Тэгир. До завтра.

   Не верю. До завтра буду сомневаться, и беспокоиться, да и навряд ли засну сегодня. Я вышел в коридор, убедился, что никто меня не видит, и подпрыгнул чуть не до потолка, вскинув руки. Хотелось крикнуть во весь голос, радостно. Вольная, аккуратно сложенная, надёжно спрятана за пазухой. Пока спускался вниз, не выдержал, вновь достал и читал, читал её раз за разом. Свободен...

   Даже Лорк, простодушный гигант Лорк, глядя на мою расплывшуюся в улыбке физиономию, не стал задавать вопросов, просто сказал "поздравляю" и сам широко улыбнулся. Свободен!

   В таверне народу не было, старатели пока на разработках. Ну, ничего, вечером соберу всех наших, выпьем. И вино припасено! На вопросы корчмаря просто показал вольную. Тот запричитал и обещал сделать всё в лучшем виде. Я пригрозил кулаком, мол, смотри мне! Надеюсь, старый пройдоха не станет разбавлять вино, в такой праздник!

   Община гудела. Обсуждали мой отъезд горячо, радуясь и одновременно сетуя, что лишается община мага. Мякинь прослезился даже. Хм. Впрочем, как только я рассказал о предстоящей попойке за мой счёт, разговоры на тему "очень жаль, что ты уезжаешь" заглохли сразу. Сам пить не буду, может, попробую вина, да и только. Не хочется прибывать в столицу с тяжёлой головой и похмельем.

   Вечером народу в таверну набилось столько, что ни сесть, ни встать. Но мой столик, стоящий в углу особняком, был почти свободен. Один Лорк имел наглость прийти без приглашения, да ещё и занять мое место. Прогнать его Жива не посмел.

   Через пару часов, когда пирушка была в самом разгаре и старатели перешли с вина на пиво, я обошёл залу, попрощался со всеми старостами и стражниками, что были знакомы больше остальных, и пошёл к себе в пещеры. С мужиками из общины завтра простимся, время будет. А до сна лучше запакую вещи.

   Жнец дышал тяжело, с хрипом выталкивая из лёгких воздух. Погоня продолжалась второй час, и преследователи никак не отставали. Вроде и подготовился тщательно, продумал пути отхода, даже в канализацию забрался, а вот на тебе, не оторваться никак. Был момент, когда они его потеряли - нет бы выждать, отсидеться до утра в тёмном и вонючем закутке, вытерпеть несколько часов. Не сдержался.

   Просто не подумал, что весь город будет стоять на ушах, не только стража дворца, но и обычные горожане включаться в поиски вора, так нагло посягнувшего на символ власти их законного, любимого короля. Как он вырвался, как не убился, прыгая со стены, добрался до предместий? Одному богу известно. Но погоня продолжалась.

   Позади слышались вопли разъярённой толпы, жнец свернул в узкий проулок. Ах ты, там впереди тоже шум, обложили со всех сторон, загнали, как зверя на охоте. В дом, надо забиться на какой-нибудь чердак, достать из короны камни. Может, у него получится провести ритуал сейчас? Может, он успеет?

   Он взобрался наверх по водосточной трубе, уже почти втиснулся в узкое окошко чердака, когда услышал стук ставен, в доме напротив. Наверное, засекли и времени у него не много. Надо подпереть двери. Надо достать камни из короны, потом разложить их на полу, по кругу.

   - Он там, я видела, он забрался наверх! - Послышался снизу визгливый детский голос.

   - Двери, выноси двери, потом разберёмся! - Времени осталось совсем мало.

   Кинжал соскальзывал, никак не хотел подцепить последний, двенадцатый камень. Главное, не повредить его, но как быть аккуратным, когда дрожат руки? Наконец! Теперь разложить камни, в нужном порядке. Дверь сотрясалась от ударов, а воздух от проклятий. Спокойно, остался последний, теперь встать в круг, прочесть символы, что засветились на каждом камне...

   Дверь с треском развалилась на две части, половинка осталась висеть на петле, раскачиваясь и жалобно скрипя. Люди, что ворвались на чердак, оглядывались в недоумении - на полу дымился выжженный круг, вора нигде не было. Лишь поблескивала драгоценными камнями брошенная в пыльном углу корона.

   Жнец успел сказать слово.

   Несмотря на очередной сон, голова с утра не болела и была на удивленье ясной. Сразу встрял один умник и сказал - это оттого, что сон был последним. Хвала Солену! Значит, я ещё раз свободен! Теперь от своих сновидений.

   - Собрались, значить? - Встретил меня Мякинь прямо у входа в пещёры. - А я наших созвал, попрощаться, как должно. - Голос старосты срывался.

   - Ладно тебе переживать, все хорошо будет! - Хлопнул я старосту по плечу. - Ты мужиков собери, тут забрать надо кой чего. Шкуры все и пластины забирать не буду. Больно много их.

   - Спасибо вам, значить! - Он аж поклон отвесил! Ну даёт староста. - Сейчас мужиков кликну.

   Прощались долго, мужики полезли жать руку и обниматься, бабы зачем-то пускали слезу, утираясь рукавами. Как в загробный мир провожают, ей богу! К конце концов волнения улеглись и я, на пару с Хиртом, что помогал тащить вещи к крепости, ушёл из родной общины. Напоследок оглянулся, стараясь запечатлеть в памяти каждый изгиб дорожек и все трещинки в скалах, крякнул, поправляя тяжелый мешок за спиной, да и ушёл.

   Времени до полудня оставалось предостаточно, я даже успел обменять в рядах несколько панцирей зубатых на целую пригоршню камней. Особенно выгодно поменялся со старателями, всучил им несколько острых панцирей, пригодных для изготовления кирок, а взамен получил дюжину крупных алмазов. Камни в колонии стоили дешево, да и весили не в пример меньше пластин. А в столице продать можно с выгодой или сохранить до поры, если денег будет в достатке. Попрощавшись с Хиртом, я поднялся в крепость.

   Малознакомый мне десятник долго крутил в руках мою вольную, после буркнул что-то неразборчиво и скрылся в караулке. Оттуда он принёс большую книгу в кожаном переплёте, в которой поставил несколько отметок, и попросил расписаться. Оказалось, отбывающих на волю регистрировали отдельно.

   - Приветствую. - Ко мне подошёл Гекор. Похоже, лекарь прогуливался во дворе крепости. - Ну, набрал вещей! Как потащишь?

   - Да уж как-нибудь! Про письмо не забыл?

   - Помню. И письмо написал, и кошель подготовил. Пойдём, занесёшь мешки наверх, после в кабинет заглянем - там всё лежит. - Гекор зашагал в крепость. Нет, что б с мешками помочь! Хотя, что он, носильщик мне, что ли? Нагрузив себя так, что только глаза между тюков торчали я, пошатываясь, двинулся следом. Радость по поводу моего отбытия таяла с каждым шагом. А впереди ещё лестница! Ужас.

   Добравшись до кабинета сотника, я упал в кресло и долго сидел, молча пялясь на новый гобелен за столом. Кусок стены у окна отмыли плохо, копоть напоминала о недавнем пожаре. Моя работа!

   - Садись поближе, объясню, как до дома племянника добраться. Смотри. - Гекор перевернул листок с запиской, на обратной стороне была начерчена схема. - Вот тут, у казарм, портал. Пройдёшь мимо тренировочной площадки, после неё направо. Попадёшь на мельничную улицу, два квартала прямо, никуда не сворачивай. А на третьем перекрёстке налево, там упрёшься в тупик. Вот этот дом, я пометил. Торговая улица.

   - Племяннику на словах что-то передать? К слову, как зовут его?

   - Звать Барид. На словах представься, скажи, мол, маг и коллега, негде в городе остановиться. О цене торгуйся, племяш мой тот ещё жук! - Усмехнулся лекарь. - Больше золотого в месяц не обещай!

   - Понятно. - я спрятал письмо за пазуху.

   - Деньги вот. - Гекор протянул кошель. - Пересчитай. И не спорь! - Добавил он.

   Красивые, большие кругляши приятно ложились в ладонь, оттягивая её своим весом. Я уже знал, что один золотой империал равен дюжине серебряных, а те, в свою очередь, двенадцати медякам. Были и вовсе мелкие монетки, назывались сорками. От слова сорить, что ли? При пересчёте я выяснил, что уместить больше десятка империалов на ладони невозможно. Ну, только если на ладони Лорка.

   - Хватит уже над золотом чахнуть, пошли к порталу! - Оторвал меня от приятного занятия лекарь. - И подальше кошель припрячь! За такие деньги убить могут.

   Комната, где был установлен портал, встретила нас гулом голосов. Торговцы всех мастей обсуждали дела, похвалялись большими барышами. При виде нас разговоры смолкли, купцы расступились.

   - Все ли на месте? - Спросил лекарь, а теперь, как я понимаю, и новый распорядитель колонии.

   - Да все, все! Даже Илдук сегодня раньше срока!

   - А что ему, вино всё побили, убийца Рола постарался. - Заявил толстяк в расшитом золотом камзоле. - Говорят... - Один торговец толкнул болтуна в бок, указывая на меня, что-то шепнул на ухо. Толстяк втянул живот и прикусил язык.

   - Говорят, отважный воин, и человек щедрый! - Закончил за него Илдук. Никто, вроде, не возражал. Хм.

   Разговоры утихли, Гекор подошёл к порталу. Поднял массивную печать, вставил её в основание плиты телепорта и, приложив к печати кольцо, произнёс заклинание. Зелёное, сочного цвета кольцо засияло ровно, ярко. Пропустив вперёд уважаемых торговцев, я пожал на прощанье руку лекаря, подобрал с пола тюки и шагнул в портал. Меня ждала столица.

* * *

   - Всё ли готово, Длонх? - Демон был не в духе, вчера покончила с собой одна из его наложниц. Что не хватает этим людям?

   - Мы можем выступать хоть завтра, великий. Только прикажите.

   - Нет, пусть всё идёт, как наметили ранее. Проверьте всё, за оставшиеся пару дней, ещё раз. Особенно смотрителей. Хорошо ли сработаны пары?

   - Пары готовили на протяжении пяти лет, за двое суток лучше они не станут.

   - Ещё раз обдумайте своё участие в операции. Вы великолепный стратег и опытный маг, Длонх, но боевого опыта у вас нет, не так ли? Если что-либо пойдёт не так, то...

   - То я готов отдать свою жизнь за дело тьмы! - Решился прервать он демона.

   - Не люблю я пафосных речей. - Аллр поморщился. - Солдат должен сделать всё для победы и выжить, а не полечь красиво, считая, что выполнил свой долг.

   - В любом случае, я думаю, моё участие в операции принесёт только пользу. Кроме того, не могу же я всю жизнь отсиживаться в тылу. Подчинённые уже смеются...

   - Вот, что вас гложет, друг мой... Так почему они не пришли сюда, ваши подчинённые? Посмеялись бы вместе! - Чероты боялись демона. Длонх, что согласился служить ему и быть посредником между советом стратегов и Аллром, был редким исключением из правил.

   - Я и сам считаю, что невозможно быть лишь теоретиком и хорошо планировать боевые операции, великий.

   - Сложный вопрос. Скажи, сможет спланировать, хорошо и верно, операцию ветеран, десятки раз принимавший участие в битвах? Воевавший простым воином, в строю таких же, как он. Сможет? - Аллр подался вперёд.

   - Сомневаюсь. Возможно, отдельно взятый воин и окажется великолепным стратегом, но в большинстве своём они знают лишь своё дело, не больше.

   - Вот так и с твоей службой. Ясно, что стратегу не помешает опыт реальной битвы, ясно, что многим хочется увидеть воплощение своих идей на практике. Но! Не это главное, друг мой.

   - Я всё же чувствую ответственность за эту операцию, великий. - Черот поклонился. - Их были десятки, но сейчас речь идёт о Тилоне! Мне хочется увидеть всё своими глазами. - Аллр рассмеялся.

   - Да, друг мой, я дорого дам, только бы оказаться там самому! К сожалению, для этого нужен полноценный прорыв, а не жалкие проколы, что создают наши маги. Придётся довольствоваться твоими впечатлениями, Длонх. Уверен, тебе понравится в Тилоне, там красиво. - Демон показал клыки. - Ну, иди уже. И возвращайся с победой!

Столица Тилона

   Мне не снились цветы и праздник, устроенный наместником, по случаю моего прибытия в столицу, но... Та убогая комната, куда я попал, напоминала пыльный закуток старого, давно заброшенного замка. Я заподозрил даже, что меня снова надули, однако несколько торговцев стояли тут же, рядом со своими товарами. Видимо, поджидали помощников.

   При переходе возникло странное ощущение, будто я распался на мизерные частички, и собрался воедино уже здесь, в Тилоне. Тим пояснил - так оно и есть. Порталы чем-то напоминают зеркало: одна его часть, на входе, поглощает энергию и материю, а после предаёт сущность слепка своему отражению, в месте выхода. Ужас. А что будет, если слепок предать неверно?

   - Так часто случалось, во время первых попыток освоить порталы. Вообще, их долгое время использовали только для переноса вещей на большие расстояния, в пределах одной планеты. - Продолжал Тим. - Люди же... Не выживали во время перехода. - Лучше я не буду выяснять, что именно с ними происходило.

   - Любезный! - На мой окрик повернулись сразу двое купцов. - Простите, господа, вы не подскажите, можно ли где-то нанять носильщика?

   - Да нанять можно, на рыночной площади, в четырёх кварталах отсюда. - Ответил толстяк в камзоле, что судачил обо мне в крепости. - Но если груз ваш ценный, то оставлять без присмотра не советую.

   - А вы не могли бы...

   - Простите, но мы спешим. - Подручные уже собрали пожитки купцов, и те ретировались. Придётся поработать грузчиком. Эх.

   Единственная дверь вела в узкий коридор, закончившийся... Приёмной? Судя по количеству людей на скамьях, и писарю, что гордо восседал за столом, так оно и есть. Я не горел желанием выяснять, где нахожусь - любопытству очень мешали тяжелые тюки. Заметив, куда направились торговцы, двинулся следом.

   Вышел на улицу и, сбросив свою ношу, полной грудью вдохнул столичный воздух. Столица у здания ратуши пахла конским навозом и потом: рядом располагались казармы, плац и, по всей видимости, конюшни. Ну и местечко! Вот интересно, самим чиновникам тут работать не тошно? С другой стороны, городская стража под боком, может, так спокойнее. Ну, пойдём, помолясь. Согнувшись в три погибели, я поплёлся на Мельничную.

   - Стой! Откуда добро тащишь? - Стражники окликнули меня за пять шагов до перекрёстка с Торговой. И здесь от них покоя нету!

   - Иду дом снимать, тут недалеко. - Я поставил тюки на брусчатку.

   - К кому направляешься? Я местных всех наперечет знаю! - Заверил меня усатый стражник.

   - К Бариду, торговцу. - Надо быть вежливым. Зачем мне проблемы с властями?

   - Что же, знаю его, скряга тот ещё. У него малый дом пустует, верно? Почём договорился?

   - Не договорился ещё. Я только с колонии, Гекор, его дядя, дал мне письмо с рекомендацией. Вот, иду.

   - Так-так! А документы в порядке? Вольную покажи. - Нахмурился напарник усатого, молодой совсем парень.

   - Да вот, пожалуйста. - Я протянул вольную.

   - А отметка градоначальника где? Ты порталом прибыл?

   - Верно, порталом. Но мне и не сказал никто, что отметка нужна! - Черти бы побрали всех чиновников вместе с их бумажками!

   - Не сказали, ага. Гекора он лично знает, а про отметку не знал! Ты слышал, Буля? - Парень явно наслаждался моментом. - Подозрительно всё это! Что в тюках? И сам кто будешь?

   - В тюках личные вещи. - Я начинал злиться. - А сам я маг Тэгир, природник. - Кольцо над головой засветилось ярко, слишком много влил силы. - Или ты читать не умеешь, уважаемый?

   - Э... Природник, говорите? - Усатый поднял руку, показывая напарнику, чтоб тот помалкивал. - Простите, господин Тэгир, мы же не знали! А в ратушу позже зайти можно, как вещи оставите! - Стражник отдал вольную. - Может, проводить вас, господин Тэгир?

   - Давайте, коли время есть. Я города не знаю. Может, с вещами поможете? - Как мне хотелось посмотреть на стражников, что тащат мои пожитки!

   - Конечно. У нас служба такая, людям помогать! - Старший кивнул напарнику, указывая на мешки. Тот с каменным лицом взвалил на себя сразу два тюка. Ха! Сработало!

   - У тебя что там, булыжники сложены? - Простонал стражник у дверей в дом Барида. - Тяжеленные! - Утер он пот со лба.

   - Да там пластины с панцирей аллеорхов. Бил их в колонии. - Не удержался я от бахвальства.

   - Так вы тот самый маг, что сотника убил?! - Отшатнулся парень.

   - Ну, и что? - Кто меня за язык тянул?

   - Люди разное болтают, что у вас с Ролом вышло. - Спокойно сказал усатый. Как его там, Буля? - Может, сами скажете? Поймите нас правильно, не допрос это, но знать нужно. Почему человек другого на тот свет отправил, а сам гуляет на свободе, за здорово живёшь?

   - Рассудил нас наместник, а как случилось всё, могу рассказать. Не тайна. - Я посмотрел стражнику в глаза. - В колонии я появился случайно, не как заключённый, а с помощью портала. Занесло, в общем... Но вы знаете закон, прибывший туда, без допуска, сам получает срок, до десяти лет. - Буля кивнул. - Так вот, предложил мне Рол сделку: я зачищаю от тварей старые разработки, взамен получаю вольную.

   - Все разработки?! - Встрял молодой стражник. - Там же зубатых без счёту! Мне ещё прадед рассказывал.

   - Я не зачистил один бассейн у реки, там было больше десятка тварей, да ещё пещеру, в ней не меньше шести-семи. В одиночку это нереально, даже Рол согласился. Все остальные старые разработки свободны.

   - Знатная работа! Сколько времени никто не брался. - Оценил мои труды усатый. - И что Рол?

   - Рол намекнул мне, по ходу дел, что будет не против, если я избавлюсь от чернокнижника Кхорга. Тот в прошлом убил отца Глоады Ангер, да и мне причинил немало хлопот. Я убил. Сейчас жалею об этом, но толку. - Помолчал.

   - И что Рол? Не дал вольную? Но если сам хотел мага заморить... Не по закону это, конечно... - Начал лепетать молодой стражник.

   - Хуже. Сотник состряпал на меня дело, отправил в столицу. И мне дал выбор: либо сидеть за убийство полный срок, либо сотрудничать с ним. Тогда, мол, лет двадцать пробуду в колонии, и на волю. Вот за этот обман и убил. Откровенно говоря, просто вспылил, во время разговора, а после само закрутилось...

   - Сложное дело. - Подытожил стражник. - Коли по совести судить, то, правда на вашей стороне, я так считаю. Но по закону...

   - А по закону меня наместник помиловал. Грехов моих не отрицая.

   - И то верно. Спасибо за рассказ, господин Тэгир! Прояснилось дело. А то знаете, судачат люди. За откровенность вашу обещаю - все сказанное, как есть, стражники знать будут. Ну, пойдём мы, пожалуй?

   - Счастливо! - Я кивнул и потянулся к молотку, что висел на дверях в дом Барида.

   - И вам удачи, господин маг. - Стражники пошагали на Мельничную.

   Торговец появился спустя пару минут. Сначала в доме послышалась возня, потом раздался жуткий грохот, и вскоре в дверях появилась голова Барида.

   - Кого ещё принесла нелёгкая? - Волосы торговца стояли дыбом, а пыльные, будто полы ими подметает, в свободное от работы время. - Что надо? На дому ничего не скупаю! - он уставился на тюки с моими вещами.

   - Вы господин Барид? - Голова кивнула, от чего вокруг неё образовалось облачко пыли.

   - А... А! Апчхи! - Ответил уважаемый купец и выскочил за порог, спасаясь от пыльной бури, поднятой резким движением. - Я Барид. Так... А... Ап... Чем обязан?

   - Тэгир, маг-природник. Будем знакомы. - Я протянул руку. - Мне рекомендовал вас господин Гекор. Я только что прибыл в столицу, и ищу, где снять жилье. Ваш дядя...

   - Я понял, понял. - Прервал меня Барид. - Заходите.

   Уже устав сидеть на своих тюках в ожидании торговца, ушедшего, по его выражению: "подправить физию", я стал расхаживать по прихожей. Чем-то она напомнила мне коридор перед кабинетом Рола: те же ковры, статуи. Только вместо гобеленов - портреты. Подозреваю, что изображены на них предки Барида, но полной уверенности нет. Чинные, горделивые образы на картинах не были ни пыльными, ни взлохмаченными.

   - А я, понимаете, на чердак полез, найти одну вещицу... Вот. Как услышал стук, решил спускаться, да и грохнулся с лестницы, чтоб её черти унесли, проклятую. - Объяснял торговец причину своей неопрятности, потирая при этом бок.

   - Гекор передал вам письмо. - Записка запропастилась куда-то. - Да где же оно?.. А, вот! - Хвала богам, нашлось!

   - Прими этого человека... может оказаться... не загибай... Дядя в своём стиле, всё пытается научить меня жить! - Подытожил он. - Ну, что же, любезный, пойдёмте, я покажу вам дом, а заодно обсудим плату. Мешки можете оставить здесь. Дверь я запер? Да, запер. - Сам себе ответил купец.

   Дом оказался замечательным! В небольшой, аккуратной прихожей стояли два кресла и небольшой столик с резными ножками. По левую сторону от прихожей располагалась кухня и сразу за ней - столовая. Попасть в оба помещения можно было из маленького коридорчика, ведущего к черному входу. А справа была гостиная. С большим камином, мягкими диванчиками, обитыми бордовым бархатом и целой коллекцией оружия, развешенного по стенам. Пол устилал толстый ковёр с причудливым рисунком. Потрясающе!

   - А спальни нет? - Хочу кровать в отдельной комнате!

   - О, вы, наверное, не заметили с фасада! Спальня наверху, в пристройке, а на второй половине крыши есть летний садик. Уверяю вас, очень уютный.

   Кровать оказалась выше всяких похвал и занимала большую часть комнаты. Да на такой впятером спать можно! Зеркало в дверях шкафа отразило мои пошарпанные, выцветшие за год доспехи и плохо выбритую физиономию их владельца. Всё это плохо сочеталось с окружавшей меня чистотой и роскошью. Да, не мешает привести себя в порядок. Как-никак, в столице живём!

   - Скажите, Барид, есть тут поблизости цирюльник? - Вопрошал я, следуя за купцом в летний садик.

   - Если вы выйдете из нашего тупичка и пересечёте Мельничную, там по правой стороне имеется салон. Шагах в двадцати от перекрёстка. - Торговец раскинул руки. - Вот, полюбуйтесь, какой замечательный садик.

   С ним сложно спорить, садик был маленьким, но очень приятным. Небольшие деревца в кадках стояли полукругом, скрывая террасу от дома торговца. Несколько плетёных кресел будто приглашали присесть, отдохнуть после тяжёлого дня за приятной беседой.

   - Мне понравилось абсолютно всё. Скажите, Гекор упоминал о подвале, я могу поставить там круг возврата, для своих тренировок?

   - Конечно! У дяди там была целая лаборатория, я не стал вам показывать подвалы, потому как там не прибрано. Но... Завтра в доме будет прислуга, и к вечеру везде будет порядок. Что же до круга возврата, то там до сих пор торчат железяки Гекора. Камни он, конечно, изъял... - Барид не скрывал своего сожаления по этому поводу.

   - Это не страшно. Камней у меня вдосталь. Кроме прочего, я умею их делать.

   - Синие тоже? - В голосе купца появились деловые нотки.

   - Скажу вам откровенно, не пробовал. Для их изготовления нужна плита достаточно больших размеров. Боюсь, в ваших подвалах она не поместится.

   - Жаль, жаль. Впрочем, за прозрачные тоже можно выручить неплохие деньги. Я вас потом познакомлю с одним дельцом - он приторговывает всякими магическими штучками. А начинал с тканей, как все приличные люди! - Почему торговать "магическими штучками" неприлично, он не разъяснил. - Ну, раз уж речь зашла о деньгах - сколько вы намерены платить за такой чудесный дом?

   - Я думаю, вам, как хозяину, стоит назвать свою цену. - Кажется, предстоял торг.

   - Дайте подумать... - Барид и правда сделал вид, что задумался. - Думаю, вместе с платой за уборку, мелкие услуги, уход за садом... Да! Вы ведь будете пользоваться моей банькой? - Я кивнул. - Ну, за всё... Хватит двадцати золотых.

   - Помилуйте, но это грабёж! Я не думал тратить более шести! Ну, в крайнем случае, семи империалов! - У Барида от такой наглости глаза на лоб полезли.

   - Шести?! Да вы в своём уме, любезный? У меня за пятнадцать в год этот дом с руками оторвут.

   - О! И вы отказались от таких барышей? Но почему?

   - Э...

   - Давайте так, Барид: я плачу вам десять, а вы поделитесь со мной поваром. У вас ведь есть повар?

   - Десять? И мой повар в придачу? Да за такие сорки я тут сам жить буду! Это же благотворительность!

   - О, прекрасно! Тогда сдадите мне ваш дом, сразу как съедите?

   - Уважаемый! Вы, не спорю, умеете торговаться, но дешевле двенадцати я дом не сдам!

   - Прекрасно. Тогда одиннадцать, и по рукам!

   - Нет и ещё раз нет! - упирался торговец.

   - Подумайте, я плачу вам шесть золотых сразу, авансом. - С этими словами на свет появился кошель, и я отсчитал шесть империалов. - Вот они, смотрите! А следующие пять - через полгода! - Вид золота покорил торговца.

   - Вот пройдоха! - С этими словами монеты перекочевали в просторный карман Барида. - По рукам! - Так я обзавёлся приличным жильём.

   Как устроился, вышел в садик: передохнуть и подумать. Сегодня нужно ещё зайти в ратушу, поставить отметку в вольной. Очень хотелось повидать малявку - как она устроилась в школе? Но идти в приличное общество небритым, да в своей старой одежде... Надо хотя бы к цирюльнику заглянуть, а по возможности, прикупить себе новую рубашку да какую-нибудь обувь, что ли. Решено, сначала приводим себя в порядок, после - в ратушу и, если успею, в школу. Придётся снова побеспокоить Барида.

   Искать его не пришлось, торговец сидел в саду, за книгой.

   - А я вас жду. Как устроились, может, что ещё нужно?

   - Как раз хотел вас спросить: нет ли поблизости лавки, где можно приобрести приличную рубашку? Или мастерской портного?

   - Зачем вам лавка? - Улыбнулся купец. - Я занимаюсь одеждой. В розницу давно не торгую, но уверяю, для вас мы подберём что-нибудь. Идёмте в дом, у меня в подвале полно образцов!

   В итоге, я набрал добрую дюжину рубашек! Конечно, некоторые придётся отнести портному, подогнать по размеру. Сегодня одену белоснежную - праздник у меня или не праздник? По-моему, белый цвет отлично смотрится с чёрной кожей. Осталось только обзавестись обувкой. Барид, к сожалению, торговал только одеждой, да и вовсе отсоветовал покупать готовую обувь. Мол, на заказ оно и лучше, и добротней будет. А "на первое время" моя сгодится. Ладно, будет время, сходим к сапожнику!

   Переодевшись, я отправился к цирюльнику. Старенький мастер, завидев меня, раскудахтался, как наседка, оставшаяся без гнезда:

   - Как можно себя так запускать, юноша! - Это я юноша? Хм. - Вы, простите, голову в луже моете? Не обижайтесь, но выглядит именно так! - На себя бы посмотрел: семь волос на голове, да все в разные стороны смотрят!

   - Я только сегодня прибыл из колонии. - Чего врать? Как есть, так и говорю.

   - О! Простите. - Старик помолчал, словно в замешательстве. - Не обессудьте, что задам вам неприличный вопрос... А деньги у вас водятся?

   - Не беспокойтесь, за этим дело не станет!

   Из салона, как гордо именовал своё заведение цирюльник, я вышел часа через два. Голову мою сначала мыли несколько раз, после обляпали волосы вонючей мазью, заставили сидеть так, снова мыли. Кошмар какой! Чем не пришлись дедуле мои седины? Но когда мучения закончились, я понял, отчего сокрушался мастер.

   Из зеркала на меня смотрел совсем другой человек. Волосы, обычно жёсткие, как щетина, стали шелковистыми и очень приятными на ощупь. Тщательно расчёсанные на ровный пробор, они красиво ниспадали на плечи. Хм. Никогда не обращал особого внимания на свою внешность, но... Мне понравилось, даже очень.

   - Ну как? Как вам, господин? - обнося вокруг меня второе зеркало, причитал мастер. - Ведь лучше, а?

   - Прекрасно, уважаемый, просто великолепно! - Мастер просиял. - Сколько я должен за такое чудо?

   - За обычную стрижку мы берём до шести медяков, но с вами, господин, пришлось повозиться. - Я выложил на стол серебряник - Бадир отвалил мне сдачи, когда торговал у него рубашки.

   - Этого хватит, или добавить? - За такое преображение не жалко звонкой монеты!

   - Что вы, господин, вполне довольно! Позвольте узнать: будете вы посещать нас и дальше? Вы можете назначить удобное для себя время и приходить к нам, скажем, раз в неделю. - А старик не промах!

   - Пожалуй, можно.

   - Значит, в прогулочный день, в это же время? - Я согласно кивнул. - Прекрасно. Тогда последний вопрос, как вас записать?

   - Тэгир.

   - А я Марциус, рад знакомству. - Старик чуть склонил голову.

   Попрощавшись с цирюльником, я направился в ратушу. Там, как и в полдень, было полно народу.

   - Доброго дня. - Обратился я к писцу. - Я прибыл из колонии. Стража сказала, что мне нужно отметиться в ратуше.

   - Нужно - отмечайтесь. - Грубо ответил писарь. - Все ждут в общем порядке. Не успеете до закрытия, придёте завтра. Как записать?

   - Маг Тэгир.

   - Маг? Что же вы сразу не сказали, господин? - Тон мужчины сменился мгновенно. - Магам без очереди! Вас примут через минуту. - Он быстрым шагом вышел из приёмной, в скорости вернулся. - Проходите, вас примет сам градоначальник! - Сказано, похоже, не для меня, а для очереди, что начала роптать. Мол, лезут тут всякие. - Прошу вас, я провожу.

   Кабинет градоначальника Херпса Фаро располагался на третьем, верхнем этаже ратуши. Худощавый, с улыбкой в глазах мужчина встретил меня приветливо, как долгожданного гостя. Простота обстановки в комнате граничила с аскетизмом, однако, тут было уютно и спокойно. Приятный кабинет, и приятный хозяин.

   - Приветствую.

   - Доброго дня, Тэгир! Или уже - доброго вечера? - Улыбнулся мне Херпс. - Наслышан о ваших мытарствах. Прошу вас, присаживайтесь. - Такое ощущение, будто обо мне знает весь город!

   - Спасибо. - Жёсткий табурет не располагал к долгому общению. Интересно, это специально так? - Зашёл поставить отметку в вольной, а то Гекор забыл мне объяснить правила.

   - О! Не очень разумно с его стороны. Надеюсь, у вас не возникло проблем со стражей? - Озабоченно спросил градоначальник. - Ребята порой проявляют излишнее усердие!

   - Мы быстро поняли друг друга. Не волнуйтесь, все живы и здоровы! - Добавил я, глядя, как меняется в лице собеседник. - Мне даже помогли донести вещи.

   - Где вы устроились? Поверьте, интерес не праздный, жуликов разных мастей в столице хватает. Я не хочу сказать, будто у нас...

   - Не волнуйтесь, я понял. Устроился у племянника Гекора - Барида, на Торговой улице.

   - Как же, как же, знаю его, уважаемый гражданин. Надеюсь, он не разорил вас? - Хитро улыбнулся Херпс.

   - Пусть даже не надеется! - Мы рассмеялись. - Но давайте перейдём к делу! Сегодня мой первый день в столице, много забот.

   - О, конечно-конечно! Давайте вашу вольную! - Он проставил дату уведомления и приложил к моей вольной большую, прямоугольную печать. - Теперь вы свободны, словно ветер. Скажите, какие у вас планы? Если собираетесь осесть в Тилоне, я бы советовал подать прошение на имя наместника. Возможно вы, как маг, без проволочек получите подданство. Кроме прочего, если собираетесь торговать, либо иметь практику в столице, нужно составить уведомление на моё имя, с перечнем занятий. Эти проволочки необходимы, господин Тэгир. Империя строго следит за должным взиманием налогов.

   - Понимаю. Думаю, прошение напишем завтра, а остальное подождёт несколько дней - хочется отдохнуть. - Я поднялся. - Был рад знакомству, господин Херпс.

   - Взаимно, господин маг. Скажите, вы не согласитесь присутствовать на очередном празднике в честь осени, что пройдёт в моём доме? Мне будет приятно. - Хм, как бы не влезть в очередные столичные интриги. Я посмотрел собеседнику в глаза:

   - Возможно.

   - Не волнуйтесь, это лишь праздник, ничего больше! - Он мысли читает, что ли? - Заведёте полезные знакомства, пообщаетесь. Так я пришлю вам приглашение?

   - Уговорили! Я ещё зайду завтра, по поводу прошения.

   - Конечно, буду ждать. - На том и расстались.

   Проходя мимо казарм, я второй раз за день встретил стражников, что остановили меня по пути к Бариду - наверное, парни шли со службы. И очень кстати! Буля подробно рассказал мне, как пройти к школе, а после заявил, что ему по дороге и предложил проводить.

   - Там всего квартал от моего дома. - Пояснил стражник.

   Мы прошли по Торговой, обогнули рынок, а затем по Западной, вдоль городской стены, и попали на улицу Искусств, которая выходила на площадь магов, прямо к школе. Мне понравилось в Тилоне: чистые улицы, не залитые помоями и грязью, красивые фасады домов, окрашенные в нежные, успокаивающие цвета, приветливые горожане. Сказка, а не город! Когда я спросил Булю, куда же деваются отходы, он объяснил, что в городе давно есть... Как же это? Вот, вспомнил - канализация. Причём не только в пределах городских стен, но и в части предместий! Поразительно. Перед площадью стражник остановился.

   - Ну, я к себе пойду, вон мой дом! - Буля кивнул назад, указывая на четырёхэтажное каменное строение. Большой! - Квартируюсь там, лет десять уже. Вы, если что нужно, обращайтесь, господин маг. - Кивнул. - До свидания. - Стражник с чувством пожал поданную руку.

   Я прошёл мимо фонтана, в центре которого стоял памятник - неизвестный мне воин убивал громадное чудище, давя его обеими руками. Красиво, но я бы добил гадину мечом, так он надёжней.

   - Прохода нет! Время посещений вышло! - Заявил мне высоченный стражник у ворот Пятой школы. - Завтра приходите, уважаемый, с утра и до шести вечера. - Жалко. С другой стороны, город посмотрел, и дорогу теперь знаю.

   - Понятно. Скажите, любезный, когда лучше прийти проведать девочку, мою подопечную? Она первый год в школе.

   - Да я не очень осведомлён, господин, как тут что! Мы же из стражи городской, не маги. - Усмехнулся детина. - Но занятия пока не начались, так что... - Он развёл руками, мол, в любое время, сами решайте.

   - Спасибо. - Придётся наведаться завтра. С самого утра и пойду, пожалуй.

   На обратном пути, недалеко от рынка, мне попалась лавка сапожника. Худой, скрюченный мастер сидел прямо на пороге и, одев на колодку старый, видавший войну с Аллеором сапог, починял ему каблук.

   - Добрый вечер, уважаемый. Можно ли сделать заказ?

   - Отчего же нет? Можно. - Равнодушно ответил мастер. - Вы особое что хотите?

   - Знаете, хотелось бы прикупить ботинки, или сапоги на первое время, а кроме - заказать под себя. Одни для города, на каждый день, и походные, вроде моих.

   - Поизносились, значит? Оно бывает. Могу предложить вам полусапожки, по нынешней погоде - самое то. И лёгкие, и не так жарко. А то, по одежде судя, туфельки модные вы не сильно жалуете? - Усмехнулся он в усы.

   - Верно. И что, есть готовые?

   - Пойдёмте в дом. Готовые есть, несколько пар, но в пору ли? Учтите, мастер я не дешёвый! - Сказал сапожник и, прихватив массивную колодку, пошаркал к двери.

   Одни полусапожки пришлись по ноге, будто по мерке сделаны. Удобные, они казались невесомыми после ботинок, что достались мне в наследство от Феолия. Новая, черного цвета кожа красиво блестела даже в свете лампы. Беру! Четыре серебряника, но всё равно - беру! Оставив мастеру задаток на материалы для ботинок и сапог под заказ, я закинул в одолженный мешок свою истоптанную обувку и отправился домой. Завтра, пока прислуга будет чистить подвалы, разберусь с остальными делами, а вечером можно продолжить свои занятия, надо практиковаться. Вот ещё что! Стоит поинтересоваться у Барида, где можно поучиться бою на мечах? Или найти Булю, стражник лучше знает? Посмотрим.

   Разбудили меня ласковые, ещё по-летнему тёплые лучи солнца. Свет пробился в щель меж двух плотных штор и бесцеремонно прервал мой сон. Я потянулся на своём королевском ложе и лежал ещё с полчаса, блаженно улыбаясь - жизнь, кажется, налаживается! Снизу послышался аккуратный, негромкий стук. Надо выйти на террасу, взглянуть на ранних гостей свысока.

   - Наверное, спит ещё! Маг ведь, они по ночам пакости творят, а днём дрыхнут! Не то, что честные люди. - Услышал я полушёпот.

   - Ну почему, днём мы тоже пакостить умеем! - А пусть боятся, меньше сплетничать за спиной будут.

   - Кхе!.. Кхе... - Парень, внимающий сим речам, поперхнулся водой, которую пил прямо из ведра.

   - П-простите нас, пожалуйста, это мы так, без умысла сказали! Простите! - Затараторила молодая девица, имеющая странное мнение о распорядке дня рядового мага. - Нас господин Барид послал, в подвалах прибраться.

   - Сейчас спущусь, ждите.

   Уверив испуганную служанку, что её тирада не дойдёт до ушей хозяина, я отправился кушать - Барид просил передать, что повар сварганил нам завтрак, пока ещё в доме торговца. У меня пока шаром покати, до закупок не дошли руки. Может, прислугу напрячь, пусть на рынок сбегают? Во искупление грехов, так сказать! Хм, а почему нет?

   За завтраком я выяснил, что Барид ничего не смыслит в военном деле и, дабы подыскать себе хорошего учителя боя, мне лучше расспросить городских стражников. Так и сделаем: в школу пока идти рано, попробую разыскать Булю. В казармах стражника не оказалось, пришлось идти к его дому. Полная, в годах женщина, подметающая мостовую перед входом, рассказала, что "этот старый повеса" живёт на втором этаже. Оказалось, стражник ещё спал.

   - Чего надо? - Невежливо буркнул Буля, почёсывая волосатую грудь: из одежды на нём были лишь подштанники. - О, это вы, господин маг! Проходите! - Разглядев гостя, вояка сменил гнев на милость. - Простите, я буду через минуту. - Вернулся он уже в штанах и помятой рубахе. - Простите за внешний вид. Люблю я поспать после дежурства.

   - Это вы меня извините за ранний визит. - Он махнул рукой, мол, чего там! - Я к вам по делу.

   - Слушаю.

   - Посоветуйте, к кому можно обратиться - мне нужен учитель боя на парных мечах.

   - На классической паре? - Я кивнул. - Хм... Знаете, если вы новичок, то посоветую своего десятника, идти сразу к мастеру смысла нету.

   - Меня тренировал в колонии Клиг, около года. Не знаю, как оценит мои успехи мастер...

   - Клиг? Как он? Мы вместе наёмничали по молодости, воевали на северных островах. Рад, что он жив - в колонию попал надолго и, что обидно, просто по дури.

   - Да вроде молодцом. Он там пристроился, тренирует парней, кто готов платить.

   - Славно. Ну что ж, коли вы занимались у Клига, могу дать вам адрес местного мастера. Живёт на Хмельной улице, один перекрёсток до рынка. Это не далеко от вас, как найдёте место, спросите Олафа - его там каждая собака знает. И не судите по внешности! Лучшего бойца в Тилоне не сыщете.

   - Благодарю вас. - Наверное, пойду теперь в школу. Не бегать же через весь город туда обратно!

   Ворота Пятой школы были распахнуты настежь. Вроде как: заходите, гости дорогие. Однако стражник был на месте. Браво сдвинув шлем на затылок, он с интересом разглядывал прохожих - а чем ещё заняться служивому на посту?

   Малявку я заметил ещё на подходе - она, вместе с другими малышами, сидела на скамьях в десятке шагов от входа, и внимательно слушала девушку... Должен заметить, очень красивую девушку! Рассказчица увлечённо взмахивала руками и, судя по движениям, описывала какой-то поединок. Я остановился в нескольких шагах от ворот - не буду мешать, пусть закончит.

   - Вы, господин хороший, навестить кого пришли? Или попросту любопытно? - Голос у стражника хриплый, но тон дружелюбный. - Э?

   - Да вон ту малявку пришёл повидать. - Я кивнул в сторону детей. - Но подожду, не хочется мешать. - Не знаю, то ли у Алики слух такой замечательный, то ли взгляд она почувствовала...

   - Тээгииир!!! - Даже аллеорхи не передвигаются с такой скоростью - уже через мгновенье девочка висела у меня на шее. - Тэгир. - прижалась всем телом. - Ты почему не писал, а? Я очень сильненько ждала! И чего так долго? Пораньше не мог приехать? Какая у тебя рубашка красивая! Тут купил? А ты мне птицу купишь? - Великий Солен, спаси мои уши!

   - Написать не смог. Но если хочешь, я вернусь в колонию и напишу тебе оттуда, пару строчек. Пойдём к детям, так убегать с занятий - неприлично.

   - Да то не уроки вовсе, просто Кейта рассказывала нам, как Давир - девочка махнула рукой в сторону фонтана - убил дракона и защитил город. - Так это дракон? Никогда бы не подумал! - Пойдём, я тебя познакомлю! - Девочка слезла на землю. Тяжёлая стала! И вымахала за лето...

   Когда мы прошли сквозь ворота, со стороны скамеек послышались удивлённые возгласы - дети смотрели нам за спины, возбуждённо махая руками. Что ещё там? Оглянувшись, я увидел, как на створках медленно угасают два светящихся, ярко синих кольца. Интересно, что бы это значило? Тот же вопрос занимал и стражника, что стоял с открытым ртом, на всякий случай, взяв копье на перевес.

   - Потрясающе! Вы правда природник! - к нам подошла Кейта. - Ой, извините, я не представилась! Кейта. - Девушка протянула руку и зачем-то покраснела. - А вы Тэгир. - Мне здесь кто-нибудь даст слово сказать?

   - Пойдёмте к детям, закончите свой рассказ. Заодно и я послушаю. Кстати, почему засветились кольца на воротах?

   - Как, вы не знаете? - В голосе девушки сквозило такое безмерное удивление, что я почувствовал себя полным идиотом. - Только не говорите, что ни разу не проходили сквозь ворота! Где же вы учились? - Я лишь слабо улыбнулся в ответ. Надо же так опозориться! - Ну ладно, это не моё дело. А кольца ворот всегда светятся, когда в школу заходит природник. Но Глоада редко пользуется входом, у неё дома установлен портал. Поэтому все так удивились. - Девушка улыбнулась. Чёрт, опять ощущаю себя идиотом, теперь уже так, без особых причин.

   - Так вы закончите свой рассказ? - Решил перевести я тему разговора.

   - К сожалению, уже закончила. Но могу повторить его, специально для вас.

   - Уверен, вы прекрасная рассказчица, в другой раз я обязательно послушаю. Мы сможем найти на это время? - Она очень мило краснеет...

   - Конечно. - Девушка обернулась к детям. - Ребята, вы свободны! Три часа - личное время. - Дети тут же позабыли о чудесном маге и разбежались с радостными воплями.

   - Тэгир, ты должен познакомиться с Даритом, я ему обещала! Только давай сейчас, а то он обидится! Все тебя видели, а он - нет! - Тоже мне, нашли ценный экспонат. - Давай, да?

   - Хорошо, хорошо. Беги за своим Даритом. - Алику как ветром сдуло. - Покажете мне школу? - Кейта кивнула.

   - С удовольствием. Вы никуда не спешите?

   - Да нет, я прибыл вчера и уже устроился в городе. Решил пару дней отдохнуть. - Олаф подождёт, не каждый день я знакомлюсь с девушками!

   - Ну и правильно. А где вы устроились?

   - Снял небольшой дом у племянника Гекора, он живёт на Торговой. Там уютно и тихо, есть даже терраса на крыше. С удовольствием приглашу вас в гости. - Святые боги, нельзя же так краснеть через одну фразу!

   - Я... Да, конечно, мы обязательно зайдём, вместе с Аликой. Ей ведь тоже будет интересно!

   - О! Я не знаю такой вещи, которая была бы ей неинтересна! - Девушка рассмеялась. Красиво. Черти полосатые, Тэгир, дружище! Что с тобой творится?

   - Так странно... - Кейта смотрела на меня. - Ваши волосы... Вы совсем не выглядите старым, но... Когда это случилось? Ой, простите, я спрашиваю глупости!

   - Совсем нет. Но не могу вам ответить в точности, я... Я не помню.

   - Извините. А можно... - Идиллию нарушили вопли Алики.

   - Тэгир! Ты не уходи, Дарит уже идёт. Он просто... Чем вы тут без меня занимаетесь? - Она пристально взглянула сначала на меня, потом на Кейту.

   - Да вот решаем, когда наша с тобой свадьба. - Решил я спасти девушку, которая под взглядом малявки стушевалась.

   - Ой, Тэгир... - Теперь уже Алика потупила взор. - Не знаю, как тебе сказать... Ну, девочки, мои подружки... Они говорят, что ты уже седой и старый! Для меня. Но я всё равно тебя люблю! Ты очень расстроился?

   - Алика, ты разбиваешь мне сердце!

   - Правда? - В голосе девочки было столько надежды! Я всё же не сдержался от смеха. - Ты вредный!

   - Ну, не дуйся. Я тоже тебя люблю, малявка.

   - Тогда купи мне птицу! Мы видели на рынке, правда, Кейта?

   - Алика, это очень дорого, я же тебе говорила. - Кажется, девушка справилась со смущением и стала, наконец, напоминать наставницу, а не нашкодившую ученицу.

   - Я подумаю. - Надо прервать зарождающийся спор и, несомненно, нытьё, что за ним последует. - Посмотрим на твоё поведение. Ну, где твой друг? Мы не будем здесь ждать весь день!

   - Он переодевается. Дарита заставили подметать задний двор, этот зануда библиотекарь!

   - Алика! - Одёрнула подопечную Кейта. - Не смей так говорить о Гарте. Он тебе в прадедушки годится! И Дарит испортил книгу, он наказан заслуженно.

   - Ладно... - Протянула малявка. - Вон он, бежит.

   Со стороны трёхэтажного здания к нам действительно бежал дюжий мужчина. И это двенадцатилетний подросток?! Да он на полголовы меня выше! Хм. Надо будет спросить у Кейты, может, в библиотеке есть книги об оборотнях. Какого же размера взрослые, если это - ребёнок?

   - З-здраствуйте - Запыхавшись от бега, произнёс Дарит. Глаза горят, словно дракона увидел. - А вы правда убили трёх аллеорхов?

   - Дарит! - Снова занялась воспитательной работой Кейта.

   - Ой, простите! Меня Дарит зовут. А вы Тэгир? - Рукопожатие вышло крепким, такое было у Лорка.

   - Верно, Тэгир. Что до аллеорхов... Думаю, что убил гораздо больше.

   - Ну, я имел в виду, так чтоб сразу! - Не унимался подросток.

   - Такое было один раз, пожалуй.

   - А большие, знаете, из первых опытов Аллеора, вы их видели? Есть ещё такие в колонии?

   - Боюсь, что теперь нет. Мне попалась всего пара, возможно, они были последними.

   - И вы убили их?! Но эти твари больше драконов!

   - Зато крайне неповоротливы. Заходите в гости, юноша - у меня остались ещё панцири, сами посмотрите. - Дарит просиял и подпрыгнул на месте.

   - А можно? Я обязательно приду!

   - Дарит, веди себя достойно. - Прервала его Кейта. - Мы с Аликой обязательно сходим взглянуть на дом господина Тэгира. Раз уж ты напросился, можешь пойти с нами. - Вопросительно посмотрела на меня девушка.

   - Конечно. Возможно даже, сегодня вечером, пока я не погряз в тренировках. Пойдёмте, осмотрим школу?

   Архитектура удивляла разнообразием. Кейта объяснила, что Пятая школа - одна из первых построек на Тилее, множество раз перестраивалась и разрушалась во время нападения тёмных. В первозданном виде сохранились лишь подвалы, да первый этаж центральной башни, самой большой в школе. Даже стены восстанавливали бесчисленное количество раз - то один кусок развалят за время боёв, то другой.

   Больше всего меня поразила галерея памяти - обычный длинный коридор в одном из учебных корпусов. Вместо наружной стены, между редких колонн, там были установлены витражи. Множество мелких цветных стёклышек складывались в великолепные картины, размеры которых потрясали воображение. Они отображали все значимые события в истории Тилеи, от закладки первого камня школы до объединения всех южных степей и пустыни с Тилоном. Кейта рассказала, что цветное стекло очень дорого - его поставляют с гномьих планет. В галерее очень красиво вечером, когда Солен клонится к горизонту, но ещё не скрылся за городскими стенами. Естественно, я напросился на повторную экскурсию в обществе Кейты. И не надо так улыбаться, прошу вас!

   К сожалению, многие здания и башни, где особенно хотелось побывать, мы так и не осмотрели. Как ни доброжелательно относилась ко мне Кейта, но без разрешения старших преподавателей, а лучше - самой Глоады, показывать всю школу она не осмелилась. В библиотеку мне тоже пока нельзя. Обидно. Зато будет больше поводов прийти в школу! Ведь Ангер приглашала меня пожить тут и, я надеюсь, разрешит бывать везде, когда вернётся.

   После прогулки решили покушать, ребятня сбегала до столовой, и уговорила накормить гостя. Я был не против! За обедом к нам за стол присела очень милая, сухонького вида бабулька. Кажется, я понравился старушенции - всю трапезу она развлекала нас старыми байками из жизни школы. Даже про Глоаду пару смешных историй рассказала, в бытность её ученицей. Если верить рассказчице, Ангер, когда впервые использовала полёт, так перепугалась, что прервала заклинание и грохнулась прямо на голову тогдашнего наместника, некстати прибывшего в школу - как ей удалось так вляпаться? Но то полбеды! Оказалось, наместник носил парик, о чём не знал даже его дворецкий. Сам же вершитель судеб был лыс, как колено. Ужас, я представляю, какой был скандал!

   - Ну, пойду я, не буду мешать. - Сказала бабушка, закончив очередную историю. - Меня Заирой зовут, местная лекарка я. Ежели чего, обращайтесь. - Мы тепло попрощались.

   Ближе к вечеру отправились ко мне домой, пить сок на террасе и разглядывать панцири аллеорхов. Дарит с таким вожделением смотрел на них, что я решил подарить пару - на нагрудные пластины доспехов. Но парень отказался, сказав, что на рынке даже обычные по золотому продать можно, а толстые он даже не представляет, сколько могут стоить. Вот, мол, он разузнает всё, денег подкопит, тогда купит. Честный малый.

   Я чуть уговорил малявку идти обратно в школу. Только после обещания проводить их и наведаться в школу на этой же неделе Алика согласилась спуститься на первый этаж. Там уговоры продолжились ещё минут десять. Как с ней справлялась Глоада, хотел бы я знать?

   - Ты... Вы зайдёте на днях, Тэгир? - Дети уже поднялись к себе в комнаты, мы, наконец, остались наедине с Кейтой.

   - Если "вы", то нет. - Улыбнулся. - Конечно, Кейта. Ты ведь обещала показать мне витражи на закате? - Девушка стала разглядывать плиты двора у себя под ногами. - А ты зайдёшь в гости? Как тебе понравилась моя терраса?

   - Очень, Тэгир. У тебя отличный дом, и я, конечно, приду в гости. - Помолчали. - Ну, я пойду?

   - А что вы там делаете? - Сверху из окна показалась голова малявки. - Целуетесь, да?

   - Алика! - Голос Кейты был очень строгий, даже чересчур.

   - Ну, надо же мне отношения с девушками налаживать! - Встрял я в разговор. - Ты же меня бросила!

   - Я не бросила! Просто девчонки засмеют... И вообще...

   - Брысь спать! А то не приду больше.

   - Ладно! - Окно захлопнулось. Громко, напоказ застучали ставни. Помолчали.

   - Так я пойду? - Снова спросила Кейта.

   - Ну, раз поцелуев мне не светит... - Мы рассмеялись. Девушка быстро приблизилась и, прикоснувшись губами к моей щеке... тут же отстранилась и исчезла в дверях. Даже обнять не успел. Эх. Я поплёлся домой, на губах играла счастливая улыбка влюблённого идиота. Влюблённого? А не слишком ли ты спешишь, парень? Ладно, разберёмся.

   Весь следующий день прошёл в тренировках, даже поесть толком некогда. С утра я разыскал Олафа. Мастер был в годах и больше напоминал бродягу на мели, чем лучшего мечника Тилона. Но, когда я договорился брать у него уроки, и мы оказались на площадке... Да, Клиг не зря говорил, что его стиль далёк от совершенства. Теперь я знаю, что он имел ввиду. Первые полчаса каждый бой заканчивался одинаково - самое большее, несколько минут, и я на песке, меч Олафа у горла.

   - Ладно, я понял. Будем учиться заново. - Изрёк мастер после очередной сходки. - Двигаешься ты, как беременный тулгур. - Кто такой тулгур, я не знал, но подозреваю - не самое ловкое в мире животное.

   - Что значит сначала?

   - То и значит! С первой стойки. То, что есть, никуда не годится. Кто тебя учил? - Ответил. - Понятно. Этот увалень по молодости двуручник жаловал, куда ему!

   - Других учителей в колонии не было.

   - О! Так ты из колонии? И маг, говоришь? Не тот ли самый Тэгир, о котором весь город судачит? - Мастер сощурился.

   - Наверное, тот. Это меняет дело?

   - Отнюдь. По мне, так молодец ты, парень. Чем на поводу у мерзавцев идти, кончил их, и дело с концом! Такой вот каламбурчик. - Олаф встал в позицию. Ну, хватит лясы точить, начнём.

   И мы начали. Олаф оказался не только мастером, но и прекрасным учителем. Когда он сказал, что на сегодня хватит, Солен уже нависал над стенами города. Я и не заметил, как день прошёл! Поблагодарив учителя, договорился, что дальше будем заниматься по два-три часа в день, не больше. А то я к концу недели с кровати не встану. Да и четвёртую ступень осваивать надо.

   Вечер провёл спокойно: сходил в баньку, посидел на террасе за книгой, купленной сегодня утром на рынке. Надо знакомиться с историей государства, в котором живёшь, как иначе? На втором десятке страниц глаза начали слипаться. Вот и ладненько, хоть высплюсь по-человечески, подумал я. Но сбыться этой мечте не дали.

   На рассвете ко мне в спальню, словно ураган, ворвалась Кейта.

   - Прорыв, Тэгир! Прорыв!! Тёмные напали!!! - Голос срывался от волнения и бега.

   - А? Что? - Я, ничего не соображая спросонья, вскочил в кровати, в чём мать родила. - Что? Где?

   - Э... - Даже солен в закате не сияет так ярко, как Кейта. - Тёмные... - Сообразив, что голый, я поспешно завернулся в одеяло. - Тэгир, тёмные напали. - Уже спокойным тоном сказала девушка.

   - Когда, где, сколько их?

   - Никто не знает толком. В город с час обратно прискакал молодой степняк, почти мальчик. Он рассказал, что всё его племя погибло. Сам спасся чудом - он пастух, и был на северных пастбищах, когда пришла беда. Тёмных заметил издали, те громили станицу. Бросив скот, он помчался прямиком к Тилону.

   - На сколько он мог обогнать их отряд? И как много тёмных?

   - Я не знаю, Тэгир, не знаю! Тебе надо к ратуше, мальчика уложили там, он очень слаб. Даже наместник прибыл в ратушу сам. - Она чуть не плакала.

   - Отвернись. - Отбросив одеяло, я начал судорожно надевать свои доспехи - боюсь, времени переодеться может и не быть. - Помоги затянуть! Волнение Кейты передалось и мне - ремни, словно живые, выскальзывали из пальцев, никак не поддавались. Наконец-то!

   - Слушай меня внимательно. Возвращайся в школу - преподавателей почти нет, ты нужна там. Для связи используй оборотня, но только в крайнем случае, поняла? - Кивок. - Я к ратуше. Если будет время, заскочу в школу, если нет - не волнуйся и не ищи меня. Позже встретимся. - Ещё кивок. - Всё, пошли. - На перекрёстке расстались, коротко обнявшись - Кейта пошла к рынку, а я свернул на Мельничную, бегом к ратуше.

   - Если это полноценный прорыв, не вздумай вмешиваться. Тебе нужно жить. - Звучал в голове голос Тима. - Ты не имеешь права умирать. Ты - единственная надежда Мераалы. Надежда на свободу. - Я постараюсь, Тим, очень постараюсь не вмешиваться. Но отсиживаться в подвалах, пока город будут ровнять с землёй? Немыслимо.

   - Разбиться на тройки, сукины деты, выставить оцепление! Через пять минут прибудут люди из скал, коли разбегутся - лично головы оторву! - Распекал подчинённых неизвестный мне командир.

   - Разрешите? - Обратился сразу к нему.

   - Нет прохода, в ратуше наместник! Кто такой будешь? - Похоже, командный тон вошёл у парня в привычку.

   - Тэгир, маг-природник. Я могу быть полезным.

   - О! Господин Тэгир! Конечно, проходите. Думаю, наместник меня простит - городу сейчас нужна поддержка магов.

   В ратуше был бардак. Личная сотня наместника сидела повсюду, даже на полу. Воины негромко переругивались, кто-то молился, несколько правили мечи.

   - Это маг Тэгир, хочет видеть господ-начальников. - Отрекомендовал меня провожатый.

   - Тэгир? Пройдёмте. - Поднялись на третий этаж, сразу услышали крики из кабинета градоначальника:

   - Да это бесполезно! Надо дать им стражников! Иначе снесут за минуты - сами полягут, и крестьяне не успеют в город! - По голосу судя, орал Херпс. Мы вошли в кабинет.

   - Разрешите доложить? - Обратился провожатый.

   - Что там ещё, Агар? - Недовольно развернулся от стола плотный, высокий мужчина.

   - Пришёл маг Тэгир.

   - Пусть останется! - Вступил в разговор Херпс. - Поддержка природника нам очень пригодиться.

   - Вы тот самый Тэгир? - Мужчина поднял брови. - Будем знакомы. Далор Регез, наместник Тилона. - Тот самый человек, чья подпись подарила мне свободу. - Что вы можете предложить?

   - Приветствую. - Я подошёл к столу. - Сначала обрисуйте мне ситуацию, вкратце. Я слышал только о мальчике, что принёс известие.

   Ответил седовласый мужчина, почти старик:

   - Тёмные появились в степи, вчера вечером. Достаточно далеко отсюда - на хорошем скакуне ехать весь день, даже больше. Парень, что прибыл сюда, загнал коня. Сказал, что основная сила тёмных - волокры. Они медлительнее лошади, значит в запасе у нас несколько часов. Полсотни охраны наместника выдвинулись в предместья, предупредить крестьян. Но мы считаем, что около половины людей, с дальних полей, не успеют дойти до города. Там дети, старики. Я говорил наместнику, что ситуация чрезвычайная, гвардии нет...

   - Оставьте это, Верес! Людей мы не бросим! - Отрезал наместник. - Короче, Тэгир, времени на церемонии нет, план такой: три сотни старателей из колонии выдвинуться к холмам, вместе с ними пойдёт городская стража. Нужно продержаться пару часов, если тёмные вообще успеют дойти. Потом ударит моя сотня - старатели попробуют отойти, под прикрытием конницы. Как вам план и чем вы в состоянии помочь?

   - Какие силы у тёмных? - Наместник поморщился.

   - Парень утверждает, что около тысячи волокров, с ними маги, немного. Наверное, смотрители, плюс командиры. Ему можно верить - у пастуха глаз намётан. - Итого: четыре сотни пеших, большая часть из которых - простые старатели, плюс сотня конников против тысячи волокров? Верная смерть.

   - Где вы хотите их встретить? - Мы подошли к столу. Наместник показал - ну, хоть место удачное. На карте это выглядело как узкая полоска между холмами. - Обойти не смогут? Или поверху?

   - Нет и ещё раз нет! Чувствуется, что вы не местный. Эти валы стоят со времён войны с Аллеором и всегда служили главной преградой на подходах к городу. Так что скажете?

   - Я пойду туда. - Решение пришло мгновенно, ещё секунду назад я не думал, что это будет мой бой.

   - Вы уверены? Не буду вас обнадёживать - это почти верная смерть. Да, выстоять в достаточно узком проходе между холмами легче, но... Вы меня понимаете.

   - Тэгир, нет. Ты не имеешь права так жертвовать собой. Ты не в праве! - Я не в праве? Я?! Однажды я уже спрятался от беды, забился в тёмный угол. И что? Потерять родных, дорогих тебе людей, а после стать бездушным зверем, оставлять за собой лишь трупы, это лучше?!

   - То было в другой жизни, Тэгир. - Нет, дружище! Жизнь у меня одна. И вновь бежать от своей судьбы? А после жить ради мести, ради смерти - лучше? Ответь мне, Тим! Что ответишь мне ты, кто вёл людей в бой против тёмных ещё на заре человечества?

   Молчишь? Тогда я тебе отвечу. Как было, уже не будет. Нет. Знаешь, почему? Я так решил. Помнишь, давным-давно на свете жили два малых бога, что подарили людям самую суть, дали возможность решать. Дали свободу воли. Они не прятались от судьбы, не бежали от бед. Делали свой выбор, и жили.

   Тим не ответил. Все присутствующие тоже молча ждали. Ждали моего решения.

   - Да, я всё понимаю. - У меня в этом городе Алика. И... и Кейта. Да, так - Алика и Кейта. - Я пойду со старателями.

   - Ну что ж... Может, оно и к лучшему. Вы были достаточно известны в колонии, а мы всё не могли решить, кого поставить во главе старателей. Как думаете - примут?

   - Надеюсь. Что им обещали?

   - Свободу. Послушайте, Тэгир. Я скажу сейчас не очень хорошую вещь, но... Постарайтесь понять меня правильно! - Наместник посмотрел мне в глаза. - Если будет совсем туго, и будет возможность уйти вместе с конной сотней... Сделайте это. Ради Тилона. В городе почти нет магов, а я опасаюсь, что волокры - лишь начало прорыва. Будет осада, Тэгир, я почти уверен - будет осада.

   - Я вас понял, наместник. - Интересно, а как к нему надо обращаться, если официально? Тьфу! О чём я думаю?..

   - Хорошо, надеюсь, что поняли. Идёмте! - Обратился он ко всем присутствующим. - Старатели, наверное, уже прибыли.

   Первый, кого я увидел, выйдя из ратуши, был Лорк. Стражник расплылся в улыбке:

   - Здорово, Тэгир! С нами пойдёшь?

   - Вы кто такой? - Обратился к стражнику наместник.

   - Десятник Лорк, стража колонии! Прибыли по приказу Гекора, для усиления городской стражи! Пять десятков. - Добавил он, предрекая следующий вопрос наместника.

   - Хоть один разумный человек нашёлся... Где сам Гекор, будет?

   - Думаю, завтра! - Всё так же, вытянувшись по струнке, продолжал десятник. - Сказал, как закончит с делами в колонии.

   - Свободны, десятник. Пойдёте под началом Тэгира.

   - О, так ты с нами? Отлично! - Перестав обращать хоть какое-то внимание на наместника, пробасил Лорк.

   Ещё через четверть часа полторы сотни стражи и три сотни старателей выдвинулись в предместья Тилона. А не идёшь ли ты умирать, друг мой, спросил я себя, выходя из городских ворот. Ответа не было. Даже Тим, любитель поучить меня жизни, не проронил ни слова.

Предместья

   Пожухлая трава бескрайней степи. Где они? Переход, как всегда, болезненный и невозможно долгий, закончился головной болью и неприятным привкусом во рту. Интересно, для светлых так же неприятен переход в их мир? Впрочем, они уже давно носа туда не кажут.

   Длонх оглянул плоскую степь. Ну, хоть со временем угадали - попасть после немилосердного, отбирающего силы перехода под палящие лучи Солена было бы непростительной ошибкой. Он должен успеть восстановиться, прежде чем сможет создать облака над головой, прикрыть от губительного света волокров. Чероты легче переносят свет, а вот тварей контролировать тяжело - могут взбеситься, пока смотрители не пришли в себя.

   Виски постепенно отпускает, можно подняться с жёсткой, ещё не остывшей после жаркого дня земли. Длонх прикрыл глаза, сосредоточился: где ты, Тилон? Чем дольше раскручивалась спираль поискового заклинания, тем сильнее сходились брови на переносице опытного мага, стратега и помощника Аллра - вышли крайне неудачно, похоже, на пределе возможной погрешности. Да, так и есть, у столицы они будут к утру, раньше никак. Надежда на быстрый успех таяла, значит, необходимо вызывать остальных тварей сейчас.

   - Вагх, установи маяк для второй группы. Вышли слишком далеко. - Объяснил он решение приземистому подчинённому. Тот доставал чероту от силы до пояса: чессы, как зовётся их род, всегда организовывали прорывы. Установив маяк и организовав прокол между мирами, эти карлики обычно уходили в тёмный мир - в бою они бесполезны. Но Вагх остался, ушёл его юный помощник. Опытный и проверенный чесс ещё пригодится.

   С помощью ушедшего в прокол чесса стратеги узнают о провале первой стадии операции. По-другому не сообщить, таблички передачи между мирами не работали. Смотрители пришли в себя, скоро появится вторая группа - через треть часа можно двигаться. Стратег начал действовать:

   - Установить охранение, ждём вторую группу! Близкая разведка звездой, в бой не вступать, при осложнениях - отход к основной группе! - Разведка звездой означала выход восьми групп. Через четверть часа с юга-востока вернулась первая, с докладом: вблизи отряда, прямо по направлению к Тилону находилась стоянка кочевников. Очень близко.

   - Вас заметили?

   - Нет, командир! Мы не приближались к стоянке, отошли сразу, как обнаружили поселение! - Совсем молодой смотритель тянулся так старательно, что казалось - сейчас взлетит. Наверное, первая операция у парня. Как и у меня, подумал Длонх.

   К возвращению последней группы отряд был готов выступать. Стратег, вглядываясь в хмурые лица черотов, принял решение. Они сметут поселение степняков, сотрут его с лица земли. Это нужно ему, нужно смотрителям; все понимали - легкая победа им не светит, с наскока Тилон не взять. Слишком далеко вышли, слишком много шансов, что их обнаружат, доложат в столицу. Ну, ничего! Не удастся взять город, хоть повеселятся в предместьях, до подхода основных сил. Главное, подойти достаточно близко, установить маяк. Да. Теперь это - основная задача.

   - Сколько, по-вашему, там может быть людей? - Обратился Длонх к разведчику.

   - Стоянка большая, думаю, от двух до трёх сотен. - Из них сотня женщин, да ещё прибавить детей со стариками... Справимся без особых потерь, подумал стратег.

   - Подготовиться к атаке, взять в кольцо. Построение обычное. - Он помолчал. - Убить всех.

   Не думал черот, что людишки, эти жалкие кочевники, не обладающие магией, окажутся такими сильными воинами. Они потеряли около пятидесяти волокров, и потому только, что в дело вступил он сам и свободные смотрители - ударили стрелами тьмы, а после сжигали всё, что попадалось на пути. Без магической поддержки потери могли быть в несколько раз большими. Кочевники сражались отчаянно, яростно, из луков их били даже женщины и малые дети.

   - Разрешите доложить! Убиты пятьдесят три твари, шестеро ранены. Ранен так же один смотритель. - Отчитался его помощник. Опытный командир, пусть и не маг.

   - Держаться в седле сможет? - Тот кивнул. - Помогите, чем можно. Волокров добить. Даю вам четверть часа, после выступаем. - Рядом переминался с ноги на ногу один из смотрителей. - Что у вас?

   - Мой напарник, - Он кивнул на раненого, - уверяет, что видел конного, вот там, на горизонте.

   Выслали разведку - обнаружили лишь стадо баранов. Значит, это был пастух. И поскакал он в Тилон, наверняка. Ангел его побери! Плохо. Так они не то что в город не войдут, но и предместья не зачистят! Тилонцы выставят заслон, обязательно. Длонх даже знал, где - в холмах. Впрочем, что может наместник: послать против них городскую стражу, да конную сотню? Пусть. Быстрее возьмём город, оставшийся без защиты.

   - Готовность пять минут!

   Благословенная прохлада! Их Цири не остывает так даже ночью. Свежий воздух степи кружил чероту голову, настроение вернулось. Главную задачу они выполнят, остальное детали. Вперёд, тёмные, вперёд - на Тилон! Под утро отряд остановился: нужен отдых, нужна облачность.

   - Привал один час! Лёгкий завтрак! Костры не жечь! Выставить патрули! - Отдавал приказы его помощник, Арок. Славный малый, легко с таким.

   Пока подчинённые отдыхали, а волокры, управляемые смотрителями, погрузились в сон, Длонх работал - небо стремительно затягивало облаками. Вся эта водная масса широким фронтом двинулась на юг, к столице. За тварей теперь можно быть спокойным, не подведут.

   Когда впереди показались холмы, небольшое войско перешло на шаг. Солен уже поднялся над горизонтом, около трёх часов назад. Самое большее через полчаса их ждёт бой. Длонх послал вперёд поисковое заклинание - лучше убедиться в своей правоте и подготовиться. Да, всё так, светлые уже близко, меж холмов. Ждут.

   Весьма жаль, что нельзя забраться на насыпь со стороны степи, подумал Длонх, проходя мимо крутого, укреплённого частоколом вала. Точнее говоря, забраться можно - разрушить укрепления, создать несколько крупных оползней... Но уйдёт слишком много времени и силы. Такой необходимой в бою силы.

   Длонх приказал своему помощнику подняться в воздух - до светлых не более пятисот шагов, вскоре они встретятся, вон за тем поворотом. Арок набрал высоту быстро, завис над войском, и вдруг, словно сбитая стрелой птица, камнем рухнул вниз. Лишь у земли чероту удалось расправить крылья. Хвала Джохту, цел!

   - Что случилось?

   - Меня атаковали магией! Уж не знаю, чем. - Арок был порядком взволнован.

   - Ты уверен? - На таком расстоянии атаку мог произвести лишь опытный маг. - Что ты почувствовал?

   - Словно что-то разорвалось подо мной, будто сам воздух! Крыло вывернуло, я вошёл в штопор. Первый раз такое.

   Сфера воздуха? Простенькое заклинание, первого круга. Хотя, чтоб ударить на таком расстоянии, нужно владеть им в совершенстве. Ангелы, да мы вообще не ждали встретить здесь магов! Длонх нахмурился.

   - Сколько там светлых, что ты видел?

   - Думаю, около пяти сотен. Но только пешие и, мне показалось, большинство из них без доспехов. Обычные горожане! Да, вот ещё! На одном валу с десяток воинов - арбалетчики. Кажется, один успел выстрелить, но скорее со страху, в небо. - Ухмыльнулся Арок.

   - Отлично. - Стратег обернулся к смотрителям. - Тварей к бою! Быть начеку - там, по меньшей мере, есть один маг! - Ну, вроде все готовы. - Вперёд!

   Неспешным, размеренным шагом отряд скрывался за поворотом. Медлительность всегда действует на нервы, вызывая чувство необратимости. Надежда в душах людишек сейчас тает, как весенний снег под лучами Джохта. Так думал Длонх, идя в арьергарде своей армии, так он думал, выходя на одну прямую с противником. Но что это?! Нет, не может быть! Невозможно.

* * *

   Героический порыв быстро сошёл на нет, настроение резко испортилось. Подумать только, час назад я мирно посапывал в своей шикарной кровати, а сейчас топаю неизвестно куда, непонятно зачем. Герой... Впопыхах даже амулет Кхорга забыл нацепить, оставил на воротнике куртки. Плохо. Так, надо заканчивать с упадническими настроениями! Тим ещё молчит - обиделся, что ли?

   - Да тут мы, тут. - Забухтел он занудным голосом. - Глупости творишь, о чём говорить-то? Ладно, поздно уже. Ты людей сейчас подбодри, нужно им это, наверняка.

   Верно, нужно осмотреть отряд, поговорить с людьми, обсудить план действий с десятниками стражи. Я начал продвигаться из арьергарда нашего отряда, вглядываясь в лица людей. О, Лорк! Удачно.

   - Лорк! Подойди. - Десятник бросил что-то на ходу подчинённым и сбавил шаг. - Нужно обсудить с десятниками, как действовать будем. Собери всех, идите в голову колонны. Я скоро подтянусь.

   - Понял! - Десятник ухмыльнулся. - Вот скажи, Тэгир! Кто мог ещё неделю назад подумать, что я под твоим началом ходить буду?

   - Это верно! Я ещё час назад о девушках сны видел, а не твою физиономию представлял! - Мы дружно заржали. Настроение вернулось - ничего, прорвемся! - Веселей, мужики! Порвём тварей! - По толпе старателей прокатился неровный гул. Тим прав, нужно пройтись, ободрить.

   Я начал обходить отряд. Многие лица были знакомы, подходил - кого по плечу похлопать, кому сказать пару слов. Люди держались, шутили в ответ, но по лицам видно - хорошего не ждут. С таким отрешённым видом обычно готовятся к смерти. Мякинь?! Этот что здесь делает?!

   - Мякинь! У тебя ведь вольная в кармане! Чего ты здесь?

   - Доброго утра, Тэгир! - Браво отсалютовав мне копьём, откликнулся староста. - Так то он так, значить, вольная имеется. Дык, что же мне? Всю жизнь от позора прячуся, хоть помру, как мужик! - Старатели глядели на Мякиня с уважением, даже с гордостью. - Я, значить, за что в колонию попал-то? За трусость! Убёг с поля боя, ребят бросил. Позору было... А теперича решил - вот вам, нате! - Староста показал не очень приличный жест. - Да и дети у меня, в Тилоне-то! Как что с ними, я ж не прощу себе, значить... А вы, господин маг, чего с нами? Сидели бы за стенами, в тепле-то. - Я заметил - все старатели, что слышали разговор, обратились в слух. Ждут. Что я отвечу?

   - А у меня, Мякинь, тот же Тилон за спиной. Алика там. И люди. Посмотри на дорогу, староста, ответ известен. - Навстречу нам тянулась вереница крестьян. Зарёванные женщины, многие с детьми на руках, плелись к городским воротам. Останавливались, смотрели назад - там дома, пашни, всё добро. Всхлипывали, шли дальше. - Вот зачем мы тут, староста. Ты да я. - Кажется, я верно подобрал слова. Теперь старатели уже не шли, уперши взгляды в дорогу - окликали крестьян, кричали вслед. Мол, обойдётся всё! Глядишь, и поля в целости будут. Мы же тут, верно?!

   - Вы тут командиром будете, господин? - Окликнул меня дюжий мужчина, когда я подходил к голове колонны. В руках богатырь держал молот. И что за руки! Словно канатами перетянуты венами, под смуглой кожей перекатываются бугры мышц. - С вами можно? Те вон, - он кивнул в сторону десятников, - сказали у вас спрашивать.

   - Кто такие? - Рядом с мужиком топтались ещё трое.

   - Кузнец я местный, Богортом звать. А то сыновья, стало быть. - Чинно представился великан.

   - Маг Тэгир. - Руку мою словно зажало в огромных тисках. Здоров мужик!

   - Маг? И в заслон пойдёте? Уважаю! - Богорт приложил кулак к груди. То, что в нём был зажат молот, кузнеца ни мало не беспокоило. - Вы не подумайте, почтенный, мы с сыновьями в прошлом заслоне стояли - пять годов тому.

   - Лишними точно не будете. Приняты.

   - Благодарим, уважаемый. - Богатырь вклинился в колонну. Это тебя благодарить нужно... Ладно, пора обсудить план действий.

   - Будут ещё желающие идти в заслон - принимать всех! - Громко крикнул я задним рядам и подошёл к десятникам. - Есть такая мысль: пусть стражники пройдутся по колонне. Помогут лучше закрепить щиток, пояснят, как управляться с копьём, как лучше бить тварей. - Ответил мне Ярил:

   - Здорово тебе, Тэгир, для начала! Мысль дельная, думаешь, прямо на ходу объяснять?

   - На месте времени может не остаться. А коли будет, повторят. - Десятники согласно закивали. - Тогда дуйте к своим, отдайте приказ. Я буду ждать, остальное обсудим.

   Начал накрапывать мелкий дождик. Посмотрел на небо: серое, затянутое облаками, оно напоминало мой первый день в колонии. Шагов через сто дождь усилился, дорога постепенно превращалась в грязное месиво, в колеях уже собиралась вода. Мерзкое утро.

   - Нужно решить, как встанем. - Продолжил я, когда десятники вернулись. - Есть мысли? - Народ заголосил. - По одному, служивые!

   - Предлагаю страже стать вперёд - мы лучше вооружены и в доспехах. Вам же, господин Тэгир, лучше бить тварей сзади, что б не достали. - Высказал своё мнение Ярил. Его поддержало ещё четверо.

   - Не согласен. - Вступил в разговор Лорк. - Слушайте! От вала до вала шагов сорок. Верно? Верно. Так вот, если встать стражей, то получаться всего четыре шеренги. На заслон, так, чтоб частокол копий держать, да передним рядом бить, нужны три. Как меняться? Никак. А без отдыха долго простоим? То-то же! - Десятники вновь подняли шум. Многие соглашались с Лорком, но другого выхода не видели.

   - Тихо! Чай, не на базаре! - Осадил я спорщиков. - Кто стоял в заслонах? - Большинство десятников подняли руки. - Какая тактика у тёмных? Каким строем нападают? Лорк, говори ты.

   - Идут они стрелой или трезубцем. В холмах обычно трезубцем строй держат. Бьют в центр и по флангам. Тактика хорошая - коли удаётся охватить часть отряда - хана. Сомнут в минуты. Верно говорю? - Командиры подтвердили. - А нападают обычно тройками - первая тварь бросается на копьё, пытается его схватить, две атакуют воина. Отсюда и наша тактика, в три шеренги. Один бьёт уродов, двое прикрывают.

   - А что, если сделать так: стражников полторы сотни, ставим их на фланги и по центру, глубоким фронтом. На них придется первый удар, если тёмные ударят трезубцем. А между - старателей. Вперёд тех, что опыт имеют. Надеюсь, найдутся такие. Смотрите! Нам ведь главное остановить тварей, не дать им вклиниться сходу, разорвать строй. А если завяжем боем, легче будет: у волокров бросок без разбега, а наши копья короче не станут. Как вам план?

   - Тебе, Тэгир, в гвардию надо - хорошим командиром будешь! - Похвалил меня пожилой десятник, из городской стражи. - По мне, так лучше мы не выдумаем. Кто как считает?

   План приняли единогласно, я не ожидал даже. Интересно, это во мне погибает гениальный стратег, или подчинённые попались такие... Гм, ладно. Я отослал командиров к десяткам, сам ещё раз прошёлся вдоль колонны. Люди подобрались, разговоров почти не слышно. Некоторых только что дрожь не колотит. Да, братцы, страшно, мне тоже страшно. Старался ободрить. Получалось плохо.

   За хлопотами дошли до холмов. Я осмотрел громадных размеров насыпи: со стороны города они были пологими, забраться не сложно. Жаль, арбалетчиков так мало - всего десяток, из стражи колонии. Так бы...

   - Ярил, ко мне! Бери свою десятку, располагайтесь на правом валу. Бить в толпу, не прицельно, всё делать быстро. Сильно не высовывайтесь, будут потери - спускайтесь к нам, сразу в строй.

   - А оружие где взять? У моих окромя арбалетов только мечи, но больно короткие! Копья в колонии остались, вместе с арбалетом носить тяжко... - Посетовал десятник. Я приблизился и уже тихо сказал:

   - Пока спуститесь, оружие появится... У мёртвых подберёте. - Не нужно такого слышать людям, ещё до начала боя... Ярил кивнул:

   - Лады. Эй, малохольные! - Окликнул он подчинённых. - За мной!

   - Ярил! - Вернул я десятника. - Такая мысль: самого резвого вперёд отряди, как тёмные покажутся, пусть бежит к вам, руками машет. Только без криков, молча всё. А вы сюда доложитесь.

   - Дельно! Так и сделаем.

   Насыпи оказались очень широкими и длинными. Зачем такие? А, неважно! Будем живы - спросим. Встали шагов через сто, место показалось мне подходящим: впереди холмы сближались, сходясь наподобие бутылочного горлышка. Отлично! Даже если твари возьмут хороший разгон, им придется резко раздаться в стороны, прямо перед стычкой. Плотного строя не получится. После, конечно, набьются в кучу, но важно выдержать первый удар, не дать им сломать строй с наскоку.

   Стража построилась быстро, точнее - встали только первые две шеренги. Остальные смешались со старателями, стали выяснять, кто что умеет. Кого-то уже учили держать копьё, кому-то поправляли щиток на руке... К слову, хорошая штука, сделан специально для боя с тварями. Выглядит так: две узкие досочки, скреплённые под небольшим углом, обиты сверху бронзовыми накладками - чтоб держало крепче. Щиток крепиться на левую руку, пониже локтя, но запястья не прикрывает - так копьё держать сподручней. А понизу его приторочено широкое железное лезвие: можно ударить сверху по твари или рубануть наотмашь. Просто и практично. Ярил сказал, такие придумали очень давно и использовались щитки даже в гвардии.

   - Господин маг, дозволите обратиться? - Ко мне снова подошёл кузнец-великан. - Разрешите, мы с отроками сразу встанем по центру, в первой шеренге? Со стражей бились уже, прикрывать тоже умеем. - За богатыря вступился один десятник, мол, правда бился с ним рядом, воин отменный, да и сыновья сдюжат.

   - Хорошо. Эй, Лорк! Эти встанут с тобой, но левее. - Десятник равнодушно кивнул. Потом уставился на кузнеца.

   - Ты откуда будешь такой? - Хм, как подошёл стражник, такое чувство, что два брата рядом встали. Только у Лорка рожа страшная, как... Ладно.

   - Деревенские мы, семья кузнецов. - Мужик придирчиво оглядел десятника. Неверное, не каждый день равного по силе видит. - Коли выйдем живыми, сойдёшься со мной на арене, в кулачном? А то против меня никто не выходит. - С нотками разочарования и обиды пробасил кузнец.

   - А то! Померяемся обязательно! - Ухмыльнулся Лорк. Да, кто о чём...

   Я осмотрелся. Стражники заканчивали инструктировать старателей. Чему можно обучить человека за полчаса? Нет, с копьём управляться особых навыков не надо, а вот как строй держать, соратников прикрыть - этому за минуты не обучишь, сработаться нужно. Да, армия у меня - врагу не пожелаешь...

   - Тэгир! Идут. - Ярил свесился с вала. - Пастух верно доложил - не меньше тысячи.

   - Далеко?

   - На горизонте, если с края вала смотреть. Перешли на шаг, но продвигаются скоро. Через полчаса будут - это самое большее.

   - Ясно. Бейте, как сойдёмся. До того тихо сидите. Будут в пяти минутах - предупредите. - Ярил кивнул и скрылся из виду. - Четверть часа отдых! После - построение! - Громко скомандовал я и пошёл к одному из холмов. Посижу перед боем.

   Вот мне интересно, наместник в ратуше упоминал о командирах, а ещё смотрителей приплёл. Кто такие? Тим, может, ты знаешь?

   - Смотрители - это маги, сильны в ментальной атаке. Впрочем, не чета тому же Ролу, обычно. Но основная их задача - направлять тварей. Смотрителей долгое время тренируют и работают они обычно в паре. Второй номер всегда на чеку, готов перехватить управление, если первый падёт в бою. - Ответил тот всё ещё ворчливым тоном. - Хм, значит, выведешь их из строя, с волокрами справиться гораздо легче будет? - Да. Только добраться до смотрителей непросто - они всегда идут в хвосте колонны. - Ясно. Ну лады, хватить рассиживаться, пора отряд строить...

   Встали хорошо, плотно. Я прошёлся вдоль первой шеренги: хмурые, застывшие лица, плотно сжатые губы, пустые взгляды. Ни злой уверенности в победе, ни надежды во взоре... Нужно сказать им что-то пред боем. Самое важное, значимое сейчас. Что? Сказать мне не дали. Стражник, знакомый ещё по колонии, вдруг вскинул руку, указывая в небо. Что там ещё?

   Над валом поднималась какая-то тварюга. Широкие перепончатые крылья мощно рассекали воздух, из горла вырывался низкий, гортанный звук. Не дай бог такое ночью приснится... В небо ушла арбалетная стрела, довольно далеко от уродца. Там же наши! Ударил сразу, не думая: создал под тварью пару сфер воздуха и разорвал их тотчас. Ха! Летун камнем рухнул вниз, надеюсь, разбился. За спиной раздались радостные возгласы моего воинства.

   - Это был черот, люди называют их чертями. - Поведал мне Тим. Понятно теперь, кого я каждый день поминаю! - И вряд ли ты его убил. - Вот мог бы и промолчать! - Что есть, то и говорю. А людям ты не скажи, а спой что-нибудь. И скорее, твари уже близко.

   Он что, издевается? Спеть... Глупо это! Лорка ещё позвать, чтоб объявил: концерт перед боем, выступает Тэгир-недоучка! Да и что им петь? В моём репертуаре были только две песни: одна точно не понравится стражникам, при них лучше и не начинать, а вторая... Вторая - старая баллада о колонии, её часто пели в корчме. Она передавалась из уст в уста многие сотни лет, говорят, сложили её первые колонисты.

   - Не тяни. Пой. - Командный голос Тима не просил - приказывал. Я сделал пару шагов вперёд, развернулся перед строем. Несколько мгновений стоял молча, вглядывался в лица. Надо всё же сказать что-нибудь, для начала...

   - Соратники! В давние времена, когда наши предки сражались с тварями на Мераале, первой планете людей, был такой обычай: командир отряда пел перед строем, вдохновляя солдат. Это придавало силы. А после они с криком ураа шли в бой! Ураа - значит "за свет", на языке первородных. Я спою вам. Уважим предков! - И я запел.

   То была простая, не хитростная баллада первых узников колонии. Людей, ещё помнивших войну с Аллеором. Старатели дружно, слаженно подхватили. Не пели, нет, просто выводили голосом мелодию. Так исполняли балладу в колонии. Стражники слушали. Внимательно, так, словно узнают сейчас важную, бесспорную истину, что хранится в этой песне. Громче, ещё громче! Связки не выдерживали, голос почти срывался на крик. Я не видел, но всем телом, каждой клеткой уже чувствовал тварей. Они выходили из-за поворота неспешной, плавной походкой хищников, готовых к броску. Не буду разворачиваться. Нужно закончить петь.

   Не знаю, как старателей, а меня забрало крепко. Древко знамени, что всучил мне сам наместник перед выходом отряда, начало дрожать, вырываться из рук. Словно птица, долгие годы сидевшая в неволе и вдруг увидевшая распахнутое окно, оно рвалось в небо. Пальцы разжались сами. Да!!! Знамя резко, будто стрела, спущенная с тетивы, взмыло в небо, поднялось над холмами и зависло. Мягкий, согревающий свет исходил от флага. И от всего отряда тоже! Всё же в каждом человеке, пусть и не маг он, живёт сила. Да, она спрятана глубоко, не может каждый воспользоваться своим даром по желанию - разбудить нужно эту дремлющую мощь, разбередить человеку душу.

   Я развернулся к тёмным. Свет, идущий от тела, первое время даже мешал, слепил глаза. До тварей оставалось меньше сотни шагов - они уже вошли в узкий проход меж холмами, уже показался из-за поворота хвост колонны. Чероты плелись в арьергарде, взлетать почему-то не спешили. Что, не понравилось биться лбом о землю? Ну идите, твари. Мы готовы.

   И они рванули.

   Почти одновременно с началом атаки несколько черотов вскинули руки. В меня полетели тёмные, словно сотканные из теней стрелы. Тим сразу успокоил, мол, Щит сможет их рассеять. Должен признаться, неприятно было стоять и гадать - а не ошибся ли мой наставник? Стрелы исчезли, будто испарились, не долетев до меня несколько шагов. Хвала Солену...

   Слишком резво они идут, как бы не снесли первые ряды массой. Я решил создать ров, с помощью пашни. Помните мои мученья с кадкой земли? Не зря же старался! Но твари стремительно приближались, а заклинание не шло, было чувство, будто пытаешься произнести его впервые, ещё плохо вызубрив руны.

   - Ты не сможешь произносить заклинания, пока парит знамя. Опыта не хватит. И после тоже не сможешь, свет - это твоя сила. - Плохо, как плохо это... Что же, встретим уродов мечами. Я обнажил клинки Феолия, свои попридержу пока - будет хоть один козырь в запасе. Волокры уже в десятке шагов...

   - Тэгир, в строй! - Это Лорк вопит, беспокоится о командире. Что ж, верно. Отскочил назад спиной, по руке скользнуло убранное в последний момент древко. Не хватало ещё на свои же копья напороться!

   Я уже занёс меч для удара, уже прикидывал, когда же волокр совершит прыжок, как вдруг тварь резко села на землю и попыталась остановиться, тормозя всеми четырьмя лапами. Выглядело потешно. Глаза волокра расширялись по мере приближения, он словно боялся столкнуться с какой-то невидимой преградой. Вскоре я понял, с какой. Доехав до полосы света, что мерцала перед отрядом, тварь взвизгнула, кувырнулась через спину и постаралась убраться от преграды подальше. На шерсти волокра осталась подпалина. Но отойти ему не дали - задние ряды напирали.

   Первые минуты боя дело шло отлично. Твари продвигались только за счёт массы, что налегала на передние ряды. Сами не нападали, упирались. Моё воинство не преминуло воспользоваться моментом - копья кололи волокров скоро и нещадно, те валились на землю десятками. Особенно порадовал кузнец, бившийся по левую руку от меня. Он работал молотом так методично, будто ковал в своей кузне очередную подкову. Замах - удар. И снова, без остановки: замах - удар. Богорт с ног до головы был в крови волокров - если молот попадал в голову твари, та лопалась с жутким звуком, ошмётки летели во все стороны. Один молодой стражник уже ретировался подальше, наверное, пошёл прощаться с завтраком. Да, зрелище не для слабонервных...

   К сожалению, госпожа удача не долго улыбалась нашему отряду. Видя, что попытки сразить магией меня, любимого, ни к чему не ведут, а количество тварей стремительно сокращается, тёмные сменили тактику. Один из них, стоящий по центру, вновь вскинул руки. Волокров начала окутывать тьма. Она стелилась по земле, скрывая тварей, превращала их войско в одно чёрное, непроглядное облако. Великие боги, что это?!

   - Это противоположность твоему свету - чистая тьма. - Ответила мне Тил. - К сожалению, тёмным магам не нужно вдохновлять своё войско, для них тьма такое же заклинание, как остальные... Тебя больше не будут атаковать их маги, но и бой пойдёт на равных, как встарь. - Это оказалось правдой.

   Думаю, не меньше трёх сотен волокров полегло под ударами мечей и копий к тому моменту, как их отряд полностью накрыло облаком тьмы. Словно две стены столкнули в воздухе, так соприкоснулись наши силы. Воздух загудел, лёгкая рябь прошлась вдоль первой шеренги. В шаге от меня свет обрывался и переходил в странную серую полосу, смешиваясь с черной пеленой противника.

   На нас стали прыгать твари. Плохо было то, что пелена скрывала волокров полностью, по холку - начало прыжка увидеть невозможно. Вокруг меня один за другим падали люди. Вот слева медленно осел на землю один из сынов кузнеца. Из горла толчками вырывается кровь, невидящий взгляд упёрся в небо. Отец косо глянул на парня, понял, что уже не спасти, не вытащить, и так же монотонно продолжил долбать волокров своим молотом. Когда они не показывались, скрываясь во тьме, бил наугад прямо в черное облако. Никаких эмоций, просто работа. Как он так может?!

   Перед тем, как твари получили поддержку, у нас как раз прошла смена - передние шеренги стали пробираться в арьергард. Тем, что вышли вместо них, не повезло. Первая линия полегла почти полностью, очень быстро. Парни растерялись, когда волокры стали неожиданно бросаться на копья: кого-то не успели прикрыть, многие оплошали, замешкались сами.

   - Тэгир! Отходи! Нужен отдых! - Это Лорк. Не ушёл назад, наверное, остался со своей десяткой поближе. Оглядываться, посмотреть, где он некогда, порвут сразу. Удар, разворот, уклониться... Нет, прикрыли, вновь вперёд, рубящий и сразу коротким снизу, вдогонку... - Давай назад, Тэгир!

   - Позже! - Я быстро осмотрелся. Дело плохо, особенно подминают старателей. Расклад, наверное, один к одному, волокров гибнет не меньше наших, но их больше числом... Задавят, как есть задавят! Надо что-то делать, срочно, сейчас, пока потери не так ощутимы, пока люди не пали духом. - Лорк! Ко мне!!

   Десятник решил, что дела мои плохи и с рёвом, которому любой аллеорх позавидует, начал пробиваться вперёд. Его десятка подалась следом. Хотя нет, девятка уже...

   - Чего?!

   - Стой тут, людей своих меняй, сам старайся продержаться подольше! За главного будешь!

   - А ты куда?! - Стражник стремительно развернулся и рубанул мечом. Волокр, что выскочил на меня из тьмы, грохнулся оземь ещё живой. Два копья из-за наших спин быстро исправили эту ошибку. - Передохнуть?! - Стражник орал, говорить нормально было невозможно.

   - Я вперёд! Постараюсь добраться до магов! Нужно снять эту пелену, иначе хана!

   - Идиот! Это самоубийство! - Лорк добавил несколько слов покрепче, ярко обрисовав, что он думает обо мне, в общем, и моих умственных способностях в частности.

   - Ты обо мне мало знаешь, Лорк! - С этими словами я воткнул в землю мечи Феолия, удачно пригвоздив одним из них недобитую тварь. Воздух зазвенел на высокой, чистой ноте:

   - Спасибо, Тэгир. - Голос Тил был полон благодарности. Удар - очередную тварь развалило на части. Она осыпалась на землю серым пеплом.

   - Спасибо. - Не за что, Тим. Это ведь ваша война. Древняя, как сам мир. Хотя нет, не так. Наша война. Уже наша. Моя война.

   Лорк смотрел на клинки с восхищением ребёнка, которому на именины показали долгожданную игрушку, но подержать пока не дали. Ну, пойдём помолясь. Великий Солен, дай мне силы! Я взревел, подражая рыку десятника, и прыгнул вперёд, на границу с тьмой. Двигаться дальше очень не хотелось. Но снова закричал и пошёл.

   - Стоять на месте! Держать строй! Смена через... - Это последние крики Лорка, что мне удалось расслышать. После в ушах стоял лишь лай и вой тварей.

   Как только я пересёк границу тёмного покрывала, идти стало тяжело. Вроде как по дну реки шагаешь - движенья замедлились, сам наклонился вперёд, расталкиваешь плотную завесу. Вокруг меня держался круг света, но узкий, не больше шага. Запрыгивать в него твари не спешили, лишь изредка то одна, то другая пытались прорваться, достать меня в прыжке. Но тут же падали, словно ударялись о преграду, и с визгом, искалеченные, пытались убраться за пределы круга, скрыться в спасительной тьме. Я вонзил в эту завесу оба клинка, завёл их за спину, потом обратно. Завеса завизжала, завыла пронзительно, со следующим шагом стало видно, что я иду по пеплу. Достал, значит! Повторим, ещё! Боги, как тяжело идти-то...

   - Спеши, Тэгир! В окружении тьмы ты тратишь слишком много сил. - Голос Тил прозвучал озабоченно. И правда, я чувствовал, как сила стремительно проходит через меня, преобразуясь в спасительный свет. Но много, слишком много её уходит... Кристаллы вскоре иссякнут, тогда конец. В кольце тварей я не продержусь и минуты.

   - Больше работай мечами! Мы вбираем их силу, после сможем поддержать светом! Немного, но всё же... - Я ускорился, стал рассекать наседавшую пелену так быстро, как только мог. От визга волокров стало закладывать уши. Не нравится, твари?!

   Такое чувство, что даже воздух вокруг стал плотным, тягучим, как кисель. Сколько, сколько мне осталось пройти?.. Подняв голову, я неожиданно встретился взглядом с одним черотом, что стоял в самом центре их плотной группы. Как и остальных, его по пояс окутывала тьма. Но мне нужен именно он, от этого урода исходит пелена, он - её средоточение. Во взгляде черота читалось изумление, ненависть, злоба и... страх? Да, в глазах поселился страх.

   Два десятка шагов, так мало и так далеко. Сила уходит, как вода в песок, я не дойду. Шаг. Второй. Совсем медленно, на пределе. Тьма всё ближе подбирается ко мне, ещё несколько секунд... Твари осмелели, стали бросаться со всех сторон, гибли, падали на землю, но отбирали силы. От мечей начало исходить слабое свечение, идти уже не получится, но хоть продержусь подольше. Я стал крутиться на месте, приседать, яростно работая мечами. В какой-то момент охватил взглядом поле битвы.

   Знаете, так бывает в бою: застынет всё, будто остановиться время и ты увидишь лишь замершую толпу, застывшую, молчаливую. Вон тварь бросилась на стражника, но тот достанет её, обязательно достанет: копьё нацелено хорошо, острие метит прямо в пасть зверя. А там достали старателя, парень уже падает, валится в серую полосу - не выжить. Мякинь! Я увидел старосту: одна тварь повисла на копье, вторая готова к прыжку. И напарник его, со второй шеренги не успевает, не сможет прикрыть...

   Время продолжило своё течение, мир снова ожил. Последнее, что удалось заметить - свет у отряда тоже затухал. Неужели всё так и закончится, нас раздавят, сомнут в ближайшие минуты?..

* * *

   - Кейта, Кейта! Мы должны ему помочь! Почему ты не отпустила меня с Тэгиром?! - Алика орала на свою наставницу, стоя на городской стене Тилона. Отсюда не было видно боя, но все ребята, стоявшие у бойниц, видели знамя, что парило над холмами уже четверть часа.

   Сначала дети обрадовались и закричали, заметив, как оно взмыло в небо. Тэгир смог поднять знамя!!! Такого не видел никто, чуть ли не со времён великих войн! А он, он поднял знамя! Старая лекарка, которая стояла тут же, пустила слезу, улыбалась беззубым ртом.

   Но сейчас все притихли: с поля боя донёсся чей-то могучий рёв, а потом ещё один. И голос, Кейта узнала его! Второй раз кричал Тэгир, её Тэгир! Через несколько минут визг тварей стал громче, а вот свет, мягкой волной струившийся от знамени, стал угасать. Древко трепыхалось, дёргалось, постепенно снижаясь.

   - Я могу помочь. Мы можем создать для него круг. - Уверенно произнесла Кейта. - Я чувствую его, значит он не надел свой амулет. Мы можем создать круг.

   - Девочка, нет! - Старуха замахала руками. - Это слишком опасно! Кроме прочего, ты только весной сдала экзамен!

   - Мы должны помочь ему, бабка Заира! Мы обязаны помочь!

   - И кого ты поставишь в круг, девочка?! Этих недорослей?! Да они слабы, как младенцы! А если кто-нибудь не выдержит, разорвёт круг? Что тогда, а?! Ты понимаешь, что умрёшь?! И не только ты!

   - Я могу встать, я сильный. - Вперёд шагнул оборотень.

   - И я могу! Мне уже можно! - Девчушка лет тринадцати выступила из толпы. - Я сдала экзамен на круг! Досрочно!

   - Я встану, у меня есть кристаллы. - Дети один за другим выходили вперёд. Кто-то помчался к школе, за комплектом камней, кто-то упрашивал взять его в первую очередь. Детям не ведом страх смерти.

   - Бабка Заира, вы посторожите? Вдруг кому плохо будет. - Несколько десятков пар глаз просительно уставились на лекарку.

   - Вдруг?! Плохо будет, дети! В лучшем случае вам будет плохо! Вы же не понимаете, сколько туда нужно отдать сил! Просто не понимаете!

   - Мы надеемся на вас, Заира. - Сухо ответила Кейта и стала выстраивать круг. Тэгиру нужна сила.

   Пять минут спустя на камни городской стены один за другим стали падать дети. Кровь из носа, пустые глаза и вниз, на колени. Главное, не расцепить руки - умрёт Кейта. Главное, не расцепить руки - погибнут друзья. Выдержать, остаться в сознании хоть секунду, пока следующий ребёнок встанет за тебя. Главное - не расцепить руки.

   Старый, седой квартирмейстер, что дежурил на стене взамен ушедших в бой стражников, глотая слезы, придерживал ребятишек, когда те валились на камни. Голову, главное сберечь голову, оттащить в сторону, поближе к лекарке. Старик со злостью посмотрел на холмы, откуда доносились визжание и лай тварей.

   Их оставалось всё меньше. Уже возвращались ученики, побежавшие за кристаллами, уже часть из них лежала на камнях, а бой всё не утихал. Кейта, мелко дрожа всем телом, с ужасом смотрела, как в круг встают первоклашки. Этих хватит ненадолго. Но всё равно, они будут стоять, пока есть хоть одна замена. Тэгиру нужна сила.

* * *

   Сила пришла внезапно и стала вливаться таким мощным потоком, что я едва устоял на ногах. Свет в первый момент полыхнул ярко, отодвинул границу тьмы, дав сделать несколько шагов свободно, безо всякого напряжения. Откуда?! Откуда пришла помощь? Неважно. Сейчас главное дойти, добраться до того урода с глазами напуганного старца. Нужно дойти...

   - Ааааа! - Сзади донёсся дружный, радостный крик моего отряда.

   - Мочи гадов! - Заорал я и снова стал продираться сквозь вязкую пелену тьмы.

   Только бы не кончился этот поток, только бы достало силы, твердил я как заклинание. Под ногами шелестел пепел - сколько я убил этих тварей? Несколько десятков? Сотню? Мало. Пока они вокруг, мне будет мало. Я продвигаюсь слишком медленно. Пять шагов до черотов. Светлые боги, как трудно сделать шаг. Три.

   Их командир крикнул что-то, заглушив на мгновенье шум боя, и от завесы отделился волокр. На спине его сидел черот-недомерок. Или показалось? Сделал ещё шаг и рубанул, наклонившись вперёд - тьма исчезла моментально. Гм, неожиданно! Я потерял равновесие и полетел вперёд, по дороге сбив с ног одного смотрителя. Бездумно отпустил мечи, после снова обнажил и ударил прямо с земли, с разворота: ещё троица чертей осыпалась на землю.

   Они почти не сопротивлялись: ментальная атака была слабой, а несколько стрел тьмы, да ещё какую-то полупрозрачную волну рассеял Щит. Странно, им жить неохота, что ли? Все черти погибли в считанные секунды.

* * *

   - Длонх, что это?! - Черот уставился на знамя, что резко взмыло над холмами. - Может, слетать, забрать?

   - Арок, ты идиот! Это свет. Их маг поднял знамя.

   - Но это немыслимо, командир! Такого не было уже тысячи и тысячи лет!! И потом, поднять знамя способен лишь первородный! А в Тилоне нет ни одного природника!

   - Немыслимо, ты прав. Но он поднял знамя. И если этому магу достанет силы - дела наши плохи.

   - Попробуем убить его? Как насчёт магии? - Акор оглянулся на тварей, что уже пошли в атаку. - Надо спешить, командир!

   - Попробуем. Свободным смотрителям - бить по магу! - Атака не дала ровным счётом ничего. Похоже, маг не один, его кто-то прикрывает... - Продолжайте бить, но следите за тварями - они могут взбеситься от света! Я опущу полог тьмы! - Длонх услышал восторженные возгласы. Полог - сложное заклятие, доступно далеко не каждому магу. Но есть у него и недостатки...

   Пока полог медленно скользил, подбираясь к светлым, те успели положить несколько сотен тварей. Длонх всё ещё пребывал в замешательстве: как сумел этот светлый поднять знамя?! И кто его прикрывает от ударов смотрителей? Ангелы, как много сил уходит! Сколько их у противника, кто из них иссякнет первым? Одни вопросы...

   Тьма скрыла, наконец, всех тварей и дело пошло на лад. У них всё ещё есть численный перевес, волокры задавят людишек - хорошо держаться только стражники, а горожане валятся на землю, словно скошенная трава.

   - Переключить основное давление с флангов, атаковать более плотно ближе к центру! - Жаль, сразу не сообразил, ударил трезубцем. Эх... Ударить бы сходу по жалким горожанам - сейчас бы уже окружали раздробленные отряды стражников. Ошибка.

   Но что это?! Их маг взревел и прыгнул в самую гущу боя! Странно, силы его не кончились, зачем он это делает? Он... Он идёт к ним?! Глупец. Продираться сквозь полог очень сложно, сил уходит много. Ну что ж, светлый сам решил свою судьбу, ещё четверть часа и они разнесут их отряд, разорвут его в клочья.

   - Если станут заканчиваться силы, делитесь со мной! Главное - удержать полог! Всем ясно?! - Можно не спрашивать, конечно, им ясно...

   Их разделяло полсотни шагов, воин осилил половину. Ну может, чуть больше. Всё, он иссяк! Даже знамя стало опускаться! Тёмные боги, что у него за мечи?! Теперь можно рассмотреть их поближе. Ужас! Они крошат волокров, превращая тварей в пыль, в пепел, чуть соприкоснувшись со зверем! Невероятно. Нужно заполучить этот артефакт - Аллр будет благодарен.

   Ослепительная вспышка едва не выжгла магу глаза, один смотритель с воплем осел на землю. Нет! Нет... Светлый опять переполнен силой... Это конец. Но кто?! В городе нет магов, а ученики не в состоянии создать такой мощный поток! Великие боги, он всё ближе.

   - Длонх, старатели почти пусты, силы на исходе. - Арок невозмутим, будто не их вскоре достанут мечи этого светлого ублюдка! - Вы можете уйти, пока не поздно.

   - Нет, Арок, уже поздно. И я не переживу такого позора. Вы можете уйти, будет кому доложить о провале, и об этом! - Он кивнул в сторону светлого. - Поспешите, мой друг. Джохт вам в помощь.

   - Не забудьте отослать маяк. - Черот развернулся и улетел: высоко не поднимался, крылья почти касались земли. Даже не попрощался, подумал Длонх.

   - Вагх, скачи в степь. На тебе маяк. Направьте к Вагху волокра! - Это были последние слова черота. Длонх успел ещё вспомнить внука, и умер. Мечи светлого вошли так легко, словно доспехи были сделаны из куска пергамента. В последнее мгновенье своей жизни стратег запаниковал. Он понял, что делают мечи. Они забирают душу.

   Вагху было очень страшно. Он подгонял волокра и успел выбраться из холмов, но после тварь взбесилась. Неужели убили всех смотрителей? Тогда ему конец... Он не воин, он хочет жить! И должен! Ведь есть задание - поставить маяк, желательно недалеко от холмов. Командир армии не простит, если придётся сутки топать по степи, его наверняка казнят за такой проступок...

   Тварь неслась сломя голову. Может, волокру тоже страшно? Чесс попробовал успокоить зверя, гладя его по загривку. О нет! Теперь тварь обратила на него внимание, пытается сбросить. Сожрёт ведь, как есть сожрёт! По штанам чесса растекалось мокрое пятно. Зверь бесился, прыгал, извивался ещё с минуту, а потом вновь помчался. Хвала Джохту, хоть не в холмы, к месту боя.

   Два часа Вагх трясся на спине твари, пока вдалеке не послышался стук копыт. Светлые! Теперь точно конец. Волокр вдруг остановился, напряг все мышцы, и повалился на землю - в боку торчала длинная стрела степняка. Чесс, отброшенный в сторону, покатился кубарем, больно ударился. Спрятаться, ему нужно, необходимо где-нибудь спрятаться. Заметив в нескольких шагах перекати поле, он не нашёл ничего лучшего, как притаиться за ним, в неглубокой ямке. Стук копыт приближался.

   - Самирд, поехали! Надо спешить в город! Или ты хочешь сказать, я плохо всадил стрелу?

   - Тварь мертва, Аджул, но мне показалось, на ней кто-то ехал.

   - Какой недомерок поместится на спине волокра?! Даже если он был, то вряд ли опасен. Поехали, Самирд! Время не ждёт.

   - Ладно. - Разочарованно протянул степняк. Отряд двинулся дальше. Если бы знали степняки, кого упустили, спеша на помощь в столицу...

   Вагх едва не умер от страха. Его почти обнаружили! Чесс дождался, пока светлые скроются из виду, и установил маяк. Долг выполнен с честью! Скоро маги на Цире настроят портал и в степь выйдет армия тёмных. А командир обязательно похвалит за храбрость! Вагх подошёл к мертвой твари и выдернул стрелу, что прошла навылет. На память.

* * *

   Расправившись с черотами, я обернулся и взглянул на отряд.

   - Ураааааа! - Моё войско неслось вперёд, сметая всё на своём пути. Казалось, поверни они в сторону вала, даже он их не остановит.

   Волокров оставалось не так уж и много, от силы пара сотен. Твари метались по дороге беспорядочно, то бросались на воинов, то пытались найти путь к спасению. Часть попёрла ко мне плотной группой. Я их встретил мечами и своим светом. Он снова угасал, таял, но обеспечил защиту. Нет, я не смог положить всех, несколько десятков спаслись, сбежав от губительных лучей. Догонять их сил не было, накатила усталость.

   - Тэгир, как ты?! - Лорк налетел, сграбастал меня своими ручищами, чуть не свалил на землю. - Цел?!

   - Угу... - Осмотрелся. Все, кто держался на ногах, бродили по дороге, добивая раненых тварей. - Нужно собрать раненых...

   - Сейчас, всё организуем! Плохо, что конница не подошла! Где их черти носят, хотел бы я знать?! Эй, Эдвир! Поди сюда! - К нам подбежал худощавый, скорее даже поджарый стражник. - Чеши к городу, нам нужна конница! - Парень непонимающе уставился на командира. Мол, какая конница, бой-то закончился. - Раненых надо вывезти, идиот! Коли встретишь, пускай сюда скачут, посадим на коней, кого можно. И в город одного отряди - за повозками. Живо! - Посыльный убежал.

   - Сколько... Сколько мы потеряли? - Язык заплетался, очень хотелось упасть прямо тут и уснуть - глаза слипались. Я уже знал: так бывает, когда отдашь всю силу.

   - Не знаю пока. - Десятник глянул хмуро, сведя брови: - Думаю, пол-отряда, не меньше. Стражники ещё нормально стояли, а вот старатели... - Лорк расстроено махнул рукой. - Но часть, может, живы? Ранены?..

   Раненых было не много. Если уж доставала человека хоть одна тварь, шансов у него почти не оставалось. Вскоре всех увечных стали сносить в одно место, кому-то пытались оказать помощь. За хлопотами я не услышал стука копыт, среагировал только, заслышав крики Лорка:

   - Какого ..... вы .... и .... после этого! Да я таких на .... с .... и тебя сейчас буду!

   - Лорк, осади! - Десятник повернулся ко мне, гневно раздувая ноздри.

   - Ты не ори, служивый! - Из строя выехал Агар: сотник стражи наместника, что провожал меня на совет в ратуше. - Нам что приказали, то и делаем!

   - Приказали?! - Опять стал распаляться Лорк. - Да я такие приказы...

   - Приказ наместника! Будешь спорить? - Агар невозмутимо взирал на десятника. Тот лишь сплюнул под ноги, да пошёл к раненым.

   - За повозками послали? - Решил я сменить тему.

   - Так точно, господин Тэгир, послали! - Ишь ты, как командиру рапортует мне сотник... - Надеюсь, купцы свои телеги дадут, так скорее всего получится.

   - Сколько их будет? Нам бы мертвых собрать...

   - Вот за это не скажу, сколько соберут в скорости!

   - Ладно. Раненых, кто в седле удержится, ведите сразу. Мало ли что...

   - А сами как же? - Недоумённо спросил сотник.

   - А сами в поводу коней поведёте! Что неясно-то?! - Агар отшатнулся в испуге.

   - Разрешите выполнять? - Даже сидя в седле, воин умудрился вытянуться в струну.

   - Не обижайтесь, Агар - нервы... - Я устало отмахнулся и побрёл к раненым.

   - Может, вам коня дать, господин Тэгир?

   - Повозок дождусь, не надо...

   Пока шагал к раненым, наткнулся на Мякиня. Точнее, на его останки. Мякинь... Старый ты дурак. Лицо старосты изуродовано ужасно, к горлу подкатил комок. Я отвернулся и шатающейся походкой поплёл дальше. О, кузнец...

   - Как вы, Богорт? - Пришлось опереться о кузнеца, ноги едва держат.

   - Да вот сына убили. - Отрешённо произнёс богатырь. - Двое теперь осталось... А было - пятеро! Ну, взяли. - Обратился он к сыновьям.

   - Не нужно его так тащить, дождитесь телег. Заодно и раненых прикроете - мало ли чего?

   - Тогда конечно, останусь. - Кузнец резко сел на землю, рядом с трупом, и я едва не упал. - Вы присядьте, господин маг.

   - Раненых посмотрю.

   - Эгей, Тэгир! - Ярил безуспешно пытался встать. - Ногу твари погрызли! Гады. Но ничего, Одэну вон руку оттяпали! Какой из него теперь арбалетчик? Спишут! - Так же радостно закончил он. Стражник, похоже, был на грани истерики.

   - Лежи, Ярил. - Тот послушно закивал.

   Вскоре появились первые телеги и началась тяжёлая, скорбная работа - мы грузили мёртвых. Не помню точно, сколько времени ушло, пока люди равнодушно уже, буднично, перекинули через борт последнее тело. Раненых вывезли в первую очередь, можно возвращаться в город... Я устроился на козлах одной из телег, потеснив возницу, закрыл глаза и вырубился. Очнулся только в Тилоне, где меня нагло растолкал писец из ратуши:

   - Вставай давай, развалился тут! Сам наместник тебя ищет! - Я хмуро глянул на парня:

   - Рот прикрой, прыщавый. Ещё раз притронешься - убью.

   - Ап... Да... П-простите! - писаку как ветром сдуло. Где я вообще? Кажись, за казармами...

   - Тэгир! - Наместника я встретил на плацу. - Видел! Всё видел из башни! Герой! Герой!! - Он потянулся обнять, но отпрянул. - Да... Помыться тебе не мешает! Ну, отдохни, почистись, и жду тебя в ратуше.

   - Сил нет. Поспать надо.

   Регез развел руками:

   - Надо - отоспись. Ежели что, пришлю за тобой.

   У калитки меня встретил Барид. Подпрыгнул радостно, забегал вокруг:

   - Как вы, господин маг? Люди судачат, мол, знамя подняли? Неужто, правда?! - Сил хватило только на кивок. - Вот это да! А я баньку затопил - мыться будете? Слуги помогут, распорядился уже. И доспехи ваши почистят, вы не думайте об этом. Всё сделаем!

   - Портного бы, или кожевника... Лямки оторвались...

   - Будет, всё починим! Верта! Эй, Верта! Маг вернулся, ведите его! И помогите!

   Две молоденькие девицы подхватили меня под руки и довели до бани. Там, несмотря на все протесты, стянули доспехи и, хихикая, усадили в бадью с теплой водой. Приятно, конечно, даже жаль, что такой уставший!.. Только бы Кейта не заявилась! Рассказывай потом, что тебя "просто мыли"... Впрочем, увидев моё состояние, хохотушки быстро поутихли. После бани, завернутый в простыню, я был заботливо доставлен в свою спальню и уснул, не успев даже коснуться подушки. Разбудили меня нежные руки Кейты.

   Она тихо шептала что-то, нежно проводя кончиками пальцев по волосам. Я долго блаженствовал, притворяясь спящим, слушая, как бьётся её сердце... Так близко...

   - Ну хватит притворяться! - Ласково и задорно пропела девушка. - Ты уже давно не спишь, я же чувствую! - Прижалась расслаблено, такая родная, моя... Запах...

   - Кейта...

   - Тэгир.

   Через час нас прервал эта скотина Лорк, бесцеремонно ввалившись прямо в спальню. Хоть бы постучал!

   - Агх... Ммм... - Этот гад пялился, словно женщину первый раз видел.

   - Выйди вон, дурак! - Десятник исчез мгновенно. - Кто это? - Кейта даже смущённой не выглядела.

   Хм, и с каких пор мы перестали краснеть? Я улыбнулся этой мысли.

   - Э... Один дурак. Надо спуститься, узнать, что случилось.

   - Ты иди, я оденусь и тоже спущусь. - Ага! Как мне, так в покрывале щеголять можно! Халат себе купить, что ли?

   - Ну, что там? И если ничего не случилось, Лорк... - Я показал стражнику кулак.

   - Кочевники прискакали, около сотни. Ты подожди! Не всё сказал ещё! Наместник с ними говорил. Если он правильно понял, в степи они упустили чесса. А значит, у стен скоро будет армия тёмных.

   Если, может... Нашли, чем беспокоить занятого человека!

   - Ты это... Извини, конечно! А вообще молодец! - Лорк хитро подмигнул.

   Ха! Знал бы ты, как меня мыли!..

   - Иди к наместнику. Он в ратуше ещё? - Десятник кивнул. - Иди, скажи: скоро буду.

   - Добрый день, господин нахал. - К нам вышла Кейта. Лорк, не нашедши, что ответить, поклонился и ретировался, едва не снеся любимую скамейку Барида. - Иди, оденься. Я слышала ваш разговор - нужно быть готовым.

   - Ты, наверное, в школу пока иди? Я постараюсь заглянуть, вечером. Как там Алика?

   - Плохо... - Девушка потупила взор.

   - Что? Кейта! Что случилось?

   - Я не сказала тебе... - И она рассказала...

   Вот откуда пришла та сила. Злости не хватает, ведь это же дети! Нет, сержусь я не на Кейту. Да не знаю на кого! На себя. На темных.

   - Осуждаешь? - Девушка понурила голову.

   - Дурочка... - Я прижал её к груди. - Ты ведь спасла меня... Вы спасли.

   - Бабка Заира говорит, что они скоро поправятся. Просто нужно время - набраться силы. Жаль, нельзя задействовать кристалл школы, это только Глоада может.

   Расстались мы вновь на перекрёстке. Правда, я уже не унёсся, как угорелый, зато получил поцелуй на прощанье. Хм.

   В ратуше снова шёл совет. Все лица уже знакомы, лишь того вон кареглазого вижу впервые.

   - Приветствую. - Поздравляли меня минут десять. Каждому надо было обнять, пожать руку... Знал бы - не пришел! Порадовал только наместник - Целоваться не полез, зато сказал:

   - Ну, проси Тэгир! Чего хочешь?

   - Подданство. И дом хочу! - Выпалил я, не раздумывая. Чего ляпнул?

   - Подданство, считай, есть уже! А что за дом?

   - Э... Да это я так сказал...

   - Ты не крути! Хочешь дом - выкупим! Такую услугу Тилону оказал! И ведь даже подданства не имел! Говори.

   - Да я живу уже, у Барида, торговца. Дом снимаю.

   - Нравится? Будет твой, решили. - Наместник нахмурился. - Теперь о деле. Знакомься, это вождь Аджул. - Кареглазый смущённо кивнул. Чего это он? - То, что прибыл, молодец, а вот что чесса упустил... Но это неточно.

   - Наверное, был там чесс... - Неожиданно высоким голосом сказал Аджул. - У Самирда глаз верный... Виноват я, наместник.

   - Хватит об этом. Если твой Самирд не ошибся, то к ночи у стен будут тёмные. Это сейчас важно. Тэгир, чем поддержать сможешь?

   - Не хочу вас огорчать, но немногим. Мои кристаллы пусты, остался только комплект прозрачных. Это слёзы. - Далор нахмурил брови. - Но, что смогу - сделаю.

   - Плохо. В городе не осталось магов! Даже ученики лежат пластом, только несколько на ногах. Вы уже знаете, что они поддержали вас?

   - Я видел Кейту. - И не только видел, подумалось мне. На лице против воли появилась улыбка.

   - Свою личную жизнь оставьте на потом. - Правильно разгадал мою довольную мину наместник. - Насколько я знаю, кроме молодой наставницы на ногах ещё оборотень, одна девица, что имела два комплекта кристаллов, лекарка, да библиотекарь. Вот и все наши силы...

   - Не густо. Вы не можете связаться с Глоадой?

   - Уже. Она, хвала Солену, взяла с собой табличку.

   Я уже знал о табличках передачи. Нужно иметь пару таких и всё, что пишется на одной, отображается на дубликате, где бы он ни был. Удобная штука, жаль только, что они очень хрупкие и быстро стираются. А стоят немало!

   - Но портал заблокирован, - продолжил наместник, - а открыть собственный у Глоады не хватит сил. У нас одна надежда - что Ангер уговорит императора дать ей воспользоваться кристаллом дворца. Всё-таки под угрозой крупный город!

   - И много ли шансов, что уговорит?

   Не знаю, Тэгир! Я не знаю... - наместник заложил руки за спину и нервно прошёлся по кабинету. - У меня к вам просьба: подежурьте на стене, у ворот. Вас обеспечат всем необходимым. Если тёмные ударят сходу...

   - Понял, буду там. Но к вечеру я планировал зайти в школу.

   - Это недалеко, надеюсь, время найдётся. У вас будут провожатые и посыльные, на всякий случай. Связь со мной держать не нужно, она налажена. Если будут новости, я вам сообщу немедленно. - Наместник протянул руку. - Надеюсь на вас.

   Мне надеяться было не на кого...

Осада Тилона

   Очень это странный и длинный день, думал я, шагая по Мельничной к городским воротам. Бывает, неделями в жизни человека ровным счётом ничего не меняется, мир вокруг представляется унылым и серым, а после выдастся подобный денёк и мечтаешь только, чтоб всё вернулось на круги своя.

   На улицах не протолкнуться: длинная очередь повозок тянулась в сторону стен, некоторые сворачивали в поперечные улицы. Крики стражников, призывающих горожан вступать в ополчение, перемежались с воплями женщин и занудными завываниями торговцев какими-то оберегами. Да, кому война, а кому мошна полна...

   Солен с самого утра скрывался за тучами и мне пришлось в уме вычислять - а долго ли осталось до заката? Эти потуги прервал всадник из сотни наместника:

   - Тэгир! - Воин резко осадил коня и ждал, пока я подойду ближе. - Войско тёмных через пару часов будет в предместьях. Мост уже поднимают, готовься. - Шепотом поведал он, свесившись с седла. - Я в ратушу.

   - Стой! Сколько их?

   - Много. - Уже на ходу буркнул стражник и пришпорил коня.

   Какого дьявола я должен быть готов? И вообще, кто я такой, что бы решать проблемы всего города в одиночку?! Скоро на дверях придётся вешать табличку: "Ни дня без подвига". Да, кстати! На сегодня план уже выполнен, верно? У городской стены я готов был лопнуть от накатившей злости. Мне решил помочь Лорк, предложив перекусить сочным окороком с хлебом. На довольном лице стражника я не заметил ни капли волнения.

   - Про тёмных слышал? - Тон, под стать настроению, выражал злобу.

   - Да слышал! Ты садись, поешь. - Десятник протянул мне кружку. - Вот, живское! Из колонии прихватил.

   - Что делать будем, Лорк? - После пары глотков любимого напитка я начал остывать. - Как таким числом держать город?

   - А бес его знает, как! - "Успокоил" меня стражник. - На стенах только стража да сотня степняков: старателей всех в порт услали, а ополченцы... Нет, подтягиваются помалу, но вяло. Ярила отрядили к складам за казармами, он там распоряжается вольнонаёмными - ходить всё одно не может. Большинство людей ещё вооружать приходится - мечи дороги, мало кто держит! Наместник, по слухам, всех жителей привлекает! Вон, котлы да камни уже подтаскивают.

   Под стенами действительно кипела работа - множество людей таскали невесть откуда взявшиеся камни, сгружая их на подъёмники. Телегами подвозили дрова, несколько котлов, уже поднятых на стену, бурлили кипятком.

   - Но что горожане против бесов? Тьфу! - Продолжил десятник. - Да ты ешь!

   - Неохота. - Весёлые дела. Если ещё вспомнить, что камни пусты, а прозрачных не хватит и на час серьёзного боя... Может, бросить всё, попробовать уйти морем? Захвачу Кейту да малявку... Лорк неожиданно поднялся. Что там?

   - Приветствую, Тэгир. - Позади меня, блистая великолепным платьем, стояла Глоада. - Как наши дела?

   Мы на пару с десятником молча пялились на магичку, пребывая в полнейшем замешательстве. Хвала богам, промелькнуло у меня в голове, хоть маги прибыли!

   - Вы уж простите мой наряд, я перенеслась к себе домой и сразу на стену - мало ли что? - Объяснилась Ангер. Позади неё маячили несколько не менее наряженных франтов. - Так что с тёмными?

   - Отбита атака в холмах, потери: сорок два стражника и сто семьдесят старателей! Прибыла сотня кочевников, идёт набор ополченцев и подготовка к защите города! - Лорк тянулся, будто докладывался тысячнику. - Разведка донесла: основные силы тёмных будут в предместьях через два часа.

   - Значит, время ещё есть. - Глоада вздохнула. - Тогда я переоденусь, и к наместнику. Тэгир, вы тоже подходите во дворец.

   - Наместник в ратуше. - Я, наконец, обрёл дар речи. Слишком уж нелепо смотрелась на городской стене группа магов в дорогих, шикарных нарядах.

   - Отлично, это даже ближе. - Ангер обернулась к магам. - Господа! За мой. - Ушли они порталом. Чёрт, мне бы иметь столько силы!

   - Пойду в ратушу! - Пожал я плечами.

   - Успеешь! Давай с пивом закончим. - Вот за что уважаю Лорка, так это за обстоятельный подход к делу!

   После появления учителей волнения мои улеглись, и настроение постепенно вернулось. А с ним и аппетит! В итоге, в ратушу я пришёл последним, слегка сонный после употребления живского. Оно и к лучшему - маги успели разобраться в обстановке, с ходу завалили вопросами. Главным среди них был - а смогу ли я вновь поднять знамя.

   - Сомневаюсь. Нужно немалое вдохновение, да и в общем - есть ли смысл? Кого вы собираетесь вести в бой: две сотни стражи и кочевников? Может, плохо обученных ополченцев? Против скольких тёмных?

   - Тэгир прав, льём из пустого в порожнее. Поднимет - не поднимет, какая разница? Нужно составить план действий! Тёмные наверняка попытаются взять город сходу, ответить мы сможем, их маги не готовы встретить отпор. Но что дальше? - Глоада оглядела присутствующих.

   - Нам необходимо продержаться двое суток, или чуть меньше. - Вступил в разговор Регез. - Аджул уверяет, что степняки пришлют войско - не менее полутора тысяч конников. Если вовремя поддержать их магией...

   - А вы уверены, что они вообще придут? - Бесцеремонно прервала наместника Ангер. - Преданность Аджула нам известна, чего не скажешь обо всех племенах. - Магичка повернулась к вождю. - Что скажете?

   - Я уверен. На сей раз дело не в преданности кочевников. - Степняк помолчал. - В разгромленном тёмными поселении гостил мудрец Аилир. Он убит. - Не знаю, кем был тот мудрец, но по возгласам в кабинете стало ясно, что фигура значимая. - Я разослал весть во все дружественные племена и уверен - войско будет.

   Мне интересно, откуда вообще возникали сомнения по поводу степняков - разве они не входили в состав Тилона? Надо будет расспросить местных. Сейчас не к месту.

   - Хорошо, двое суток - реальный срок. Но какой силой идут тёмные? - Ангер потерла лоб. - Хватит ли ваших кочевников?

   - Уверен, что нет. - Голос Аджула был бесстрастен. - Но они всё равно придут. Есть такое предложение - открыть им ворота, дать войти в город. Да, да! Я понимаю, насколько это опасно! Если отряд появится во время атаки тёмных, такого шанса просто не будет. Но вдруг нам повезёт?

   - В войне сложно рассчитывать на слепое везение, Аджул. - Отрезала Ангер. - Поддержку вашему войску я обещаю, но если момент будет неудачный... Будем откровенны: степняки помогут городу, но умрут. - Вождь хранил молчание. - Мне никто не ответил на вопрос о численности армии тёмных.

   Ответил ей Агар. С грохотом ввалившись в кабинет, он поведал, что тёмные подошли к холмам. Числом не менее десяти тысяч. Лицо у наместника вытянулось. Впрочем, не только у Регеза - дела наши были плохи. Даже с поддержкой магов у Тилона не много шансов выстоять. Особенно, если кочевники не прорвутся в город.

   - Тэгир, что у вас с силой? - Я молча достал из кармана несколько тусклых камней. - Ясно. Можем обменяться комплектами. Меня питает кристалл школы, и камни наполнятся быстро. Если вам дороги именно они, позже обменяемся снова.

   Я только плечами пожал, мол, какая разница? Все синие кристаллы были работы Феолия. Получив комплект Ангер, я пристегнул камни на куртку доспехов и почувствовал себя гораздо уверенней.

   Дальше военный советник Регеза начал обсуждать план обороны города и в разговоры я почти не вступал, всё больше слушал. В какой-то момент Ангер прервала советника, обратившись к магам:

   - Господа! На стену. Тэгир - действуйте сами. Доверяю вам всецело, но наша группа хорошо сработана. Под удар не лезьте, старайтесь пробивать защиту тёмных точечно. - С последними словами Ангер открыла портал. Кто б ещё объяснил, что значат все эти указания, думал я, погружаясь в изумрудную поверхность телепорта.

   Хм. А идти сквозь портал магички гораздо приятнее! Почему так, Тим?

   - Приятнее, потому что меньше времени потратил на переход. Это из-за расстояния, других причин быть не может. Так же от расстояния зависит количество силы, что расходуется на поддержание портала. - Ага. Вот почему с Валлора прибыла такая маленькая группа! Всего полдюжины магов. - Верно. Даже очень сильный маг не сможет держать личный портал между планетами дольше нескольких секунд. Большие потоки силы, пропускаемые через себя, вызывают ужасные головные боли.

   За разговором спустились на стену - телепорт вывел нас в пустующее помещение одной из башен. Темных пока не видно, можно поговорить с магичкой. Меня беспокоило - как там Алика, и остальные дети? Глоада обнадёжила - в школу отправился преподаватель, он откроет хранилище, и детям раздадут кристаллы. Хоть одна хорошая новость! А то после разговора с Кейтой я места себе не находил, осадок остался неприятный.

   - Тёмные! - Крики донеслись с нескольких башен одновременно.

   Я подошёл к бойнице и увидел, как из холмов медленно тянулась вереница воинов. Впереди шагали какие-то уродливые великаны. Громадные, в два человеческих роста и страшные, как смерть. На их фоне даже чероты казались милашками! А вот и они, легки на помине. Если великанов была всего дюжина, то чертей несколько сотен, не меньше. За ними шли облаченные в лёгкие доспехи воины, внешне напоминавшие людей. Во всяком случае, издалека.

   - Великаны - это харги. Тупые и очень злобные твари, результат сношений демонов с черотами. Хвала богам, сами они бесплодны. - Начал инструктировать меня Тим. - Сильны необычайно, и броня у них прочная. Будут близко, лучше не лезь - растопчут и не заметят. А основная масса армии тёмных как всегда - бесы. По силе сравнимы с людьми, магов среди бесов нет. Зато у этих тварей отличная реакция и они прекрасные мечники.

   Поток тёмных казался нескончаемым, они ровными колоннами появлялись из холмов и тут же выстраивались в длинные шеренги. Неужели вот так, без подготовки, и пойдут? Прямо с марша, не передохнув? Я в недоумении оглянулся на магов.

   - Всё правильно, Тэгир, они попробуют пробиться сразу. - Решил почтить меня вниманием плотный и высокий спутник магички. Глаза напомнили мне Рола: такие же масляные, как у почившего сотника, они не задерживались подолгу ни на одном предмете. - Тёмные не ожидают встретить достойный отпор в магической атаке. Почти наверняка их маги попытаются разрушить несколько участков стены - так и ров завалят, и лестницы не нужны. - Словно в подтверждение его слов камни под ногами мелко задрожали.

   - Собраться! - Отдала приказ глава школы. - Тэгир, без команды не атаковать!

   Хм. Да не очень-то и хотелось! Навоевался за день по самое не могу. Глаза б мои этих тёмных не видели...

   Глядя со стороны можно решить, что атака пока не началась: темные продолжали выходить из холмов четким строевым шагом, выстраивались на полях перед городом почти ровными квадратами. Никто не проронил не звука, вроде всё спокойно. Но всеми органами чувств я ощущал, как сталкиваются в воздухе десятки мощных, не чета моим, заклинаний. Захотелось убраться со стены подальше - если хоть что-то пойдёт не так... Лучше об этом не думать! Глоада вдруг резко подалась вперёд, будто споткнулась на ровном месте. Опёрлась о стену.

   - Первая атака отбита. Думаю, сегодня на штурм они не пойдут. - Судя по всему, сказано только для моей скромной персоны. Остальные учителя не слушали магичку и разбрелись по стене, рассаживаясь, где придётся. Лица уставшие, хмурые. - Всем быть на чеку. Шелтон, вы сможете остаться подежурить? Я сменю вас ночью. К слову, вам не мешает познакомиться, господа! Тэгир, это Шелтон. Он мой коллега и глава пятой школы на Валлоре. Так же природник и глава совета школы.

   Маг коротко кивнул:

   - Я решил отправиться с Глоадой: и помощь будет кстати, и вас хотелось увидеть воочию. - Шелтон усмехнулся в бороду, что торчала лопатой, прикрывая грудь мага. - Надо же - природник, попавший в колонию! Это была самая яркая новость на последнем совете!

   - Шел, хватит смущать Тэгира! - По-свойски оборвала его Ангер. После обратилась ко мне: - Думаю, вам стоит выспаться и отдохнуть, завтра нам предстоит трудный день.

   - Скажите, я могу проведать детей в школе?

   - Не стоит. Они едва пришли в себя, многие наверняка ещё у Заиры. Кроме того, ворота сейчас заперты, без моего приказа вас не пустят. Пожалуйста, перенесите свой визит на завтра: мне тоже хочется отдохнуть после перехода, а не мотаться по городу. - Вроде и сказано в виде просьбы, а тон такой, что возражений не терпит.

   - Удачи вам тут. - Я кивнул Шелтону. - Если что - вон тот десятник знает, где меня искать. - Кажется, Лорк остался не сильно доволен, что на него указали пальцем. Маг же в ответ только рукой взмахнул.

   Ну и ладно, пойду домой. Может, Кейта ещё заглянет сегодня? Хотя, вряд ли её отпустят, раз школа на осадном положении. А жаль, жаль. Я мечтательно улыбнулся и отчего-то вспомнил служанок, что мыли меня после боя. Гм, о чём ты мыслишь, дружище?

   Барид снова встретил меня в саду:

   - Господин маг, ну как там? Отбились? Шума не слышно, я тут сижу, гадаю - что, как?

   - Боя не было, Барид. - Я устало потянулся. - Спать пойду.

   - Тэгир, подождите! У меня тут мысль есть, как город защитить! - Торговец важно выпятил живот.

   О да! Если уж за дело взялся Барид - мы спасены! Я едва сдержался от смеха.

   - Ну, просвети меня, великий стратег! - Он обиженно надул щёки.

   - Зря вы так. Я же дело говорю! Вот послушайте: застоялось у меня в подвалах гномье масло для ламп, две дюжины бочек...

   - Барид! - Прервал я купца. - Главное слово тут - "застоялось", верно?

   - Что вы сразу! Ну да, застоялось, потому как горючее больно... Но мысль-то какая! Так вот. Ежели это самое масло, да на головы тёмным скинуть? А после как поджечь! - Торговец в жестах изобразил, как он будет запалять сброшенные на врага бочки.

   Хм, а вообще мысль дельная, если бы не ров с водой, под стенами города...

   - И как ты собрался со стен его сбрасывать? В воду?

   - Зачем в воду? Вы дальше слушайте! Знаю я, что на складах наместника имеются онагры, пара штук. Это такие большие механизмы, как катапульты, только стреляют не с тетивы, а из пращи. Могут стрелять объёмными снарядами. - Объяснил торговец, видя мой непонимающий взгляд. - Взяты трофеями, в последнем походе на островитян. Стрелять-то из них никто не умеет, в Тилоне давно такими не пользовались. Но точность нам зачем? А?

   Мысль очень интересная, но больно много сложностей... Сходить к наместнику, что ли?

   - Слушай, Барид. Идея мне нравится, схожу я в ратушу, но... Какого размера твои бочки? - Очень сомневаюсь, что найдётся орудие, способное запустить такой тяжёлый снаряд. - И сколько ты хочешь за своё масло? Если слишком много, то проще закидывать тёмных мешками с сорками! - Добавил я, увидев, как сузились глаза торговца при упоминании о деньгах.

   - Да бочки не большие, по колено будут! И... Обошлись дорого! Даже не знаю... По шесть золотых отдам. За штуку! - Ничего себе аппетиты у купца!

   - Знаешь, Барид... Я схожу к Регезу, но ты не удивляйся, если конфискует он твой товар. Военное время, сам понимаешь!

   - К-конфискует?! Как же это? А прибыль? Нет, вы подождите, Тэгир!

   - Барид! Сколько ты отдал за масло? Ну?!

   - Четыре золотых, за всё... - Почти шёпотом протянул торговец.

   - Если что, получишь восемь. И не спорь! - Барид посмотрел на меня взглядом побитой собаки и молча ушёл к себе. Наверное, чахнуть над маслом. Что ж, сон пока откладывается, наведаем Далора.

   Наместнику идея понравилась. Он тотчас послал на склады курьера: выяснить, где находятся катапульты и в каком они состоянии. Вообще странно, что такое оружие пылится в тёмном углу. Когда я сказал об этом Регезу, он отмахнулся, мол, без того забот хватает! И это говорит военный! Вдвойне странно.

   Через полчаса выяснилось, что катапульт не две, а три. Но рабочая только одна, остальные, как выразился прибывший к нам служащий: "Пущены на запасные части". Проще говоря, разворовали всё ценное, что смогли оторвать! Кажется, наместник был того же мнения. Но одна цела! Нужно осмотреть.

   - Как думаете, выдержит она бочонок? - Спросил меня Агар, когда мы добрались до складов за казармами.

   - Я откуда знаю? Первый раз такую штуку вижу! - Сотник уставился на меня, будто тоже видел впервые:

   - Неужто не видал раньше? Странно! Мы-то такие давно не пользуем: город разросся, домов понастроили вблизи стен. А кроме того, привыкли, что гвардия тут стоит. За последнюю сотню лет по пальцам можно сосчитать, сколько раз тёмные прорывались к столице! Дальше холмов их не пускали.

   - А как вышло, что вся гвардия на островах?

   - Да Байонцы обнаглели совсем! Живут пиратством, торговцев грабят. Вот и решил наместник... Ладно! А горящим маслом бить - это мысль! Сам придумал? - Узнав, что идея зародилась в голове обычного купца, Агар обещал, что попросит Регеза наградить изобретателя. Конечно, если план сработает. А если нет, то плакали его денежки. Хм.

   - Куда же мы потащим эдакую махину? - Не думал я, что орудие окажется настолько громадным!

   - Думаю, в порту поставим: пирс там широкий, развернуться есть где. - Агар почесал в затылке. - Надо бы только испытать её...

   - Может, достать пустых бочек, наполнить их водой, да попробовать? Пульнуть пару раз в залив!

   - Дельно! Давай поступим так: ты с бойцами за маслом иди, телегу тебе выделят, я же пока соберу людей и скот - на руках не сдюжим. А в порту встретимся.

   На всё про всё ушло несколько часов, и пробный выстрел мы сделали уже заполночь, чуть не снеся при этом мачту у рыбацкой шхуны. Долго разбирались с рычагами и лебёдками механизмов, пока очередной бочонок не полетел по высокой дуге. Может и выйдет толк из этой затеи? Главное, чтоб снаряды через стены перелетали...

   - Знаешь, Агар, ты бойцам скажи - первый выстрел пусть не маслом делают! А ну как не долетит?

   - Верно. Пойдём спать, что ли? Светать будет вскоре! - Попрощавшись с Агаром, я отправился на долгожданное свидание со своей подушкой.

* * *

   Торд Адвир, гвихир второй армии, пребывал в скверном расположении духа. Переход в мир светлых состоялся на несколько часов раньше, чем планировалось, и он даже не успел попрощаться с женой. Его подчинённые вряд ли поверят, если им рассказать: высокопоставленный черот, которого боялись во всём войске, дома становился тихим и послушным мужем. Но красавица Леара того стоит! Торд всегда улыбался, вспоминая ненаглядную жёнушку. Он улегся поудобнее и подсунул под бок мягкий пуфик.

   - Градх! Позови мне магов! И пусть приведут чесса, что ставил маяк! - При воспоминании о недомерке на лицо командира вернулось недовольное выражение.

   - Вызывали, гвихир? - Отвернув полог шатра, спросил пожилой черот.

   - Да, входите, любезный Джовар, я хотел узнать ваше мнение о силах светлых. А заодно послушаете рассказ того чесса, что выжил после боя в холмах.

   - Вагх. Того чесса зовут Вагх. И он не единственный выживший - час назад прилетел Арок. Уверяет, что Длонх разрешил ему покинуть отряд, в самом конце боя. Так же смотрители отловили в степи больше пятидесяти волокров.

   - Почему не доложили сразу? Впрочем, не важно. - Отмахнулся Торд, вспомнив, что сам приказал не беспокоить.

   Чесс и черот появились почти одновременно. И если карлик вошёл в шатёр с гордостью, потешно задирая подбородок, то Арока было не узнать - понурое, осунувшееся лицо черота не выражало эмоций, даже крылья обвисали безвольно. Похоже, налетался за сегодня, подумал двихир.

   - Располагайтесь, господа, можете угощаться фруктами. - Подчинённые послушно расселись, поджав под себя ноги. - Итак, для начала выскажетесь вы, Арок. История Вагха мне уже известна, непонятно только - почему вы не сопроводили его?

   - Я получил приказ Длонха улетать с поля боя и сразу отбыл. - Черот склонил голову.

   - Вагх, вы можете подтвердить слова Арока? - гвихир посмотрел на черота. - Простите мне эту подозрительность, но формальности должны быть соблюдены. - Тот лишь устало кивнул.

   - Я не слышал самого приказа, господин Адвир! - Подал голос карлик. - Было очень шумно. Но я видел, что гвихир Длонх разговаривал с Ароком перед его отлётом.

   - Этого достаточно. Арок, расскажите нам о бое. Вагх не видел большей его части, он и волокру лишь до хвоста достанет! - Чесс насупился. Почему это не достанет?! Он даже до... Когда Вагх сообразил, до куда именно он достанет волокру, то насупился ещё больше.

   Арок рассказал о битве коротко и бесстрастно. Маг, что вначале слушал вполуха, не заинтересовавшись даже историей с поднятым знаменем, прервал воина, когда тот начал описывать удивительные мечи светлого воина:

   - Вы уверены, что они светились не только золотистыми рунами, но так же и сверкали сами - лазурным или синим цветом? - Джовар подался вперёд. - Точно уверены?

   - Как в том, что сижу сейчас на ковре, уважаемый! Меня пока не подводит зрение!

   - Но... Это может значить только одно - у светлого мечи, что всегда с собой! Простите мою назойливость, Арок, просто всё это слишком необычно! Таких мечей в светлом мире от силы дюжина пар! И большинство - на валлоре, в коллекции императора.

   - Просветите нас, Джовар. - Обратился к магу Торд. - Что за удивительные клинки?

   - О! История таких мечей началась очень давно! Сам Раа, творец людского рода, запер сущности двух малых богов в паре мечей. Они не видимы для окружающих и появляются лишь по воле хозяина. После форму этих мечей признали классической в обоих мирах. А потом уже многие светлые боги и даже ангелы создавали подобное оружие, наказывая своих слуг, либо отбирая души смертных для создания артефакта. Все мечи уникальны, они очень отличаются по силе и своим возможностям. Но осталось таких немного.

   - Понятно. - Прервал Джовара двихир. - Меня интересует в первую очередь: а чем это нам грозит?

   - Такими мечами можно убить кого угодно, причём в одно касание! Ну, почти кого угодно... Насчёт демонов я не уверен.

   - Но на расстоянии они не могут причинить вреда?

   - Э... Нет. Магу - определённо нет.

   - Не так страшно. Ведь любой воин смертен, верно? - Ухмыльнулся Торд. - С тем светлым разобрались, теперь изложите свои мысли по поводу вашей атаки, что была так успешно отражена. Вы ведь гарантировали мне быстрый успех, Джовар!

   - Мне думается, в город вернулись маги. Не знаю, почему стратеги не предусмотрели такую возможность? Ведь Глоада могла упросить императора поделиться силой! Предлагаю вам связаться с агентом в Тилоне, может, он прояснит ситуацию?

   - Не он, а она. - Поправил мага Торд. - Я уже написал, но ответа всё нет. Не знаю, почему.

   - Давно вы смотрели табличку?

   - Около часа назад. - Гвихир поднялся. - Сейчас проверим... - Он подошёл к небольшому походному столику. - Есть ответ! В город прибыла глава школы... Шелтон?.. Ангелы! В Тилоне сейчас четыре природника! Один из них, кстати, командовал битвой в предместьях. Понятно теперь, почему вы не справились, Арок! Зовут этого мага Тэгир.

   - Ни разу не слышал о маге с таким именем! - Сказал Джовар. - Хм, новая находка светлых? А почему агент не доложил о нём раньше? И кстати - сколько сейчас в городе опытных магов?

   - С Валлора прибыли шестеро, плюс этот Тэгир. Но у нас две дюжины магов! Почему же вы не справились с атакой?

   Маг выглядел смущённым:

   - Мы не ожидали встретить отпора, гвихир, и потом - четвёрка природников! А Шелтон вообще один из самых опытных магов светлого мира, глава совета пятой школы! Хорошо, если нам теперь удасться обрушить хоть небольшой кусок стены. Ведь придётся прикрывать войско, не дать светлым косить бесов! Да и черотов тоже, особенно в полёте...

   - Но силы примерно равны? - маг утвердительно кивнул. - Что ж, тогда нужно готовить лестницы! Простые горожане не выстоят против моих бесов.

   - Мы можем попробовать ослабить магов. Глоада наверняка использует кристалл школы, и если ваш агент способна к нему подобраться... Возможно, наша следующая атака была бы успешной.

   - Я отдам такой приказ, но неуверен, что агент сможет добраться до кристалла. Его наверняка охраняют! Впрочем, пусть попытается! Аллр всё равно приказал забрать её с собой, хотя выразился ясно: "По возможности". - Черот с минуту мерил шагами расстояние от полога до стола, а после решил заканчивать этот внеплановый совет: - Господа, все свободны. Атака запланирована на завтра, но я постараюсь дождаться ответа нашего агента. - Торд повернулся к подчинённым спиной, подошёл к столику и задумался. Нужно кратко и ясно отдать приказ шпиону, ведь таблички так дороги...

   Черот ещё вышел перед сном из шатра - взглянуть на ночной город. Издалека стены Тилона казались красными: множество факелов освещали стену, перед рвом то тут, то там коротко вспыхивали сферы света. Это хорошо, подумал Торд: бесы будут спокойно спать, а светлые бодрствовать всю ночь, в ожидании атаки. Он постоял, вглядываясь в непривычное звёздное небо. Сколько богов наблюдают сейчас за их войском?

   Девушка мерила быстрыми шагами крохотную комнатку. Даже огонёк в чадящей дешёвым маслом лампе трепыхался, грозя затухнуть от стремительных перемещений своей хозяйки. Что делать? Что же ей делать? Кейта села на край кровати и разрыдалась.

   Все её мечты и планы рухнули в одночасье. Зачем, почему тёмные появились сейчас, когда она была так счастлива? Восемь долгих лет она училась, скрывая страшный секрет - молодая магичка была агентом тёмных. Восемь долгих лет... А началось всё с нападения на город Артуг, где погибла её семья: отец, мать, двое братьев... Выжили только они с младшей сестрой. И попали в плен к тёмным, на далёкую Цири.

   Когда тамошние маги выяснили, что у Кейты есть дар, то предложили выбор: или девочка отправится в светлый мир, станет шпионом тёмных, или... Умрёт её сестра, её любимая Авелия. Она не размышляла - лучше уж жить в светлом мире, чем стать наложницей какого-нибудь вояки и знать, что погубила собственную сестру. Нет, легче тогда покончить с собой... Но происходившее сейчас ещё хуже!

   Как, как она может предать любимого человека, сбежать из столицы, исчезнуть из его жизни навсегда? Боги, эти мысли невыносимы! И остаться невозможно... Девушка подошла к столу, вновь прочитала ужасные строки:

   "В начале следующей атаки вам надлежит прервать связь преподавателей с кристаллом школы. После постарайтесь выбраться из города и присоединиться к нашей армии. Жду ответа".

   Кейта стала яростно стирать ненавистные строки. После вернулась на постель и долго лежала, уставившись в потолок, всматриваясь в такую знакомую сеть трещинок, покрывающих штукатурку. Да, она может прервать связь Глоады с камнем. Да, у неё есть допуск в комнату, где установлен кристалл. Стоит всего лишь сдвинуть одну из стоек, образующих правильную восьмиконечную звезду вокруг постамента, и сила перестанет течь к магичке. Конечно, проблему можно быстро разрешить, но для этого нужно покинуть поле боя, добраться до школы... Даже за короткий отрезок времени тёмные могут прорвать защиту, вполне!

   Девушка вспомнила глаза своей сестры. Полные слёз глаза, что смотрели на неё в день последней встречи. Она выполнит приказ и уберётся из города. Решено. Кейта снова подошла к табличке и написала короткий, ясный ответ, который наверняка порадует тёмных. А после расплакалась.

* * *

   До самого утра с Мельничной улицы слышались крики возниц, город не спал. Я очнулся не раньше полудня и долго ополаскивал лицо водой, пытаясь избавиться от рези в глазах. За завтраком меня побеспокоил Агар, ввалившись в дом без стука:

   - Здорово, магичество! Только встал? А мы уже онагр на позицию выдвинули, думали пальнуть пару раз, но потом решили - не стоит. Пусть тёмным сюрприз будет! Смотреть пойдёшь?

   - Чего на него смотреть? Со стены гляну, прикину, как бить будете. Бочки смолой обмазали? - Мы ещё накануне решили поджигать бочонки прямо в праще, а если не разгорится масло после падения, тогда только помогать магией.

   - А то как же! И смолой обмазали, и хворостом облепили, чтоб поджигать сподручней было. Да, забыл сказать! Стрелка мы нашли, из моряков. Он на судне за гарпуны отвечает, говорят, наводчик знатный! Не бог весть что, но всё же.

   - Хорошо. Ты скажи, пусть пристрелочный подальше положит, нужно понять - как далеко бьёт этот онагр.

   - Скажу. Как поешь, на стену иди - Глоада хотела тебя видеть. Ну, в порт пойду.

   - Может, ты тоже позавтракаешь? - Спохватился я.

   - Успел уже. - Сотник поднялся. - Не задерживайся.

   - Угу. - Тяжело разговаривать с набитым ртом.

   Столицу было не узнать. Почти все окна закрыты ставнями, на прилегающих к стенам улицах построены баррикады. Рядом с ними важно расхаживают патрули из ополченцев. Зачем, спрашивается? Никого вроде не останавливают, болтаются только без дела. На подходе к стенам я не мало поразился, сколько там собралось народу. Заметив у башни над воротами группу магов, поспешил к ним.

   - Если будут задавать вопросы о нас, говори - это мечи, что всегда со мной. Имена не называй. - Неожиданно заговорил Тим. А с чего ты решил, дружище, что вами будут интересоваться? Маги же боя не видели, мало ли, чем я там сражался! - Уверен, что дойдут до них слухи. - Ну, за предупреждение спасибо.

   - Добрый день. - Приветствовала меня Глоада. - Долго спите, коллега.

   - Были дела ночью. - Я рассказал магичке о нашей задумке с онагром. Маги одобрительно закивали.

   - Не осведомлён о вашем опыте, коллега, но попробую дать один совет... - Начал Шелтон.

   - Буду благодарен получить его от столь опытного мага.

   - Побольше идей такого плана, любезный. Самая лучшая атака - не та, что основана только на магии, но та, что магией поддерживается! Понимаете, любая защита не является идеальной и брешь в ней легче всего отыскать, причиняя вред не столько заклинанием, сколько его последствиями. Вот вам пример: пусть ваша катапульта действует сама по себе, так маги не смогут нейтрализовать её работу. Но, если вы подкорректируете полёт каждой бочки воздушными потоками...

   - Кажется, я вас понял, коллега. В холмах мне пришла в голову такая идея: создать ров, полосу жидкой грязи с помощью пашни.

   - Э... Не совсем так, Тэгир. Видите, тут в основе воздействия лежит магия, я же говорю об обратном. Но, к слову, очень неплохая идея! Главное, чтоб достало сил.

   - Благодарю. - Я повернулся к магичке. - Глоада, скажите, мне тогда будет лучше находиться ближе к порту?

   - Да, направляйтесь туда. Но боюсь, основной удар придётся по центру, или ближе к холмам, здесь укрепления хуже. Так что смещайтесь сюда сразу, как отстреляется ваша катапульта. Как её там, онагр? - Я кивнул. - О, забыла вам сказать: прибыл Гекор с тремя десятками стражи. Просил передать вам привет.

   - Спасибо.

   Ближе к порту народ на стенах стоял пореже. Стена здесь широкая и резко сворачивает, вытягиваясь вдоль побережья на несколько десятков метров. Наверное, Глоада права - вряд ли тёмные будут атаковать на этом участке, но как говориться: чем чёрт не шутит. Дойдя до места, я встретил Ярила - стражник сидел на пустой бочке, возле бойницы.

   - Вот, отпросился! - Перехватив арбалет, десятник подал руку. - Вояка из меня никакой, но хоть постреляю по тёмным. Что за чудовище установили в порту, ты не знаешь? - Я посмотрел вниз. Грязная катапульта действительно выглядела страшно. Не хотел бы я увидеть такие же у нашего противника.

   - Будем бить гадов горящим маслом. Если получится, конечно...

   - Дельно... Смотри, кажись тёмные двинулись!

   Потеснив одного из стрелков, я подошёл к бойнице. Да, похоже. Но почему так тихо? Чёрные квадраты молча приближались к городским стенам. Ни тебе криков, ни боевых кличей. Всё размеренно, спокойно, неспешно. От такого зрелища становится жутко и приходит чувство, что не остановить, не сдержать эту грозную силу.

   Когда тёмные приблизились, стало видно, что впереди каждого отряда идёт харг, неся перед собой внушительных размеров лестницу. Ну и силища у великанов! Надеюсь, стены они кулаками не проламывают?

   Слева на стене запел рожок и в бесов полетели первые стрелы. Тёмные выставили над головами стену щитов и тут же ускорились. Небольшие овальные щиты закрывали отряды почти полностью, лишь изредка какой-нибудь бес вываливался из строя, падал на землю. Но мало, слишком мало. А что же харги? Тех даже арбалетный болт не берёт!

   - Ярил, как харга свалить? Бил их?

   - Ну, можно магией, тут я вам не советчик, а так... Обычно их стараются болтами с близи нашпиговать, но долго это! - Ответил стражник, не переставая крутить вороток своего мощного арбалета.

   - Эй! - я замахал руками матросу, который степенно мерил пирс широким шагом. - Давай пробный! - Бесы были в пятидесяти шагах от стен. К слову, а почему черотов не видно? Оставлены в резерве? Или облетают город, чтоб ударить в спину? Непонятно.

   Как это ни странно, но первый же бочонок опустился прямо на головы бесов, убив, по меньшей мере, одного из них и раскидав ещё нескольких. Жаль, что с водой был, если бы поджечь..

   - Возьми левее и чуть ближе! - Дал я поправку матросу. Тот деловито кивнул и стал инструктировать помощников. Пара человек постоянно вертела лебёдку, готовя онард к выстрелу.

   Пока стрелки готовились, я решил свалить ближайшую к нам лестницу, по которой уже активно карабкались первые воины. Попытки поджечь её огненными шарами или сбить воздухом ни к чему не привели - маги тёмных были на чеку и в итоге с лестницы сорвалась лишь пара тёмных. А если попробовать пашней? Я сместился ближе к лестнице и ударил. Результат превзошёл все ожидания - размякшая земля сползла в ров вместе с лестницей и харгом, что держал её, не давая отвалить от стены.

   - Командир! Готово! - Матрос отвлёк меня от разглядывания барахтающихся в воде бесов. - Запалить?

   - Давай!

   Когда бочонок понесся по воздуху, ветер сбил с него пламя, и мне уже казалось, что оно погасло полностью. Но вот когда он приземлился... Земля на дюжину шагов вокруг превратилась в огненное озеро. Десятки горящих мечников с воплями метались под стенами, многие пытались добраться до рва, прыгали в воду. Стена щитов дрогнула, вниз понеслось множество стрел.

   - Отлично! Прицел не менять! Я буду подправлять полёт магией!

   Похоже, основной прорыв намечался слева от ворот. Уже множество лестниц, не только громадных, принесённых харгами, но и лёгких, были приставлены к стенам. В нескольких местах бесам удалось закрепиться на стене.

   - Ярил! Если что - помогай наводить, я к воротам. - Десятник отложил свой арбалет, и устало кивнул. Лицо бледное, похоже, рана даёт о себе знать.

   - Удачи, Тэгир. - Он вытер лоб. - Минутку передохну.

   Справа от ворот небольшой группе бесов удалось закрепиться на стене. Дьявольщина, там же территория школы! Я на ходу обнажил мечи - нет смысла скрывать их, всё равно маги узнают... Глянул во двор школы и увидел Кейту, девушка быстрым шагом направлялась к центральной башне, на мой окрик не оглянулась. Не слышит, наверное. Ах ты!

   Пока я отвлёкся, один бес, выбравшийся на стену, атаковал меня в прыжке. Едва не пропустив рубящий в голову, я увернулся и с полуоборота достал его по ноге. Готов. Всё же не похожи они на людей: серые, словно каменные лица не выражают эмоций, а длинные, заострённые уши бесов придают им сходство с волокрами. Сместился ближе к лестнице, но, увидев, что ополченцы уже справились с прорывом, решил двигаться дальше - на стене у ворот завязался серьёзный бой, тёмные теснили стражу, уже дошли до лестницы. Нужно не дать им прорваться!

   Хвала богам, я не успел. Неожиданно раздался громкий возглас Глоады, а после верхняя часть стены возле ворот рухнула в ров, увлекая за собой и нападавших, и защитников города. Великий Солен, неужели Ангер так жестоко остановила прорыв? Хотя, магичка с другой стороны ворот и вообще его не видела!

   На стене висела пара стражников, цепляясь из последних сил за камни. В одном я признал Булю.

   - Эй, Буля! Держитесь! Я подтолкну вас воздухом, будьте готовы! - Стражник обернулся и судорожно кивнул. А потом взлетел вместе с напарником над стеной, подброшенный моим заклинанием. Гм, кажется, от волненья я слегка переборщил с силой...

   Буля, звеня кольчугой и доспехами, совершил короткий полёт и с грохотом приземлился на второго стражника. Сразу вскочил, похлопал себя по корпусу и обернулся ко мне, выразительно постучав пальцем по шлему. На что это он намекает?

   - Жив, и слава богу! - Попытался оправдаться я. Увидев, как расширились глаза Були, посмотрел вниз. О нет! Обрушившись, стена завалила ров, и теперь к пролому активно топал харг.

   - Убирайся отсюда! - Почти завопил Тим. - Я не знаю, хватит ли нам сил пробить его броню! - Будь трижды проклята эта стена! Как всё плохо!

   - Буля, дуй в башню! Всем арбалетчикам - бить по харгу! - Тот сглотнул и вместе с уцелевшим стражником метнулся к башне над воротами.

   По воздуху просвистел очередной бочонок с маслом. Я решил направить снаряд к великану, но не тут то было! Похоже, кто-то из тёмных магов решил обратить грозное оружие против нас самих. Бочонок, направляемый сразу двумя потоками воздуха, резко сменил траекторию и разбился о городскую стену. Хвала богам, хоть снаружи! Теперь часть стены и вода во рву полыхали ярким, чадящим пламенем.

   Пока я упражнялся в магии, харг уже добрался до стены. Атаковать в лоб бесполезно - воздух вокруг твари трещал от защитных заклятий. Что же делать?

   - Уходи, идиот! - Нелестно оценила мои умственные способности Тил.

   Решение пришло неожиданно. Надеюсь, Тёмные маги не создавали над тварью купол, иначе не сработает...

   Когда харг оказался у подножья стены, я обрушил на него целую глыбу камней, чудом удержавшихся во время обвала. Попал удачно, голова таври с треском лопнула - харг медленно осел, завалился набок и рухнул в воду. Но к пролому уже спешил следующий.

   - Тэгир! - В бойнице башни, выходившей на стену, показалась голова Були. - Я собрал арбалетчиков! Разметай камни во рву и уходи! Со вторым мы справимся! - Верно, нужно расчистить ров, так тварям будет тяжелее забираться на стену.

   Только я принялся за работу, как мимо опять пролетел бочонок. Тёмные снова решили изменить направление полёта, и я со злостью ответил мощным потоком воздуха. Дерево не выдержало двойного удара - бочка лопнула, на головы бесам обрушился огненный дождь. Отлично.

   Расправившись с завалом, я бегом спустился со стены - нужно спешить к месту основного прорыва. Под стенами бегало множество людей - подтаскивали стрелы, камни, женщины уносили раненых. С верху то и дело с воплем падали люди. Хотя нет, разбившихся бесов тоже предостаточно...

   - Стой! - Схватил я за шиворот горожанина в разорванной куртке. - Беги в порт, скажи людям у катапульты, пусть прекратят обстрел! Сошлись на мага Тэгира. - Надеюсь, что парню поверят. А то слева от ворот за бочонками не уследишь, обзору мешает башня.

   На площадке у лестницы билась тройка магов, с Шелтоном во главе. Перед учителями стоял заслон из стражников, судя по рёву, там же сражался Лорк.

   - Тэгир! Бей тёмных огнём! Тут они почти беззащитны! - Заорал мне Шелтон, едва я поднялся наверх. Сам маг не сражался, наверное, держал защиту стен.

   - А где Глоада?! - Не забывая закидывать бесов огненными шарами, спросил я. - Она же с тобой была!

   - Прыгала порталом в школу - что-то случилось с кристаллом! Сейчас она в башне, - он кивнул на стоящую слева сторожевую, - сюда не прорваться!

   Я уже знал, как опасно настраивать портал в точку, где постоянно произносятся заклятия - телепорт может исказиться и на стене маг появится по частям. Это в лучшем случае. А в худшем рядом окажется физически здоровый, но сошедший с ума природник. Как говориться, врагу не пожелаешь.

   Моя поддержка оказалась кстати - через четверть часа бесов на стене почти не осталось. Атака захлебнулась, ополченцы даже умудрились отвалить четыре малых лестницы. Но радоваться рано, острие атаки, похоже, сместилось к пролому в стене.

   - Шелтон! - На верхней площадке сторожевой показалась Глоада. - Прыгни к школе, там прорвалась пара харгов!

   - А как же защита?!

   - Мы выдержим, только давай недолго! Тэгир, оставайся тут! Попробуй разрушить стену щитов, дай поработать лучникам! - Действительно, с башен били редко, даже степнякам непросто найти бреши в защите бесов.

   Но что придумать? Ведь атакующих наверняка прикрывают тёмные! Скажем, фокус с пашней, когда я обрушил в ров лестницу вместе с харгом, сработал лишь однажды - все другие попытки закончились неудачей, тёмные блокировали заклятья. Тут мне вспомнилась древняя старуха в колонии, которой я чинил крышу. Нет, от воды щиты тёмных не развалятся, просто набухнут и станут тяжелее... Но ведь на четвёртом круге есть "лёд", и я уже неплохо им владею! Нужно только подготовиться, пропитать как можно больше щитов. Второй попытки у меня не будет.

   Я добрые четверть часа торчал у стены, выполняя задуманное. А что вы хотели - деревяшек у тёмных вон сколько, а я один! Уже почти все бесы держали в руках утяжелённый вариант своего щита, когда по моему предплечью скользнул арбалетный болт и, срикошетив о пластину, попал в бедро мага на площадке. Откуда у тёмных арбалетчики в первых рядах?! Нет, стрела наша - справа от меня по боку трезубца сползал арбалетчик, сраженный бесом. Наверное, он и пустил стрелу, уже умирая...

   - Лорк! Мага срочно в школу, к знахарке! - Десятник, не двинувшись с места, распорядился, чтоб мага утащили.

   Как не вовремя я лишился поддержки коллеги. Дьявол, даже имени его не знаю! Нужно быстрее заканчивать со щитами...

   - Тэгир, с чем ты там возишься?! - Послышался с площадки голос Ангер. Тон истерический, похоже, без помощи Шелтона преподаватели едва держатся.

   Я показал им, с чем возился уже треть часа. По толпе бесов прокатилась волна - щиты, в которых замерзала вода, разлетались мелкими щепками, давая возможность нашим лучникам открыть прицельный огонь. С подножья стен послышались вопли тёмных.

   - Отлично, Тэгир! Просто, но как эффективно! - Раздался из-за спины голос Шелтона. Похоже, маг успел расправиться с харгами. - А где Эдвир?

   - Ранен в бедро. Случайная стрела. - Пояснил я магу, который зло глянул на стражников, что охраняли площадку. - Я велел доставить его к Заире.

   - Ну, раз стрела, значит сам виноват. Внимательнее надо быть. - Проворчал глава совета, прикрыв глаза. Ага, сам-то он больно внимательный...

   Следующий час мне пришлось туго - тёмные, вопреки ожиданиям, не отошли под градом стрел, а продолжили лезть на стены. Огненные шары валили бесов десятками, но казалось, их только прибывало. Голова гудела от количества заклинаний, что произносились ежесекундно, во рту появился противный железный привкус. Я посмотрел на кристаллы - не закачивается ли сила? Как ни странно, её оставалось вдосталь, кристаллы едва сменили свой оттенок. Получается, я очень много отдал тогда, в холмах?

   - Свет всегда отнимает много сил. - Просветил меня Тим. - Если совсем устанешь, и голова начнёт болеть нестерпимо, то бейся нами. Скрываться уже нет смысла. - Через некоторое время так и случилось.

   - Дорогу! Дайте мне место! - Я продрался через заслон стражи и обнажил мечи. - Разойтись! - Еще не хватало своих зацепить мечами...

   Мне думалось, что раскидать тварей такими клинками не составит труда, но всё оказалось не так просто - бесы были прекрасными мечниками. Пару раз меня бы точно достали со спины, но прикрыл Шелтон или его напарник, уж не знаю. Сообразив, что надо не забывать и о защите, я начал выставлять воздушные щиты, отводя клинки противника, когда не успевал закрыться мечами. Дело пошло лучше, хотя и медленно - всё же бесы не чета волокрам, те просто тупые твари.

   Атака тёмных закончилась внезапно - издалека донёсся низкий звук рога, и бесы резво откатились от стен, прихватив с собой лестницы. Бой закончился в считанные минуты.

   - Взять нескольких пленных, не добивать всех! - Орал Шелтон, пробиваясь к краю стены. Хм, он что, знает язык тёмных?

   Я устало сполз по стене башни, руки поле боя отказывались слушаться, хвала богам, что остался в живых. По лестнице к нам спешно поднимались Агар и Регез. У наместника на шлеме не хватало одного пера, что золотом сверкали перед боем. Неужели Далор сам участвовал в битве?.. Рядом со мной, звякнув доспехами, тяжело опустился сотник:

   - Прикинь, чероты атаковали с юга! Мы едва отбились, если бы не Гекор - точно хана. Эти твари с лёту били из луков, а у нас из стрелков были только ополченцы - что ты будешь делать? В общем, людей там положили... - Агар зло ударил кулаком по колену. Железная перчатка, словно ржавая от крови, жалобно скрипнула пластинами. - А у вас что?

   - Да вот, часть стены обрушилась, неподалёку от школы... А так... Нормально всё. - Желания говорить не было, в висках, словно молотами стучала кровь. Я на карачках добрался до ближайшего трупа беса, выдрал из холодной ладони меч. - Смотри! Знатные клинки у тёмных, не чета тем, что у ополченцев.

   - Верно. Надо Регезу сказать, пусть соберут. - Вяло отозвался сотник.

   - Вот сам и иди. - Посмотрели друг на друга и заржали. Повода особо нет... А нам и не нужен повод!

   Через минуту пришёл Лорк:

   - Живы, вояки? - Казалось, лишить десятника улыбки не сможет даже полный разгром столицы. Когда он грохнулся между нами, показалось, что сейчас часть стены не выдержит, обвалится на радость тёмным.

   - Лорк, тебе задание: сходи к наместнику, скажи, пусть мечи у тёмных соберут - ополчению раздать.

   - Ага, держи карман шире! Тебе надо, сам и ходи. - Вытянув ноги в сапогах немереного размера, нагло пробасил стражник.

   Очередной взрыв беспричинного хохота прервала Глоада:

   - Веселимся, мальчики? Тэгир, давай отойдём. - Я неохотно поднялся. - У нас неприятности, коллега. - Сказала магичка, когда мы поднялись на смотровую площадку. - Тёмные каким-то чудом смогли пробраться в школу и нарушить мою связь с кристаллом. Именно от этого пострадала стена. Я быстро решила проблему, но уже такой малости хватило, чтоб прорвать нашу оборону.

   - Что вы хотите от меня?

   - Я пока не знаю, кто мог пробраться к кристаллу - это не простая задача. Но, быть может, маг из черотов? В общем, во время следующей атаки нужно подежурить в башне - Во второй раз мы можем не выдержать напора тёмных, тогда Тилон останется без стен. Я понимаю, что вы нужны и здесь, проявили вы себя отлично, но... не вижу другой кандидатуры.

   - Может, стоит направить туда раненого мага?

   - А кто ранен? - Обеспокоено спросила Ангер.

   - Э... Как же его назвал Шелтон... Эдвик?

   - Эдвир?

   - Да, наверное. Его ранило в бедро, по-моему, довольно серьезно.

   - Что ж, если он в сознании, то в башне оставим его. Какая досадная потеря...

   - Я тут подумал: вряд ли к башне пробрался черот. Понимаете, прямо перед тем, как обвалилась стена, я бежал мимо школы и должен был заметить... Постойте! Я видел там Кейту! Она как раз направлялась к входу в башню!

   - О нет, не дай бог с ней случилось что-то. Девочка могла почувствовать присутствие тёмного и... Впрочем, следов борьбы я в башне не видела. Идите пока к себе, Тэгир. Я постараюсь разыскать Кейту, надо прояснить все обстоятельства этого дела.

   - Может быть...

   - Идите к себе. - На полуслове оборвала меня магичка. - Извещу вас, как что-нибудь проясниться. Да, я уже знаю, где вы живетё! - Предвидя следующую реплику, добавила Глоада.

   Изумрудная поверхность телепорта сияла не дольше секунды после её ухода. Едва волоча ноги и опираясь рукой о стену, я спустился с башни. Доспехи, казалось, стали тяжелее в несколько раз, потное тело под ними чесалось и зудело. Чёрт, скорее бы добраться если не до бани, то хоть до ведра с водой, скинуть с себя не пропускающую воздух кожу.

   В самом начале Мельничной мне повезло забраться на повозку с ранеными. Хоть идти не придётся - госпиталь располагался в двух кварталах после пересечения с Торговой улицей. Через минуту кто-то настойчиво стал дёргать меня за штанину.

   - Тэгир... Как там?.. - На белом как простыня лице Були мелькнуло подобие улыбки. - Видишь, как оно вышло... С башни спустился, а тут ещё пара харгов... Прорвались... задел меня... - уже еле слышно прошептал десятник.

   - Ты молчи, Буля. Тебе говорить сейчас нельзя. А на стенах нормально всё - отбились, хвала Солену. - Стражник прикрыл глаза и слабо улыбнулся одной стороной рта:

   - Хорошо. А у меня, вишь, тока голову задело... Может, ещё в строй встану?..

   - Встанешь, Буля, обязательно встанешь. Молчи пока. - Судя по виду десятника, если и поднимется он ещё на ноги, то очень не скоро.

   Барид, словно дворецкий на посту, опять встречал меня у калитки. Вид у торговца был бледный. Хм, с одной стороны, надоел уже своими расспросами да разговорами, а с другой - кто ещё обо мне так позаботится? Завидев своего постояльца, купец стал переминаться с ноги на ногу, чуть не подпрыгивая на месте.

   - Живы, хвала богам! А то я слышу - бой стих, а вас всё нет и нет. Даже Верта уже прибегала - волнуется! - Помню эту молодую вертихвостку! Хм, волнуется, значит? - Как там моё масло? Наместник доволен? - Вот жадный прохвост!

   - За наместника не скажу, а вообще не плохо. Думаю, будет тебе награда. В золоте, конечно. - Добавил я, видя обеспокоенное лицо торговца.

   - Говорил же я вам! - Горделиво задрал нос Барид. Но тут же спохватился - Ой, да что это я! Идёмте к баньке! Верта, Мила!

   И почему как война, так я уставший? Примерно такие мысли бродили в голове, когда служанки массировали разомлевшее от пара тело.

   - Доспехи надо вывесить, пусть проветрятся. - Инструктировал я слуг, пока меня, заботливо обёрнутого простынями, провожали к дому.

   - Может, ещё что прикажете? - Игриво пропела та самая Верта. Парень, что плёлся рядом, взглянул на девушку неодобрительно и... ревниво?

   - На другие приказы сил не осталось. - В тон девушке ответило моё магичество. - Спать пойду. Двери открыты будут, коли что - сразу будите.

   Только бы тёмные вторую атаку до вечера не удумали... За такое издевательство - убью сразу.

На перепутье

   Обжигающий свет за створками становился всё ярче. Когда вернётся хозяин, когда заберёт его отсюда? И этого труса, что скулит рядом. Прогнившее дерево вокруг не похоже на родной вольер.

   Волокр медленно повернул морду и рыкнул на собрата. Тишина. В убогой постройке не осталось еды, мясо закончилось утром, а хозяин приказал им сидеть тихо и ждать. Твари были послушны, они даже ели тихо. Но хозяин ушел, и всё не возвращался. Как долго исполнять приказ, сколько таиться на сырой соломе? Волокр чувствовал себя странно - за всю жизнь ему не приходилось столько думать или принимать решений самому.

   Тварь вытерла стекающую с морды слюну о грязный пол и неспешно поднялась. Молодой собрат вновь пискнул, прижав уши к голове. Лучше бы ему оставили в паре самку, подумал волокр и на полусогнутых подкрался к выходу из сарая. Как жжет этот свет! Главное, самому не заскулить - тяжело будет сохранять лидерство в группе.

   Тварь принюхалась. С подветренной стороны доносился запах самок, тоже пара. И недалеко, всего несколько прыжков. Когда уйдёт свет, они смогут добраться до них. Волокр зарычал - это будут его самки! Он сильнее! Издалека донёсся тяжёлый, мощный стук. Тварь знала, кто это - пища. Мощные животные на длинных ногах трусливы, главное не попасть под копыта. А верхом на них опасные, те могут больно ранить, или убить.

   Назад, нужно забиться в угол. Если двуногие придут, нужно нападать здесь, на свет лезть страшно. Когда же перестанет скулить этот трус? Волокр потянулся и куснул младшего за загривок. Ещё раз пискнет - голову отгрызу!

   - Тристад! Проверь тот двор! - Голос звучал резко. Двуногий отдавал приказы почти так же, как и хозяин. Но ведь этот не может им приказывать, верно? Тварь в замешательстве.

   - Да уже десяток дворов осмотрели - чисто всё!

   - Ты больно умный стал, Тристад? Я сказал - проверить. Бегом! - Двуногий злится, слова не похожи на команды, но звучат так же отрывисто. Наверное, вожак. - В дом зайди и пристройки осмотри!

   - Да знаю я, знаю! Чего каждый раз повторять?

   - Ох, дождёшься ты у меня, Тристад, дождёшься!

   Всадник спрыгнул на землю и скрылся в доме. Только бы их не обнаружили. Драться совсем расхотелось - все двуногие звенят прочными пластинками, их невозможно прокусить зубами. А пищу они найдут ночью, найдут обязательно.

   - Чисто всё!

   - Пристройки не забудь! - Наверное, тот рыжеволосый приказывает остальным. Значит, их пока не заметили, так бы кричали все вместе, очень громко. Тварям, что обладали отличным слухом, никогда не нравились громкие звуки. Это бесит.

   Двуногий просунул голову в щель, потом открыл ворота шире. Только не рычать. Если же младший заскулит, точно конец - придётся напасть. Их обязательно убьют, противников слишком много.

   - Тут даже кур не осталось! Скормили тварям, наверное!

   - Ладно, поехали дальше!

   Когда двуногий закричал так близко, тварь решила, что их заметили. Уже напряглись все мышцы, он уже готов к прыжку, но противник отпрянул, скрылся за створкой. Решили напасть все вместе, или уходят? Кажется, уходят. Младший коротко пискнул.

   - Стой. Ты слышал?

   - Что?

   - Даже не знаю, вроде скулит кто-то...

   - Да ворота скрипят! Поехали.

   Какая удача! Враги уехали, сбежали! Волокр зло посмотрел на собрата - из-за него они чуть не стали пищей. Но долго сердиться не стоит, самому было страшно.

   Тварь положила голову на лапы и вздохнула. Нужно поспать - ночью будет больше сил, им ещё предстоит добиться самок, а после найти еду. Может, когда он проснется, к ним вернётся хозяин? Как будет хорошо!

   Крики разбудили их на закате. Опять шумят двуногие! На сей раз несколько щенков и пара крупных. И без пластинок! Волокр оскалился - пища, они пришли сами, даже охотиться не придется! Осталось дождаться, когда стемнеет.

   - Данька, воды набери! - Приказывал крупный самец.

   - Бать, да тут ведра нету...

   - Глянь в сарае, там старое валяется. Заодно посмотри, как там куры. Может, живы? - продолжал командовать старший. А щенок направился прямо к ним! Атаковать? Или дождаться темноты? Младший тоже напрягся. Нет. Если их не обнаружат, лучше сидеть тихо, переждать до темна. Тварь проползла чуть вперёд, прикрывая собрата - так он не сможет напасть первым.

   Щенок двуногих приближался.

   - О, батя, смотри! Вон оно, ведро-то! У забора валяется! - Добыча резко отвернула от сарая. Но он не мог их заметить! Скорее, на что-то отвлёкся. Нашёл пищу?

   - Добро, глазастый! Ты только в бочке его ополосни. Мало ли?

   Двуногий долго плескался водой, а после пошёл к огороженной яме. Волокр знал, из таких берут воду. Тварь не понимала - зачем такие сложности? Можно ведь пробежаться до ближайшего ручья и напиться вдосталь. Может, все же напась? Вожак скрылся в берлоге, а свет уходит - тень от укрытия уже медленно заползает на стену дома... Аккуратно, почти ползком, зверь приблизился к полуоткрытым створкам. Рано. День ещё в силе.

   Но они подождут. А ночью начнётся потеха.

* * *

   В цитриновых глазах вампиршы плескались презрение и злоба. Казалось, влей в такой взгляд толику силы, и он прожжет насквозь, испепелит в одно мгновенье. Хм. Думаю, развязывать путы пока не стоит. Я затянул повязку на запястье, помогая себе зубами, и повернулся на спину. Да, красивое на Тилее небо, особенно на закате.

   Как же случилось, что я в мгновенье ока вновь стал преступником и изгоем? Великий Солен, может, ты ответишь? Ведь нутром чувствовал, что эта вылазка в лесные угодья до добра не доведёт. Полез. Теперь сиди в чаще, вон и компания подходящая... Я глянул на проклятую - ишь ты, зенками так и лупает, того и гляди, дыру в доспехах просверлит.

   - Не злись. Магам тебя сдавать не буду, отпущу, чуть позже. - Во взгляде женщины проскользнули недоумение, надежда, но через секунду им на смену опять пришла злость.

   Да и боги с ней, пусть злится. В конце концов, что я хотел? Причин у неё достаточно... Но вернёмся к нашим думам - как выбраться из такой передряги? Совсем забыл. Вы же не в курсе событий последних недель! Ну, хорошо, давайте обо всём по порядку.

   Помните дневную атаку тёмных? Так вот, была ещё и ночная, а точнее... Точнее, ночью к нам пришли кочевники. Ваш покорный слуга видел четвёртый сон, когда они, словно спущенная с тетивы стрела, вылетели из холмов, а посему застал лишь самый конец прорыва. Уже после битвы Лорк рассказывал, что наши обалдели от явления степняков не меньше, чем тёмные, если не больше.

   Во-первых, их ждали через сутки, а кроме прочего Аджул нас уверил, что союзники подадут сигнал, пришлют в город весточку с гардой - это птичка такая почтовая. Но то ли вестника задрали в пути, то ли... А, не суть! Говоря проще, мост пришлось опускать в жуткой спешке, а завал перед воротами разгребал лично Шелтон, разбрасывая толстые брёвна во все стороны, словно щепки. В результате была разрушена стена одного дома и ещё - придавлена любимая собака фаворитки Регеза, некстати сбежавшая от хозяйки во двор, посреди ночи. Архимаг после такого конфуза дворец за три квартала обходит. Но вернёмся к нашим... кочевникам.

   Видя поднятый мост, эта орда поначалу рванула к позициям тёмных. Сам я с черотами не общался, но думаю, ребята немало удивились невесть откуда взявшейся армии. К слову, это очередная ошибка тёмных. Слишком уверенные в своих силах, они не удосужились выставить посты черотов на входе в холмы. А успели бы подготовиться, и плакали бы наши кочевники.

   Дальше в дело включились маги, запуская перед войском степняков сферы света и ставя охранные заклятия. Тёмные, уверившись, что на их лагерь напали, стали спешно готовиться к обороне. По мне, так именно это спасло основную часть конников. Да, степняки собрали громадный отряд, по словам Аджула - не менее двадцати сотен. Но будь тёмные на чеку, степняки не продержались бы и часа. А так... Выставив на передний план харгов, их командиры дали приказ магам работать только на защиту лагеря. Это дало время. Всем нам.

   Для меня ночная атака началась с воплей Барида:

   - Напали, Тэгир, напали! Шуму-то сколько! - Ввалился торговец в мою спальню.

   - А?.. Что?! Тёмные? - Доспехов под рукой не оказалось, я стал натягивать первое, что нашарил в шкафу - свой единственный выходной камзол.

   - Да нет же, какие тёмные! Кочевники!

   - Барид, объясни толком!

   - Кочевники напали. На тёмных. Наши маги помогают, и я подумал...

   - Правильно подумал! Мост опустили? Их собираются пустить в город? - Пуговицы на рубашке не поддавались, одна покатилась по полу и скрылась под кроватью.

   - Да не знаю я! К нам стражник прибежал: велел вас поднять, да и умчался. - Барид развёл руками. - А мечи ваши? Мечи-то возьмите!

   - Так обойдусь! - Слетев с лестницы в два прыжка, я помчался к северной стене.

   Город походил на бурлящий котёл - народ бестолково носился по улицам, крича, как на пожаре. Неразбериха жуткая. Подбежав к стенам, я первым делом наткнулся на вездесущего Лорка. Хм, этот парень вообще спит?

   - Лорк! Что происходит? - До ворот далеко, но, судя по грохоту копыт, кочевники уже входят в город. - Что тёмные?

   - О, Тэгир. Здорово. - Протянул он так обстоятельно и неторопливо, словно сидел за кружкой пива в корчме, а не стоял у разлома стены. - А чего ты вырядился, как на парад? С Глоады пример берёшь? - Ухмыльнулся десятник.

   - Да я... Что с тёмными, Лорк?

   - А что с ними? Не посветлели пока. Да ты не злись! - Увидев, как меня перекосило, великан примирительно поднял руки. - Сам ничего не знаю. Дали приказ: взять две десятки, арбалетчиков, и усилить охрану разлома. Вроде как кочевники прибыли. Припугнули вражин, а теперь тикают в город. - Судя по иронии в голосе, Лорк был не лучшего мнения о воинском искусстве степняков. - Ты к воротам иди. Там внизу Шелтон, а про Глоаду не знаю - когда началось, не было её на стенах.

   - Спасибо.

   - И это! - Прокричал десятник вдогонку. - К нам просись! С магом оно сподручнее!

   - Как получится!

   Теперь я знаю, что такое столпотворение - на мостовой у городских ворот камня свободного не было. Впопыхах разобранная баррикада перекрывала половину улицы, и через неё сплошным потоком продирались степняки. От криков и лязга оружия закладывало уши. До Шелтона, что стоял на лестнице возле приворотной башни, я проталкивался минут десять.

   - Ты чего такой нарядный? На войну, как на праздник? - Ещё один шутник на мою голову!

   - Да одел, что под руку попалось! - Отмахнулся я. - Как обстановка?

   - Плохо. Тёмные поначалу струхнули, от неожиданности, наверное. Их маги ушли в глухую оборону. Но как увидели, что кочевники отвернули, да мост опущен, начали строиться. Думаю, уже на подходе.

   - А ты что здесь? Не видно же ничего!

   - Я ворота стерегу. Из башни людей вывели, если тёмные прорвутся - обрушу свод, завалю ворота.

   - А как же?.. - Я кивнул на поток степняков, вытекающий из-под арки. Шелтон лишь плечами пожал:

   - Город дороже. - Взгляд у мага был спокойный. - Ты наверх иди, там Гекор сейчас. Только к башне не жмись. - Я не нашелся с ответом.

   Стена на две дюжины шагов от ворот опустела. Как только я забрался наверх, мне тут же замахали ополченцы, мол, не стой там, к нам иди. Вскоре нашёлся и Гекор:

   Какие люди, да при параде! - Маг радушно сгрёб меня в охапку, как старого друга. - Деньги я получил, на днях к племяннику зайду, обсудим. - Уже на ухо добавил он. Тоже мне, нашёл время!

   Я добрался сквозь толпу горожан к краю стены. Нет, всё оказалось не так плохо, как думал Шелтон: поток кочевников уже иссякал, под стенами их топталось сотни две, не больше. Глядишь, и успеем.

   Очередная сфера, запущенная из башни справа, заставила нахмуриться - темные приближались, и впереди размеренным шагом топали великаны харги. Одному из них сфера угодила точно в лоб, не причинив, впрочем, хоть малого ущерба. Тварь обиженно взревела и ускорилась, вырвалась из строя собратьев. Не успеть. Самое большее через минуту харг будет под стенами, а там подоспеют остальные.

   - Придержите меня. - Крикнув ополченцам, я полез в бойницу. Свесившись на полкорпуса, заорал всадникам:

   - Темные близко!

   Я думал, они ускорятся, или запаникуют. Может, попытаются прорваться вдоль рва, к холмам. Но нет. Приземистый степняк из последних рядов коротко осмотрелся, а после развернул коня и закричал отрывисто:

   - Архта, брада, архта! Тэмт Аилир чиссе! Весс пат Аилир! - И подняв лёгкий меч в локоть длиной, понёсся на врага. Соплеменники, не раздумывая, устремились за вожаком.

   - Аили-ир!

   - Гекор! Что они орут?

   - Архта значит - последний бой. Они пошли мстить за Аилира, своего мудреца.

   - Зачем? У этой горсти нет шансов, их раздавят в секунды!

   - Кочевники. - Ответил маг и, посчитав такое объяснение достаточным, заорал уже вниз: - Чего ждёте, остолопы?! Мост, мост поднимайте! Шелтон, готовь брёвна! - Люди под стенами вышли из странного оцепенения и засуетились, крича на многие голоса, будто стайка гарок.

   Со стороны полей раздался жуткий грохот и плеск воды. Оказалось, что взбешённый харг, ставший неуправляемым, набрал приличную скорость и сходу врубился в городскую стену. Наверное, прав был Тим, когда рассказывал о тупости этих зверюг. Может, сей представитель их славного рода так и потопнет во рву, приложившись о камни? Я вновь свесился наружу и сразу подался обратно - по наплечнику чиркнула стрела. Но успел заметить, что тварь чувствует себя превосходно - закончив с водными процедурами, харг уверенно направлялся к мосту.

   - К бою! - Скомандовал я ополченцам и страже, а сам побежал к лестнице. - Шелтон, скорее поднимайте! Там харг! - Мост оторвался от земли на человеческий рост и двигался медленно, натужно скрипя. Архимаг же словно оглох, стоял на ступенях неподвижно. Судя по магическому фону, ему сейчас не до мелочных проблем с мостом. Когда я пробегал мимо него по ступеням, Шелтон открыл глаза и прохрипел:

   - Разберись сам. - После чего опять отключился от царящей вокруг суеты.

   - Харг! Харг держит мост! - Послышалось от лебёдки.

   А, черти! Через толпу не добраться, придётся прыгать.

   - Поберегись! - Я оттолкнулся от перил и сиганул вниз, подталкивая себя воздухом. Приземлился прямо у лебёдки.

   - Харг там, господин маг! - Ещё раз крикнул стражник с красным от натуги лицом.

   - Вижу. Как он отцепится, не налегайте сильно, дайте мне съехать по мосту. - Краснолицый усердно закивал.

   - Это опасно, Тэгир! Край моста выше ворот, и если будет рывок... - Тут же отозвался Тим. Хм, а лучше подождать, пока тварь придёт к нам?

   Пока я карабкался по грязным доскам, харг умудрился отломать кусок моста. Помост резко дёрнуло, и я кубарем скатился на мостовую. Черти, всё по новой! Второй подъём оказался успешным, и Тил со скрипом вошла в лапу харга. На этом мои воспоминания о ночном бое заканчиваются.

   Говорят, мою тушку с треском ударило об арку над воротами, а после знатно приложило о брусчатку. Судя по тому, как болела голова через двое суток, в этих заверениях можно не сомневаться.

   Лорк рассказывал, мы едва отбились той ночью. Твари лезли на стены до самого утра с остервенением обречённых. Наверняка, без помощи кочевников нам не выстоять. Да, в ополчение забрали всех, кого можно, даже часть женщин стояла на стенах, но... Это не воины. И горожане гибли сотнями. Уже после наместник сосчитал, что в первую атаку мы потеряли более тысячи человек, а в ночную... В ночную - около двух. И это, не считая потерь среди стражи и кочевников. Тяжёлая цена. Цена одной ошибки Регеза, что послал всю гвардию на острова.

   - Господин Тэгир, к вам гости! - Прервав мои размышления, в приоткрытую дверь просунулась голова Верты. Хорошо, чтоб это пришла Кейта, мечтательно улыбнулся я, потягиваясь.

   - Зовите. - Через минуту вместо очаровательной магички в спальню ввалился Гекор:

   - Как поживаешь, калечный? - Без приветствия начал он. - Ты извини, замотался совсем, всё зайти недосуг. Кто тебя врачует?

   - Сам справляюсь.

   - Ясно. Давай тогда, я осмотрю. Глаза закрой, расслабься. - Я ощутил, как над телом заскользили руки мага. - Голова кружится? Есть можешь?

   - Только пить. Голова лучше уже, вчера было плохо. А!

   - Э, батенька, да у тебя рёбра сломаны! Или тещины? Я прощупаю, потерпи.

   У, костолом несчастный, чтоб тебя так всю жизнь лечили!

   - Не так страшно! Я блокировку поставлю, а вечером мази и микстуры пришлю. Через неделю как новенький будешь! Ну, если магией помочь, конечно. - Гекор театрально свёл брови. - Ладно, теперь о делах. Деньги мне наместник отдал, за мечи, но всё лежит в имперском банке - такие суммы по улицам таскать не с руки. Как поправишься, сходим, откроешь себе счёт. Можешь, конечно, и монетой забрать, но сразу отсоветую. В банке оно надёжнее.

   - Нашёл, когда деньги делить. Ты лучше скажи, что там тёмные.

   - А что, Барид ещё не прибегал? Ну, так я первый тебя порадую: ушли тёмные.

   - Как это - ушли? Куда?

   - Так и ушли. Пойми, Тэгир, они же не фанатики! Ты знаешь, сколько мы одних бесов положили, нет? Так вот: в первую атаку пять сотен, да во вторую больше тысячи! И это те, что на стенах погибли! Остальных не считал никто. Так что, после прихода степняков шансов взять город у них не осталось. Да, можно продолжать осаду, но нахрапом Тилон уже не возьмёшь. А как гвардия вернётся, что тогда? - Маг помолчал, а потом распрямился и выпятил грудь. - Да и мы своё дело сделали! Один Шелтон чего стоит, сам посуди.

   - То есть, повоевали и будет?

   - Так и есть, а чего ты хотел? Геройски пасть на стенах и застолбить себе место на храмовом кладбище? Успеешь ещё! - Лекарь широко улыбнулся. - Вот, наши сегодня предместья прочешут, крестьян по домам отправят, а после и город прибрать можно! Наместник праздник обещал, за счёт казны.

   - А крестьянам праздник не положен?

   - Да как с ними развернуться? На площадях живут! Кто захочет - милости просим! Торжества для всех, ясное дело!

   - Ладно, Солен с ними. Скажи лучше, что там в школе? Ты видел Алику? И как там Кейта?

   - Девочку видел - вчера. По-моему, малышка была расстроена, но я спешил в ратушу, даже поговорить не успели. А Кейта - это кто, тоже ученица?

   - Э... Нет. Она наставница нашей малявки.

   - Наставница, говоришь? - Маг хитро улыбнулся. - Ну-ну.

   - Не ёрничай. Лучше, как будешь в школе, разузнай, как дела. Не забудешь?

   - Добро, сделаю.

   Надо выговорить Верте за паутину в углу, думал я, пялясь в потолок после ухода Гекора. Мысли в голове разметало, как листья по осени. Что это, получается: захотели - пришли, передумали - ушли? Не понимаю. К чему такие потуги - собрать армию, потратить столько силы, атаковать столицу... Ради чего? Чтобы просто уйти? Гекор говорит о целесообразности. Хм, слово-то какое! Говорит, мол, когда цель недостижима, к чему тёмным тратить силы и губить армию. Всё равно - не понимаю!

   В душе остался неприятный осадок. Странно, вроде война закончилась и хвала богам, ан нет, не по сердцу мне такой исход. Может, это мальчишество, желание отомстить? За погибших товарищей, что легли в холмах и тут, на стенах. Лекарь вон радуется... Но Гекор не воин! А как должен мыслить воин? Думать о целесообразности, или идти до конца, стремясь к победе? А если в конце поражение, как тогда? До смерти? Что-то Тим молчит, поучил бы жизни!

   - Никто не даст ответа. - Философски протянул мой наставник.

   Хм. Ну, если и богам ответ неведом, то нечего нам, смертным, голову себе морочить!

   - Эй! Верта, Мила! Есть кто-нибудь? - Служанка явилась скоро, будто ждала за дверью. - А не затопить ли нам баньку, Милочка?

   - А... Так, может, вам нельзя?

   - Кто сказал? - Если лекарь запретил мне мыться... Убью, и потребую двойной гонорар за мечи! Хотя нет, сначала - гонорар, потом убью.

   - Ну, никто не сказал, просто ушибы на вас, да ещё ребра помяты...

   - Эх. Ну ладно, погодим с баней. Тогда хоть поесть принеси!

   - Как скажете, господин.

   Так и текли долгие дни до моего выздоровления. Вы скажете, мол, неделя - это недолго? Но мне хотелось вырваться из четырёх стен, побывать на городском празднике, узнать - как там подруга? А приходилось тратить последние тёплые деньки на постель и занятия в подвале. Ходил я с трудом - побаливала нога, и стреляло в боку, однако каждый день несколько часов проводил в круге возврата, изучая четвёртый круг. Он давался легко, но отвлекали мысли о школе. Кейта не объявлялась и лекарь, что исправно терзал меня каждый вечер, тоже не принёс новостей. Говорит, времени нет. Что за дела у Гекора в городе? Впрочем, старый пройдоха занял место Рола в колонии и забот, я думаю, ему хватает.

   Расскажу вам немного о своих тренировках. Хм, как бы описать четвёртую ступень, чтоб в двух словах? Пожалуй, так - круг взаимодействия и противодействия. Не хмурьте брови, сейчас всё объясню! Понимаете... На первых ступенях встречаются только заклятия прямого воздействия. Скажем, тот же огненный шар - шлёпнул им в лоб вражине, эффект налицо, верно? А теперь представьте, что заклинание творят два мага. Скажем, маги воздуха и огня вместе могут создать сферу света, а порознь - нет. Но для такого заклинания нужно дать их силе слиться воедино. И тут вступает в дело четвёртый круг - именно с его помощью можно дать возможность соратнику воспользоваться твоей стихией, или влить в его заклятие больше сил, перенаправить заклинание. Короче говоря, помочь и поддержать.

   Второй аспект ступени - заклинания прерывания и перехвата. При должной сноровке с их помощью можно отследить и оборвать заклинание противника. А мастер способен не только разрушить чужое заклятие, но и вобрать в себя его силу, или перенаправить воздействие. Но есть и ограничения! На заклинания отражений способны только природники, или хорошо сработанная команда магов. И все потому, что такие заклятия включают в себя руны всех стихий.

   Да, да, звучит не просто! Но на практике четвёртая ступень - очень полезная и часто незаменима. Именно с помощью взаимодействия наши маги работали на стенах. И мне понятны теперь слова Глоады о сработанности их команды. Когда маги долгое время учатся творить вместе, они как единый организм борются с врагом, и такую группу лучше не разбивать! И не дополнять недоучками, вроде меня.

   Ещё на четвёртой ступени есть базовые заклятия, как всегда - четыре. Одно из них - лёд, удачно использованный мной на стенах. Остальные тоже отображают стихии: огненную - пламя, воздушную - ветер и воплощение земли - взрыв. Отлично работает с камнем! Главная особенность всей четвёрки - они тоже работают косвенно, то есть, не создают стихию, а воздействуют на неё. Лёд, к примеру, нельзя создать заклинанием четвёртого круга, но можно заморозить им воду.

   Как я сказал, дело идёт споро, но... На четвёртом круге главное не вызубрить руны, не научиться произносить заклинание, а понять: как, когда и где его лучше использовать. Тут мне очень помогли мечи. Уж кому-кому, а этой парочке вояк опыта не занимать!

   Только не надо думать, что взаимодействие пригодиться вам исключительно на поле брани. Отнюдь! Представьте, что нужно создать над полями элементарный дождь. А вдруг одному магу не достанет силы? Или, скажем, нет под рукой природника, но есть маги воды и воздуха? А кроме прочего, поддержка часто нужна с работой сложных заклятий. Тогда два или несколько магов могут разбить заклинание на части и произнести его совместно. Всего-то и нужно - умело подготовить почву. Думаю, сами всё поймёте, если только вам придётся учиться магии.

   После нескольких дней тренировок Гекор навестил меня утром, против обыкновения. Я едва не грохнулся с табурета, на котором сидел в круге возврата, когда маг резко распахнул двери и ввалился в лабораторию Новости, что принёс лекарь, делились на две категории: очень плохие и ужасные.

   - Здорово, Тэгир. Взаимодействие отрабатываешь? Штука полезная! - Гость пробежался глазами по комнате и, убедившись, что единственный стул занят, бесцеремонно уселся на столе. - Вести у меня... С чего начать, ума не приложу.

   - Попробуй с начала. - Поддел я.

   - С начала. Да. - Лекарь задумчиво нахмурил брови. - Ездил в школу: встретиться с Ангер, а заодно проведать твою малявку. Так вот, в разговоре с Глоадой я узнал о Кейте. Она... - Лекарь упёр глаза в пол.

   - Что, Гекор? Говори! - Я подскочил с табурета и со стоном осел - в рёбра будто вонзились множество раскалённых игл.

   - Не дёргайся так, а то месяц лечиться будешь. - Маг помолчал. - Послушай, Тэгир, всё, что сейчас скажу, пока не точно - в школе идёт расследование. Но по тем следам, что удалось обнаружить, получается, что Кейта - шпион тёмных.

   - Нет, Гекор, нет. Я не верю! - Пальцы до боли впились в табурет. - Это просто невозможно! Разве ты не слышал - Кейта спасла меня, когда шёл бой в холмах! Зачем, если она шпион? Ответь!

   - Послушай... - Маг слез со стола и прошёлся по комнате. - Я тебе пересказываю слова Глоады, не больше! Откуда мне знать, что было на самом деле? Вот поправишься, съездишь в школу, сам всё узнаешь. Хуже другое! В предместьях...

   - Подожди! - Оборвал я гостя. - А что говорит сама Кейта?

   - Она ничего не говорит. Девушку не видели со дня первой атаки. Правда, среди раненых нашли ополченца... Он уверяет, что видел женщину, которая покинула город по воздуху. Ангер допросит его подробнее, но позже.

   - Почему не сейчас? Я сам могу...

   - Потому что не надо прерывать собеседника! - Неожиданно вспылил Гекор. - Я не всё рассказал. - В комнате снова повисло молчание. Спустя время маг продолжил:

   - В предместьях случилась беда - темные чуть не в каждый погреб сунули по волокру. Крестьяне... В общем, погибли сотни, много детей, женщин. И не меньше покалеченных, раненых... Мы с утра работали в там - зачищали дворы, после вывозили калечных.

   - А почему не проверили?! О боги! Почему войско не прочесало деревни?! Есть же конная сотня, кочевники, в конце концов!

   - Не ори. Проверили. Но видно, плохо. Пойми, Тилон очень, очень давно не стоял в осаде. Когда всё закончилось, люди словно с ума сошли! Пребывали в какой-то эйфории. Вот и... - Маг отмахнулся, тяжело вздохнул и привалился к стене. - Ладно, пойду. Мне в госпиталь надо, работы не в проворот. Вечером могу не прийти, ты уж сам перевяжись. И про мази не забудь!

   Заниматься я уже не мог и остаток дня места себе не находил. Боги, как же противно бездействовать, когда близкие тебе люди попали в беду. Пусть даже знакомые, а тут - Кейта! Да ещё эта беда в предместьях... Нужно завтра же добраться до школы, обсудить всё с Глоадой. Сам не дойду, придётся нанять извозчика. Интересно, баррикады на улицах разобрали?

   Но и эти планы пришлось оставить - ворота школы оставались закрытыми, Ангер же, по словам охранника: "Вроде как уехала! Никто точно не знает". Мне пришлось сидеть дома и ждать вестей от Гекора, который тоже исчез, как сквозь землю провалился.

   Каждое утро я спускался в лабораторию и оставался там до ночи, стараясь забыться за тренировками. Время тянулось нестерпимо медленно, сознание дробило каждую минуту, превращая ожидание в пытку. Я изматывал себя, отвлекался беспрестанно на мысли о Кейте, несчастье с крестьянами... Происшедшее не укладывалось в голове, казалось злым вымыслом, наваждением, а история с подругой - наветом. После недели мучений ко мне в подвал спустилась Верта и решительно заявила, что "Вконец исхудал и завшивел господин маг! Так и до могилы недалеко". Голос Тима в голове тут же поддержал служанку. Вдвоём им удалось уговорить меня "Отвлечься и помыться, хотя бы". И надо ж такому случиться - только я выбрался погреть кости в парилке, как тут же заявился лекарь! Впрочем, о приходе гостя я узнал, лишь поднявшись к себе.

   - Отдыхаешь? - С недовольством в голосе пробурчал Гекор, вместо приветствия.

   - О! Прости. Мне не сказали, что ты пришёл! Да я сейчас...

   - Оставь. Хорошие слуги, раз не сказали.

   - Они и не мои, просто Барид...

   - Не суть. - Похоже, обрывать друг дружку перешло у нас в привычку. - Глоада вернулась от императора, хочет тебя видеть.

   - Какие новости? Ничего не слышал о Кейте? Извини. - Перехватил я взгляд мага. - Понимаю, что всем сейчас не до неё, просто это важно. Для меня важно, Гекор.

   - Не оправдывайся, Тэгир, можно лишь порадоваться, что у тебя, мага, так хорошо и ярко выражаются чувства. Обычно мы... замкнуты, что ли? Видел среди магов хоть одну семейную пару, нет? Вот и я не видел. Ну ладно, оставим... - Он помолчал с минуту, хмуро кусая нижнюю губу. - Ты угадал, нам и правда было не до твоей... знакомой. Но может, Ангер поручила кому-то расследование? Не знаю. Будешь в школе, спросишь.

   - Когда мы сможем встретиться?

   - Как твои рёбра? - Ответил мне вопросом лекарь. - Голова не сильно беспокоит?

   - Гекор, я в порядке, поверь. Так что, с моим вопросом?

   - Глоада сказала: "Как поправится, в любое время".

   - Едем! - Почти выкрикнул я. Казалось, все чувства, накопившиеся за последние дни, собрались в тугой, сжатый комок, и теперь он пытался вырваться наружу.

   - Не гони, остынь. Ты что, не помнишь, какая у нас глава школы? К Ангер лучше идти с холодной головой, мой друг. Знаешь, что я тебе предложу? Давай сегодня заглянем в банк, разберёмся с нашей сделкой, а завтра, с самого утра, поедешь в школу. Как тебе план?

   - Соглашайся. - Неожиданно встряла в разговор Тил.

   - Эмм... Договорились. Ты дашь мне время одеться?

   - Для начала ложись в постель, я тебя осмотрю. Лекарь я, или не лекарь?

   Ох уж мне эти учёные мужи! Я не говорил? Гекор опробовал на мне новую, еще плохо изученную мазь и трясся над получаемыми результатами, как курица над яйцами. Тоже, нашёл подопытного! А вдруг я помру? Скучно им будет!

   - Потрясающе! - Бормотал этот изувер от науки, тыкая меня пальцем. - В сочетании с ореской результаты поразительны! Ты знаешь, у тебя почти шрама не осталось, и это за неполных две недели! Удивительно... И никаких побочных эффектов!

   - А что, могли быть?

   Э... - Замялся мой собеседник. - Ты не волнуйся! С разработками мастера Зорика такое случается не часто.

   - Ну знаешь! - Я был готов лопнуть от возмущения.

   - Шучу, шучу! - Видя моё настроение, маг примирительно поднял руки. - Конечно, мы проводили испытания! Пару раз.

   Вот так и лечат на Тилее, навроде: "Если не помер, здоров будешь". Дела, однако.

   Закончив с осмотром моего организма, отправились в банк. Шли пешком - Гекор отговорил меня брать экипаж, заверив, что пешие прогулки таким как я только на пользу. Уф, никогда не думал, что можно устать от неспешной ходьбы! Вот тебе и прогулка.

   По дороге нас несколько раз останавливали, пытались обнять, пожать руку. Правда, всё больше Гекора, но и меня разок порывался облобызать один горожанин из ополченцев, со словами: "Не жить мне без вас". Ага, очень лестно.

   - Видишь, скоро шагу не ступишь, такой популярный! - Попытался отвлечь меня от мрачных мыслей попутчик.

   - Да-да, ещё пара осад, и на руках носить будут!

   - Типун тебе на язык, коллега!

   - И так всегда! Только задумаешь прославиться, сразу найдутся доброхоты, палки в колеса ставить... - За такими разговорами добрались до имперского банка.

   Вот разбогатею, построю себе дворец. Или два. Так думал я, удивлённо осматривая залу, куда мы попали. А посмотреть было на что: огромные мраморные колонны подпирали, казалось, само небо. Оно и отображалось на сводах - красивое небо Тилеи, в редких облаках. Простенько и без изысков. Стены, у которых царил полумрак, тоже во фресках, но с центра не разобрать - что на них? А пол! Тёмные каменные плиты были расписаны тонкой, изящной золотой вязью. Хм, от этих узоров за переход разит магией! Защитный контур?

   - Гекор, здесь можно просто погулять? - Обязательно нужно полюбоваться картинами, да и плиты - та ещё загадка!

   - Можно, конечно, но давай не сейчас. Закончим с делами - любуйся на здоровье. Только магию применять не советую. В лучшем случае покалечит.

   - Ладно. Пойдём, что ли? - Я с трудом отвёл взгляд от рисунка на плитах.

   В конторке, не в пример более скромной, меня поджидал целый ворох новостей. Оказалось, мага-природника Тэгира в этих стенах знают, и очень неплохо. На моё имя открыт счёт, а в личном деле скопилось порядочно страниц. О нет, ни один зажиточный родственник, почивший накануне, не оставил мне наследства. Всё оказалось куда как проще.

   За суетой я забыл вам поведать! Барид, этот старый сквалыга Барид, жадность которого может соперничать разве что со скупостью... Скажу проще: этот негодник наотрез отказался продавать дом! Представляете, какая сволочь? Можно подумать, кто-то предложит ему лучшую цену, чем сам наместник! И вот, любезнейший господин Регез, не добившись от торговца закладной, решил расплатиться со мною звонкой монетой. За что ему, к слову сказать, огромное спасибо. Да и Бариду тоже! Сам того не сознавая, купец оказал мне услугу - на вопрос наместника о цене он надул щёки, а после запросил такую сумму, что казначея Тилона три дня лечили от нервной икоты. Тысячу золотом.

   Открою вам большую тайну: такое скромное жилище, как гостевой домик торговца, даже в столице не стоит больше двух сотен. Конечно, все сошлись на том, что цена непомерная, но на половину наместник раскошелился, открыв счёт на моё имя. Мог бы и гонца с весточкой прислать! А то живёшь-живёшь, и не знаешь, какой ты состоятельный человек. Такие дела.

   Клерк скучным голосом разъяснял мне принципы работы со счётом:

   - ...и можете получить наличность, когда вам будет угодно, в любом месте. - Бубнил он себе под нос.

   - То есть? В другом городе, на другой планете?

   - Послушайте, юноша... - Зануда-клерк поморщился, от чего стал похож на крысу. - Тут имперский банк, а не лавочка ростовщика! Конечно, наши отделения есть во всех крупных городах на Тилее, и многих других планетах.

   - Скажите, а вы принимаете только наличность? Или можно сдать на хранение драгоценности? - Я вдруг вспомнил о коллекции камней, привезённой из колонии.

   - Должен вас огорчить, но заказы на хранение принимаются лишь в особых случаях. Нужно быть очень солидным клиентом...

   - И как им стать? - От монотонного голоса собеседника клонило в сон.

   - Э... Нужны рекомендации, и потом... Я не принимаю таких решений.

   - Оставь, Тэгир. - Вступил в разговор лекарь. - Ещё успеешь. Давай закончим с нашим делом, а после я вас покину - нужно работать.

   Получив свои законные сотни и разузнав о возможностях банка, я с чувством выполненного долга отправился к себе, на Торговую. Дела мои обстояли неплохо, на счету лежали девять с лишним сотен золотом. Наверное, стоило радоваться, но события последнего времени тому не способствовали. Ничего, завтра навестим Ангер и выясним всё. Разберёмся.

   Утро погрузило тилонские улочки в густой туман и сонный извозчик правил экипажем неторопливо, остерегая прохожих окриками. Получив расчёт, он яростно протёр глаза и, лениво стеганув пегую лошадку, исчез, словно растворился в тумане. Только слышалось за спиной:

   - Поберегись!

   Несколько шагов к воротам школы, и из белёсого облака выплыло лицо стражника.

   - Доброго утра, господин. С чем пожаловали?

   - Я Тэгир. Маг Тэгир. Госпожа Ангер назначила мне встречу.

   - О! Простите, господин маг, но придётся обождать! Вход в школу пока закрыт, нужно справиться у дневального. Я всё выясню, а вы посидите пока, в сторожке. Промозгло сегодня.

   - Хорошо. - Ребра давали о себе знать, наверное, от погоды, и, дожидаясь вестей от караульного, я кутался в тёплый плащ, купленный накануне. Чёрт, хорошо было в колонии! Там зимы теплее, чем здешняя осень.

   - Пройдёмте, господин. - Стражник обернулся на удивление скоро. - Вас проводят.

   За воротами меня передали очередному служаке, который всю дорогу бросал в мою сторону косые взгляды. Он что, тоже сияния ниши испугался? Не ребёнок, вроде... Хм, странно, идём мы к галерее, а кабинет Ангер, насколько я знаю, находится в центральной башне.

   - Глоада ещё не у себя?

   - Её поверенный просила обождать в галерее. А больше нам знать не положено, господин! - Нервным голосом поведал мой проводник. У дверей он нерешительно замер. - Мне побыть с вами?

   - Иди. Погуляю пока.

   Я бродил мимо витражных окон галереи памяти. Вспоминал. Так и не случилась здесь наша закатная прогулка с Кейтой, так и... К горлу подкатил противный комок. Не раскисать, бродяга! Всё ещё наладится.

   Ну да, ну да. Когда-нибудь, как-нибудь...

   - Рано встаёте, коллега. - Ангер одна из немногих, чьё появление я могу не заметить.

   - Приветствую. - Я пожал холёную ручку магички.

   - Поднимемся ко мне. Не по времени прохладно сегодня.

   Кабинет главы пятой школы радовал глаз изысканной простотой и гармоничностью. Да, я тоже раньше не понимал, как изысканностью может обладать простота. Но поверьте - может.

   - Что ваши раны? Гекор рассказывал, вас изрядно приложило о стены, мой друг.

   - Не скажу, что я в отличной форме, но в общем неплохо. Просто нужно время.

   - Вы абсолютно правы. Нам всем нужно лишь время... - С минуту мне казалось, что собеседница забыла о моём существовании, таким отсутствующим был взгляд магички. - Ну что ж, давайте поговорим о делах. Вы неплохо показали себя во время осады, мой друг. Какие у вас планы?

   - Вы знаете, я шёл сюда поговорить не о своих планах. - Глоада удивлённо приподняла брови. - О Кейте.

   - О да, понимаю. Заира рассказывала о ваших тёплых отношениях, но я не думала... Впрочем, не важно. Что именно вам хочется знать?

   - Всё, с самого начала.

   - Хорошо, мой друг. Я провела собственное расследование, а кроме, поручила узнать о прошлом девушки. Слушайте. - Ангер сделала короткую паузу, собираясь с мыслями. - История Кейты, а это её истинное имя, началась в городе Артуге. Отец девочки, потомственный военный, служил десятником в городской страже. В семье было четверо детей: Кейта, её младшая сестра Авелия, и двое братьев - Рустаг и Кадир.

   - Простите, что прерываю вас, но какое это имеет отношение к истории, что случилась накануне?

   - Терпение, коллега. Так вот, во время битвы за город всё семейство погибло.

   - Всё? И Кейта? Но, простите...

   - Так считают в Артуге, мой друг. Однако нам удалось выяснить, что тела двух сестёр не были найдены после пожара. В городе тогда царил хаос, до прихода гвардии он большей частью перешёл под контроль тёмных.

   - И что?

   - Мы с коллегами пришли к выводу, что обе сестры были взяты в плен и вывезены в тёмный мир в качестве рабынь. А после Кейту доставили обратно и выкинули недалеко от Тилона. Уже в качестве шпиона.

   - Я не верю. Ни единому слову не верю! Какой шпион? Она была совсем ребёнком!

   - Меньше эмоций, друг мой. Всё не так тривиально. Подумайте сами, как ещё девочка могла оказаться вблизи столицы? От Артуга до Тилона больше сотни переходов! Я думаю, Кейту как следует обработали, может, пригрозили смертью сестры. Поверьте, такое уже случалось, и не единожды. Это объясняет её поведение здесь, в городе, противоречивые поступки. Скажем, помощь вам, во время боя в холмах.

   Я молчал. Несмотря на доводы магички, сознание отказывалось принять такую версию. Может, мне просто страшно потерять Кейту?

   - Хорошо. Предположим, всё сказанное верно. Что ждёт девушку теперь?

   - Нельзя сказать наверняка. Скорее всего, новое задание, на другой планете. В Тилоне она - преступница.

   Бесы забери такую жизнь!

   - Забудь её, Тэгир. - Подала голос Тил. - Пока не можешь ничего изменить - просто забудь.

   Слова, так просто произнести пару слов. Просто забудь...

   - Не стоит убиваться, мой дорогой. - В тон Тил продолжила магичка. - Жизнь у магов долгая, на вашем пути будут сотни потерь и разочарований. Если жить.

   - Хорошо, Глоада. Вы упоминали о делах? - И вовсе мне не хорошо. Но нужно отвлечься, перевести разговор с такой тяжёлой темы.

   - О да! За время осады случилось многое, в том числе и в школе. Понимаете... Перед моим отбытием на Валлор произошло невероятное! В лесах поймали разведчицу проклятых. Дело сложное, особенно если пытаться захватить её живьём.

   - Проклятый клан оборотней - это вампиры. Ты должен помнить, о них упоминалось в книге Замбра. - Влез с поучениями Тим.

   - Но вот неприятность! - Продолжила Ангер. - Во время боёв вампирша сбежала!

   - Я мало знаю о проклятых, коллега.

   - Вряд ли кто-то может похвастать, что знает о них достаточно. - Усмехнулась магичка. - О том и речь, мой друг. Я предлагаю вам поймать кровопийцу. Узнаем побольше.

   - Три вопроса. Первый: как ловить существо, о котором ничего не знаешь? Второй: вам не кажется, что я не в лучшей форме? И главное - зачем мне это?

   Ангер встала и прошлась по комнате.

   - Начнём с главного. Видите ли, мой друг, не хочу показаться вам назойливой... Но давайте поразмыслим. Какое будущее ждёт мага-одиночку? На что вы можете рассчитывать в этом мире? Понимаю, вы могли не задаваться такими вопросами, но может, время пришло?

   - Что вы предлагаете?

   - Мне кажется, вам лучше всего примкнуть к одной из школ, мой друг. А поскольку на Тилее представлена лишь одна...

   - Понятно. - Оборвал я магичку. - И вы хотите поставить условия?

   - Нет. Лично я готова принять вас сегодня, но кроме моих желаний есть ещё правила, устав школы. Я не в праве требовать рассказа о вашем прошлом, но видите ли... Вы в своём роде уникум. На свете нет больше мага-природника, что не принадлежал бы к одной из школ. Да, были случаи, когда маги меняли школу, но само обучение, оно должно начинаться до половой зрелости! Я просто не могу вас принять.

   - То есть, проблема лишь в правилах?

   - Если я их нарушу, то лишусь своей должности, коллега. - Магичка поморщилась. - Но Шелтон предложил один вариант... По уставу любой маг, имеющий заслуги перед школой, и не связанный другими обязательствами, может быть принят в её состав. Решите проблему с вампиршой, окажите нам ещё пару услуг, и вы приняты!

   - Мне нужно подумать. - Не хочется бросаться с головой в очередную авантюру.

   - Соглашайтесь, коллега. Членство даст вам не малые преимущества! Это возможность учиться, заниматься исследованиями, путешествовать... Да много чего! Вы уже немало сделали для школы, и я не думаю, что дело сильно затянется. Тем более, идея с вампиршей принадлежит Шелтону, а он - глава совета. Что же касается остальных вопросов... Вы можете подлечиться и за это время изучить вампиров - я предоставлю всю имеющуюся у нас литературу.

   - Идея хороша. - Высказал мнение Тим. - Школа даст немалые возможности, и защиту. С вампирами же всё не так прозрачно. Да, это клан проклятых, но поверь, они - не монстры.

   Я задумался. Если вампиры не так плохи, как думают маги, не совершу ли я очередную глупость? С другой стороны...

   - Что вы собираетесь делать с пленницей?

   - Исследовать.

   - Но как именно? - Читал я труды одного "учёного". Этот парень уверял, что наилучший способ исследования организмов - вивисекция.

   - Для начала можно просто поговорить. - Магичка пожала плечами.

   Да, для начала...

   - Знаете, Глоада, я не хочу принимать решение впопыхах. Дайте мне день-другой, подумать. - Собеседница кивнула. - Последний вопрос: я могу видеть Алику?

   - О, буду вам признательна! Девочка переживает, исчезновение Кейты стало ударом для ребёнка. И если вы можете уделить ей время... Алике нужно отвлечься. К слову, для неё наставница просто уехала. В другую школу.

   - Ясно. Послушайте, у меня есть проблема - не с кем отрабатывать взаимодействие, и я подумал...

   - Прекрасная мысль! Ребята изучают четвёртую ступень. Это нам, природникам, можно обходиться без подмоги. А для стихийных магов четвёртый круг - основа ремесла. Я поговорю с девочкой, думаю, она будет не против занятий с вами.

   Месяц, целый месяц спокойной, размеренной жизни ждал меня впереди. Я проводил время с малявкой, изготавливал кристаллы и тренировался с Олафом, мастером мечей. Время, этот лучший на свете лекарь, помогало забыть все несчастья и горести, свалившиеся на меня по прибытию в столицу. Осаду, потерю друзей, предательство Кейты... Через неделю после посещения школы я согласился на предложения Ангер. Тим не одобрил идею поймать вампиршу, бухтел что-то про интересы кланов. Ему вторила Тил, утверждала, что такое решение - ошибка. Всё верно, маги действуют лишь в своих интересах, но что прикажете делать? Так я думал тогда.

   В цитриновых глазах вампиршы плескались презрение и злоба. Тил, моя красавица Тил... Как же ты была права.


home | my bookshelf | | Я - природник |     цвет текста